Истории про больницу

«Чёрная» койка

Как-то мне задали вопрос:«На что вы готовы пойти ради жизни близкого человека?» Я не нашелся, что ответить. Зато на этот счет у меня есть занятная история.

Какой черт меня дернул смешать сметану с икрой минтая? Было вкусно, а через десять минут скорая везла меня в больницу. Поджелудочная железа не выдержала нагрузки и отозвалась такой болью, что я грешным делом решил, что вижу белый свет последние минуточки. Спасибо врачам, все обошлось. Поселился в палату на четыре койки, и пошло лечение: капельницы, таблетки и прочие необходимые процедуры.

Кроме меня, в палате поправляли здоровье еще два молодых человека и дед очень преклонного возраста. Как он потом сказал при нашем знакомстве, восемьдесят шесть ему брякнуло. Веселый такой, шустрый старичок, все шуточки у него да прибауточки. Хотя, как оказалось, дело он затеял совсем не шуточное. Если бы я сам не наблюдал у старика наличие ясного ума, а услышал об этой истории от кого-нибудь со стороны, я бы подумал об одном — у дедушки очень плохо с головой.

С молодежью я сошелся быстро. Ребята приняли меня за своего, несмотря на то, что в сыновья мне годятся. Они-то и посвятили меня в тонкости больничной жизни. Как выйти из стен больничных, так сказать, на волю — на улицу. Где ближайший магазинчик. Ну и познакомили они меня с нужными людьми, чтобы существование в этих стенах не было однообразным. Среди «нужных» была Ольга, медсестра с сорокалетним стажем. Больше всех мне понравилась она, человек старой закалки, наделенная своеобразным юморком. На мой вопрос, что в этой больнице есть такого, чего нет в других, она ответила, что в других не работают такие старухи, как она.

Чем чаще мы общались, тем больше интересного я узнавал об этом учреждении. В частности, легенду о «черной» койке, на которой, кстати, лежит наш дедок. Сперва она стояла в третьей палате, напротив столовой, потом ее подсунули в шестую, ну а уж потом она оказалась там, где стоит по сей день, в нашей. Так вот, почему «черная?» Потому что с этой коечки еще никто домой не уходил живой и здоровый. Все как один — только на тот свет. Когда стали замечать, что любой больной на этой кровати без пяти минут покойник, естественно, доложили администрации. Но там сказали, что с этим вопросом нужно к психиатру, а не разбазаривать казенное имущество.

Молодые поправлялись быстро. А мы с дедом коротали длинные вечера за разговорами. И как-то мне сосед сказал:
— А знаешь, я не просто так здесь лежу, у меня дело есть.
Я сначала не понял, переспросил. И поведал мне Николай Спиридонович свою, прямо сказать, пропитанную мистикой историю.
— Внучек мой Гришка, — глаза у деда при воспоминании о родном человеке заблестели, — он ведь какой, о! Первый парень на деревне. Да и в городе не второй. Институт с красным дипломом, поди, не шутка. Уважение на работе имеет, потому и зарплата добрая. Девахи местные табуном за ним. А он лебедушку городскую присмотрел. Любовь! К свадьбе уже дело шло, и на тебе — горе какое ни с того ни с сего свалилось. Молодой, красивый, умница, и тут, как ее… онкология.

Положили в больницу, врачи там все головастые, профессора, а вот спасти моего Гришку не берутся уже. Тает парнишка на глазах, как свеча. Тут уж, чего, яснее ясного — помрет. Ходили мы все как в воду опущенные. И тут приснилась мне жена Евдокия. Схоронил ее пятнадцать лет назад, ни разу не снилась, а тут, улыбчивая такая, в цветастом платочке, я ей на пятьдесят лет дарил, говорит: «Здравствуй, Коленька. Надо тебе внука нашего Гришеньку спасать». Я еще осерчал на нее, говорю: «Дурой при жизни была, и сейчас такая же. Че я тебе, доктор какой знаменитый, академик, как я тебе его спасу?»

А она мне отвечает: «Не ругайся, Коленька, только ты спасти и можешь. Замену провести: ты вместо него умереть должен. Да и я стосковалась по тебе шибко, пора уж нам встретиться. А для этого, слушай внимательно, ты должен попасть в больницу, в твои годы это не трудно. И пусть положат тебя на койку, с которой только один путь — туда, где я нахожусь. В час, что ты умрешь, уйдет болезнь из Гришеньки навсегда, и будет у него все хорошо». А потом засмеялась, как в молодости, обнажила зубки ровненькие, беленькие: «Жду тебя, Коленька, ты уж не задерживайся». А про койку-то эту я давно знал, у меня сосед тут раньше работал. Вот и…

Я изумился:
— Николай Спиридонович, ведь это же всего лишь сон, как можно в это верить? И в эту байку, что с этой койки живым уйти нельзя, тоже верится с трудом. Это сколько больных людей на ней лежало, и неужели никто не знал, что она “черная”? Вот возьми меня, я здесь только пять дней, а уже в курсе этих дел. Положили бы меня на нее, я бы такой хай поднял — мало не показалось.

Дедок ухмыльнулся:
— И правильно делаешь, что не веришь, ты мужик правильный, такие в бесовщину не верят. А я просто обязан в это верить, и потому — коечка, на которой еще никто не поправлялся, есть? Значит, и остальному суждено быть, — закончил речь мой собеседник.
Я с восхищением смотрел на этого крепкого деревенского мужика и думал: «Да он еще сто лет проживет. И я не удивлюсь, что у него мыслишка жениться появится».

В десятом часу Николай Спиридонович сходил в душ, вернулся свежим, будто помолодевшим.
— Слышь, Григорич, — обратился он ко мне. — Ты меня уж извини, старика, что отвлекаю тебя болтовней своей. Думается мне — последний вечерочек я на этом свете. Веришь ли, Боря, страха — никакого, наоборот, радость какая-то по сердечку гладит. Как подумаю, что Гришенька выздоровеет, так и похвалить себя хочется. Ну, что я в этой жизни хорошего сделал? Да ничегошеньки — все для себя, все себе, а чтобы людям что — так нет. Евдокии своей по молодости изменял, погулять любил, в смысле поддать, — старик пощелкал по кадыку.

Помолчав, Спиридоныч продолжил:
— Сына Ваську упустил. Еще в отрочестве надо было ремешком по заднице, а я рукой махнул — перебесится. Вот он в тюрьму и угодил, пять лет от звонка до звонка. Все некогда было воспитанием парнишки заниматься, а на рыбалку время было. Гришка, слава богу, не в папу уродился — в мать. Алена женщина хорошая, за Василия вышла, думала, жить будут не хуже людей, а то и лучше. Но не сбылись мечты ее, Василий запил крепко, только и успели сынишку родить. Васька опять в тюрьму — там и помер. На мне смерть его. Прости, Боря, поди-ка испортил тебе настроение своим разговором. Да и пора уж спать укладываться.

Он долго кряхтел, ворочаясь на постели.
— Ну, Господи благослови, — он перекрестился, а через пять минут уже похрапывал, чему-то улыбаясь во сне.
«Мне бы так хорошо спать», — с завистью подумал я и отвернулся к стенке.
Утром пришла медсестра ставить больным градусники. Подошла к койке старика и громко вскрикнула. Потом повернулась к нам — помер дедушка!

Два года спустя, на автозаправке, молодое лицо одного из водителей мне показалось знакомым.
— Боря! — помахал он мне рукой. — Не узнаешь соседа по больничной койке?
Мы разговорились.
— А помнишь дедушку, Николая Спиридоновича?
— Ну как, конечно, помню.
— Так я работаю вместе с его внуком, Григорием Васильевичем. Правда, он генеральный директор строительной фирмы, а я плотник. Похож на деда, такой же шустрый.
Мы еще поговорили с Сергеем и расстались. А я, перед тем как сесть в машину, посмотрел в чистое безоблачное небо — улыбнулся и подмигнул, уверенный в том, что Николай Спиридонович сделал то же самое в ответ.

Борис

Как-то мне задали вопрос:«На что вы готовы пойти ради жизни близкого человека?» Я не нашелся, что ответить. Зато на этот счет у меня есть занятная история. Какой черт меня дернул смешать сметану с икрой минтая? Было вкусно, а через десять минут скорая везла меня в больницу. Поджелудочная железа не выдержала нагрузки и отозвалась такой болью, что я грешным делом решил, что вижу белый свет последние минуточки. Спасибо врачам, все обошлось. Поселился в палату на четыре койки, и пошло лечение: капельницы, таблетки и прочие необходимые процедуры. Кроме меня, в палате поправляли здоровье еще два молодых человека и дед очень преклонного возраста.…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей 4.6 ( 1 голосов)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector