Истории про проклятие матери

Убила сына проклятием

Никогда не придавала большого значения словам. Ведь это просто способ общения. Ну, бывает неприятно — пережил и забыл. Не верила, что слово может разрушить жизнь человека. И за это неверие и легкомыслие жестоко поплатилась.

Семья у нас была благополучная и счастливая. Муж очень хорошо зарабатывал, был большим начальником. Я тоже трудилась за приличную зарплату. Мы любили друг друга и своих дорогих мальчишек — у нас росли двое прекрасных сыновей. Они ни в чем не знали отказа. Когда появились первые мобильные телефоны, мы подарили их своим пацанам сразу же. То же и с компьютерами. Одевались сыночки исключительно в «фирму», мы возили их отдыхать за границу. Разница в возрасте между ними была 5 лет. Они хорошо учились, занимались спортом, мы даже проблем переходного возраста не почувствовали особо.

Когда старший, Роман, учился в институте, он влюбился в однокурсницу. Она мне откровенно не нравилась — жеманная, легкомысленная пустышка. Она курила и красилась, как девушка из борделя. Но Ромка никого не слушал, хоть я и убеждала его одуматься. Однажды в сердцах сказала: «Ну и живи как знаешь! Намучаешься с ней еще!» Только сейчас я думаю, что эти слова и отразились на сыне. Но тогда мы с мужем решили: пусть делает по-своему, а время расставит все по местам.

Роман женился. Сыграли пышную свадьбу. Мы разменяли свою большую квартиру, чтобы молодые жили отдельно. У невестки обнаружилась сомнительная компания друзей, в квартире сына все время были пьянки-гулянки. Мне соседка его жаловалась, когда я приезжала. Когда я поняла, что Роман спивается, было уже поздно. Его уволили с работы, жена вильнула хвостом и ушла к другому. К тому времени скоропостижно скончался мой муж. Младший сын, Коленька, еще учился в вузе. Он хотел переводиться на заочное отделение и идти работать, но я настояла, чтобы он окончил дневное — мол, сама справлюсь. Пахала на трех работах, чтобы помочь сыновьям.

Ромка пытался искать работу, но нигде долго не задерживался из-за своего пристрастия к выпивке. Я ему покупала продукты, одежду. Коля пытался вразумить брата, один раз у них даже до драки дело дошло. Но безрезультатно. Роман докатился до того, что продал квартиру, чтобы раздать долги, и перебрался ко мне. Оставшиеся деньги у него ушли быстро — он собирал большие пьяные компании или сам пропадал на неделю-другую. Появлялся просто в непотребном виде. Я уговаривала Романа лечь в больницу — лечиться от алкоголизма, но он просто свирепел от таких разговоров. А насильно ведь не положишь…

Потом слегла моя свекровь. Она долго болела после смерти своего сына, моего мужа, а тут вообще начала угасать с каждым днем. За ней самоотверженно ухаживал Коля, мой младшенький. Он очень любил бабушку. Она все хотела Романа увидеть, но тот к ней носа так и не показал до самой ее смерти. И свекровь завещала свою «двушку» Коле. Тут встал на дыбы Роман — мы, мол, родные братья, и бабушка у нас общая, давай делись! Оспорить завещание он не мог — он же не пенсионер и не инвалид. Закон у нас такой. А я Романа поддержала — непутевого ребенка, даже взрослого, всегда жалко.

Решила я серьезно с Коленькой поговорить. Просила его поменять квартиру бабушки на «однушку» с доплатой и дать денег Ромке — тому же жить не на что! На это мой младший сын заявил: «А он за бабушкой ухаживал? Он что-то хорошее в своей жизни сделал? Он даже свою квартиру, которую вы с отцом ему подарили, пропил! Ну, дам я ему денег, так он и их все пропьет! Нет, мам, тебе я помогать буду, а брату — нет!» Сказал как отрезал.

Я разревелась: Коля же всегда такой отзывчивый был! Откуда у него такая ненависть к брату? А сын добавил: «Ты последнее время на своем Ромочке вообще помешалась. Скоро будешь его с ложечки кормить. Ты глаза-то открой! Его лечить надо, и не деньгами, а в наркологии!» Я плакала, убеждала сына, возмущалась. А потом в сердцах выпалила: «Да что же ты за человек такой? Родного брата не жалко! Да пропади ты пропадом! Вместе с этой квартирой!» Коля помрачнел, сказал только: «Ну и на этом спасибо, ма». Я уехала вся в слезах. А он остался в бабушкиной квартире. Ну, в своей уже.

Через несколько дней я начала Коле звонить, хотела извиниться за тот разговор. Очень переживала. Сын долго не отвечал. А потом, когда я все-таки дозвонилась, он только сухо сообщил мне, что он на работе и ему некогда выяснять отношения. Месяц я его не видела, не слышала. Места себе не находила. А потом мне приснился страшный сон: будто лежит Коленька на кровати, а вокруг огонь пылает. И сын мне говорит: «Пропадаю я мама. Пропадом». Я проснулась от собственного крика…

Рано-рано утром понеслась к Коленьке, чтобы застать его до работы дома и убедиться, что у него все в порядке. Оказалось, что все совсем не в порядке. Сын еле открыл мне дверь и пошлепал в постель. Я пощупала его лоб — у Коли был сильнейший жар. Вот, думаю, почему мне огонь вокруг него снился. Выяснилось, что он лежит уже неделю, к врачам не обращался: «А, обычная простуда, пройдет». Но он кашлял и задыхался — тут уже не простудой пахнет. Я вызвала скорую. У Коли оказалось двустороннее воспаление легких. Его увезли в больницу и положили в реанимацию. Я ревела под дверью. Врач сочувственно сказал мне, что состояние очень тяжелое, они делают все возможное. Еще бы день-два, и Николай мог умереть. Но и сейчас никаких гарантий.

Мое состояние трудно описать словами. Я винила во всем себя. Не могла забыть слова сына во сне, что он пропадает пропадом, как я ему пожелала. Защищая и жалея одного сына, сказанула черт знает что другому. Рассказала обо всем подруге, рыдая в телефонную трубку. А она, тетка мудрая, меня, дуру, и просветила: «Да ты же своего Кольку прокляла своими словами! Совсем необязательно говорить “будь ты проклят”. Достаточно и того, что ты произнесла. А материнское проклятие — страшная вещь, его так просто не снимешь. Теперь отмаливай грехи, спасай сына!»

Забыв о Ромке, я бросилась спасать Коленьку. Пошла в церковь, хоть и в Бога не верила, и некрещеная была. Как батюшка велел, потом покаялась, причастилась, позже покрестилась. А уж как я Бога за Колю молила! На коленях часами в храме стояла, поклоны била. Отмолила, выздоровел сынок. Но все у него наперекосяк пошло. Тоже стал прикладываться к бутылке, работу бросил. Так, дома подрабатывал — компьютеры чинил. Я чуть с ума не сошла — надо же, один пьет, и второго эта же беда настигла! А ведь мы на них нарадоваться не могли, когда они пацанятами были! Ну откуда что берется?

Приехала как-то к Коле, он с бутылкой сидит. Стала я его уговаривать бросить это дело. А он говорит: «Знаешь, ма, мне кажется, я потерялся в этой жизни. Пропал. Будто и нет меня. Чем заниматься — не знаю, да и не хочу ничем. Какая мне женщина нужна? Не знаю. Наверное, никакая… Ничего мне не нужно, ничего не хочется». У меня после этого разговора все в голове помутилось. Значит, не снялось мое проклятие? От болезни сына отмолила, а он все равно — «пропал»? Я не знала, что делать, куда бросаться.

Обзвонила всех друзей и знакомых. Нашли мне опытную старую ведунью. Она велела мне принести фотографию Коли. Долго на нее смотрела, крестила зажженной свечой. И сказала, что сильная порча на нем. Смотрела на меня, как на исчадие ада. Потом долго колдовала над фото, бормотала что-то. Усадила меня лицом к окну, сама встала сзади, стала свечой вокруг моей головы водить, заклинания читать. А напоследок сказала, что не знает, удалось ли ей проклятие снять. Очень сильно оно проникло в ауру моего сына — это она по фотографии увидела. Моя жизнь превратилась в ад. Два пьющих неработающих сына. При этом младший опускается по моей вине — я это просто физически чувствовала. Мне жить не хотелось. Но я должна жить ради сыновей — уговаривала я себя.

И вскоре появилась надежда. Вернее, Надежда с большой буквы. Так звали молодую Колину соседку, которая взяла над ним шефство. Она часто к нему заходила, а теперь стала бывать у него как у себя дома — готовила, кормила, убирала квартиру, разговаривала с ним обо всем. Даже бутылки выносила! Я ее раз за этим занятием застала. Хорошая женщина, симпатичная. И, похоже, Колю моего полюбила. Он даже пить меньше стал. Я сыну говорю: «Женись! Ну, где ты лучше найдешь?» А он горько так: «А я и искать не собираюсь. И Надю я не люблю». Но женился все-таки. Расписались они по-тихому, свадьбу устраивать не стали. Надюша-то хотела, но Коля резко воспротивился. Сказал, что будет себя чувствовать гостем на этом торжестве. У меня опять защемило сердце, которое только-только меня чуть отпустило.

Надюшка оказалась примерной женой и невесткой. И мне подарочки все время делала, и мужа обихаживала. Однажды я застала ее в слезах. Стала расспрашивать, Надя мне и поведала, что Коля с ней холоден, не спит с ней, у них совсем нет интимных отношений. А она так ребеночка хочет! Надя сказала об этом Коле, а он заявил, что не нужны ему дети. Да он и сам себе не нужен. Пропащий он, не будет молодой жене с ним жизни. Тут и я вместе с Надюшкой заревела. От своего бессилия, от чувства вины, от невозможности спасти сына… А я так радовалась, когда они поженились, так о внуках мечтала! Я умоляла Надю не бросать моего сына, потерпеть, говорила, что все наладится. Она обещала подумать, а для этого взять тайм-аут — съездить к своей бабушке в деревню. Я так испугалась, что Коленька опять останется один! И не зря боялась.

Про пожар в его доме я узнала из новостей. Полетела к нему, а дом весь оцеплен, никого не пускают. Я в истерике стала спрашивать, в какой квартире был пожар. И когда узнала, что в 68-й, а это Колина квартира, потеряла сознание. Его жилье выгорело полностью, сгорела и соседняя квартира, пустовавшая в это время. Вспомнила тот сон свой, где Коля лежал в огне. Вот он когда сбылся-то. В морге я опознала сына только по металлической коронке на зубе и по цепочке на шее. Тело было все обгоревшее, неузнаваемое…

Пишу, и сил нет, задыхаюсь от слез. А что тогда со мной в морге было, не помню. Говорят, еле меня откачали. А еще рассказали, что я кричала страшным голосом, что я сволочь и гадина последняя. Ну а кто я есть? Собственного ребенка угробила. Пропал он все-таки пропадом вместе с этой квартирой. Сбылось мое проклятие. Не отмолила грех, и ведунья не помогла… Следствие пришло к выводу, что сын мой курил в постели и заснул. Похороны вспоминать не могу. Закрытый гроб, плачущая Надя, суровый и, как ни странно, трезвый Роман. Это все, что сохранила память. А как я кричала и проклинала себя, как меня не могли оторвать от гроба Коли — об этом мне потом Роман рассказал.

Через неделю после похорон я получила по почте письмо. Узнав почерк Коли, чуть разума не лишилась. Дрожащими руками разорвала конверт и прочитала несколько слов: «Мама, прости меня. Я не могу больше. Ухожу. Пропадаю. Насовсем. Не вини себя». Значит, он устроил этот поджог сознательно… Ушел в 30 лет. Мой милый, любимый мальчик! Он перед смертью хотел снять с меня вину. Но теперь никто и никогда не снимет ее с меня. Она навсегда со мной. Будет теперь всю оставшуюся жизнь тяжким грузом висеть на мне. Как мне жить с этой жуткой болью, от которой я вою ночами? Как жить с этим грехом на душе?

Когда не стало брата, Роман даже какое-то время не пил. Я удивлялась. А потом снова начал — с удвоенной силой. Я его кормлю, а если не даю денег на бутылку, то он и руку на меня поднимает. Я не ропщу — поделом мне. Чувствую, что он тоже плохо кончит. А я останусь совсем одна со своими грехами. Хожу на могилку к Коленьке, плачу, прошу у него прощения, каюсь. Приходит к нему и Надя. Она любила Коленьку и старается поддержать меня. Но у нее впереди — жизнь. У нее будут новая любовь и дети, другие радости и печали. А у меня — ничего, кроме страшного мрака. И винить некого, кроме себя. А ведь у нас была такая благополучная семья. Двое прекрасных сыновей. Да вот только их мать не верила, что слова, брошенные ею в сердцах, могут убить одного из них. А может, и сразу двух…
Елена Васильевна, 56 лет

КОММЕНТАРИИ СПЕЦИАЛИСТА: Слово — это не просто набор звуков. Это определенный энергоинформационный посыл, который так глубоко застревает в подсознании, что «изгнать» его никак нельзя. Огромной силой обладают слова, сказанные в сердцах — во время бурного всплеска негативных эмоций. Это настоящее проклятие. И оно особенно сильно, если звучит из уст матери. Ведь как известно, материнское слово может поднять со дна морского, и наоборот. Негатив проникает в разум и ауру человека и начинает свое разрушительное действие. Поэтому очень важно следить за своей речью, дабы не навлечь и на себя, и на других ворох несчастий и бед, как это произошло с героиней письма.
Ангелина Светлова, ясновидящая.

Никогда не придавала большого значения словам. Ведь это просто способ общения. Ну, бывает неприятно - пережил и забыл. Не верила, что слово может разрушить жизнь человека. И за это неверие и легкомыслие жестоко поплатилась. Семья у нас была благополучная и счастливая. Муж очень хорошо зарабатывал, был большим начальником. Я тоже трудилась за приличную зарплату. Мы любили друг друга и своих дорогих мальчишек - у нас росли двое прекрасных сыновей. Они ни в чем не знали отказа. Когда появились первые мобильные телефоны, мы подарили их своим пацанам сразу же. То же и с компьютерами. Одевались сыночки исключительно в «фирму», мы возили…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей 4.07 ( 3 голосов)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector