Проклятие снежной бабы

Проклятие снежной бабы

Прошлой зимой в нашем подъезде поселилась бомжиха. Погода стояла непривычно снежная, необычная для наших краев. Вот, видимо, она и перебралась в тепло. Ее никто не гнал. Она не гадила в подъезде, не воняла. Нетипичная бомжиха. И — немая. Мы так думали. Потому что на все попытки жильцов завести разговор она молчала. Только зыркала огромными глазищами странного цвета — желтого, как у кошки, с узким зрачком. Народ сначала прикармливал её, а потом надоело. В ответ не было никакой благодарности.

Только хромой Валерка упорно ухаживал за бомжихой. Он в подъезде тоже был новым человеком. Вроде как приходился внучатым племянником бабы Кати, жившей на первом этаже. Год назад баба Катя умерла — и в ее квартиру въехал Валерка. Он был с хорошей придурью. Мало того, что страдал ДЦП в легкой форме — одна нога короче другой, так еще и состоял на учете в ПНД. Вроде шизофреник. Но тихий.

Над дружбой Валерки с бомжихой подсмеивались: «Валерка невесту нашел по себе!» Шутки шутками, но, похоже, между бомжихой и шизиком действительно что-то завязалось. Бомжиха все чаще вышмыгивала из Валеркиной квартиры. И общественность озаботилась: а если Валерка и впрямь на тетке женится? Может, она ушлая, отнимет квартиру у убогого, вышвырнет его? Против бомжихи начало зреть недовольство. И однажды оно прорвалось, как нарыв.

На площадке у дома дети слепили двух снеговиков. Один был с огромной морковкой — не вместо носа. А другой — с грудями. Снежный мужик и снежная баба. Снеговиков увидели Лешка и компания. Они шли к Лешке домой в хорошем подпитии. И на беду им попались на глаза Валерка и бомжиха.

Лешка начал их задирать.
— Эй, каличные! Стоять!
Валерка притормозил, а бомжиха потянула его вперед, к подъезду.
— Ну что вы, куда торопитесь? В постельку не терпится? — Лешка загнул похабную фразочку и захохотал.
Компания его поддержала. Тихий Валерка затрясся от злости и вдруг заорал:
— Заткнись, сволочь! Заткнись! Катя не такая!
— Ты кого сволочью на звал, козел хромоногий? — Лешке только и нужен был конфликт. — Да я тебя, тля, прям здесь размотаю!

Компашка весело гыгыкала, поддерживая предводителя.
— Леш, да отстань от них! Ты не видишь — любовь у них!
— Так пускай женятся! Репетиция! — заорал Лешка.
Толкнул Валерку, тот упал и потянул за собой Катю.
— А, они на ногах не стоят, пьянь! Тогда покажем им, как надо жениться. Они будут вместо шизика и бомжихи! — Валерка ткнул пальцем в снеговиков.
Он сорвал с Кати платок, с Валерки шапку и шарф. Еще раз попинал.

Катя пыталась закрыть собой Валерку и закричала:
— Не тронь!
— О, так она не немая! — восхитился Валерка.
Он швырнул вещи дружку Мишке:
— Обряжай молодых!
Тот нарядил бабу в Катькин платок, снеговика — в Валеркины шапку и шарф.
— Темка будет попом!
Темка, которого в компании держали за денежного лоха, возмутился:
— Я не буду! Это грех!
— Ты меня до греха доведешь, — показал ему кулак Валерка. — Венчай молодых!
— Не буду! — уперся Тема.

Валерка сильным ударом сбил с ног и его. Сорвал с Теминой шеи крест и начал нести чушь типа: «Венчается раб Божий с членом отмороженным рабе Божьей бомжихе Катьке, во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь!» Слышались всхлипы Темы и Валерки, а Катька смотрела на Лешку горящими глазами и молчала.
— Что ты зыришь, падаль?! Целуй его, целуй женишка! — заорал Лешка.
Катька прошипела:
— Сволочь!
— Слышь, ребзя, она нас обзывает! Мочи бомжиху! — заорал Лешка.
Компания накинулась на Валерку и бомжиху.

Били долго, про Тему забыли. Он, скуля, отполз под детскую горку, там затаился. У Темы была сломана нога. Потом бить бессловесных надоело, компания ушла к Лешке — пить дальше. Бомжиха с Валеркой остались лежать, обнявшись. Будто умерли. Тема от боли потерял сознание. Перед тем, как провалиться в забытье, успел позвонить отцу. Тот, матерясь, приехал и забрал непутевого сына. Ни бомжихи, ни Валерки он не увидел.
А Тема все бормотал:
— Она ожила. Баба ожила. Катька проклятия бормотала. И баба ожила. И Катьку забрала. Катька бабой стала, понимаешь? Она грозила, что всех убьет. Папа, спаси!
— Алкогольный делирий, — поставил диагноз врач. — “Белочка” к вашему сыну пришла.

На следующий день на площадке стояли два снеговика — один в валеркиных шапке и шарфе, другой — в Катькином платке. Валерка-человек обнаружился у себя в квартире. Но Катьки в подъезде не было. Не появилась она и потом. Валерка по вечерам ходил к снеговикам. Обнимал снежную бабу, плакал. Почему-то два снеговика внушали жильцам суеверный ужас. И поэтому снежных человечков никто не трогал.

Спустя пару недель началась оттепель. Снеговик-Валерка осел горой, навалился на «жену». «Катька» же стояла стойко. И вот вечером подъезд взбаламутил страшный крик:
— Уби-и-и-ли-и-и! Лешку уби-и-и-ли-и-и!
Лешка был за рублен топором, а в его глазу торчала морковка — та самая, изображавшая «Валеркино» достоинство. Следствие быстро нашло виноватого — убийцей оказался Валерка. Все было понятно — он наказал обидчика. Валерку закрыли в дурке. А снеговики растаяли. Только перед Лешкиной дверью в день убийства нашелся Катькин платок — в огромной луже. Откуда она взялась?

Вскоре к Валерке присоединился и Тема — его тоже закрыли. «Белка» Тему не отпускала. Он гнал чушь про какую-то бабу, которая всех скоро убьет. Тему то клали в больницу, то выпускали. Целый год. Перед зимой у него началась ремиссия. Его выписали. Как раз выпал снег. И вечером мы обнаружили, что перед нашим подъездом стоит снежная баба. В платке. Подозревали, что это шизанувшийся Тема слепил. Бабу разбомбили. Но на следующее утро она снова стояла на прежнем месте. Тема клялся, что он ни при чем. Проклятая баба снова стояла, как ни в чем не бывало. Кто так шутил, непонятно.

А потом она исчезла. Но обнаружилась во дворе у Мишки, Лехиного собутыльника. Мишка пришел к Теме разбираться. Орал, что голову ему оторвет. Бабу разбомбил. Наутро она восстала. А через пару дней началась оттепель. Баба исчезла. А вместе с ней — и Мишка. Родителей не было дома. Когда вернулись, обнаружили раскрытую настежь дверь. Перед ней — огромная лужа. Из дома ничего не пропало, только Мишка. Мишку нашли следующим утром. Он стоял на коленях перед снеговиком, протягивал ему головной платок. Словно просил прощения. Голый и мертвый.

По округе поползли слухи. Окончательно свихнувшийся Тема нес пургу про проклятие снежной бабы. Потому что еще через год умер Витька, еще один из той пьяной компашки. Сердечный приступ — и тоже в оттепель. И лежал он посреди квартиры в огромной луже воды. И накануне в его дворе появилась снежная баба в платке. В этой истории много мутного. Куда делась бомжиха, простая ли это бомжиха была? Ведь ее в розыск объявляли. Темин отец подсуетился. Обнаружил ее тетку, которая сказала, что Катерина давно ушла из дома. Странная она была. И глаз у нее нехороший — кто ей плохо делал, плохо и кончал.
— Я ее боялась, если честно. Ее прадед сильным колдуном был. Видимо, Катьке передалось.

А снежная баба забрала за пять лет почти всех обидчиков. Остался один Тема. Он каждый год ложится в психушку на все время, пока лежит снег. Спасет ли его это — неизвестно. И есть ли проклятие снежной бабы, о котором твердит Тема? Мы в него уже поверили. А во что веришь, то и есть.

Алла


Прошлой зимой в нашем подъезде поселилась бомжиха. Погода стояла непривычно снежная, необычная для наших краев. Вот, видимо, она и перебралась в тепло. Ее никто не гнал. Она не гадила в подъезде, не воняла. Нетипичная бомжиха. И - немая. Мы так думали. Потому что на все попытки жильцов завести разговор она молчала. Только зыркала огромными глазищами странного цвета - желтого, как у кошки, с узким зрачком. Народ сначала прикармливал её, а потом надоело. В ответ не было никакой благодарности. Только хромой Валерка упорно ухаживал за бомжихой. Он в подъезде тоже был новым человеком. Вроде как приходился внучатым племянником бабы Кати, жившей…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей 3.35 ( 4 голосов)

Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector