Главная / МИСТИЧЕСКИЕ ИСТОРИИ / Пока не явиться посланник

Пока не явиться посланник

(Мистика на реальных событиях читать.)

Я решил сократить путь через лес, но дорога привела меня в …. прошлое !??

Дорога в ….прошлое.

Алёна, моя жена, с сынишкой отдыхала у нашего родственника в деревне. Там раздолье: природа, река, лес, еда деревенская! Красота! В пятницу я решил поехать к ним на электричке — машину отогнал в автосервис. Звонить заранее не стал, хотел сделать сюрприз. На вокзале купил билет и потопал на перрон. Уже в вагоне узнал у какой-то старушки, что из-за ремонта железнодорожного полотна поезд пустили в обход. Таким образом, время путешествия в битком набитом вагоне увеличивалось.

-Бабуль, а на седьмом разъезде электричка останавливается? — спросил я. -Мы там когда-то через лес, по тропинке к деревне, путь сокращали.

— Это мимо брошенного хутора и болота, что-ли? Заросло там всё давным-давно… Не суйся туда, заблудишься ещё! — предупредила она, но разве упрямец, решивший срезать путь, кого-то послушает?

Тем более, что и карта у меня с собой имелась. Когда я вышел на полустанке, уже смеркалось. «Ничего страшного, идти то всего минут сорок» — успокоил себя и… свернул не на ту дорогу. Правда, ошибку понял намного позднее. Топал, топал, топал …. Через лес по едва заметной в траве тропке. Темнело. Небо покрылось тучами, поднялся ветер. Вот-вот должен хлынуть ливень. И что делать? И вперёд неизвестно, куда идти, и назад возвращаться поздно! Вот же идиот! Я материл себя за упрямство и желание сократить путь. «Видение» возникло, словно ниоткуда: слегка разрушенный плетень, небольшой домик крытый соломой. На минуточку: соломой! В наше то время! Почему меня это не удивило? В маленьком окошке мерцал свет.

— Хозяева, — закричал я. — Пустите переночевать!

В ответ тишина. Я завопил громче, что и не удивительно: дождь уже лил, как из ведра, от холода зуб на зуб не попадал, а над хаткой стоял столб дыма — значит топилась печка.

— Входи, раз уж пришёл! — мужской голос был неприветлив. — Калитка не заперта….

Нужно ли говорить, что уже через секунду я был в сенях. Убранство дома весьма своеобразное: рушники на стенах, собранные в пучки травы, дорожки ручной работы на полу. В углу, около окна, — детская кроватка. Комната освещалась двумя свечами, стоявшими на столе. Словно в начало прошлого века попал! Впрочем, сам хозяин был одет тоже весьма странновато: домотканая рубаха, такие же брюки, вернее штаны. На печи — глиняный горшок с каким-то варевом, пахло ароматно, но непривычно.

-Угостить мне тебя нечем, — хмуро бросил мужик. — Разве что грибной юшки можешь похлебать.

Я отказался: мало ли чего накидал туда странный мужик?

— А что вы делаете? — поинтересовался у него, когда увидел на столе какие-то чурочки, обрезки дерева, а в руках блеснул нож.

— Сынишке игрушки мастерю! Вот обрадуется!

Ни ребёнка, ни его матери ни где не было.

— А где же ваша супруга с наследником в такую погоду ходят? — спросил я. -Промокнут небось, простудятся.

— Где они? — хозяин посмотрел, словно мимо меня, взгляд его остановился на окне. — Где они? — снова переспросил он сам себя. — Рядом .Они всегда рядом… Мы вместе… Любовь она знаешь какая бывает? У одного крылья за спиной вырастут, другой в себе всё держит, да сказать о ней боится — не хочет ближнему больно сделать. А третий — в себе затаит чёрную злобу и ненависть…

«Сумасшедший?! Несёт какую-то ерунду!» — пронеслось в голове.

— Сколько с меня за ночлег?

— Да нисколько, нам деньги не нужны, — странная усмешка пробежала по его губам.

— Знаю, чем оплатить доброту! — я достал из сумки машинку, которую купил своему Саньке. — Вот, передайте своему малышу. У меня тоже сын! Кстати, вашего как зовут?

— Иваном…. звали…. давно… А за подарок спасибо! Что ж, долг платежом красен. Вот и ты своему мальцу предай, — он протянул несколько деревянных колокольчиков, вырезанных мастерски из дерева, каждый висел на бечёвке, а потом всё было связано в один пучок. — Пусть оберёг ему на счастье будет. Я вот своему не успел такой сделать, не успел… не успел… — снова словно начал бредить он. — Скоро полночь, мне идти надо, а ты ложись отдыхай.

Хозяин ушёл, а я стал рассматривать подарок. «Это ж надо, такой талантище в глуши пропадает!» — подумал я. Колокольчики были украшены витиеватой резьбой и несмотря на то, что были деревянными, мелодично позванивали. Честно говоря, я никогда такой красоты не видел! Прямо музыка ветра!…  Я улёгся, но не спалось. Подошёл к окну. Приоткрыл его и выглянул. В свете огромной кроваво-красной луны увидел хозяина дома, сидящего на пне недалеко от заросшего озера. Над водой поднимался туман, который принимал странные очертания, похожие на человеческие силуэты. А с другого края, там где было болото, столбом в небо стелился то ли чёрный дым, то ли газ болотный. Вскоре я уснул. Ночью мне приснилась какая-то молодая женщина: она смотрела на маня в окно, а потом прошептала «Спасибо!» Через мгновение я услышал звонкий детский смех… Все звуки были словно эхо.

Дождался…

Проснулся ещё затемно. Хозяина не было. Я притворил дверь в хату и двинулся в путь, хоть и подумал: «Надо бы поблагодарить за ночлег», — но дожидаться не стал. На рассвете вышел к какому-то хутору. Много домов, явно не жилых, только около одной из хат на лавочке сидел седой как лунь старик.

— Дедуль, а кто в той хате живёт в лесу? — спросил я после приветствия. — Странный мужик какой-то…

— В какой хате? Около болота? Так дом сгорел ещё в войну, от него только кусок печи и остался….

— Дед, что ты говоришь? Я там сегодня ночевал!

— Сынок, у тебя часом не белая горячка? Аль на солнце перегрелся? Говорю тебе: нет там никакого жилья! Развалины одни!

Честно говоря, подобное утверждение мужика возмутило. Полез в сумку и достал оттуда игрушку, подаренную для моего сынишки хозяином того дома. Протянул её деду. А тот, как только увидел колокольчики, затрясся весь и побледнел.

— Тебе плохо, дед? Чего так испугался? — удивился я.

— Помоги-ка мне встать, пойдём в дом… Наконец-то! Наконец-то! — забормотал он невнятно. — Это он знак мне подал, что к себе зовёт… Слава богу! Ты не думай, что я от старости свихнулся. Сейчас всё расскажу… Вот смотри, — старик протянул точно такую же подвеску из колокольчиков, только потемневшую от старости. — Когда-то давным — давно он мне подарил…. Уж очень хотел, чтобы и я счастлив был…. Не сбылось,- на глазах у старика заблестели слёзы. — Путник, ты небось есть хочешь? У меня картошка в мундире есть, да огурцы малосольные. Ну и ка водится самогон настоящий на травах. Уважь старика, мне пред смертью выговорится нужно. А ты посланник, тебе и слушать.

Отказать я ему почему-то не смог. Конечно, надо было спешить к своим, но они же не знают, что я приеду. Волноваться не будут: в селе у дядьки мобильная связь — понятие относительное, жена дозваниваться не станет. Мы сели за стол и Семён Михалыч, как представился старик, начал рассказ, в который сложно поверить. Пишу его так как запомнил.

Три друга.

— Мне уже почитай сто лет с хвостиком не большим. Устал я жить. Устал любить. Устал ждать смерти. Ты только не перебивай, потом всё поймёшь. Было нас три друга: я, Фёдор и Матвей. Почти братья кровные: родились в один год, с разницей в несколько месяцев. Да и мать Фёдора всех нас выкормила. У моей-то молока не было, а Матвеева померла при родах. Жили мы в соседних хатах. Росли вместе, дружили. Колхоз в селе образовался, мы уже взрослые были, пошли туда работать.

А перед самой войной в деревне школу открыли. Учить сельскую детвору прислали молодую учительницу из соседнего посёлка. Имя диковинное… Мальва… Она и красива была, как волшебный цветок, который с дедов-прадедов считается оберёгом наших жилищ. Лет по двадцать пять нам тогда было. И три приятеля не разлей вода в неё влюбились. Любовь, она знаешь как на человека действует? У одного крылья за спиной вырастают, другой в себе всё держит, да сказать о ней боится — не хочет лучшему другу больно сделать. А третий в себе затаит злобу чёрную и ненависть…

От этих слов деда Семёна стало не пос себе, я уже слышал их ночью! А старик помолчал и продолжил:

— Так и с нами случилось. Я любил Мальву всю жизнь, да и сейчас люблю. Федька был на седьмом небе от счастья, а Матвей…. Эх… Мальва полюбила Фёдора. Встречаться они стали, семью завести решили. Помню, как мать Феди сказала: «Женись сынок! Девушка- цветок волшебный! Мальва — дома берегиня.» Председатель колхоза помощь выделил, участок намерил, чтоб Федька строиться начал, как раз там на хуторе, около болота. Место конечно не очень хорошее, да только тогда такая политика была — осваивать новые земли. Мне хоть и больно было, от того, что не меня красавица выбрала, но смирился, спрятал свои чувства на самую глубину души, пусть лучший друг будет счастлив. Матвей же затаил злобу до поры до времени.

Предсказала…

Вскоре дом был выстроен, сыграли свадьбу, у них сынишка родился — Иваном назвали. Как-то мы с Матвеем помогали молодой семье по хозяйству. Внезапно калитка распахнулась, и вбежали несколько цыганят. Начали еду клянчить. Мальва метнулась в кухню и вынесла несколько пирожков.

— Гони их отсюда! — рявкнул Матвей.- Попрошайки чёртовы!

— Зачем ты так? — укоризненно ответила Мальва. — Они же дети, просто дети….

В это время во двор вошла цыганка с малышом на руках.

— Добрая ты, спасибо! За это хочу глаза тебе открыть, правду сказать. Плохое место для дома выбрали, гиблое. Беду принесёт! В белый туман вы превратитесь, если не покинете его. Молодыми умрёте и встретитесь лишь на небесах….

— Чего ты слушаешь эту дуру! — возмутился Матвей.- Гони её прочь…

— А ты… — цыганка пристально посмотрела ему в глаза. — Ты станешь чёрным зловонным болотным газом. И не будет тебе прощения ни на том, ни на этом свете….

Парень ошарашенно уставился на неё и замолчал.

— Тебе же долгая жизнь уготована, — обратилась она ко мне. — Долгая. Да несчастная. Грех убийства на душу возьмёшь, но по другому поступить не сможешь. Жить один устанешь, пока посланник не явится с прощением…

Она забрала детей и ушла, а мы ещё долго находились под впечатлением от её слов.

Предатель.

Вскоре началась война. Первым повестку получил Фёдор.

-Береги себя и сына! — сказал он на прощание жене. — Я не смогу жить без вас…

— Я буду ждать тебя! Умоляю вернись живым! — плакала Мальва.

Меня не взяли, с рождения одна нога короче другой. А Матвея призвать не успели — фашисты вошли в нашу деревню. Так мы оказались в партизанах. Мальва, оставив сына на свою мать, тоже пришла в отряд, точнее она была нашей связной между односельчанами и партизанами. Позже, радист, переброшенный в отряд с Большой земли, обучил своему делу и жену Фёдора. И позывной у неё был Мальва. Немногие знали, что это её настоящее имя. Однажды она собралась сходить на хутор, проведать мать и сына.

— Может не стоит? Не дай бог, что случится с тобой, я себе этого не прощу.

— Всё будет хорошо, ведь о том, что я пойду знаете только вы с Матвеем. А вы для меня как родные!

Больше живой её никто не видел, бесследно исчезли и она сама, и сынишка, и мать. Говорили, фашисты уничтожили всю их семью, а дом сожгли. Мальва снилась мне: лицо бледное, испуганное, глаза полные боли. Иногда казалось, сказать любимая что-то хотела, но не могла. Немцы отступили. Многие сельчане присоединились к Красной армии, погнали врага. Кстати и Матвей с ними. Война покатилась на запад. Фёдора демобилизовали после контузии. Он не упрекал меня. Только посмотрел долгим взглядом и отвернулся. Целыми днями друг ходил около того места, где у него была семья, где он был счастлив, где он любил и был любим. А потом пропал бесследно. Только нашли следы, ведущие в сторону болота… Умом ли повредился, сознательно ли к себе смерть призвал, — никому неведомо.

Закончилась война, весь в орденах и медалях вернулся Фёдор. Встречали его всем селом. И лишь одна из соседок злобно сплюнула при виде его.

— Макаровна, ты чего? — удивился я.

— Герой вернулся, а ты…

— Чтоб он сдох, сволочь такая! Не герой он, а убийца!

— В смысле? — не понял я.

— В тот день, когда Мальва пропала, я в лесу за их хатой хворост собирала. И всё видела… О чём бедняжка с ним говорила не знаю, но видела, как Матвей к ней приставать начал, а она кричала, что никогда своего Федьку не предаст и женой предателя не будет. Тот и взбеленился… Расстрелял он их всех, а тела в болото скинул. Да и не одна Мальва со своими у него на совести. Это ж он сдавал фашистам партизан, а как палёным запахло — к нашим войскам прибился ирод!

— Почему же ты тогда ни кому об этом не сказала? — закричал я в ярости.

— Чтобы он и меня порешил? — спокойно заметила она. — Нет. У меня дети, мал мала меньше. Им мать нужна… Да и сейчас, кто мне поверит? «Герой» ведь вернулся…

Долго я думал, как поступить, а потом, поздно вечером пошёл к Матвею, напоил его, связал и отвёз к дому Мальвы. Выбил из него признание….

— Тебе всё равно никто не поверит! Я и тебя и суку Макаровну в тюрьме сгною! — вопил бывший друг.

Я с юности любил охоту. И ружьё своё было. Пристрелил… Не промазал… Потом сбросил тело в трясину… С тех пор на болоте, когда над озером появляется белый туман в виде силуэтов людей — Мальвы, Ивана и Фёдора — с другой стороны, над самой топью, возникает чёрный зловонный дым… Это — гнилой дух Матвея. Так что сбылись предсказания цыганки… Утром пошёл в милицию и признался в убийстве. Отсидел. Жизнь прожил, но так и не женился. Всё Мальву любил.. А сегодня пришёл ты — посланник от Фёдора. Простил он видать меня, что жену его с сыном не уберёг. Теперь к ним пора отправляться…

Прощание.

Старик вздохнул, потом добавил:

— Об одном хочу тебя попросить: вернись к хате, отнеси колокольчики, те, что мне Фёдор подарил — это знак ему будет, что приду скоро. Да свечи в память об невинно убиенных поставь. Если умеешь, помолись….Сам я не могу этого сделать, не дойду….

Каково же было моё удивление. когда там. где я останавливался в эту ночь. дома действительно не оказалось. Лишь обгоревший. вросший в землю фундамент. да чудом уцелевший кусок печи. Машинально я потрогал её и стало жутко: печка была тёплая! И запах дыма…. Как прошлой ночью. А вокруг всё было заросшее мальвами- чудесными в своём убранстве: от белого и розового, до красного и багряного разноцветья. Небо снова заволокло тучами, потемнело. Я положил дедовы колокольчики на фундамент, зажёг свечи. Несмотря на сильный ветер, они не гасли. Попросил Бога принять души погибших: пусть будут вместе, хоть не на этом, так на том свете. А над озером поднимался белый туман, принимавший причудливые очертания: женщина, мужчина и мальчик… Деревья закачались от порыва ветра и едкий чёрный дым взметнулся в небо. Надеюсь, теперь они снова вместе: молодая красавица Мальва, её муж Фёдор и маленький Иван…..

(Мистика на реальных событиях читать.)

Игорь. Белоруссия.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector