Странные истории из жизни.

В собачьей шкуре

Неужели я все-таки умер? «И если я умер, а моя душа, вместо того чтобы отправиться в иной мир, каким-то образом переселилась в тело Нерона?»

Тот день начался, как и многие другие. Голова гудела, в горле образовалась пустыня Сахара. Ну и надрался же я вчера…
— Черт, что я же такое выпил? — пробормотал под нос.
Посмотрел на бутылки, которые стояли на столе. Большинство ярлыков были не читаемы, а те, которые можно было прочесть, говорили о качестве: водка паленая и сильно паленая. Бурда, одним словом.
— Когда вместо старой хорошей водки покупаешь дешевую подделку, утром приходится беседовать с унитазом, — я стонал, стоял над раковиной, и пил из крана.

Голова продолжала трещать, но по крайней мере я утолил свою жажду. Через мгновение Нерон, мой пес, начал лаять. Понял, сволочь, что я уже не сплю. Гулять ему, видите ли, пора!
— Заткнись ты там! — прорычал я, но собака не унималась. Ох и врежу ему сейчас! — Заглохни, сказал!
Я бросил в него ботинком. Попал. Пес взвизгнул, отбежал в сторону, но все еще ворчал.
— Я научу тебя уважать хозяина, мерзавец! — прошипел я и расстегнул ремень. — Сейчас ты у меня поворчишь!
Нерон замолк. Постоял немного, затем направился прямо к ковру. Я вспомнил, что вчера собаку так и не вывел. Не до него было.

Пес с виноватой мордой сделал лужу. Ругаясь самым грязным образом, я потянулся к тряпке. Вытер полы и открыл холодильник в поисках еды. Нашел коробку из-под молока и пустые полки. Вот зараза! В животе заиграли марш. Жрать захотелось невыносимо. Направился к выходу, и собака сразу вскочила.
— О нет, я пойду один! — отмахнулся от нее.
Но пес отчаянно заскулил. Видно, лужа — это еще не все, что ему требовалось. Взять с собой псину, что-ли? Убирать еще и кучу мне совсем не улыбалось.
— Ладно. Пошли. Топай вперед, — на улице я отпустил пса и для поощрения дал пинка.

Нерон уселся сразу у выхода, прямо на газоне перед входом в дом. Навалил такую кучу, будто он слон. Я прошел мимо.
— А убрать? Кто за вами эту кучу выносить должен? — сердито сказала какая-то старушка.
— Ну так убери, если не нравится. Мне пофиг, разрешаю, — я пожал плечами.
У бабули не было чувства юмора. Она возмутилась, продолжала что-то вопить мне вслед, а потом заткнулась. Я плюнул и посмотрел на небо.

С тех пор как потерял работу, мои дни были похожи. Я пил, спал, пил снова, и небольшие сбережения медленно иссякали. Я знал, что не могу так жить и рано или поздно у меня возникнут серьезные проблемы. Но до тех пор пока мог позволить себе рюмку, не беспокоился об этом. Я вошел в магазин. Подсчитал деньги в кармане. На хлеб себе и собаке хватит. Однако поразмыслив, взял с полки две бутылки пива, потому что организм требовал опохмела. Я бросил горсть монет на прилавок и потащился домой. Нерон следовал за мной. Уже в квартире я опорожнил обе бутылки и лег на кровать. Почти сразу заснул…

Меня разбудил волчий голод. Еле разлепил веки. Я лежал на полу. Паленая водка разрывала мою бедную голову на части. Ужас! Свалился во сне, что ли? Попытавшись встать, я вдруг понял: что-то очень не так. После похмелья не было никаких следов, но мое бедро пульсировало от боли, и все вокруг было странно большим. «Пора завязывать с водкой», — подумал, собрав силы. В голове вяло ворочались мысли. Моргнул, «навел резкость». И тогда я увидел… свое тело. Оно лежало в нескольких метрах от меня. На кровати. «Я умер, — подумал, и мое бедро снова запульсировало от боли. — Нет, не может быть. Мертвые не чувствуют боли! И почему я себя вижу?»

Вытянул вперед руку. То, что увидел, привело меня в ужас. Снова закрыл глаза. Опять попытался взглянуть на свое тело — не то, которое лежало на диване, а то, которое болело. «Мех? Когти? Что за фигня? Что за шуба на мне?» Встал с пола осторожно, потому что правый бок болел сильно, вышел в гостиную. Там у меня стоял раздвижной шкаф-купе с большим зеркалом вместо двери. Отголосок иной, благополучной, жизни. Глянул на свое отражение и застыл. На меня смотрели большие печальные глаза Нерона. Моей собаки. Не мои!
— Это кошмар! Просто сон. Я сплю! — хотел сказать это вслух, но вместо этого услышал недвусмысленное: — Гав-гав!!

Я встал боком и посмотрел на бедро собаки. Да, именно сюда я двинул Нерона. Впервые за долгое время мне стало жаль мою собаку. Понятия не имел, что так сильно ее ударил. Желудок начал урчать от голода. Я пошел к собачьим мискам. Корма в них не было долгое время. Я нашел только немного воды, но она оказалась грязной, вонючей, непригодной для питья. В отчаянии я влез на постель и посмотрел на свое пьяное человеческое тело. Понятия не имел, что выгляжу так плохо. Ткнул мордой мою руку, но она болталась, как неживая. И тело на постели никак не отреагировало! Неужели я все-таки умер? «И если я умер, а моя душа, вместо того чтобы отправиться в иной мир, каким-то образом переселилась в тело Нерона?» — подумал я и почувствовал, что схожу с ума.

Злые мысли не давали мне покоя, и голод буквально разрывал внутренности. Больше не могу оставаться здесь. Я побежал к входной двери, прижал ручку лапой, а затем навалился всем телом на дверь. Это сработало, и через некоторое время я-в-теле-собаки был снаружи. В панике я смотрел на мир с совершенно иного ракурса. И он приводил меня в ужас.

Внезапно в конце улицы появилось знакомое лицо. Длинные волосы, выцветшие джинсы и маленькие налитые кровью глаза. Максюха! Я побежал к другу. Давно мы не виделись. Но теперь я был безумно рад знакомому лицу.
— Привет, старик! Ты не поверишь, что со мной произошло… Я так набрался вчера, что…
Дружбан остановился и нахмурился. У меня создалось впечатление, что он меня слушает.

— Макс, есть дело… — начал я, совершенно забыв, что просто лаю.
— Пшел отсюда, кобысдох блохастый! — неожиданно прошипел приятель.
Макс таращился на меня и ничего не понимал. Ну да, я ведь в теле собаки!
— Но Максим, это я! Роман! — я плакал, кричал.
— Убирайся! — заорал Макс.
Чудом я избежал удара.

Я бежал боком, дорогу видел плохо и наткнулся на какого-то ребенка. Малыш испугался, завопил, и его мать замахнулась на меня сумкой. В ужасе я спрятался под скамейкой и дрожал, как осиновый лист.
— Что с тобой случилось песик? — услышал я ласковый женский голос.
Поднял голову и посмотрел в глаза старушке, столько раз ругавшей меня за те кучи, которые я делал, и угрожавшей вызвать ветслужбу, чтобы меня отправили на усыпление.
— Прости, — стонал я. — Очень сожалею обо всем. Кучу делал, потому что терпеть не мог. И рычал не со зла… Правда…
— Бедняга, — она похлопала меня по холке. — Вижу, что сожалеешь. Ты хороший песик.

Я удивленно уставился на нее.
— Вы понимаете меня?
Бабуля ничего не ответила, только чесала меня за ухом. Это было так приятно. Никогда мне не было так хорошо от ласки.
— Еще утром я был человеком. Если того урода можно так назвать, — начал объяснять. — Помните, я выходил с собакой? Вот с этой, которая сейчас я. А вы меня, то есть того… обругали. Тот… он не хотел убрать за псом. И ударил пса. То есть… меня. Совсем запутался. Я купил пива для опохмела. А потом… Потом я проснулся как собака. Есть дома нечего. Пить тоже. Человек, кажется, умер. Думаю, мне нужна помощь.

Женщина приветливо улыбнулась и потянулась к своей старой сумке.
— У меня есть кое-что для тебя, хороший песик. — Она протянула мне бутерброд. — Кушай, собачка, на здоровье. Твой хозяин совсем не заботится о тебе. А я же вижу, ты добрая, только несчастная.
Я чуть не заплакал. Наивный! Поверил, что старушка меня понимает! Но съел угощение. И это было лучшее, что случилось со мной с тех пор, как я проснулся в этом странном теле. Повеселев, решил поискать что-то еще, что наполнило бы мой желудок. Тут на углу есть ресторан, там точно можно поживиться. Матвеевна, уборщица, всех котов подкармливает. Побежал через дорогу. Следующее, что я услышал, — это рев клаксона и писк шин. Я влетел прямо в машину. Почувствовал страшный удар. Тьма окутала меня…

Очнулся от дикой боли в черепе. Все тело ломило. Сел на кровати, потер глаза и увидел чудесные человеческие руки.
— О Боже… — прошептал я — это все-таки был сон.
Я чуть не заплакал, как ребенок, от счастья. Тут услышал звук, похожий на вздох. Верный, дорогой Нерон, он все еще был со мной. Лежал на полу у кровати и смотрел с грустью. Пес прощал мне весь сволочизм, голод и жажду. Я погладил Нерона по голове, осторожно похлопал его по бокам, провел ладонью по тому месту, куда ударил своего друга. Собака лизнула меня в ладонь. И тогда я сломался. Сидел и ревел от жалости к Нерону. Сел рядом на пол, обнял псину за шею.

— Прости, — сказал, вспоминая ужасную боль в бедре. — Ну за что ты меня любишь?
Пес лизнул меня в нос, и кажется, ответил:
— Просто так…
Я налил ему чистой воды и пошел в банкомат, чтобы забрать последние деньги со счета. За то, что у меня осталось, купил собачьего корма, газету, булку и кефир. Дома накормил Нерона, собрал пустые бутылки в мусор, прибрал в квартире. Пил кефир с булкой и просматривал газету в поисках работы. Хватит киснуть!

Мне стыдно перед единственным существом, которое верит мне и любит просто так. Перед моим псом. Это веру я должен оправдать и эту верную любовь не могу предать. Ни за что.

Роман

Неужели я все-таки умер? «И если я умер, а моя душа, вместо того чтобы отправиться в иной мир, каким-то образом переселилась в тело Нерона?» Тот день начался, как и многие другие. Голова гудела, в горле образовалась пустыня Сахара. Ну и надрался же я вчера... - Черт, что я же такое выпил? - пробормотал под нос. Посмотрел на бутылки, которые стояли на столе. Большинство ярлыков были не читаемы, а те, которые можно было прочесть, говорили о качестве: водка паленая и сильно паленая. Бурда, одним словом. - Когда вместо старой хорошей водки покупаешь дешевую подделку, утром приходится беседовать с унитазом, - я…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей 3.86 ( 5 голосов)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector