Я убила колдунью?

Как часто мы не знаем, куда и к кому идти со своей бедой… Когда моя судьба дала сильный крен, была возможность сходить к женщине, которую все в округе называли ведьмой. Она и вправду владела какими -то тайными знаниями и помогала людям. Мне же обратиться к ней за помощью мешал страх, боязнь Божьей кары — ведьма все-таки, с нечистой силой знается, обряды всякие проводит … А когда несчастья мои стали множиться, я решила более не откладывать свой визит к ведунье …

Последствия же моей нерешительности оказались самыми неожиданными. Но лучше обо всем по порядку. В семье произошло несчастье. Сыну в случайной драке сломали ногу, и она не срасталась так, как надо. Мы ногу лечили, а в полиции на него заявление лежало — моего Игорька называли зачинщиком той драки, в ней двое были порезаны ножом, на рукоятке которого и были обнаружены отпечатки пальцев сына. Я была просто в ужасе! Он невиновен, это же ясно , как день, он и ребят этих едва знал. Однако он стал «крайним », и его держали пока под подпиской о не выезде. Проклятое воображение подсовывало ужасные видения: мой сыночек, мой скромный, честный и начитанный мальчик, мечтающий о карьере ученого, — в тюрьме. Среди настоящих преступников и негодяев. Да как же я дышать тогда смогу? Да сможет ли он там выжить? Между тем следователь прятал от меня глаза, утешить меня ему было нечем.

От свалившегося на меня горя я сама сдавать стала, без таблеток уже и дня не могла прожить. Здоровье было ни к черту. И все это время моя подруга Галка мне советовала сходить к Наталье — она-де все в твоей жизни исправит. Жила эта Наталья в соседнем доме , порчу снимала с людей, мужей неверных возвращала, да вот только методы ее меня смущали, ведь делала она свои дела при помощи зелья мутного, вещиц заговоренных, да все на Луну, да все через каких-то духов. Мне это претило.

А подруга не унималась: «Зря не идешь к Наталье! Она моей свекрови опухоль вылечила за один раз. Камень нагрела над свечой и потом катала его по груди свекрови и приговаривала какой-то волшебный заговор-приговор. Приказала нам камень этот закопать где-нибудь подальше. Мы зарыли его в посадках под деревом, так не поверишь — на том месте трава не растет уж второй год, и дерево сохнуть начало! У свекрови же все в порядке». «А Макса из 17-й квартиры как спасла?! — вспоминала подруга. — Его ж в армии деды почти инвалидом сделали, а Надька сходила к Наталье да попросила за сына, так тот не то что выжил, а таким молодцом вернулся! Теперь работает, матери помогает, в институте восстановился, жениться собирается.

Наталья-то что делала, — новое полотенце на Луну заговорила, потом сказала, чтоб этим полотенцем Надька и дед с бабкой утерлись да убрали его в сундук подальше, пока Макс не вернется. И вот — счастье в доме! А заговор я записала. Читать надо в полнолуние: “Как воздух небесный, дух бестелесный вбирает в себя всю любовь матери к сыну и хранит в себе накрепко, так и полотенце это пусть вберет всю любовь и слезы матери к солдату, пусть хранит-оберегает от злобы, хворобы , от врагов, от батогов, от ненависти лютой, от кулаков и смуты. Как полотенце зарядится, так моим словам сбыться”. Сходи, — настаивала подруга, — она точно твоего Игорешку от тюрьмы спасет, она умеет». Но я все тянула, не могла решиться.

Как-то ночью привиделась Наталья мне взъерошенной черной птицей с огромным железным клювом и пронзительными злобными глазками. «Тьфу ты, нечистая сила, привязалась. Чтоб ты сгинула!» — без сил крикнула я, а на следующий день все стало совсем плохо… Из деревни позвонила мамина соседка и сообщила, что маму увезли в больницу — инсульт. Две недели продежурила я около нее, а когда ей чуть полегчало, рванула домой. С твердым намерением идти, бежать, лететь к Наталье за помощью. Галка меня огорошила: «Опоздала ты, подруга, — умерла Наталья. В страшных муках. Потому как никому не успела свои знания передать, а у них считается, что ведьма не может умереть, не передав по наследству колдовской дар. Оказалось, некому ей передавать, одинокая она. Две недели мучилась, высохла вся, лицом черная стала».

«Две недели, — подумалось мне, — ровно с того дня, как она мне в виде черной птицы привиделась. Я ее проклинала тогда. Могу я быть виноватой в ее смерти?» Как бы там ни было, я знала — мысль о причастности к смерти ведьмы будет меня преследовать теперь всю жизнь. Помимо моей воли. Ведь, наверное, таким страшным образом — фактом ее смерти — Бог отвел меня от обращения к нечистой силе и спас мою душу?

А сына?! С сыном все плохо. Ему грозит конкретный срок. И адвокат говорит, что все обстоятельства дела не в его пользу. Но я-то знаю — сын не виновен! Просто так встали звезды, так неудачно повернулась жизнь. Вопросы, вопросы … Они меня измучили. За что мне это все? За что пострадает мой невиновный сын, если дело окончится тюрьмой? Как его спасти? Я молюсь. А еще постоянно шепчу один коротенький заговор (где- то вычитала и запомнила). Вдруг и он поможет. Ведь слова от сердца, искренне произнесенные, имеют огромную силу. Проверено на ведьме…

Елена Ипатова.

(правдивые истории про ведьм)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector