исповедь ведьмы

Исповедь ведьмы

Я родилась ведьмой — так было угодно судьбе. У меня три старших брата, четвертого ребенка мама не хотела категорически и тем более девочку.

Я испытала равнодушие матери…

Воспоминания о моем детстве похожи на туманный ландшафт, из которого кое-где торчат отдельными кустами воспоминания. Вот пьяная мать сидит на кухне, закинув ногу на ногу. Полы старого халата разъехались, обнажив синеватые венозные сетки на ее ногах. В двадцатый раз она рассказывает мне историю, как идиот-гинеколог умудрился сломать руку в день операции. «Я вот прямо чувствовала, что девка! И никаких УЗИ в это время и в помине не было! — многозначительно поднимая палец, говорит мама. — А девка что? Пустоцвет один, выросла, хвостом вильнула, и нет ее. То ли дело пацан. Мужик в семье должен быть. Папаша-то твой, как только ты родилась, — тю-тю!» — мать берет из пепельницы «бычок», прикуривает и, выпуская дым из ноздрей, неприязненно разглядывает меня.

«И в кого ты уродилась. На прабабку вроде похожа, — бормочет мать, держа меня двумя пальцами за подбородок, — на ведьму чертову. Мать моя сбежала от нее, когда ей лет пятнадцать было. Говорила мне, что она ведьмой была, ее мужики деревенские вилами закололи, мать моя еле ноги унесла тогда». Задумавшись, она забывает про мое присутствие. А я, десятилетняя девчонка, продолжаю стоять перед ней как вкопанная и, заглядывая ей в глаза, жду, когда она небрежно махнет мне рукой — мол, иди.

Вообще, вспоминая детство, я часто вижу себя стоящей перед матерью, виновато переминающейся с ноги на ногу. Я всегда искала, ждала ее одобрения, ласкового слова, заискивала, одним словом. Даже сейчас, спустя почти двадцать лет, ненавижу себя за это.

Другое воспоминание. Вот я в школе. Канун праздников. Все в белых фартуках. Класс похож на цветущее ромашковое поле из-за того, что все девочки с огромными белыми бантами. Все, кроме меня. Мама просто забыла купить мне фартук. А бантов у нас никогда и не было — меня стригли очень коротко. «Ну не возиться же мне еще и с твоими волосами!» — фыркала мать на мои просьбы разрешить отрастить волосы хотя бы до плеч. Покачивая огромным белоснежным бантом, ко мне подходит староста класса Лера. Наклоняется и под дружный хохот нарочито громко по слогам кричит в ухо: «Се-год- ня фор-ма празд-нич-ная! Ты как всегда все прослушала, чудная?»

С первой кровью я обрела силу

Лет в тринадцать меня начали мучить кошмары. Один и тот же повторяющийся сон не давал мне покоя. Снилось, что какая-то старая женщина с седыми длинными волосами в белой ночной сорочке приходила ко мне в комнату. Сначала я не видела ее лица — она садилась у окна спиной ко мне. Каждый последующий сон был на несколько секунд длиннее, чем предыдущий, так мне казалось. Во сне я испытывала ужас. Потом, в следующих снах, я услышала ее голос. Не поворачиваясь ко мне, женщина сказала: «Причеши меня». Охваченная испугом, я тут же просыпалась. Сон повторялся раз в три-четыре дня. С каждым разом требования женщины становились все настойчивее. И я осмелилась подойти к ней.

Седые длинные космы были спутанными. Я протянула руку, невесть как, но в моей руке оказался гребень. Он был из какого-то металла, вроде серебра, крупные красные камни в основании матово поблескивали в темноте. В звенящей тишине опять прозвучало: «Причеши меня». Я провела гребнем по спутанным седым волосам, вдруг резкая боль запульсировала где-то внизу живота. Женщина начала медленно поворачиваться ко мне. На ее лице была маска. Я почувствовала, как что-то стекает по внутренней стороне бедра. Я закричала и проснулась. На простыне и одеяле темнели кровавые пятна. На мои крики прибежала сонная мать. Увидев кровь, она криво усмехнулась: «Поздравляю, ты стала женщиной». Не говоря больше ни слова, снова оставив меня одну в слезах, она отправилась спать. С того дня кошмары перестали мучить меня. Но моя жизнь изменилась.

Я больше не искала ничьего общества и окончательно замкнулась в себе. Теперь меня стала устраивать жизнь изгоя в школе и дома. А чуть позже я поняла, что могу больше, чем остальные люди. Помню, я возвращалась домой после школы, чуть поодаль за мной шла стайка одноклассниц. Они хихикали и развлекались тем, что кидали мне в спину камешки. Неожиданно злость начала жечь меня изнутри, словно ядовитое солнце. Резко повернувшись к одноклассницам, я уставилась на главную задиру — Леру. Ее цветные бантики замерли в воздухе. Вся моя горечь, вся моя ненависть сосредоточилась на этих бантиках.

Я ненавидела их в этот момент, с их беспечными улыбками, аккуратно заплетенными косами, кружевными белоснежными воротничками и бантами. Лера вдруг медленно присела, не отводя от меня глаз, протянула руку к обочине, щедро «сдобренной» грязью с сами понимаете чем. Зачерпнув ладошкой кашицу, она медленно поднесла руку ко рту. Глаза ее наполнились слезами, а синий бант дрожал как овечий хвост. Я впервые почувствовала себя счастливой. Лера сунула измазанные пальцы в рот и с усилием начала жевать. Я направилась к дому. Неожиданно я увидела стоящую у калитки мать. Она смотрела на меня с испугом…

Унижений с тех пор не было — одноклассники сторонились меня как чумы. Дома почти ничего не изменилось, за исключением того, что мать еще больше стала сторониться меня. Но я уже давно привыкла к этому. Закончив школу, я без сожалений уехала в областной центр, где поступила на экономиста в первый попавшийся институт, предоставлявший общежитие.

Неразделённая любовь

Училась я легко, получая зачеты и положительные оценки, не особо вникая в детали учебного процесса, так как пользовалась своими способностями. Я, конечно, понимала, что меня выбрали отнюдь не силы света и добра. Но до четвертого курса я старалась не причинять никому вреда. Пока не появился он. Его звали, как рыцаря из романов. Артур. Какое аристократическое, непривычное для сельской девушки имя. Увидев его, я поняла, что хочу его. Хочу во всех смыслах. Обладать без раздумий. Чтобы он смотрел только на меня, слушал только меня, хотел трогать только меня. Но по всей видимости, судьбе угодно было насмехаться надо мной, с самого рождения обрекая меня на неразделенную любовь — сначала отца, матери, а потом мужчины.

Сердце Артура было занято длинноногой красавицей с параллельного потока, которую к тому же, как в насмешку, звали Лера. Знакомое ядовитое чувство начинало жечь меня изнутри, когда я видела их вместе. Словно кадры, сделанные фотоаппаратом, память безжалостно фиксировала моменты: вот он положил ей руку на плечо. Вот они целуются на проходной института, вот он несет ей пирожки из столовой, они смеются, не отводя друг от друга глаз. Меня всегда удивляли рассказы про ведьм, обвешанных пентаграммами и прочими атрибутами. Можно использовать даже обычную ручку, если вложить в нее силу. А сила моей ненависти была так глубока, что никакие предметы мне не требовались.

Я записалась на факультативные занятия, которые посещала Лера. Всегда усаживаясь сзади нее, я начинала смотреть ей прямо в затылок,с удовольствием чувствуя волны испуга, исходящие от нее. Через пару недель я перестала видеть их вместе. А еще через неделю Артур перестал посещать лекции. Я бежала, опаздывая к первой паре, когда увидела толпу студентов у аудитории. Староста Сергей собирал деньги, отмечая сдавших в ведомости. «Да сколько можно, до сессии вроде еще далеко! Кому сдаем-то?» — шутливо возмутилась я. «Артур под электричку бросился. Послезавтра похороны. Матери его хоронить не на что, надо помочь», — Сергей продолжал деловито собирать купюры. Голоса однокурсников звучали, словно между нами был слой ваты.

Я отказалась от своих сил…

Уйдя с лекций, я бродила по городу, пытаясь осмыслить произошедшее. Через сутки я приняла решение. Я перестану пользоваться своей силой. И это был один из самых ужасных этапов в моей жизни. Через неделю я сломала руку. Учеба стала даваться тяжело, ведь мне приходилось зубрить предметы, перелопачивая учебники первого курса. Преподаватели не могли понять, как я с таким уровнем знаний училась на одни пятерки. «Жанна, что с вами произошло? Ведь вы были лучшей на курсе? Что-то случилось?» — заботливо спрашивали педагоги. Ну не могла же я им объяснить, что просто перестала применять свою силу. После того, как сняли гипс, соседка по комнате обварила меня кипятком, и на плече теперь красовался огромный ожог, который, конечно, меня совсем не красил.

Я понимала, что, отказываясь от своих способностей, я подвергаю риску свою жизнь и здоровье. Но я была полна решимости сделать это.

На пятом курсе, когда мне удалось более или менее выровнять успеваемость, меня сбила машина. У меня были множественные переломы и разрыв селезенки. Водитель Олег — молодой парень, был очень мил со мной. Выяснилось, что он работает адвокатом. Олег оплатил мне лечение и обещал по мочь с трудоустройством как начинающему экономисту. Олег приходил ко мне в больницу каждый день и, наверное, от тоски по человеческому теплу, я без памяти влюбилась в виновника моих травм. В полиции я подписала бумагу о том, что я сама бросилась под машину, якобы от несчастной любви.

Олег был очень благодарен мне. Сидя в палате, он смотрел на меня такими сияющими глазами, что я была уверена — он тоже влюблен в меня. Но на следующий день после подписания нужной бумаги он не пришел. Также как и через день, и через неделю. Как могла, я давила в себе знакомое страшное чувство ненависти — было такое ощущение, что внутрь меня положили раскаленный камень. Через месяц я полностью восстановилась и вышла из больницы.

Тьма не отпустила меня

Закончив институт, я устроилась на работу бухгалтером на предприятие. Каково же было мое удивление, когда я там встретила Олега, который сопровождал сделку клиента с руководителем нашего пред приятия. Острое чувство ненависти и обиды снова всколыхнулось во мне. Я поняла, что битву с темными силами я проиграла. Слишком велико было желание реванша. Через полчаса общения со мной Олег прыгал вокруг меня как глупый молодой телок вокруг мамки. Еще через полчаса при подписании бумаг, к великому удивлению клиента, Олег начал судорожно вскакивать, отмахиваться руками словно от невидимой мухи. Затем, сбив секретаршу с кофе в приемной, с криками выбежал вон.

Прошло уже более десяти лет, но воспоминания об этом случае неизменно вызывают у меня улыбку. Я — заместитель директора нашего предприятия и совмещаю эту должность с обязанностями жены директора. Без ложной скромности могу сказать, что дела нашей фирмы здорово пошли в гору. Муж так и называет меня — «мой талисманчик». Я , конечно, не против. Вот только детей у нас нет. Муж очень хочет. Я — совсем не хочу. Вдруг родится девочка.

Жанна, 54 года

КОММЕНТАРИИ СПЕЦИАЛИСТА: Экстрасенсорные способности можно называть по-разному. Это условное деление способностей на силы добра и зла. На самом деле, цель применения полученной силы зависит от человека. Инструмент может оказаться в руках у человека как доброго, так и озлобленного. Условия детства, отношение родителей оказали огромное влияние на автора письма. Предполагаю, что способности к манипулированию сознанием людей Жанне достались по женской линии. Жанна сделала выбор в пользу применения своей силы в эгоистических целях. Однако все в этом мире стремится к равновесию, и любой избыточный потенциал рано или поздно приходится оплачивать. Цена такой платы бывает высока — болезни близких, несчастья с детьми. Автор не случайно оговорилась, что не хочет стать матерью. Возможно, Жанной владеет желание избежать платы за такое использование своих способностей.

Я родилась ведьмой - так было угодно судьбе. У меня три старших брата, четвертого ребенка мама не хотела категорически и тем более девочку. Я испытала равнодушие матери... Воспоминания о моем детстве похожи на туманный ландшафт, из которого кое-где торчат отдельными кустами воспоминания. Вот пьяная мать сидит на кухне, закинув ногу на ногу. Полы старого халата разъехались, обнажив синеватые венозные сетки на ее ногах. В двадцатый раз она рассказывает мне историю, как идиот-гинеколог умудрился сломать руку в день операции. «Я вот прямо чувствовала, что девка! И никаких УЗИ в это время и в помине не было! - многозначительно поднимая палец, говорит…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей Будьте первым !

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector