Свист призрачной всадницы

Он понимал, что мёртвая цыганка на коне просит их отпустить. Откупается за то посвистом цыганским, которым любого коня может запросто стреножить, любую боль снять да малую кровь остановить.

В 1968 году, когда Леночке исполнилось 18 лет, она познакомилась с Андреем Бойко, молодым пареньком из молдавского села Подгуряны, — он проходил срочную службу в одной из воинских частей у нас в Туле. Отслужив
и получив благословение родителей Елены, Андрей повез невесту на родину в Молдавию. Приняли девушку радушно. Сыграли веселую свадьбу. Стали называть дочкой — Нуцей. Первое время, пока подыскивали себе работу, молодые жили в родительском доме Андрея.

Однажды свекор поранил до крови руку — полоснул топориком по пальцам. Елена засуетилась, забегала, подыскивая чистую марлю, йод или зеленку. Растерялась — пыталась подуть на рану.

Свекор попросил не тревожиться: дескать, он сам быстренько может малую кровь остановить. У них в селе с такой проблемой умеют справляться. Поднес руку к своим губам и, поворачивая ее так и эдак, начал потихоньку насвистывать замысловатую мелодию. Прошло буквально несколько секунд, и кровь, сбегавшая каплями на пол, свернулась. Елена удивилась такому простому, на первый взгляд, способу. Попросила смазать рану зеленкой, а свекор тряхнул головой:
— Это еще что, — сказал он, — вот послушай, какие раньше тут у нас дела творились!

Цыганский табор

Лет за пять-шесть до начала войны пришел и остановился под селом цыганский табор. Местные, конечно, не очень обрадовались такому соседству, но сельский дурачок, хотя и невнятно разговаривал, растолковал селянам, что плохого ничего не случится — табор простоит недолго и дальше уйдет. Он, дурачок этот, подружился с грязными
и оборванными цыганскими ребятишками. Сам паренек был тихий, спокойный, но среди своих братьев и сестер
такой один — блаженный…И правда, даже 10 дней не прошло, как цыгане спешно покинули облюбованное ими место.

Однажды ночью поднялся за селом жуткий гвалт. Шум стоял такой, что собаки цепи рвали. А на месте цыганской стоянки тушились костры…Лошади впрягались в скрипучие кибитки. Ранним утром табора как и не бывало. Еле добились родные от сельского дурочка объяснений.Он с выпученными от ужаса глазами односложными предложениями передал, что этой ночью в таборе умерла девушка — правнучка старой цыганской гадалки. Что с ней :случилось, он точно не понял, но видел, как ее, мертвую, завернули в ковер и погрузили в тележку. И спешили очень — прабабка этой девушки криком кричала, торопила!

Девушка на лошади

А на третью, после случившегося происшествия, ночь кто-то увидел в лунном свете размытые очертания проезжавшей за селом цыганки на коне. Девушка была голая, а лошадь под ней — призрачно-прозрачная… Все сразу безоговорочно пришли к выводу, что это и есть та самая девушка-покойница.
— Ну теперь жди беды! — судачил народ.

Но время шло, а ничего дурного не происходило. И люди даже привыкли иногда видеть образ цыганки — то
в утреннем тумане проплывет медленно лошадь с мертвой девушкой в не-весомой рубашечке, словно из этого
самого тумана сотканной, то быстрой тенью ночью по селу стрелой пролетит… А тому сельскому дурачку мертвая
цыганка и вовсе встречалась на каждом шагу. И так с головой у парня беда, а тут совсем покой потерял.
— Поймаю! — талдычит.
Целыми днями за селом, как неприкаянный бродил. А домой придет — и бубнит одно, что, как собачонку, она его к себе подзывает. Спать отправляется, а сам все «Пе мыйне…» да «Пе мыйне…» — это он так слово «Поймаю» говорил.

Как-то раз ушёл парень на целый день. Ночь дома не был. И к утру не вернулся. Долго искать его не пришлось — лежал блаженный недалеко от села в траве лицом вниз. Из-под головы кровь натекла. Мужики сельские,
когда обнаружили, думали — не жилец. Перевернули на спину, а у него вся грудь и все лицо в кровоподтеках, а по
глазам глубокий рубец идет, как след от плетки. Но прислушались — дышит едва-едва…

Цена за то, что отпустил

Занесли парня в дом, передали на руки матери. К вечеру оклемался. Набилось народу полным-полно. Всем охота послушать, что же приключилось. Одна соседка даже с грудным младенцем пришла. У того ушко стреляет —
он орет, а ей интересно. Стали соседку выпроваживать: младенчик визжит — ничего не разобрать из слов дурачка.
А он попросил дать дитя ему на руки и стал насвистывать тихонько младенчику в ушко. Посвистел-посвистел так, дитятко и успокоилось.

Оказалось, по его словам, что словил он все же темной ночью того призрачного цыганского коня под уздцы. Конь этот перед ним как из-под земли появился. Парень сквозь него все предметы, кусты, деревца видит, но и под рукой вроде что-то твердое ощущает. Завязалась борьба. Конь копытом сбил с ног дурачка, да сразу
же плеткой по глазам девушка его отходила. Видеть уже ничего не видел, слышать не слышал, только держался
за гриву крепко и понимал, что цыганка просит их отпустить. Откупается за то посвистом цыганским, которым любого
коня может запросто стреножить, любую боль снять да малую кровь остановить. На этом и разжал руки парень.
Очнулся уже на своей постели…

Сыграл ли злую шутку с местным дурачком его воспаленный мозг? Или вправду такое приключилось, но с тех пор не появлялась больше голая цыганочка в этих местах, а сельский дурачок не раз потом, если звали его, свистел забавно — помощь односельчанам оказывал: бывало, поясницу у кого заломит либо еще какая хворь приключится — боль убирал. А уж кровь, только посвистит тихонечко мелодию над раной, за считанные секунды сочиться переставала. Вот только недолго прожил он на белом свете — года через два умер. С тех пор жители села знают, что стоит только посвистеть, как это делал их блаженный, и малая кровь остановится. И я бы, может быть, не поверила, да только видела собственными глаза это чудо.
(мистические истории про девушку)

Е.Г.Санина. г.Тула

Он понимал, что мёртвая цыганка на коне просит их отпустить. Откупается за то посвистом цыганским, которым любого коня может запросто стреножить, любую боль снять да малую кровь остановить. В 1968 году, когда Леночке исполнилось 18 лет, она познакомилась с Андреем Бойко, молодым пареньком из молдавского села Подгуряны, - он проходил срочную службу в одной из воинских частей у нас в Туле. Отслужив и получив благословение родителей Елены, Андрей повез невесту на родину в Молдавию. Приняли девушку радушно. Сыграли веселую свадьбу. Стали называть дочкой - Нуцей. Первое время, пока подыскивали себе работу, молодые жили в родительском доме Андрея. Однажды свекор поранил…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей Будьте первым !

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector