Игра на выживание

Опаснее та игра, которая выглядит самой безобидной. Поэтому почти невозможно устоять перед соблазном сыграть в нее.

Несколько лет назад втянул меня друг в одну аферу. Я тогда только окончил актерское училище, ни в какой театр меня не взяли, и я примерял роль продавца в автосалоне. Тут Вовка, друг детства, посулил более легкий заработок. Так мы начали с ним дурить игровые автоматы и покерные столы. Хоть актер из меня по меркам Станиславского и не вышел, но в мастерстве блефа я поднаторел. А Вовка отучился на программиста, так что авантюрный тандем сложился из нас отличный.

Есть у меня еще одна особенность — чутье называется. В актерском деле — подспорье незаменимое, помогает людей считывать за секунду, но в остальном прислушиваться к нему забываю. Поэтому и попадаю в нелепые ситуации. Но нелепые — ерунда, выкручусь, другое дело — опасные.

Перед той самой аферой снится сон: сажусь за картежный стол, смотрю на игроков, а передо мной — бульдог, овчарка и дог. Последний карты сдал и что-то пролаял, я в свои карты заглянул, а там дама пик. Проснулся в поту. Вовке рассказал, а он только посмеялся: «Юрик, валерьянки выпей! Пиковая дама у тебя в голове еще со школы застряла, а собак за картами мы же недавно на картине в каком-то баре видели. Погоди, погуглю…» Вовка залез в смартфон и вскоре показал: «Ну, я же говорю, Кассиус Кулидж “Собаки играют в покер”, целая серия! Так что не паникуй, Юрок!»

Миллион рублей стоял на кону. Понятно, почему Вовке не терпелось сорвать куш. «Юрок, — говорил он, — все будет по-честному». Вот тут бы мог и не врать, когда это игра в карты бывала честной? Даже в детстве, играя в безобидного дурака, норовили надуть друг друга за бесплатно, а тут такие деньжища. Но Вовка всегда честность понимал как-то по-своему. У меня честный — значит честный, а у Вовки — что-то вроде «безобидного обмана».

Когда первый раз услышал от него такое, потребовал разъяснить. Друг удивился: «А че непонятного? Мы все обманываем друг друга, абсолютной честности не существует, а если существует, я ее пока не встречал, так что честность — это “обман на чуть”». — «А обман, по-твоему, тогда что?» — задал я встречный вопрос. «Полный аут!» И тут меня осенило: «Вован, ты, выходит, и меня постоянно на чуть обманываешь?» Вовка подергал мочку уха и ответил: «Выходит, так». — «И какой ты мне друг после этого?» — возмутился я. «Юрок, самый верный и честный». Больше мы эту тему не поднимали.

На игру нас сманил старый знакомый — Борька Верный. Это было не прозвище, а фамилия, которой он совсем не соответствовал. Вовке он приходился двоюродным братом, нередко просил об услугах и щедро за них платил. Словом, Вован ему доверял, а вот мне Борька не нравился. Деньги нам были нужны позарез, так что Борька со своим предложением оказался кстати, вот мы и расценили шанс как удачный. К тому же с каждого игрока нужен был нехилый взнос, а за нас ставил Борька, так что мы вроде бы ничем не рисковали. Только зачем ему это, он толком и не ответил.

Пришли на встречу, чтобы нам пока только разъяснили правила. Познакомились, игроки оказались все молодые, не старше 30 лет. Из них две девушки. И вдруг у одной на груди я заметил брошку в виде морды бульдога. «Ни фига себе! — толкнул Вовку локтем в бок. — Видал?» Вовка моего удивления не понял, равнодушно пожал плечами. Но моя память тут же напомнила про сон, и такое совпадение мне не понравилось.

Вскоре нам раздали брошюры с правилами игры. «Эй! — возмущенно прошептал я Вовке в самое ухо. — Никакой это не покер, а игра на старшую карту». Вовка меня отпихнул, как назойливую муху. Мне стало не по себе. «Вован, давай откажемся?» — предложил я, когда мы сели в метро. Вовка посмотрел на меня, как на дурака, и не удостоил ответом. Я взбесился: «Вов, ты читал условия?» Вовка неопределенно хмыкнул. «Эй! Ты понимаешь, что как программист в этой игре ты бесполезен? Это же чистая удача или неудача!» Вовка скривился: «Юр, ты чего завелся-то? Мы ничем не рискуем!» Я бы поспорил, но в вагоне загрохотало так, что даже себя не слышно стало.

Снова сон — продолжаю играть в собачьей компании. Бульдог открывает карты, у него три туза, четвертую не видно. Дог накрыл свои карты лапой и прорычал: «Пас!» Я вскочил с намерением отказаться от игры. Сон явно к этому меня подталкивал. Но Вовка сказал, что нельзя, взнос не вернут. Игру назначили на субботу. Два дня я ходил на взводе. Десять раз перечитал условия игры — вроде бы ничего особенного. Выигрывает тот, чья карта окажется старше. То есть вся игра займет не больше пяти минут, дольше собираться будем.

Перед игрой снится сон. Снова сижу в компании тех же игроков-собак. Чинно так. Карты снова бульдог сдает. И тут вбегает мопс в комнату и взбирается на стул напротив меня. Тявкнул, бульдог глянул на него сверху вниз, но карту перед ним положил, мопс еще раз тявкнул, бульдог — карту, мопс еще раз — карта. После шестой бульдог подождал, но мопс промолчал, а потом вдруг посмотрел на меня и подмигнул.

По дороге на игру уточнил у Вовки: «Ты уверен, что мы ничем не рискуем, и Борька твой заплатит, если проиграем?» Друг согласно кивнул: «Юр, ставка его, куш тоже, если выиграем. Мы получаем только процент, ты забыл?» — «Но почему он сам не играет?» Вовка вздохнул: «Ему ход на эту игру закрыт». Мы пришли последними. Все расселись. Ждем крупье. И тут к нам выкатывается карлик, глазки пуговки, нос курносый. Я вздрогнул от мысли: «Надо же, как на мопса похож…» Карлик еще раз объяснил ход игры: он сдает карты каждому игроку, пока тот его не остановит: не меньше двух, не больше восьми. Затем игроки открывают верхнюю, и у кого она окажется старше, тот и выиграл.

Когда крупье стал сдавать карты мне, я запаниковал: сколько? Раз, два — еще? Три, четыре… Карты ложились одна на другую… Мой мозг отмер: сон! Сколько перед мопсом положили карт? Шесть? Да! Крупье как раз положил шестую, потянулся за следующей. «Все! Спасибо!» — остановил я его. Дрожащей рукой я перевернул свою верхнюю карту — пиковая дама. Чертовщина! Скосил взгляд на остальные: двойки, семерки, валеты. Моя дама оказалась старшей! Крупье улыбнулся: «Вы выиграли!» И пригласил в отдельную комнату.

Там сидел испуганный Борька со связанными руками, перед ним на столе стопками лежали деньги. В углу стоял какой-то мужик, лет пятидесяти. Вошла девушка, та, что была с брошкой бульдога, плюхнулась в кресло. Сходство с мужиком было налицо — дочь. Мужик повернулся ко мне: «Тебе повезло». Я прикинулся дурачком: «Ага». Мужик взял со стола пачку пятитысячных и отдал мне. Я растерянно смотрел на деньги, которых явно было мало. Мужик засмеялся и кивнул в сторону Борьки: «Он обещал больше? И ты поверил? Зря! — он указал на деньги. — Именно столько он мне задолжал и хотел обменять свою свободу на твою, если бы ты проиграл. А мне он еще не все отдал!» Дрожащей рукой я сунул деньги в карман и посмотрел ему в глаза. Мужик хмыкнул: «Топай, артист!»

Урок я усвоил, навсегда забыл о Борьке. Как ни уговаривал меня Вовка, больше не велся на его предложения заработать по-быстрому. Но с тех пор я нет-нет да и вздрогну от мысли, что если бы не сон…

Юрий Садыков, 35 лет

Опаснее та игра, которая выглядит самой безобидной. Поэтому почти невозможно устоять перед соблазном сыграть в нее. Несколько лет назад втянул меня друг в одну аферу. Я тогда только окончил актерское училище, ни в какой театр меня не взяли, и я примерял роль продавца в автосалоне. Тут Вовка, друг детства, посулил более легкий заработок. Так мы начали с ним дурить игровые автоматы и покерные столы. Хоть актер из меня по меркам Станиславского и не вышел, но в мастерстве блефа я поднаторел. А Вовка отучился на программиста, так что авантюрный тандем сложился из нас отличный. Есть у меня еще одна особенность -…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей 4.75 ( 3 голосов)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector