Демон пьянства
демон-пьянства

Демон пьянства

(истории про демонов основанные на реальных событиях)

Демоны — вовсе не мифические существа. Они реальны и столкнуться с ними может каждый.

Первым делом Генка Чувашов споткнулся о бортик песоч­ницы и грязно выругался.
Потом, будучи уже внутри пространства, предназначенного для детских игр, он ожесточенно пнул пластмассовые ведрышки и грузовички, с которыми играли карапузы. Промахнулся, конечно, вызвав смех у тех карапузов, ко­торые смотрели на мир оптими­стично, и чуть было не упал, но удержал равновесие и со второго раза разнес нелепые сооружения, называемые куличиками. Тут пес­симистичные карапузы горестно возорали, бабушки и мамаши рва­нулись к песочнице с окрестных лавок, а Елена Сергеевна, которая приходилась Генке двоюродной теткой, закричала на весь двор: «Во! Нажрался опять и хулиганит!Ах ты карикатура! Карикатура!»

Талантливый Генка….

Действительно, Генка в этот момент походил более на персо­нажей картин Кукрыниксов, чем на самого себя. Спина сгорблена, точно у крысы, нос волшебным образом увеличен и красен, а вме­сто глаз — длинные щели между щеками и лбом. На крики старух он реагировал невнятно: ози­рался и бормотал, не обращаясь ни к кому конкретно: «Я тебе!..Я тебя!..» Вероятно, в Генкиной голове группа пожилых женщин была как-то объединена в некое подобие коллективного существа, а может, и нет. Пойди-ка, разбе­рись в сознании пьяного. Елена Сергеевна и не стала разбираться, а схватила Генку за шиворот и за­толкала в подъезд.

Героической женщиной была Елена Сергеевна. Ничуть не боя­лась Генку, хотя во дворе все с тре­петом пересказывали эпические истории про Генкины сдвиги. На­пример, однажды выехала машина с Генкой на вызов, да и пропала. Ни до больного не доехала, ни об­ратно не приехала. Сотовой связи в те годы не существовало, раций в провинции тоже еще не было, и вся больница скорой помощи, в которой Генка служил врачом, сходила с ума по сгинувшему эки­пажу.

После рабочего дня главврач сел в свой «запорожец» и поехал на заправочную станцию. Глядь, а там, около заправки, стоит «ра­фик». Подошел он к неотложке, чтобы посмотреть что случилось, а из кабины наш Генка как выско­чит в демоническом виде, рычит и шатается. Главврач его спраши­вает, мол, что же это вы. Геннадий Николаевич, пропали, а Генка схва­тил главврача за грудки, дыхнул на него чистым спиртом и говорит «Я тебя все равно убью!» С какой бы стати?

С работы Генку не увольняли. Коллектив каждый раз брал его на поруки за профессиональный та­лант. Даже во дворе никого милее, нужнее и востребованнее трезвого Генки не было. Шли к нему окрест­ные пролетарии со своими боляч­ками. Кому он лекарство посоветует, кому мазь или компресс. Был случаи, когда он одним движением вправил вывих пацану по имени Леха когда тот ехал под рамой на взрослом велике, сверзился с него и ногу вывихнул. Все думали, те­перь Леха — инвалид, а Генка — раз, и спас! И много кого он еще спа­сал.

Например, заплохело Наде­жде Семеновне из соседнего дома, она священника вызвала, говорит, исповедоваться будет, ибо видела она во сне умершего 40 дней назад мужа ейного, Виктора Васильеви­ча. Призвал он ее. А тут Генка при­ехал, давление ей измерил. «Давление. — говорит, — у вас, Надежда Семеновна, на нервной почве, а на тот свет вам призываться рано­вато» В больничку забрал, подле­чил ее. И что? На 20 лет пережила мужа Семеновна, и все благодаря Генкиным стараниям.

Талантливым Генка был вра­чом, но проделки в пьяном виде нещадно портили ему репутацию и были непредсказуемей икоты. Живет нормальный человек, всем приносит пользу, а однажды зи­мой вдруг — хрясь, и выскочил из подъезда голый. Зачем такое не­потребство? Собрался весь двор, включая стариков и детей. Неко­торые бабы взялись его стыдить да увещевать, а он прыг в сугроб и орет оттуда: «Организмус! Органомус!» Конечно, мужики его поймали, в глаз двинули за сра­моту и кое-как вернули восвояси, но дальше-то что?  Никто не мог предсказать, когда случится у Ген­ки очередной заскок и какую ка­верзу он отчебучит.

Совет «старейшин». 

Однажды Елена Сергеевна со­общила коллективу дворовых старух: «Генка-то неспроста лю­тует! Демон в него впихнулся». Не все бабки перекрестились, по­скольку многие пожилые жен­щины, вопреки нынешним представлениям про те време­на, из ума не выжили и знали про диалектический материа­лизм. В демонов тогда верили не так истово, как нынче. С недоверием относился народ к эзо­терике, а потому Клав­дия Николаевна, одна из Ленсерговных подруг, возразила: «Знаем, как же! На позапрошлой неделе видала, как он волок в дом целых двух демонов. Идет, пиджак нараспашку, а в каждой руке по бутылю. Ясен пень, что с демонами внутри! С чем же еще?»

Елена Сергеевна пропустила сарказм мимо ушей и продолжи­ла развивать антинаучную версию алкоголизма:
— Раньше Геннадий не особо закладывал за ворот­ник то. Такой же был, как и все люди, а 3 года назад ездил в сана­торий к морю и там подцепил пья­ного демона. Когда приехал, выпил за возвращение, и тут я заметила, как с ним в первый раз произо­шло преображение. Нос увеличил­ся, спина изогнулась, а глаза злю­щими сделались. Не глаза, а прям амбразуры какие-то!
— Преобра­жение Господне! — съязвила Клава и добавила: — Лучше бы он там гонорею подцепил.

Но внима­ние аудитории было целиком со­средоточено на рассказе Елены Сергеевны. Она и продолжила:
— С той поры стоит Генке выпить, как собственная душа его засыпает, а телом овладевает совершенно чужой дух…
— Дух от него силь­ный! С ног валит, — опять съяз­вила неуемная Клава, а Елена Сер­геевна заключила:
-Меня больше всего беспокоит, что со временем пьяный демон вытесняет Генку из самого себя. Он уж не только пьет чаще и хулиганит злее, а даже в трезвом виде начал превращать­ся в карикатуру. Драться норовит, хотя против меня не особо-то по­дерешься. Я его массой валю с ног, а потом сверху сажусь — и все. Он сначала бузит, но потом засы­пает от безысходности. Куда только мне от безысходности деваться? Я-то с годами старею, а Генкин демон крепчает. Рано или поздно одолеет он всех».

Решение…

На лавке воцарилось безмолвие. Даже ехидная Клава осознала неумоли­мость времени, которое не на ее стороне и не на стороне Елены Сергеев­ны, и вообще ни на чьей стороне, кроме того са­мого демона, который живет в Генке. Схлынула тут с Клавдии атеистиче­ская спесь, и она робко предположила:
— Мне рассказыва­ли знающие люди, каким средством перевести бесноватость из человека в какое ни будь жи­вотное. Говорят, в Библии описан случай изгнания бесов из одер­жимого в свиней.

— Совсем ты, Клавдия Николавна, чокнутая! -заметила старушка в ситцевом платочке. — В Библии сказано про Иисуса Христа. Только ему такое было по силам. Или ты уже считаешь себя ровней Господу?
— Я в комсомоле была, поэтому мыслю здраво и в глупости не верю, — па­рировала Клавдии. — Это вопрос психологии. Давайте совместны­ми усилиями перенесем Генки­но заболевание на какого-нибудь маленького зверька. В одиночку я, допустим, не справлюсь, а если навалимся миром, то, может, и выйдет.

Дискуссия меж старушками развивалась ветвисто. Косну­лась она и стоимости виктории на рынке, и величин тогдашних пен­сий, и хулиганства среди молоде­жи и черт знает еще каких вопро­сов, вовсе не относящихся к делу. Например, выяснили, что Федор, муж одной из бабок, приспособил трехлитровую банку для ловли мышей. Ловить банкой выходит гораздо эффектней, чем обычной мышеловкой, которая хлопает страшно.

— Чего бы нам не попробо­вать загнать Генкиного демона в мыша — озарило Клавдию Ни­колавну. — Если не получится, то ничего не потеряем, а если Генка избавится от алкоголизма, то всем будет облегчение!
Хоть старушка в платочке и обозвала Клавдию свиристелкой за легкомыслен­ный подход к жизни, а все-таки надежда на успех взяла свое. Да и другие старушки искренне же­лали прекращения Генкиных за­гулов, поскольку его лекарский талант в разные времена так или иначе помогал каждой.

Обряд изгнания.

Вот и сго­ворились бабки загнать супостата рода человеческого в мышь, ко­торая первой попадется в банку Федора. Согласно методу Клавдии Ни­колаевны, Елена Сергеевна сты­рила у племянника недопитую бутыль портвейна. Меньше трети оставалось там. Кудесницы собра­лись в комнате Елены Сергеевны. Принесли мышку в банке и долго с ужасом разглядывали ее сквозь стекло. Клавдия Николаевна при­зналась:
— Если она выпрыгнет, я тут же умру. Так я сильно боюсь мышей!

Но старушки шикнули на нее и велели произносить закли­нания по заранее оговоренному плану. Когда крошили батон в ми­сочку, Клавдия бубнила: «Хлеб из того зерна, которым мать-приро­да полна. Всяк его ест, на каждом — крест!» Потом Елена Сергеевна взяла левой рукой бутылку с недопитым портвейном и плеснула в правую руку, подставленную лодочкой. Клавдия при этом произнесла: «Вот вино, демонами человеку дано, на одну погибель его, а более ни для чего! Ни радости от него, ни сча­стья, ни человеческого участия, зло одно, на одну погибель!» Старушки хором подхватили: «На одну поги­бель, на пагубу, на злую волю, на дьявольскую долю!»

 Елена Сер­геевна вылила портвейн из ладони в миску с кусочками хлеба. Потом еще облила хлеб портвейном. Мол­ча поднесла миску к банке и стала забрасывать смоченные комочки внутрь по одному. Клавдия при этом вещала: «Демон винный, де­мон зловредный, от Генки отойди, к мышу перейди. Ты ему нужней, он для тебя важней! Геннадий от тебя отвернулся, мыш тебе подвер­нулся. На него перейди, а с Генна­дия уйди». Повторить пришлось несколько раз, пока Сергеевна пе­реложила все крохи в банку. По­том переставили сосуд с грызуном в темный угол, чтоб стоял там до завтра.

Преображение.

Не все и не сразу во дворе за­метили перемену, случившу­юся с Генкой. Жизнь шла своим чередом, а старушки на скамейке каждый вечер с вниманием ожи­дали Генкиного возвращения с ра­боты. Когда он появлялся трезвый и серьезный, они светлели лица­ми и переглядывались. От Елены Сергеевны все знали, что мышь обожралась хмельного хлеба и по­дохла в банке уже к утру. Хотя с чего бы ей подохнуть? Иные мыши дол­го могут есть хлеб гораздо низшего качества, и ничего. Видимо, сы­грало свою роль заклинание, и де­мон действительно покинул Генку и переселился в мышь. А мыши­ный организм не вынес в себе та­кого большого демона, вот мышь и сдохла.

Сергей.39 лет.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА:
Одни думают, будто демон — это козлоногий черт с рогами. Другие, романтические натуры, полагают, что это крылатый мускулистый мужик с картины Врубеля. Падший ангел, де­скать. Заблуждаются и те и другие. Никакой своей формы демоны не имеют, а проявляют себя исключительно через людей, в которых подселяются. Но демона можно обма­нуть, что и сделали неравнодушные к судьбе Геннадия старушки.
Михаил Сотников, эзотерик, демонолог.

(истории про демонов основанные на реальных событиях)

Читайте ещё

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

x

Check Also

Ночь с ангелом

Ночь с ангелом

Я — темный ангел. Наша работа — подталкивать вас в направлении ада. Иногда мы влюбляемся ...

Все права защищены. https://journal.planetaezoterika.ru