История про женщину в белом

Вестница судьбы

Говорят, что смерть является людям в облике женщины в белых одеждах. А может, это и не смерть, а знак беды или болезни. Но у меня на этот счет другое мнение…

В детстве я жил около памятника. Ежедневно к нему приезжали женихи с невестами. Обычай такой — как свадьба, так обязательно надо ехать к памятнику. Взойдут по пологой лестнице, постоят у Вечного огня, и дальше в путь, а за ними вслед уже поднимается другая пара с процессией гостей. Компания девок из нашего двора шастала к памятнику чуть ли не на постоянной основе. Встанут в сторонке и смотрят на новобрачных, обсуждая между собой невестины платья: «Вон, смотри, смотри, какая короткая юбка! Ну, это не годится. Не принцесса». — «На ту смотри! Я бы себе такое же платье сшила!» — «Нет, чур это мое!» — «Почему это твое?

Такие бессмысленные разговоры между ними происходили регулярно и с большим азартом. Мы с пацанами ходили туда, что бы девок подслушать, а потом их дразнить. В детстве много бывает увлечений, которые потом кажутся глупыми. В отличие от девочек, мы на парочек особого внимания не обращали. Чего там смотреть? Женихов жалко. Стоят они такие из себя грустные, как будто их вызвали в родительский комитет или еще на какое наказание перед старшими. И у всех по лицам и фигурам можно прочитать: «Ну все, жизнь кончилась и не начавшись!» В то время как все невесты, наоборот, пухли от счастья.

То детское впечатление с годами забылось бы совсем, если бы не другое, гораздо более позднее и осмысленное увлечение. Юный я еще был. И увлекся спелеол огней — изучением пещер. Но не настоящей, когда спускаются в земные трещины на невероятные глубины, а любительской, когда люди собираются в небольшие экипированные команды и прочесывают заброшенные шахты, катакомбы, подземные ходы, созданные неизвестно кем. Теперь это называется диггерством, но тогда названия не было, а затея осуществлялась.

Мы ездили в разные города и веси, ориентируясь на скупые сведения сарафанного радио, спускались в разнообразные лабиринты, нанося маршруты на карты. Дело азартное. Бредешь впотьмах, оставляя след для возвращения, а дух захватывает от неизвестности — что там за поворотом? Вдруг найдется новый вы ход на поверхность? И на карачках приходилось ползать и оказываться в тупиках разочарования, но все было интересно в компании единомышленников.

… В одной такой катакомбе мы обнаружили 3 расходящихся в разные стороны коридора, а поскольку были втроем, то решили разойтись равномерно. Мне выпал правый проход, и я двинулся туда, освещая путь налобным фонарем. Довольно длинный оказался ход. Я его успешно преодолевал. Добрел до первого ответвления. Оставил на стене мелом след-указатель, чтобы потом не сбиться, и нырнул вправо. Вскоре новое разветвление. Азарт удвоился. Да это же целая сеть ходов! Если у других окажутся тупики, то у меня верный интерес! Я нанес и эту развилку на самодельную карту, снова оставил метку и снова углубился в изучение хода.

Количество ответвлений и меток постепенно росло. Я вносил их в карту, проходил до конца тупика и возвращался на места развилок, нырял в сквозные ответвления, которые сами выводили меня назад. На карте росло своеобразное дерево, смысла в котором пока не угадывалось, но росла надежда уловить спрятанную от глаз систему. Так я увлекся, что забыл и про время, и про обоих товарищей, которых до сих пор что-то было не слыхать. Внезапно фонарь мой заморгал. Такая была система, показывающая конец заряда батарей. «Не вовремя они сели», — подумал я, и полез в карман за запасным фонарем, а вот карман-то оказался пустым!

Как же так? До сих пор не могу понять своего разгильдяйства и в других людях разгильдяйства не терплю! Это самое скверное человеческое качество. Оно может стоить жизни. Что проку от карты, от меток на стенах, если ни черта не видать? Решил выходить назад, экономя свет на прямых дистанциях и включая его лишь в местах развилок. Чреватый метод. Проскочишь одну развилку в лабиринте, и сразу полная потеря ориентации, что и произошло.

Заблудился я конкретно. Ходил и покрикивал во тьме, пока совсем не выбился из сил. Хоть психика у меня и крепкая, а силы имеют предел. Сел я на пол и подумал: «Ну все. Сколько времени прошло — не знаю, где нахожусь — не знаю. Вздремну вот маленько, а потом уж замерзну или с голодухи помру». Стал дремать, когда увидал слабое свечение. Оно приблизилось и оказалось женщиной. Ничего конкретного не понять — ни фигуры, ни лица, но видно, что баба вся в белом. Идет неспешно та самая невеста из детства, которая была у памятника, точней, их объединенный средний образ. Вроде бы и в фате, и без фаты, и в накидке, и без накидки, и платье на ней как бы с талией, но и без оной.

Остановилась она и повернула назад, к повороту. Я тут же вскочил — и за бабой. Светится-то она слабенько. Шагнет за поворот, и снова тьма вокруг меня. Нельзя терять из виду, но и приближаться к ней страшновато. С какой бы стати человеку, да еще и женщине, лазить в подземельях? Явно какая-то нежить. Так, не смея ни приблизиться, ни отстать, я за ней и двигался. Свернет она за угол, я начинаю об стены биться. Темно же! Выскочу на прямой участок, вижу ее и, пока вижу, иду. Шатание мое длилось, пока не увидал я впереди менее призрачный свет. Она же в том свете и пропала совсем.

Оказалось, что это луна светит в тот самый проход, с которого был наш старт в катакомбы. Вылез я наружу, крикнул из последних сил, да и упал отдыхать. Вдали, у костра, сидели оба мои товарища. Они уже замучились лазить по лабиринту, много времени на это потратили, пока не отчаялись меня найти. Они, оказывается, собирались уже бросить поиски. Если бы не белая баба, мой скелет остался бы в том лабиринте, которого даже и нет в реальности. Та карта, которую я составлял, вовсе не совпадала с их зарисовками. «Да там же тупик!» — воскликнули они, тыкая пальцем в то место, где у меня первое ответвление. В рассказ про белую бабу они не поверили. Сказали: «Пригрезилось тебе от измождения и недостатка кислорода».

Может, оно и так, тем более что существующие поверья ничего хорошего про белую бабу не сообщают. Уж я-то потом постарался, собирая все, что сказано и спето о белых бабах в разнообразном) фольклоре. Чаще всего ее связывают с образом смерти. Встречаются воспоминания людей, переживших клиническую смерть, в которых говорится, мол, приходила к ним белая баба, чтобы забрать на тот свет, но чего-то передумала. Смерть свою, как последнюю в жизни невесту, воспевали и сейчас воспевают поэты, начиная от Байрона и заканчивая самодеятельными чудаками. Так и сложилось постепенно мнение, что смерть это и есть женщина в белом. Как та невеста, которая тянет жениха к алтарю.

Чтобы избежать встречи с белой бабой, под порогом закапывали голову кобылы, цепляли косу над воротами или над косяком дверей, прибивали к порогу подкову. Чего только ни делали в старину, чтобы белая баба не принесла в дом несчастье! Нашел я и версии, по которым баба предвещает болезнь. Здесь я обнаружил расхождение с версиями о смерти. Предвестница — это совсем уже не смерть, а знак, несущий информацию. Какие будут последствия от встречи со знаком судьбы — зависит от самого человека, а не от знака. Выходит, злого умысла в белой бабе нет, как нет злого умысла и в тех невестах, которые в детстве моем водили женихов к памятнику.

Если бы у меня была психика пожиже, то я, может, испугался бы белой бабы там, в подземелье. Я бы занервничал, принял бы неправильное решение и тогда точно — смерть. Но знак и явление — отнюдь не одно и то же. Я бы, скорее, сказал, что баба та белая является духом судьбы, а у судьбы всегда бывают развилки. Недаром в иных интерпретациях женщина в белом предрекает будущее путешественникам. Так что нечего ее бояться, почем зря. Я с той поры много чего пережил. Женился 3 раза, и всякий раз невеста была в белом. Ну и ничего. Не съели меня.

Валерий. 50 лет

Говорят, что смерть является людям в облике женщины в белых одеждах. А может, это и не смерть, а знак беды или болезни. Но у меня на этот счет другое мнение... В детстве я жил около памятника. Ежедневно к нему приезжали женихи с невестами. Обычай такой - как свадьба, так обязательно надо ехать к памятнику. Взойдут по пологой лестнице, постоят у Вечного огня, и дальше в путь, а за ними вслед уже поднимается другая пара с процессией гостей. Компания девок из нашего двора шастала к памятнику чуть ли не на постоянной основе. Встанут в сторонке и смотрят на новобрачных, обсуждая между…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей 3.55 ( 1 голосов)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector