Призраки в саду

Почти все знакомые и родственники за глаза и в глаза называли нас с мужем сумасшедшими авантюристами. И все потому, что нам надоело работать «на дядю» и захотелось строить собственный бизнес. Жизнь мы изменили так круто не с бухты- барахты: целый год прикидывали, подсчитывали, даже бизнес-план составили. И наконец решились.

Продали в центре Москвы трех-комнатную квартиру, доставшуюся мужу в наследство от бабушки, и на вырученные деньги купили двух-этажный особняк на самой окраине небольшого провинциального городка (я специально не называю этот город, и вы потом поймете почему). Места там живописнейшие! Я когда первый раз увидела открывшуюся панораму, от восторга даже дыхание перехватило. Говоря «особняк», я вовсе не имела в виду похожий на замок коттедж-новострой.

Это — настоящий особняк, построенный еще в позапрошлом веке. Здание было добротное, пережившее два или три капитальных ремонта, сменившее множество хозяев (и организаций, и частных лиц), так что в больших денежных вливаниях не нуждалось: требовалась кой-какая перепланировка и косметический ремонт. Ну и покупка новой мебели в комнаты постояльцев, разумеется. Как, я разве еще не сказала? Да, мы с Сергеем решили открыть мини-гостиницу для любителей набирающего сейчас популярность «зеленого туризма».

История, о которой хочу рассказать, случилась… нет, началась на пятый день после нашего переезда на новое место. Я отправилась прогуляться по окрестностям: полюбоваться пейзажами, а главное — присмотреть будущий маршрут конных прогулок для туристов (мы с мужем планировали завести для этих целей двух-трех лошадок). Не успела отойти, как началась гроза. Так внезапно, что я даже сообразить ничего не успела. Только что было ясное небо — и вдруг потемнело, словно ночь наступила, загрохотало, засверкало, на землю стали падать тяжелые, словно ртуть, дождевые капли. Не знаю, о чем я думала, когда пряталась под густую крону одиноко стоящего посреди поля бука. Может, через пару минут и сообразила бы, что во время грозы нельзя становиться под деревья..

Но не дала мне судьба этих двух минут: яркая вспышка (то ли на небе, то ли в моем мозгу), удар, отбросивший меня от ствола, запредельная боль во всем теле и … черная дыра. Очнулась я в незнакомой комнате. Перед глазами — посеревшее лицо мужа.
— Привет. Где я?
— В больнице.
— Что со мной случилось?
— Ты что, совсем ничего не помнишь? Тебя молнией ударило.

Позже я узнала, что Сережа, когда началась гроза, вышел меня искать и нашел, лежащей на земле без сознания. Муж на руках перенес меня в ближайший дом и оттуда вызвал скорую. Врачи сказали, что я чудом осталась жива. Тем не менее на поправку пошла необыкновенно быстро, и спустя две недели меня уже выписали домой. А вечером того же дня произошло ЭТО.

Я сидела в саду, наслаждаясь тихим осенним вечером, когда в доме и на участке погас свет. Местные жители предупреждали, что у них часто бывают перебои с электричеством, поэтому мы с Сергеем не особо запаниковали. Муж отправился к автомобилю за фонариком, а я, продолжая сидеть в кресле-качалке, вспоминала, есть ли в доме свечи и, если есть, где они могут лежать. За спиной послышались тихие шаги.
— Сережа? — я удивилась, что муж подошел не с той стороны, откуда я его ждала, да и фонариком себе почему-то не подсветил дорогу.

Резко обернулась и чуть не вскрикнула от неожиданности.
— Привет, ты откуда взялась?
Девчушка лет девяти-десяти в белом кружевном платье, с ангельски хорошеньким, но печальным личиком, молча смотрела на меня.
— Ты где-то по соседству живешь? В городе или в какой-то деревне? Разве можно маленьким девочкам так поздно гулять одним? — засыпала ее вопросами, чтобы подавить внезапно возникшее чувство безотчетного страха.
Девочка продолжала молчать и неотрывно смотрела на меня.

— Вера, ты с кем разговариваешь?
Я и не заметила, как подошел Сергей. Кивнула на малышку.
— Видишь, у нас гостья. Ты что, калитку забыл запереть?
— Какая гостья? — В голосе мужа зазвенела тревога.
— Может, тебе лучше пойти лечь? Давай я тебя провожу…
— Ты лучше девочку домой проводи. Как она будет одна в темноте…
— О чем ты?! Какую девочку?! — Сергей почти кричал.

Тут мне стало по-настоящему страшно:
— Сережа, зачем ты меня пугаешь? И малышку… Что за глупые шут…
И снова я не успела договорить, потому что муж направил луч фонарика прямо туда, где стояла девочка. И тут у меня от ужаса все тело словно в кусок льда превратилось…

Я увидела пихту, растущую у забора, отчетливо увидела ее прямо сквозь… фигурку малышки!

Кажется, я закричала, точно не помню, потому что потеряла сознание. В себя пришла лишь тогда, когда Сережа укладывал меня в кровать.
— Может, вызвать врача? — обеспокоенно спросил он.
— Лучше уж священника…
— Не болтай ерунды…
Он заставил меня выпить успокоительное, и вскоре я уснула, предварительно убедив себя, что еще не вполне оклемалась после удара молнией и маленькая гостья мне просто-напросто почудилась.

Несколько последующих дней старалась не выходить на улицу, но потом пережитый страх стал понемногу забываться, да и обидно было просиживать взаперти, быть может, последние теплые деньки. Поэтому вскоре вернулась к обычному образу жизни. Однако до наступления темноты все же старалась уйти в дом. А однажды осталась сидеть на крыльце — уж очень погожим выдался вечер. Сидела, вдыхая полной грудью необыкновенно чистый воздух, и вдруг…

Сережа выбежал из гаража с перекошенным от испуга лицом:
— Вера, что?! Ты почему кричала?
— Там, там, там… — я была в таком шоке.
Только повторяла, как попугай, «там» и показывала рукой в сторону сада, где неподвижно стояла целая группа незваных гостей: та самая девочка, еще две малышки примерно одного с ней возраста и молодой мужчина — странно одетый оборванец, у которого вокруг шеи было обмотано что-то вроде темной веревки или ремня — издалека не удалось разглядеть.
— Что там? — переспросил Сергей уже не испуганно, а сердито.
— Ну вон же, вон! Дети и какой-то мужик с ними… — обрела я наконец дар речи. — Ты что, не видишь?
— Вера, успокойся, там никого нет!
Муж почти насильно увел меня в дом, заставил лечь, а потом долго разговаривал с кем-то по телефону. С кем и о чем, я, как ни прислушивалась, понять не смогла.

А утром тоном, не терпящим возражений, сказал:
— Завтра едем в Москву. Нужно кое с кем проконсультироваться.
Профессор, к которому муж привел меня на консультацию, со всей ответственностью заявил: здорова. По крайней мере в той области, в которой он специализируется. Никаких намеков на расстройство психики. Что же касается галлюцинаций… «Если хотите, можем обследовать в стационаре, хотя не думаю, что это необходимо…» От стационара мы отказались.

До поезда оставалось несколько часов. Решили скоротать их в компании друзей — супружеской пары Нади и Кости. Мы оказались не единственными их гостями: к Косте накануне приехал двоюродный брат из Питера. Слово за слово, я рассказала о событиях, которые привели нас в столицу. Больше других моим рассказом заинтересовался Роман (так звали питерца). Он выпытывал у меня подробности, умоляя не пропускать никаких, даже самых мелких деталей. Все время кивал головой в такт моим словам.

Когда я закончила, совершенно спокойно резюмировал:
— Понятно. Это были обычные фантомы…
— Обычные кто? — спросили у него присутствующие чуть ли не хором.
— Фантомы. Такие энергетические сущности. Проще говоря, привидения, неупокоенные души…
— Ну ты, старик, загнул, — скептически фыркнул Сергей.
— Ничего не загнул, потому что занимаюсь подобными вещами вот уже второй десяток лет. А можно я поеду с вами и сделаю кое-какие замеры на том месте, где Вера видела этих призраков?
На его лице была написана такая решимость, что стало понятно: от нашего разрешения или отказа ничего не зависит.

Едва мы приехали на место (около десяти вечера), как Роман спросил: «Что-нибудь видишь?» Я отрицательно покачала головой. Но спустя полчаса, когда заканчивала накрывать стол в беседке, они снова появились: все четверо… Наверное, по тому, как я переменилась в лице и как остекленел мой взгляд, устремленный в одну точку, Роман понял: фантомы снова здесь. Достал из сумки прибор, похожий на счетчик Гейгера, и спросил быстро:
— Где они?
— Вон там, ближе к забору, слева от пихты, — выдавила я с трудом.

Наш гость рванул туда, и спустя несколько минут вернулся в беседку с донельзя довольной улыбкой:
— Фонит. Аж зашкаливает…
— И что это значит? — сухо поинтересовался Сережа.
— У вас в саду портал, через который фантомы попадают из потустороннего мира в наш.
— Чушь! — сердито буркнул муж.

Он всегда был убежденным материалистом. Я тоже с сомнением покачала головой:
— А почему они для этих целей выбрали наш сад?
— Их что-то привязывает к этому месту. То ли убили здесь, то ли останки закопали, то ли убийца жил. Но какая-то связь есть.
И тогда я задала вопрос, который меня тревожил:
— Рома, а почему эти привидения вижу только я одна?
— Наверное, у тебя после дара молнией открылись эстрасенсорные способности. Такое иногда бывает…

Он уехал утром, а у меня после его отъезда началась истерика — сказалось напряжение последних недель.
— Сереженька, прошу тебя, давай продадим этот проклятый дом и уедем. Куда угодно, только подальше отсюда. А то еще немного — и я по-настоящему сойду с ума!
Муж возражал, я настаивала. В итоге пришли к компромиссу: строители, которые должны приехать уже завтра, делают запланированные работы, а потом, если меня не попустит, наскоро продаем уже отремонтированный дом.

Спустя два дня один из мастеров, разбирая стену на втором этаже, наткнулся на пожелтевшие исписанные листы и принес их мне. Я попыталась прочитать, но ничего не поняла. Поехала в местный музей, и там мне объяснили, что записки на венгерском языке. Оказалось, что в доме, который мы купили, в конце XIX века был полицейский участок, и записки принадлежат заключенному.

«Я знаю, — писал он, — мне не выйти отсюда живым. А вся моя вина состоит в том, что я увидел, как этот нелюдь, полицмейстер участка, изнасиловал и зверски убил маленькую Машеньку, дочку сапожника. Потом потащил ее тело и сбросил в яму возле дуба. Думаю, там находятся и тела двух других пропавших девочек — Мельниковой Маринки и сиротки Софьи. Я хотел убежать, но он оказался сильнее. Оглушив, приволок меня в участок, запер в камере. Как только наступит ночь, он придет…» — на этом запись обрывалась.

Возле единственного в окрестностях двухсотлетнего дуба были проведены раскопки, и на глубине действительно были обнаружены останки трех детей. Их перезахоронили на местном кладбище. За упокой автора записок я заказала в храме сорокоуст. С тех пор прошло два года, и за это время ни один из фантомов больше нас не потревожил. Их души успокоились…

Вера

Почти все знакомые и родственники за глаза и в глаза называли нас с мужем сумасшедшими авантюристами. И все потому, что нам надоело работать «на дядю» и захотелось строить собственный бизнес. Жизнь мы изменили так круто не с бухты- барахты: целый год прикидывали, подсчитывали, даже бизнес-план составили. И наконец решились. Продали в центре Москвы трех-комнатную квартиру, доставшуюся мужу в наследство от бабушки, и на вырученные деньги купили двух-этажный особняк на самой окраине небольшого провинциального городка (я специально не называю этот город, и вы потом поймете почему). Места там живописнейшие! Я когда первый раз увидела открывшуюся панораму, от восторга даже дыхание перехватило.…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей 4.55 ( 2 голосов)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector