Главная / ФЭНТЕЗИ РАССКАЗЫ / Женское любовное фэнтези / Заблудившаяся во времени.Викинг.Часть 1.
Читать любовное фэнтези попаданцы женщины
Любовь викинга.

Заблудившаяся во времени.Викинг.Часть 1.

Читать любовное фэнтези попаданцы женщины

 

Часть 1.

— Ты уверен, что квартира после ее смерти, перейдет мне? — молодой, хорошо одетый мужчина, выжидающе смотрел на своего собеседника, поверх стекол темных очков.
— А больше некому! — хохотнул плотный мужчина в темном, узковатом костюме. — Рома, даже не думай об этом! У твоей жены нет никого кроме тебя. — Да-а, за такую жилплощадь можно получить жирный кусок. Центр Москвы, планировка отменная…
— Эта квартира досталась ей от деда-генерала… Как же она мне надоела… — молодой человек откинул голову на подголовник сидения. — Но ее жилье стоит приличных денег… Продав ее, я смогу отдать долги и уехать. Вчера ко мне приезжали ребята Равиля…если я не отдам деньги, они меня закопают!

— Все будет хорошо, — успокоил его толстяк, засовывая в рот жменю слипшихся леденцов, на которых налип ворс от пиджака и еще какие-то волосинки. — Вы поедете в отпуск, ты будешь примерным мужем, чтобы потом все, кто будет проживать в гостинице вместе с вами, рассказывали полиции о том, какой ты любящий, нежный и внимательный.
— И сколько мне нужно будет прикидываться? — недовольно поинтересовался Рома. — Я хочу покончить с этим как можно быстрее.

— Спешить нельзя! — его собеседник нахмурился. — Все должно выглядеть правдоподобно! Гостиница не большая, ваш номер на первом этаже. Вы с женой отправитесь на прогулку и ты отведешь ее на скалистый обрыв.
— А если она выживет, Лёлик? — Рома возбужденно сжал руль. — Что тогда?
— Не выживет. Там такая высотища… — Лёлик подкатил глаза. — После такого падения, в живых остаться — невозможно.
— Но…

— Никаких «но». Ты оставишь жену на обрыве и попросишь подождать, намекнув, что хочешь сделать ей сюрприз. Вернешься в гостиницу и запомни: Тебя должны увидеть как можно больше людей… донеси до них информацию о том, что пришел за шалью — возле моря прохладно… А! Да! Не забудь отдать ключ портье, когда соберетесь на прогулку! После чего, запрешь номер и вылезешь в окно. Под ним густые кусты и твое движение будет незаметным. — Лёлик немного помолчал. — Столкнешь жену с обрыва, вернешься тем же путем, которым покинул гостиницу и выйдя из номера с шалью, снова отдашь портье ключи. Понятно?

— Понятно… — Рома улыбнулся. — Я сделаю это с удовольствием.
— Только запомни: все, нужно делать очень быстро! Ну, а поднимешь тревогу…
— Ты принес билеты? — Рома успокоился и закурил.
— Принес. — Лёлик протянул ему конверт, но когда Рома потянул его себе, не отпустил. — Помни о моей доле.
— Лёлик, обижаешь…

 

* * *

Когда в квартире хлопнула входная дверь, я облегченно вздохнула: Наконец-то…
Послышались уверенные шаги и в гостиную вошел мой муж. Он увидел меня и улыбнулся, показывая свои идеальные зубы.
— Привет киса.
— Я же просила не называть меня так. — я заметила, что мои пальцы отбивают дробь по лаковой поверхности стола. Мой муж меня раздражал до тошноты. — Нам нужно поговорить.

— Да? — присел напротив, изображая удивление. Но я знала, что ему все равно о чем я буду говорить с ним. — Я тоже хотел поговорить… Хорошо, давай ты первая.
— Нам нужно расстаться. — выпалила я и приготовилась ко всему, что мог выкинуть Роман.
— Что? — он растерянно моргнул. — Я не понял.
— Я не люблю тебя. — мне с трудом давались эти слова. — Мы слишком разные…
— Что? Что??? — он сжал края стола и мне показалось, что в этот момент, Роман хотел видеть вместо стола, мою шею. — Ты это поняла по истечению двух лет???

— Извини… — я понимала, что делаю ему больно, но по другому не могла. — Ты живешь одним днем… за два года не попытался найти работу…в конце-концов ты постоянно где-то пропадаешь… Я устала.
— Любаха, ты чего? — Роман совершенно не понимал, что происходит. Он был настолько растерян, что мне даже стало неловко. — Ты же ничего мне не говорила…
— Теперь говорю. — пытаясь быть жесткой, сказала я и открыто посмотрела в его красивые, но такие лживые глаза. — Давай обойдемся без выяснения отношений…и я думаю, что пока мы не оформим развод, тебе нужно переехать в другое место.

— Любаха… — протянул он и я спросила сама у себя: за что? ну за что я могла полюбить этого мужчину? Обычный, смазливый альфонс, привыкший к красивой жизни и мне теперь было невдомек, что он нашел во мне? Денег у меня не было, драгоценностей тоже… — Любаха ты не можешь…
— Рома, я прошу тебя… — мне хотелось побыстрее избавиться от его присутствия, я чувствовала себя неловко. — Так будет только тяжелее…
— Я же люблю тебя… — он вдруг рухнул на пол и схватил мои ноги, прижимаясь к коленям. — Скажи, что ты пошутила! Скажи Любаха!
— Прекрати это. — я с трудом выбралась из его цепких объятий. — Я уже все решила.

Он стоял посреди большой гостиной такой одинокий и потерянный, что у меня защемило сердце. Нет. Стоп. Никакой жалости. Но было в его взгляде что-то еще…словно он отчаянно соображал…словно он злился и волновался.
— Я уйду, — наконец выдавил из себя муж и встал с колен. — Но только выполни одну мою просьбу. Я больше никогда не появлюсь в твоей жизни.
— Чего ты хочешь? — мне уже не нравилось то, с чего он начал.

— Я хотел сделать тебе приятно… — его глаза бегали из стороны в сторону. — Купил путевки в Норвегию…ты же мечтала там побывать…
— Что? — я сначала подумала, что ослышалась. Рома купил путевки в Норвегию???

Господи…я так мечтала побывать там…сколько книг я прочитала об этой удивительной стране, сколько фильмов пересмотрела… — Откуда у тебя деньги?
— Я…я…подрабатывал. — выпалил мой муж, глядя на меня ласковымт глазами.
— Интересно где? — я не удержалась и хмыкнула. — В клубе у своего друга?
— Зря ты смеешься, — Рома обиженно надулся. — Да, у него. Я простоял там охранником несколько месяцев! Чтобы сделать тебе сюрприз…

Все это конечно звучало не очень правдоподобно, но мысль о том, что я могу побывать в стране своей мечты, сделала меня менее придирчивой.
— Я должна сказать «нет»… — неуверенно сказала я, но Рома быстро заговорил, убеждая меня в обратном:
— Любаха, я буду вести себя как друг, честно! Пусть это будет нашим последним, совместным отдыхом… Я никогда не делал тебе подарков, сюрпризов… — муж виновато улыбнулся. — Я понимаю, почему ты бросаешь меня и хочу хоть напоследок сделать тебе приятно…

Перед моими глазами возникли норвежские фьорды, суровая красота природы и прохладные источники…бли-ин… Но меня мучили сомнения: слишком уж спокойно Рома воспринял новость о разрыве. Чересчур спокойно.
— Любаха… — прошептал он и глядя в его просящие глаза, я спросила:
— Когда самолет?
— Завтра! — радостно воскликнул Рома. — В девять утра!
— Обещаешь, что все будет по дружески? — я уже пятками чувствовала норвежскую землю.

— Обещаю! — он ответил с таким порывом, что я снова чуть не засомневалась.
— Рома ты точно понял, что я подаю на развод? — подозрительно поинтересовалась я. — Я не шучу.
— Да понял я…понял… — он тяжело вздохнул. — Можно мне хоть сегодня переночевать здесь? Все мои вещи в шкафу и чемодан…
— Оставайся. — милостиво разрешила я, решив, что плохого в этом ничего нет. Жил же он со мной все это время… — Ляжешь на диване.

 

* * *

На удивление Роман держался на расстоянии и даже не пытался со мной заигрывать или предпринять какие-либо шаги к примирению. Он принялся рассказывать мне о Норвегии так, будто выучил за ночь всю ее географию, что конечно очень меня удивляло. Я знала его как облупленного и такая резкая перемена, немного настораживала меня. Да и то, как он принял новость о расставании, заставляло задуматься. Тот Роман, которого я знала, возможно грубил бы мне, насмехался, но не ползал бы на коленях с щенячьими глазами…

— …западные фьорды в Норвегии стали визитной карточкой страны: это величественные заливы в горах представляют собой уникальный феномен скандинавской природы. На побережьях заливов поражает взгляд буйная растительность: эти обильно цветущие плодородные земли осваивались и обрабатывались тысячелетиями.

Не случайно фьорды считают самыми красивыми местами Норвегии и основной достопримечательностью страны. Эти узкие заливы прорезают берег на много миль вглубь: местность не слишком поменялась с момента пришествия сюда викингов… — распинался Роман, склонившись ко мне в такси, и я не выдержала:
— Ты что, всю ночь учил путеводитель по Норвегии?
Муж замолчал и непонимающе уставился на меня.
— Я изучил брошюрку… — он протянул мне красочный буклет.
— Ясно. — я взяла его и принялась листать.

Отель, в котором мы остановимся, назывался «Старая бухта» и находился он поблизости рыбацкой деревушки, которая была построена лет сто назад.
Я откинулась на сиденье и прикрыла глаза, не желая поддерживать разговор с Романом. Он видимо понял это и всю дорогу к аэропорту молчал, глядя в окно.

 

* * *

— Когда же явится Гюлльвейг? — немолодая женщина, с гладко зачесанными, седыми волосами, нервно теребила накрахмаленный передник. — О Боги! Она должна явиться как можно скорее!
Она и мужчина в плотной, теплой рубашке, стояли на каменном утесе, овеваемом ветрами. Серые волны с шумом бились о его неприступные стены, а затянутое дымкой небо, нависло мрачным одеялом над их головами.
— Успокойся, — высокий мужчина, с темными, густыми бровями, положил ей на плечо свою большую руку. — Она скоро появится и закроет эту дыру.

— Легко тебе говорить! — женщина повернулась к нему и пригладила его волнистые волосы. — А я спать не могу, зная, что у нас под носом находится открытый путь!
— Гюлльвейг очень хорошая ведьма, — голос мужчины звучал спокойно и мягко. — Она знает, что делает и когда ей нужно появиться. Тем более, не думаешь-ли ты, что кто-нибудь решится спрыгнуть с этой ужасной скалы?
— Да, ты прав… — согласилась его собеседница и покосилась на обрыв. — Но лучше бы этого пути здесь не было!
— Мы не властны над ним… — сожалением произнес мужчина. — Путь появляется в самых неожиданных местах и наше дело, лишь наблюдать за тем, чтобы никто не попал в эту невидимую дыру, дожидаясь ведьму.

— Это все зловредный Локи! — пробурчала женщина, гневно, сжимая кулаки. — Что за противный малый!
— Он бог…и не нам судить его… — ее собеседник усмехнулся. — Локи создал этот путь, чтобы скрываться от остальных богов. Они мирились с присутствием Локи в Асгарде даже после того, как он подстроил убийство сына Одина, Балъдра. Но когда Локи на пиру у морского великана Эгира стал изводить всех своими оскорблениями и насмешками, терпению богов пришел конец. Пытаясь ускользнуть от разъяренных гостей, Локи превратился в лосося, но его все равно обнаружили…вот тогда ему и пригодился этот путь… Уже давно забыты все обиды, а созданная им дверь между мирами, до сих пор живет в этих скалах и заливах…

— Он спокойно попивает вино в Асгарде, а я мучаюсь ночами! — женщина почти всхлипнула, промакивая щеки фартуком. — Если бы я только могла увидеть его! Я бы…я бы…
— Проглотила бы язык и таращилась на него как босый на башмаки! — рассмеялся мужчина и потянул ее в сторону тропинки, убегающей в зеленые заросли. — Раньше боги чаще спускались на землю, чтобы полюбоваться на свой народ, который затевал жестокие войны, набеги и завоевания, а сейчас им скучно на этой испорченной, цивилизацией, земле…
— Куда ты меня тащишь?!
— Надвигается гроза, а твое белье все еще на улице.
— Ох ты! Не хватало мне еще и этой напасти!

 

* * *

Когда самолет наконец приземлился в Осло, погода уже начинала портиться. На горизонте показались темные, клубящиеся тучи, в которых помигивали молнии и явственно чувствовался запах надвигающегося дождя.
— Роман! Роман! — муж повернулся на этот зов и помахал кому-то рукой. Я тоже посмотрела в ту сторону и увидела высокого мужчину в синем дождевике, он приветливо улыбался и поднял в ответ руку.

— Кто это? — я подхватила чемодан, но Роман забрал его у меня.
— В агентстве меня предупредили, что нас будут встречать, — довольно произнес муж, направляясь к мужчине. — Хорошо ведь, правда?
— Да уж, не плохо.
Норвегия уже просочилась в меня своим воздухом, небом и предвкушением чего-то особенного, поэтому мне все казалось чудесным и нравилось заочно…

Прогремел гром и встречающий нас мужчина, хитро улыбнулся:
— Тор разбушевался.
— Кто? — переспросил Роман, явно не понимая о чем речь.
— Бог скандинавской мифологии. — буркнула я и тоже улыбнулась нашему встречающему.
— Знаете скандинавскую мифологию? — глаза мужчины были добрыми и открытыми.
— Отчасти. — мне он понравился. — Вы говорите по русски?
— Я знаю много языков. — уклончиво ответил он и представился. — Эгиль. Будем знакомы.

 

* * *

Эгиль помог нам устроиться в старом джипе и мы, выехав из аэропорта, направились вверх, по шумной трассе.
— Почему Норвегия? — мужчина посмотрел на меня в зеркало заднего вида.
— Я всю жизнь мечтала побывать в этой стране. — ответила я и засмеялась: — Знаете как говорят: «Увидеть Париж и умереть». Так вот и в моем случае.
Рома внезапно закашлялся и я удивленно посмотрела на него.
— Ты чего?
— В горле запершило. — он кашлянул в последний раз и добавил: — Не обращайте внимания.

— Наш отель небольшой и находится в тихом, красочном месте. — Эгиль повернул руль и машина свернула на менее шумное шоссе. — Уверен, вам у нас понравится. Природа очень красивая, правда погода готова испортится…
— Ничего, так даже интереснее как-то, волшебнее… — я почувствовала, что очень довольна тем обстоятельством, что согласилась на приглашение Романа. Моя мечта сбывалась. — Я много читала ваших сказок…они не похожи на другие, в них столько магии…

— О да! — закивал Эгиль. — Гномы, эльфы, ундины…
— Ундины! — подхватила я, получая удовольствие от своего настроения и нашего легкого разговора. — Они обладали роскошными волосами зеленоватого цвета, которые они расчесывали, выходя на берег или покачиваясь на морских волнах!
— Эти существа очаровывая своею красотой и пением путников, увлекали их в подводную глубь, где дарили своею любовью и где года и века проходили как мгновенья… — Эгиль улыбаясь, подмигнул мне. — Роман, будьте осторожны, а не то попадетесь им в руки!

— Я уже попался одной ундине! — муж приобнял меня за плечи, но заметив как я напряглась, убрал руку. — Теперь только о ней и думаю.
Эгиль скорее всего заметил то, что произошло между нами, но вида не подал, принявшись рассказывать о той местности, куда мы ехали. Я с интересом слушала его, а Роман отвернулся к окну со скучающим видом.

 

* * *

— Господи! — воскликнула я, как только джип остановился и мы выбрались из него. — Вот это прелесть!
Всю дорогу, в которой мы провели около часа или больше, я представляла себе отель, но то, что я увидела, не шло ни в какое сравнение с моими фантазиями.
Это был длинный двухэтажный дом, крыша которого оказалась покрыта травой и мхом, а сквозь блестящие стекла окон, пестрели веселые занавески. На улице развевалось чистое белье, вокруг цвели цветы, а где-то рядом, шумела река.

— А почему здесь нет ни одной машины? — Роман изумленно вертел головой. Он тоже, явно не ожидал такого поворота. — У вас, что, нет больше посетителей?
— А это особенность нашего отеля, — ответил Эгиль, доставая из машины наши вещи. — Сюда никто не знает дорогу. Я сам встречаю наших жильцов. Сейчас у нас проживают две семейные пары.
Роман недовольно скривился, но мне было все равно. Мне нравилось абсолютно все и плевать на претензии мужа… Хотя…он же покупал этот тур и должен был знать, куда мы отправляемся, но по его виду для него это было полной неожиданностью.

Странно…
— Проходите в дом, — Эгиль понес наши вещи, в мы пошли за ним. — Познакомитесь с моей женой. Она занимается кухней и всеми остальными женскими делами.
— А что, у вас нет помощников? — спросила я, не понимая как можно поддерживать порядок всего лишь в четыре руки.
— Есть. Семейная пара. — охотно ответил наш гостеприимный хозяин. — Она помогает Гретте, моей жене, а он мне. Но они немые…что, кстати не делает их менее работящими и добрыми людьми.

Даже это обстоятельство, привело меня в восторг, словно вокруг меня была какая-то загадка, будто нечто странное плавало в воздухе, оплетая этот отель ореолом таинственности.
Мы вошли в дом и чуть не запищала от восторга, при виде этого чудесного убранства.
— Скандинавский дом имеет продолговатые пропорции, отдающие дань старинным традиционным «длинным» домам, известным со времен викингов. — сказал Эгиль. Ему видимо понравилась моя реакция. — Мы любим объединенное пространство кухни и столовой, и мне кажется это очень уютно…

Хозяин отеля провел нас по коридору и показал дверь в столовую, из которой было видно рабочую зону кухни с блестящими сковородками. За плитой стояла полненькая женщина в белом переднике и что-то жарила, постукивая по краю жаровни, деревянной лопаткой.
— Гретта! — позвал ее Эгиль. — Я привез постояльцев!
Женщина моментально отставила сковороду и направилась к нам, приветливо улыбаясь и вытирая о передник руки.
— По тому, как обратился ко мне муж, я поняла, что вы русские? — она ласково смотрела на меня карими глазами и напоминала мою бабушку. Ее русский был немного хуже, чем у мужа, но говорила она вполне понятно. — Я — Гретта. Жена Эгиля.

— Любовь. — представилась я, пожимая маленькую, мягкую ладонь. — А это Рома, мой…муж…
— Хорошо, что вы приехали к нам. — женщина посмотрела на Эгиля. — Покажи молодым людям их комнату. Пусть располагаются, скоро ужин.
Она весело посмотрела на нас.
— Вы любите мясо?
— Кто ж его не любит! — воскликнула я, чем очень порадовала ее.
— Ну вот и славно!

 

* * *
905 г. Англия.

— Эйнар! Эйнар! — громкий крик разбудил мужчину, который спал, раскинув руки и ноги, на медвежьей шкуре. — Проснись!
— Что случилось?! — мужчина по имени Эйнар, схватил меч и рывком поднялся на ноги. — Проклятье, Вали! Ты орешь так, будто небо свалилось тебе на голову!
— Эйнар, мы приплыли! Приплыли! Берега Англии!
— И что? — Эйнар потянулся и посмотрел вдаль, где из туманной дымки, выступали резкие очертания берегов. — Вали, это в первый раз кажется удивительным…

— Я не могу дождаться! Эйнар, наконец-то я участвую в набеге! Мы озолотимся! — молодой человек, примерно шестнадцати лет, возбужденно сжимал рукоятку меча.
— Остынь, Вали… — Эйнар улыбался, глядя на горячего юношу. — А не то придется скинуть тебя в холодную воду.
Он прошел мимо гребцов, лоснящиеся мускулы которых отливали серебром под светом луны и поторопил их:
— Пошевеливайтесь! Быстрее! Нам нужно высадиться еще до того, как первые лучи солнца коснутся земли! Или вы не хотите много золота и женщин?!
— Да-а!!! — заревели викинги, быстрее опуская весла в черную воду…

 

* * *

Роман злился как никогда, его бесило все: начиная с этого отеля и заканчивая его хозяевами. Но ему приходилось делать вид, что он всем доволен и просто пылает любовью к своей супруге.
Жена же, раздражала его больше всего… она нашла общий язык со всеми в этом дурацком отеле и ща ужином трещала без умолку, обсуждая с Эгилем местные мифы и легенды. Она с трудом терпела его внимание — он это прекрасно видел и бесился еще больше. Тоже мне, цаца!

Ну ничего… — думал он, лежа на полу, возле большой двуспальной кровати, куда его конечно же не пустили. — Осталось совсем немного и вот тогда его жизнь изменится… Он свалит куда подальше, но не в такое холодное и суровое место как Норвегия, а например в Италию или Испанию…
Окруженный видениями из своих радужных мечтаний, Роман заснул с улыбкой на лице…

Когда хмурое утро заглянуло в окно их номера, он недовольно застонал. Нужно было подниматься и снова обхаживать жену, которая привыкла вставать ни свет, ни заря. Тело болело от лежания на полу и Роман тихо выругавшись, приподнялся и посмотрел на кровать. Жены уже в ней не было.
— Вот коза… — пробурчал он, натягивая джинсы. — Когда же ты уже сдохнешь…

Мужчина вышел в коридор и быстро пошел в сторону столовой, откуда доносился звон посуды.
— Доброе утро! — на кухне была лишь Гретта и ее немая помощница. — Завтракать будете, Роман?
— Вы мою жену не видели? — он раздраженно наблюдал как женщины моют и натирают посуду.
— Она сказала, что хочет осмотреть наши места. — Гретта поставила на стол кофейник, кружку и тарелку с булочками. — Не переживайте, у нас здесь тихо. Ничего с ней не случится.

— Я всегда за нее переживаю. — Роман ласково улыбнулся Гретте и налил себе кофе. — Если ее нет рядом больше чем десять минут — все, душа не на месте.
— Это хорошо, что вы ее так любите… — Гретта вернулась к посуде. — Она хорошая девушка.
— Очень. — кивнул Роман и в два глотка проглотил горячий кофе. — Спасибо. Пойду поищу ее.
Он поднялся и не глядя на женщин, пошел к выходу.

 

* * *

Я шла между высокими соснами и вдыхала свежий запах леса, к которому примешивался легкий аромат каких-то цветов. Было спокойно и хорошо, словно это и не чужая страна, а мой дом… Я встала рано и быстро приняв душ, покинула номер, пока не проснулся Роман. Его назойливое внимание вызывало во мне отвращение. Чего он ко мне прицепился? Раньше, он и думал обо мне, не то, что бы целовать мне руки, или ласково шевелить волосы на затылке. Но теперь этих странных знаков внимания было чересчур много. Может одумался? Испугался, что брошу? Но поверить в то, что мой муж изменился, было равносильно, что поверить самому проженному аферисту.
Ну и пусть делает, что хочет, решила я. Главное, что я в Норвегии и мне безумно хорошо, а дальше будет видно…

Послышался глухой шум воды и я направилась к просвету между деревьями. Картина, открывшаяся передо мной была великолепна… Скалистый утес, поросший зеленым мхом и редким кустарником, а под ним бушующая стихия воды, неукротимой и опасной. Я остановилась на самом краю и вдохнула полной грудью. Хотелось кричать и смеяться, делаясь безумной от охвативших меня чувств… Вчерашняя, так и не разразившаяся гроза, вернулась с севера и далекие молнии дополняли величественный мир суровых красот.

Я все еще стояла на краю утеса, когда мне вдруг послышался какой-то шорох за спиной. Резко обернувшись, я вглядывалась в заросли кустов, но ничего подозрительного не увидела, успокаивая себя тем, что в этой зеленой чаще, вполне могли обитать мелкие зверушки и птицы, которые и производили эти звуки. Больше шорох не повторялся и я расслабилась, ощущая как воздух становится влажным, от надвигающегося дождя. Но вот чувство, что мне смотрят в спину, никак не проходило и сколько я с собой не боролась, не могла избавиться от этого мерзкого ощущения.

Решив, что пора возвращаться, я повернулась спиной к обрыву и увидела перед собой странного мужчину, непонятно как, оказавшегося позади меня. Закричав от страха и неожиданности, я шагнула назад и полетела вниз, размахивая руками как большая птица… Последнее, что я заметила — взъерошенные волосы этого непонятного парня и почти безумные глаза, возбужденные и наполненные смехом.

Роман стоял за широким, сосновым стволом и не верил в свою удачу: его жена рухнула в пропасть без посторонней помощи. Она долго стояла на краю, таращась на горизонт, потом повернулась, будто чувствуя, что Роман находится в лесу, но успокоившись, вернулась к созерцанию пейзажей. Но вот после этого, произошло нечто странное… жена резко обернулась и закричала, словно перед ней появилось привидение. Она шарахнулась назад и исчезла в пропасти. Роман не мог сдержать улыбку, которая грозила перейти в истерический смех: его руки чисты, и теперь он богат. Все!
Мужчина упал в траву, хохоча как сумасшедший, и прекратил смеяться лишь когда в легких закончился воздух. Нужно было бежать в отель и убиваясь собственным горем, поведать о случившемся…

 

* * *

— Почему ты не пришла раньше?! — Гретта почти рыдая, схватила высокую, седую женщину за худое плечо. — Почему, Гюлдьвейг?! Если бы ты не задержалась, не случилось бы этой беды!
— Как знать…а беда ли это? — загадочно произнесла ведьма и извлекла из складок плаща, кожаный мешочек. — Руны предскажут ее будущее…
Эгиль с интересом наблюдал за нею, каждую встречу поражаясь как молодо выглядит ее лицо. «Она прыгает между мирами, как вошь по гребню!» — говорила про нее Гретта и Эгиль подумывал, что возможно это и сохраняет ее в такой свежести.
Руны, с тихим стуком рассыпались по столу и Гюлдьвейг прошептала:

— Это воля богов…
— И я даже знаю какого именно! — воскликнула бедная Гретта, обмахиваясь передником. — Проклятый Локи! Ой, мне дурно…
— Гретта! — шикнул на нее Эгиль. — Ты что говоришь?
— А можно подумать, это не его рук дело! Никогда не поверю!
— Твоя жена права. — сказала Гюлдьвейг и повернувшись к Гретте, добавила: — Это проделки Локи. — Но не проклинай его, он бывает очень мстителен и коварен.
Гретта замолчала, а потом загораясь надеждой, с мольбой посмотрела на мужа:

— Где наши помощники? Где Сван? Где Мэва?
— Они занимаются хозяйством. Что ты задумала, Гретта? — Эгиль настороженно смотрел на нее.
— Может отправить их за девушкой? Они приведут ее обратно! На то они и ловцы во времени! — взмолилась женщина. — Ты представляешь, что сейчас происходит с бедной девушкой?!

— Подождите! — Гюлдьвейг указала на три руны, лежавшие поодаль от остальных. Она зажала одну в руке и прошептала: — Все может оказаться к лучшему, эта руна не только острый шип, но и глиф молота Тора — могучего оружия Мьелльнир… А в компании с этими, двумя, иногда может означать о непредвиденной удаче, обычно исходящей от совершенно неожиданного источника, а не от чего-то знакомого. Она просто оказалась в нужное время в нужном месте…Это воля богов…
— Но… — Гретта посмотрела на ведьму, но та решительно остановила ее:

— В этот раз мы не будем посылать ловцов во времени. Если бы девушка упала в пропасть по не осторожности, то нужно было бы вернуть ее обязательно…Но так захотели боги, значит ее судьба предрешена.
— Тогда закрой путь! — недовольно воскликнула Гретта, нахмурив брови. — Я устала бояться, что туда кто-то провалится! И это уже случалось несколько раз! Сван и Мэва отправляются искать заблудших, я остаюсь без помощи, а потом еще эти проблемы с стиранием памяти у этих несчастных!
— Путь закрыт. — глаза Гюлдьвейг вдруг подернулись белесой дымкой. — Девушка последняя, кто отправился в черный океан времени… Воля богов…Воля богов…

 

* * *

— Дело передали нашим властям… — Роман был расслаблен и ничего не боялся. — Норвежские водолазы искали тело моей жены несколько дней, но безрезультатно. Возможно выплывет где-нибудь вниз по течению…
— А может ты скрываешь от меня, что убил ее? — нехорошо усмехнулся Лелик, но потом добавил: — Хотя мне все равно. Отдашь мою долю и мы в расчете.
— Да не убивал я ее! — раздраженно ответил Роман, настроение его стремительно падало. Делиться с Леликом, хотелось меньше всего, но кинуть его, было еще опаснее, чем нежелание делиться. — Она сама упала в эту чертову пропасть! Тем более, я не такой дурак, чтобы убивать ее в первый же день!

— Ладно…ладно… — примирительно пробурчал Лелик и порылся в карманах, в поиске леденцов. — Нужно быстрее решать дела с квартирой и валить из города.
— Могу тебя огорчить, но пока тело не найдено, жена считается без вести пропавшей! — зло выдавил Роман, покрываясь от гнева красными пятнами. — Пока суд не признает ее мертвой, не видать нам квартиры, как собственных ушей!
— Вот черт! — Лелик выкинул в приоткрытое окно автомобиля слипшиеся конфеты и принялся яростно оттирать руки грязным, носовым платком. — А может ты меня кинуть хочешь?! Так я тебе не советую…

— Да успокойся ты! — взорвался Роман. — Мне самому не легче! Придется скрываться от ребят Равиля, еще не известно сколько!
— В твоих интересах, чтобы ее тело нашли быстрее. — рявкнул Лелик и вышел из машины, громко хлопнув дверью.
— Вот сука…и после смерти меня бесит…тварь. — прошипел Роман и завел автомобиль, соображая в каком месте ему скрыться. Жизнь обещала быть полной неприятных неожиданностей.

 

* * *
905 г. Англия.

Когда в моих глазах рассеялась темнота, я поняла, что нахожусь в каком-то небольшом помещении, сквозь деревянные стены которого, пробивались тоненькие лучики света. В памяти возникла страшная картина моего падения и я чуть не задохнулась от нарастающей паники. Где я нахожусь? Я не помнила удара о землю, лишь ощущения полета и странный гул, звучавший в ушах. Может я потеряла сознание? Но почему я жива??? Как вариант, мое тело могло упасть в воду и меня спасли…но почему я нахожусь в этом странном месте?

Вокруг меня была куча соломы, какие-то сельскохозяйственные инструменты и пучки сухих трав, висевших под потолком. Где-то тихо пищали мыши и пахло так, как у бабушки в сарае или на чердаке.
И тут я наконец обратила внимание на странные, далекие звуки, доносившиеся снаружи. Лязг железа? Жуткие крики? Господи, что происходит???

Но как только я попыталась встать, дверь этого сарая со скрипом распахнулась и в солнечном проеме, возникла огромная, мужская фигура.
— Здесь кроме тебя есть еще кто-нибудь? — голос, больше похожий на рык, заставил меня судорожно сглотнуть. — Отвечай, женщина!
В открытую дверь ворвался запах гари, а крики стали более громкими и страшными. Визжали женщины, плакали дети и этот странный лязг…
— Ты что, немая?!

И тут я поняла, что этот человек, говорит по английски. Немножко странно, но все таки по английски. Слава Богу, этот язык я знала в совершенстве.
— Да…я здесь одна… — ответила я, удивляясь почему он такой грубый. — Вы не подскажите где я?

Мужчина шагнул ко мне и я чуть в обморок не упала от его вида. Он был о-очень высоким и чересчур мускулистым. Его длинные ноги в шерстяных штанах и высоких кожаных сапогах, были широко расставлены, огромные плечи, прикрытые кольчугой, измазаны сажей и кровью. Его мощные руки украшали тяжелые золотые браслеты, тускло поблескивающие в сумраке сарая. Лицо мужчины было скрыто под железным шлемом, из под которого на меня смотрели самые холодные глаза в мире… Запах мужского пота и крови, щекотал мои ноздри, доводя до состояния неконтролируемого ужаса.

-Ты не знаешь где находишься, англичанка? — пробасил он, наклоняясь надо мной. — Как-то странно ты говоришь…
— Я не англичанка… — проблеяла я, со страхом глядя на окровавленный меч в его руке. Мамочки! Что же это такое?!
Тем временем, мужчина разглядывал меня с все возрастающим интересом и тут до меня дошло, что я…абсолютно голая…
— Не смотрите на меня!!! — запищала я, хватая охапки соломы и прикрываясь ею. — Не смейте смотреть на меня!!!

Но мои вопли на него по видимому не действовали, мужчина еще несколько секунд сверлил меня взглядом, а потом повернулся к двери и заревел:
— Вали! Вали! Вали, проклятый щенок!!!
Через пару минут, возле сарая появился молодой человек и запыханым голосом обратился к здоровяку:
— Да Эйнар, я слушаю!
— Найди какую-нибудь одежду. И побыстрее!!!
— А зачем? — молодой человек попытался заглянуть в проем двери, но мужчина по имени Эйнар, загородил его плечами. — Иди Вали.
Он так и стоял спиной ко мне, а я трусилась от страха и непонимания происходящего…

 

* * *

Когда Эйнар вошел в сарай и увидел одинокую фигурку в куче соломы, то сразу же подумал, что здесь спрятались женщины, не успевшие убежать в лес. И возможно с золотом из церкви. Но женщина была одна.
Когда Эйнар наклонился к ней и на нее упали лучики света из дыр в деревянных стенах, он замер…

Женщина словно, нежный, белый цветок, склонилась перед ним. Ее волосы цвета воронова крыла, падали на плечи темным покрывалом, а глаза, как голубые озера его родины, были прозрачными и чистыми.
Женщина была обнажена, и ее полные груди вздымались от страха, она дрожала под его взглядом, но не отводила глаз.
— Эйнар! — Вали бежал к сараю, размахивая какой-то белой тряпкой. — Вот!
Тряпка оказалась обычной, льняной простыней, но и этого было достаточно.
Он закутал в нее женщину, сломив легкое сопротивление, затем, не раздумывая, перебросил ее через плечо и поднялся на ноги.
Теперь она принадлежит ему.

Люди Эйнара, с удивлением смотрели на его ношу и посмеивались в бороды. Те, кто взял с собой женщин, связали их за руки и вели за собой как овец, не обращая внимания на плач и громкие рыдания. Поселение было разгромлено, деревянные строения догорали под чистым небом и клубах черного дыма, проглядывали его синие выси. Викинги возвращались на корабль с огромной добычей и еще возбужденные набегом, оглашали громкими криками разгромленные окрестности.

Девушка на плече Эйнара, не шевелилась и он подумал, не потеряла ли она сознание от страха? Мужчина переместил ее на руки и тут же встретился взглядом с ее голубыми глазами.
— Куда вы меня несете? — испуганно спросила она и завертела головой. Ее глаза становились все больше и больше, словно она в первый раз видела все, то, что ее окружало. Эйнар решил, что она испытывает ужас от того, что викинги сделали с ее поселением, но утешать не стал. Да и чего ради? Она всего лишь его добыча и ему нет дела до ее переживаний.

— На корабль. — ответил он ей.
— Зачем?
— Ты теперь моя.
— Что??? — завопила женщина, вырываясь из его рук и викингу пришлось сдавить ее с такой силой, что она захрипела. — Отпусти меня!
— Ты странная, женщина. — Эйнар раздраженно посмотрел на нее. — Ты разве не знаешь, что попав к викингам, становишься рабыней? Кто ты? Что ты делала обнаженная в том сарае? Ждала своего любовника?
— Ты сумасшедший!!! — завопила она еще громче. — Немедленно отпусти меня!!!

— Или закрой рот, или я утоплю тебя. — тихо сказал он и так посмотрел девушку, что она сразу же замолчала, но ее взгляд пылал гневом. Горячая! Тем приятнее будет побороть ее…
Эйнар приветственно поднял боевой топор и часовые на корабле, заулюлюкали, встречая своего вождя. Викинги взошли на борт драккара и над водяными просторами зазвучал пронзительный звук рога.
— Хаук! — Эйнар позвал своего друга, такого же большого и крупного мужчину, с гладкой, темной бородой, заплетенной в косичку. — Стань за штурвал!

— Хорошо Эйнар! — Хаук быстро оказался на корме и звук рога прозвучал снова.
Драккар викингов покидал берега Англии.
Я все еще находилась в шоке от слов этого варвара, когда он поставил меня на покачивающийся пол. В моей голове все перемешалось и только сейчас, я начинала обращать внимание на странную одежду окружающих меня людей, на их манеру поведения и остальные странности, в особенности на удивительный корабль, который уже отплыл от берега на приличное расстояние.
— Я хочу знать где я! — мне стоило огромных усилий, чтобы посмотреть в глаза грубияну, так по хамски, обращающегося со мной.

— На моем корабле. — он казалось даже удивился моему вопросу, и криво усмехнулся, словно перед ним стояла дурочка.
— Я имею ввиду, то место, из которого ты меня увозишь! — прошипела я, раздражаясь из-за его наглости.
— Ты не знаешь, что находилась в Англии? — в его взгляде откровенно читалось, что он начинает подозревать меня в безумии.
— Англия??? — прошептала я, холодея до кончиков пальцев. — Как Англия?

Но я тут же замолчала, решив, что буду молчать до тех пор, пока не пойму, что же здесь прлисходит.
— И что тебя так удивило? — Эйнар даже наклонился ко мне, видимо все больше интересуясь моим странным поведением.
Я молчала, отвернувшись от него в сторону и размышляя над тем, что было в этом мужчине нечто такое, что очень редко встречалось в моей жизни.

Может эти странные люди, которые бегают по лесам и отказываются от городской жизни? Но эту мысль я отогнала сразу, слишком уж все было по настоящему: и корабль и пылающая деревня… Может здесь снимают кино? Но и эту мысль пришлось отогнать — я-то, не актриса.
— Ты что, язык проглотила? — недовольно поинтересовался Эйнар, но я упорно молчала, глядя на удаляющийся берег.
— Что ты скрываешь, а женщина?

Я чувствовала на себе его взгляд и обливалась холодным потом от страха, но рта не открывала.
— Ничего, я скоро все узнаю о тебе. Тебе не удастся водить меня за нос, англичанка.
Он схватил меня за руку и поволок на корму к другим женщинам. Перед тем, как толкнуть меня к всхлипывающим пленницам, Эйнар насмешливо произнес:
— Советую поглубже завернуться в свою тряпку и не поднимать головы, если не хочешь особого внимания со стороны моих людей.
Он твердым шагом пошел к штурвалу, а я огляделась…заунывная картина, с рыдающими барышнями, не вдохновляла…

Что-то я тебя не видела раньше… — женский голос за моей спиной прозвучал чересчур язвительно и я повернулась, чтобы посмотреть на обладательницу этого протяжного, сладкого голоска.
Молодая женщина, с длинными, волнистыми волосами, напомнила мне одну знаменитую модель и я даже немного позавидовала столь яркой внешности.
— И что? — мне не особо хотелось вступать с ней в перепалку, чего она явно жаждала.
— Кто ты такая? — она сделала шаг навстречу, но ее остановила невысокая, полненькая девушка в милом, голубом платье.

— Угомонись, Таня! Мне кажется сейчас не время для этого!
— Но почему же? — пожала плечами красавица. — Ее сюда принес вождь этих варваров, но она не наша… Такой женщине как я, больше подходит место рядом с вождем! И я ему обязательно скажу, что эта девица неизвестно как оказалась в нашем поселении!
— Как ты можешь думать сейчас об этом?! — возмущенно выпалила маленькая девушка, потрясая кулачком в ее сторону. — Мы все в одинаковом положении!

Таня хмыкнула и демонстративно отвернулась, но ее взгляд явственно говорил о том, что она что-то задумала…
— Не переживай, — моя защитница подошла ближе и приветливо улыбнулась. — Она просто напугана как и все мы.
— Сейчас, она меня волнует меньше всего. — вздохнула я, поглядывая на своего похитителя, который снял шлем и что-то возбужденно обсуждал возле штурвала с Хауком. — Ты не знаешь куда мы плывем?

— В Норвегию… но туда доплывут не все… — девушка снова улыбнулась, но эта улыбка, вышла с легкой грустью.
— Почему?
— Некоторых из нас, продадут по дороге.
— Как продадут??? — меня словно холодной волной окатило.
— Обыкновенно…странная ты… — девушка с интересом посмотрела на меня. — Ты разве не знаешь как ведут себя с нами викинги?
Викинги??? Какие к черту викинги???? Что происходит???

Меня начинало трусить от какого-то ужасного предчувствия, но я взяла себя в руки, понимая, что паника мне не поможет.
— Я — Джуди. — моя новая знакомая протянула маленькую ручку, — А как зовут тебя?
— Любовь… — машинально ответила я, думая о своем.
— Как? — Джуди приподняла брови.
— Любовь… Люба… — я поняла, что мое имя чуждо слуху этой девушки и перевела разговор. — А какой сейчас год?
— Девятьсот пятый.

 

* * *

Эйнар, целый день наблюдал за девушкой, которую он принес на корабль и восхищался ее стойкостью. Пока остальные женщины стенали, забившись под деревянный борт драккара, она задумчиво смотрела вдаль, кутаясь в тонкую простыню. Она даже к еде не прикоснулась, все так же оставаясь безучастной ко всему происходящему.
— Нравится? — Хаук широко улыбнулся, проследив за взглядом Эйнара.
— Она красавица. — коротко ответил он и отвел глаза от своей пленницы. — Женщина будет жить в моем доме.

— Ты никогда не оставлял себе рабынь… — удивился Хаук. — Что изменилось в этот раз?
— А почему бы и нет? — пожал плечами Эйнар. — Теперь и у меня будет рабыня англичанка.
— Женщинам нужно поставить шатер, — вдруг сказал Хаук. — Солнце и дождь, испортят их внешность.
— Да, ты прав. — согласился Эйнар. — Завтра я займусь этим. Иди отдыхать, Хаук. Я стану за штурвал.

Хаук завалился на медвежью шкуру и моментально захрапел, заложив свои большие руки за голову, а Эйнар снова принялся разглядывать девушку. Нужно найти ей какую-нибудь одежду…
Она будет жить в его доме и делить с ним постель до тех пор, пока он не женится, а возможно и после… Вот только как к этому отнесется Сигрун… Эйнар вспомнил свою невесту и недовольно нахмурился, свадьба должна состояться как только землю покроет первый снег, но как он не старался, чтобы заставить свое сердце биться быстрее при виде нее — Сигрун не привлекала его.

Ярл — отец Эйнара был болен и все знали, что он скоро уйдет. Знал это и сам отец. Он и договорился об этом браке, чтобы Эйнар в будущем, имел надежного союзника в лице отца и братьев Сигрун, которым принадлежали соседние земли. Он и сам понимал, что это прекрасное решение и не был против, но девушка не вызывала в нем ничего, кроме равнодушного снисхождения. Если бы она хоть чуть-чуть была похожа на эту англичанку…

Эйнар заметил, что пленница присела поодаль от других женщин и откинула голову на борт драккара. Уже стемнело и лишь яркая луна освещала палубу и лоснящиеся мышцы гребцов. Завтра он распорядится насчет шатра…все таки она теперь его женщина и должна получать хоть какие-то удобства…

 

* * *

Локи радовался своей проделке, как ребенок, столкнув женщину в дыру, ведущую в прошлое. Она наверное находится в полнейшем шоке!
Он спустился посмотреть куда попала бедняжка и очутился на покачивающейся палубе драккара. Интересно!
Локи прошелся между гребцами, поднялся на корму и заглянул в жесткое лицо мужчины, стоявшего за штурвалом. Эйнар Сигбьёрн! Норвежский Медведь!
Локи хмыкнул, и подошел к кучке женщин, жавшихся к друг-другу и всхлипывающих во сне. А вот и она! Девушка из будущего, сидела поодаль от остальных и бог с интересом принялся рассматривать ее лицо. Чистая кожа, длинные ресницы, яркие губы… А все таки повезло этому Медведю! Локи прикоснулся к щеке девушки и исчез, оставив после себя легкое облачко разноцветного тумана…

 

* * *

— Ты правда не боишься? — я открыла глаза и увидела возле себя Джуди. Она присела рядом и протянула мне свою шаль. — Скоро станет холодно, а на тебе лишь эта простынь.
— Спасибо. — я взяла шаль и накинула на плечи, уже чувствуя подбирающийся холод. — Боюсь…но пока не вижу выхода.

Я не могла ей объяснить, что слово «боюсь», не в силах описать все те чувства, которые терзали меня. Мне временами казалось, что я сплю или умерла, или лежу в коме, а это бред моего больного сознания. Но как я могла озвучивать такие вещи, как путешествие во времени? Не дай Бог, меня сочтут за сумасшедшую и скинут с этого корабля или отрубят голову? Глядя на эти жестокие нравы, можно было ожидать чего угодно.

— Если тебя возьмет их вождь, тебе повезет. — Джуди тяжело вздохнула. — А вот мне с моей внешностью, ничего не светит.
— В смысле «возьмет»? — я конечно понимала о чем она говорит, но мне было тяжело принять все то, что свалилось на меня. — Я что, вещь какая-то???
— Странная ты… — снова сказала Джуди, ее серые глаза, блеснули во тьме. — Нужно искать выгоду в том, что случилось. Уж лучше быть рабыней такого мужчины, чем проданной какому-нибудь вонючему, старому борову, с грязной бородой!
— Рабыней??? — ситуация с вонючим стариком мне конечно не нравилась, но и рабыней быть я тоже не хотела. — Я не могу быть рабыней!

— А ты вообще, кто? — вдруг спросила Джуди и я замерла. — Кем ты была? Что делала в нашей деревне? Ты же ведь не наша…
— Я не могу тебе сказать. — пробубнела я, проклиная ее любопытство. — Это тайна…
— О-о… — протянула Джуди, но не успокоилась. — Ты сказала, что тебя зовут Либби?
— Мг… Либби… — кивнула я, радуясь тому, что мое Люба, послышалось как Либби.
Даже в темноте я увидела как расширились ее глаза и немного испугалась. Что опять не так?
— Ой! — пискнула она и сжала мою руку, горячими пальчиками. — Я все поняла! Я поняла!!! Господи!
Мне даже страшно было представить, что она поняла и молчала — пусть думает, что хочет…

— Вам стоит признаться во всем! — возбужденно зашептала она. — Может тогда все будет по другому!
Вы??? Она сказала мне «Вы»??? И в чем я должна признаться?
— Я подумаю, Джуди. — ответила я, чтобы она успокоилась и не добивала меня своими загадочными речами. — Давай будем спать. Нужно набираться сил.
— Да-да! Нужно поспать! — девушка засуетилась возле меня, улаживаясь и вдруг поправила на мне шаль, затягивая потуже. — Ой не заболели бы вы! От воды холодом тянет!

Я задрала брови, пребывая в полнейшем шоке и в который раз уже сказала себе, что лучше не думать об этом и напрягать и без того, кипевшие мозги.
Корабль мерно покачивался и я снова начинала дремать, проваливаясь в сладкий плен сна, надеясь, что завтра я проснусь в своей кровати.

 

* * *

Эйнар снял свою теплую, шерстяную накидку и накрыл ею девушку, которая скрутилась в калачик на твердой палубе. Она даже не пошевелилась, но вот спящая рядом пленница, открыла глаза и увидев его, испуганно села.
— Спасибо, что вы принесли накидку… — заикаясь, прошептала она, не поднимая глаз. — Госпожа совсем замерзла…
— Госпожа? — Эйнар удивленно посмотрел на кругленькую крошку, побледневшую от волнения. Он наверное казался ей просто огромным. — Почему ты называешь ее госпожой?

— Я…я…не могу сказать… — прошептала она. — Госпожа Либби сама скажет вам…
Эйнар не стал больше терзать девушку вопросами, но его заинтересовала эта ситуация. Госпожа? Значит его женщина не простая крестьянка? Хотя это можно было понять сразу: ухоженные волосы, кожа…белые зубы и нежные руки…
— Либби… — улыбнулся он, направляясь к штурвалу. — Либби ты все мне расскажешь…

Хаук уже стоял на корме и при виде Эйнара, широко улыбнулся.
— Клянусь Тором, ты испытываешь к этой женщине не то, что испытывают к рабыням!
— С каких пор, ты стал провидцем, Хаук? — ухмыльнулся Эйнар. — Меня ждет невеста.
— Пусть боги хранят тебя от этой злостной сучки… — буркнул его друг, переплетая косичку на бороде. — Я найду себе добрую и милую жену…

— Ты собрался жениться, Хаук? — засмеялся Эйнар, глядя на необъятную синь воды. — С каких пор тебя посещают такие мысли?
— Я хочу детей и уютный очаг. — мужчина потянулся и посмотрел на пленниц. — Пойду прослежу, чтобы женщинам поставили шатер и принесли еду.
Эйнар весело покачал головой, наблюдая за Хауком, но его слова о Сигрун, немного испортили ему настроение… Друг был прав: его будущая жена вряд ли осчастливит его жизнь…

 

* * *

Сидя на холодной скале и любуясь рассветом, Локи нервничал. Девушка, которую он в шутку отправил в прошлое, оказалась такой…такой…
— Оск… — прошептал бог, прикрыв глаза. — Оск…
Единственное светлое создание, которое он полюбил. Локи с болью вспоминал, как нашел ее на этой скале, спящей с букетиком полевых цветов. Он долго смотрел на нее, а когда она вдруг открыла глаза, Локи замер от этого ясного, голубого взгляда.
— Кто ты?

Первый раз в своей жизни, он растерялся…и исчез.
Локи сжал камень, попавшийся ему под руку и тот рассыпался в прах.
Конечно он потом вернулся. Эти глаза не давали ему покоя. Их встречи казались чем-то нереальным и сказочным, пока Один не прознал об этом.
— Ты слишком любишь эту смертную! — проревел он и превратил Оск в кучку пепла…
После этого Локи решил портить жизнь всем. Особенно богам.

Он взъерошил свои и без того, торчащие волосы, встал и уставившись в горизонт, прошептал:
— А кто мне мешает любить? Я не позволю, чтобы у меня снова отобрали желаемое!
Сердце Локи забилось быстрее: возможно это не случайно, что женщина так похожа на Оск? Может этот подарок ему сделали Норны, богини человеческой судьбы?
Что же делать? Главное не спешить…ибо можно возбудить у Одина подозрения…

 

* * *

Я с удовольствием зевнула, чувствуя приятное, покалывающее тепло во всем теле. Что это? Мне пришлось даже привстать, чтобы убедиться в том, что я действительно была чем-то укрыта.
— Госпожа Либби, это вождь этих варваров укрыл вас своей накидкой!
Я даже вздрогнула от неожиданности, когда услышала голос Джуди. Девушка сидела рядом и словно ждала когда я проснусь.
— Джуди, хватит меня называть госпожой! — мне уже порядком надоели эти загадки и странности.

— Я не могу называть вас по другому! — девушка расстроенно моргнула и прошептала, наклонившись к моему уху: — Вы же племянница нашего короля Эдуарда!
— Да-а???
Подробности «моей жизни», становились все удивительнее.
— Как ты узнала об этом? — стараясь выглядеть как можно естественней поинтересовалась я — родство с королями мне льстило, но судя по времени, в котором я оказалась, оно могло сыграть со мной плохую шутку.
— Догадалась! — возбужденно прошептала Джуди, и ее глаза восторженно вспыхнули. — М-м… вас зовут Либби…вы оказались в нашем поселении…

— И что??? — эти доводы показались мне какими-то слабыми.
— Все знают, что Либби — племянница Эдуарда, сбежала, чтобы ее не выдали замуж за старого лорда! — затараторила Джуди. — Она подалась в нашу сторону и даже стражники Эдуарда, были в нашей деревне… Вы же прятались в сарае возле поля, да, госпожа?
— Да… — вздохнула я. Племянница короля не так уж плохо…

— Посмотрите, госпожа! — Джуди чуть в ладоши не захлопала. — Эти варвары собираются поставить шатер! Ох, это будет чудесно! Мы не будем торчать на виду у этих полуголых мужланов!
— Какая радость… — хмыкнула я язвительно. — Это явно не от доброты душевной.
— Это скорее всего для вас… — с придыханием протянула моя собеседница. — Этот викинг точно влюблен…

— Хватит! — эти разговоры о любви, мне были совершенно не нужны. Я никак не желала внимания со стороны древнего мужика…хоть и такого красавца. — Лучше бы они принесли нам поесть.
— Госпожа Либби… — Джуди посмотрела на меня умоляющим взглядом. — У меня есть одна просьба…
— Говори. — я конечно с трудом понимала, чем я могу ей помочь, находясь в такой же ситуации, но чтож, пусть озвучивает.
— Скажите этому огромному викингу, что я ваша служанка? Тогда возможно он не продаст меня, а оставит с вами! Пожалуйста! Я так не хочу попасть к какому-нибудь старому, жестокому уродцу!

— Скажу… — согласилась я, не понимая почему он должен меня послушать. — Надеюсь он оставит тебя со мной.
— Спасибо! — Джуди сжала своими горячими пальчиками мои руки. — Вот ведь правда люди говорят, что вы добрая и милая девушка!
— О чем это вы постоянно шепчетесь? — к нам медленной походкой приблизилась Таня. — Отделились от остальных…считаете себя лучше нас?
— Не нравится твоя компания. — я даже не взглянула на нее.
— Да что ты… — девушка подошла еще ближе. — Я смотрю ты уже чувствуешь себя хозяйкой? Только не обольщайся, мы все одинаковы и в любой момент я могу занять твое место.

— Возле кормы? — иронично поинтересовалась я. — Могу даже свою дерюжку одолжить. Возьмешь?
— Не строй из себя дуру! — Таня пнула мою ногу своим грязным башмаком. — Или я тебя поставлю на место!
— Иди-ка ты отсюда! — Джуди резко поднялась на ноги и двинулась на нее. — Ты даже не знаешь на кого открываешь свой грязный рот!
— Заткнись ты, маленькая, толстая дрянь! — прошипела Таня и тут уже я не выдержала и тоже поднялась:
— Извинись перед Джуди.
— Ага…сейчас! — оскалилась Таня, нахально глядя мне в глаза. — Что ты мне сделаешь? Пожалуешься викингу?

Я недолго думая, размахнулась и врезала по ее ухмыляющейся морде. Девушка покачнулась и грохнулась на палубу, путаясь в своих юбках. Но лежала она не долго, проворно вскочив, Таня вцепилась мне в волосы и чтобы не отставать от нее, я проделала тоже самое. Рядом что-то кричала Джуди, но я уже ничего не слышала, трепая эту проклятую как Тузик грелку.
Остановиться мне пришлось лишь когда мои ноги оторвалось от палубы и я зависла в воздухе, сжатая крепкими руками.
— Тихо! — рявкнул возле моего уха мужской голос и я поняла, что это Эйнар. — Клянусь Одином, вы не женщины, а бешеные кошки!

— Отпусти меня! — я вырвалась из его рук и посмотрела на тяжело дышащую Таню.
— Сучка! — прошипела она, поправляя растрепанные волосы.
— Не смей так разговаривать с госпожой! — завизжала испуганная Джуди и прижалась ко мне.
— С ке-ем??? — протянула Таня, таращась на Эйнара, стоявшего за моей спиной.
— С племяницей короля! — гордо выкрикнула Джуди и я мысленно простонала: если откроется правда, мне несдобровать…
— Что-о?! — рев Эйнара заставил меня побледнеть и зажмуриться. — Племянница короля?!

Брыкающуюся и вопящую, он поволок меня подальше от остальных женщин, под любопытными взглядами викингов и прижал к краю борта.
— А теперь расскажи мне все! Что это за чушь о племяннице короля?!

Я смотрела в его холодные, похожие на дно океана, бледно-зеленые глаза и чувствовала как немеют мои конечности.
— Да…ммм…я племянница короля. Либби. — пролепетала я, удивляясь как еще мои деревянные губы, могут испускать какие-то звуки. — Сбежала я…
— Ты сбежала от Эдуарда? — уточнил Эйнар, сверля меня грозным взглядом. — Почему?
— Он хотел выдать меня за старого лорда. — промямлила я, вспоминая, что мне говорила Джуди. — А я…а я… ну не могу я в общем…
— Хорошо… — вроде бы согласился викинг. — Почему ты была голая как младенец в том чертовом сарае?!

— А потому…потому… — я лихорадочно принялась соображать и ляпнула первое, что пришло в голову: — Я не успела переодеться! На мне ведь было дорогое платье, которое могло выдать меня. Я нашла грубую, крестьянскую одежду, но не смогла ее надеть, потому что в тот как ты говоришь «чертов сарай», ворвался огромный мужлан, перемазанный кровью! Не знаешь кто бы это мог быть?!
— Ты что, язвишь мне, женщина?! — рявкнул Эйнар, гневно приподнимая свои густые брови. — Мне все равно, что ты родственница Эдуарда! Сейчас ты моя пленница!
Я только в этот момент поняла, что вижу его впервые так близко, без шлема…

Породистое лицо, этого викинга с беловатым, тонким, шрамом на щеке, было очень притягательным, с глубокими, зелеными глазами, со слипшимися в стрелочки длинными ресницами и мягкой, темной бородой. Я судорожно сглотнула, чувствуя как мои щеки начинают предательски пылать.
— Можно воды?
— Что? — он непонимающе выгнул бровь, но потом кивнул: — Сейчас. Почему ты молчала, что ты племянница Эдуарда? Ты могла бы предложить мне обратиться к нему т получить за тебя щедрый выкуп.

— И он бы отдал меня старику? — я раздраженно подумала, о том, что он чересчур умный и хитрый. Нужно быть настороже.
— Значит лучше попасть в плен к жестоким варварам, чем быть женой богатого, хоть и старого английского лорда? — Эйнар вопросительно уставился на меня, но потом задумчиво произнес: — Но как бы оно не было, я еще подумаю как с тобой поступить.

 

* * *

— Итак, девица племянница Эдуарда? — Хаук улыбался все шире, глядя на Эйнара, который был явно впечатлен произошедшим. — Думаешь он даст за нее щедрый выкуп?
— А я не собираюсь ее возвращать, Хаук. — Эйнар приложил ко лбу ладонь, высматривая среди мужчин Вали. — Вали!
— Хочешь держать родственницу английского короля у себя? — его друг веселился все больше. — Молот Тора, да ты наглец, Эйнар! Единственный ярл, у которого в рабынях особа королевской крови!
— Я еще не ярл. — Эйнар наблюдал как быстрый и гибкий Вали, идет к ним. — Отец еще жив.

— Это дело времени. Хотя он отличный правитель, даже находясь на смертном одре. — Хаук кашлянул и не глядя на Эйнара, спросил: — Я хочу забрать себе женщину, которая постоянно с Либби.
— Кругленькую малышку в голубом платье? — удивился Эйнар.
— Именно ее. — кивнул Хаук. — Такая сочная и милая…
— Я здесь, Эйнар! — Вали уже стоял рядом, нетерпеливо постукивая ногой и викинг улыбнулся — мальчишка так напоминал его самого в юности.
— Женщины накормлены?

— Да! — радостно сообщил юноша. — А это правда, что Либби племянница короля? Ей даже нашлось платье в одном из сундуков с одеждой, которые приволок Железный Фроди!
— Похоже, что правда. — кивнул Эйнар, он слышал как девушка требовала расческу у растерянного парня — тон точно как у английской леди. — Молодец Вали. Ты настоящий помощник.
Юноша расцвел и помчался к мужчинам, занимающихся своим оружием.
— А почему не Таня с гибким станом и прекрасными волосами? — Эйнар вернулся к разговору с Хауком. — У нее красивая грудь.

— Душа у нее гнилая. — ответил Хаук, не спуская глаз с двух женщин, стоявших возле борта драккара и глазеющих на водную гдадь. — Ее красота ничто. Она меня не трогает.
— У меня мудрый друг. — Эйнар тоже посмотрел на женщин. Было видно, что Либби стала чувствовать себя увереннее, облачившись в платье. Оно было простым, светлого цвета, но очень шло ей, темные волосы девушки, резко выделялись на его белизне. — Ты должен сказать своей пышке, что возьмешь ее себе, пускай привыкает к этому за время нашего плавания. А остальных женщин продадим в пеовом же городе, они слишком дорого мне обходятся.

— Мне уже не терпится оказать дома. — Хаук толкнул друга в бок. — Напьемся, Эйнар? Я давно уже не бил твою противную рожу!
— Вряд ли у тебя получится набить мне рожу, валяясь в грязной луже! — захохотал Эйнар, шутя толкаясь с Хауком. — Я уложу тебя в нее с первого удара!

Мужчины еще немного потолкались и переводя дух, уселись под борта драккара.
— Ты представляешь, как «обрадуется» Сигрун? — глаза Хаука сузились. — Вряд ли она будет довольна появлением рабыни, которая еще и племянница английского короля!
— Ты считаешь, что я должен спрашивать у нее сколько рабынь поселить в своем доме? — недовольно поинтересовался Эйнар. — У нее будет свое место и женщина должна быть благодарна за него.

— И то так… — согласился Хаук. — У ее братьев не менее дюжины рабынь.
— Но есть что-то странное в Либби… — прошептал Эйнар, переводя взгляд с друга на девушку, все еще стоявшую возле борта. — Только не пойму что…
— Она просто не может принять свое положение, — лениво произнес Хаук. — Сначала королевская родня, а после пленница варвара.
— Согласен. — кивнул Эйнар и покосился на друга. — Но лучше быть варваром, чем английским лордом, который моется несколько раз в жизни.

 

* * *

Ночь уже давно опустилась на корабль и остальные женщины безмятежно спали в шатре, но мне не удавалось заснуть и снедаемая жуткими мыслями, я вышла из него, чтобы вдохнуть свежий, влажный воздух.
Мое сознание все еще отказывалось верить в то, что я попала в прошлое, но жестокая реальность преподносила мне все новые факты. Наверное все думают, что я сорвалась со скалы и теперь мои знакомые, друзья и сослуживцы решили, что я умерла… И квартира…квартира останется Роману… — это было самым неприятным из всего,что случилось со мной…

— Не спится? — тяжелые, теплые руки легли на мои плечи и чуть в обморок не рухнула от неожиданности. Ладони скользнули вниз по предплечьям, задержались на талии и опустились еще ниже. — Ты похожа на фею в этом лунном свете…
— Убери руки. — прошипела я, застывая как каменная статуя. — Немедленно.
— А то что? — пробасило сзади. — Убьешь меня и скинешь в воду?
— Ты плохо меня знаешь.
Возможно я так и поступлю.
— Не уберу, — тихо произнес Эйнар. — Ты принадлежишь мне. Ты моя. Смирись с этим.
Я резко дернулась в сторону и освободилась от его рук.
— Я — не вещь, которую можно купить, украсть, присвоить! Я тоже человек как и ты!
Викинг прижал меня к борту и я резко замолчала, чувствуя на себе вес мужского тела.

— Перестань, — властно сказал он. — Я сильнее тебя. Сделаешь только хуже.
— Легко говорить это существу, слабее тебя! — выпалила я и уперлась руками об его грудь.
Его глаза сузились.

— Я мог бы сделать тебе больно за твои слова и воспользоваться тобой как своей собственностью.
— Что-о?! — завопила я, приходя в ярость и совершенно забывая о том где нахожусь, ошеломленная его наглостью. — Собственностью?! Ах ты древний, наглый, жестокий ублюдок!

Но закончить мне не удалось… Наши взгляды встретились: и я притихла, испуганная его горящими глазами.
— Тихо. — он наклонился ко мне и его дыхание обожгло мои губы.
— Не вздумай целовать меня! — пропищала я и вдруг в лунном сиянии увидела его улыбку.
Время остановилось. Я попыталась вырваться, но его язык уже был у меня во рту и тут все мои мысли исчезли…

Когда я попыталась вырваться и в этот раз, Эйнар не удерживал меня и мне показалось, что я даже слышала смех за своей спиной, когда неслась к шатру…
— Мерзкий мужлан! — шипела я, улаживаясь рядом с Джуди. — Похотливый самец!
— Госпожа… — прошептала она, поворачиваясь ко мне. — Викинг домогался вас?
— Господи…ты не спишь? — я представила ее испуганное, круглое личико. — Нет, не домогался. Успокойся Джуди.

Через минуту тишины, девушка прошептала:
— Он такой красивый… было бы хорошо, если бы вы ответили ему взаимностью…
— Что??? — я даже при.встала. — Джуди?
— Женщины в нашей деревне, сплетничали о рыжей Эльзе… — Джуди замялась, но потом продолжила: — Они говорили, что добропорядочная женщина, не может получать удовольствие от связи с мужчиной, а она получала! Я видела это по ее глазам!
— Так могут думать только очень глупые женщины. — сказала я и обняла ее. — Женщина и мужчина — это прекрасно…
— Как у вас было с мужем?

Я чуть не закашлялась.
— Ты о чем??
— Я о вашем муже — лорде Винстоке, который погиб в бою на…
— Все, я поняла! — прервала я ее: рядом недовольно замычала одна из женщин. — Да, у нас было все с любовью и удовольствием.
Ага…значит племянница короля уже успела стать вдовой, прежде чем кинуться в бега от замужества со стариком…
— Лорд Винсток был похож на ангела… — прошептала Джуди и я поняла, что она засыпает… — Даже года не прошло, как Господь забрал его на небеса…

Все становилось на свои места… Испытав любовь и страсть с молодым и красивым рыцарем, племянница короля явно отказывалась от неравного брака…и я ее прекрасно понимала… Не успев оплакать любимого мужа, бедняжка должна была похоронить себя с намного ее старшим мужчиной…
Джуди уже тихо сопела, а я думала, уносясь в далекие дали под мерное покачивание корабля, что древняя жизнь была не настолько романтична, как казалось после прочтения сказок о драконах, принцессах и магах…

Мне снилась зеленая поляна, которая заканчивалась стеной густого леса и я знала, что меня в нем кто-то ждет. Я окунулась в изумруд свисающих ветвей и ахнула: весь лес был покрыт белыми цветами, словно бархатным ковром…
— Либби… Либби…
Я резко повернулась и закричала: передо мной стоял мужчина, столкнувший меня с обрыва…

Я кинулась, к лесу, чтобы попытаться укрыться в его густой чаще от этого страшного человека, от которого веяло опасностью, но не смогла оторвать ноги от земли, будто некая сила удерживала меня на месте.
— Бедное…бедное дитя… — голос ужасного незнакомца прозвучал сзади так близко, что я почувствовала горячее дыхание на своей шее. — Столько пережила, милая, нежная девушка…

— Зачем вы столкнули меня в пропасть? — заикаясь от страха, спросила я, настолько сильно ощущая его всеми своими нервными окончаниями, что легкое покалывание охватило все открытые участки кожи.
— Я не толкал тебя в пропасть. — ответил мужчина. — Я отправил тебя в прошлое.
— Зачем??? — выдохнула я, резко оборачиваясь и встречаясь взглядом с его веселыми, немного сумасшедшими глазами. Он вдруг прижался к моим губам так сильно, что у меня заныли десна, а потом загадочно улыбаясь, прошептал: — Потому что я Локи!

— Госпожа, проснитесь! Проснитесь! — звонкий голосок Джуди выдернул меня из сна и распахнув глаза, я увидела ее испуганное лицо.
— Ты чего, Джуди?
— Вам наверное приснился кошмар? — спросила она, присаживаясь рядом. — Вы напугали остальных женщин.
— Как? Я кричала?

— Вы постоянно повторяли: Локи! Локи! — испуганно прошептала Джуди. — Это же бог этих язычников! Что вам снилось, госпожа?
Я заглянула в ее возбужденные глаза и растерянно пожала плечами: — Я…не помню…
— Это их боги пробираются к нам в души! — чуть не плача заговорила девушка, сжав колени дрожащими руками. — Чем ближе мы подплываем к их варварской стране, тем сильней становятся жестокие боги норманнов! Они погубят наши души!
— Прекрати Джуди! — оборвала я ее. — Что за суеверия?! А где все женщины?

Я наконец заметила, что в шатре мы одни.
— Их забрали и увели. — всхлипнула Джуди. — Когда корабль причалил, сюда вошли двое викингов и приказали всем выйти, я хотела разбудить вас, но Эйнар сказал, что мы с вами остаемся здесь…
И тут я поняла, что корабль не плывет, а просто покачивается на волнах.
— Почему меня оставили здесь? — Джуди явно впадала в истерику. — А вдруг для меня готовят нечто более страшное??? Госпожа, вы ведь ничего еще не говорили Эйнару обо мне?
— Успокойся, Джуди! — оборвала я ее. — Мы вместе и это главное.
— Ой не знаю…не знаю…

 

* * *

— Зачем ты ее оставил? — Хаук вопросительно посмотрел на Эйнара, когда отвел взгляд от Тани, которую вели обратно на корабль. — Захотел завести себе гарем как у персов?
— Нет! — глаза Эйнара расширились и он рассмеялся. — Я подарю ее старшему брату Сигрун, думаю это будет приятный сюрприз.
— Да, — кивнул Хаук, но тут же задумчиво приподнял бровь, глядя как Таня строит им глазки, улыбаясь заманчиво и с вполне понятным подтекстом. — Только эта женщина может принести со своей красотой и кучу проблем.

— Ничего, крепкому мужчине, не составит труда обуздать своенравную женщину. — ответил Эйнар, вспомнив сладость поцелуя с Либби. Она тоже имела колючий характер, но это нравилось мужчине и ему не хотелось ломать ее, используя силу и страх. — Через несколько дней мы будем дома и посмотрим как отреагирует брат Сиргун на мой подарок.

Но больше всего Эйнара беспокоило здоровье отца, когда они покидали Норвегию, старик страдал от гниющей раны, которая съедала его ногу и подбиралась до кости. От таких ран часто умирали и более молодые люди, а отец был стар и бороться с болезнью у него не было сил. Даже знахарские припарки и отвары не помогали ему…
Эйнар вздохнул и уставился долгим взглядом на шатер, где находились женщины. Либби и маленькая Джуди до сих пор не показались на палубе драккара и он забеспокоился: не заболела ли она?

Викинг направился туда и отодвинув полог вгляделся в сумрак.
— Почему вы не выходите на свежий воздух?
Либби и Джуди сидели рядом, а Таня как большая кошка лежала возле противоположного полога шатра и ее взгляд моментально стал хищным, при виде него.
— Голова разболелась. — нехотя ответила Либби и он нахмурился.
— Ты заболела, женщина?
— Нет, просто плохо спала.
— Тогда тебе тем более стоит выйти на воздух. — почти приказал он и девушки встали.

— Я останусь здесь, — протянула Таня и откинулась на подушку, почти приглашая его своим видом, присоединиться к ней. Эйнару было все равно и пропустив женщин, прикрыл полог.
— Ты бледная. — он ласково провел по щеке Либби и девушка вздрогнув, порозовела.
— Я же сказала, что плохо спала. — отрезала она, превращаясь в колючку. — Ничего страшного.

— Ты теперь моя и я обязан следить за твоим здоровьем. — тихо произнес он, стараясь вложить в свой голос как можно больше мягкости. Либби недовольно заворчала, сжимая кулаки, а Джуди прыснула, отворачиваясь в сторону. Эйнар тоже улыбнулся — Либби была похожа на надувшегося ежа.
— Почему вы всегда держитесь вместе? — поинтересовался Эйнар и девушка не сразу, но ответила, поджав губы:
— Джуди моя служанка.
— Да? — викинг недоверчиво взглянул на нее.
— Да. Она была в деревне…в поисках еды, когда вы туда ворвались.

Я очень доволен тем, что как ты говоришь: ворвался в деревню. — Эйнар хитро прищурил глаза. — И нашел тебя в сарае.
— Я не привыкла, что с моим мнением не считаются. — девушка стояла от него на расстоянии вытянутой руки и викингу хотелось схватить ее и прижать к себе, чтобы почувствовать тепло тела и мягкость груди. — Зачем ты везешь меня к себе? Чтобы сделать рабыней?!

Эйнар отчего-то не мог произнести это вслух и удивился резко нахлынувшей на него сентиментальности. Что за странное поведение для викинга?
— Чтобы сделать тебя своей. — сказал он и заметил как потемнели ее глаза. — Я буду очень добрым с тобой.
— Будь добрым, верни меня обратно! — прошипела эта змея и Эйнар раздраженно указал на шатер:
— Джуди, оставь нас!

Девушка испуганно посмотрела на Либби, но ослушаться его не посмела и быстро пошла к шатру, периодически оглядываясь.
— Послушай меня… — прорычал Эйнар, хватая Либби за предплечья и притягивая к себе. — Хватит испытывать мое терпение! Даже то, что ты племянница короля, не изменит того, что ты моя пленница! Понятно?
— Дикий мужлан! — снова прошипела девица и пнула его носком грубой туфли прямо в голень.

Эйнар скривился от боли и уже был готов отвесить ей хорошую затрещину, но вовремя остановился, понимая, что напугает ее и тогда останется лишь одно — постоянно проявлять жестокость, но он не хотел брать ее силой, ведь все удовольствие заключается в том, чтобы гореть от страсти вместе. Викинг сгреб в кулак ее волосы и принялся целовать этот надменно и злобно искривленный рот, ощущая сопротивление и с наслаждением ломая его. Либби не долго билась в его руках и когда их языки встретились, обмякла, позволяя Эйнару целовать ее. Он ослабил пальцы, стягивающие волосы девушки и скользнул под них, поглаживая нежную кожу шеи. Ему хотелось прямо сейчас оказаться с ней в кровати и наслаждаться ее близостью и нежным, женским ароматом…

 

* * *

Я таяла как весенний снег, с ужасом понимая, что меня еще так никто не целовал. Чувство удовольствия было настолько мощным, что я боялась просто потерять сознание. Этот мужчина, такой не похожий на всех кого я знала, был именно тем идеалом, мужской силы и красоты, которые описывают в женских романах. Хотелось еще крепче прижаться к нему, оказаться у него на руках, прижатой к стальной груди…
— Иди в шатер. Ты наказана.

Я слышала его глубокий голос, находясь в каком-то тумане, но не понимала о чем он говорит.
— Что?..
— Ты наказана и не выйдешь из шатра до самой Норвегии.

До меня только начали доходить его слова и как только я поняла о чем он говорит, протрезвела будто мне на голову вылили ушат ледяной воды.
— Наказана?!
— Я говорю на другом языке, женщина? — холодные глаза Эйнара смотрели на меня как на кошку или собаку, или тумбочку например. Вот козел!
— Если ты еще раз потянешь ко мне свои проклятые губы, — медленно произнесла я, вложив в эти слова как можно больше презрения, — я плюну тебе в лицо.
После этого, я гордо направилась к шатру, слыша за своей спиной тихие ругательства.

— Госпожа! — Джуди сияла как начищенный самовар. — У меня есть новость!
— Какая? — я все еще злилась и девушка замолчала, глядя на мое насупленное лицо.
— Что-то случилось?
— Нет. — буркнула я. — Говори уже свою новость.
— Ко мне подходил друг вашего норманна! Ну…такой большой, с веселыми глазами… Хаук! — затарахтела Джуди, но я возмущенно оборвала ее:
— Почему это он мой?!

— Госпожа Либби, ну выслушайте меня! — взмолилась бедняжка и я замолчала. Таня тоже навострила уши. — Он хочет взять меня в жены!
— Кто? Эйнар??? — воскликнула я, моментально почувствовал как во мне что-то обрывается.
— Почему Эйнар? — удивленно протянула Джуди. — Хаук!!!

— Да??? — я облегченно вздохнула, не понимая почему я ощутила это облегчение. — А ты что?
— Я согласилась! — радостно выпалила девушка. — Лучше я стану его женой, чем чьей-нибудь рабыней…Это мой шанс. Тем более он такой симпатичный!
— Поздравляю! — я обняла Джуди и заметила как недовольно, с затаенной злобой на нас смотрит Таня. — Я очень рада за тебя.
А мне по видимому придется быть рабыней…

 

* * *

Локи лежал на цветущей поляне и улыбался своим мыслям. Новая, захватывающая игра овладела его мыслями. Забрать девушку себе — примитивно и просто, а вот заставить ее полюбить себя — увлекательное и интересное занятие. Солнышко легко ласкало его гладкую, светлую кожу и бог прикрыл глаза от удовольствия: он постарается и в этот раз ни Один, ни кто другой, не узнают о его смертной. Локи даже не сомневался, что Либби полюбит его, разве можно устоять перед таким сумасшедшим обаянием? Он заулыбался во весь рот, получая удовольствие от самого себя.

— Я — чудо!
Локи представлялось как он и девушка идут по заросшему цветами, изумрудному лесу, она держит его за руку и смотрит в глаза влюбленным взглядом, от которого ему хочется сотворить нечто безумное и прекрасное одновременно! Хотя нечто безумное, ему хотелось сотворить всегда…но это будет совсем не то, что было до этого в его нудной, вечной жизни.

Локи вскочил на ноги и пробежав несколько метров по сочной, густой траве, спрыгнул с отвесной скалы в глубокое ущелье, где шумела река, разбиваясь о камни. Он нагнулся и подхватив рукой легкое облачко тумана, сжал его словно комочек ваты. Туман с тихим свистом просочился сквозь его пальцы и на ладони бога оказалось красивое кольцо, внутри которого устроился камень, похожий на туманное ущелье, с белыми, двигающимися змейками.
— Первый подарок для моей смертной… — прошептал он и хохоча, попрыгал по камням, торчащим из бурлящих вод. — Я — чудо!!!

 

* * *

Ночью я проснулась от того, что нечто холодное коснулось меня настолько легко, будто по моей руке провели кусочком льдинки. Я открыла глаза и заметила как качнулся полог шатра, будто кто-то бесшумный и быстрый, покинул его секунду назад. Я выудила руку из под накидки Эйнара и с удивлением обнаружила на своем пальце кольцо!

Как оно оказалось на мне??? Странный, не прозрачный камень, тускло светился во тьме и мне показалось, будто в нем замкнут туман, похожий на тот, который плывет над морем ранним утром. Зачарованно разглядывая эту вещицу, я сразу поняла, что влюбилась в нее без оглядки, даже не желая разбираться в том, как она оказалась на моем пальце. Да и чего тут разбираться? Вариантов было не много, а вернее один — Эйнар.
Чтож, если ему так захотелось — пусть. Я приму этот дар. Хотя если честно, я просто не хотела возвращать эту вещь и положив руку перед собой, я долго любовалась кольцом, пока не заснула.

Утро наступило с громким звуком рога, который разбудил меня своим мощным звучанием.
— Мы приближаемся к берегу. — прошептала Джуди и я поняла, что она давно не спит. — Этот ужасный звук словно из самого нутра этой дикой земли…
— Почему столько грусти и страха? — спросила я, потягиваясь. Кольцо блеснуло на моем пальце и я снова уставилась на него, любуясь красивым камнем. — Норвегия очень красивая страна…тем более тебе придется здесь жить в качестве жены, как ты говоришь «варвара».

— Какое красивое кольцо, госпожа… — Джуди осторожно взяла мою руку и поднесла к глазам. — Откуда оно у вас?
— Мне кажется его ночью принес Эйнар. — ответила я и подумала, что его нужно обязательно поблагодарить за такой прекрасный подарок. — Кто бы еще стал дарить мне кольца?
— Да…наверное… — согласилась Джуди. — Как это романтично…он явно влюблен в тебя.

— Сомневаюсь. — фыркнула я, но ее слова заставили затрепетать мое сердце.
Полог шатра отодвинулся и в проем заглянул Хаук.
— Приводите себя в порядок, мы подплываем.
Глаза мужчины задержались на Джуди и та зарделась, опуская голову. Вот кому действительно повезло, они явно нравились друг-другу.

В своем углу зашевелилась Таня и через несколько секунд, мы услышали ее холодный голос:
— Наконец-то… Ну теперь я не упущу своего. Мне главное сойти на землю…
— А ты бы не была такой уверенной. — осадила ее Джуди, но Таня лишь громко хмыкнула:
— Думаешь если тебя берет замуж варвар, то ты стала выше меня? Через месяц, он не будет вылезать из моей постели.

— Уймись, Таня. — мне надоели ее речи. — Неизвестно, что приготовила тебе судьба и в чьей постели окажешься ты.
— Королевская племянница смирилась с ролью рабыни? — ехидно протянула она. — А я не смирюсь.
— Делай что хочешь. — я отвернулась от нее и обратилась к Джуди: — Пошли на палубу?
— Да, мне не мешает вдохнуть свежего воздуха. — ответила девушка и мы покинули шатер, задыхаясь от присутствия Тани, изливающей свою злобу.

Драккар шел между скалами и я залюбовалась голубыми, прозрачными водами, которые он разрезал словно нож, мягкое масло… Берега с изумрудной растительностью, хвойные леса, а еще дальше — горы с заснеженными вершинами.
Громко пели птицы, а воздух казался кристально чистым, отчего каждый вздох давался мне с трудом. Привыкшие к городскому смогу легкие, просто отказывались дышать этой прозрачной чистотой. Снова раздался звук рога и я поежилась от этого долгого, тревожного звука. Земля норманнов снова встречала меня. Дикая и первозданная.

Драккар плавно причалил и меня затрусило от непонятного предчувствия: словно какая-то беда или опасность подстерегала нас на этой суровой земле. Я глубже вздохнула и сжала руку Джуди, ободряя ее.
— Я боюсь госпожа… — прошептала девушка и ее бледное лицо побелело еще больше. — Вы…
— Джуди, хватит мне «выкать», один раз ты меня уже назвала на «ты», так что продолжай в том же духе.

— Я думала вы не заметили… — она покраснела. — Просто я так привязалась…
— Ты моя подруга. — твердо сказала я. — Мы здесь абсолютно на равных правах. Для тебя я просто Либби. Понятно?
Джуди кивнула и повеселела.
— Значит будем привыкать к новой жизни?
— А нам не остается ничего другого.

На берегу уже собралась толпа, приветствующая викингов и сотни любопытных глаз, шарили по палубе драккара, надеясь увидеть что-нибудь интересное.
— Пойдем.
Я собралась с духом и повернулась к Эйнару, который неслышно подошел ко мне и остановился за моей спиной.
— Спасибо за кольцо. — мягко сказала я и улыбнулась.
— За какое кольцо? — он недоуменно посмотрел на меня. — Ты о чем, женщина?

Что за игры? Кроме него, больше некому было дарить мне подарки и я разозлилась. Он что, меня за дурочку держит?
— Вот об этом. — растопырила пальцы и ткнула ему их прямо под нос.
— Я не дарил тебе это. — он подозрительно уставился на перстень. — Или ты держишь меня за умалишенного, который не помнит, что и кому дарит?
Слишком правдоподобно выглядело его возмущение и я запаниковала: тогда откуда оно?

Видимо этот вопрос теперь мучил и викинга.
— Откуда у тебя это кольцо?
— Не знаю…- промямлила я. — Я думала это ты ночью надел мне его на палец…
— Кто-то ночью был в вашем шатре?! — глаза Эйнара гневно сузились. — Отвечай.
— Эйнар! Эйнар! Эйнар! — завопила толпа с берега и викинг чертыхнулся.
— Поговорим об этом после.

Когда мы сошли на берег, Эйнар взял меня за руку и поволок за собой,не особо заботясь о том, что я еле перебирала ногами, стараясь успеть за ним. Хаук же вполне заботливо вел Джуди сквозь толпу и я даже немного позавидовала ей.
Со всех сторон неслись крики радости. Викингов встречали похлопыванием по спинам и крепкими объятиями. Детвора визжала от возбуждения и носилась под ногами, стараясь прикоснуться к оружию или золотым браслетам Эйнара. На меня же смотрели настороженно, с легкими ухмылками и презрением, здесь явно не очень уважали англичан. Кто-то даже крикнул из толпы: Английская шлюха!

Но Эйнар не пропустил это мимо ушей и остановившись, громко сказал:
— Эта женщина станет одной из моих наложниц! Относитесь к ней с уважением!
Мне было все равно, я не знала этих людей, но вот то, что мое странное путешествие во времени наделило меня пониманием древнескандинавского языка — впечатлило несказанно. Но признаваться я в этом не собиралась. Пусть этот маленький секрет будет лишь моим.
— Что они говорят? — спросила я у Эйнара, но он даже не посмотрел на меня.
— Люди приветствуют меня.
— Понятно. — я улыбнулась — норманн щадит мои чувства.

Наконец мы выбрались из толчеи, и Эйнар повел меня через цветущий луг к высоким, деревянным постройкам, сгрудившимся возле леса.
— Куда мы идем?
— В дом моего отца.

Внутренности деревянного дома, поразили меня своими размерами и роскошным убранством. Мощные столбы поддерживали крышу и меня даже немного зазнобило от понимания того, что я все таки за много веков от своей реальности. Посреди комнаты, выдолбленный в полу, горел очаг, дым от которого тонкой струйкой поднимался вверх. Круглые светильники, освещали пространство комнаты и их свет мерцал на оружии, висевшем на стенах.

Я настолько была охвачена эмоциями и разглядыванием окружающей меня древности, что не заметила людей, находившихся в комнате.
— С прибытием мой господин.
К нам медленной, гордой поступью, шла молодая женщина в красивом, зеленом платье, перехваченном серебряным поясом. У нее были шикарные, темные волосы, длинной до колен и невероятно гладкая кожа. Яркие, изумрудные глаза, скользнули по мне с легким недоумением и презрением.

— Спасибо Сигрун, я тоже рад видеть тебя.
— Кто это с тобой? — она даже не посмотрела на меня. — Ты привез рабов из Англии? Мне как раз нужна рабыня, в этом доме нет ни одной женщины, которая может помочь мне с одеждой и прической.
— Я хочу поздороваться со своим отцом Сигрун, а потом уже обсуждать рабов. — недовольно ответил Эйнар и женщина поджала губы.
— Да, конечно, мой господин.

— Эти женщины не имеют терпения. — хриплый, тяжелый голос резанул мои уши и я посмотрела в сторону, откуда он доносился. В большом, резном кресле, сидел мужчина, которому было около шестидесяти лет, но выглядел он изможденным и слабым, не смотря на огромный рост и жесткие черты лица. — Какие новости, Эйнар?
— Мы привезли много золота отец. — улыбнулся викинг. — Очень много.
— Я всегда знал, что ты будешь сильным воином и отличным ярлом. — мужчина застонал, меняя позу. — Что за женщина с тобой?

— Это моя рабыня. У меня совсем нет женщин, а иногда хочется расслабиться.
— Что?! — Сигрун не удержала эмоций и стала похожа на шипящую кошку. — В моем доме ты будешь развлекаться с рабынями англичанками?!
— В моем доме. — спокойно ответил Эйнар и гневно добавил: — Это тебя не касается.
— Во истину, женщина! — недовольно выкрикнул старик и махнув мне рукой, перешел на английский: — Подойди сюда.
Я подошла к нему и сразу почувствовала запах гниющей плоти.

— У моего сына есть вкус. — сделал он вывод, разглядывая меня с ног до головы. — Как тебя зовут?
— Либби. — ответила я, стараясь не стушеваться под его тяжелым взглядом.
— Ты нашел эту потаскуху в английской выгребной яме? — наполненный ядом, голос Сигрун прозвучал слащаво.
— Веди себя достойно, Сигрун. — зарычал Эйнар. — Твой язык как жало змеи.
— Либби, ты наверное думаешь, что попала к ужасным варварам? — с улыбкой поинтересовался старик. — Страшишься своей доли?

— Нет, не страшусь. — спокойно ответила я. — Вот только не нужно называть меня рабыней.
— Да? И как же тебя называть? — ехидно поинтересовалась Сигрун. — Королевой?
В этот момент в комнату вошла женщина с деревянной емкостью, наполненной водой и присев рядом со стариком, принялась разматывать льняную ткань на его ноге. Запах стал еще удушливее.

Господи! Да у него гниет рана! Я присмотрелась к месиву, которое сочилось гноем и подумала, что ему бы не помешала мазь Вишневского. Старик прикрыл глаза, терпя боль и я отошла, размышляя о том, чем бы я могла помочь ему.
— Пойдем я покажу тебе твою комнату. — Эйнар потянул меня в сторону лестницы и я покорно пошла за ним, надеясь отдохнуть и помыться.
На втором этаже он завел меня в небольшую комнату и прислонился спиной к двери, сложив на груди руки.

— Сигрун — моя невеста. Ты — моя наложница. Я не хочу в своем доме раздоров. Понятно?
— Нет. — ответила я. — Я не хочу быть твоей наложницей и не хочу жить в твоем доме. Понятно?
Эйнар позеленел от злости и сверкнув глазами, прошипел:
— Ты забываешься.
— Я веду себя так, как мне положено по статусу.

Блин, а почему бы и нет? Я племянница короля? Вот и пожалуйста.
— Здесь ты никто.
— То, что ты насильно увез меня сюда, не меняет того, что я племянница короля. — я говорила равнодушно, понимая, что довожу Эйнара до белого каления.
— Молот Тора! Уймись, женщина! — заорал он и хлопнул дверью так, что мне показалось, будто покачнулся дом.

 

* * *

Сбежав по ступенькам и оказавшись внизу, Эйнар уже улыбался. Эта англичанка умела завести его и ему это нравилось. Она могла держать себя в руках, была невозмутимой и горячей в то же время. Истинный клад!
Эйнар присел напротив отца и не глядя на Сигрун, сказал:
— Прикажи слугам, пусть принесут мне пива.
Он знал, что она недовольна, но ей стоило вести себя потише, если она собирается стать его женой.

— Расскажи мне о своем плавании. — попросил отец, не открывая глаз. — Что интересного произошло в пути?
— Либби — племянница Эдуарда.
Старик открыл глаза и молча уставился на сына. Потом он зашевелился, морщась от боли и спросил:
— Короля Эдуарда?
— Да.
— Один помогает тебе сын.
— Чем же?
— А это я тебе скажу позже. Мне нужно подумать.

Эйнар оставил отца дремать в кресле и вышел на улицу. Он сощурился от яркого солнца и потянулся, расправляя позвоночник до хруста.
— Ты собираешься держать меня взаперти?
Эйнар даже поперхнулся пивом, которое отпил из большого, серебряного кубка и задрал голову.
Либби открыла маленькое окошко и высунулась оттуда почти по пояс.
— Ты о чем?

— Я хочу прогуляться и осмотреть окрестности. — девушка заплела волосы в косу и она весело покачивалась на ласковом ветерке.
— Ладно, выходи. — викинг вздохнул, но оказаться наедине с Либби где-нибудь в лесу или на цветущей поляне, заставило его сердце забиться быстрее.

Она что-то радостно пискнула и скрылась в комнате, чтобы через несколько минут оказаться в проеме распахнутых дверей.
— Куда ты хочешь пойти? — Эйнар осмотрел ее изучающим взглядом и решил, что сегодня обязательно пришлет ей кучу платьев и остальной одежды.
— Мне все равно. Я хочу пройтись. — глаза девушки с интересом разглядывали окрестности. — А где Джуди?
— Она отправилась в дом к Хауку. Ей очень повезло. — викинг наблюдал за реакцией девушки. — У нее будет достойная жизнь.

— Еще неизвестно, кому повезло больше. — хмыкнула Либби и направилась в сторону леса.
Эйнар пошел следом, желая стукнуть эту противную девицу.
— Как это понимать?
— Джуди добрая, милая и нежная девушка. Лучше чем она, такому варвару как Хаук не сыскать. — довольно высказалась Либби и добавила: — Он же здоровый как тролль.
— Что??? — Эйнар сжал кулаки, потому что руки ужасно чесались. — Значит я тоже напоминаю тебе тролля???

— Даже больше чем Хаук. — ответила девушка и принялась собирать цветы, не обращая внимания на взбесившегося викинга. — Вообще не понимаю, как некоторым женщинам нравятся такие неотесанные, размерами с гору, мужчины…
Такого он больше вынести не мог… Эйнар схватил Либби за талию и повернув к себе, закрыл ей рот поцелуем, заставляя замолчать эти нежные губы, которые изливали такой яд.

Вдоволь насытившись ее сладостью, Эйнар отпустил девушку и с улыбкой посмотрел на ее затуманенный взгляд.
— Ты…ты… — прошептала она, все еще блуждая в своих ощущениях. — Ты дикарь…
— А ты — моя. Моя вкусная, вредная, притягательная и необыкновенно желанная. — Эйнару так нравились эти едва заметные веснушки на ее щеках, умные глаза и чувственные губы, что он еще раз пожалел, что женится на Сигрун. — Ты слышишь? Ты — моя навсегда. Я не отдам тебя никому.
— Ты — бабник. — он заметил как порозовели щеки Либби от этих слов, но она сбросила с себя его руки и пошла дальше.

Настроение Эйнара стремительно поднималось, он не хотел спешить: ему нравилась эта игра, но и тянуть он не собирался, желание обладать Либби, становилось все настойчивее.
— Могу ли я тебя попросить? — вдруг спросила она, посмотрев на викинга через плечо.
— Чего ты хочешь? Наряды? Украшения?
— О, нет! — засмеялась она и Эйнар тоже улыбнулся. — Мне нужно касторовое масло и деготь.

— Зачем??? — викинг изумленно уставился на нее,. — Довольно необычная просьба.
— Ты сможешь мне дать эти вещи? — она смотрела на него серьезно, с ожиданием.
Эйнар был готов отдать ей все, что она захочет.
— Вечером ты получишь все, что попросила.
— Спасибо тебе. — Либби кивнула с благодарностью. — Я просто хочу помочь,
Один всемогущий! Она может помочь ему если ляжет с ним сейчас же в эту густую траву!
— Помочь кому?
Либби поправила волосы и Эйнар вдруг снова увидел кольцо. Все мысли моментально покинули его голову.
— Женщина! Ты мне скажешь наконец откуда у тебя это кольцо?!

 

* * *

Локи с раздражением наблюдал как проклятый Сигбьёрн обхаживает его смертную. Время играло не в его пользу и если он не найдет место, куда спрячет от Одина женщину, она влюбится в этого великана со стальными мышцами и для Локи будет все потеряно.
Нужно являться в ее снах, соблазнять ее и очаровывать, чтобы она и думать не хотела о Норвежском Медведе! Пока девушка носит кольцо, ее сны будут настолько реальны, что она перепутает их с явью, а Локи уж постарается, чтобы в них она испытала всю сладость его ласк…

 

* * *

— Я не знаю! — завопила я, немного пугаясь его взбешенного взгляда. — Кто-то пробрался в шатер когда я спала и надел мне его на палец! Я думала это ты!
— Странно… — недоверчиво нахмурился викинг, но пыл поубавил, разглядывая кольцо. — Какой необычный камень… Спрошу своих людей, может кто-то видел ночью нечто подозрительное.
Неожиданно налетел прохладный ветер, клоня к земле высокую траву и стебли цветов. В небе громыхнуло и небо между верхушками деревьев потемнело.
— Надвигается гроза, пора возвращаться. — Эйнар приобнял меня за талию и повел назад, словно утверждая этим жестом свою власть надо мной.

Глаза его невесты превратились в щелки, когда мы вошли в дом. Она сжала кулаки, но ничего не сказала, видимо понимая, что ее положение пока еще шаткое и возможность все испортить была очень вероятна.
Викинг провел меня до дверей моей комнаты и прижал к себе, опаляя горячим дыханием.

— Я дождусь когда ты будешь пылать от страсти ко мне и сама попросишься в мою постель.
— Тебе придется долго ждать. — ответила я и насмешливо посмотрела ему в глаза. Но уверенной я в своих словах не была. Эйнар был настолько мужественным и по мужски притягательным, что мог пробить мою оборону в самое ближайшее время.
— Не думаю. — он наклонился ко мне и я даже опомниться не успела как его язык оказался у меня во рту, вытворяя там такое, отчего внизу живота разгорелся пожар.
Мне хотелось, чтобы этот поцелуй длился вечно, хотелось наслаждаться его губами и ощущать мощь его тела, но все это было неправильно и я с сожалением оторвалась от губ викинга.
— Скоро станешь моей. — шепнул он мне на ухо и легко сбежал вниз по лестнице.

Я юркнула в комнату и прижалась спиной к двери, улыбаясь как дура. Поводов для радости было мало: я находилась в чужом времени, меня держали здесь в качестве рабыни, а мужчина, которой был безумно хорош, собирался женится… Но улыбка все равно не сползала с моего лица. Я вздохнула и услышала как заурчало в желудке. Интересно, когда меня покормят?

Я уселась на большую кровать, застеленную мехами и вспомнила о бедном, гниющем отце Эйнара. После нашего с ним знакомства, я вспомнила о мази Вишневского, в состав которой входил деготь и касторовое масло. А что если попробовать применить их в лечении раны бедного мужчины?

Раздумывая о болеющем старике, я вздрогнула когда оглушающий раскат грома прозвучал прямо над домом. Мой взгляд скользнул по отполированному кувшину, стоявшему возле кровати и мне показалось, что я вижу в нем отражение мужчины с хищными, пронзительными глазами. Резко обернувшись, я конечно никого не увидела и тряхнув головой, забралась на кровать с ногами, устраиваясь поудобнее.
На улице зашумел дождь и я не заметила как заснула, убаюканная его тихим шуршанием.

Я стояла посреди все той же цветочной поляны, а передо мной красиво развевались полупрозрачные, белые куски материи, за которыми кто-то находился. Мне было и страшно, и любопытно, словно что-то тянуло заглянуть за эти парящие занавеси…
Это был он. Локи.
— Подойди ближе, дитя… — тихим свистом пролилось мне в уши и я как очарованная пошла к нему, чувствуя как мои ноги делаются ватными и тяжелыми.

Он полулежал на кровати, его узкие бедра были прикрыты легкой материей, расшитой серебристыми цветами, а обнаженная грудь слегка золотилась короткими волосками.
— Присядь рядом. — он похлопал ладонью по поверхности кровати. — Позволь мне зажечь звезды в твоей душе…
Я присела рядом с ним, не в силах противиться странным чарам, парализовавшим меня и ощутила на своей шее легкие, ласкающие прикосновения.
— Нежная, сладкая девочка…Волшебный цветок…

Оглушающий раскат грома выдернул меня из сна и я резко села в кровати, дрожа от непонятного чувства, охватившего мою душу. Наваждение, похожее на крепкое вино все еще блуждало внутри меня, вспыхивая в крови горячими искрами.

Я с удивлением, даже с испугом, заметила, что кольцо на моем пальце слегка светится, будто кто-то внутри камня зажег маленькую свечу.
— Что за ерунда? — прошептала я, поднося руку с кольцом ближе к глазам, но камень был тусклым и обычным, словно и не было этого странного свечения. Мне захотелось поговорить с Джуди, но вряд ли я нашла бы ее в незнакомом месте, так что придется подождать.

Дождь все еще шелестел за окном, но гроза уходила, ворча в сером небе, словно недовольная старуха.
Скрипнула дверь и в комнату вошел Эйнар, держа в руке полотняный мешок.
— Что-то случилось? — его умные, проницательные глаза, сразу поймали изменение в моем настроении.
— Нет… — я не хотела говорить ему о своих снах с Локи. — Я заснула и меня напугал раскат грома.
— Если бы я лежал рядом, тебе было бы спокойнее. — улыбнулся он, дразня меня своими словами.

— Сомневаюсь. — буркнула я, поправляя платье. — Я хочу помыться и поесть.
— Баня уже готова, помоешься, а потом поешь. — ответил он, не переставая улыбаться. — Я принес тебе то, что ты просила. Деготь и касторовое масло.
Эйнар извлек из мешка деревянную шкатулку и глиняный пузырек. Я сразу почувствовала резкий дегтярный запах и тоже заулыбалась ему в ответ:
— Спасибо. Ты сделал мне приятно.
— Поверь, — прошептал Эйнар, наклоняясь ко мне и сверля сверкающим взглядом. — Я могу сделать намного приятнее. Позже ты будешь жалеть, что потеряла столько времени.

Он выпрямился, видимо наслаждаясь моей реакцией и добавил:
— Пойдем, я проведу тебя в баню.
— Удивительно… — изумилась я, вставая с кровати. — У вас и бани есть…
— Ну мы же не грязные англичане, которые погрязли в своих отходах. — хмыкнул он. — Удивительно, что ты проявляешь такое настойчивое желание помыться.
— А я не такая как все. — мне захотелось показать ему язык. — Во мне много чего интересного.
— Я знаю. Поэтому взял тебя себе.
Я подкатила глаза: Что за мода себя так вести???

Баней оказалось крепкое строение, стоявшее чуть поодаль от поселения и в ней было довольно жарко. Дождь не сбавлял своей силы и Эйнар накинул на меня свой плащ, чтобы я не промокла, когда мы шли по скользкой траве.
— Спасибо, что провел. — я повернулась к нему возле дверей бани и сразу же почувствовала какой-то подвох. — Ты же не собираешься идти со мной?
— Собираюсь. — совершенно спокойно ответил Эйнар и протянув руку, открыл дверь строения. — Ну проходи женщина! Или ты собираешься стоять под этим дождем вечно???

— А зачем ты идешь за мной? — задала я тупой вопрос и покраснела — эта особенность моего организма, существенно портила мне жизнь в последнее время.
— Потому что я тоже хочу вымыться! — Эйнар впихнул меня в полутемное помещение и я услышала щелчок. Дверь закрылась.
— Ты не мог вымыться после меня или раньше??? — вскипела я и попыталась было выйти, но викинг удержал меня одной рукой.
— О боги! Да угомонись ты, женщина!

Я насупилась и уселась на широкую лавку, застеленную шкурами.
Помещение бани было просторным. В паре метров от меня, пылал открытый очаг. Над ним размещались котлы с водой. Просто огромная, деревянная бадья удивила меня больше всего, ее размеры были невероятны — в ней с легкостью поместились бы как минимум человек десять.
— Вот чистые вещи. — Эйнар показал на аккуратно разложенную на скамье одежду. — Остальные наряды тебе принесут прямо в комнату.

Викинг разделся, не обращая внимания на мое смущение и принялся мыться, поливая себя горячей водой и намыливаясь каким-то густым, легко пахнущим веществом, похожим на жидкое мыло. После этого, он забрался в бадью и вытянулся во весь рост, покачиваясь на воде, над которой поднимался пар.
— Ты долго будешь там сидеть? — промурлыкал он. — Запомни, я не пущу в дом замарашку.
— Я не замарашка! — он бесил меня со страшной силой. — Ты не понимаешь, что мне неловко мыться с посторонним мужчиной?!

— Или ты сейчас разденешься, или я выберусь из воды и помою тебя сам. — Эйнар приподнялся, поднимая волны своим большим телом и как только я увидела темную дорожку, бегущую к поросли волос ниже пупка, запищала:
— Ради Бога, сиди на месте! Я сама!

Викинг опустился обратно и прикрыл глаза, что позволило мне быстро раздеться и юркнуть за большой котел. Сердце отстукивало чечетку, а мозг вполне прозаично ехидничал: Чего бояться? Чай не девочка маленькая… Тем более ситуация не предусматривает другого выхода. Возврат в свое время — по крайней мере сейчас невозможен. Сбежать? Куда? Это значило попасть в другие руки и неизвестно чем это обернется…

Скрывшись от глаз викинга, я принялась быстро поливать себя водой, намыливаясь одной рукой. Такое купание не приносило должного удовольствия, но лучше уж так, чем вообще никак.
— Помылась? — услышала я голос Эйнара и потянулась к куску чистой, льняной ткани. — Не спеши, иди сюда.
— Зачем? — нервно сглотнула я.
— Либби, иди сюда. — в его голосе слышались насмешливые нотки. — Я не трону тебя, пока ты сама этого не захочешь. Я обещал.

Мне ничего не оставалось делать, как забраться в бадью, благодаря полумрак бани, который скрывал мое пылающее лицо.
Викинг с жадностью смотрел на меня, словно я была единственной женщиной, которую он желал. Да. Мне это нравилось… Его сила, мощь и грубая мужская красота приводила меня в трепет, но еще я боялась. Боялась того же, что так привлекало меня.
Эйнар подался вперед и легко притянув меня к себе, усадил между своих длинных ног и слегка сжал, будто опасаясь того, что я выпрыгну из воды и брошусь наутек.

— Ты боишься меня. — утвердительно сказал он, обдавая теплым дыханием мою шею. И я в очередной раз убедилась в его проницательности. — Почему? У тебя ведь был муж.
— Это другое. — просипела я, севшим голосом. Его горячее тело прижималось ко мне так плотно, что я ощущала каждый бугорок мышц. — Я испытывала к нему чувства.
Конечно это было сказано не о Романе, а о муже племянницы короля, которой я представлялась, и судя по рассказу Джуди, о том, что лорд Винсток был похож на ангела — настоящая леди Либби наверное очень любила его.
— Ты любила его? — я почувствовала как напрягся норманн. — Расскажи мне о нем.

Я прикусила губу и решила позлить этого наглого типа, который так бесстыдно прижимался ко мне.
— Он был очень красивым и стройным. — томно вздохнула я.

— Это все, чем отличался твой муж? — язвительно поинтересовался Эйнар и я недовольно зашевелилась.
— Нет. Он был еще очень сильным, храбрым и романтичным! Лорд Винсток дарил мне цветы…каждый день. Ну и…драгоценности, наряды…
— Дарил цветы??? — недоверчиво протянул Эйнар. — Зачем? Их полно вокруг.
— Тебе этого не понять. — буркнула я. — Я просыпалась утром, а на подушке уже лежал букетик цветов. Это было так романтично… Мы гуляли с ним по красивым местам, вместе читали любовные истории и пили вино…

Я с упоением рассказывала Эйнару свои мечты, совершенно не зная каким был этот лорд Винсток, но вместо того, чтобы разозлить его — рассмешила.
— Молот Тора! — воскликнул викинг и вода в бадье пошла рябью. — Когда же он занимался мужскими делами??? Если он с утра бегал по полям, собирая цветочки, потом водил тебя по красивым местам, после чего читал с тобой женские сопли?
— Ты все перевернул! — я раздраженно вырвалась из его рук и отплыла к противоположному краю бадьи. — Он всегда занимался мужскими делами!
— И когда только время находил… — насмешливо пожал плечами викинг. — А в постели он пел тебе любовные песни и читал стихи?

— Нет! — рявкнула я. — Он был…был…настоящий жеребец в постели!
— Не мужчина, а кладезь талантов! — грудь Эйнара уже ходила ходуном. — Вот только как такой храбрец и силач, умудрился умереть, свалившись с лошади?
Я таращила на него глаза, проклиная себя за то, что толком не узнала побольше о лорде Винстоке.
— Ты невыносим! — я плеснула в Эйнара водой и тут же оказалась прижатой к теплой стенке бадьи.
— Да, — согласился он. — У меня ужасный характер.

Его глаза, опушенные мокрыми ресницами, были так близко от моих глаз, что я тонула в них как в прозрачном озере. Когда он меня поцеловал, я даже не думала отталкивать его, поддавшись этим чарам и сжала его крепкие, покрытые шрамами плечи.
— Моя принцесса, — прошептал он, целуя мою шею и чувствительное место за ухом. — Мой алмаз…
Викинг резко приподнял меня и я обхватила ногами его бедра, понимая, что дальше противиться нет смысла…
— Ты будешь моею всегда… — прорычал он и прижался ко мне с такой силой, что показалось, будто мы с ним одно целое…

 

* * *

Гюльдвейг наблюдала за парой, вышедшей из бани и улыбалась: значит не зря боги отправили девушку сюда, в объятия Эйнара Сигбьёрна. Викинг не скрывал своих чувств к девушке, подхватывая ее на руки и рыча ей что-то на ухо на норманнском, а она прижималась к нему, опутывая его шею тонкими руками. Значит так должно быть — это воля богов…
— Не такая была моя воля. — Гюльдвейг вздрогнула от неожиданности и внезапного страха. Ведьма повернулась и тихо вскрикнула, столкнувшись с переполненными яростью глазами.

— Локи!
— Да, Локи! — проревел бог, хватая ведьму за плечи и прижимая к дереву, больно царапая ее спину о твердую кору. — Я не вижу радости в том, на что с таким восхищением смотришь ты!
— В чем моя вина? — Гюльдвейг взяла себя в руки, пряча свой страх глубоко внутри. — Я не отсылала ее сюда!
Локи смотрел на нее почти с ненавистью, но эта злость предназначалась не ей и наконец его взгляд стал более осмысленным.

— Я не могу грубо вмешиваться в их жизнь. — выдавил он, отпуская бледную Гюльдвейг. — Иначе Один узнает об этом. Ты, сделаешь это за меня.
— Но как?! — ведьма не хотела причинять боль, а Локи явно задумал нечто нехорошее. — Оставь меня, Локи! Я прошу тебя!
— Ты наведешь колдовство на Норвежского медведя. — Локи не слышал ее и Гюльдвейг обреченно замолчала. — Заставишь его возненавидеть девушку. Пусть он влюбится в свою невесту.
— Но… — слабо запротестовала ведьма, но Локи схватил ее за застежку плаща и сильно сжал, сдавливая горло.
— Ты это сделаешь, или я придумаю для тебя такие муки, что ты жизнь покажется тебе ужасом!
Гюльдвейг в страхе зажмурилась, а когда открыла глаза, Локи уже исчез.

 

* * *

За парой наблюдала не только Гюльдвейг. Спрятавшись за углом конюшни, Сигрун с ненавистью смотрела на Либби и Эйнара, увлеченных друг-другом. Внутри нее кипела злость и ненависть к этой англичанке, ничтожной рабыне!
Да, у мужчин это было нормально — иметь рабыню, даже несколько, но в этой выскочке Сигрун чувствовала угрозу. Вместо того, чтобы после плавания уделить внимание ей, своей невесте, Эйнар таскается с англичанкой то по лесу, то в баню! По их счастливым лицам, было не трудно догадаться, чем они там занимались!
— Госпожа! Госпожа!

Сигрун испуганно повернулась: не хватало, чтобы ее застукали здесь, подглядывающую за этой потаскухой!
Перед ней стояла незнакомка с красивой фигурой и чудными волосами. Еще одна англичанка, которую притащили викинги!
— Чего тебе? — недовольно и надменно поинтересовалась Сигрун. Неужели Эйнару мало одной рабыни?
— Я — Таня. Господин привез меня, чтобы подарить твоему брату. — девушка застенчиво опустила глаза, но Сигрун не обманула эта уловка. Девица была еще та…

— И что ты хочешь от меня? — недовольно буркнула она, желая побыстрей избавиться от ее общества.
— Я хочу помочь тебе избавиться от рабыни твоего жениха! — теперь глаза Тани загорелись другим светом.
— Зачем тебе это? Ты должна наоборот защищать такую же как ты в племени варваров. — с насмешкой протянула Сигрун. — У моего мужа может быть сколько угодно рабынь, это не изменит его отношения ко мне. Вскорости он пресытится ею.

— Все может измениться! — хитро прошептала Таня, ближе предвигаясь к ней. — Она не так проста!
— О чем ты, рабыня? — Сигрун вдруг почувствовала странный трепет, предчувствуя беду. — Что непростого в этой шлюхе???
— Она племянница нашего короля! Короля Эдуарда! — с превосходством произнесла Таня, оглядываясь по сторонам.

Сигрун замерла, желая немедленно уничтожить эту проклятую рабыню. Дурой она не была и прекрасно понимала, что она проиграет, если старый ярл решит провернуть политическую интригу и женить сына на родственнице английского короля. Этого не должно было случиться! Никогда!
— Чего ты хочешь? — голос Сигрун превратился в лед.
— Я сама уберу ее с твоего пути, госпожа, чтобы на тебя не упала даже тень подозрения… — зашептала Таня. — А ты пообещаешь, что добьешься того, чтобы твой брат женился на мне, а не держал в рабынях. Вот и все.

— Какая же ты хитрая, англичанка. — с презрением ответила Сигрун, понимая, что нужно действовать как можно быстрее. — Хорошо. Я помогу тебе.
Она быстрым шагом прошла мимо довольно улыбающейся Тани и скрылась за конюшней, подобрав подол платья, чтобы случайно не зацепить им Таню.
— Посмотрим, что ты запоешь потом, дикарка… — язвительно прошептала девушка, провожая Сигрун прищуренным взглядом. — Думаешь мне нужен твой брат, идиотка? Я займу место рядом с Норвежский медведем.

 

* * *

— Сегодня я не оставлю тебя ни на минуту. — Эйнар опустил Либби на кровать и прикоснулся губами к ее лбу. — Сейчас я принесу много вина и чего — нибудь поесть. Сегодня я хочу быть пьяным.
— Я уже пьяна от тебя. — ласково ответила Либби и викинг вдруг понял, что за неделю, которая так молниеносно пронеслась с того момента, как он увидел ее в сарае, обнаженную и прекрасную, мир изменился настолько, что хотелось кричать от счастья.

— Ты мне не надоешь никогда, малышка. Даже когда будешь старой и сморщенной старухой.
— Да-а…умеешь ты девушке сделать приятно… — рассмеялась Либби и Эйнар тоже улыбнулся. Она была совершенна — в ней текла настоящая королевская кровь.

Он покинул девушку, переполняясь всеми возможными чувствами: нежностью, страстью, желанием защищать и оберегать. Для него она была тем, что заставляло больших мужчин, становиться волками, которые охраняют котят. Эйнар улыбнулся такому сравнению, но как только за его спиной прозвучал голос Сигрун, улыбка моментально сошла с его лица.

— Мой господин, твой отец жалуется на рану.
— Спасибо Сигрун, я сейчас зайду к нему.
— Может ты и меня почтишь своим присутствием? — это было сказано сладко, с манящими нотками, от которых викинга передернуло. Он вдруг понял, что эта женщина будет всегда вызывать в нем отвращение.
— Мы поговорим позже.

— Милый, — женщина прильнула к нему всем телом и положила на грудь красиво завитую голову. — Я готова отдать тебе все, что мне так дорого до нашей женитьбы.
— Давай не будем торопиться, — Эйнар осторожно отодвинул ее от себя. — Пусть все идет своим чередом.
Он прошел мимо раздосадованной Сигрун и с облегчением вздохнул, когда ее силуэт остался позади, в темном коридоре.
— Принеси в комнату Либби вина и еды. — приказал он молодому рабу, чистящему очаг. — И не тяни.

Отец возлежал на своем ложе, его глаза были закрыты.
— Отец. Это я, Эйнар.
— Рана разболелась еще сильнее. Наверное сырость виновата. — ярл открыл глаза и поманил сына пальцем. — Подойди ближе.
Эйнар выполнил просьбу отца и подошел к кровати.
— Где девушка, которую ты привез из Англии?
— Она в своей комнате.

— Мы должны быть очень дальновидными. — отец задумчиво потер переносицу. — Такой шанс выпадает раз в жизни… Сигрун и земли ее отца это конечно хорошо, но породниться с королем Эдурдом — было бы самым блестящим решением для нас и всей Норвегии.
— О чем ты говоришь, отец? -: в этот момент Эйнар слышал стук своего сердца.
— Тебе стоит жениться на Либби. Родственники Сигрун поймут. Тем более ее руки добивался их северный сосед. Пусть отдадут девушку ему. — старик застонал. — Проклятая рана! Она сведет меня с ума!

— Ты как всегда доказываешь мне, что твой ум все еще остр и проницателен, отец. — Эйнар ликовал — такая удача могла случиться только раз в жизни. — Но не пойдет ли отец Сигрун войной на наш клан?
— Они слишком слабы. Их мужчины хоть и прекрасные воины, но ослаблены пивом и женщинами. — ярл посмотрел на свои кольца. — Жаль, что я не увижу ваших детей — продолжателей великой династии, а возможно и правителей Англии и Норвегии.
— Для меня великая честь, поступить так, как велит долг. — Эйнар наклонил голову, находясь вне себя от восторга. Либби будет его женой. Женой.

 

* * *

— Почему так долго? — теперь я не понимала, почему сразу не отдалась этим прекрасным чувствам. Эйнар стоял в дверях, такой большой и такой красивый.
— Ты успела соскучиться? — улыбнулся мой викинг и все мои нервы оголились до предела.
— И не мечтай. — я томно потянулась, раскинувшись на кровати и надеясь, что в этом времени, мои заигрывания будут выглядеть вполне органично. — Не вижу зачем скучать.
— Ах ты маленькая ведьма! — викинг придавил меня своим телом к жесткому матрасу. — Играешь со мной?

— Давай поедим, мой желудок прилип к спине. — я выбралась из под него, ощущая как горит низ живота. — Хочу во-он того мяса…
— Я вскорости сам стану твоим рабом. — Эйнар разорвал руками кусок мяса и поднес кусочек к моему рту. — Ешь, мой алмаз.
— М-м… Это вкусно…
— Будь моей женой.

Я закашлялась, с трудом удерживая в себе кусочки мяса.
— Что???
— Будь моей женой, Либби. — Эйнар встал на колени и уткнулся головой в мои колени. — Я мечтаю об этом.
Я погладила его огромные плечи, бритый затылок и кивнула, будто он мог видеть это.
— Буду. Эйнар… буду!

 

* * *

Сигрун побледнела, ее руки сжали гладкую ткань платья. Все, о чем она мечтала, рушилось как песочный замок.
Ей нужно было что-то предпринять и немедленно.
— Таня… — прошептала она и приподняв подол, кинулась прочь от комнаты англичанки.

— Чем можем служить, госпожа? — рабыни встали при виде Сигрун.
— Где новенькая, Таня? — Сигрун вся пылала от ненависти. — Где?!
— Я здесь, госпожа. — Таня вышла из ряда девушек. — Вы что-то хотели?
— Пойдешь со мной.
Сигрун вышла, не обратив внимания на то, что в углу притаилась Джуди. Ее мысли были далеко, а желание стать женой ярла, все ярче.

— Немедленно расправься с нею! — прошипела Сигрун, еле сдерживая ярость и желание потрепать за волосы ни в чем не провинившуюся перед ней Таню. — Я больше не желаю ждать!
— Хорошо, хорошо госпожа, — рабыня испуганно посмотрела по сторонам. — Вы можете выдать себя!
— Когда ты избавишь меня от нее? — голос Сигрун звучал вск так же жестоко, но она перешла на шепот. — Я не могу потерять даже дня!
— Ночью я попробую убить ее.
— Если это свершится, станешь женой моего брата. — Сигрун развернулась и быстро покинула место рабов.
— Конечно свершится, — насмешливо протянула Таня, глядя ей вслед. — И я стану женой ярла.

 

* * *

— Хаук! Хаук! — Джуди ворвалась в дом своего будущего мужа и испуганно остановилась, смущаясь его тяжелого взгляда.
— Почему ты кричишь, женщина? — он отошел от очага и приблизился к ней. — Я разрешил тебе проведать рабов, раз ты так печешься о них, но твое время вышло, ты должна уже греть мою постель.
— Послушай… — Джуди пылала от стыда, не принимая откровенных слов своего мужчины. — Сигрун приходила к Тане, они шептались, спрятавшись под навесом и я думаю, что они хотят причинить зло госпоже Либби!

— Не выдумывай, малышка! — Хаук покачал головой, показывая явное недоверие ее словам. — Ни один человек, тем более женщина, не рискнет причинить зло Эйнару. Нужно быть самоубийцей.
— Хаук! — Джуди, расстроенно шагнула к нему, забыв о своем смущении. — Я чувствую, что…
— А я чувствую, что ты должна поцеловать меня. — викинг сгреб девушку в свои медвежьи объятия и Джуди лишь растерянно пискнула:
— Хаук, прекрати!

 

* * *

Гюльдвейг сидела на поляне и смотрела на новую луну, равнодушно светящуюся в серых облаках. Ее мысли были очень далеко, там куда не проникают даже всеведущие мотыльки Фрейи. Она не могла поступить так, как требовал Локи, не могла разрушить чувство, над которым не властны даже боги.
— Что же мне делать? Что делать? — взывала она к равнодушной луне, но она была молчалива.
Гюлдвейг застыла камнем, потом резко вскочила и рассыпала руны по влажной траве, освещенной лунным светом.
— Что??? — ведьма провела рукой по рунам, словно не веря своим глазам и уставившись невидящим взглядом в небо, позвала:
— Локи! Локи!

В небе громыхнуло и луна скрылась за темной тучей, которая своим неожиданным напором разогнала легкие, серые облачка.
— Ты уже опоила всех своим зельем, ведьма? — вкрадчивый голос бога прозвучал над самым ее ухом и Гюлдвейг нервно сглотнула, поворачиваясь к богу.
— Нет. У меня не было времени,
— Тогда зачем ты позвала меня? — Локи стоял в сумраке и лишь его глаза блестели как два огонька свечи.
— Девушку убьют сегодня ночью. — ведьма указала на руны и Локи резко нагнулся, чтобы посмотреть. — Это реальность, которая не изменится.

— Не-ет…не-ет… — шипение Локи испугало Гюльдвейг больше, чем его взгляд. — Этому не бывать… Кто?!
— Это кто-то из женщин Эйнара. — прошептала ведьма. — Я не могу сказать точно, во мне нет такой силы. Это случится после полуночи…
— Не случится.
Локи растворился в воздухе и голубоватая молния вонзилась в то место, где он стоял, опалив подол плаща ведьмы. Капли холодного дождя упали на ее лицо, смешиваясь со слезами и ведьма лихорадочно стерла их, растворяясь в темном лесу.

 

* * *

Эйнар ушел, оставив меня измученную своими ласками и выпитую до дна. Я находилась в сладкой неге и лишь слегка пошевелилась, когда за окном блеснула молния. Опять гроза…
— Ох…ох…
Я привстала, прислушиваясь к этим странным звукам и поняла, что это стонет человек. Отец Эйнара! Я поняла это буквально сразу и вскочила с кровати, отрезвленная чужой болью.
Я быстро оделась и схватив баночки с дегтем и касторовым маслом, выскользнула из комнаты.

— Кто здесь? — мужчина сразу почувствовал мое присутствие и со стоном подтянул больную ногу, поднимаясь к подушкам.
— Это я… — мне было неловко. — Либби…английская рабыня.
— Эйнар предложил тебе выйти за него замуж? — достаточно бодро поинтересовался мужчина и мне пришлось сказать правду:
— Да.
— Ты согласилась?
— Да.

— Ты не рабыня теперь, ты — моя дочь. — мужчина поманил меня рукой. — Подойди дитя. Что привело тебя ко мне?
— Позвольте мне предложить вам лекарство. — я подошла к кровати, удивляясь какой все таки он большой. Даже болезнь не уменьшила его мужской силы.
— Ты умеешь врачевать? — его острый взгляд был полон интереса и любопытства.
— Я не буду обещать, что это поможет, но…
— Давай дочка попробуй. — отец Эйнара улыбался и я принялась смешивать все то, что принесла.

Обработав рану, я выслушала много приятных вещей в свою сторону и теперь шла, совершенно довольная по узкому коридорчику, надеясь, что Эйнар уже в нашей комнате. Мне хотелось совершенно глупых вещей: погладить его бритую голову, потереться щекой о его бороду и почувствовать его дыхание, когда он смеется..
Мою шею обхватили чьи-то цепкие пальцы и потянули в сторону, сжимая горло до боли. Я забилась в этих чужих, злобных руках, понимая наконец, что это женщина. В темноте блеснуло широкое лезвие ножа и словно привидение, из мрака появилось лицо Тани.

— Пора сдохнуть, королевская племянница!
Я билась со все своей силы, и схватившись за лезвие, закричала от боли. Таня пыхтела и кряхтела, а лезвие все больше врезалось в мою ладонь…
— Ты пролила слишком много крови моей женщины.
Сначала голос, взявшийся ниоткуда, а потом голова Тани отрывающаяся от тела, с болтающимися позвонками заставили меня замереть в ужасе, а потом потерять сознание…

Сначала на меня нахлынул страх, а только потом реальность, вклиниваясь в мой мозг мелкими иголками. На до мной бушевал грозовой фронт и тяжелые свинцовые тучи выглядели устрашающе, нависая над куполом из деревьев. Но ни одна капля не попадала на меня, растекаясь по этому невидимому куполу и мне казалось, что я лежу под огромным, прозрачным зонтом. Я приподнялась на локтях и обнаружила, что подо мной мягкий мох, из которого пробивались мелкие, голубоватые цветы. Одуряюще пахло хвоей, мокрой листвой и другими лесными ароматами, звонко пела какая-то птица, но это благодушное спокойствие было обманчивым. Липкий страх не отпускал меня, пробираясь от выглядывающих из под платья щиколоток, до лопаток.

— Наконец ты проснулась.
Но мне так не казалось, все окружавшее меня и мужчина, стоявший рядом, было похоже на картинки из моих сновидений.
— Почему ты молчишь? Я спас тебе жизнь… и жажду благодарности.
Я боялась поднять глаза, чтобы не встречаться с его взглядом, от которого кровь стыла в жилах. Это был не человек, я отчетливо поняла это. Локи.

— Благодарю. — прошептала я, и перед моими глазами промелькнуло перекошенное ненавистью, а потом и ужасом, лицо Тани.
— Ты очень холодна… — Локи опустился рядом со мной и склонил свою голову к моему плечу, прикасаясь губами к ключице. — Мне кажется женщина, которую спас герой, должна быть более страстной в своей благодарности…
— Я никому, ничего не должна. — мне пришлось встать, чтобы не чувствовать его дыхания на своей коже.

Локи нахмурился, его глаза пылали злобой и охраняющий нас от дождя купол, едва заметно задрожал.
— Ты не хочешь подарить мне свою любовь?
— Нет! — воскликнула я, поражаясь его уверенности в том, что я должна была хотеть с ним вообще хоть что-нибудь.
— Нет?! — заревел он и прозрачный купол стал лопаться, пропуская струи дождя. — Нет?! Ну чтож, посмотрим, что ты скажешь мне через несколько дней, без еды и воды!
Он исчез, а я осталась в странном, незнакомом месте, дрожащая от страха и совершенно не понимающая, что предпринять.

 

* * *

— Вот значит какая дрянь твоя англичанка… — надменно, с превосходством произнесла Сигрун, наблюдая как тело Тани выносят из дома. — Убила свою подругу и сбежала!
— Замолчи. Таня никогда не была ей подругой. — Эйнар был темнее тучи, которая заволокла небосвод. — Женщине оторвали голову. Неужели ты думаешь, что Либби смогла бы это сделать?!
— Нет, не думаю… — Сигрун праздновала победу и ей было совершенно наплевать, что произошло, главное англичанки больше не было. — Скорее всего это сделал ее сообщник, с которым она и ушла!

— Не зли меня, Сигрун! — зарычал Эйнар. — Иди плюйся своим ядом в другое место!
— Хорошо, я уйду! — прошипела она, раскрасневшись от гнева. — Только когда ты поймешь, что англичанка обвела тебя вокруг пальца, позовешь меня! Так и будет!
— Уходи! — заревел викинг и его пальцы сжались в кулак. — Убирайся!

Эйнар ударил со всей силы в стену, разбивая руку в кровь, но в этот момент это беспокоило его меньше всего. Либби пропала! Пропала! Что произошло в этом коридоре, когда она вышла из комнаты отца — было неизвестно. Его сердце разрывалось от боли, но он не хотел верить в то, что Либби бросила его, что обманывала, глядя в глаза с такой нежностью…

Эйнар задумался: оторвать голову человеку, было не то, что невозможно для девушки, это было вообще невозможно для кого либо. Какой силой нужно было обладать, чтобы выдернуть ее вместе с позвонками? Жива ли Либби? Хотя, если бы ее хотели убить, сделали бы это сразу…
— Эйнар!
Викинг поднял наполненные болью глаза на Хаука, за спиной которого стояла Джуди.
— Я не хочу сейчас ничего обсуждать.

— Джуди видела как Сигрун шепталась с Таней, на кануне ее смерти. Они прятались в темноте, возле сараев. — сказал Хаук и ласково сжал ладошку Джуди, которую та аккуратно просунула в его большую ладонь. — Не хочу кого-то обвинять, но мне кажется Сигрун причастна к исчезновению Либби.
— Что??? — Эйнар уставился на Джуди и девушка закивала головой:
— Да, я это видела.
Молодые люди еле успели отскочить в сторону, когда викинг ломанулся внутрь дома.

— Ты видела Таню прошлой ночью? — он уперся в подлокотники кресла, в котором сидела Сигрун и приблизил свое лицо к ее побледневшему. — Я жду ответа.
Она поняла, что врать не имеет смысла и кивнула.
— Да, я говорила с ней о своем брате. — голос Сигрун дрогнул, а глаза забегали.
— Не ври! — заорал Эйнар, толкая кресло. Оно покачнулось и с грохотом упало вместе с сидящей в нем девушкой. — О чем ты говорила с ней?!

— Не трогай меня! — Сигрун, поднялась, путаясь в подоле своего платья. — Мои братья…
— Твои братья сгорят от стыда, если ты как-то причастна ко всему этому! — Эйнар схватил ее за руку и потащил из дома. — Я запру тебя с телом Тани на трое суток. Поговорите еще о чем-нибудь.
— Нет! Нет! — Сигрун уперлась пятками в землю, испуганно вертя головой. — Я все скажу!
Эйнар швырнул девушку на землю.
— Говори.

 

* * *

Локи находился в ярости, разбрасывая огромные валуны на скалистом берегу. Она отвергла его! Его! Бога!
Ему хотелось и обладать ею и убить, чтобы она никогда больше не смогла принадлежать ни одному мужчине!
Ему казалось, что если оставить девушку в одиночестве, изможденная голодом и жаждой, она поймет, что никто так как Локи не сможет позаботиться о ней. Богу даже не пришло в голову, что любовь не возможно завоевать лишая человека свободы или пищи…

Он метался по берегу, разрушая все вокруг и все внутри себя, но облегчения ему это не приносило.
Локи остановился и присел, тяжело дыша от своего буйства, в его голову вдруг пришла мысль, от которой он воспрял духом. Он принесет девушке золото и драгоценности и она будет в восторге от такой щедрости!
Бог исчез, оставив после себя воронку на песке, похожую на маленький смерч…

 

* * *

— Дрянь! — Эйнар с отвращением и ненавистью смотрел на Сигрун, заливающуюся слезами. — Может ты мне врешь? Может ты знаешь, что с Либби?!
— Я не знаю! — закричала девушка, напуганная яростью викинга. — Не знаю!
— Оставь ее, Эйнар. Она ничего не знает.
Он повернулся и увидел в дверях, высокий, освещенный, пробившимся сквозь тучи солнцем, силуэт.
— Что ты здесь делаешь, ведьма? — Эйнар угрюмо наблюдал как Гюльдвейг проходит и усаживается в кресло отца.

— Я знаю где девушка. — ответила она и сняла капюшон, мокрого плаща. — Пусть твоя невеста уйдет, нам нужно поговорить.
— Она не моя невеста. — зарычал викинг, но приказал, не глядя на Сигрун: — Уходи.
Ее не нужно было просить дважды, девушка быстро ретировалась, радуясь тому, что все закончилось.
— Говори. — Эйнар уставился на ведьму и та заметила как вздулась вена на его мощной шее. — Только не то, что подсказали тебе твои гаданья.
— Ты зря так недоверчиво относишься к рунам. — улыбнулась Гюльдвейг. — Но сейчас я расскажу тебе не то, что они предсказали.
— Не тяни. — Эйнар весь напрягся в ожидании того, что скажет ему ведьма.
— Девушку забрал Локи.
— Что?!

Он смотрел на Гюльдвейг как на сумасшедшую.
— Локи спустился с Асгарда и украл Либби?! — заорал викинг, хватаясь за голову. — Я думал ты и правда знаешь нечто стоящее!
— Это правда. — кивнула ведьма. — Ты должен верить мне, ведь я никогда тебя не обманывала. Ведь это я, советовала тебе когда отправляться в плавание и всегда предсказывала исход твоих битв!

— Ладно, продолжай. — Эйнар тяжело вздохнул. — И зачем по твоему она ему нужна?
— А зачем мужчинам женщины? — хмыкнула ведьма. — Локи хоть и бог, но тоже относится к мужскому племени.
— Мне кажется это полнейшим бредом!
— Я могу показать тебе. — Гюльдвейг встала и взяла со стола большое, серебрянное блюдо. — Смотри…

Она провела рукой по отполированной поверхности и Эйнар увидел изображение, которое сначала немного дрожало, а потом стало четким. Либби находилась в лесу, испуганная и хрупкая, а высокий, красивый мужчина сидел рядом с ней, плотоядно разглядывая беззащитно склоненную шею девушки.
— Это Локи?! — Эйнар вырвал блюдо из рук ведьмы и уставился в него, покрываясь пятнами от бешенства. — Я его убью!
— Это вряд ли… — произнесла Гюльдвейг и изображение пропало. — Но можно попробовать другой способ вернуть девушку.
— Какой?
— Нужно обратиться к Одину.- прошептала ведьма, будто боясь, что ее услышит Локи. — Только он в силах приструнить своего сына.

 

* * *

Мне ужасно хотелось пить и есть, а еще больше — увидеть Эйнара. Я улыбнулась, вспоминая его лицо и большие руки.
— О чем ты думаешь? — голос Локи заставил меня испуганно вздрогнуть. — О норвежском медведе? Тогда мне придется огорчить тебя, его ты больше не увидишь.
— Зачем ты держишь меня? Я никогда не полюблю тебя. — с тоской сказала я, но он лишь рассмеялся.
— Придет время и я буду единственным, о ком ты будешь думать. Посмотри что я тебе принес. — Локи обошел меня и опустился рядом, в его руках была серебрянная шкатулка. — Это все для тебя.

Мне не хотелось смотреть, но как только щелкнул замочек на этом ларце, Локи приказал:
— Посмотри.
Я перевела взгляд с травы на его руки и увидела, что шкатулка была полна драгоценностей: в ней были и серьги и броши, и кольца, и еще какие-то переливающиеся штуки… Я молча отвернулась и чуть не закричала от страха, когда Локи швырнул шкатулку об дерево с такой силой, что на толстой коре появились два глубоких рубца. Украшения разлетелись мерцающим дождем и попадали на траву, переливаясь разноцветными огнями.
— Не хочешь моих подарков?! — заревел Локи, вскакивая на ноги,его глаза сощурились. — Тогда я знаю чем тебя удивить! Голова Эйнара обрадует тебя больше?!

 

* * *

— И как ты предлагаешь встретиться с Одином? — Эйнар приподнял брови. — Пригласить его на кружку пива?
— Нужна жертва. — прошептала ведьма, наклонившись к викингу. — Согласно древним сказаниям, существовал обычай посвящать человека Одину вешая его на веревке и протыкая копьем. Ты же знаешь, что Одина называют «богом повешенных» и «владыкой виселиц»? Он отправлял своих воронов к таким повешенным, или сам в облике человека приходил к дереву, на котором висел повешенный, и в целях посвящения беседовал с ним…

— Что ты предлагаешь? — Эйнар посмотрел на ведьму, но тут же ответил сам себе: — Казним преступника. Сегодня вечером.
— Не тяни Эйнар, — ведьма бросила на стол руны. — Локи уже идет за тобой. Тебе не справиться с ним.
Гюльдвейг накинула капюшон и покинула дом, не попрощавшись.
— Возвращайся когда сядет солнце. — сказал ей в спину Эйнар, но ведьма даже не оглянулась.

Викинг поднял голову и увидел Хаука и Джуди, стоявших на лестнице.
— Вы все слышали?
— Да. — Хаук спустился вниз, ведя за собой Джуди. — Я буду с тобой, даже если придется драться со всеми богами Асгарда.
— Спасибо друг. — викинг похлопал его по плечу. — Думаю до этого не дойдет.
— Локи еще на корабле пробирался в голову Либби! — прошетала Джуди. — Он снился ей…и я думаю, что…это он одел ей на палец кольцо.

 

* * *

Я периодически засыпала, лежа на мягком мхе, находясь в состоянии растения. На меня напало странное оцепенение и я с трудом шевелила конечностями. Кольцо на моем пальце сияло и переливалось, словно выпивая мои силы и желание жить. Локи покинул меня и моя душа разрывалось от боли, когда я представила как он убивает Эйнара. Что сможет сделать человек против бога?
Мне хотелось заснуть и больше никогда не просыпаться, чтобы не умирать от знания того, что Эйнара больше нет…

Потом я загоралась какой-то надеждой, которая была на грани отчаяния и бегала под стенками прозрачного купола, чтобы найти выход, но ни одной лазейки в нем не было. Тогда я плакала и ползла на то место, где лежала до этого и качалась из стороны в сторону, обхватив себя руками.
Я вспоминала свою жизнь, в которой не было ни богов, ни викингов, спокойную и размеренную, не считая конечно присутствия в ней Романа.
Теперь все это казалось таким далеким и не важным, что даже воспринималось с трудом, словно забытое кино…

 

* * *

Гюльдвейг явилась в тот момент, когда казненный уже висел на дереве, едва касаясь ногами высокой травы.
— Теперь нужно призвать Одина. — ведьма что-то тихо прошептала возле висельника и вокруг поднялся ветер, раскачивая веревку и труп на ней. — Давай, Эйнар.
— Взываю к Одину, владыке Асгарда, Отцу Дружин! Силой стали и властью крови, призываю тебя! Яви свою волю и да прибудет она со мной! — закричал викинг в темное небо и ветер поднялся еще сильнее. — Я вызываю к тебе, Один!

Ветер утих и в лесу воцарилась тишина. Страшная и оглушающая.
— Ты не висельник, Эйнар. О чем ты хочешь поговорить?
Викинг замер. Появление бога было неожиданным и страшным. Он поднял глаза и встретился взглядом с самыми страшными глазами в своей жизни.
Один стоял перед ним в синих одеждах и его лицо казалось каменным.
— Помоги мне вернуть женщину. Твой сын забрал ее у меня. — Эйнар сжал челюсти и смело выдержал тяжелый взгляд.
— О чем ты говоришь, человек? — одежды Одина развевались под вновь поднявшимся ветром.
— Локи забрал мою женщину. — упрямо повторил викинг. — Верните мне ее.
— Локи???

 

* * *

Локи стремился вперед, он ощущал этого мужчину, который владел сердцем его женщины. Одно движение и он умрет, повергнутый силой, сравниться которой не мог никто. Если норвежский медведь исчезнет, тогда Либби станет думать лишь о нем!
Локи появился за спиной Эйнара и схватил его за шею.
— Ощущаешь ли ты своего бога перед смертью, человек?
Шея викинга напряглась, делаясь стальной.
— Сразись со мной как мужчина.
Локи захохотал, обнажая белые зубы.
— Ты думаешь, что ты сможешь сразиться со мной?!
— Да, Локи. Теперь ты смертен.

Локи резко повернулся и только сейчас увидел Одина.
— Отец???
— Да, сын. Это я. — Один подошел ближе и убрал его руку от шеи Эйнара. — Я забрал твою силу, борись с ним как смертный.
— Отец, ты не можешь! — Локи сжал пальцы, но колючки энергии не пробежали между ними. — Зачем ты это делаешь???
— Отвечай за свои поступки. Будь мужчиной. — Один кивнул Эйнару. — Начинайте.

Сильнейший удар сбил с ног викинга, и тот упал, ударившись головой о пень срубленного дерева. Алая струя крови потекла по шее, горячей струйкой.
— Даже без силы я уничтожу его! — заревел Локи, но мощная рука Эйнара, сжала его шею,
— Не хвались. Ты еще не выиграл!
Мужчины упали в мокрую траву и лишь их рычание нарушало тишину, в которой застыл Один.
— Выиграл! Уже давно! — Локи оскалился как дикий зверь. — Я знал, что так и будет!

Женщина отправится в свое время через несколько минут!
Эйнар бросил Локи и тяжело дыша, уставился на него:
— О чем ты говоришь?!
— Ах! — Локи засмеялся. — Тупой воин не знал, что его возлюбленная не племянница короля, а женщина, пришедшая из будущего? Мне жаль тебя!- Локи! — громовой голос Одина, заставил Локи замереть. — Объясни!
— Она из будущего, отец! — Локи словно почувствовал поддержку и его глаза заблестели. — Женщина попала в дыру во времени! Теперь она моя!

— Даже если так, — Один гневался и его глаза сияли как алмазы. — Почему ты решил, что она твоя?
— Ты же мой отец! — Локи отшвырнул Эйнара и тот застонал, чувствуя как лопаются кости на его правой руке. — Ты должен быть за меня!
— Я всегда за тебя, но не потерплю наглости, сын. — Один молча наблюдал, как Эйнар встает через силу и хватает Локи за длинную, красивую шею. — Разбирайся сам.

Мужчины упали на траву, сминая нежные цветы, которые от давления принялись выпускать густой, сладкий запах.
— Ты не успел, медведь… — прошипел Локи, и из его рта вытекла струйка крови. — Ты победил меня, но не то, что я сделал!
Эйнар ударил в это смеющееся лицо и бил до тех пор, пока оно не превратилось в кровавое месиво.
— Заткнись! Верни мне Либби! Верни!!!
— Поздно…поздно викинг….она ушла…

— Хватит! — Один откинул Эйнара от Локи. — Он все таки мой сын!
— Ты отнял у меня силы! Позволил, чтоб этот человечишка, избивал меня! — Локи как раненый зверь смотрел на отца. — Ты всегда забираешь у меня то, что я люблю!
— Я забрал у тебя силы, чтобы проучить. — Один выглядел не расстроенным, а спокойным и немного грустным. — Любить смертную женщину, Локи, это не просто. Через несколько десятков лет, она состарится, а ты все так же будешь молодым и веселым богом, Локи… Я не забирал у тебя любовь, я избавил тебя от страданий…

Локи заплакал. Похожий на больного ребенка он прошептал:
— Разве можно так жить, отец?
— Это один из недостатков вечности…
Прятавшаяся за деревьями Гюльдвейг, осторожно сделала шаг на встречу Одину.
— Мой бог… великий Один…разреши обратиться…
— Чего ты хочешь? — Один обнял плечи сына, поддерживая и вливая ему силу.
— Не разрушай людскую любовь. Будь милосерден.
— Хорошо ведьма. Пусть будет по твоему.

 

* * *

Я очнулась от головной боли. Голова просто лопалась на куски, как спелый арбуз.
— Господи…как же больно…
Последнее, что я помнила — глаза Локи, насмешливо-жестокие, словно два костра, обжигающие меня изнутри.
— Не хочешь меня, отправишься настолько далеко, что твоя любовь к норвежскому медведю, покажется тебе сном.
— О чем ты говоришь? — я привстала на локте, испытывая слабость. — Что ты придумал снова?
— Пора домой. Тебе пора домой.

Теперь я лежала в своей кровати, с жуткой тошнотой и головной болью. За окном лил дождь, а на душе было мерзко и противно.
Мое внимание привлекли голоса в коридоре, один из которых был явно Романа.
— Проходи радость моя…я живу один и нам никто не помешает…в холодильнике есть шампанское и очень дорогой шоколад.
— Я слышала ты женат… — кокетливый голосок заставил меня поморщиться. — Твоя жена не явится сюда?

— О-о…милая моя… — голос Романа был исполнен грусти и вселенской печали. — Моя жена погибла…упала со скалы… Мы поехали в романтическое путешествие, и…и… я не могу об этом говорить…
— Бедненький…не нужно… — замурчало уже совсем рядом и я, пересилив себя, встала. Теперь меня тошнило от Романа.
— Жена воскресла. Аллилуйя.
Лицо моего благоверного вытянулось и побледнело.
— Любаха???
— Нет! Тень отца Гамлета! — рявкнула я и девица в розовых кружавчиках резво понеслась к выходу. — Не потрудишься объяснить, вдовец???

Продолжение Заблудившаяся во времени.Викинг.Часть 2.

(Читать любовное фэнтези попаданцы женщины)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector