Истории про колдунов

Битва колдунов

Добро всегда побеждает зло. Побеждает, да не всегда. Иногда во вред обернется, а то и вовсе до гибели доведет.

Меня всегда интересовали легенды и мифы о богатырях и витязях, о наших языческих истоках и т.п. И больше всего мне нравился азарт поиска фактов, что все это не просто сказки. Я рылся в архивах по всей бывшей Киевской Руси.

И вот в одном из уездных музеев мне в руки попалась небольшая книжонка предыдущего столетия, изданная малым тиражом. Ничего особенного, но одна фраза из авторского предисловия мне накрепко запала в память: «Многие словесные заклинания не несут в себе никакого смысла и по сути своей — каламбур».
Старушка-смотритель на вопросы, откуда книга и кто автор, света не пролила:
— Ой, сыночек, что ты! Откуда мне знать? Надо у Серафимы спросить, она раньше тут всем заправляла.
Я уточнил, где искать эту Серафиму, и отправился на поиски.

Она оказалась юркой старушкой, на вид лет 70. Встретила меня приветливо, попросила называть ее просто по имени. А когда я про книжку спросил, она очки надела и вдруг замерла. Потом протянула руку к моему лицу, легонько коснулась пальцами:
— Как похож! Батюшки…
Я спросил:
— На кого?
Она руку отдернула, усмехнулась:
— А! Так на мужа. Уж полвека нет его.
— Так вы знаете автора книги? — вернулся я к насущному.
— Так это я написала, — заявила она. — Давно уж!

Я удивился такому безразличию:
— Скажите, а почему, по-вашему, заклинания — это лишь словесный каламбур? И странное у вас представление о битве колдунов. По описанию — прямо лазерное шоу.
Серафима улыбнулась:
— На что похоже? И почему странное? Так все и видела.
Я опешил:
— Как это — видели? — а сам подумал, что у бабуси, видать, маразм.

Серафима подперла подбородок ладошкой на манер сказителей и начала:
— Эх, давно я об этом ни кому не рассказывала. Да уж очень ты похож. Неспроста… Ну, слушай. Родом я не отсюда, уже полвека тут живу, а все приезжей считаюсь. Родилась я до того, как родители поженились. Подозреваю, отец мне был не родным, но о том все молчали, а он меня сильно любил и баловал. В те времена было принято местных знахарей или колдунов на свадьбу звать, чтобы не обиделись и чтобы молодых защитили от пришлого зла. Так вот, и мои родители позвали. Колдун не старый был, да и колдуном его за глаза звали, в лицо знахарем величали. Людей он не жаловал, но относился с терпением. А вот животных любил, заботился, лечил.

Бабушка как-то сболтнула, что мама моя с ним с детства в салки играла, пока его дед не запретил ему к ней приходить, — Серафима погрустнела. — Бабушка меня не любила, как выпьет, так отродьем звала и хворостиной больно стегала. Как-то у нашей соседки, вдовы, заболел сын пяти лет, умирал уже. Она колдуна позвала, он глянул и заявил: “Не жилец”. Баба — в ноги, мол, что хочешь отдам за единственного сына. Колдун достал из кармана краюху хлеба и говорит: “Если сам возьмет — выживет. Не возьмет — умрет. Но ты молчи!” — приказал он женщине. А потом протянул хлеб мальчику: “Возьми, малец, если жить хочешь”. Сказывали, не сразу, но взял мальчик краюху. На следующий день пошел он на поправку, а колдуна больше не видели. Говорили, умер он, а силу свою мальцу передал. Ну, а через год мы оттуда уехали, — Серафима встала, подошла к печке и достала чугунок.

— И это все? — удивился я. — А как же битва магов?
Серафима засмеялась:
— Ох, и неугомонный ты! Мы с родителями сюда приехали, я выросла и влюбилась в самого красивого и доброго парня на селе — Витю. Глаза у него были карие, посмотрит, будто теплом обогреет. Как у тебя. Только твои словно омуты, а у него… К свадьбе у нас дело шло. Как вдруг в соседний дом приехали новые жильцы. Помню, мама тогда удивилась: Надо же, снова соседями будем!” Оказалось, приехала та самая вдова, у которой колдун сына от смерти спас. Пашка вымахал, красавец стал! Но глаза холодные, стальные. Посмотрит — у тебя мороз по коже, но взгляд не можешь отвести, пока он сам не позволит. Не знаю, вроде и не люб он мне был, а притягивал магнитом.

Однажды пришел и говорит: Выходи за меня, Сима, только тебе мой взгляд по силам выдержать”. А я ему: “Не могу, другому слово дала”. Он засмеялся: “Так я тебя от слова этого освобожу!”
Вот с того дня стал Паша моего Витю задирать и провоцировать. А он у меня хоть и сердцем добр, но силушкой завидной обладал, богатырской, поговаривали, у него в роду витязи были. Сказки, конечно, но в тот год я в это поверила. Подсмотрела как-то на реке, как Витя у проруби разделся, снегом грудь растер, в ледяную воду окунулся три раза. Вылез и замер, словно молитву читал, а дед об него доски да кирпичи ломать начал. Страшно на это было смотреть, но Вите как будто все эти удары нипочем. Я тогда вскрикнула и убежала. А Витя потом объяснил, что доски надломленные были, а кирпичи старые, так что легко все и просто, а он никакой особой силой он не обладает».

Серафима перевела дух, а я вспомнил, что и об этом читал: издревле наши предки считали витязей белыми магами, которые могли входить в состояние транса и не чувствовать боли.

Старушка продолжила:
— А потом позвал Пашка Витю поговорить по-мужски. Пошептались — и в лес. Я за ними тайком. Вот тогда и увидела. Встали они друг против друга, не шевелясь. И чем дольше стояли, тем словно старели на глазах. Сначала их лица посерели, потом волосы побелели, потом их кожа испариной покрылась, ногти в кулаки до крови впились. Я глаза своим не верила, окликнуть их хотела, да не смогла, язык отнялся от увиденного. Вихри сталкивались и разбивались друг о друга, искрами рассыпались, краски менялись, а потом словно фениксы из пепла с новой силой поднимались. Складывались в замысловатые фигуры и сшибались с новой силой. Засмотрелась я, а как на Витю глянула, испугалась: он на одно колено упал, дышит тяжело и к земле клонится. Бежать к нему хотела, но шевельнуться не смогла. А затем и вовсе сознание потеряла».

Я выждал минутку и спросил:
— А дальше?
Серафима продолжила:
— Витя мой ослаб сильно, проспал три дня, а на четвертый умер. Через год я за Пашку замуж вышла.
Я удивился:
— Почему?
Она ответила:
— Он мне проходу не давал, всех женихов отпугивал. Ну, я и подумала, а будь, что будет. Муж и жена — одна сатана. Вот это про нас. Только и он недолго прожил. Всего-то 10 лет.

Читал я, что битвы колдунов всегда велись до смерти одного из них, но побеждал, согласно легендам, всегда белый маг.
— Но почему ваш жених проиграл? Разве добро не побеждает зло?
Серафима тяжело вздохнула:
— Побеждает, да не всегда. Дед Витеньки потом рассказал, что накануне на рынке помог он какому-то старику, спас от разъяренной толпы, а зря. Не старик то был, а проходимец и вор, обчистил нескольких торговцев, вот они на Витю страшно обиделись. Вроде как не со зла злу помог. Так он себя и ослабил.

Уже собравшись уходить, я спросил:
— И все-таки я не понял, как вы смогли увидеть их битву? Ведь она невидима людям.
Серафима хитро прищурилась:
— Повитухи мамке пацана прочили, но родилась я. Вне брака в третьем поколении. Как и ты, между прочим.
Я попрощался и поскорее ушел, набирая мамин номер. По поверьям, рожденные вне брака в третьем поколении всегда считались колдунами. Ну, нет, не может быть. Ерунда…

Андрей Богомолов, 32 года


Добро всегда побеждает зло. Побеждает, да не всегда. Иногда во вред обернется, а то и вовсе до гибели доведет. Меня всегда интересовали легенды и мифы о богатырях и витязях, о наших языческих истоках и т.п. И больше всего мне нравился азарт поиска фактов, что все это не просто сказки. Я рылся в архивах по всей бывшей Киевской Руси. И вот в одном из уездных музеев мне в руки попалась небольшая книжонка предыдущего столетия, изданная малым тиражом. Ничего особенного, но одна фраза из авторского предисловия мне накрепко запала в память: «Многие словесные заклинания не несут в себе никакого смысла и по…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей 4.1 ( 2 голосов)

Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector