Странное «лекарство»

В агонии боли

Моя мама лет до 30 страдала от жутких головных болей. Это началось еще в подростковом возрасте, и причину не мог определить ни один врач. В остальном мама была на редкость здоровым ребенком. Её родители никак не могли привыкнуть к тому, что периодами ей необходимы были покой. Наглухо закрытые шторы и постельный режим. Бабушка мне говорила, что за все мамино раннее детство не взяла ни одного больничного. Только в переходном возрасте начались эти муки. Дедушка, кстати, даже первое время не верил дочке: мол, все она симулирует! В школу не хочет идти! Ну, Бог ему судья…

Хотя, наверное, нет ни одного ребенка, который бы не мечтал пару, а лучше тройку деньков поболеть дома и не ходить в школу. Мама, по ее признанию, в младших классах тоже грешила этим, зато едва ей исполнилось 15, как она очень о своих мечтах пожалела. Уж лучше бы в школу ходить, чем кататься по дивану, воя как раненый зверь. Ее стали преследовать жуткие головные боли, унять которые сначала помогали обычные таблетки вроде спаз-гана. Впрочем, через несколько лет обычных анальгетиков уже было не достаточно, она перешла на более сильные препараты.

Бабуля завела в аптеке дружбу со старухой фармацевтом, чтобы покупать дефицитные импортные лекарства. В итоге дело дошло до того, что никакие таблетки уже не помогали справиться с болью. Врачи ничего определенного не говорили. Хотя девушку укладывали пару раз на полное обследование в хорошие клиники. Как правило, все сводилось к рекомендациям больше гулять и принимать витамины. Ну и покой…

Мама уже выросла, вышла замуж. О покое ей приходилось только мечтать. Какой уж тут покой, если в доме двое малышей и муж пашет на работе, как проклятый! В конце концов ее жуткие мигрени стали регулярным бедствием. Она  решила, что нужно просто терпеть. Во время приступов мама лежала пластом на диване.  Была бледнее наволочки на подушке, а папа гонял нас от нее и шепотом уговаривал не шуметь. Средства от мигрени, кстати, маме тоже не помогали. От них ей становилось только хуже. К жутким головным болям и тошноте прибавлялись боль в груди и общая слабость. Моё главное воспоминание из детства — мамино искаженное болью лицо и легкие стоны. Она старалась сдерживаться, чтобы не пугать нас, детей.

Надежда…

Как-то случилось маме поехать к родне в Самару. Оставив нас, десятилетних, на попечение отца, она, махнув рукой на прощание, уехала в отпуск. Там, в бывшем Куйбышеве, ее ждало к себе на прием очередное медицинское светило. Мамины родственники, узнав о беде, попросили своего приятеля-невролога принять ее вне очереди, так сказать по-свойски. А вообще записываться необходимо было аж за три месяца! Как рассказывала мама, от этой по ездки она уже ничего не ждала — от чаялась.

Нашла мама в поезде свое купе и, поздоровавшись с сидевшей в уголке старушкой, разместилась на второй нижней полке. Перрон качнулся, колеса заскрежетали, мама с ужасом поняла, что скоро приступ: началась легкая пульсация в голове. Стараясь не выдать своего состояния, мама постелила и легла лицом к стене. Ехать предстояло ночь, боль усиливалась. Мама уже выпила пару таблеток, однако результат, как всегда, нулевой. Сжимая зубы, чтобы не раз будить старушку, мать промучилась до рассвета, а едва взошло солнце, встала, чтобы налить чаю…

Странное «лекарство»…

Вернувшись от проводника, обнаружила, что старушка собралась и выглядывает в окно в ожидании станции.
— Вы приехали? Ну, счастливо вам! Уж простите, если спать вам не дала…
— И тебе легкой дороги, милая,-ласково проскрипела старушка. — Головой мучаешься, голубушка?
— А?.. Да, — только и смогла выдохнуть из себя мама, схватившись за виски и едва не выронив чашку с чаем. Приступ боли был каким-то особенно сильным.
— На-ка вот, возьми! — старушка протягивала маме маленький кулечек. — Я уж заметила, как тебе плохо. Хорошо, что у меня оказалось лекарство… Как Бог меня в бок толкнул. Прямо перед выходом из дома для тебя приготовила.

Мама с опаской смотрела на грязноватый сверток. Взять не решалась, но и не хотела обидеть бабку.
— Да не боись! — засмеялась бабулька. — Это обычное яйцо в платке! Закопаешь под деревом, едва выйдешь из поезда на своей станции. Да смотри до конца поездки яйцо не разворачивай и держи всегда в руке! Не клади никуда… Счастливо, дочка.

И старушка выскользнула из купе, осторожно закрыв за собой дверь. До самой Самары мама крепко держала в руке кулек, отданный ей странной бабушкой. Боль как-то сама собой утихла — примерно через полчаса после бабкиного ухо да. Еще час она напоминала о себе редкими всполохами то в одном, то в другом виске. А на вокзал в Самаре мама шагнула радостная и свободная — от боли.Мама огляделась по сторонам и обнаружила за зданием вокзала небольшой скверик.

Несмотря на моросящий дождь, она почти бегом кинулась туда, волоча за собой бешено скачущий по разбитой дороге чемодан на колесиках. Все еще сжимая в руке платок с яйцом, она нашла в сквере небольшую, но толстую ветку и разрыла небольшую ямку. Положив в нее подарок старухи, мама быстро прикопала его землей и даже притоптала сверху ногой. Пока она все это проделывала, боль ушла вовсе и больше не напоминала о себе.  А ведь она пролежала в купе почти 10 часов практически без сознания.

Жить заново!

Медицинское светило, на прием к которому мама приехала, пожало плечами: «Ну, матушка, не знаю! Вы здоровы и совершенно не нуждаетесь в моей помощи. Не отнимайте мое время. Это у вас нервное…»  Домой мама ехала будто заново рожденная. Привыкшая за 15 лет жизни к практически постоянной боли, она поверить не могла, что все позади. Боялась порой лишних шумов, движений и чашки чая в неурочный час. Надо было учиться жить заново, дыша полной грудью.

С тех пор минуло 12 лет. Я свидетель — никогда больше мама не каталась от боли по дивану. Ну, может, иногда от переменчивой погоды ей и становилось чуть хуже, но это ж с каждым бывает! Мама часто вспоминает при нас ту старушку. И жалеет о том, что не взяла ее адреса — съездить бы надо, поблагодарить! Думаю, правда, такие бабушки и сами знают все чувства, что испытывают к ним случайные знакомые, которым они помогли.

Валентин Н., Владимирская обл.

В агонии боли Моя мама лет до 30 страдала от жутких головных болей. Это началось еще в подростковом возрасте, и причину не мог определить ни один врач. В остальном мама была на редкость здоровым ребенком. Её родители никак не могли привыкнуть к тому, что периодами ей необходимы были покой. Наглухо закрытые шторы и постельный режим. Бабушка мне говорила, что за все мамино раннее детство не взяла ни одного больничного. Только в переходном возрасте начались эти муки. Дедушка, кстати, даже первое время не верил дочке: мол, все она симулирует! В школу не хочет идти! Ну, Бог ему судья... Хотя, наверное, нет…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей Будьте первым !

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector