Мистические истории про казино

Ставка — жизнь

Что толкнуло меня на тот поступок? Видимо, я хотел убедиться, что все это — враки, что я не проиграл свою жизнь, что я не умру через две недели, как обещал Илья-Мамона.

Азарт у нас в крови. Этот вирус передается по наследству. Иногда он идет вкупе с везением. И хотя в итоге чаще проигрыш, дьявольский зуд требует — играй!

У папы хватило силы побороть искушение — он никогда не брал в руки ни карт, ни домино. Даже в спортивных состязаниях не участвовал. Из-за азартных игр он рано лишился отца — его убили за большие долги воровские авторитеты. Папа говорил: «Об одном прошу, сынок: не играй!» Я поклялся — и держал клятву. Пока Оксана, любимая жена, не изменила мне с богатеньким папиком. Когда я узнал об измене, ушел из дома. Поселился у друга Коляна. Запил. С работы меня уволили. Да и черт с ним. Все равно Оксана сказала, что я — нищеброд, ни на что не способный…

Не правда ли, заманчиво получать деньги из воздуха? Сначала мне безумно везло. Я привел себя в порядок, купил жене шубу, дочке — дорогих игрушек, пошел мириться. Оксана меня приняла. Решила, что я взялся за ум, прилично получаю. Я не стал ее разубеждать. Я «ходил на работу», у меня был «ненормированный график» с «ночными дежурствами». А на самом деле я играл. В основном в рулетку. И иногда — в автоматы. Как-то утром проснулся — ничего не помню. Начал искать кошелек — обнаружил, что он полон денег. Позвонил Коляну, другу, с которым мы гудели. «Ну ты даешь, братан! — прогудел в трубке Колян. — Ты че, совсем не помнишь? Ты ж банк вчера сорвал! Мы нарезались, а потом нас занесло в игровые автоматы. И ты со штуки полтос поднял! 1 к 50, прикинь?!»

В один момент фортуна начала мне изменять. Выигрыши уменьшились. Проигрышей стало больше. Тут-то мне бы и остановиться. Но я не мог. Что я скажу Оксане, где брать денег на семью? Однажды я проигрался в пух и прах и взял кредит — отыграться. Не вышло. Потом еще один. Вскоре я уже был по уши в долгах. Коллекторы пока не беспокоили, так что Оксана ничего не знала. И самое неприятное — я занял деньги у серьезных людей, потому что банки мне уже ничего не давали. Расплатиться в срок я не сумел — и вот итог. Мне недвусмысленно намекнули, что сначала вырежут мою семью, а потом меня — если я не найду деньги…

Я брел по улице, ощущая себя убийцей и смертником. И там-то я и встретил его. Дорого одетый мужчина, чуть пьяный, с совершенно не запоминающимся лицом. Эдуард. Он прилип ко мне как банный лист. Мол, чего такой печальный. И я выложил ему причину грусти. «И всего-то? — хохотнул Эдуард. — Так отыграйся — это раз плюнуть. Научу, как». Мне нечего было терять — и вот мы уже у входа в казино. Непримечательный вход в подвальчик, а за дверью — шикарное убранство.

«Это закрытое заведение, для своих». — «У меня нет денег», — тихо пробормотал я, разглядывая богатую публику, которая обитала там. «Ты можешь кое-что другое заложить, мой друг», — сказал Эдуард. «Но у меня ничего нет», — развел я руками. «У тебя есть время. Ты же тратишь его и так направо-налево. Вот и обменяй его на деньги! Подумай — продав пару лет жизни, ты спасешь себя и семью! Как предложение, а?»

Эдуард завел меня в комнату, в которой сидел невзрачный старичок. «Наш казначей. Мамона. Демон алчности», — хихикнул Эдуард. Старичок сердито на него зыркнул: «Ну и шуточки! Я Илья Семенович. Сколько будем менять, молодой человек?» Я задумался. Узнал ставку, ощущая себя в дурдоме. Ляпнул наобум: «5 лет!» Старичок сказал: «Извольте. Подумайте мысленно о том, что передаете мне 5 лет, кольните себя вот этой иголочкой в пальчик, чтобы выступила кровь, — и пожмем руки». — «А палец колоть зачем?» — «Кровь подтвердит ваши намерения». Я все сделал, думая, что меня разыгрывают. Но нет: «Получите деньги, голубчик!» Заложив 5 лет жизни, я получил крупную сумму на игру.

В тот вечер я сумел поднять хороший банк. Хватило и на выкуп моих годиков, и на то, чтобы погасить криминальный долг. Я думал — идиоты какие-то. Кто поверит, что рукопожатие может отнять у вас время жизни? Чушь! Так у меня появилось новое увлечение. Я играл на время. Расплатился с кредитами. Все шло как по маслу. А потом все повторилось… Проигрышей стало больше. Тут-то мне бы и остановиться. Но я не мог. Что я скажу Оксане? Она же бросит меня, если я снова стану бедным.

Однажды вечером я вновь пришел в то казино, хотел было поменять пару лет на денежки, а Илья Семенович и говорит: «А у вас, голубчик, и месяца не набирается. 2 недельки у вас осталось — и со святыми упокой. А с недельками мы не работаем — в приличных казино не бывает ставок в 5 рублей, и кредиты на 3 копейки в банке не выдаются». Я возмутился: «Да как так?! Что за чушь?!» «Не чушь, голубчик, не чушь!» — глаза старика блеснули красным, и в голове мелькнула мысль — а ведь он не Илья! «А вы не расстраивайтесь. Тут два пути — или писать завещание, или занять у кого-нибудь время. Вон дочурка у вас подрастает. У нее времени много. Глядишь, и отыграетесь!» — старикашка мерзко захихикал, а я в бешенстве выбежал из казино. Идиоты!..

У входа сидел мужик и рыдал. Я спросил: «Вам помочь?» Он ответил: «Поздно, уже не поможешь. А еще один грех на душу не возьму. Все проиграл, все жизни — и жену убил, и мать, и отца. И сына… И себя… — мужик посмотрел на наручные часы. — Одна минута осталась. Беги отсюда, брат, пока не поздно». Он высморкался, встал, надел пиджак и, покачиваясь, побрел к парковке. Вдруг стало тихо и темно. Я подумал: будет гроза. И тут ударила молния, огромный разряд. Он попал прямиком в того мужика. Он упал. Завоняло паленым мясом. Пророкотал гром и разразился ливень. Я хотел подбежать к мужику, но увидел, как к нему подходят Илья Семенович и Эдуард. Сквозь стену дождя казалось, что к мертвецу подбираются черти. Я вздрогнул и пошел прочь, одолеваемый дурным предчувствием…

Что толкнуло меня на тот поступок? Видимо, я хотел убедиться, что все это — враки, что я не проиграл свою жизнь, что я не умру через две недели, как обещал Илья-Мамона. На следующий день я вышел на улицу. В песочнице плакала соседская девочка, 5-летняя Анюта. «Где мама, что случилось?» — обеспокоился я. «Мама зашла домой, она кошелек забыла. А я палец порезала!» — заревела Анюта еще сильней. И тут в моей голове созрел дьявольский план. «Анюта, не плачь. Давай меняться! Я тебе — куколку, а ты мне… — я задумался, сколько попросить. Прикинул — Ане 5 лет, здоровые родители, хорошие гены, значит, можно вообще лет 50 взять? Отыграюсь — и отдам. — А ты мне — 50 лет! Давай?» Анюта перестала плакать: «Какую?» — «Какую захочешь!» — «Да хоть 100 бери! Не жалко!» — сказала девочка, подкупленная моей щедростью. Мы скрепили сделку рукопожатием. На моей руке осталась Анютина кровь.

В казино меня встретил Илья Семенович. «Что, голубчик, обдурили Анну Васильевну?» Я вытаращил глаза: «Какую Анну Васильевну?» — «Ребеночка. Васильевна у нее отчество. Новопреставившаяся раба Божья, хе-хе», — гадко засмеялся старик. «К-как новопреставившаяся?» — «А просто. Она вам 100 лет отдала. Правда, у нее столько не было. Всего лишь 70 в остатке. До 75 лет должна была дожить. А теперь все — нету, тю-тю! Сколько будем менять?» Я развернулся и побежал к выходу. Добрался домой. Меня встретила заплаканная жена. «Анюту, подружку нашей Сонечки, сегодня машина сбила на переходе. Пару часов назад». Я почувствовал, как земля уходит из под ног…

..Уже три года не играю. Сразу после похорон Ани уехал из города, к родителям в деревню, чтобы никогда больше не столкнуться с Эдуардом или Ильей Семеновичем. Теперь я обычный работяга, работаю за зарплату, денег хватает только на самое необходимое. Оксана ушла от меня к богатому мужику. Она презирает меня и считает неудачником. А мне снятся Анюта и Илья-Мамона. Он ехидно посмеивается и спрашивает: «Ну, как вам, голубчик, живется за чужой счет? Вам еще жить да жить. Ваши 35 плюс 70 Анны Васильевны. Долгожителем станете, голубчик. Зачем вам столько? Не хотите ли сыграть?» Я просыпаюсь и хочу умереть.

Аноним.


Что толкнуло меня на тот поступок? Видимо, я хотел убедиться, что все это - враки, что я не проиграл свою жизнь, что я не умру через две недели, как обещал Илья-Мамона. Азарт у нас в крови. Этот вирус передается по наследству. Иногда он идет вкупе с везением. И хотя в итоге чаще проигрыш, дьявольский зуд требует - играй! У папы хватило силы побороть искушение - он никогда не брал в руки ни карт, ни домино. Даже в спортивных состязаниях не участвовал. Из-за азартных игр он рано лишился отца - его убили за большие долги воровские авторитеты. Папа говорил: «Об одном…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей 3.56 ( 6 голосов)

Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector