Колдовская метка

Колдовская метка

Чтобы передать дар, умирающий колдун должен коснуться другого человека. Была ли та женщина колдуньей? Не знаю. Но она умерла. А у меня на память о ней остался шрам.

В больницу я попала по глупости. Вернее, из-за моей самой большой слабости — любви к шпилькам. День не задался с утра. Сначала грузовик окатил ливнем грязных брызг, потом ноги в автобусе оттоптали, а когда ремешок босоножки порвался, я не сдержалась и заплакала. Еле доковыляла до работы. У самого офиса, до которого оставалось рукой подать, я оступилась и плюхнулась на пятую точку, да так, что нога хрустнула разом в двух местах. И я потеряла сознание от вида торчащей кости и адской боли.

Очнулась в гипсе на больничной койке. Две соседки по палате выглядели вполне себе бодрыми и здоровыми. Одна, пышнотелая Софья лет тридцати, ободряюще мне улыбнулась и протянула апельсин. Вторая, худосочная Катерина, отделалась кивком и уткнулась в книгу. Через пару дней я начала проситься домой, но присматривать за мной было некому, так что пришлось привыкать и обживаться. Вскоре мне дали кресло-коляску в самостоятельное пользование, и я выезжала на улицу или каталась по больничным коридорам. Первой выписали толстушку Софу, за ней на следующий день уехала и Катерина. Одной в палате тоскливее некуда.

Ночью уснуть не получилось, было неуютно, я перебралась в кресло и выехала в коридор. На посту дремала медсестра. Двери в палаты были закрыты. Я проехала дальше в соседнее крыло, откуда слышались какие-то голоса. Двое санитаров привезли на каталке пациента. Забинтованный с головы до пят, он лежал, как мумия, не подавая признаков жизни. Марина, дежурная медсестра, накрыла его простыней почти до самой шеи и с усилием втолкнула каталку в VIP-палату. Я дождалась, пока она выйдет.
— Не спится? — улыбнулась Марина. — Может, таблетку?
— Обойдусь. А с ним что? — кивнула я в сторону забинтованного.
— С ней. Это женщина. Грузовик сбил.
— Выживет?
Марина неопределенно пожала плечами и спросила:
— Тебя отвезти в палату?
— Можно я еще немного покатаюсь?
— Немного! — с напускной строгостью разрешила медсестра и пошла к своему посту.

Через неделю решила заглянуть к пострадавшей в ДТП. Женщине на вид было лет сорок пять. Она спала. Я уже повернула было назад, как глаза ее вдруг резко открылись, и я вздрогнула от неожиданности. Но взяла себя в руки и приветливо улыбнулась:
— Привет. Я — Тоня.
Женщина никак не отреагировала, только обвела взглядом палату и, не моргая, уставилась на мой гипс. Мне показалось, на губах женщины мелькнула улыбка. Я воодушевилась:
— Может, пить хочешь?
Она моргнула. Я взяла со столика стакан с соломинкой.
— Что вы тут делаете? — раздался за моей спиной грубый окрик.

На пороге стояли две пожилые женщины в черном и хмуро ждали от меня ответа.
— Я просто зашла…
— Не надо! — перебила меня та, что постарше, а вторая прошипела:
— Не ходи сюда больше!
Я не поняла, в чем провинилась, и поскорее покинула палату. Навещать незнакомку я больше не пыталась. А тех двух старух я больше не видела. И про них никто ничего мне сказать не мог. Сама я шла на поправку, кресло у меня забрали и вручили костыли, долгожданная выписка уже маячила на горизонте.

Мне уже не терпелось, учитывая, что я давно не высыпалась из-за храпа новой соседки по палате. И как-то ночью мое терпение лопнуло, я перебралась на диванчик в коридоре, маленький и неудобный, зато вокруг тишина. Все спят. Я подремала, а потом поковыляла к туалету. И тут будто позвал кто. Я огляделась — ни души. Напротив как раз приоткрытая дверь в VIP-палату, с той самой «мумией». Заглянула и негромко окликнула:
— Вам плохо? Медсестру позвать?

На прикроватной тумбочке горел ночник, мне показалось, женщина призывно шевельнула рукой. Я подошла:
— Вам что-то нужно?
Ее тонкий длинный палец дрогнул. Стоять мне было тяжело и я присела на край ее кровати. Женщина потянулась ко мне, но я не сразу это заметила, пока пристраивала скользящие костыли.
— Как же меня достали эти ходунки!» — в сердцах выкрикнула я.

Тут женщина вцепилась в мое бедро ногтями. Я попыталась встать, но она на удивление крепко удерживала меня. При этом глаза у нее закатились. Я испугалась, вырвалась, схватила костыли, но вспомнила про кнопку вызова медперсонала и остервенело на нее надавила. Прибежала медсестра Наташа.
— Ты чего тут? — удивилась она.
— В туалет шла, а она окликнула…
— Как это? Она ж в себя ни разу не приходила.

Наутро моя соседка-храпунья шепнула «по секрету», что пациентка из VIP-палаты умерла, не приходя в сознание. У меня разболелась голова от мысли, что я сошла с ума. Как же она была без сознания, если я сама лично с ней «общалась»? К вечеру у меня поднялась температура, распухла сломанная нога. Сняли гипс. Оказалось, воспалились ткани вокруг металлических штифтов, установленных для срастания костей. Осложнения прогрессировали. Мне грозила даже ампутация. Меня срочно стали готовить к внеплановой операции. А я, не переставая, умоляла ни в коем случае не отрезать ногу. Помню, пока везли в операционную, на весь коридор орала, что не даю на то разрешения.

От наркоза отходила тяжело: снились какие-то черные тени, как те, которые не разрешили мне дать «мумии» попить. Почему-то в стороне сидел мой давно умерший кот и, не моргая, смотрел на меня, бросало то в холод, то в жар… Очнулась в палате одна. Зашла Марина:
— Жива? Ну и напугала ты нас!
Я хотела ответить, но почему-то не получилось.
— Теперь еще на месяц тут задержишься, минимум. Пока бегать не начнешь, не отпустим.
— Н-н-нога? — удалось мне собрать буквы в слово.
— На месте твоя нога. Не переживай!

Провалялась я больше месяца. Все обошлось. Шрам только остался, тянется от бедра до колена тонкой нитью, но почти незаметной — спасибо пластическому хирургу. Правда, бывает, раскраснеется вдруг и огнем горит, но недолго. Доктор сказал, что это остаточный эффект, нервные клетки стрессуют. Как по мне, ерунда это, главное — снова могу носить любимые шпильки. В общем, уже почти год минул с тех событий, я восстановилась окончательно.

И вот, как потеплело, пошли мы с подругой гулять по набережной. Останавливается тачка, вся аж блестит-переливается. А в ней парень. Красавец, не каждый день такого встретишь, и вежливо так спрашивает:
— Девушки, можно к вам присоединиться?
И голос приятный, а улыбка — закачаешься. Мы, конечно, девушки осторожные, но день солнечный, люди кругом, разве что плохое может случиться… Подруга уж и в машину впорхнуть готова. А у меня шрам на ноге, как назло, кровью налился, горит, будто кипятком его ошпарили. Да еще ветер подол платья то и дело приподнимает, не спрячешь.

Парень шрам мой как заметил, вмиг изменился. Смотрю, а его красивое лицо словно кислотой облито и глаза черные-пречерные. Подумала, солнце бликует, моргнула пару раз: все тот же голубоглазый симпатяга. Посмотрела на второго, с которым подруга щебечет, а у него лицо перекошено и в крови. Тут уж меня страхом накрыло, я попятилась, подругу за руку потянула. А парни улыбаться перестали, дали по газам и исчезли. Подруга не поняла, расстроилась, а я подумала: «Пронесло!» И ведь только они уехали, шрам как ни в чем не бывало снова незаметным стал.

После этого началось: кто рядом с недобрыми помыслами, шрам воспаляется, и у меня будто третий глаз открывается — на лице человека нутро его гнилое вижу. Такой жути уже насмотрелась. И не расскажешь никому — за дурную примут. Вот и думаю, то ли после операции интуиция настолько обострилась, то ли метка на мне колдовская появилась… Ох, пишу, а самой смешно: ну какая метка — чушь это все, да и не было в моем роду ни ведьм, ни колдунов.

Антонина Острокова, 29 лет

Читайте ещё

Чтобы передать дар, умирающий колдун должен коснуться другого человека. Была ли та женщина колдуньей? Не знаю. Но она умерла. А у меня на память о ней остался шрам. В больницу я попала по глупости. Вернее, из-за моей самой большой слабости - любви к шпилькам. День не задался с утра. Сначала грузовик окатил ливнем грязных брызг, потом ноги в автобусе оттоптали, а когда ремешок босоножки порвался, я не сдержалась и заплакала. Еле доковыляла до работы. У самого офиса, до которого оставалось рукой подать, я оступилась и плюхнулась на пятую точку, да так, что нога хрустнула разом в двух местах. И я…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей 4.23 ( 3 голосов)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

x

Check Also

Ночь с ангелом

Ночь с ангелом

Я — темный ангел. Наша работа — подталкивать вас в направлении ада. Иногда мы влюбляемся ...

Все права защищены. https://journal.planetaezoterika.ru