Журнал Планета Эзотерика
Назад

Приворотное зелье

Опубликовано: 20.04.2019
2
215
Реальная история про приворот

Это моя реальная история про приворот, который я сделала на любимого человека. Говорят, в любви все средства хороши. Нет... не все...

Ванечку я любила всегда, сколько себя помню. Этот мальчик жил по соседству и был старше меня на четыре года. Я всегда пыталась его догнать, во всех делах равнялась на него. А он показывал мне мир...

Ваня был очень терпеливым со мной, называл своей маленькой упрямой сестричкой. Всегда обо всем подробно рассказывал, объяснял, а я слушала его, раскрыв рот от восхищения: какой умный! Родители в шутку называли нас женихом и невестой.

Я сияла от удовольствия, а Ваня сердился. Однажды он меня поцеловал, обычный такой чмок в щечку, но я и сегодня вспоминаю это, как один из самых счастливых моментов моего детства... Влюбленность маленькой девочки была сладостная, но когда я пошла в школу, пришлось научиться скрывать свои чувства. В общем-то, может, на время я о них забывала, усыпляла их. У меня появились новые подружки, новые заботы и увлечения. А Ваня и так был всегда рядом, каждый день. Он забирал меня из школы, помогал готовить уроки, присматривал за мной, когда родителям нужно было куда-нибудь поехать.

Все закончилось, когда Ваня поступил в техникум. Я еще ходила в пятый класс. С тех пор мы уже виделась не каждый день, а только по выходным, потому что техникум находился в райцентре, Ваня жил там в общежитии и приезжал домой в пятницу вечером, да и то не каждую неделю.

Теперь у моего друга редко находилась свободная минутка для такой малявки как я. Со мной ему было скучно и неинтересно. Ваня засматривался на девочек своего возраста, а я... по-прежнему видела только его. Потом Ванечка уехал в большой город, в институт. Что мне оставалось?

Я бродила по школе и вспоминала, на какой же лавочке он любил сидеть на переменах, под каким окном повторял уроки, к каким книгам прикасался в библиотеке.
И ждала выходных, потому что на выходные Ваня иногда приезжал домой. Тогда я могла наблюдать за ним, спрятавшись за оконной занавеской, когда он помогал отцу рубить дрова или ремонтировать что-то во дворе.
Иногда удавалось поболтать. Он расспрашивал об учебе и рассказывал, как ему живется в большом городе, а я смотрела на его губы, на непослушную прядку волос, спадающую на лицо...

После средней школы я поступила в институт, на тот же факультет, что и Ваня. Он учился на четвертом курсе, потому что из-за болезни отстал на год. В общежитии мы жили на одном этаже. Увидев меня в коридоре первый раз, Ваня искренне обрадовался. Так, как радуются, встретив давнюю подругу. Я просто таяла от счастья. Теперь ничто не сможет разлучить нас!
- Ну, Варюха, уж я за тобой присмотрю! Чтоб не по дискотекам бегала, а училась! А то твои родители голову мне оторвут! - говорил он.

Иногда Ваня заходил ко мне, расспрашивал о делах, о подругах, об учебе... В общем, относился как к младшей сестре. Я же мечтала о других отношениях, шептала по ночам, как заклинание: «Ты еще полюбишь меня, ты еще потеряешь от меня голову»...Только эти мои заклинания не очень-то действовали...

И однажды я поняла почему. Обычно, когда мне очень хотелось увидеть Ваню, я придумывала какой-то предлог, чтобы заглянуть в его комнату. Так было и в тот вечер. Однако дверь оказалась запертой. Я не удивилась, ведь, в конце концов, он имел право пойти куда-нибудь, но тут из соседней комнаты выглянула наша общая знакомая.
- А Ваня сейчас занят, приходи завтра, - хихикнула она.

А это показалось мне странным. Почему-то испугалась: вдруг Ванечка не здоров?
- Что-то случилось? - спросила.
- А то ты не знаешь! Наташка его вернулась со стажировки, - фыркнула подруга, а я еще не знала, что моя жизнь рушится.
- Какая Наташка? - пробормотала недоуменно.
- Кривцова, невеста Ванькина. У них роман давно уже. А ты что, правда не в курсе?
Она так и сказала. Не девушка. Не барышня. Невеста!

Вскоре я увидела эту Наташу. Ваня устроил большую вечеринку по случаю возвращения своей любимой. И весь этот жуткий вечер не отходил от нее ни на шаг. На меня он абсолютно не обращал внимания, впрочем, ни на кого другого тоже. Имела значение только она. Они смеялись, шутили, находились в толпе людей, однако же в каком-то своем, собственном мире, очерченном для них двоих. Она или эта - только так я постоянно называла про себя чертову разлучницу. А еще рыжей стервой или гадиной. И еще по-всякому. Но это совершенно ничего не меняло. Они были неразлучны и все время липли друг к другу. Я не могла на это смотреть. Надолго забыла, что такое хорошее настроение.

Что в ней такого было? Красавица? ! Не так чтоб очень. Умница? И что? Я тоже не дура! Ну, по-английски болтает сносно, потому и поехала на стажировку в Великобританию.
Но я тоже прекрасно говорила на английском, я симпатичная (все говорят!), моложе, в конце концов! Почему же он не хотел на меня смотреть так, как на нее? Я любила его столько лет, ходила с ним воровать черешню, это меня он вытащил из заброшенной скважины, меня он спас от злой собаки...

Но он выбрал ее. Я была уверена, что это ошибка, что он не понимает, что делает.
«Ваня, требуется совсем немного времени, чтобы ты понял: это я особенная, а не она», — шептала я, склоняясь над его фотографией... Эта любовь обрушилась на меня как снег на голову. Я все еще верила, что надо просто подождать, и Ваня непременно меня заметит и полюбит. Только вот времени оставалось все меньше. Через год защита диплома, после этого он снова может от меня сбежать...

Но у меня есть еще целый год! Наступило лето. Я вернулась домой, а пятикурсники поехали на практику. Наташка вместе с моим Ванечкой. С моим! Гадина!.. Я думала об этом, представляла их в разных ситуациях, это было настоящим безумием и мучением.

У нас за селом жила тетка Селеста. Говорили, что она ворожея, колдунья, ведунья, ведьма, и Бог знает кто еще. Старая женщина собирала травы, сушила, готовила разные отвары.
Очевидно, она умела лечить, но и девушки, страдающие от любви, иной раз обращались к ней за помощью.

Пошла и я. Это была последняя соломинка. Я шла через луг, трогая пальцами верхушки высокой травы, а солнце светило просто в лицо. Я была спокойна и сомневалась, что поступаю правильно. И верила, что наконец мне кто-то поможет, что закончатся мои муки.

Тетка Селеста сидела возле хатки и перебирала пучки какой-то травы. Возле ее ног грелся на солнце рыжий пес. Он настороженно поднял морду, и Селеста поставила руку козырьком над глазами, чтобы лучше меня рассмотреть.
- День добрый, - неуверенно приветствовала я ворожею.
- Он таки добрый, - кивнула она. - Что тебя привело сюда?

Я не знала, что сказать, вдруг испугалась. Скверное предчувствие сжало сердце.
- Ну, что тебя мучает, девонька? Тело или душа? - серьезно спросила женщина.
- Сердце! - выпалила я и почувствовала, что краснею. - Поэтому я пришла...
- А-а-а, ну да. Это часто случается в таком возрасте, - усмехнулась Селеста. - Молодые только о любви и думают.
- Вы не понимаете, - лихорадочно стала я объяснять. - Я... я предназначена для него, должна с ним быть! А он с этой... Помогите, пожалуйста! - прошептала, молясь, чтобы колдунья не прогнала меня.
- Значит, есть эта? Ну, а предназначен ли он для тебя? - строго спросила ворожея.
- О чем вы говорите?
- Нельзя лезть между двух любящих людей, разбивать чье-то счастье. А парень, видать, не свободен. Подумай, девонька.

Она немного разозлила меня. Я же не за нравоучениями пришла, а за конкретной помощью!
- Я все обдумала! Хочу, чтобы он меня, наконец, заметил! Как женщину! Чтобы моим был!
Бабка хмурилась, жевала губами, явно что-то ей сильно не нравилось. Но я не отступлю от своего!
- Хорошо, пойдем, пойдем. Сейчас что-нибудь найду для тебя... — пробормотала она сквозь зубы.

Вся хатка была чисто выбелена известкой. Здесь царил аромат сушеных трав, которые свисали с потолочных балок. Селеста открыла один из шкафчиков. Потянулась за льняным пузатеньким мешочком и смерила меня взглядом.
- Так как твоего зовут?
- Иван, - прошептала я.

- Ладно. Слушай-ка сюда, девушка, - посмотрела мне в глаза. - Вот тебе травяной сбор. А вот настой из него. Специальный, любовный... Настой добавишь своему в чай. А щепотку травы заверни в салфеточку, под подушку ему положи. Хорошо бы, чтобы ты рядом с ним на той подушке поспала.
- А какой его состав? - спросила я с внезапным страхом.
- Ничего особенного. Цветы руты, полынь, ромашка, немного водки... - Селеста переливала жидкость в маленькую бутылочку. - Достаточно будет нескольких капель. Важно одно - заговор. Когда будешь добавлять этот настой, скажешь три раза: «Сын Божий Иван, полюбишь меня, прежде чем расцветет рута». Запомнишь?

Я кивнула.
- Ну, вот и хорошо. Три раза, помни.
- А сколько... сколько я вам должна за... эту услугу? - прошептала я.
Селеста лишь махнула рукой. Я постояла там еще минуту, но она, похоже, действительно не хотела никакой оплаты, так что я направилась домой.

В конце августа я вернулась в общежитие. Начинался новый учебный год. Теперь мы с Ваней жили в разных корпусах. Ваня тоже уже поселился, а она была все еще на практике в сотне километров от нас. Все складывалось как нельзя лучше... Пора было действовать.

Я не откладывала свое дело в долгий ящик. Пригласила Ваню к себе на чай, влила в его чашку настой бабки Селесты. Заговор начал действовать не сразу. Прошла неделя, другая... и ничего.

Я видела, что Ваня постоянно получает эсэмэски от нее, что они перезваниваются... Но я не переставала верить, что он меня полюбит, что это всего лишь вопрос времени, и забудет о той...

Потом была какая-то вечеринка в общежитии. Конечно, с выпивкой, но мы не слишком напились. Танцевали, дурачились...
Вдруг Ваня схватил меня за руку и заглянул глубоко в глаза. Сердце забилось сильнее: вот оно!
- Варюха, как это я не замечал раньше, какая ты красивая девушка... - прошептал он, а у меня подогнулись коленки.
Но я и виду не подала, только засмеялась и отошла на минутку - потанцевать. Я знала, что Ваня не спускает с меня взгляда.

Больше историй из жизни про ведьм и колдунов

Через несколько дней он пригласил меня в кино. После сеанса мы отправились на прогулку. Ваня жаловался, что его отношения с Наташей зашли в тупик, что ему надоели эти разлуки.

Я сочувственно поддакивала, но понимала: наступает мой час. Прошло еще несколько недель, прежде чем Ванечка поцеловал меня, но это случилось. Он порвал с той и был полностью моим.

В первую нашу ночь вместе я положила под подушку сверточек с заговоренной травкой. Наконец я могла засыпать в объятиях любимого, намазывать ему маслом хлеб на завтрак, опираться подбородком о его плечо, когда он сидел за компьютером, ходить с ним на прогулки к реке и лежать в траве, глядя на облака.

Это было самое прекрасное время в моей жизни. Красивое, как сон. Мы не сообщили родителям, что встречаемся. Решили, что еще не время. Но я уже мечтала о свадьбе. Как-то раз я договорилась встретиться с подругой - посплетничать.

Мы пили кофе глясе, и Таня вдруг спросила, уверена ли я, что поступаю правильно.
- Это ты о чем? - удивилась я.
- О тебе и Иване. Ты не боишься, что он сейчас встречается с тобой, чтобы забыть о Наташе? - спросила Татьяна.
Я вздрогнула, услышав это имя. Что-то кольнуло в сердце.
- Ерунда! Ванечка и думать забыл о ней! - засмеялась я. - Это все в далеком прошлом!
- Ну, я просто переживаю за тебя. Не хочу, чтобы ты из-за него плакала, - пояснила Танюха.
- Уверена: не буду никогда, - сухо бросила я и сменила тему.

У меня в голове не укладывалось, что я могла бы плакать из-за Вани. Я была так счастлива! Так сильно влюблена! Может, именно поэтому легкомысленно отнеслась к некоторым сигналам своего тела. И вдруг поняла, что у меня задержка с месячными. С дрожащим сердцем я пошла в аптеку за тестом, а потом, перепуганная, рассматривала белую пластинку. Увидев результат, ухватилась за раковину. Я была беременна!

На следующий день пригласила Ваню в кафешку, где мы любили обедать, и там сообщила новость. Безо всяких предисловий. Он не обрадовался. В его глазах я увидела какой-то страх.
- Ты уверена? - спросил он.
Дурацкий вопрос. Какой-то киношный. Молча кивнула, подтверждая новость.
- Я не была у врача, но у меня задержка, я купила тест, и...
- Ты должна сходить. Мы должны быть уверены, - прервал он меня.

Я записалась к врачу. Беременность подтвердилась. Девятая неделя. Сама не знаю почему, но я ничего не сказала Ване, соврала, что еще не была на приеме. Как будто что-то предчувствовала...

В апреле вернулась Наташка. Кто-то из знакомых сказал об этом, а я, глупая, даже не испугалась. Была уверена, что Ванечка мой, только мой, в конце концов, я носила под сердцем его ребенка.

Я увидела, как Иван ласково обнимает Наташу, а она целовала его, словно прощалась...

В тот день я ходила за покупками, а потом встречалась с Танюхой. В общежитие возвращалась довольная, счастливая, раздумывала, как мы назовем нашего ребенка...
Проходила рядом со сквериком и там увидела их. Они сидели за одним из столиков в деревянной, заросшей плющом беседке. Не целовались, но то, что я увидела, было намного хуже.

Они перешептывались и не отрывали друг от друга взглядов. Мир для них не существовал, наверное, поэтому меня не заметили. Тихо, как кошка, подкралась к беседке и стала наблюдать за ними. Сердце стучало у меня все медленнее.
Я не слышала, о чем разговаривали, потому что они говорили очень тихо. Бросали какие-то фразы, склонившись друг к другу... Наконец, встали, и я испуганно отскочила. Ваня сделал шаг в ее направлении, а она закинула ему руки на шею, и они застыли так, обнявшись. Она поцеловала его в лоб с такой нежностью...

Через минуту они с трудом оторвались друг от друга, а я чуть не расплакалась. Никогда Ваня не смотрел на меня так, как на нее. Никогда не смотрел таким искрящимся восхищенным взглядом. Не держал меня в объятиях так, будто я была хрупкая и бесценная.
- Мы могли бы уехать. Вместе, - шепнула она несколько громче, так, что я услышала.
- Я хотел бы, но не могу, - отвечал он тихо. - Это уже слишком далеко зашло, у меня серьезные обязательства... Я не могу сейчас сбежать. Не могу быть подонком. Я всю жизнь буду жалеть об этом, но не могу... - Ваня опустил голову.
- Не надо было мне уезжать, -прошептала Наташа с грустью...

Я вдруг все поняла. Ваня меня не любил. Он остался бы со мной, жил бы со мной и нашим ребенком, а по ночам думал бы о ней...

Я тихо ушла оттуда. Мне больше не хотелось наблюдать.
Вернулась в общежитие и легла на кровать. Укуталась в одеяло, смотрела в потолок. Пока еще не плакала, не могла. Меня трусило, словно я была больна.
Ваня позвонил около полуночи, но я не взяла трубку. Послала эсэ-мэску, что плохо себя чувствую и что лягу раньше. «Сегодня буду ночевать у себя, увидимся завтра», - написала я. «Спокойной ночи, Варя», - ответил он.

С некоторых пор Ваня не называл меня больше Варюхой или Варюнькой, как в детстве, а просто и сухо - Варя. Мне не хотелось видеть его, я была не в состоянии смотреть ему в глаза. Я размышляла, проведет ли он эту ночь с той. Собственно, мне было все равно. Я принята решение.

Он появился у меня с самого утра. К счастью, я это предвидела и кое-как привела себя в порядок. Сидела за столом и пила чай. Он подошел и чмокнул меня в щечку.
- Что случилось, Варя? Ты заболела? - запнулся, как бы боясь закончить вопрос.
- Послушай... - начала я, стараясь сглотнуть большой комок, стоявший у меня в горле. - Ваня... - произнесла это имя, зная, что, наверное, произношу его в последний раз. - Я не беременна.

Сказала, сильно сжимая кулаки. Спрятала дрожащие руки в карманы кофты, чтобы он ничего не заметил и ни о чем не догадался.
- Как это - не беременна? - любимый взглянул облегченно, однако как-то недоверчиво.
- Ложная тревога, - засмеялась я ненатурально. - Знаешь, тест обманул, сегодня пошли месячные. Так бывает. И я тут подумала... Потому что много об этом думала в последнее время... Похоже, мы не очень подходим друг другу?

Ваня посмотрел на меня изучающим взглядом. А я едва держалась на стуле, боялась, что сейчас упаду. Еще минуту назад у меня была надежда, что мой единственный скажет нечто, что все изменит. Признается, что всегда любил только меня, что вдруг понял это... Увы.
- Что ты надумала, Варя? Честно?
- Ну, знаешь, я, например, еще не готова к чему-то серьезному. Эта якобы беременность помогла мне это понять, - плела я невесть что, любой ценой пытаясь не зареветь, не броситься к Ване на шею...

Наконец я убедила его, что между нами ничего не будет, что я ничего не хочу от него, что мне было приятно, но, похоже, нет смысла продолжать. Плела всю эту чушь, а сама смотрела на его лицо и думала: «Ваня, это ради тебя. Я люблю тебя. Люблю, как никогда никого не буду любить. Это ты научил меня стрелять из лука. Ты защитил меня от старших девочек, когда они хотели отнять скакалку. Ты прятал меня от родителей, когда я разбила новый велосипед... Я люблю тебя, слышишь? Это все ради тебя, мой единственный!»

Боялась, что любимый прочтет все это в моих глазах, и в то же время хотела, чтобы именно так и случилось. Но Ваня поверил во все мое вранье. Пробормотал что-то типа того, что думал, что я более зрелая. Забрал кое-какие свои вещи, которыми пользовался, когда ночевал у меня. И ушел. А я до вечера рыдала, съежившись в кровати, которая еще помнила его запах.

На следующий день я не вставала с кровати. Не открыла дверь, когда Ваня пришел за какими-то своими забытыми вещами, не отвечала на звонки. Я делала вид, что меня нет, потому что мне надо было как-то собрать себя в кучу. Это заняло два дня. Прошло какое-то время, прежде чем я была в состоянии показаться на люди.

Ваня заскочил на минутку. Похоже, лишь за тем, чтобы уверить, что мы можем оставаться друзьями. Минут пятнадцать поговорили как два плохих актера, и наконец он стал прощаться.
- Слушай... Тут еще вот такое дело... Наверное, после защиты я уеду в Испанию на какое-то время, - сказал он, задержавшись на мгновение в дверях. - Мне предлагают работу.
- В Испанию? - бросила я с безразличным видом. - Поздравляю...
Но все во мне кричало: «Останься со мной, умоляю!!!»
- Но если... если тебе что-нибудь понадобится... Звони, пиши... Обязательно помогу!
- Хорошо, конечно, не беспокойся. Знаю, что могу на тебя рассчитывать, - кивнула я.
Он все-таки ушел, и я могла продолжать горевать.

Те первые месяцы после нашего разрыва я вспоминаю, как кошмар. Даже боялась, что случится выкидыш, потому что я почти ничего не ела и постоянно плакала. Но ребенок развивался хорошо. Мне пришлось все время притворяться. Я приостановила учебу и переехала к бабушке. Родителям не стала говорить, кто отец. Соврала, что парень, с которым познакомилась у подруги и который бросил меня, когда забеременела. Они как-то это пережили. И обещали никому не рассказывать. Ведь дочка с внебрачным ребенком - не особый повод для гордости.

У бабушки я немного ожила. Не откровенничала, но бабуля, похоже, о чем-то догадывалась. В любом случае уж точно понимала, что я страдаю от любви... Я родила прекрасную доченьку, Лизочку.

Только теперь осознала, что моя любовь к Ване была... ничем. Иллюзией, неуверенностью, мечтаниями... А Лизочку я полюбила настолько сильно, что иногда боюсь, что у меня сердце остановится от избытка этой любви.

Прошло три года. Лиза - веселая, мудрая девочка, гордость и радость моих родителей. Вылитая я в детстве. От Ивана она почти ничего не взяла, поэтому никто не догадывается, что она его дочь. Сначала люди судачили, что я вернулась «с дитем в подоле», но потом нашли новый повод для сплетен.

Я перевелась на заочное отделение, жила с родителями, пока не подросла Лиза. А когда получила диплом бакалавра, уехала в город, нашла работу, сняла квартиру.

Ваня постоянно сидит в Испании, знаю от родителей, что у него там хорошая работа. Он слышал, что у меня родился ребенок, и даже позвонил. Я опять соврала: я-де на практике познакомилась с красивым аспирантом, но у нас с ним семьи не получилось.

Ваня поверил. А в общем-то, почему бы ему и не поверить?

Слушая его спокойный голос, я думала о том, что чувствую. Я чуть-чуть тосковала по нему. Ведь это все еще был тот парень со светлым веснушчатым лицом, который открывал для меня мир и которого я все время пыталась догнать...
Но я его уже не любила. Я излечилась от моей почти болезненной любви. Дочка меня излечила.

Слова ворожеи сбылись: я нашла свою судьбу с другим мужчиной и счастлива

Я задумалась, не проведать ли старую Селесту. Сказать, что ее снадобье не сработало.
Тот же аккуратный домик и тот же рыжий пес на крылечке. Только оба еще больше постарели. И Селеста все также перебирает травы в корзинке, сидя на скамеечке.
- Ваш заговор не сработал, - говорю я несмело.
- Но ты же счастлива? - усмехается хитро ворожка. - Послушай, девонька, уводить чужую долю - грех большой. Зачем он тебе, глупой? Падет не только на тебя, но и на деток твоих. Вот я его от тебя и отвела. Ты получила, что хотела - сердце любящее, верное - твое дитя родное. А мужик у тебя еще будет, уж поверь мне.

Слова Селесты сбылись через два месяца: я встретила хорошего человека, свою настоящую судьбу. А Ваня женился на Наташе, у них двое сыновей. Недавно всей семьей они приезжали к нам в гости. Я заметила, как пристально Ваня смотрел на Лизу, но ни о чем так и не спросил.

Варвара

, , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
  • Лёля
    Ответить на сообщение

    История грустная. Ох эта любовь, что она только не творит с нами... Какие глупости не заставляет делать... Я сочувствую автору рассказа, но я все же рада, что она поняла свою ошибку и не стала парня напрягать тем, что не было ему дорого...Вообще я против использования приворотных заговоров и средств. В первую очередь, хоть и получая желаемое, мы обманываем себя... Тем самым глубоко зарываем свое счастье....

  • Гриня
    Ответить на сообщение

    Ну что...история понравилась. Но мне кажется это выдуманная. Ну какое приворотное зелье в наше время. Если б такие зелья существовали то все бы привораживали. А... хотя может и есть в этом что то. Ведь женятся по огромной любви. А через пол года со скандалами разбегаются. Может и правдв приворотами бабы пользуются.

Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.