Истории из жизни про колдунов

Мой фамильяр

Когда я окончил мединститут, передо мной открывались великолепные перспективы. Но … Оказалось, у меня совершенно другое предназначение.

У меня были все шансы работать в столичном институте хирургии. Но вдруг что-то щелкнуло в моей голове, и, к всеобщему удивлению, я попросился на периферию.
— Есть у нас одно проблемное селеньице у черта на куличках, — говорил мне завздравотделом. — Именно по этой причине мы открыли там врачебный участок вместо акушерского пункта. И еще, акушерки в селе нет — никто не хочет там жить.

Ехал я в село на попутке в кабине полуторки. Шофер, парень моих лет, Сергей говорил:
— Фронтовичка! Единственный автотранспорт в нашем селе. Больше десяти лет как война закончилась, а она все бегает. А вы к нам надолго, с семьей? — переключил тему разговора Сергей.
— Нет у меня семьи. В начале войны фашистская бомба угодила в наш дом. Родители, брат и сестренка погибли! Один я остался, — неожиданно разоткровенничался я.

Вдали показалась дубовая роща. Я удивился: кругом болота, а тут — дубы. Сергей объяснил, что раньше здесь было село, но овраги вдруг поползли, разрушили многие дома, обезобразили кладбище.
— Видите, стены стоят? Это остатки родительской хаты. Погреб и сейчас годный. Я из него схрон, то есть убежище, сделал, засаду на диких кабанов. Стрельну и спрячусь, а то раненый вепрь вмиг догонит и растерзает, так случилось с Николаем Смирновым. Теперь он калека!
— Вы, видать, заядлый охотник, — заметил я.
— А то. Могу и вас приобщить к этому. Вот-вот желуди с дубов посыплются, кабанчики большие любители их… А вас куда везти — в сельсовет или в амбулаторию?

Вдруг Сергей круто повернул в проулок и затормозил у какого-то дома. Ворота были распахнуты, толпился народ.
— Опять у Ефрема Смирнова ЧП, — хмуро заметил Сергей.
Я вошел во Двор. Толпа, увидев незнакомого, расступилась, и я увидел парня. Голова его была неестественно вывернута. Рядом стоял, понурившись, мужчина, пол-лица его скрывала черная борода, голова же была седой. Сергей ему сказал: «Дядя Ефрем, я врача привез». Бородач, отец погибшего, бросив на меня острый взгляд, буркнул:
— Тут никакой врач не поможет, — и скрылся в доме.
Даже без осмотра было ясно, что парень умер.

Ко мне, потешно подпрыгивая, подскочила невысокая худенькая старушка, быстро заговорила:
— Я твоя уборщица, баба Юля. Пойдем, я провожу тебя к амбулатории, там и квартира твоя. А этот самый Коля, мертвый который, сын Ефрема, на чердак лез, а у лестницы перекладина обломилась, он упал и головой стукнулся. А год назад его кабан дикий искалечил на охоте. Есть еще у Ефрема сын Витька. Чую я, что его тоже такая ужасть ожидает. Да и вообще, похоже все это на происки сатанистов.
Я не понял, к чему это сказано, но впоследствии не раз слышал, как баба Юля обвиняет во всем случившемся пресловутых сатанистов. Чем меня изрядно доставала. Баба Юля как в воду глядела…

Прошёл год. Как-то она прибежала и с порога выдала:
— А что я тебе говорила? Витька Смирнов-то утоп. Привез его отец, в озере выловил. Во дворе Витька лежит, зеленый весь, глаза выпученные, язык высунутый. Рядом ружье лежит и утка. А сам Витька увитый водорослями. Гуторит народ, что он селезня убил, тот упал в воду, Витька полез за ним, запутался и утоп.
Все было так, как рассказала баба Юля. Присев на корточки, раздвинул водоросли на утопленнике, особенно плотно они обвили шею. Я увидел на шее борозду — явный признак удушения, причем тонкой проволокой. Следовательно, Виктора вначале задушили, а затем бросили в воду, имитировав несчастный случай.

Приехал следователь, деловито открыл портфель, вынул конверт, из него выскользнула собранная в кольцо струна.
— Это гитарная струна — предмет удушения Виктора Смирнова, — заявил следователь. — Именно на месте гибели я и увидел этот вещдок. А так как в этом захолустье гитара — редкость, то, выявив хозяина, я назову имя преступника.
— А чего его искать, гитара была только у Васьки Чужака!
Это подала голос баба Юля, тихо проникшая в кабинет и с интересом вслушивающаяся в наш разговор.
— Чужак отмечал День рыбака с компанией на озере, пели песни под гитару, — продолжила уборщица.
— Но струну я обнаружил в водорослях. Не могла же она сама оторваться и скрутиться в кольцо, — усмехнулся следак.

— Так Васька повздорил с Сенькой Редькиным из-за девки и саданул того гитарой по башке. А та струна у Васьки запасная была, хранилась внутри гитары, вот и выпала.
— Ну раз вы в курсе, так сведите меня с этими Васьками и Сеньками.
— Так Васька в армии, а Сенька в город умотал, уж какую неделю там живет.
— Что-то не сходится у вас, гражданка. День рыбака отмечался в начале лета, а Чужак ваш был призван в армию весной.
— Это у вас не сходится, а у нас все тютелька в тютельку. Василия на побывку отправили.

— Ну а девка, из-за которой весь сыр-бор разгорелся, никуда не делась?
— Так она же моя двоюродная племянница, замуж вышла за Сеньку, он тоже мой племянник, только троюродный.
— Кошмар какой-то. Здесь все друг другу родня.
Тут вмешался я:
— Баба Юля все время говорит о сатанистах. Не копнуть ли вам в этом направлении?
Следак цокнул:
— Ты в своем уме? Думай, что говоришь!
Я же между делом продолжал размышлять о причине гибели Смирнова. Не за что его было убивать… А если баба Юля права, и гибель Виктора связана с сатанистами?..

Вечером ко мне зашел Сергей и предложил завтра пойти на кабанчиков. Я согласился. Но охота сорвалась: Сергей подвернул ногу, растянул связки. Я наложил ему тугую повязку и прописал лежачий режим. Раздумывая, чем теперь занять выходные, я перелистывал календарь. Сегодня пятница, 13-е… Мои размышления прервала баба Юля, она пришла делать уборку. Я поспешил ретироваться, так как она меня достала своей сатанинской верой. И тут меня осенило! Пятница, 13-е — это же сакраментальное время всех одержимых нечистой силой. И если у нас есть сатанисты, то они не преминут собраться на свой шабаш. Где? Конечно, на заброшенном кладбище. А оно недалеко от Серегиной засады на кабанов. Я стал собираться. Положил в рюкзак бинокль, термос с кофе, чтобы ненароком не уснуть в ожидании ритуала.

С наступлением темноты я укромным путем пробрался к подвалу Сереги. До шабаша было еще часа три. Моя цель проста — узнать, есть ли в селе сатанисты. Не более. Я заснул. Проснулся как от толчка, осторожно высунул голову из укрытия и тут же втянул ее в плечи — в двухстах метрах я увидел пылающий костер. Вокруг него прыгали и визжали бесноватые люди, обнаженные по пояс, а некоторые и вовсе без одежды. Периодически они бросали в костер пакетики, содержимое их окрашивало языки пламени в разные цвета. Это было красиво, но антураж выглядел зловеще. В 5-6 метрах от костра к кресту старой могилы был привязан бородатый мужчина.

Вспомнив о бинокле, я приставил его к глазам и тут же узнал в человеке Ефрема Смирнова, отца задушенного Виктора. Вот она — очередная жертва сатанистов! Перевел бинокль на пляшущих. И не узнал их — вокруг костра кружили те же люди, но с волчьими и кабаньими головами. Оборотни! Когда закончат свой танец, они повесят или бросят в огонь, а то и сожрут несчастного Ефрема! Надо пресечь эту вакханалию. Но как? Они же вмиг разорвут меня на куски! Я буквально истекал ненавистью. Между тем самый высокий оборотень выхватил из костра пылающую головешку и стал подходить к обреченному. За ним двинулись и остальные. Приблизившись к жертве, главарь резко развернулся и ткнул горящей головешкой ближайшего оборотня. Тот взвыл, началась всеобщая свалка. Вскоре у костра уже никто не прыгал, установилась мертвая тишина. А у жертвенного креста освобождал себя от пут Ефрем…

Не знаю, как и когда я добрался до амбулатории. Очнулся затемно на топчане. И тут же завизжали петли отворяемой двери амбулатории, что-то упало и покатилось, сопровождаемое чертыханием. Я испугался: может, кто-то из сатанистов выследил меня? Чтобы убить? Дверь открылась, показалась баба Юля. Я перевел дух.
— А вы уже прием начали? — спросила она.
Я кивнул и начал работать.

Первым втиснулся Сергей, опираясь на палку, на шее его висел мой бинокль, а из моего же вещмешка виднелся термос.
— А я спозаранку на мотоцикле смотался на свой схрон, — радостно сообщил он. — Не вынесла душа поэта? Но кроме твоих вещей, ничего не обнаружил.
— А в окрестностях что видел? — спросил я, имея в виду с десяток обгоревших трупов.
— Ничего. А чего это ты свои вещи оставил?
Я пробормотал нечто нечленораздельное и принялся разматывать на его ноге тугую повязку…

Последней на прием пришла женщина, кисть ее руки была прикрыта материей. Она откинула лоскут — тыльная сторона кисти была обожжена, коричневатые пузыри кое-где полопались, обнажив мышечную ткань.
— Ночью в пятницу печку разжигала, керосин плеснула, а пламя как полыхнет, — объяснила она.
Упоминание пятницы возвратило меня к шабашу сатанистов. Покрывая мазью рану пострадавшей, я старался вспомнить, были ли среди оборотней женщины. Что-то подсказало мне сделать опасный ход.

Я раскрыл журнал посетителей и спросил:
— Вы Сатановская Вера?
Мой вопрос ее слегка смутил:
— А почему вы меня по-уличному назвали? Правильно, моя фамилия Сатановская, имя Глория, или Лера. А сельчане для удобства все переиначили. Но я не в претензии.
Я задал вопрос в лоб:
— Где вы были в пятницу — 13-го числа?

Дальнейшие события меня просто ошарашили.
— Там же, где и вы, доктор!
Женщина освободилась от повязки, только что наложенной мной, и я увидел ее руку без следов ожога.
— Что за фокус? — изумился я.
— Это не фокус, а способность, которой обладаете и вы. Хватит темнить, доктор, я не та, за которую вы меня принимаете. Это я вразумила вас отправиться на заброшенное кладбище, разбудила вас в нужное время, чтобы вы увидели шабаш колдунов, а не сатанистов, и уничтожили их.

— Я? Уничтожил? Что за бред! У меня даже не было никакого оружия!
— Было и есть. Это энергия с персонально направленным током. Силой мысли вы очистили село от этих колдунов-ублюдков. Я лишь немного помогла вам, а потом переместила вас в амбулаторию. Вы — мой хозяин. Я — ваш фамильяр, то есть дух-помощник.

Я изумился:
— Но почему я, не зная вас, стал вашим хозяином?
— Потому что вы внук доброй колдуньи, и в преддверии своей смерти она передала…
— Ничего она мне не передавала. Она умерла задолго до моего рождения!
— Ваша бабушка внедрила в вашего отца свои знания, законсервировала их в нем. И уже ваш папа в заданное время неосознанно выполнил завещание своей матери. Это я вас спасла, когда бомба попала в ваш дом. Потом помогла вам поступить в мединститут. И это я водворила вас в это село.

— Но зачем? Вы же лишили меня успешной врачебной карьеры!
— Я спасла вам жизнь. Через три месяца вы погибли бы в автокатастрофе и не выполнили бы вашего предназначения — стать чародеем, который может все. Я приумножу ваши возможности. Я перемещу в вашу голову написанные духами-мудрецами гримуары. А также дам вам медный обруч. Он, надетый на голову, будет принимать информацию, исходящую отовсюду. И вам эта информация будет доступна в полной мере. Для вас не составит труда, например, излечить того, кто обречен на смерть. Или будете распознавать все, что задумал человек. Для вас не будет существовать расстояния. Именно силой веры и исходящими из вас флюидами вы, повторюсь, освободили сельчан от чар колдунов.

— И тем самым спас жизнь последнему из Смирновых, — прервал я монолог Глории.
— Вы спасли убийцу Виктора!
— Как?! Ефрем убил своего сына? Но зачем?
Глория объяснила:
— Чтобы быть принятым в шайку колдунов-злодеев. И теперь Ефрем по приказу его повелителей обязан уничтожить ликвидаторов этой шайки. Новоиспеченный колдун составил список жертв. Первый — вы. Так что поторопитесь с решением — принимаете ли вы меня в качестве фамильяра. Без моей помощи вы, неопытный чародей, погибнете.

— У меня нет выбора. Но как я представлю вас, к примеру, своей будущей жене?
— Никак. Я перемещусь, ну, хотя бы в вашего кота.
В тот же миг Глория исчезла. Вместо нее на стуле сидел мой кот. Довольно щурясь, он вылизывал свое пузо. Стараясь быть хладнокровным, я, глядя на кота, спросил:
— Может, вы назовете имя колдуна-главаря?
И получил беззвучный ответ:
— Это потомственная колдунья баба Юля.

Родион, 78 лет

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА: Фамильяр — это волшебный дух-помощник каждого колдуна. Он может принимать различные формы, но чаще всего обращается в кошку или собаку, реже — в птицу и лягушку. Фамильяр всячески помогает своему хозяину, обучает его основам магического ремесла. В частности, наделяет его особыми знаниями, которые содержатся в гримуарах — священных книгах, где описаны магические процедуры и заклинания. Фамильяр сообщает хозяину о врагах, предостерегает его об опасности. Между магом и духом-помощником всегда существует тесная энергетическая связь, можно сказать, один «питается» от другого. Поэтому любой чародей очень бережно относится к фамильяру, и фамильяр — к чародею.
Ангелина Светлова, ясновидящая, астролог


Когда я окончил мединститут, передо мной открывались великолепные перспективы. Но ... Оказалось, у меня совершенно другое предназначение. У меня были все шансы работать в столичном институте хирургии. Но вдруг что-то щелкнуло в моей голове, и, к всеобщему удивлению, я попросился на периферию. - Есть у нас одно проблемное селеньице у черта на куличках, - говорил мне завздравотделом. - Именно по этой причине мы открыли там врачебный участок вместо акушерского пункта. И еще, акушерки в селе нет - никто не хочет там жить. Ехал я в село на попутке в кабине полуторки. Шофер, парень моих лет, Сергей говорил: - Фронтовичка! Единственный…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей 4.81 ( 4 голосов)

Комментарии:

1 комментарий

  1. Хорошая история, а где продолжение?

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector