Реальная история про призрак девушки

Сокровища призрака

Какую тайну может поведать призрак? Ту что обещает огромные сокровища. Но принесёт ли это счастье….

Краеведческий музей небольшого городка на просторах нашей родины отыскать несложно. И туристы скуки ради иногда посещают его. Ничего особенного в музее нет, но вот сам дом, в котором расположился музей, — лучшая достопримечательность города. Речь о музее я завел неспроста. Потому как работал в нем мой давний знакомый, Игорь Михайлович Шестаков. Все его уважали за доброту и порядочность. А я-то знавал его, когда он не был еще Игорь Михайлович, а был просто Игорек. Кличка у него была интересная — Простой. Потому что рубаху последнюю отдаст, не пожалеет. Многие пользовались простотой парня без зазрения совести.

Прошли годы, многое изменилось, только вот Игорь как был простым, таким и остался. Жил в общежитии бывшей спичечной фабрики. Ценили его как мастера на все руки и все так же бесстыдно эксплуатировали. Ну, конечно, и водочка свое дело делала, уже и здоровье потом не то стало, и рука не так тверда. Заехал я к нему как-то в гости.
— Здорово, брат, как житуха, не ждал гостей?
Игорек обрадовался моему приезду. Естественно, и бутылочка появилась, засиделись мы с ним до утра. И поведал мне Игорек интереснейшую историю. Не поверить моему приятелю я не мог, но и признать, что все так и было, очень трудно.

Значит, пропустили мы с Игорьком по очередной рюмочке, закусили, и начал он свое повествование:
— Сорок мне было, когда устроился я в этот музей сторожем. Спросишь, как я докатился до этого? Отвечу — благодаря все той же дружбе с алкоголем. Сам ведь знаешь — я в работе зверь, по двенадцать часов могу пахать без перекуров, а как на пробку наступил — все, приехали. А в музее заведующая душой добрая, пожалела, видать, и вот мается со мной уже двенадцатый годик. Мне музей родным домом стал. Без него я никто — днем бесплатно по плотницкому делу при музее. А вот ночью! Ночью начинается совсем другая жизнь. Дом этот, скажу я тебе, много тайн хранит! Игнатьев Василий Степанович, первый его хозяин, человеком был сложным. С одной стороны — семьянин примерный, ни одной службы в церкви не пропускал. Меценат, щедрая душа.

А с другой — волк лютый: не одного по миру пустил и денежки их себе прибрал. Девок портил — потом откупался. Попался Игнатьев на одну гулящую бабенку да и влюбился, как юнец. И ведь знал же о ней все, знал — под кем она только не лежала, а вот втюрился так, что белый свет без нее не мил. Анфиса деваха видная была, и лицом, и статью — всем взяла. Одевал купец любовницу свою, как царицу, золотом осыпал, ноги целовал. А она, неблагодарная, с сыном его старшим, Андреем, спуталась. Тут революция, гражданская война заполыхала. Игнатьев, естественно, за белых, а вот сынок Андрюша к комиссарам примкнул. Колчаковцев разбили, старый Игнатьев бежать собрался, золотишко прихоронил до поры до времени. Жену с младшим сыном успел отправить с последним обозом белых. А сам с Анфисой задержался в доме.

Тут их Андрей и застал. Хоть и в кожаной куртке уже был, чекист, не последний человек у красных, а любил Анфису не меньше отца. Взыграло звериное нутро, рубанул он шашкой по родителю и зацепил клинком Анфису. Отец испустил дух сразу. А Анфиса еще долго смотрела ему в глаза перед тем как умереть. Дико кричал Андрей! Рвал на себе куртку, целовал, обнимал обмякшее тело своей любимой — ушла она с улыбкой на лице. Вскоре Андрей в атаке попал под пулеметную очередь…

Как-то заступил я на дежурство. Вроде все как обычно, только непонятное волнение прицепилось ко мне с самого вечера. К двенадцати вижу: в углу, между входной дверью и лестницей на второй этаж, что-то похожее на женский силуэт, только прозрачный и в воздухе висит. Я глаза протер, думаю, мерещится, а он ко мне приближаться стал. Тут я и рассмотрел все как следует. Главное, страха никакого, одно любопытство. Женщина, веришь — нет? Красивая баба, как облачко передо мной висит и что-то сказать мне пытается. Я обнаглел и рукой хотел ее потрогать — она тут же исчезла. Я ходил по музею, искал ее. Так ночь и прошла, светать уже начало. Кожей почувствовал, что за спиной кто-то стоит. Обернулся — она! Улыбается, как будто пьяная женщина соблазнить тебя хочет. Тут я опять к ней. Погрозила она мне пальчиком, мол, не хулигань, и опять исчезла.

Анфиса вошла в свечной квадрат и преобразилась. Фигура и лицо уплотнились — как живая стоит. Долго я ею любовался, пока свечи не сгорели. Сердечко застучало — влюбился без памяти в привидение, жить не могу без нее!

Так с тех пор и пошло. Я в ночь на работу, как на праздник — с таким удовольствием бегу, как на первое свидание с любимой. Разговариваю с ней, про жизнь свою рассказываю. Она все слышит, а вот в ответ — ни словечка, не могут привидения беседу поддержать. Вижу, хочется ей что-то сказать, но не получается. Так она, умница, что придумала: изобразила листок бумаги и как будто что-то на нем пишет. Я скумекал сразу: листок чистый из журнала вырвал, ручку взял, жду, что дальше будет. А дальше еще интересней — рука моя, без моей воли, сама начала писать. Так я узнал, что ее зовут Анфисой, и всю историю.

Потом попросила меня в следующий раз принести свечи, только чтоб восковые были. Научила правильно поставить их в форме квадрата и зажечь. Я сделал, как она просила. Анфиса вошла в свечной квадрат и преобразилась. Фигура и лицо уплотнились — как живая стоит. Долго я ею любовался, пока свечи не сгорели. Сердечко застучало — влюбился без памяти в привидение! Она-то видит, что творится со мной, и в знак ответной любви открыла мне секрет золота Игнатьевского, где оно спрятано. В подвале, в трех метрах от входной двери, слева — седьмой кирпич от пола.

Поблагодарил я свою Анфису да на радостях на стакан присел. По пьянке выболтал секрет Сереге Белому. Тот кладом завладел. Я через неделю только пришел в себя. Залез в подвал, а на месте седьмого кирпича — пустая ниша. Белый, зараза, его работа. Но попользоваться богатством Серега не успел — на рыбалке утонул. Не зря говорят, что за кладом смертушка ходит. Где сейчас золото купца Игнатьева — одному Богу известно. Анфиса же моя больше не появлялась, обиделась, видать, на меня, непутевого. А мне так тяжело без нее!…

Я попытался успокоить друга:
— Да ладно тебе, Игорек, не убивайся так. Хочешь, я тебя с одной женщиной познакомлю? Вот такая бабенка! Замужем ни разу не была, о семье мечтает. Познакомитесь, слюбится-сладится, заживешь как человек! — я похлопал Игоря по плечу. — Нет, никого мне не надо, никто мне не мил, Анфиса перед глазами стоит. Давай выпьем еще по соточке. Наливай. Наутро уехал я в свой город. Не виделся с Игорьком почти год. А когда опять по делам появился в том городке, забежал в музей, думал, увидимся. Оказалось, Игорь Михайлович уже давно здесь не работает. Семь месяцев назад повесился, бедолага, у себя в комнатенке.

Константин Шумилко

Какую тайну может поведать призрак? Ту что обещает огромные сокровища. Но принесёт ли это счастье.... Краеведческий музей небольшого городка на просторах нашей родины отыскать несложно. И туристы скуки ради иногда посещают его. Ничего особенного в музее нет, но вот сам дом, в котором расположился музей, - лучшая достопримечательность города. Речь о музее я завел неспроста. Потому как работал в нем мой давний знакомый, Игорь Михайлович Шестаков. Все его уважали за доброту и порядочность. А я-то знавал его, когда он не был еще Игорь Михайлович, а был просто Игорек. Кличка у него была интересная - Простой. Потому что рубаху последнюю отдаст,…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей Будьте первым !

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector