Истории про порчу.

Чёрная змея

Эту историю рассказало мне моя мама — Анна Калистратовна Гаврилюк. В молодости она была очень привлекательной: выразительные карие глаза, вьющиеся темно-русые волосы, точеная фигурка заставляли сильнее биться сердце не одного парня.

Готовились к свадьбе

В те далекие 1950-е годы Аня жила с родителями и двумя сестренками Нелей и Женей в селе Щекичин Корецкого районе Ровенской области. Была умной и работящей, любила петь и танцевать. Хотя тогда на развлечения времени было мало — в послевоенные годы приходилось трудиться не покладая рук, чтобы выжить. Их семья не была богатой. Но молодость есть молодость. И скромная одежда не могла скрыть пленительные лилии тела и точеные ножки их юной обладательницы. В мае Аннушке исполнилось восемнадцать. Ее душа расцветала и пела — девушка влюбилась, и эта любовь была взаимной. Ее любимого звали Володя, и он тоже был хорош собой.

Однажды в их клуб пожаловала незнакомая девушка — статная, синеглазая, с черными, как ночь, волосами. Эффектная барышня недвусмысленно поглядывала на Владимира. Но Володя не замечал никого, кроме своей избранницы — любимой Аннушки! Молодые люди не мыслили жизни друг без друга, и их родители стали готовиться к свадьбе.

Странная болезнь

Однажды, вернувшись из клуба, Анна почувствовала себя очень плохо: резко закружилась голова, в глазах потемнело, нечем было дышать. Испуганные родители послали за доктором. Жил он далеко, и пока добрался до них, дочь уже пришла в себя, ей стало намного легче. Но после того злосчастного вечера у девушки пропал аппетит, по ночам ей снились какие-то кошмары, и она с криком просыпалась. Аня начала заметно худеть и слабеть, в ее когда то веселых глазах застыла печаль. Володя поначалу ужасно переживал, видя, как его ненаглядная угасает, часто навещал её, но потом стал появляться все реже и реже… А через три месяца Аня узнала, что ее жених гуляет с той, синеглазой.

Встреча с гадалкой

По воскресеньям в их селе часто проходили ярмарки. Сюда съезжались люди из всех окружающих деревень, часто наведывались и горожане, чтобы обменять на продукты кое-какие вещи — костюмы, платья, книги. Мать Ани насобирала два десятка яиц и отправила дочь на ярмарку, попросив продать или обменять их на муку. Бледная, изрядно похудевшая Аннушка теперь была больше похожа на тень. Девушка с трудом шла, а корзинка с легкой ношей, казалось, была наполнена камнями. Увидела у забора лавочку. Присела, поставив корзину на колени, отдышалась.

И тут к ней подошла цыганка. Молодая, глазастая, увешанная украшениями. Одета она была в длинную пеструю юбку и белую, вышитую алыми маками кофту. Ее черные колючие очи прямо-таки впились в Аню, а та, испугавшись, съежилась в комочек.
— Но бойся меня, я не такой зверь, как та, что рядом с тобой! Всё таешь, как свечка, а жених к другой сбежал? — усмехнувшись, спросила цыганка.

Услышав такие слова, Аннушка еще больше побледнела и опустила голову. Ее пальцы, державшие корзинку, задрожали, из-под ресниц покатились слезы.
-Да ладно, не реви, — велела цыганка. — Не пожалеешь свой товар, помогу.
Аня тут же протянула ей корзину с яйцами:

— Вот это всё,что у меня есть.
— Я Аза, — цыганка подсела на лавочку и закрыв глаза, стала водить рукой над аккуратно уложенными яйцами. Остановилась на одном, взяла его и начала медленно катать по телу девушки, что-то монотонно приговаривая на своём языке.

Любила, но не простила

Сначала ворожея прокатила яйцо по Аниной голове, потом по плечам, по груди, спине… И чем дольше скользило яйцо по телу, тем легче становилось Аннушке. Вот только её нестерпимо клонило в сон. Голова совсем отяжелела, ей хотелось лечь.
— Не спи, только не спи! — сурово приказала ей Аза.
Наконец, закончив процедуру, осторожно отколупнула верхнюю часть яйца.
— Смотри! Вот она — твоя смерть! — и поднесла яйцо к глазам девушки.

Аня глянула мельком и тут же в ужасе отпрянула — внутри скорлупы копошилась и извивалась маленькая змейка! Цыганка же властно и грозно прокричала ей прямо в лицо:
— Говори, куда её бросать — на того кто послал, или туда, куда люди не ходят!
— Куда люди не ходят! — глядя со страхом на змейку, крикнула девушка.
Ее спасительница размахнулась и изо всех сил швырнула яйцо с гадиной высоко вверх, и оно… исчезло, как будто его и вовсе не было.

Даже родные с трудом верили рассказу моей мамы. Но с тех пор она стала быстро поправляться, к ней вернулись и аппетит и желание жить! Аннушка снова повеселела и расцвела.

Увидев Аню совершенно здоровой, Владимир сначала удивился, а потом обрадовался и стал умолять простить его. Клялся, что по прежнему не может без нее жить… Как же Аннушка любила его! Безумно любила! Но не простила, и они расстались. А через пять лет судьба подарила ей новую любовь. Это был мой будущий пала.

Ирина Николаевна Самсоненко. с. Треповка. Кировоградской области.

Эту историю рассказало мне моя мама - Анна Калистратовна Гаврилюк. В молодости она была очень привлекательной: выразительные карие глаза, вьющиеся темно-русые волосы, точеная фигурка заставляли сильнее биться сердце не одного парня. Готовились к свадьбе В те далекие 1950-е годы Аня жила с родителями и двумя сестренками Нелей и Женей в селе Щекичин Корецкого районе Ровенской области. Была умной и работящей, любила петь и танцевать. Хотя тогда на развлечения времени было мало - в послевоенные годы приходилось трудиться не покладая рук, чтобы выжить. Их семья не была богатой. Но молодость есть молодость. И скромная одежда не могла скрыть пленительные лилии тела…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей 4.75 ( 1 голосов)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector