Главная / СНОВИДЕНИЯ / Послания от умерших / Встречи между мирами

Встречи между мирами

«Мама ушла из этого мира, но осталась с нами и будет всегда», — так я говорил детям, понимая, что эти сны хоть и лечат наши души, но никогда не заменят ребятам мать, которая рядом круглые сутки, ее можно позвать и просто обнять, поцеловать, а она отдаст всю себя сейчас и сразу.

Я смотрел, как заплетает косички моя старшая дочь Лиза, и радовался, что ей уже десять, сама способна совладать с густой шевелюрой. Она ей досталась от матери, как и терпение расчесывать свое богатство перед сном и утром перед школой. С сыновьями я справлялся лучше, хотя и тут хватало подводных камней. Если с самым младшим Димкой фарватер я наметил быстро, то с Мишкой еще долго не мог восстановить прежнего доверия сына и отца. Он словно винил во всем произошедшем меня. Отстранялся и временами даже пытался заменить мелкому отца, что стало для меня, как бы странно это ни звучало, немалым подспорьем.

Машу, мою жену и мать наших троих детей, похоронили меньше месяца назад. Сначала в нас жило горе, терзало по ночам. Дочери снились жуткие кошмары, по два-три раза за ночь она с криками просыпалась, будила остальных. И потом мне приходилось их успокаивать, а Димке в сотый раз объяснять, почему мама ушла и не вернется. В конечном итоге я перетащил Лизину кровать в свою в спальню, Мишка забрал к себе в постель младшего. И по ночам у нас теперь стало более-менее спокойно. Мальчишки ночью не проявляли активности, но утро всегда выдает секреты, и я видел опухшие глаза сыновей.

Когда я остался один с детьми, то быстро понял, что почти ничего не знаю о своей семье: в какой школе учатся Лиза и Мишка, как зовут их классных руководителей… Ответы на эти вопросы я нашел быстро. А вот где находится детсад Димки и какой там телефон — не знал никто. На мое счастье, воспитательница младшего позвонила сама и тактично поинтересовалась, когда мальчик вернется в садик.

Каждое утро мне не хватало времени собрать старшим обед в школу, проследить, чтобы не забыли спортивную форму, дневники, которые я вскоре перестал читать, потому что в глазах рябило от красных замечаний. Психолог советовал дать Лизе и Мишке время оплакать мать и пока не гонять их в школу. Я был с ним согласен, но дети настаивали. Дескать, общение поможет им забыть. Только все стало еще хуже. Моя отличница-дочь превратилась в двоечницу, а покладистый хорошист-сын — в забияку, вымещавшего на слабых бессильную злость. Я никак не мог понять, как Маша находила слова, чтобы направить их неуемную энергию в правильное русло. И наверно, уже никогда не пойму, думал я, но однажды…

— Папочка, мамочка сказала, чтобы ты не забыл сделать всем прививки, — одним серым утром сказал Димка, пока я собирал на стол завтрак.
На мгновение у меня потемнело в глазах. Когда удалось проглотить комок в горле, я спросил:
— А когда мамочка это сказала?
— Ночью. Почитала мне сказку, и я заснул.
— А может, ты сначала заснул, а потом…
Димка пожал плечами. Ведь для него почти не имело значения, когда он видел маму — до того как погрузился в сон или после. А я вдруг понял, что впервые дети провели ночь спокойно, и мне удалось выспаться. Какие прививки положено всем сделать, подсказала Лиза — обыкновенная вакцина от гриппа. Маша каждую осень водила детей к терапевту, а мне не уставала напоминать, чтобы я сгонял во время обеденного перерыва в клинику и «поставил укольчик».

Однажды утром Лиза лениво ковырялась в тарелке с завтраком и не поднимала глаз. Я спросил, в чем дело. Дочь или не слышала меня, или не желала разговаривать. А потом все-таки ответила:
— Мне мама тоже часто снится…
Мишкина вилка застряла у него во рту, он чуть зуб не сломал — так клацнул челюстями.
— А почему ты мне не сказала? Я тоже хочу маму!
И началась уже знакомая перепалка брата и сестры. Я вспомнил, как Маша обычно их осаживала, попытался повторить, но вместо этого рявкнул:
— Заткнулись! Немедленно! Оба!
Старшие затихли, Димка тихонько захныкал, и его слезы всех окончательно остудили. Завтрак мы съели молча. Так же тихо было и в автомобиле, когда я вез детей в школу и сад.

Последней из машины выходила Лиза, и я ее остановил, спросил:
— Какой мама была в твоем сне?
Она расплылась в грустной улыбке, посмотрела на ладошку:
— Теплой. Доброй… Вела нас с Мишей в зоопарк. Потом сказала, что нам надо куда-то сходить вместе, — она знакомо пожала плечами и опустила голову.
— В эти выходные? — спросил я. — Договорились. Придумайте сами. Как джинн, все желания исполню!
Лиза закивала, и впервые за много дней я увидел в ее глазах задорный блеск. Уверен на все сто: она помчалась к брату сказать, что они могут выбрать, куда их папа поведет в эту субботу. Вряд ли дети в тот день отличились на уроках, но знаю точно, что провели его не в поисках жертв для драки и ссор.

Еще не раз детям снилась мама, давая им ценные, в первую очередь для меня, инструкции. Когда с каждодневной рутиной я начал справляться все лучше, дети перестали жаловаться на несъедобную пишу, забрать мелкого из садика удавалось вовремя, и наконец пришла та ночь, когда и мне приснилась Маша. Тепло и доброта исходили от ее улыбки. Нежность прикосновений будоражила тело. Казалось, не было ужаса тех дней, когда ее не стало. Я снова был целым, не пустым. Совершенным и законченным. Каким ощущал себя с тех пор, как мы стали встречаться.

Мне снился тот день, когда я понял, что жить без нее больше не желаю. И выход для нас только один — пожениться и вечно быть вместе. Я заново пережил экстаз осознания, что мы единое целое и никто не сможет нас разделить. Еще раз услышал ее тихое «да», и вдруг она исчезла, а я стоял и смотрел на пустой парк и не знал, как жить дальше. Через секунду она появилась рядом, взяла под руку, положила голову мне на плечо и грустно сказала:
— Андрюшка, не стой на месте истуканом — иди дальше.
— Идем со мной.
— Теперь без меня. Так надо.
— Не смогу!
— Ты уже так много смог! Остался всего один шаг…

Каждый вечер ложился в постель и не мог дождаться, когда засну. Ведь сегодня, может, и мне повезет — узнаю, как выбрать для дочери одежду, как оформить подарок на день рождения Мишке, как заставить детей слушаться с первого раза, какие книжки купить Димке, ведь ему пора учиться читать и писать… Наша жизнь потихоньку налаживалась. То, что Маша снилась мне и детям, стало привычным, но не обыденным. Почти каждое утро кто-то из нас выбегал из комнаты с радостным криком, но рассказывать сон не спешил. Все умывались, чистили зубы, вместе готовили завтрак, а потом тот, кому повезло этой ночью, делился сном со всеми остальными. Не надо думать, что Маша приходила только для того, чтобы выдать очередной совет мне или нравоучение детям. Она снилась и просто так, короткий миг бывала рядом, дарила нам улыбку, ласковое словечко и исчезала.

Прошел год. Дети не были на похоронах. И вдруг хором серьезно объявили, что хотят пойти проведать маму. Я испугался, что поездка может вмиг разрушить нашу еще такую хрупкую жизнь. Психолог вторил детям — раз хотят, пусть едут. Если передумают, нам ничего не мешает вернуться домой. Приближался день, на который мы наметили поездку на кладбище, а я сомневался все сильнее. Стало казаться, что боюсь не за детей, а за себя. Увижу холмик, вспомню, как год назад готов был после похорон намылить веревку. Опомнился дома, когда увидел спящего Мишку, красные глаза Димки и пустой взгляд Лизы. Пусть в тот день за ними много кто согласился присмотреть, я отлично понимал, что добровольные помощники быстро испарятся, а поднимать троицу придется мне одному. Так уж вышло, что мы с Машей давно жили сами. Оттого я остро ощущал, как нужен своим детям.

В ночь на субботу мне приснилась жена. Она хитро улыбалась и не позволяла к себе приблизиться. Сразу убегала, стоило мне сделать к ней шаг. Я все спрашивал, почему, а она смеялась и неслась вперед. Поймать мне ее таки удалось, мы упали в траву и замерли, любуясь небом и облаками.
— Пора… — наконец сказала Маша. В руках она теребила маленький темно-фиолетовый цветок, протянула его мне. — Тебе — пора. Не прогляди. Не испугайся. Вы поможете друг другу.
Она поцеловала меня в кончик носа и исчезла.

Утром мы молча позавтракали, собрали с собой еды и воды. В магазине дети сами выбирали цветы. Мелкий сначала показал на здоровенный горшок с пальмой, пришлось его отговаривать. Димка насупился и нахохлился, стал похож на меня, когда тянуло упереться рогом. Ну и как с собой бороться? Кто победит? Лиза подсказала решение — на обратном пути заезжаем в тот же магазин и покупаем это дерево домой. И пусть Димка за ним ухаживает сам. Меня такой выход устроил. Сына чуть позже тоже. На том и порешили. А для мамы от младшего посадим другой цветок.

Напрасно я боялся за детей. Тихие, как мышки, они подошли к могиле, опустили по цветочку и застыли, думая каждый о своем. Я же вспоминал день, когда потерял любовь всей жизни, тот туман в голове, пока устраивал похороны, людей, что пришли на поминки, и больше не боялся. Куда бы ни ушла Маша, она все равно с нами, с детьми. Если загробный мир существует и она сбежала из него, чтобы поддерживать нас, то я готов поверить во все, что еще может странного с нами случиться.

— Как вас много… — вернул из дум женский голос, я обернулся.
У соседней могилы стояла молодая женщина в черном платье. Я не узнал лица, но ее печальная фигура напомнила еще одно событие — кого-то хоронили в один день с моей женой. Вокруг еще пустой чужой могилы замерли люди, но эта женщина с руками у лица и трясущимися плечами врезалась мне в память. Только благодаря тому, что взгляд зацепился за ее силуэт, я держался на ногах.
— Трое ребятишек… Трудно, наверное, пришлось? — спросила она.
Я кивнула. Похоже, она восприняла мое молчание как просьбу не досаждать, тихо извинилась и направилась прочь.

Мне стало стыдно, я поспешил ее остановить:
— Помогите цветочки посадить, а то я не умею…
Она улыбнулась и подошла к нам, поздоровалась, назвала свое имя — Лена. Год назад ушла из жизни ее родная сестра. У Лены оказался лишний горшочек с темно-фиолетовыми цветами. Мы посадили их у Маши. Просидели у могил до самого вечера. Дети носились в рощице неподалеку, изредка прибегали, чтобы стащить бутерброд или залпом выпить воды. А мы с Леной то говорили, то молчали, то оба плакали. Рассказывали о себе и утрате…

А когда солнце опустилось совсем низко, я предложил Лене подвезти ее домой. Она с легкостью согласилась. Мы ехали по темнеющему шоссе. Дети затихли на заднем сиденье,Лена задумчиво смотрела в боковое окно, как проносятся мимо высокие тополя. А я думал лишь о том, что этот день унес наши с Леной прежние жизни, и начинаются новые с чистого листа

«Мама ушла из этого мира, но осталась с нами и будет всегда», - так я говорил детям, понимая, что эти сны хоть и лечат наши души, но никогда не заменят ребятам мать, которая рядом круглые сутки, ее можно позвать и просто обнять, поцеловать, а она отдаст всю себя сейчас и сразу. Я смотрел, как заплетает косички моя старшая дочь Лиза, и радовался, что ей уже десять, сама способна совладать с густой шевелюрой. Она ей досталась от матери, как и терпение расчесывать свое богатство перед сном и утром перед школой. С сыновьями я справлялся лучше, хотя и тут хватало подводных камней.…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей 4.18 ( 2 голосов)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector