Храм на пепелище

(читать мистические истории на реальных событиях людей)

С новым храмом связано несколько случаев гибели людей… Почему так происходит?…

Та сторона.

Дед Макар постучал папиросой по столу, не торопясь прикурил, глубоко затянулся.
— Вот такие у нас дела творятся, девонька. Взяла бы да и расследовала, что к чему. Ты ж у нас полиция вроде?
— Вообще-то я в дорожном патруле работаю, а не в следственном отделе, — пробормотала в ответ смущённо.
Уж больно искренняя вера в мои способности прозвучала в словах старика. Вернее, не мои лично, а всей нашей доблестной армии защитников правопорядка.
— А какая разница? Погоны носишь, значит, соответствуй! — с непоколебимой уверенностью изрек дед Макар.
Что тут возразить?
— Да причем тут полиция, старый дурень малообразованный? — фыркнула баба Дуня, его жена.

Заехать к старикам меня попросила соседка — передать кое-каких гостинцев и денег. Пересылать через почту, которая в соседнем селе за девять километров, она не хотела — далеко, транспорт туда никакой с хутора не ходит. Как добираться? На своих двоих! А я «все равно в ту сторону» ехала. То, что «та сторона» — это крюк около ста километров, я объяснять Галине Макаровне не стала. Мне не трудно… Но заскочить и мчаться дальше к морям не получилось.

Во-первых, ни дед Макар, ни его благоверная никакого «заскочить» не признавали. Надо и отобедать, чем бог послал, и отужинать, и переночевать. С утра пирожков горяченьких взять с собой и дорожку… С ревенем, с вишнями…
Пирожки меня сразили наповал. Никуда море не денется, не высохнет за пару дней. Ничего страшного подождет.

Между обедом и ужином я была отправлена в сад, «покемарить, чтоб жирок завязался».
— Ты потому одна, товарищ полицейский, что кости да кожа. Гляди, вон позвонки через пупок видать! — ворчала баба Дуня, подсовывая мне краюху домашнего хлеба с салом. — На вот тебе перекусончик небольшой, пока до ужина. А там видно будет…
Сопротииление бессмысленно. Я вгрызлась в горбушку. Дала себе клятву: десять дней на море — только салатики! Вытянулась на лежанке под яблоней.

Странные дела.

Тут, кряхтя, притопал дед Макар и начал разговор.
— Слышь, страж порядка, у нас в районе дела темные творятся. Церковь мы строили всем миром. Как водится, в шапку собирали. Ну и епархия, конечно, выделила, и спонсоры нашлись. Заложили, значит, первый камень, освятили. Стали котлован рыть. А он возьми да и осыпься. Двух мужиков присыпало. Откопать не успели, задохнулись они..
— Ужас! — отреагировала я.

— Дальше — больше — продолжал дед Макар. — Плотник с лесов упал — всмятку. Голова раскололась. Колоколенку когда закончили, звонарь будущий полез осмотреться — и тоже свалился. Короче, четверо человек погибло, пока строили её. А когда собирались освятить — новоназначенный батюшка с инфарктом в больницу загремел. А мужик он ещё не старый. Вот такие у нас дели творятся, девонька. Взяла бы да и расследовала что к чему. Ты ж у нас полиция вроде!
— А неча расследовать, — всунула свои пять копеек баба Дуня. — Мне еще моя прабабка рассказывала, когда я маленькая была, — место то проклятое! Нельзя там строить ничего! Триста лет пустовало! А эти удумали — церковь! Душа безвинно убиенная гам обитает. Не быть в том месте святому дому!

Дед Макар отвернулся от жены и крякнул с досадой.
— Что с темной бабы взять? Я так думаю — один наш местный царек глаз положил на участок. Лес рядом, река. Воздух чистый. Отель построит, будет денежки зарабатывать. Только наши мужики — ни в какую. Не уступили! Земля принадлежит селу, и точка!
— Ну, это нам надо в местное отделение полиции обратиться, — предложила я неуверенно. — Если и правда, криминал, то это их компетенция.
— Ага, а если там нечисть водится, то прямиком к Люциферу в канцелярию следует обратиться! — ехидно ухмыльнулась Евдокия.

Не знаю, что меня толкнуло прислушаться к дедову рассказу. Хоть и образование юридическое у меня есть, но я ж не следователь, да и вообще опыта с гулькин нос. Но будто какая-то сила неведомая нашептывала: иди посмотри на это место.
Жена деда Макара считала, что во всех трагедиях виновата нечистая сила… Я подняла с лежанки.
— Пойду прогуляюсь, осмотрюсь тут у вас…

Церковь.

Дорогу к новой церкви не спрашивала: почему-то знала и так, куда идти. Улица привела к реке, вдоль которой едва заметная грунтовка змеилась к лесу. Село оставалось в стороне, на дальних пригорках имелись дачные новостройки — явление нового времени. Городские жители стали тянуться к земле, к природе. Грунтовка обогнула лес — и вот она, новая церковь, во всей своей скромной красоте. Небольшая, но по виду добротная и веет от неё покоем и уютом. А стольким уже пришлось сложить голову на её дворе.

Кстати, о дворе! Меня удивило, что он такой неухоженный, незавершенный. Повсюду ямы, колдобины балки-палки какие-то лежат. Хлам какой-то. Ни цветочка, ни деревца. Неправильно это, не по-нашему. Только узкая дорожка проложена ко входу в храм. Я подошла к дверям. Толкнула. Не заперто. Тишина оглушила. Словно я оказалась глубоко под водой. А церковь и на самом деле готовили к открытию: все внутри (в отличие от двора) убрано, из окон под крышей льется чистый свет, с икон строго взирают Спаситель и Божия Матерь. А вот наверное, святые Петр и Павел. Я если честно, не сильно разбираюсь…

Кроме иконостаса, других росписей не было. Вот только в крохотном боковом приделе я заметила рисунок — женский лик. Подошла ближе. Эх, темновато, свет сюда не проникает, не рассмотретъ толком.
— Что, нравится — спросил мужской голос. Я вскрикнула. Боже, это что ешё за чудо-юдо? Рыжая борода торчком, над ней такие же рыжие лохмы. Глаза в этой буйной растительности не просматриваются.
Мужчина засмеялся. Непостижимым образом в зарослях блеснули вполне здоровые зубы.
— Испугал тебя?
— Вы же подкрались,… как тать в ночи.
— Может я и есть тать?

— А я следователь райотдела, Копрунова, — необязательно мужику знать, что я не следователь, а патрульная на дороге. — Приехала расследовать случаи таинственных смертей на строительстве этой церкви.
— Вот как. Но призракам полиция ведь не страшна.
— Значит вы призрак
— Я художник. Работал на обустройстве храма. А призрак — вот он. — мужик кивнул на стену. Сколько раз замазывали, соскабливали но каждое полнолуние он вновь возникает.

… молит Марфу о прощении.

Мужчина достал из кармана фонарик, посветил. Я даже рот раскрыла от удивления: на меня смотрели глаза удивительно красивой женщины. Темные волосы змеились вокруг белого лица, взгляд завораживал, будто уводил в непроглядную адскую темень.
— И кто она?
— Хозяйка. Здесь у нее подворье было. Лет триста назад.
— А вы откуда знаете?
— Так может, я был ее соседом? — снова блеснула улыбка.
— То есть, вам более трехсот лет? — уточнила любезно.

— Демоны бессмертны. Я же признался, что тать. А художник — это так, хобби.
— Для трехсотлетнего демона у вас довольно-таки современный словарный запас
— Стараюсь соответствовать. Ее звали Марфа. Она была потомственная ведунья, травами лечила,
заговорами. Зла не делала. Люди ее любили. На красавицу положил глаз недавно овдовевший поп. Молодой еще, сластолюбивый оказался батюшка. Переклинило его на Марфе. Замуж позвал. Но ведунья дала обет целомудрия — иначе вся сила её уйдет. Отказала ему.

Ночью вломится мужчина в дом и учинил насилие. Затем связал непокорную красавицу, запер двери и поджёг дом. Страшно кричала Марфа, сгорая заживо. Но полыхало так, что никто не мог подступиться, чтобы попытаться спасти женщину. К утру осталось только пепелище. А батюшка исчез. Говорят, Господь отказал ему в упокоении, и с тех пор бродит он по окрестностям, молит Марфу о прощении.
— Лихо закручено. Прямо фильм ужасов для Голливуда. Но при чем тут строители?
— А не хочет тут Марфа храма.

— Значит, если бы тут строили скажем, отель, то все было бы нормально, — уточнила я. — Слушайте, что мы стоим, давайте выйдем на улицу…
Мужик хмыкнул:
— Я же демон, мне солнце повредить может. Собственно, я все поведал, товарищ следователь Копрунова. Дальше вам решать, кто виноват и что делать… Как бы не случилось чего с храмом-то…

Я вновь всмотрелась в лицо на стене. Взгляд женщины стал печальным, даже слеза показалась. Что за чертовщина? Не может рисунок плакать? Я наклонилась к стене, провела пальцем по портрету. Странно… Мокрый!!
— Это что ешё такое? — обернулась к собеседнику.
И обалдела. Никого! Исчез художник, словно его и не было.

Желание ведуньи.

В задумчивости вернулась я к Макару и Дуне. О встрече рассказывать не стала — дед засмеет, а баба только укрепиться в своей вере в нечистую силу. Ночью все село было разбужено криками, к которым добавился вой пожарных сирен из райцентра. Полыхал новый храм..

Мужики сказывали: видели незадолго до пожара рядом с храмом молодую женщину со старинным фонарем…

(читать мистические истории на реальных событиях людей)
Марина Копрунова.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector