Главная / СНОВИДЕНИЯ / Вестники беды / Кошмар ценою в жизнь
Вещие сны людей

Кошмар ценою в жизнь

Сны — это параллельная реальность. В обычных условиях они никогда не пересекаются с жизнью. Исключения составляют вещие сны людей, которые рано или поздно сбываются…

У Натальи была сестра-близнец. Они походили друг на друга только внешне, а внутренне же были полные противоположности. Потому, когда у Натальи начались эти сны, она предпочла обратиться к психотерапевту, то есть ко мне. В народе существует стойкое предубеждение против нас, ибо считается, что мы можем «залечить» до психушки. Психотерапевт (а уж тем паче психиатр или нарколог) — прямо-таки приспешник дьявола. Софья примерно так и считала. Наталья же верила в науку. И если бы Софья последовала примеру сестры — трагедии можно было избежать.

Но это отступление, а история такова. Наталье стали сниться страшные сны: она видит Софью в гробу, причем лицо закрыто белой вуалью, но она точно знает, что там сестра. Она целует ее сквозь вуаль, и тут Софья хватает ее руками за шею и начинает душить. Наталья чувствует, что сознание уплывает, потом она видит словно сверху могилу и крест, на котором написаны имя и фамилия сестры, а рядом — свежая яма, гроб, в котором лежит уже она, Наталья. Сны терзали 2 раза в месяц — 8-го числа, когда родились сестры, и 15-го. Она бы плюнула на сны, не страдая суевериями, но только вот за несколько дней до чисел икс и игрек и несколько дней после нервничала и раздражалась по пустякам, теряла сон и аппетит. Нарушилась память, часто болела голова. Это очень мешало работе, и даже отпуск не исправил ситуацию.

Наталья терпела полгода, потом пришла ко мне на прием. «Из-за этих снов я теряю всю жизнь — половина месяца уходит на дерганье, вторая половина — на то чтобы прийти в себя». Мы провели обследование, чтобы исключить всякие там опухоли и гормональные изменения, получили заключение психиатра. Я поставил диагноз: невроз. Назначил лечение — антидепрессанты и психотерапевтические сеансы. Улучшение наступило, но не полностью. Прорывом стал сеанс гипноза, во время которого Наталья вспомнила, что, когда они были совсем маленькими, Софья едва не утонула. Травмирующий фактор был найден — боязнь потерять сестру. Особенным здесь было и то, что они — близнецы, а давно известно, что между ними часто развита очень сильная духовная связь. Но что-то крылось за этим, и я никак не мог нащупать что.

Пациентка нравилась мне все больше и больше. Однажды я не устоял — и Наталья не воспротивилась. И вот как-то, в момент постельного откровения, Наталья сказала: «Я очень переживаю за Софу. Я чувствую, что она вляпалась в очередное дерьмо». Я знал, что Софья — сорви голова, и ее любовники, как на подбор, фрики. Но подробно Наташа об этом не говорила. А тут рассказала. После разрыва с очередным кавалером Софа решила изменить жизнь кардинально — уехала в столицу. Там познакомилась с «кайфовым мужиком». «Кайфовый» оказался таковым в прямом смысле слова — он употреблял психотропные вещества, считая Кастанеду гуру и наставником. Он говорил, что у него расширилось сознание и открылся талант — и совсем скоро он станет великим писателем.

Рудольф — так называл себя этот пока непризнанный гений, по паспорту — Геннадий. «Он абсолютно не Гена, он точно Рудольф. Я это чувствую, а он чувствует меня! У него такие гениальные идеи, вот увидишь, он завоюет мир!» — захлебывалась восторгами Софа в телефонных разговорах с сестрой. «Ты-то сама хоть не расширяй сознание», — хмуро говорила Наталья. А Софа отмахивалась: «Да меня с ним безо всего прет. Представляешь, он видит свои сюжеты во снах! Ему снятся сценарии убийств и преступлений, он утром их записывает, а потом даже иногда продает на телеканалы!» Наталье все это не нравилось, но поделать ничего она не могла.

А я заинтересовался товарищем. Попросил один «сценарий» — для личного наслаждения. Текст меня потряс — это был настоящий параноидальный бред. И бред опасный. Не буду вдаваться в профессиональные тонкости, но я ясно видел, что «гению» срочно требуется специалист. Самым пугающим было то, что убийство он расписывал от первого лица, в сочных красках. А жертву звали Софья… Я не стал сразу пугать Наталью, попросил еще текстов. Софа выслала несколько из последнего. Меня накрыл настоящий ужас. Это сумасшедший, несомненно. Его надо лечить, изолировать! Вот тогда сошлись все ниточки, и стал понятен навязчивый кошмар Наташи. Подсознание било тревогу, посылая сигнал через сон. Возможно, я ошибался. Но лучше перебдеть, как говорится.

Я рассказал все Наташе. Наталья забила тревогу, объяснила Софе, кто я такой и каково мое мнение. Софа взбесилась: «У тебя все, кто не живет, как серая масса, — психи ненормальные! Не хочу тебя знать!» Что делать, Наташа не представляла. Принудительные обследование и госпитализация у нас невозможны до тех пор, пока человек не совершит общественно опасное деяние или не случится попытка суицида. Рудогену же пока упрекнуть было не в чем. Наташа сходила с ума от тревоги, кошмары участились. Я предлагал съездить к парочке.

Но Сонька через пару недель позвонила сама: “Сестричка, ты была права! Он бьет меня, отобрал документы, не выпускает из дома. Утром душил. Мне страшно!” — “Адрес тот же? Я приеду!” — закричала Наташа. “Нет, мы переехали. Слушай: улица… А-а-а!” Шепот Софьи перешел в крик, Наталья с ужасом услышала мужской мат, потом грохот — и связь прервалась. Она набирала номер снова — абонент недоступен. На дворе было 15 сентября… Наталья сорвалась в столицу. Я — с ней. Заявили в полицию. Геннадия начали искать. Но он сам явился в отдел. Сказал, что убил сожительницу. Убил во сне. Ему часто снились сны с убийствами и преступлениями, а он потом писал по ним книгу.

И вот он снова убил Соню во сне — и все ждал, когда же он проснется. Но все не просыпался. А потом голос ему шепнул: а это неплохое развитие сюжета, иди в полицию. И он пошел. И вот он здесь. Это интересный сон, но он уже устал и хочет проснуться. Геннадия посадили в камеру, полиция выехала на место происшествия и обнаружила там страшную картину. Он расчленил Соню, выложив по-своему художественно ее останки. Позже экспертиза признала его невменяемым. Он сидит в психушке. Я понимаю, что он больной человек, что его состояние усугублялось наркотиками. Но все равно, хотя я и врач, я бы присудил ему «вышку»…

После похорон Наталья слетела с катушек. Она во всем винила себя. Кошмар навалился с удвоенной силой. Я видел, что она на грани. Я боялся суицида, пытался ее лечить, но она была настроена на самоуничтожение. Она меня бросила, прекратила всякое общение. А 8 ноября, в их с Соней день рождения, она спрыгнула с крыши. Кошмар, который ее преследовал, сбылся с точностью до мелочей. И хотя я понимаю, что врачи не боги и я помог многим людям выкарабкаться и жить полной жизнью, этот мой крест на моем личном кладбище не дает мне покоя.

Алексей

Сны - это параллельная реальность. В обычных условиях они никогда не пересекаются с жизнью. Исключения составляют вещие сны людей, которые рано или поздно сбываются... У Натальи была сестра-близнец. Они походили друг на друга только внешне, а внутренне же были полные противоположности. Потому, когда у Натальи начались эти сны, она предпочла обратиться к психотерапевту, то есть ко мне. В народе существует стойкое предубеждение против нас, ибо считается, что мы можем «залечить» до психушки. Психотерапевт (а уж тем паче психиатр или нарколог) - прямо-таки приспешник дьявола. Софья примерно так и считала. Наталья же верила в науку. И если бы Софья последовала примеру…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей 4.6 ( 1 голосов)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector