Читать мистические истории из жизни про проклятия

От проклятия не уйти

Проклятие, которое я наслал на обидчиков, убило их, хотя мне совсем этого не хотелось…

Я учился еще в начальных классах, когда мы переехали в большой город в Краснодарском крае. Мой отец был инженером, и его пригласили работать на фабрике; нашей семье дали большую ведомственную квартиру. Все были этому очень рады, потому что до сих пор ютились с бабушкой и дедушкой в трехкомнатной хрущевке в маленьком городке на Севере страны. Но переезд повлек за собой смену школы и окружения. Я этого немного боялся, потому что всегда был робким, трудно было знакомиться с новыми людьми — для меня это всегда был сильный стресс. Потели руки, я краснел, и, что хуже всего, никогда не знал, что сказать.

Жестокость подростков

Когда первый раз вошел в свой новый класс, там воцарилась тишина. Все смотрели на меня. А я, помню, стал весь мокрый и чувствовал. что краснею.
— О, у нас новая ученица! — закричал один из мальчиков. — Краснеет, как девчонка, поэтому и есть девчонка! — засмеялся он, а остальные захохотали следом.
К счастью, вошла учительница, и они прекратили смеяться. Если бы не она, я бы, наверное, расплакался посреди кабинета.
Я сел за парту один и молился, чтобы урок продолжался как можно дольше. Уже предчувствовал, что в этом классе мне будет непросто. И не ошибся.

За весь день не услышал ни одного дружелюбного слова. Девочки возмущенно фыркали, когда замечали, что я на них смотрю, а мальчики просто надо мной издевались. Они смеялись над тем, как говорю, во что одет, считали себя лучше, потому что были городскими, а я как бы приехал из деревни. Но самыми отъявленными насмешниками были Колян, Валентин, Вовчик, Иван и Жека.
Они называли меня деревенщиной и тупицей, хотя учились не лучше. Я делал вид, что меня это не волнует. Но ребята решили все-таки достать новичка.

Они делали это таким образом, чтобы учителя их не поймали.

Приставали ко мне в раздевалке спортзала или в кабинете труда. Отнимали мой портфель и вытряхивали из него тетради и книги, все время подкладывали какую-то гадость в парту. В этом отношении мальчишки были очень изобретательными. Но хуже всего то, что почти каждый день после уроков они меня подкарауливали, а потом просто лупили.
Я не был слабым, но справиться с четырьмя или пятью нападающими не мог. Иногда даже в школе, видя, что иду по нужде, они шли следом, а потом закрывали меня в туалете либо открывали краны умывальников и толкали под них. Потом я мокрый возвращался в класс, а они кричали, что я обмочился.

Я стыдился признаться дома, что одноклассники меня бьют и унижают. Когда родители спрашивали, откуда взялись синяки и ссадины, отвечал, что играл в футбол, и рассказывал им фантастические истории о борьбе на поле. Теперь, когда я стал взрослым и даже уже немолодым, и зная то, что случилось позже, я думаю, что мне стоило бы рассказать дома об издевательствах моих сверстников. Нужно было обратиться за помощью к учителям. Они бы, естественно, как-то отреагировали, если бы знали о том, что на самом деле творилось в нашем классе… И тогда моя жизнь была бы совсем другой. Но, увы, я стыдился признать свою слабость, и этот стыд оказался сильнее страха перед мучителями. Из-за них не выходил во двор, потому что все жили рядом со мной. Помню, иногда часами стоял у окна и смотрел, как мальчишки играют с друг с другом, но сам никогда не мог набраться смелости и выйти погулять. Я не хотел их провоцировать.

Я их проклял…

Однажды задержался в школе, пошел в библиотеку за какой-то книгой. Сидел там довольно долго, надеясь, что ребятам надоест ждать меня и они разойдутся по домам. Но нет… Сразу же после того как вышел из школы, я увидел всю компанию. Хотел пройти мимо, но они окружили меня, схватили под руки и потащили к футбольному полю. Сначала толкали, как будто я был мячом или тряпичной куклой, а когда у меня закружилась голова и я упал, стали меня пинать. Я прикрывал голову руками и сжимался от боли. Мне не хотелось плакать, но в итоге разрыдался. И, наверное, мои слезы еще больше раззадорили мальчишек. Я просил их прекратить и отпустить меня.

Но мучители считали, что игра ещё не закончена. Они положили в мой рюкзак камни надели его мне на спину и приказали бегать вокруг вотор. Я не имел шансов победить в борьбе с пятью оболтусами. Каждую секунду кто-нибудь из них подставлял подножку я падал и пока лежал они опять пинали меня смеялись и называли трусом и неудачником.
— Ты — дерьмо! — безжалостно сказал Колян и сплюнул мне на ботинок. — Тебя можно растоптать, и никому не будет жаль.
Мой мучитель отвратительно заржал, а остальные ему вторили.
— Незачем его топтать, только ботинки испачкаешь, — сказан Вовчик и добавил: — Такой вообще жить не должен, да, ребята?

Я уже перенес многое: битье, унижение, издевательства, но тут просто не выдержал. В страхе подумал, что они действительно готовы меня убить. Я снова расплакался и, рыдая, проклял своих мучителей. Пожелал этим мерзавцам внезапной жестокой смерти, кричал, что когда-нибудь они пожалеют о содеянном. А я буду над ними смеяться. Громко кричал, что есть на белом свете справедливость, все они заплатят, поскольку зло обязательно вернется к ним. Хулиганы не перестали смеяться, и тогда я пожелал им смерти. Потом сам же испугался своих слов, но на мучителей эта речь не произвела ни малейшего впечатления. Мои враги не прекратили смеяться и пинать меня. Я уже не верил, что они вообще когда-нибудь остановятся, и только крепко закрыл глаза, мысленно проклиная. Повторял про себя, что все умрут мучительной смертью, что расплата придет…

Когда в тот день я вернулся домой избитым и искалеченным, мои родители не поверили, что играл в футбол на школьной травке. Помню, как мама со слезами на глазах рассматривала мои раны.
— Сынок, ты должен нам сказать, что случилось, — умоляла она. — Тебя кто-то бьет? Требует денег? Расскажи нам все. Только не обманывай! Кого ты защищаешь?

Отец смотрел на мои синяки с ужасом и недоверием. И только тогда я переборол свой стыд и рассказал им, как одноклассники относятся ко мне в новой школе. Папа сразу пошел к директрисе, он хотел перевести меня в другое учебное заведение. Но этого сделать было нельзя, потому что подходил конец полугодия. Директор обещала наказать виновных. И действительно, она вызвала родителей тех мальчишек, сообщила им о случившемся. А мои сообщили в милицию, и с той поры мучившая меня компания была под надзором инспектора. Если бы еще раз совершили что-то подобное, то, возможно, оказались бы в исправительной колонии. С того времени всё как-то успокоилось.

С нового учебного года я пошел в другой класс, где меня уже никто не трогал. И это могло бы стать концом грустной истории, если бы не одно странное происшествие и последовавшая за ним череда других страшных событий…

Чувство вины

Зимой все дети катались на замерзшем пруду. И как-то в воскресенье произошла трагедия: лед под одним мальчиком треснул. И прежде чем друзья успели подбежать к нему, парнишка исчез под водой и утонул. Его тело спасатели нашли только через два часа.
Стыдно признаться, но когда я узнал, что жертвой был тот самый Колян, то совсем не расстроился — наоборот, вздохнул с облегчением! Тем более что именно он был лидером той банды. Так ему и надо!
— Это ему божье наказание, — сказала мама, узнав о случившемся. «Да, это наказание за то, что Коля со мной сделал. Заслужил его», -думал я, а потом с ужасом вспомнил, что сам желал ему страшной смерти!

Могло ли быть так, что мои слова сказанные в гневе, имели такую страшную силу? Мне было очень тяжело, я не спал по ночам, размышляя о том, что из-за меня погиб мальчик. Но о своих страхах не рассказывал никому. Но стал плохо спать, мне снились кошмары и мертвый Колян. В то время к нам как раз приехали погостить бабушка и дедушка.

Мой дед был человеком верующим. Я решил поделиться с ним своими страхами и сомнениями.
— А ты кто — Бог? — спросил вдруг дедушка.
— Почему Бог? — удивился я. — Нет. Дедушка, я ведь всего лишь одиннадцатилетний мальчик…
Дедушка рассмеялся.
— Ну видишь, ты всего лишь мальчик, а никакой не Бог. И помни, только Он имеет право давать и забирать жизнь.
— Но я желал этому Кольке смерти. — сказал я, раскаиваясь. — И боюсь, что тот случай на льду случился из-за меня…

Однако дедушка объяснил, что это всего лишь стечение обстоятельств. Конечно, мне нужно раскаиваться в том, что я желал зла другому человеку, но не надо думать, будто он погиб из-за моего проклятия.
Это меня немного успокоило, улучшило настроение. Я старался не думать о том, что случилось. На всякий случай избегал друзей покойного Коли, да и они больше не переходили мне дорогу.

Через несколько месяцев я почти забыл обо всей этой истории, но произошел еще один трагический случай. И снова жертвой стал один из тех мальчишек, которые меня доставали, — Валентин…
Помню, что узнал о случившемся от мамы, которая пересказывала эту историю папе.
— Он попал под машину! Видишь, Ярослав, надо быть очень внимательным на дороге! — обратилась она ко мне.
— Как это попал? — удивился отец. — Наверное, машина сбила.
— В том-то все и дело, что под нее он бросился сам. Все свидетели утверждают, что парень спокойно шел по обочине, и вдруг неожиданно выскочил на проезжую часть, как будто его толкала невидимая сила. Попал прямо под колеса грузовика!

Когда я это услышал, то остолбенел, потому что снова вспомнил проклятие, которое наложил на своих мучителей. Снова почувствовал угрызения совести и пытался успокоиться, вспоминая слова, которые сказал мне дедушка, но я чувствовал: что-то здесь не так. В тот момент, когда проклинал одноклассников, я не знал, что сказанные в гневе слова могут иметь такую силу, но теперь чувствовал себя виноватым! Ведь я на самом деле не желал им зла… Просто хотел, чтобы они ушли и оставили меня в покое.
Если бы знал, что последствия будут такими трагическими, я бы никогда нс произносил этих слов!

Чувство вины давило меня, как бетонная плита, но я постарался объяснить случившееся рационально. В результате пришел к выводу, что все это было просто стечением обстоятельств.
На протяжении последующих нескольких лет ничего не происходило, и я просто забыл всю эту историю. Потом отца снова перевели в другой город, и нам пришлось переехать. Я опять сменил школу — в этот раз среднюю. К счастью, у меня больше не было проблем с адаптацией в новой среде. Люди здесь были более серьезные, и никто надо мной не смеялся. Довольно быстро я нашел новых друзей. И постепенно забыл о тех неприятностях, которые произошли со мной много лет назад.

Проклятие настигло всех…

После окончания школы пошел в армию, а потом устроился на работу в службе доставки. Однажды довелось поехать с товаром в город, в котором я когда-то жил. У меня было много свободного времени, поэтому решил проведать старые места. Бродил по улицам, смотрел, как изменился город. И именно тогда случайно встретил одного из моих школьных врагов. Я подошел к Ивану, а он, увидев меня, побледнел, как мел.
— Привет, как у тебя дела? Ты меня не узнаешь? Это же я — Ярослав! — сказал я, протянув руку.
Но он только вглядывался в мое лицо полными ужаса глазами,качал головой, а потом убежал! Я сильно удивился.

Потом вынул блокнот и позвонил парню, с которым когда-то дружил. К счастью, он не сменил номер, так что я договорился с ним встретиться и выпить кофе. Пашка жил в центре города, поэтому уже через несколько минут мы сидели в кафе. Долго разговаривали о разных делах, о том, чем теперь занимаемся, а под конец вспомнили былые годы.
— А ты знаешь, что Жека и Вовчик умерли? — спросил вдруг приятель,а потом прикрыл рот рукой, будто пожалел о том, что сказал это.
Еще двое их тех, кто когда-то меня преследовал! Я так хотел что-нибудь сказать, как-нибудь отреагировать, но не мог выдавить из себя ни слова.
— В самом деле? — пробормотал наконец. — А как это произошло? И когда?
— Ты действительно хочешь услышать? — спросил друг с сомнением в голосе. — Я и сам не знаю, почему вдруг вспомнил об этом… Наверное, не следовало тебе говорить, — добавил он, тяжело вздохнув.

Затем подошла официантка, спросила, не хотим ли мы еще что-нибудь заказать. Когда она ушла, Павел начал рассказывать.
— Что касается Женьки, то он погиб глупой смертью: задохнулся в собственной ванной. Кажется, говорил кому-то, что уже долгое время не может починить свой газовый бойлер, — Павел замолк. — Поэтому непонятно, почему вдруг решил помыться в тот день. Жека жил один, родители проводили все лето на даче. Звонками друг друга не напрягали. Он нигде не работал, так что никто не интересовался, куда он пропал. И только через неделю парня нашел отец, приехавший в город. Жуткое было зрелище. В закрытом гробу хоронили.

Я нервно сглотнул слюну.
— А Вовчик?
Пашка махнул рукой и, будто не веря самому себе, усмехнулся.
— А Володя отравился грибами, которые сам собрал, — сказал со странным выражением лица. — Ты можешь себе это представить?! Среди знакомых он считался опытным грибником. Я сам пару раз ходил с ним в лес и просил помочь мне собирать грибы…

Минуту мы помолчали. Я потер лоб, поскольку не знал, что сказать. Вдруг вспомнился тот одноклассник, который убежал, увидев меня. Я рассказал об этом Павлу, надеясь, что он мне все объяснит.
— У Вани крыша поехала, — ответил Пашка. — Тяжелая форма шизофрении. Уже несколько раз был в психбольнице. А как только оттуда возвращается, начинается какая-то паранойя, всем говорит, что ему грозит смерть, прячется под столом или в туалете и оттуда не выходит. Бедняга почти все время принимает лекарства…

Я не могу себя простить

Я уже не верю, что все это было совпадением. Парней убило мое проклятие!
Я с ужасом слушал эти новости и был полностью уверен в том, что виновен в смерти моих одноклассников! Ведь все это не могло быть простым совпадением! Слишком уж много странных смертей и несчастных случаев! Да иначе и быть не могло…
Проклятие, которое я наслал на обидчиков, убило их, хотя мне совсем этого не хотелось.
Я быстро попрощался с другом детства и уехал из города, пообещав себе, что больше никогда туда не вернусь…

До сегодняшнего дня меня все еще мучают угрызения совести. Наверное, никогда не смогу простить себя за те слова, которые прокричал на них в гневе.

Ярослав.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА: Механизм проникновения проклятий в ауру человека примерно один для всех случаев, отрицательных или положительных. Через макушку человек соединен ментальным каналом со своим личным эгрегором, находящимся на информационной решетке. По нему идет поток энергии туда и оттуда, а вместе с ним и информация, события и прочее. Когда человек, находясь в состоянии обиды и гнева, посылает проклятия, то мыслеформа врывается в оболочку его обидчика, вызывая деструктивные изменения, меняя установившуюся энергетику. Поднявшаяся информация внедряется в эгрегор в виде молекулы и начинает там свою жизнь, как будто всегда здесь и была. Если в момент проклятия человек, вкупе с гневом, испытывал ещё и физическую или душевную боль, то глубокое проникновение проклятия в ауру обидчика обеспечено. Да еще будет подкрепляться по мысленному коридору от одного к другому.

Проклятие, которое я наслал на обидчиков, убило их, хотя мне совсем этого не хотелось... Я учился еще в начальных классах, когда мы переехали в большой город в Краснодарском крае. Мой отец был инженером, и его пригласили работать на фабрике; нашей семье дали большую ведомственную квартиру. Все были этому очень рады, потому что до сих пор ютились с бабушкой и дедушкой в трехкомнатной хрущевке в маленьком городке на Севере страны. Но переезд повлек за собой смену школы и окружения. Я этого немного боялся, потому что всегда был робким, трудно было знакомиться с новыми людьми — для меня это всегда был сильный…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей Будьте первым !

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector