Дар от природы и Бога

С Эммой мы дружим давно. Она раньше занимала важный пост в строительной фирме, рулила дорогой иномаркой, а в свободное от работы время очень увлекалась экстрасенсами. Обе мы раньше покуривали, но мне та вредная привычка надоела. Самостоятельно бросить не получалось, и я решила съездить к одной деревенской знахарке, которая владела многими умениями — снимать порчу, отводить пристрастия к пьянству и табаку и много чего другого.

Знахарка

Эмма стала возражать: «Я знаю одного такого сильного экстрасенса, хотя и дорогого, но у него так все обставлено! Серьезный салон!» Когда я узнала, сколько он дерет, то категорически высказалась за поездку к сельской знахарке. Эмма видит, что не по ее выходит, и взялась меня туда везти на своей машине: «Съезжу и я. С удовольствием посмотрю, как ты будешь вдаряться в нецивилизованную дичь». Поехали. Она всю дорогу выясняла, что да как, и выражала неверие: «Если человек делает дело, то ему должны по человечески платить. А все эти бесплатные ясновидцы — оттого и бесплатные, что никчемные».

В сельской избе, где жила Рита Наумовна, лицо Эммы недовольно скуксилось. Пока знахарка со мной беседовала про то, как это вовремя я собралась бросать курить, и про ненадежные мои отношения с моим тогдашним дарлингом, Эмма все озиралась, оценивала скромноту убранства. Знахарка меня почти ни о чем не выспрашивала. Оказалась она еще и травницей, поскольку дала рецепт: «Если тебе и вправду приспичило бросить курить, то вот тебе пакетик полевого хвоща. Заваривай его, как чай, и пей по 3 раза в день с прибауточкой: «Полевой хвощ дает мне силу и мощь. Воздух чистый, мир здоровый и душистый. Хвощ выпиваю, воздух вдыхаю, про табак забываю», — так одна травка из тебя тягу к другой окончательно вытеснит. Думаю, за неделю управишься». Колдовство на том и закончилось, и я, кстати, до сих пор не курю, в отличие от Эммы.

Ну и заикайся на здоровье!

Она же от такой простоты буквально взвилась на месте, хоть ее и не спрашивали: «Я, уважаемая Рита Наумовна, бросать курить не собираюсь, да и не верю, что вы с этим поможете вашими допотопными средствами. Думаю, что и про Лизиного бойфренда вы случайно угадали. Я привыкла общаться с профессионалами высокого уровня, которые стараются предоставить клиенту максимальный комфорт и уверенность. У вас даже хрустального шара нет, не говоря о рабочем месте. Принимаете людей в жилом помещении. Хорошо — не в хлеву». Знахарка беззащитно развела руки: «Что есть, то и есть. За откровенность спасибо, конечно, да только я твоих впечатлений не выспрашивала».

Привычка лидера не позволяла Эмме оставить крайнее слово за другим, вот она и заявила: «Бедностью гордиться и полагаться на энтузиазм — дело пустое. Если вы заикаетесь о своих экстрасенсорных способностях, то старайтесь соответствовать времени, а то выходит какое-то смешное шаманство». Не знаю, какую струнку Эмма задела, да только Рита Наумовна на этом месте возмутилась: «Я не заикалась. Сама ты заикаешься. Ну и заикайся на здоровье».

Бумерангом

По дороге домой, когда Эмма обгоняла по обочине временный затор на дороге, какая-то распаренная от жары клуша крикнула из своей машины: «Куда по обочине претесь, паразиты?» — на что Эмма притормозила, кинула в открытое окно окурок и ответила: «Сама ты п -п -п … — тут она не стала завершать фразу и дала по газам, весело ухмыляясь: — Пускай сама додумает, кто она».

То застревание на букве «П» оказалось первой ласточкой большой беды. Эмма считалась «лицом компании», и позвали ее на радио, давать интервью. Задают Эмме вопрос, а она как опозорится: «Ко- ко-ко-ко…» Она сама не ожидала сбоя речевого аппарата, перепугалась и так и не закончила разговор, а впала в истерику. Радио в результате громко заквохтало, голос у Эммы стал визгливым, и она издала вовсе нечленораздельные звуки. Скандал. С того момента она на нервной почве вовсе перестала говорить нормально. Стала заикой, и тут ее уволили.

Нельзя гневить природу

При очередной нашей встрече она призналась: «Я в д-детстве ст- трад-а-ала з-заик-канием. М-меня в-вылечили у л-логопеда. Ума н-не п-приложу, откуда т-твоя знахарка могла п-про это знать?» Так, собрались мы и поехали снова в деревню к Рите Наумовне. Купили ей новый пылесос, конфет, деликатесов. Все это вручили. Эмма к ней обращается, а у самой слезы так и текут: «П-простите м-меня. С-снимите з-заикани-е, е-ес-сли в-возможно».  И я стала свидетелем второго чуда.

Рита Наумовна положила Эмме руку на лоб и сказала ласково, словно ребенку: «Пойдем чай пить с вареньем». Малиновое варенье у нее было. Себе и мне она положила того варенья в розеточки, а для Эммы достала большое плоское блюдце, размазала варенье по донышку и протягивает ей: «На, милая, чай пей, а варенье вылизывай. Как блюдце станет чистым, намажешь еще. Не меньше 3 блюдец надо облизать, а потом немного отдохнуть. Каждый день на восходе солнца повторяй такой урок. Варенья дам с собой. Как банка закончится, так и заикание пройдет окончательно и больше не возвратится никогда». Эмма, напившись чаю, вдруг захотела спать. Знахарка уложила ее, и Эмма проспала часа 2 кряду.

Не все в жизни за условности дается

Пока она спала, мы с Ритой Наумовной беседовали, и она мне сказала: «Хотя твоя подруга меня и возмутила в тот раз, но я на нее ничего не наводила и не насылала. Я, образно выражаясь, не сдержала в себе луч. Он, как электрический заряд, выскочил и вскрыл в ней детский страх заикания. Только и всего. Травам и присказкам я училась, а само ворожейство не от меня идет. Дар от природы, да от Бога. Это энергия, за которую требовать награды не полагается. И молния бесплатно бьет, и с неба дождь бесплатно льет. Не все в жизни за условности дается, то есть за деньги. Вы мне навезли презентов. Спасибо вам, конечно, но мог ли и не возить. Дело-то в природе. Как только природу ставят на зарабатывание, она истощается, сереет и превращается в пустыню».

Когда Эмма проснулась, от заикания оставалась легкая тень, а через месяц оно и вовсе прошло. Жаль, что прежней должности не вернуть. А может, и вернет? Главное, никогда нельзя гневить природу, в смысле тех знахарок и ясновидцев, которые настоящие. Это все равно, что в солнце плевать. Не долетит, но вернется.

Елизавета, 32 года

С Эммой мы дружим давно. Она раньше занимала важный пост в строительной фирме, рулила дорогой иномаркой, а в свободное от работы время очень увлекалась экстрасенсами. Обе мы раньше покуривали, но мне та вредная привычка надоела. Самостоятельно бросить не получалось, и я решила съездить к одной деревенской знахарке, которая владела многими умениями - снимать порчу, отводить пристрастия к пьянству и табаку и много чего другого. Знахарка Эмма стала возражать: «Я знаю одного такого сильного экстрасенса, хотя и дорогого, но у него так все обставлено! Серьезный салон!» Когда я узнала, сколько он дерет, то категорически высказалась за поездку к сельской знахарке. Эмма…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей Будьте первым !

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector