Мистические существа рассказы.

ОНО растёт и страх тоже

Страшно… Нам уже всем страшно. А это значит, что оно растёт и дальше будет расти. Рано или поздно — оно оставит своё болото и придёт сюда со своими зубами… Ко всем придёт… Его не остановить, потому-что нельзя подойти близко. На километры вокруг себя оно распространяет запредельный ужас… страх… безысходность…

Догадки деревенских

Игорь Иванович после долгого молчания изрек:
— У болотной жижи зубы! В голове такое не укладывается!
На скамейке у магазина вновь воцарилась тишина. Пили пиво, мрачно размышляли над грядущими потерями. Страшновато было всем, кроме Паши. Да и чего ему теперь, безногому? Не убежишь.
— Я давно говорил, что болото надо осушить. Осушили бы, да и дело с концом! — это выкрикнул Олежек.

Он словно всегда боялся, что его не дослушают, а потому выкрикивал редко, торопливо и тезисно. Нечто вроде команды выкрикивал, или лозунга, необязательного к исполнению. Чтобы лозунг был внятным, он готовил его в голове, помалкивал, губами шевеля. Выкрикнув — ждал реакции, а если оной не случалось, то повторял снова. Сколько раз кряду он может выкрикнуть одно и то же, никто не считал. Чаще всего после третьего захода его одергивали: «Хватит орать!» Это была, видимо, та самая, ожидаемая Олежиком реакция. Во всяком случае, после окрика он всегда замолкал, начинал готовить новый тезис.

— Напарник твой, Колян, не кажет сюда носу. По другим деревням как бы работает, а сюда боится, — доложил Игорь Иванович Паше, — да и вообще народ зашевелился после того, как тебя увезли в больницу. Пол деревни, считай, выставили дома на продажу. Не знаю, кто их купит. Желающих не видать. Нам, пенсионерам, да и Олежке тоже ехать некуда. Тут будем помирать со страху.
Олежек снова выкрикнул об осушении болот и добился-таки традиционного ответа. Минуту длилась молчаливая медитация, а потом Паша прервал ее тихим голосом:
— Да не. Зубы не то чтобы живут именно в самой слякоти. Они как-то с ней связаны, судя по всему, но зубы принадлежат чему-то, которому… как его … оно которое там, в лесу, а не просто так … ну, вы знаете, — Паша махнул рукой не то в сторону леса, не то просто так, чтоб знали.

Он и до больницы был не особо красноречив, а когда вернулся безногим, то вообще стал говорить округло, чаще применяя взмах руки как жест, объясняющий все. Тем не менее, постепенно вытянули из него всю историю. Тянуть пришлось долго, через молчание, через непонятные фразы про то самое «Оно», которое из леса. В очередной раз мужики выкатили его на кресле с колесами, чтоб не сидел дома в одиночестве. Тут, на лавке у магазина, можно было видеть машины, проезжающие мимо, и как бы чувствовать пульс далекой , безопасной жизни. Раньше и в деревне жизнь была сносной. А чего? Живи себе как все. Только в Круглый лес ходить не надо, а никто особо и не рвался. Паша в юности, еще школьником, заглядывал туда и помнил, как жутко там становится безо всякой причины. Большинство местных даже не пробовали туда заглядывать. Кто по себе не знал, тот верил другим. К чему людям врать?…

Приказ начальства

Гром грянул, когда начальство управления вставило Коляну с Пашей по полной: «У вас в Круглом лесу бандитизм или чего? Вы вообще работаете на местах, или только ханку с пенсионерами глушите? Третий день машина стоит на вашем участке, а вам хоть бы что!» Оба участковых молча пожимали плечами, чем сердили начальство. Ну, стоит машина у Круглого леса, и что с того? Не сразу, но выяснилось, что хозяин машины — отпрыск какого-то майора и, по идее, должен быть в той машине, внутри. Отпрыск со своей молодой женой вообще должен где-то быть, а их обоих нигде нет, и только машина стоит бесхозная у Круглого леса, что удалось обнаружить благодаря современной системе ГЛОНАСС (черт бы взял этот прогресс).

Колян с Пашей поехали к указанному месту, где и вправду зафиксировали пустой джип.
— Плохо дел о, — констатировал Паша, — в этот лес никто не ходит. Чего их понесло?
— Экологический туризм , — предположил Колян и добавил: — Найдем тела — получим по шее. Не найдем тела, тоже получим. Я думаю, если не найдем, то нас уволят.
— Было бы интересно посмотреть, — возразил Паша, — кто кроме нас согласится тут работать?
— Дураки всегда найдутся», — вздохнул Колян, когда оба участковых оставили уазик около джипа и пошли внутрь леса.
— Жутко, да? — уточнил Колян, когда мурашки забегали ем у по спине.

Болото

Никаких видимых причин для внутренней жути не было, и от этой необъяснимости становилось еще не уютнее.
— Да это еще опушка, — ответил Паша, — лет 10 назад здесь жуть не ощущалась.
— Ишь, бесстрашный какой! — Колян выразил досаду на непонимание со стороны напарника.
Паша уловил сарказм и стал оправдываться:
— Я тоже чувствую, вот и удивляюсь. Видать, жуть выросла. Раньше досюда не доходила, появлялась только там, где болото под ногами чавкало. Старые люди говорили, в глубине есть круглое озеро, заболоченное со всех сторон. Берегов нет, одни болота. Из-за озера лес и называется Круглым, а вовсе не из-за своей формы, которой нет. Кто знает, на каком километре он перетекает в другие леса? Раньше начиналась жуть в озере только…
— Да что ты лекции читаешь? — крикнул Колян отчаянно, — бубнит, бубнит, как упырь!

Паша умолк, но досада в Коляне осталась. Он даже зацепился за нее всей душой, чтобы хоть временно заслонить той досадой страх:
— Был бы капитан с головой, приложил бы усилия, чтоб снарядить нормальный поисковый отряд с собаками. Но это ж надо наверх делать запрос, а там еще наверх. Кто хочет огребать, беспокоя начальство? Начальство у нас не замай! Все только вниз, вниз!

Паша ценил напарника, к тому же вдвоем не так страшно, как одному, а потому поддержал и эту ветвь рассуждений:
— Думаю, не тот уровень пропащих. Подумаешь, сын майора. Майор полковника не потревожит. Вот если бы у полковника пропал сынок, был бы и отряд, и собаки …
— Думай чего хочешь, а я дальше не пойду, — отрезал Колян и прислонился к стволу березы, — мне с каждым шагом все жутче. Лучше подам рапорт на увольнение. Все!
— Ладно, — согласился Паша, — постой, поаукай, чтоб я на твой голос вышел, если чего. Попробую до трясины дойти. Вдруг найдется хоть чего-нибудь, — и Паша побрел дальше один.

Страшная находка

У него настроение было не такое решительное, как у напарника. Страшно от углубления в лес, но если вернуться без ничего, то будут последствия. Хоть бы след какой подвернулся. Под ногами начало чавкать, а значит, болото расширилось, расползлось под моховым ковром, и деревья росли уже прямо из воды, обманчиво накрытой дебрями сфагнума. Болотная жижа влилась Паше в полуботинки. Раньше именно здесь становилось страшновато, а теперь, видишь ли, Коляна скрутило загодя. Да и правильно. Нет смысла углубляться дальше.

Собрался пойти назад, но увидал белесое пятно в кромешной моховой зелени. Сначала мельком зацепился взглядом, а потом пригляделся внимательней. Никак, торчит из мхов женская блондинистая голова. Волосы разбросаны веером, словно большой одуванчик. Если голова из мха торчит, значит, не утонула женщина. Можно ее вытащить теоретически. Паша ступил в направлении головы и провалился по колено. Потянул ногу обратно и вытащил ее, но без ботинка. Обувка причмокнулась там, под мхом, осталась на дне. Сделал еще три шага, потерял второй ботинок, потянулся и схватил блондинистые волосы. Голова пошла легко, буквально выскочила из болота. Не было за ней тела, а лишь несколько белых ребер вылезли наружу, да тут же и отделились от шейных позвонков, которые тоже посыпались на мох, отваливаясь от черепа.

Как зачарованный, смотрел Паша на голову, а голова смотрела на него. Ее верхняя часть сохранила и кожу, и глаза. Они пучились на Паш у, в то время как обглоданная добела нижняя челюсть с ровными зубами медленно открывалась в беззвучном крике. Так же медленно и беззвучно открывалась Пашина челюсть. Паша выронил голову, от чего она тихо ухнула в мох. Паша пошел назад, и тут заметил второго пропащего. Парень вцепился руками в ствол деревца и торчал из болота по пояс. По следам было видно, как тело его сползало вниз, да так и застряло, вися на дереве. Чуть ниже грудной клетки, там, где живот касался мха, творилось мелкое движение, словно некие насекомые выскакивали во множестве из болота, мельтешили, пытаясь допрыгнуть до лохмотьев одежды. На этот раз Паша заорал истошно, грубо.

Это зубы!???….

Откликнулся ли Колян с того места, где остался ждать, а может эхо лесное отозвалось — не разобрать. Что есть мочи побежал он из болотной жижи, но болото удерживало его за ноги, мешало делать широкий шаг, прыгнуть как следует. Казалось, что целую вечность бултыхался он по колено воде и, чтоб не свалиться совсем, размахивал обгрызенной наполоину чужой головой. Наконец выбрался, хотел было бежать, когда почуял, что ноги его адски больно грызет нечто со всех сторон. Тут не то чтобы бежать, идти стало больно, и с каждым шагом все больней.
— Ко-о-оля! — закричал Паша из последних сил ,- я их поймал!
Если крикнул бы он о помощи, наверняка бы остался в болоте вместе с теми двумя трупами.

Колян трясся в паре сотен метров от него, загороженный зарослями деревцев. Он уж собирался вернуться к опушке, чтобы не так жутко было ждать напарника, когда услыхал голос из чащи. Сработал рефлекс. Если «поймал», значит, надо держать, а это дело привычное, не имеющее отношения к той необъяснимой жути, которая заставляла Коляна то потеть, то трястись от озноба. Колян рванул на крик товарища, добежал мигом. Паша корчился на зелени мха. Рядом с ним валялся наполовину обглоданный блондинистый череп, а ноги самого Павла были облеплены до колен чем-то неясным, кишащим, словно рой больших белых насекомых. Колян застыл как вкопанный, вглядываясь в ноги эти непонятные. Что на них такое? Опарыши? Павел протянул к другу руку и крикнул:
-Не трогай их! Это зубы! Тащи меня отсюда!….

Оно растёт…. и скоро придёт сюда

…- Колян, вообще, крепкий, — сказал задумчиво Паша, — другой бы меня не вытащил. Можно сказать, мне повезло. Мужики посмотрели на безногого оценивающе. Пашина история была понятна, хотя вместе с тем и не укладывалась в головах, как это верно подметил Игорь Иванович. Зубы из болотной жижи, судя по всему, не были сами по себе, как рой насекомых. Если бы так, то чего бояться? Зубы управлялись чем-то большим, которое росло там, в лесу, долгие годы.
— Я давно говорил, что лес надо колючкой обнести. Окружили бы проволокой, да и дело с концом! — в сотый раз выкрикнул Олежек свой тезис. Наконец, прозвучало: «Хватит орать!» — и Олежек снова углубился в поиск совершенной формы для будущих высказываний.

Старая легковушка свернула с трассы и остановилась рядом. Вылез оттуда мужик. Шмыгнул в магазин. Через пару минут вышел с пакетом в руке. Приостановился около пенсионеров, поздоровался запоздало. Некоторые ответили.
— Чего-то у вас жутковато здесь, — сказал мужик, озираясь, — вон, и птицы даже не щебечут.
— Да мы привычные, — изрек Игорь Иванович и закурил.
Мужик понимающе кивнул, сел в свою тачку и уфырчал по дороге дальше. Бесследно исчез. Игорь Иванович помолчал еще, а потом высказал то, про что подумали все:
— Видали? Жутковато ему. Всем жутковато. Значит, оно растет. Будет и дальше расти, можно не сомневаться. Рано или поздно — придет со своими зубами сюда. И к тебе придет, и ко мне. Ко всем Оно придет, сколь ты лес колючкой ни обноси. Оно, видать, зубастое…
(мистические существа рассказы)

Борис Б, 59 лет

Страшно... Нам уже всем страшно. А это значит, что оно растёт и дальше будет расти. Рано или поздно - оно оставит своё болото и придёт сюда со своими зубами... Ко всем придёт... Его не остановить, потому-что нельзя подойти близко. На километры вокруг себя оно распространяет запредельный ужас... страх... безысходность... Догадки деревенских Игорь Иванович после долгого молчания изрек: - У болотной жижи зубы! В голове такое не укладывается! На скамейке у магазина вновь воцарилась тишина. Пили пиво, мрачно размышляли над грядущими потерями. Страшновато было всем, кроме Паши. Да и чего ему теперь, безногому? Не убежишь. - Я давно говорил, что болото надо…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей Будьте первым !

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector