Главная / МИСТИЧЕСКИЕ ИСТОРИИ / Во власти демона.
Мистические истории демон
роза-пустыни-мистика

Во власти демона.

Из поездки в пустыню я привезла необычный сувенир. И моя жизнь изменилась…

(мистические истории демон)

На пятилетнюю годовщину нашей с Димкой свадьбы родственники подарили поездку в Тунис, на остров Джерба. Сначала я расстроилась. Ну что там интересного: лежать целый день на пляже и поджариваться на солнце! Мы с мужем большие любители побродить, посмотреть, пощупать древнее, забытое в веках, увидеть своими глазами остатки истории. Не нравится нам застойное существование в шезлонге с коктейлем в руке.

Но потом я увидела список запланированных экскурсий и обрадовалась. Сбывалась моя давняя мечта. Мы с мужем давно планировали поехать в какой-нибудь отдаленный уголок нашей планеты где почти не ступала нога человека. И теперь нашим планам суждено осуществиться благодаря любимым родственникам. Среди прочего в Тунисе нас ждала двухдневная поездка в пустыню к бедуинам! А когда наконец наступил сентябрь, мы и оглянуться не успели, как погрузились в мир, лежащий на стыке нескольких совершенно разных культур. Все смешалось на тунисских улицах.

Тунис!

Светлые и темные лица, голубые и карие глаза. Женщины в открытой одежде, за рулем автомобиля и фигуры, укутанные в чадру, девочки-школьницы с ранцами, улыбчивые, готовые на все ради белых женщин горячие южные мужчины. Жаркое солнце и синее море. Всего понемногу — разных красок и расцветок. Казалось, из-за противоречий исламская и европейская культуры никогда не могли бы существовать рядом. Но они живут и процветают вместе, и это не могло не восхищать.

Через дорогу от отеля всем женатым парам в тату-салоне предлагали со скидкой нанести на кожу символ прочных отношений и надпись «любовь» по-арабски. Сначала я отказалась, но муж настаивал, а гид заверял, что место это чистое, никто из туристов не жаловался. Под натиском мужа пришлось сдаться. Было жутко больно и жутко романтично! Решили, что на внешней стороне правого предплечья Димки и левого у меня — самое верное место. Когда будем держаться за руки, татуировки должны смотреть друг на друга и соединять наши сердца навеки. Мы мечтали, что, так, крепко сжимая ладони, будем бродить по улочкам старинных арабских кварталов.

Остров осмотрели в два счета и в следующие дни ездили по достопримечательностям континентальной части Туниса. А путешествие в пустыню Сахара поразило нас больше всего. Желтые барханы словно дышали песком, когда очередная струя воздуха касалась их гребней. И несмотря на завывания ветра пустыня казалась таким тихим и умиротворенным местом, что хотелось остановиться и услышать биение ее сердца.Нам посчастливилось побывать на бедуинской свадьбе. Мне разрисовали хной ладони и уговорили немного потанцевать с толпой хихикающих девчонок. На следующий день началась брачная церемония, но остаться до конца трехдневного гуляния мы не могли — пора было ехать дальше. Со всеми попрощались, рассовали по рюкзакам воду, хлеб с сыром и отправились в путь.

Роза пустыни.

Очередная остановка по дороге обратно на остров Джерба предполагалась в небольшом городке, название которого быстро вылетело из моей памяти. Нас высадили около шумного восточного базара и предложили погулять два часа, пока автомобиль заправляется, а водитель обедает. Мы быстро перекусили лепешками, прихваченными в бедуинском поселке, и отправились на базар.

Ох, чего там только не продавали! Мыслимые и немыслимые вещи. Назначение некоторых мы даже не поняли. Но у всего всегда найдется покупатель, потому что опытные зазывалы никому не дадут пройти мимо. Мы едва успевали отбиваться от них. Благо тунисцы не сильно назойливы и быстро отставали. Через час, проведенный в прогулке по базару, от всего этого великолепия и буйства красок начала кружиться голова. Но тут вдруг внимание привлек один торговец с переносным лотком. Он сидел на ступеньке лестницы в какой-то дом и хитро улыбался беззубым ртом, лениво перебирая товар. Моя голова тут же вернулась на место, потому что неудержимо влекло покопаться в мелочах в лотке.

Среди всего прочего нашлась удивительная вещица — минерал, по форме напоминающий цветок. Оказалось, его так и называют «роза пустыни». Невозможно было глаз отвести. Ведь это то, что олицетворяет весь этот мир среди желтых песков -сухой и красивый в своей простоте и естественности. Не купить такое чудо было просто невозможно. Я сделала всего два шага к мужу, чтобы показать «розу», оглянулась, а бедуина и след простыл. Не придав этому особого значения, похвасталась покупкой перед Димкой. Ему эта причуда природы тоже понравилась:
— Умеешь же ты, Варварка, найти изюминку в горе безделушек! — воскликнул он.
— Да, я такая, — хихикнула, разглядывая покупку. — Будет нам напоминать о жаркой Сахаре и согревать зимой. На всю жизнь! Вот все удивятся…

Мы благополучно вернулись на побережье и все-таки потратили два дня на бестолковое лежание у моря. Нельзя же поехать в теплые края и не позолотить кожу легким загаром — на работе просто засмеют. Накупались в море до следующего лета, а впечатлений набрались столько, что не уместятся в короткий рассказ! Отдых закончился, и мы вернулись в родной город. Хоть и здорово проводить отпуск где-то далеко и отвлекаться от обыденности, но домой все равно хочется.

Ифрит.

Первым делом я — расположила «розу» на самом видном месте среди других безделушек, добытых в предыдущих поездках по миру. Смотрелась она так, словно там ей самое место. Не терпелось позвать кого-нибудь в гости и похвастаться добычей. Представляла, как мои подружки восхищенно смотрят на «розу» и мечтают побывать в Тунисе. Не прошла и неделя после возвращения, как со мной стали происходит странные вещи….

Среди толпы мерещилась сумрачная фигура. Всех вокруг видела четко и ясно, а ее будто не могла разглядеть, была она не в фокусе, и никак не удавалось понять, что не так. Когда делала шаг навстречу, фигура исчезала за телами прохожих. Возвращалась она по ночам, когда мучили кошмары. Иногда я успевала подойти к ней ближе и понимала, что это женщина. В бедуинской одежде, но с открытым лицом и загадочными узорами, нанесенными прямо на лоб. Однако в следующем сне передо мной представал уже мужчина. И каждый раз не могла понять, зачем гоняюсь за этой фигурой. Или это она гоняется за мной?..

Мое странное состояние передалось и нашему псу Вафле. Порой ни с того ни с сего он начинал лаять на дверь спальни, как если бы туда проник чужой. Но никого в комнате не обнаруживали, отвлекали Вафлю, и он быстро успокаивался, хотя периодически нервно поднимал голову и порыкивал в темноту. Однажды ночью мне опять снился кошмар, и отчаянно захотелось проснуться, чтобы раз и навсегда его разрушить. Открыла глаза и обнаружила, что лежу на животе, а сверху устроился наглый пес. Или не пес? Вафля теплый и дышит, а то, что лежало у меня на спине, не было живым, хоть от него и исходил чудовищный жар.

Во власти демона.

Сон не отпустил даже в реальности? Теперь ощущала его всем телом. Он прижимал к кровати и не давал шевельнуться. Приложив все усилия, все же перевернулась на спину и увидела свой кошмар. Впервые ясно и четко. А разве не этого так отчаянно хотела?… На меня смотрело нечто с горящими глазами и продолжало вдавливать в кровать. Я потянулась к Димке, чтобы разбудить, но ночной кошмар словно и руки удерживал в тисках. Я задыхалась и боялась. И почему-то шептала: «Кто ты? Кто ты?» Последовал протяжный ответ: «Ифрит… Ифрит…»

Раньше я этого слова никогда не слышала. Или все-таки слышала? Откуда-то в памяти или, может быть, по подсказке извне всплыло, что ифрит — это джинн, заключенный в артефакт, демон огня и пустыни. Он против воли служит тому, кто владеет артефактом. И люто ненавидит своего хозяина. Тут-то и поняла, что в чудесной «розе пустыни» живет страшный демон, и я — его хозяйка, меня он ненавидит. «Отпусти… отпусти…» — звучало в голове.

Мозг сковал жуткий страх, я почти перестала дышать, но желание жить победило, и сдавленно прошептала, что верну «розу» обратно в пустыню, что ей здесь не место. Отпущу заключенного в ней джинна. Тут же темная фигура исчезла, горящие глаза погасли, а я провалилась в сумбурный сон на границе с беспамятством. Жуткая фигура на этот раз не преследовала, но даже во сне точно знала, что конец моим мучениям еще не пришел. Чудовище здесь, оно мой раб, но и мой повелитель, потому что рвется на волю и мешает мне нормально жить. Наутро жар от ифрита никуда не делся, только немного поутих, но все равно доставлял изрядные неудобства, потому что тело начало еще и чесаться.

Димка заметил мое состояние и потребовал, чтобы я сейчас же отправились к врачу. Спорить не стала, была слишком измучена, чтобы даже думать, что может быть такого страшного в жаре. Ведь я была уверена, что вся проблема в этой «розе». Ее надо вернуть в пустыню. Вот только как? Врач сразу определил вполне прозаическую причину моего состояния — инфекция. А когда увидел татуировку, то без всяких уже сомнений заявил, что в том тунисском тату-салоне не так уж все ладно и стерильно. На его лице явно читалась мысль: «Надо быть полным дураком, чтобы делать там татуировки…»

Предложил сделать все возможные анализы, чтобы исключить скрытые инфекции. Первый же анализ крови выявил серьезное воспаление. Стоило начать принимать лекарства, как сознание более-менее прояснилось, и я поняла, что обязана ифриту жизнью. Ведь неизвестно, как долго буйствовало бы воспаление, прежде чем покалечить или даже убить. Своим появлением во снах, в толпе, а потом тогда ночью, он, ненавидя, все же одновременно предупреждал меня об опасности. Может, потому, что с моей гибелью и ему не было бы хорошо?

 Я верну тебя в пустыню…

Первым делом я позвонила в наш отель на Джербе и рассказала о подцепленной в тату-салоне инфекции. Главный менеджер долго и витиевато распинался, извинялся и обещал вышвырнуть тот салон с улицы. Настоятельно предлагал в качестве компенсации бесплатное двухнедельное проживание в любое время года. Но я отказалась, попросила лишь доставить в пустыню «розу», которую сегодня же собираюсь выслать им по почте. Менеджер радостно согласился и клятвенно заверил, что выполнит все в точности. Ну а если не выполнит, то, надеюсь, плененный в розе ифрит будет разбираться уже с новым владельцем «сувенира»…

Минуты три любовалась минералом. Как же не хотелось с ним расставаться! Но ведь обещание я дала не кому-то из плоти и крови, а страшному существу из иного мира! Не стоило испытывать судьбу. А то неизвестно, как этот то ли мужчина, то ли женщина себя поведет. У него характер явно мстительный и злобный. Аккуратно обмотала «розу» пупырчатой пленкой и поместила в плотную коробку. Так она доберется до Туниса в целости и сохранности. О стоимости этой посылки старалась не думать. В конце концов, собственное здоровье дороже.

С тех пор ифрит больше не мелькал в толпе, не приходил по ночам, не пугал пса. Он был рабом артефакта и отправился туда, где был рожден, где был дома, хоть и в заточении. А мы с мужем получили хороший урок: нужно с величайшей осторожностью обращаться с неведомым и чуждым. Даже крохотная частица иной культуры может нанести непоправимый вред не только тебе, но и другим людям, если относиться к ней, как к красивой безделушке. И уж совершенно точно не стоит делать романтических татуировок в «стерильных» салонах, расположенных в африканской глубинке на границе с пустыней.

(мистические истории демон)

Варвара.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector