Главная / ФЭНТЕЗИ РАССКАЗЫ / Женское любовное фэнтези / Волшебные пески Египта.Часть 1.
читать онлайн любовные романы фэнтези про попаданок
египет-мистика

Волшебные пески Египта.Часть 1.

Читать онлайн любовные романы фэнтези про попаданок

 

Почти красные, пески тянулись до горизонта и раскаленный воздух дрожал над ними как прозрачный шелк на ветру. Кроме этих песков, солнца и белесого неба, вокруг ничего не было видно и четверо молодых людей устало прислонились к внедорожнику.
— Как всегда! — Воскликнул молодой человек в белой панаме. — То мы в снегах где нибудь застрянем, то в горах, теперь вот в песках!
— И это при том, что Египет уже так оккупирован туристами, что такие места вызывают удивление… — В тон ему хмыкнула девушка с конопатым, загоревшим личиком. —

Нужно или идти куда-то вперед, или звонить в отель.
— Звонила я. — Вторая девушка помахала телефоном. — Только гудок пошел, он сел…
— Любаня, ты в своем репертуаре! — Вздохнул седой мужчина, повязывая своей футболкой голову. — Тяжела и не казиста, работа журналиста…
— Не скажите, Егор Андреевич. — Парень достал флягу с водой и предложил девушкам. — В каких местах мы бываем! Это же романтика!
— Особенно сейчас… — Буркнула конопатенькая девушка. — Жарища-то какая! И все это, чтоб подготовить материал о храмах Египта… Можно подумать в интернете о них информации нет…
— Не бубни, Света, — девушка по имени Люба, приложила ко лбу ладошку, сложенную козырьком, — по моему сюда едут автомобили…

Все посмотрели в ту сторону, куда показывала девушка и действительно, к ним приближался автомобиль, вздымающий клубы песка.
— Ну наконец -то! — Парень замахал руками, привлекая внимание едущего и темный джип повернув к ним, остановился.
— Что случилось? — Спросил их вышедший из машины, смуглый араб в белой рубашке.
— Наш автомобиль заглох. — Тоже по арабски ответила ему Любаня. — Где мы? Вы можете нам помочь?
— Вы находитесь в Телль эль-Даба. — Улыбнулся мужчина. — Туристы?

— Нет, журналисты. — Любаня облегченно вздохнула. — Собираем информацию о древних храмах.
— О! — Мужчина закивал головой. — Здесь находился Ава́рис столица Древнего Египта. Сейчас на его территории как раз и находится Телль эль-Даба, Эзбет-Рушди и Эзбет-Хелми.
— Да что вы? — Любаня заинтересованно хмыкнула. — Никогда не была сильна в истории Египта…

— В городе был главный в Египте храм бога Сета. — Сказал мужчина. — А вот от грандиозных храмов Сета в Пер-Рамсесе и Танисе остались лишь развалины. Говорят, аллеи к этим храмам украшались не сфинксами, а изображениями сидящего животного Сета, под подбородком которого стоит фигура правящего царя… Но потом Пер — Рамсес, перенесли в Танис… Извините, я что-то разговорился…
Мужчина открыл задние двери джипа, приглашая молодых людей в салон автомобиля.
— Что вы! Очень интересно! — Воскликнула Любаня. — Такие познания!
— Я директор местного музея. — Представился мужчина. — Абул-л-Фарах. Будем знакомы.

— Любовь. — Девушка пожала протянутую руку. — Гуля, Ярослав и Егор Андреевич.
— Я отвезу вас к себе домой, а потом пошлю кого нибудь отремонтировать вашу машину. — Пообещал Абул-л-Фарах и завел джип. — Не беспокойтесь.
— А можно сначала проехать к руинам храма? — Поинтересовалась Любаня. — Чтобы время не терять?
— Конечно. — Согласился директор музея. — Я вам все покажу.

 

На месте храма было тихо, лишь свистел ветер между руинами, поднимая вихри красноватого песка. Пока Егор Андреевич и Ярослав фотографировали, Любаня ходила между каменными обломками и ее сердце отчего-то билось сильнее обычного, словно чувствуя пульсацию этого места, похороненного в песках.
— Необычное место, правда? — Директор музея глубоко вдохнул, будто желая уловить ароматы древних курений. — И это не удивительно… Ведь здесь почитался жестокий Сет или Сетх…

Любаня достала блокнот и попросила: — Расскажите о нем.
— Сет, Сетх, Сутех, Сута, Сети… В древнеегипетской мифологии бог ярости, песчаных бурь, разрушения, хаоса, войны и смерти. — Абул-л-Фарах присел на один из обломков и погладил его шершавую поверхность. — Первоначально почитался как «защитник солнца-Ра», покровитель царской власти, его имя входило в титулы и имена ряда фараонов…

— Почему первоначально? — Тихо спросила Любаня. — Что-то изменилось?
— Сет — бог-воин с красными жгучими глазами, единственный из всех, кто способен одолеть во тьме змея Апопа, олицетворяющего мрак и жаждущего поработить Ра в тёмных глубинах подземного Нила… — Задумчиво сказал араб и улыбнулся ей. — Уже позже, он был демонизирован…этот бог стал явным олицетворением зла… Планета Меркурий считалась небесным образом Сета — «Сет в вечерних сумерках, Бог в утренних сумерках». Цвет Сета — рыже-красный, подвластная сторона света — юг… Интересно?

— Очень… — Любаня смотрела на горизонт и представляла как по этим пескам величественно шел жестокий Бог… «Сет в вечерних сумерках, Бог в утренних сумерках»…

Словно жаркое дыхание любовника, пустынный ветер коснулся ее шеи, поднимая завитки волос и Любаня ощутила трепет, очарованная этим местом.
Директор музея подошел к остальным, а она задумчиво облокотилась на обломок, который напоминал часть огромной статуи. Раздался тихий щелчок, скрежет и Любаня с ужасом почувствовала как ее рука проваливается в какую-то дыру. Пальцы наткнулись на что-то холодное и гладкое, похожее на металл и девушка с трудом извлекла это тяжеленное нечто, на поверхность.
— Ничего себе! — Прошептала она, глядя на золотое, полукруглое, нагрудное ожерелье из золота, украшенное какими-то знаками.
— Это же ускх! — Раздался за ее спиной голос араба. — Где вы его нашли?!

Любаня показала ему тайник и машинально застегнула витееватую застежку на ожерелье, которая клацнула звонко, словно камнем в стекло ударили. В это же время из под земли раздался такой мощный гул, что песок начал двигаться, будто вода, с тихим шелестом, ссыпаясь в образовавшуюся воронку.
— Что происходит?! — Журналисты испуганно кинулись от разрастающегося жерла и араб выхватил у Любани ожерелье, откинул его в сторону.
— Бежим!

Они кинулись к джипу и понеслись прочь от дыры с зыбучим песком.
— Что это за ужас?! — Гуля была бледная и испуганная. — Как это можно объяснить?!
А Ярослав возбужденно, тряс Егора Андреевича за плечо. — Вы сняли это?! Сняли?!
— Да снял, снял… Скажи спасибо, что вовремя камеру включил… Хороший сюжет получится, типа древние Боги, потревоженные людьми, решили восстать…
— Смотрите, чтобы это не оказалось правдой. — Глухо сказал Абул-л-Фарах. — А не то упадет беда на наши головы…
— Да что вы такое говорите? — Егор Андреевич насмешливо посмотрел на араба. — Обычное явление… Зыбучие пески.

Но директор музея, словно не слышал его, он повернулся к Любане и сказал:
— Вы нашли ускх Сета! Он хранился в одном из его храмов и жрецы стерегли его как зеницу ока, чтобы он не попал в руки смертных! Сет придет за своим ожерельем и мир зальет кровь! И первые, кто пострадает от его гнева — будем мы!
— Неужели вы действительно верите в эти мифы? — Удивилась Любаня. — Их тоже сочинили люди, чтобы пугать других людей… Вам как историку и египтологу, это должно быть известно как никому другому!
— Вы глупые… Нужно знать заветы своих предков и их мудрость, только тогда что-то изменится в этом мире…

Весь остальной путь к дому Абул-л-Фараха, они молчали, думая каждый о своем, но его слова крепко засели в голове Любани и перед ее глазами стояло сияющее ожерелье, поглощенное песками. Над внедорожником кружил ястреб, оглашая криками небо, которое вдруг покрылось темно-фиолетовыми, грозовыми тучами. Его широкие крылья почти касались крыши автомобиля, когда он камнем кидался вниз, а потом резко взмывал вверх.
— Чего он привязался? — Буркнул Ярослав, фотографируя через окно ястреба. — И не отстает…
— Это вестник Сета. Он предупреждает. — Тихо сказал араб, но никто не ответил ему, лишь насмешливо переглянувшись, молодые люди снова уставились на дорогу.

∗       ∗        ∗

Буря трепала городок как пес кота, завывала и гремела в мрачном небе, заставляя девушек испуганно вздрагивать. Директор музея заварил ароматный чай и накрыл на стол, его лицо оставалось угрюмым и задумчивым. Он не присоединился к молодым людям, а сел в кресло возле окна и невидящим взглядом, вперился в окно.
— Расскажите нам еще об этом Боге. — Попросила Любаня. — Вы так интересно рассказываете…
— По легенде Сет, позавидовав своему брату Осирису, убил его, а тело сбросил в Нил и законно занял его трон. Но сын Осириса Гор, долгие годы скрывавшийся, хотел отомстить Сету и занять свой трон. — Начал араб. — Восемьдесят лет бились Гор и Сет. Во время одного из сражений Сет вырвал у Гора его око, ставшее затем великим амулетом уджат…

Громовой раскат вдруг прозвучал так громко, словно на крышу дома упала скала и девушки непроизвольно вскрикнули, задрав головы. Ветер распахнул оконные створки и по комнате закружился песчаный вихрь, больно впиваясь в кожу колючими песчинками. Мужчины закрыли окно и он рассыпался красноватой пылью им под ноги, шевелясь словно живой…

— И часто у вас такие бури? — Удивленно спросил Егор Андреевич, вытряхивая песок из волос. — Стихия!
— Нет, не часто… — Ответил Абул-л-Фараха. — Но эта по видимому особенная…
— Только не говорите, что это опять проделки ужасного Бога! — Хмыкнул Егор Андреевич. — А не то я начну сомневаться в вашей нормальности…
— Егор Андреевич! — Оборвала его Любаня, чувствуя неловкость перед гостеприимным хозяином. — Хватит!
Но араб не обратил внимания на его слова, он резко поднялся с кресла и сказал:
— Отдыхайте. Я пойду поработаю….

∗       ∗        ∗

В эту ночь, Любаня спала беспокойно. Ее преследовали кошмары и она металась среди мокрых простыней, измученная зноем пустыни. Ей снилось ожерелье, которое поднималось в воздух и с тем же громким щелчком застегивалось на гладкой мужской груди. Он сидел на троне, а над ним пронзительно кричал ястреб, кружа как небесный страж и вглядываясь в бесконечные пески. Красные глаза пробирались в душу, зрачки пульсировали и гипнотизировали ее, лишая возможности двигаться… Чудовищный, мужской рык становился ближе, ближе, ближе…
— Э у ару хиру сабэ утэ. И ун уру э ках. Э ах канэ э а ин конэ, эх канэ…

— Ты чего такая вялая? — Гуля подозрительно посмотрела на Любаню, в отличии от нее, девушка выглядела бодрой и выспавшейся.
— Не выспалась. Наверное из-за жары… — Ответила Любаня, запихивая полотенце в рюкзак. В ее голове все еще звучали странные слова, звучавшие в ее сне. Слово в слово.

Она подошла к Абул-л-Фараху, сидевшему в своем кресле и тихо сказала:
— Мне нужно поговорить с вами.
— Да, я слушаю. Что-то случилось?
— Это конечно может оказаться бредом… Но я хотела бы узнать, значат ли что-то, эти слова? Э у ару хиру сабэ утэ. И ун уру э ках. Э ах канэ э а ин конэ, эх канэ…
Любаня надеялась, что произнесла их правильно и в ожидании замерла, глядя на араба.
— Вы знаете древнеегипетский? — Он быстро взглянул на нее. — Почему вы спрашиваете?

Любаня рассказала ему свой сон и ее сердце гулко забилось, когда он сказал:
-…Ведь наша любовь — истинная любовь. Вечная любовь. И наши души слились воедино…
— Что это?
— Дословный перевод. — Араб встал и пристально посмотрел ей в глаза. — Будьте осторожны.
Любаня кивнула, наполняясь страхом, но вопросов было больше чем ответов…

Покинув дом директора музея, молодые люди уселись в джип и поехали по желтой дороге, весело переговариваясь и щелкая фотоаппаратами, лишь Любаня задумчиво смотрела в окно на мелькающие пески, ощущая как сдавливает грудь от каких-то предчувствий.

Впереди замаячили пирамиды Гизы, освещенные полуденным солнцем и она немного оживилась, измученная долгой дорогой. Их четкие контуры дрожали, размытые зноем и Любаня вдруг заметила, что они словно пульсируют в туманном облаке.
— Вы видите это? — Обратилась она к остальным, но Ярослав лишь отмахнулся.
— Жара, что ты хочешь…

Но туманная дымка все сгущалась и сгущалась наполняясь темными, густыми пятнами, которые клубились как вчерашние грозовые тучи. Тут уже и остальные обратили внимание на это странное явление и Егор Андреевич остановил автомобиль. Журналисты вышли из него и сразу услышали отчетливый, нарастающий звук, похожий на тот, который издает Боинг при взлете.

— Давайте-ка убираться отсюда! — Гуля первая забралась обратно в машину и посигналила замершим в изумлении товарищам. Туман резко выпрямился в огромный столб и понесся в их сторону, словно чудовищное торнадо. Молодые люди устремились к джипу, сгинаясь под порывами ветра, а смерч неумолимо приближался, затягивая в себя песок. Любаня вцепилась в дверцу, чувствуя как ее ноги поднимаются вертикально земле, а пальцы предательски дрожат от напряжения. Ярослав схватил ее за руку и попытался затянуть в машину, но сила вихря была ужасающей и бороться с ним не представлялось возможным. Любаня ощутила как ее руки выскальзывают из рук друга и закричала:
— Едьте к Абул-л-Фараху! Ты слышишь, Ярик?! Едьте…
Запястья ее все таки выскользнули и смерч поглотил ее, всасывая в свою черную пасть…

∗         ∗          ∗

Где-то вдалеке плакала камышовая флейта, перебиваемая громкими звуками систра, одуряюще пахло благовониями и тихо шелестели листья платана. Любаня лежала на каменном полу круглого сооружения с высоким потолком, украшенным плитами с иероглифами. Ей было холодно от этого твердого пола и мышцы затекли от неудобной позы, в которой она видимо находилась ни один час. Застонав, Любаня приподнялась и огляделась. Помещение оказалось храмом, искусно украшенным и далеко не древним. Было тихо и страшно, словно она попала в большую, каменную ловушку.

Любаня осторожно вышла из круглого помещения и оказалась в длинном, гулком коридоре с коричневыми колоннами. В конце него, слышались приглушенные голоса, на которые она и пошла, прячась за круглыми столбами, украшенными сценами из жизни богов.
— Сетххх, я ту мэ! Я ту мэ! Я ту мэ! — Повторяли возбужденные, мужские голоса и Любаня осторожно выглянула из-за ветвей платана, разросшегося возле храма. Жрецы собрались на каменной площадке и повторяли одно и тоже, прикрыв глаза, посередине горел жертвенный костер и оставалось надеятся, что в нем тлеют не человеческие останки.

— Сетххх, я ту мэ! — Крики становились все громче и Любаня не поверила своим глазам, когда увидела мчащийся к храму, песчаный вихрь. Он замер перед входом и рассыпался, позволяя увидеть высокого мужчину… Любаня судорожно сглотнула, догадываясь кто это и практически влипла в ствол дерева. Шаги Сета, громом отбились от стен храма, он шел по коридору к поющим жрецам и щупальца живого песка, ползли впереди него, загораясь огненными искрами. Чем ближе он подходил, тем страшнее становилось Любане…

У него было гибкое, красивое тело, волосы его были длинные, темно-рыжего, огненного цвета, а глаза… Именно эти глаза она видела этой ночью — красные, сверкающие, с серебристым как ртуть зрачком… Они были ужасны и прекрасны в тоже время. Его узкие бедра были обмотаны белоснежной тканью, а в тонких, длинных пальцах он сжимал золотой анкх. Сет был идеально прекрасен, как и было положено древним богам, с высоким, смуглым лбом и полными, резко очерченными губами. Гул сопровождающий его утих, как только он опустился на золотой трон, лишь щупальца песка все еще извивались у его ног.

Жрецы упали ниц перед ним, раболепно приветствуя бога и один из них, не поднимая глаз, опустил на его голову корону — золотые рога, держащие солнце.
— Антор мэ фаррос. — Вдруг прозвучал его мощный голос и жрецы завертели головами, не понимая к кому он обращается. Любаня вся сжалась и чуть в обморок не упала, понимая, что он обращается к ней.
— Антор мэ фаррос! — Его длинный палец с золотым наконечником показал прямо на нее и поманил к себе.
Любаня выскользнула из своего убежища и на ватных ногах пошла к нему, замечая изумленные взгляды жрецов.

Его удивительные глаза в упор смотрели на нее и Любане показалось, что он не церемонясь, перебирает ее мозги, выуживая из них информацию, как рыбу из реки.
— Хум таш тана. — Его голос завибрировал у нее в груди и она который раз удивилась столь мощному тембру.
— Я не понимаю… — Прошептала она и Сет снова вперил в нее свой взгляд.
— Возьми меня за руку.

Она встрепенулась от звуков знакомой речи, но тут же опомнилась — это же Бог! Ему подвластно все.
— Зачем? — Пискнула она и пожалела об этом. Его чудовищный голос, поднял ветер в пустыне.
— Возьми меня за руку!
Любаня протянула дрожащую руку и вложила ее в его совершенную ладонь. Он сжал ее и в его глазах загорелось пламя. Любаня почувствовала как закипает кровь в венах от этого прикосновения, а слюна становится горячей.
— Ты нашла мой ускх. Я пришел на землю, чтобы править и никто не помешает моему возвращению.

Жрец, который подносил корону, извлек из драгоценного ларца ожерелье и положил его на…воздух. Оно медленно поплыло к Сету и с громким щелчком застегнулось у него на шее.
— Погибнут все, кто разрушал мои храмы и порочил мое имя! Их кровь, впитает пустыня и на этом месте будут воздвигнуты новые храмы Сета! — Его голос снова стал яростным. — А ты, смертная, родишь мне сына, который будет наравне со мной править миром и уничтожать богов, если они посмеют помешать! Сен ка мэ!

— Я? — Любаня глупо улыбнулась. — Почему я?
Но он не удостоил ее ответа и медленно поднялся.
— Ин хурма кех. — Его глаза скользнули по ней и Любаня ощутила резкий толчок в затылок. Потом он обвел взглядом жрецов и громко сказал. — Ба у!
Что-то изменилось и когда девушка поняла что, в ужасе замотала головой: — Нет!!!
Она понимала, что говорит Сет! Каждое слово. — » Ты должна умереть «. И приказ жрецам: » Начинайте! »
Двое из них подошли к ней и поволокли визжащую Любаню под тайные своды храма, а позади нее нарастал уже знакомый гул — Сет уходил.

У нее уже болела голова от собственного крика, когда к ней подошел пожилой мужчина и тряхнул ее за плечи.
— Замолчи!

Она испуганно попятилась от него в дальний угол сумрачного помещения, единственным источником света, которого было круглое отверстие в потолке.
— Не подходите ко мне!
— Меня зовут Бебон. — Сказал мужчина, не обращая на нее внимания. — Я главный жрец храма бога Сета. Тебе выпала великая честь — родить сына богу. Возрадуйся.
— Ваш бог сказал, что я должна умереть! — Зло крикнула Любаня. — Как же я — мертвая, рожу ему сына?!
— Сначала родишь, а потом умрешь. — Сказал Бебон. — Ты — смертная. Твое место не может быть рядом с бессмертными. Родишь сына и взойдешь на жертвенный костер, восхваляя новое правление Сета и его сына. Такая честь… Такая честь…

Он развернулся и покинул помещение, оставив Любаню, разбитую всеми этими событиями, плачущую и взывающую к своему Богу.
Когда вечерний луч солнца скользнул в круглое отверстие и заскользил по стенам, снова пришел Бебон, ведя за собой жриц. Сил сопротивляться у Любани больше не было и она вяло пошла за ними, ведомая под руки. Ее искупали в мраморной ванне, наполненной молоком, сделали массаж с ароматными маслами, уложили волосы и нарядили безучастную ко всему Любаню в прозрачное платье.

Ее привели в комнату с низкой кроватью и заперли, оставив в одиночестве. Прозрачные шторы легко колыхались на окнах, грубо выдолбленных в камне и Любаня кинулась к ним в поиске спасения. Отдернув занавески, Любаня выглянула из окна и испуганно ахнула… Внизу, взбивая воду хвостами, лениво шевелились крокодилы…тысячи крокодилов…

— Они разорвут тебя на части. — Прозвучал за ее спиной удивительный голос Сета. — Или ты думаешь, что можешь убежать от меня?
Любаня резко повернулась и попятившись, уперлась в нижнюю часть окна и взмахнув руками, полетела вниз. Когда ее тело практически достигло кишащей рептилиями воды, ее подхватил Сет и они взмыли под слепящее солнце. От него исходил удивительный аромат разогретого песка, благовоний и какой-то горький, тревожный запах пустыни, одинокой и смертельно опасной…
— Ху най така…ху най така… — Прошептал он, ласково сжав ее затылок. Его красные, жестокие глаза устремились к солнцу и каждый ослепляющий луч, заискрился в них, отражаясь как а зеркале.

Они медленно вплыли в окно и он опустил ее на пол, не выпуская из своих рук. Его глаза так пронзительно смотрели на нее, почти касаясь души и на Любаню словно опустился плотный туман, не позволяя ей дышать и думать. Сет нагнулся к ней и прикоснулся губами к ее щеке, лаская долгими поцелуями лицо. Пожар, против ощущений, которые испытала Любаня — был ничто, его повязка упала на пол и она закрыла глаза.
— Я не хочу умирать… Это нужно остановить…
— Нах табэ, суин ка мэ…

Его расслабленное тело резко выделялось на белоснежных, льняных простынях и Любаня залюбовалась им, таким совершенным, с безупречной, матовой кожей.
— Ты смотришь на меня. — Сказал он не открывая глаз.
— Неужели у тебя нет ни капли сострадания?
Он открыл свои безразличные глаза, в которых не отражались чувства и ответил:
— Мне все равно. Вы — муравьи. Я — ваш Бог.
Любаня поняла, что ей не стоит ожидать от него милосердия и он не задумываясь убьет ее, как только добьется желаемого. Ребенка.
Сет встал, не сгибаясь, просто вертикально поднялся на кровати и исчез в воздухе, осыпав кровать горячим песком.

Но Любаня не собиралась сдаваться, если ей суждено умереть, то какая разница когда? Она пристально осмотрела комнату и ее взгляд привлекла длинная, деревянная багета, на которой висела штора, и озарилась слабой надеждой. Еще в школе, она занималась прыжками с шестом и это у нее довольно не плохо получалось. Аккуратно забравшись на край, она оторвала ее от стены и осталась довольна ее тяжестью и крепостью дерева. Ни минуты не сомневаясь, она разогналась и вылетела в большой проем окна, воткнув свой импровизированный шест между скользкими телами крокодилов. Он крепко уперся в дно неглубокого водоема и Любаня легко перелетела на другую сторону, мягко приземлившись на горячий песок босыми ногами. Она оглянулась на храм и быстро пошла к солнечному диску, убегавшему за горизонт.

Небо серело, а конца этим сухим, мертвым пескам не было. Они простирались мягкой простыню все дальше и дальше, заманивая Любаню в свои смертельные объятия. Она устала и хотела пить, проклиная себя за поспешное решение, ноги ее кровоточили, исцарапанные острыми камнями, а глаза чесались от песка, летящего с порывами ветра. Когда к ней подъехали двое мужчин на лошадях, ее уже почти занесло песком, как саваном, окутав ее тело.

Очнулась Любаня в небольшом шатре, завернутая в теплое одеяло и сразу почувствовала холод ночной пустыни. На улице горел костер, слышались мужские голоса и ржание лошадей.
— Кочевники… — Прошептала Любаня и обрадовалась своему спасению, на которое она уже и не надеялась. Девушка поглубже завернулась в одеяло и снова заснула, решив, что ,,Утро вечера — мудренее,,

Утро наступило, но было каким-то странно-тихим, лишь шелестел полог шатра и пронзительно-знакомый крик ястреба, нарушал эту тишину. Любаня встала, поправила измятое платье и выйдя из шатра, минуту моргала, ослепленная солнцем. Но когда зрение вернулось к ней, она закричала, в ужасе глядя на кровавое буйство перед шатром. Трупы кочевников и их лошадей, беспорядочно валялись вокруг и их кровь впиталась в песок, окрашивая его в бурый цвет. Ее резкий запах, подогретый солнцем, удушливой волной стоял в воздухе и Любаню вырвало на аккуратно сложенные одеяла, видимо кочевники успели собрать их после ночи.

— Йа, та мэ тхарка? — Голос Сета вызвал у нее новый спазм и Любаня опустилась на колени, охваченная страхом. Она услышала как предательски нежно, шуршит песок под его шагом и через секунду увидела его смуглые лодыжки, охваченные золотыми браслетами.
— Никто ко мне не прикасался… — Прошептала она. — Они просто помогли мне…
Сет рывком поднял ее на ноги и девушка содрогнулась от ярости, горевшей у него в глазах.
— Запомни. — Проревел он. — Когда ты будешь убегать, все кто окажется рядом с тобой — будут умирать в жестоких мучениях!

Сет отбросил ее в сторону и только сейчас она заметила одного из мужчин, живого и тихо скулящего под его ногами. Бог схватил его за шею и одним рывком оторвал ему голову. Перед тем как потерять сознание, Любаня заметила тугую струю крови, бьющую из дергающегося тела.

Жрецы с ненавистью смотрели на Любаню, которая посмела пойти против воли Сета. Ее снова заперли в комнате и оставили в одиночестве, швырнув на кровать чистую одежду. Через полчаса в помещение внесли ванну и наполнили ее горячей водой.
— Помойся. — Зло сказал вошедший Бебон. — Возле Бога ты должна быть чистой!
Когда за ним закрылась дверь и за ней загремел засов, Любаня сняла с себя лохмотья, в которые превратилось белоснежное платье и окунулась в воду.

Когда сумерки опустились на пустыню, девушка уже спала, свернувшись калачиком на огромной кровати. Ее тихое дыхание было нежным и теплым — это то, что почувствовал Сет, склонившись над ней. Он внимательно разглядывал ее своими удивительными глазами, а потом осторожно прилег рядом, стараясь не нарушить ее сон. Девушка что-то пробормотала, мягко перевернулась и положила ему на плечо голову, обняв его за талию. Сет изумленно замер и так пролежал до утра, словно скованный невидимыми оковами, не пошевелив даже пальцем.

Любаня проснулась когда первые лучи солнца заглянули в окно и пощекотали ей лицо. Она потянулась и открыв глаза, встретилась взглядом с Сетом. Девушка испуганно дернулась, но он удержал ее и молча поцеловал, больно сжимая плечо.
— Я ждал когда ты проснешься. Ожидание меня утомило.
— Зачем же ждал? — Любаня дрожала от страха, но в его глаза смотрела спокойно и твердо.
— Я не насилую спящих женщин. — Сказал Сет и нагнувшись к ней, вдохнул ее запах в ложбинке между шеей и ключицей. — Я предпочитаю, чтобы они отдавались мне сами…

Его речь прервал нарастающий гул, который доносился с улицы и Сет вскочив с кровати, кинулся к окну.
— На ха а уей на тар! — Заревел он и песчаным облаком вылетел в него, взглянув на Любаню долгим, пронзительным взглядом.
Она тоже подбежала к окну и с ужасом увидела мчащийся по пустыне смерч, направляющийся в сторону храма. Сет тоже превратился в песчаную воронку и полетел навстречу. Но то, что надвигалось, резко обошло его и практически высосало Любаню из окна, вместе с простынями и остывшей водой из ванны. Девушка закричала и услышала удаляющийся, громовой голос Сета:
— Ай сири ай! Эх канэ! Ай сири ай…

∗         ∗           ∗

— Люба очнись! Очнись! — Ее кто-то тряс за плечо и девушка с трудом открыла глаза. — Слава Богу! Напугала нас!
Любаня подскочила на кровати и с изумлением уставилась на Гулю.
— Где я?
— Ты что это, мать… Вина за ужином перебрала? — Хмыкнула Гуля. — Все там же. У Абул-л-Фараха в доме.
— А как же ураган? Бог? Храм? — Любаня потрясла головой, чтобы согнать с себя это сумашествие. — Это же было так реально…

Гуля рассмеялась и легонько дернула ее за волосы. — Собирайся, богиня, ехать пора.
Гуля вышла, а Любаня кинулась на поиски хозяина дома.
Абул-л-Фарах, сидел на открытой веранде и пил кофе.
— Доброе утро. — Девушка присела рядом. — Я…
— Кофе будете? — Директор музея приветливо улыбнулся. — Вид у вас сонный.
— Да, да… — Кивнула Любаня. — Мне поговорить с вами нужно.
— Я слушаю. — Он внимательно посмотрел на нее. — Что-то случилось?
— Мне кажется, что вы уже задавали этот вопрос… — хмыкнула Любаня.
— В смысле?

Она рассказала ему свой сон, не упуская ни одной детали и в растерянности взглянула на него.
— Милая девушка, — Абул-л-Фарах погладил ее по руке и тихо засмеялся. — Египет — удивительная страна… Волшебная, наполненная магией… Вы испытали много эмоций за вчерашний вечер и поэтому видели столь красочные сны.
— А как же ожерелье?! Землетрясение?! Ястреб и ваши слова о том, что Сет уничтожит нас?!
— Сет? — Мужчина удивленно посмотрел на нее. — Ну и фантазия! После того, как мы осмотрели руины храма, началось ненастье и я предложил вам остаться у меня… Никакого ожерелья и никакого землетрясения… Вам все приснилось, милая.

Любаня посмотрела на его доброе лицо, с чуть прищуренными от близорукости глазами и подумала о том, что она идиотка.
— Извините. Бывает же такое…
— Бывает и не такое… — Он приобнял ее за плечи. — Не засоряйте свою хорошенькую головку всякими глупостями….

Журналисты покинули гостеприимный дом Абул-л-Фараха, веселые и отдохнувшие, лишь Любаня была задумчивой и разбитой. Ей чудился мощный голос Сета и так явственно стояли перед глазами события из сна, что было трудно поверить в их нереальность.

Абул-л-Фарах провел гостей, закрыл ворота на тяжелый засов и вошел в дом. Плотно прикрыв двери и закрыв их на несколько замков, он спустился вниз по спиральной лестнице, спрятанной в чулане и провел рукой перед каменной стеной. Плита отъехала и он вошел в полукруглый коридор, освещенный факелами. Он шел долго, по извилистым поворотам, словно наслаждаясь этими грубыми стенами и рисунками на них.

Вскоре коридоры закончились и впереди замаячило огромное помещение, освещенное огнем масляных ламп. Абул-л-Фарах переступил каменный проем и изменился до неузнаваемости, превратившись в стройного, смуглого мужчину с удивительно необычными глазами, один из которых был серебристым как луна, а второй огненно-пылающий как солнце. Тело его светилось желтовато-оранжевым светом, а черные как ночь волосы, были пронизаны искрящимися прядями, похожими на утренние лучи.
— Та йа тау лив! — Раздался восторженный голос и ему под ноги кинулся наголо побритый мужчина. — Та йа тау лив! Хор! Хор!
В помещении подземного храма зазвучала какофония голосов, приветствующих владыку небес, царя богов, бога Солнца — Гора…

— Как такое могло случиться?! — Жрец Гора с ужасом прижал руки к груди.
— Предсказание было о том, что придет смертная и найдет ускх Сета! — Взревел Гор. — Я должен был сразиться с ним! А этот проклятый бог, возможно, оставил в ней свое семя! Она не должна уйти!
Небо над пустыней почернело и загремели раскаты грома, предвещая ливень, такой редкий в стране пирамид…

Когда ливень ударил по пустыне, джип журналистов снова заглох, вгрузая колесами в мокрый песок.
— Да что это за колымага! — Ярослав вышел из машины и открыл капот, но дождь стоял такой стеной, что залить двигатель было быстрее, чем что-то починить. Они сидели в джипе и грустно смотрели на струи дождя, барабанящие по стеклу, думая каждый о своем.
— К нам кто-то едет! — Вдруг воскликнула Гуля и все прильнули носами к стеклу, глядя как к ним приближается уже знакомый внедорожник.
— Слава Богу! — Журналисты выскочили из машины и быстро забрались в джип Абул-л-Фараха. — Как вы здесь?!
Абул-л-Фарах протянул им полотенца и весело сказал:
— Вы не поверите! Как только я увидал, что приближается буря, поехал за вами! Это хорошо, что вы не уехали далеко, пустыня очень опасна.

Стихия разгулялась так, что рассмотреть то, что находится за окнами — не представлялось возможным. Любаня снова находилась в доме директора музея и это казалось каким-то нелепым повторением. Абул-л-Фарах разлил по бокалам вино и что-то тихо рассказывал мужчинам, а она всматривалась в темноту за окном, из которой казалось смотрели глаза Сета. Ветер ударил в стекло и она отпрянула.
— Ху най така… — Прозвучал голос в ее голове и она испуганно вздрогнула. — Ху най така…(я тебя не оставлю)
— Вы чем-то напуганы? — Директор музея бесшумно подошел к ней и положил ей на плечо руку. — Как будто услышали что-то…
— Я просто задумалась. — Ответила Любаня и отошла в сторону, ощущая в этих прикосновениях, нечто большее чем забота и доброе отношение.

— Бывает такое, что непогода длится очень долго… — Абу-л-Фарах, протянул ей бокал с вином. — Но я не против еще побыть гостеприимным хозяином.
— Спасибо. Вы нас очень выручили. — Сказала девушка и пригубила вино, которое оказалось сладким и очень ароматным. Вечер подкрался не слышно, спрятался за струями дождя, притаился как зверь, в ожидании ночи и Любаня чувствовала легкое головокружение от выпитого. Сославшись на головную боль, она ушла в спальню, в которой провела прошлую ночь (или не прошлую?) и прилегла на прохладные простыни. Сон быстро накрыл ее ласковой волной и она поплыла по его загадочным коридорам, освещаемая всполохами молний.

Гор подошел к кровати и откинул развевающийся полог, который трепало ветром из открытого окна. Девушка крепко спала, раскинувшись в водопаде своих серебристых как лунный свет, волосах и ее белоснежная кожа светилась на темных простынях. Гор восхищенно провел пальцем по ее ноге и девушка тихо вздохнула и открыла глаза.
— Сет? — Прошептала она, пытаясь рассмотреть его через прозрачный полог и Гор пришел в ярость от упоминания ненавистного имени.
— У хут су лек ут эт сут!(я должен сразиться с ним один на один) — Прорычал он и исчез, а мощный удар грома сотряс землю.

Любаня вскочила и кинулась к дверям, распахнув их, она побежала к спасительному свету гостиной, где все еще сидели остальные. Ребята удивленно наблюдали как она налила себе полный бокал вина и залпом выпила его, не обращая внимания на струйку, стекающую по подбородку.
— Ты чего? — Гуля заглянула ей в глаза. — Приснилось что-то?
— Все нормально. — Резко ответила Любаня и села в кресло возле окна, на котором до этого сидел Абул-л-Фарах.
— Мы спать идем… — Осторожно сказал Ярослав. — Ты как?
— Я посижу здесь. — Любаня даже не повернулась в их сторону.
— Странная она какая-то… — Шепнула Гуля мужчинам. — После того как мы на этих руинах побывали, совсем съехала…

Любаня сидела в темноте, слушая дождь и думала о том, что сходит с ума. Но эти ее ,,галлюцинации,, были настолько реалистичными, что до сих пор, она не могла забыть запах Сета и его прикосновения.
Молния озарила небо и в ее свете, она вдруг увидала высокую фигуру Сета, стоявшего прямо за окном. Его красные глаза не мигая смотрели на нее, он протянул руку и Любаня услышала его голос.

— Антор мэ фаррос…(подойди ко мне).
Она встала и как зачарованная пошла к дверям, ведомая его мощной властью. Дождь хлестнул ее по лицу и она моментально намокла, но не чувствуя холодных капель, пошла вперед к протянутым рукам Сета. Они были горячими и
твердыми, обняв девушку, бог поднялся в воздух и капли дождя зашипели, попадая в разогретый вокруг них воздух.

Но вдруг, какая-то неведомая сила бросила их на землю и Любаня не удержавшись на ногах, упала на вымощенную камнем дорожку, разбив локти и колени в кровь. Сет приземлился на ноги и заревел как разъяренный бык, глядя на приближающегося Гора.
— Тебе не победить меня ночью! — Его рык сотряс стены и Любаня закрыла уши руками. — И ты это знаешь!
— Знаю! — Таким же мощным голосом, ответил Гор. — Я одержу победу другим способом!
Любаня с ужасом наблюдала за богами, кружившими вокруг нее и дрожала от страха и боли.
Гор хлопнул в ладоши и она почувствовала, как исчезает, растворяется в воздухе, как будто ее разбирают по атому. Вслед ей несся рев Сета, страшный и разрушающий.

-Скажешь своим друзьям, что бы они уезжали. — Сказал Гор, испуганной Любане. — Объяснишь им, что хочешь остаться со мной…то есть с Абул-л-Фарахом.
— В смысле? — Девушка сидела на краю кровати и мечтала о том, чтобы сорваться и побежать, крича о помощи.
— Влюбилась в интересного человека…ученого. Хочешь побыть здесь и вряд ли вернешься на работу. — Гор протянул руку и потрогал ее волосы. — Какие они необычные…

— Отпусти меня. Зачем я тебе? — Любаня с мольбой глянула в его сияющие глаза.
— А вдруг ты носишь ребенка Сета? — Гор с внезапной ненавистью, посмотрел на ее живот. — Я должен быть уверен. И если тебе удалось зачать, я убью этого мерзкого детеныша, на глазах его трижды проклятого отца!
— Я не позволю убить свое дитя!
— Кто ты такая, чтобы решать?! — Гор накрутил локон ее волос на руку и потянул. — Ты — пыль и тлен. Это все, что останется от тебя после смерти!

∗        ∗          ∗

Дни тянулись тягуче-медленно, словно густая патока, жаркие и наполненные таким же тягучим
страхом. Где бы не находилась Любаня, за ней постоянно наблюдали глаза Гора — пылающего бога Солнца. Однажды ночью, когда стрекот цикад врывался в открытые окна и не давал заснуть, Любаня почувствовала чье-то присутствие и порывисто встала, вглядываясь в темноту.
— Страх течет по твоим жилам, смертная. — услышала она глубокий, женский голос. — Я чувствую его…он похож на прокисшее молоко.

Любаня с ужасом наблюдала как из темноты появляется красивая женщина, освещенная призрачным ореолом. Ее дивные глаза, красиво подведенные сурьмой, презрительно и сурово смотрели на нее, словно перед ней находилось нечто противное и мерзкое. Высокая корона венчала ее смуглый лоб, а длинные, черные волосы струились до пола, похожие на лоснящийся шелк.
— Как ты смеешь, находиться рядом с моим мужем, смертная?!
— Кто вы? — Любаня недоуменно наблюдала за грозной посетительницей.

— Я — Хатхор, жена Гора! — совсем не по женски взревела она и девушка почувствовала как ее шею сжимают невидимые, стальные тиски.
— Ваш муж удерживает меня силой! — прохрипела Любаня, стараясь вдохнуть, чтобы разноцветные круги перед ее глазами исчезли.
— Для чего?! — Хатхор уставилась на нее и ее глаза вспыхнули. — Или тебе не приятны ласки бога?! Или ты не сама пришла сюда, возомнив себя кем-то больше, чем смертная лягушка, которые кишат в мутных водах Нила?!
— Он думает, что я ношу ребенка Сета! — крикнула Любаня и хватка на ее шее ослабла.
— Как такое возможно?! — Хатхор изумленно пробежала глазами по ее телу. — В тебе нет жизни — я бы почувствовала!
Любаня быстро заговорила, рассказывая ей о произошедших событиях и богиня хмурилась, недоверчиво глядя на дрожащую девушку.

— Пусть так, — наконец сказала она. — Но ты не зачала, поэтому тебе пора убираться отсюда. Я не потерплю тебя возле Гора.
— Да я была бы рада! — воскликнула Любаня, но на нее опустилась темнота, страшная и густая, парализуя волю.

* *
Где-то тихо журчала вода, гремела посуда и Любаня приоткрыла глаза, взбудораженная знакомыми запахами. Яичница с салом! В Египте?! Но перед ее глазами ласково шевелились изумрудные листья молодого дуба, который уже лет десять рос под ее окном и сейчас тихо шуршал под мелким, только начавшимся дождем. Девушка встала и сразу увидела свою сумку, с которой она была в стране пирамид, разобранная наполовину, она одиноко стояла на письменном столе.

— Встала? — в комнату заглянула Гуля, вытирая руки о полотенце. — Пошли завтракать. На улице дождик и таак хорошо! С этим жарким Египтом не сравнить!
Любаня осторожно кивнула, не задавая подруге мучившие ее вопросы, опасаясь попасть в неловкую ситуацию. Опять эти странные изменения в ее жизни…или это галлюцинации и она больна? Гуля щебетала, нарезая тугой помидор и Любаня услышала сквозь свои мысли, ее слова:

-… А Ярослав в самолете вчера напился, до сих пор дозвониться не могу… все материалы отснятые у него… А дождь так и не прекращается, так не хочется домой ехать по этой сырости, но надо…
— А я наверное все время в самолете проспала? — как бы невзначай спросила Любаня, отпивая крепкий кофе из своей любимой кружки.
— Конечно! — засмеялась Гуля. — Вы с Яриком вдвоем так накачались, что даже таксист не хотел везти вас! А ты что, не помнишь ничего?
Любаня покачала головой, не чувствуя ни малейшего похмелья, которое должно было наступить после вчерашних возлияний.
— Не удивительно…первый раз видела в тебе такую тягу к шампанскому…и мартини…
Любаня скривилась — она никогда не любила шампанское, а тем более мартини, что наводило на некоторые подозрения.

— Я убегаю, — Гуля засунула в рот остатки яичницы и натянула на голову капюшон, легкой курточки. — Вечером позвоню!
— Давай, давай… — Любане хотелось остаться одной и подумать. Она закрыла за подругой дверь и подошла к окну. Гуля выскочила из подъезда и закрутила головой, словно выискивая кого-то. Через минуту к ней подъехала старая пятерка и она села на заднее сидение, стрельнув глазами на окна Любаниной квартиры. Люба успела спрятаться за штору, но перед этим, она отчетливо увидела Ярослава, сидящего за рулем. Гуля же сказала, что не смогла к нему дозвониться… да и такой колымаги, Люба не могла припомнить у любящего большие, мощные автомобили, Ярослава. Что-то здесь было не то…

Девушка оделась, взяла зонт и вышла на улицу, собираясь проверить все свои подозрения. Она прошла мимо цветочного киоска, свернула в парк и направилась к пятиэтажным домам нового микрорайона, построенного всего лет десять назад. В одном из таких вот одинаковых домов, жил Ярослав и Любаня почему-то решила отправиться именно туда.

Проскользнув в резко-пахнущий кошачьей мочой подъезд, девушка осторожно поднялась по лестнице на второй этаж и замерла возле двери, оббитой красным дермантином. Никаких звуков из квартиры не доносилось и она нажала на кнопку звонка. В глубине квартиры прозвучала птичья трель, но к дверям никто не спешил подходить, лишь откуда-то сверху слышалась громкая брань соседей. Любаня достала из кармана куртки ключи и в раздумье повертела их в руках. Их ей дал Ярослав еще год назад, когда уезжал в Таиланд, чтобы она кормила его кота и вечно гундящего попугая. Наконец решившись, она воткнула его в замочную скважину и повернула. Дверь тихо отворилась и Любаня вошла в квартиру, слыша в ушах стук своего сердца.

Кот спал на подоконнике в кухне и даже не соизволил поднять голову. Она прошла в зал и сразу почувствовала странный, сладко-приторный запах, исходивший из приоткрытого шкафа. Любаня заглянула в него и удивленно присвистнула, шкаф был практически набитый всякими древними штуками, благовониями и старыми книгами.
— Никогда не замечала за Яриком склонностей к собирательству древностей… — прошептала она и вдруг с ужасом услышала как открывается входная дверь. Любаня кинулась к старому шифоньеру и забралась внутрь, зарывшись в пропахнувшие нафталином пальто, умершей бабушки Ярослава. В комнату вошел хозяин, а за ним и Гуля, недовольным голосом повторяющая:
— Ну вот оно мне надо? Ну вот оно мне надо?
— Успокойся! -шикнул на нее Ярик. — Сама захотела в этом участвовать!

— Да, захотела! — обиженно протянула девушка. — Но я же не думала, что мне придется носиться с ней как с писаной торбой! Она должна была залететь от этого бога и сдохнуть! Вот тогда все были бы довольны! Этот проклятый жрец, который явился тебе из прошлого, чтобы угодить своему хозяину…мы бы получили несметные сокровища, за эту…а Сет ребенка!
Любаня силилась понять, что происходит и страх волнами накатывал на нее. Вдруг что-то мигнуло в щели между дверями, словно в комнате взорвалась световая граната и она услышала знакомый голос…очень знакомый…

Это был Бебон.
— Где женщина? — его голос был пронизан иголками ненависти и презрения. — Отвечайте!
— Дома она… Что с ней сделается? — недовольно ответил Ярослав.
— Вы что, умалишенные?! — голос Бебона превратился в рев пустынного льва. — Если с ней что-то случится, вы сдохните как две вонючие гиены!
— Мы сделали все как ты сказал! — воскликнула Гуля, но страх выдавал ее. — Сет знает где она? Почему вы не оставили ее в Египте?
— Бог не знает, но я ему доложу немедленно! — Бебон довольно улыбнулся. — Глупая гусыня, женщину хотел удержать Гор, который обвел вас вокруг пальца как детей! Слава богам, что Хатхор оказалась обычной ревнивой самкой и отправила мать ребенка подальше от своего солнцеликого мужа!

— Она должна умереть? — в голосе Ярослава послышались нотки сожаления.
— Конечно! — Бебон зло усмехнулся. — Или вы считаете, что она может воспитывать ребенка бога? Для этого у него есть жена, которая займется этим!
Он рассмеялся и исчез, снова осветив комнату ярким сиянием.
— Тебе жалко ее? — в вопросе Гули, прозвучали нотки ревности.
— Уже нет, — Ярик сжал кулаки. — Я полгода добивался ее расположения и если она не захотела моей любви, то пусть сдохнет от любви трухлявого божка!
— Моей любви тебе не придется добиваться… — промурлыкала Гуля. — Может ты хочешь, чтобы я доказала тебе это…
— Очень хочу… — Любаня поморщилась, от того, как он это сказал. — Поехали-ка в сауну, а потом в боулинг, пока наша ,, мамаша,, отдыхает в своем блаженном неведении.
— Ура! — взвизгнула Гуля. — Поехали! Поехали!
Любаня услышала как они поцеловались и покинули комнату, через минуту хлопнула дверь и в квартире воцарилась тишина.

Любаня выбралась из своего убежища и огляделась. Нужно обыскать комнату! Хотя что она собиралась искать — еще не знала, но сейчас любая информация была бы кстати. Перерыв ворох бумаг на столе и перелистав кучу книг, Любаня устало присела на стул. Стоп! Ноутбук! Она потянула за ремешок большую, квадратную сумку и обрадовалась ее тяжести. Перекинув ремень через плечо, Любаня подошла к дверям и прислушалась. В подъезде было тихо и она осторожно выскользнула на площадку, бесшумно захлопнув за собой дверь.

Домой идти не хотелось и она направилась в парк, где выбрала самую дальнюю лавочку, заросшую кустами сирени. Удобно устроившись, Любаня достала ноутбук и волнуясь, включила его, надеясь хотя бы в нем найти что нибудь стоящее. После недолгих поисков в святая-святых Ярослава, она обнаружила кое-какие записи и статьи из интернета, которые он и не собирался прятать, не предполагая, что кто-то будет рыться в его компьютере.

Статья под названием ,, Миф об утерянном ускхе Сета,, привлекла ее внимание сразу и девушка начала с нее, чувствуя как потеют ладошки.
«Древний миф о ожерелье воинственного бога Сета, до сих пор будоражит умы археологов и искателей приключений. В этой древней легенде, говорится о том, что ускх наделен огромной силой и на самом деле, был оставлен Сетом в храме, посвященном ему его преверженцами. Ожерелье должно было пролежать в тайнике несколько тысяч лет, пока его не найдет смертная женщина и не освободит Сета из мрака подземного царства, дабы он правил миром, создавая несметные полчища страшных, песчаных чудовищ и произвел на свет сына — равного которому не будет никогда.

Но не каждой смертной дано найти ускх — она должна быть рождена под красной звездой Марса, имея в своем рождении три девятки и родимое пятно, которым ее отметила воинственная планета — красный полумесяц. Особая отметина ее — отсутствие мизинца на ноге, как договор с силами тьмы…»
Любаня похолодела… Она родилась с такой патологией и ужасно стеснялась этого, никогда не надевая открытых босоножек. Но как Ярославу это пришло в голову? Или он прочитал эту статью и вспомнил о ней?

Любаня просмотрела остальное и ее все больше охватывал ужас… ,, Вызов мертвых… Жрецы древнего Египта… Ритуалы и заклинания…,,
Они с Гулей — просто воспользовались ею для своих целей, спокойно отправив на смерть!.. Но почему же Гор не предотвратил всего случившегося, ведь Сет его враг? Почему повез ее на руины храма, а потом делал вид, что ей все это приснилось? Вопросов было много, а ответов — ноль. Но единственное, что знала Любаня — домой идти было опасно.

Она спрятала ноутбук в сумку и задумалась. Куда идти? Где пересидеть всю эту ,, возню,,? Она не беременна — это факт, Хатхор не стала бы обманывать ее… Смысл? Значит Сет будет добиваться своей цели… От этой мысли, Любаня покраснела и почувствовала приятное покалывание в животе, удивляясь такой реакции. Хотя что-что, а Сет был очень красивым…и женатым. Любаня вспомнила как Бебон сказал, что его божественная жена, будет воспитывать ее сына, пока ее тело будут поедать черви. Ага, сейчас! Пусть она ему и рожает!

Девушка встала и медленно пошла по аллее, купила мороженное с клубничным сиропом, с удовольствием съела его и решила, что отправится к своей подруге детства, которая звала ее в гости уже целый месяц. Любаня сняла с карточки деньги, нашла такси и поехала на вокзал, где и приобрела билет в тихий поселок, под названием Речной…

Поезд размеренно стучал по рельсам и Любаня начинала засыпать под этот монотонный звук, неудобно скрутившись калачиком на твердой полке. Ей снились поцелуи Сета, горячие как пустыня и влажные как долгожданный оазис. Он смотрел на нее своими красными глазами чуть загадочно и властно, подбирался к душе, сжимая ее в тиски желания и очарованная, девушка прижималась к его смуглой груди.

— На ха а уей на тар! (Я не могу этого допустить) — вдруг заревел он и Любаня испуганно дернулась, вместе с поездом, который резко остановился, скрипя и покачиваясь. Девушка выглянула из купе и увидев проводницу, взволнованно спросила:
— Что произошло?
— Ничего страшного, спите. Напьются и дебоширят… На стоп-кран идиот какой-то нажал…
Любаня облегченно вздохнула и закрыла дверь, сон уже не шел и она снова открыла компьютер.

Порывшись в сумке, она обнаружила модем и мысленно поблагодарила Ярика за такой подарок. Итак, есть интернет. Любаня задумалась и набрала в поисковике: Жена Сета. Кружочек загрузки завертелся, мигая разными цветами и через минуту девушка изумленно ахнула…
— Ничего себе!
» Нефтида, Таурт, Анат и Ашторет — супруги Сета.
Нефтида изображалась в образе женщины с иероглифом своего имени на голове. Считалась и почиталась женой Сета.
Нефтида, чье имя по-египетски произносится как Небетхет. Она — богиня смерти. Особым временем суток для Нефтиды были предрассветные и закатные сумерки. Несмотря на связь с Нижним Миром, Нефтида носила титул «Богини творения, которая живет во всем». Её также считали богиней сексуальности…

Таурт (Тауэрт ) — в древнеегипетской мифологии богиня-покровительница рождения, беременных женщин и новорождённых. Таурт изображалась в виде стоящей самки гиппопотама или крокодила с львиными ногами. Первоначально исполняла роль богини плодородия. Кроме того, Таурт покровительствовала покойным в Дуате (загробном мире), отгоняла злых духов от жилищ. Вторая супруга Сета.

— Вот так дела… Да он целый божественный гарем собрал… — Любаня почувствовала себя маленькой и ничтожной по сравнению с его супругами.
» Анат была сестрой и любовницей Сета…
Считается что Анат сохраняла девственность, несмотря на активную половую жизнь, в том числе с собственным братом.
Ашторет — богиня плодородия и плотской любви, войны и распри; ассоциируется с пятницей. Считалась покровительницей проституток, гетер и гомосексуалистов…

«Горе тому, кого Ашторет почтила! Непостоянная богиня обращается с её случайными любовниками жестоко, и несчастные обычно дорого платят за оказанные им услуги. Животные, порабощённые любовью, теряют свою природную силу: они попадают в капканы охотников или одомашниваются ими. «Ты возлюбила льва, могучего и крепкого и ты же вырыла для него семь и семь ям! Ты полюбила коня, могучего в битве, и обрекла его на поводок, стрекало и кнут.» Даже для богов любовь Ашторет фатальна…лишь Сет мог справиться с нею…»
Любаня подперла голову кулачком и задумалась, покачиваемая вновь двинувшимся вперед поездом.

Красивые домики Речного замелькали между деревьями и девушка приободрилась, предвкушая встречу с подругой. Она вышла на перрон и осмотрелась, вспоминая как их, мокрых от купания в речке, мама Ады кормила пирожками с вишнями. Теплый, липкий сок бежал по рукам и они весело облизывали его, отгоняя от себя жужжащих ос. Детство…
Пройдя мимо магазина «Рябинушка», Любаня свернула к зданию клуба, заросшего кустами и высокой травой и постояла немного возле больших дверей, с облупившейся краской.
— Белые розы, белые розы… — запела она и пошла на кряканье уток, шагавших по дороге важной процессией. Они загалдели и прибавили шагу, дав ей возможность подойти к синим, железным воротам.

— Хозяйка! -крикнула Любаня, заглядывая через забор. — Ау!
В доме хлопнула дверь и между абрикосами, растущими во дворе, мелькнул розовый халатик.
— Любка! — хорошенькая, налитая как яблочко девушка, кинулась к ней. — Ну наконец-то!
Девушки обнялись и Любаня ущипнула ее за бок.
— Чем вас тут кормят?
— Это стать такая! — засмеялась Ада. — Я как купчиха на базаре, если не съем — так по надкусываю!

Они вошли на сияющую чистотой веранду и Ада удивленно окинула ее взглядом. — А вещи где? Вот это одна сумка и все?
— Я тебе сейчас что-то расскажу… — Любаня неловко потерла руки. — Ты конечно можешь мне не верить, но…
— Рассказывай. — Ада усадила ее на стул и внимательно посмотрела на подругу, нервно теребящую ремень от сумки. — А я решу, верить мне или нет.

Когда Любаня закончила свой рассказ, Ада с восхищением воскликнула:
— Ничего себе!
-Думаешь я обманываю? — Любаня напряглась и на секунду пожалела, о том, что рассказала.
— Нет, что ты! — Ада кинулась накрывать на стол. — Я очень верю в такие вещи…и тем более ты мне врать не будешь… Сейчас мы выпьем и решим, что делать.
На столе появился пузатый графин с водкой, огурчики и горячая картошечка с укропом. Любаня только сейчас почувствовала как проголодалась и с удовольствием накинулась на еду, выпив крепкой, ледяной водки.
— Не знаю как бог, но Ярослав с Гулей будут тебя искать, — сказала Ада. — Ведь они это затеяли для чего-то…
— Наобещал им этот жрец чего-то…денег, сокровищ каких-нибудь…

— Нужно быть идиотами, чтобы поверить, это же классика жанра. Нечисть всякая предлагает, заманивает богатствами несметными, а потом тю-тю… — Ада развела руками и Любаня залюбовалась ее заалевшими от спиртного щечками, обрамленными русыми кудряшками, выбившимися из косы. — Но нам не об этом нужно думать, а о том, как тебя уберечь…
— Сомневаюсь, что от бога можно спрятаться…
— Значит нужно это решить по другому, — не сдавалась Ада. — Давай-ка еще в интернете пороемся!
Подруги выпили и уткнулись в экран компьютера.

— Ага! Вот! — Ада ткнула пальцем в экран. — А ну ка читай, а я налью по рюмашке.
— » Но избранная для ложа божественного, может избежать участи сией. В храме великого Сета, есть место где ожидает своего часа камень рубиновый, ограждает он смертных, делает невидимыми для глаз бога. Пропустит сквозь пальцы Сет весь песок, но не откроется ему тайна и не упадет пелена с очей, так и будет он в ярости метаться пустынным вихрем, до тех пор, пока звезды не погаснут в вечности. Камень этот охраняет плита с заклятием, от которого ломаются кости, вытекают глаза и гниют внутренности, и лежит она под ногами кровавого Сета, усыпанная песками и прахом тех, кто осмелился коснуться ее…»
— Короче спастись не удастся. — закончила Любаня и посмотрела на задумчивую Аду.
— Почему это? — загадочно протянула подруга. — Отправимся в Египет.

— Что???
— А что такого… Где-где, а в Египте они нас точно искать не будут…
— Даже если так, а паспорт?
— За ним я отправлюсь сейчас. — Ада встала и быстро привела в порядок прическу. — Звони в аэропорт, бронируй билеты и сиди там. Вещи я соберу, возьмешь с собой. Давай ключ.
Любаня заразилась ее решительностью и протянув ключ от двери, помогла собраться подруге, которая действовала с напором бульдозера.
— Мы же выпили! — охнула Любаня. — Как же теперь?
— А вот так! — Ада налила еще, они выпили и вышли во двор. — Прорвемся!
Через пару минут из гаража выехала зеленая ,, копейка,, и исчезла в клубах придорожной пыли…

∗          ∗          ∗

Любаня сидела в аэропорту и мучительно переживала за Аду, которая отправилась в ее квартиру. Сердце ей подсказывало, что все будет хорошо, а разум рисовал ужасные картины их разоблачения. Любаня качала ногой, дергала себя за волосы и тяжело вздыхала, хотя ей нужно было расслабиться и просто подумать о предстоящих приключениях, ибо Ада была не сокрушима как пески Египта и напориста как бур нефтяника.
Ада припарковала свою ,, копейку,, в соседнем дворе и смело пошла к дому подруги, не оглядываясь по сторонам, чтобы не привлекать внимания. В квартиру она попала без препятствий и быстро собрала вещи, не забыв паспорт и захватив яркий крем для загара с туалетного столика. Закрыв и подергав для уверенности двери, Ада вышла на улицу и столкнулась с Ярославом, который удивленно вскинул брови при виде нее.

— Привет…а что ты здесь делаешь?
— Привет, — как можно беспечнее ответила девушка. — Вещи свои забирала у Любки.
— Когда это ты ей вещи оставляла? — подозрительно поинтересовался Ярик. — Мы из Египта только вчера вернулись…
— Сегодня и оставляла. — не задумываясь ответила Ада. — Я только с Новосибирска прилетела, а тут одноклассница позвонила, говорит давай встретимся… А я так давно ее не видела, думаю занесу сумку Любашке, да пойду посижу, посплетничаю… С моей деревни так тяжело выбраться…сам знаешь. А ты, в гости? Любка там пирог затеяла, как раз вовремя.
Ада сделала наивное лицо и улыбнулась на все тридцать два зуба.

— Понятно… Пойду значит пробу снимать. — улыбнулся ей в ответ Ярослав и зашел в подъезд.
Никогда. Никогда Ада не улыбалась так фальшиво как сейчас. Два ее нижних зуба были немного неровными и она их всегда называла ,, циркулем,, стараясь меньше показывать в широкой улыбке, но откуда ему было знать, что как раз в этот момент, Аде хотелось показать всю открытость и добродушие, в этом наивном выражении приветствия. Как только дверь подъезда закрылась, девушка помчалась к машине, надеясь успеть до того, как он обнаружит обман.
— И принесла тебя нелегкая! — прошипела Ада, выезжая со двора. — Ну ничего, побегаете вы еще, чернокнижники проклятые!

Страна пирамид показалась Любане молчаливо-опасной, притаившейся в своих песках как злой кочевник. Это ощущение не давало ей покоя и даже Ада чувствовала в этом палящем мареве скрытую угрозу.
— Будто давит что-то…такое ощущение бывает когда ты знаешь, что в темной комнате кто-то есть кроме тебя, он притаился и ждет, а ты чувствуешь это молчаливое присутствие и пытаешься уловить тихое дыхание или шелест одежды…

Слова Ады внесли смятение в душу Любани и ей стало страшно.
Они поселились в отеле ,, Звезда Нила,, и переодевшись в удобную одежду, собрались в свое рискованное путешествие.
— Когда мы доберемся к храму, уже стемнеет, — сказала Любаня. — Может отложим до завтра?
— Нет, у тебя нет времени. — Решительно ответила Ада на ее слова. — Тебя уже ищут. Нам нужно быть быстрее их.

Руины храма все так же отрешенно и величественно стояли под сухими ветрами, взирая на мир своими вечными глазами. Ада поежилась и махнула таксисту, чтобы он уезжал.
— Нельзя здесь находиться! Нельзя! Ночь близится! — затараторил он, зазывая их обратно.
— Что он говорит? — спросила Ада у Любани. — Волнуется…
— Говорит, что уезжать нужно. Опасно здесь.
— Это мы и без него знаем, — Ада опять махнула ему рукой. — Езжай уже!

Пустыня медленно погружалась в темноту и ветер теперь свистел между камнями как одинокий путник, решивший обрести приют под этими шершавыми стенами.
— Слишком темно, — прошептала Любаня. — Я и при свете, не знала бы куда идти, а в такой кромешной темноте — тем более.
Они осторожно миновали остатки огромной статуи и оказались в полуразрушенном строении.
— И что теперь? — Любанин голос как змея, прополз по стенам и вернулся обратно. — У меня фонарик есть.
Она принялась рыться в сумке и Любаня не сразу услышала нарастающий гул, доносящийся с улицы. Когда девушки обратили внимание на него — было поздно…темные потоки затянули их в свои глубины…

 

∗           ∗          ∗

— Нак кеха йор .- Голос Бебона вывел Любаню из забытья. — Ин хурма кех.
— За что? — прошептала Любаня. — За что вы хотите меня убить?
— Придет еще кто-нибудь, и родит сына Сету, а ты — слишком своенравная и от тебя много проблем.
— Я не давал тебе такой власти. — Сет появился из воздуха и махнул рукой, чтобы Бебон отошел. — Сама пришла ко мне-е-е…и останешься со мно-ой..
Любаня запуталась в лабиринтах его красных глаз и потеряла сознание.

— Любка! Любка! Очнись!
Любаня открыла глаза, разгоняя туман и увидела возбужденное лицо Ады.
— Я в шоке! Я в прошлом! Это Египет!
— Значит они меня нашли… — Любаня снова прикрыла глаза и услышала звуки систра. — Уже празднуют…
— Да нет… — в голосе Ады зазвучали ироничные нотки. — Там куча женщин и они развлекаются музыкой… Ты не одна…
— Ошибаешься. — Любаня с трудом поднялась. — Это его божественные жены…
— Да? — Ада снова подошла к окну и посмотрела вниз. — Там не только куча женщин, но и интересный такой накачанный тип…

Прозрачная штора колыхнулась и в комнату вошла молоденькая, лысая девушка с подведенными сурьмой глазами.
— Вы должны развлекать Сета, — при этом она богобоязненно опустила глаза и сложила руки на груди. — Надеюсь вы знаете как завлекать мужчину?
Любаня прыснула, глядя на лицо Ады.
— Милая моя, — начала кругляшка Ада, так отличавшаяся от египетских стандартов, — завлекать никто, никого — не будет. Сам придет.
Девушка испуганно вздрогнула и окинула их своими большими, наивными глазами.
— Таная, уйди. Я хочу поговорить с ними. — Мощный, хриплый голос заставил девушку ретироваться.
— Я — демон, друг Сета и его защитник. Кто ты такая, чтобы оспаривать его желания?
— Остынь. — Ада подбоченилась и зло зыркнула на вошедшего. — Не по кастрюльке крышка.
— Я не понял… — лицо, красивого мужчины с яркими, зелеными глазами, изумленно вытянулось. — Быстро! Танцевать!
— Как скажешь. — Ада не отвела взгляд. — Надеюсь вам понравится!

Девушка решительно оттолкнула его в сторону и пошла по длинному коридору. Демон изумленно смотрел ей вслед, а потом кинулся следом, рыкнув на Любаню: — Будь здесь!
Он остановил разъяренную Аду одним движением своей сильной руки.
— Куда собралась?
— Хочу посмотреть на этого бога, который хочет убить мою подругу!
— Ты в своем уме, женщина?! — воскликнул демон. — Юу тук!
Он швырнул ей маску, похожую на африканскую и выжидательно уставился на нее.
— Зачем это? Я не буду одевать это страшилище!
— Одевай! — рявкнул демон. — Божественные супруги не должны вас видеть! Или вы хотите умереть раньше времени?!
— Мы вообще умирать не собираемся! — огрызнулась Ада, но маску натянула. — Я, танцевать не буду!
— Конечно не будешь. Перед Сетом. — согласился демон. — Будешь передо мной танцевать.
Он схватил ее за руку и поволок дальше.

Они миновали открытую веранду и Ада краем глаза увидела сидевших на подушках женщин неописуемой красоты, сиявшими драгоценностями и страшными, неподвижными глазами. Возле них лениво били хвостами ягуары в злотых ошейниках, а высокий гепард сидел на мраморном возвышении, наблюдая за всеми слегка прищуренными глазами. Женщины повернули свои увенчанные коронами головы и молча смотрели на демона, ведущего Аду.
— Кто это, Демиб? — стальной голос одной из богинь, заставил Аду вздрогнуть.
— Моя рабыня, — ответил демон. — Ее лицо не должно смущать ваши прекрасные очи.
— А не та ли это избранная, которая родит Сету сына? — В жутком голосе богини, послышались нотки любопытства и остальные женщины тоже повернулись, рассматривая Аду.

— Нет. — Демиб не солгал. — Это всего лишь моя игрушка.
Ада возмущенно хрюкнула под маской и демон сильнее сжал ее руку.
Богини сразу же потеряли к ней интерес и Демиб повел ее дальше.
— Не попадайся им на глаза! — демон втолкнул ее в комнату с красивыми, темно-синими стенами. — А не то пожалеешь.

Ада стянула с себя неудобную маску и поморгала глазами, привыкая к свету.
— А дырки для глаз хотя бы можно было сделать?
— Если бы хоть одна из супруг Сета увидела твои глаза, то все мысли, которые живут в твоей голове, сразу были бы прочитаны.
— А разве они не слушаются своего мужа? Ему стоит только сказать и нас оставят в покое.
— Ты глупая смертная. — зло усмехнулся Демиб. — Ни одной женщине, не понравится соперница, даже та, которая должна умереть в скором будущем. В любой момент вас могут найти под стенами храма с свернутыми шеями или на дне Нила, обглоданными аллигаторами. Вы будете в безопасности тогда, когда избранная зачнет. Даже богиня не покусится на сына Сета.

Любаня огляделась и подошла к окну, заранее зная, что внизу. Но к ее удивлению, болота с крокодилами не было, высокий платан шелестел листьями и почти доставал ветками к нижнему краю окна.
— Думаешь о побеге? — голос Сета вывел девушку из задумчивости и она почувствовала как ее сердце падает куда-то вниз. Любаня медленно повернулась и сразу наткнулась на его широкую грудь, дышащую теплом.
— Где моя подруга?
— С Демибом. С ней ничего не случится.
— Ты не изменил своего решения насчет меня?
— Я не могу его изменить. Это судьба. Суин ка мэ… — он погладил ее по лицу и прижал к себе. — Давай не будем это оттягивать. Разденься.
Дрожа от волнения и понимая, что возражать бесполезно, Любаня стянула футболку и джинсы, оставшись в кружевном белье. Сет подцепил пальцем бретельку лифчика и потянул ее вниз, обнажая грудь. В его красных глазах вспыхнул огонь.

— Здесь ты будешь жить, — сказал Демиб Аде, — за этим пологом, есть коридор, ведущий в комнату избранной. Так вы сможете общаться, чтобы вас никто не видел.
— Спасибо. — буркнула Ада. — А ты где будешь жить?
— Здесь. Это же моя комната.
— Нет-нет, я не согласна. — Ада замахала головой и ее русая коса, зазмеилась по спине.
— А разве я спрашивал твоего согласия? — демон надменно посмотрел на нее с высоты своего роста. — У меня еще никогда не было такой…
— Какой?? — Ада страшно разозлилась и смело уставилась в его изумрудные глаза с треугольными зрачками.
— Остынь, женщина. — Демиб махнул рукой, украшенной золотыми браслетами и опустился на высокий стул, больше похожий на трон. Его гибкое тело было похоже на тело гепарда, охранявшего жен Сета.

— А где твои жены? — Ада проигнорировала его ,, остынь женщина,, и окинула взглядом кровать, на которой матрас совершенно не шел ни в какое сравнение с ее периной.
— У себя. Им не дозволено выходить из комнат.
— А я значит буду жить в твоей комнате?
— Да, великая честь тебе выпала женщина.
Ада задумчиво сказала: Ага-ага… — и еще раз оглядела квадратное помещение. » Я стесняться не буду…когда еще выпадет сексом с демоном заняться…может это вообще все снится…ну ничего, я тут порядки наведу…»
Мысли кружились в ее голове как пьяные мухи и Ада не заметила как изумленно уставился Демиб на ее хитрое лицо, на котором явственно читалось восхищение собой.

— А слуги у тебя есть?
— Конечно, а почему это тебя интересует?
— Мне бы парочку для себя…
— Ты переходишь границы дозволенного, женщина.
— Ну что тебе жалко? — Ада подошла ближе и заглянула ему в глаза. — Не будь таким противным…

Демид зарычал и вскочил с места, оттолкнув ее от себя. Ада упала на кровать, а он стремительно вышел, захлопнув двери.
— А матрасик-то жестковат… — девушка попрыгала на нем и легко разорвала льняную ткань. — Это что, водоросли? Ничего тут без меня не получится… я люблю, чтоб уютно было…
Через час в комнату, кланяясь вошли трое мужчин и трое женщин, опустив головы.
— Что прикажете госпожа?
Ада потерла руки и протянула:
— Ита-а-ак…

Сет покинул Любаню когда красный рассвет озарил небо, с тихим шуршанием он обернул бедра тканью и исчез за окном. Любаня встала и посмотрела на пустыню, загоревшуюся под первыми лучами солнца. Сет опустился на песок и застыл, глядя в небо. Его тело искрилось и горело, на минуту ей показалось, что все золотые украшения сейчас расплавятся на этой гладкой, смуглой коже.
— Э ун сэтуэй! Ин хурма кех!!! — взревел он так отчаянно, что Любаня испуганно забилась в угол, его слова как сладкий яд, отравили ей сердце. » Я твой слуга! Ты должна умереть! »

Ада прошла по коридору, ведущему к комнате Любани и толкнула узкую дверь. Любаня испуганно вздрогнула, когда в спальне появилась подруга и облегченно вздохнула.
— Слава Богу!
— Ну что, как ты? — Ада по хозяйски осмотрела комнату.
— Нормально, — хмыкнула Любаня, — если конечно не считать того, что меня ждет. Да и тебя вряд ли в живых оставят.

— Прекращай поддаваться этим упадническим настроением! — Ада хитро посмотрела на подругу. — Ты еще не беременна и неизвестно когда это случится, а если случится, то впереди еще девять месяцев. А за это время, поверь, мы найдем выход, можешь мне верить.
— Думаешь? — Любаня тоже улыбнулась.
— Уверена. Ты только представь какая нам выпала возможность! Мы в прошлом, вокруг боги и все прелести этого чудесного приключения. Давай-ка займемся чем-нибудь полезным, в этом каменном коробке жить нельзя.

Когда Демиб вернулся в свою комнату, его удивлению не было предела… Ада постелила пуховую перину на золотую кровать демона, уложила на нее пуховые подушки и сама возлежала на всем этом великолепии, жуя виноград. В комнате появилась мебель, начиная от странных кривоногих тумбочек, до разрисованных шкафчиков, на которых стояли живые цветы, а полы устилали ковры.

— Что это такое??? — Демиб изумленно огляделся. — Что происходит???
— А что? — Ада недоуменно зыркнула на него. — Так уютнее.
— Ты думаешь, что мне это нужно? Я — существо темного мира, демон! А ты украсила мою спальню разноцветным хламом!
— Ну не знаю… — Ада пожала плечами. — Мне нравится. Я же не существо темного мира… Я должна жить в комфорте. Ну иди сюда мой тигррр…
Демиб воздел руки к небу и заревел:
— Я сошел с ума! Меня наверное укусила ядовитая змея и поэтому помутился рассудок!
Он зарычал и выскочил как ошпаренный.
— Гля…а что я такого сказала…

Любаня вышла за двери и осторожно пошла по коридору, по которому гулял жаркий ветер пустыни. Прозрачные шторы колыхались между колоннами и скользили по ее лицу. Она услышала голоса и направилась в сторону, откуда они доносились. Коридор превратился в темный лабиринт, заполненный тихим шепотом и тонким смехом. Горячий ветер донес до нее сладкие ароматы духов и масел, тяжелым облаком оседавшие на шершавые стены.

Любаня остановилась, когда за этими дрожащими словно осенний туман, шторами, не показались размытые силуэты, плавно изгибающиеся под звуки тягучей музыки.
Девушка отвела в сторону прозрачный занавес и завороженно уставилась на прекрасную женщину, которая лежала на длинном, прямоугольном возвышении, а ее белоснежное тело натирали маслом, двое огромных негров, раскачивающихся под звуки музыки. Женщина была воистину божественна и неотразима пока не повернулась и Любаня не увидала ее мертвые, застывшие глаза.
— Здесь посторонний. — сказала она приподнялась, своим гибким, блестящим телом скользя по возвышению.

— Я слышу запах его страха.
Негры принюхиваясь как собаки двинулись в сторону Любани. Девушка попятилась и побежала по извилистому лабиринту, все больше углубляясь в пронизанные шепотом и смехом коридоры. Когда она выдохлась и остановилась, испуганно озираясь по сторонам, ее хриплое дыхание эхом отдавалось от стен и Любаня попыталась унять его, чтобы не выдать своего присутствия. К ее ужасу, она услышала как к ней приближаются женские голоса, со странным, вибрирующим тембром. Любаня прошмыгнула в каменную нишу, в которой возвышалась статуя Сета и притаилась за ее ногами. Голоса приблизились настолько, что девушка расслышала каждое слово, от которых ее бросило в дрожь.

— Говорят, что в храме прячут избранную.
— Если это правда, пусть не попадается мне на глаза! Я не желаю делить Сета с этой змеей!
— Но она все равно умрет, зачем думать об этом? Родит младенца и ее сразу убьют.
— Нефтида сказала, что нам не нужен этот младенец… Но когда она зачнет, мы уже не сможем ее убить. Только сейчас.
— Наш великий Сет разгневается…
— Ничего, мы найдем способ успокоить его…
Голоса затихли и Любаня осторожно выглянула из своего укрытия.
— Ты совсем с ума сошла?! — злобное шипение Бебона, заставило ее вздрогнуть. — Это территория богинь! Тебя сожгут заживо или разорвут на куски!

— Быстро уходи отсюда!
— Я заблудилась… виновато прошептала Любаня.
— О Великие боги! — воскликнул Бебон и схватил ее за локоть. — Пошли, пока нас никто не увидел!
Он провел ее к спальне и недовольно буркнул: — Я расскажу Сету, о том, что тебя не охраняют должным образом.

Дверь за ним закрылась и Любаня решила сходить к подруге, рассказать об услышанном ею и посоветоваться.
Ада лежала на кровати, вытянувшись и глядя в потолок.
— Так значит женушки его уже знают о твоем присутствии…
— Наверное будут рыскать по храму, искать…
— Мне слуги Демиба сказали, что комнаты где мы находимся, опечатывают от посторонних глаз специальными амулетами, так что переживать нужно за их стенами. — Сказала Ада. — Наверное сегодня по халатности забыли опечатать и запереть твою спальню. Видела этих богинь…мертвоглазых?
— Одну видела, остальных только слышала… Два негра ее натирали голую…
— Да? — Ада заинтересованно посмотрела на подругу. — Похоже они себе ни в чем не отказывает…

— Я хочу выйти в сад…надоели уже эти стены… — Любаня подошла к окну и с тоской посмотрела на улицу.
— Скажи Сету об этом, думаю он тебе в этом не откажет… И кстати, будь поласковее с ним, авось получится что нибудь разузнать о камне, который спасет нас от смерти.
— Попробую… Страшно мне здесь…
— Мы под надежной охраной и вряд ли эти дамочки посмеют сунуться к нам.
— Ты читала их мифы? — фыркнула Любаня. — Они постоянно тем и занимаются, что убивают да кровь проливают…
— Значит нужно быть поосторожнее, вот и все. — Ада совершенно не переживала и наслаждалась происходящим.

Дверь открылась и в комнату вошел Демиб, сверкая своими изумрудными глазами.
— Тебя ждет Сет. Поторопись.
Любаня послушно кивнула и исчезла за шторой.
— Я хочу в сад. — Ада соскользнула с кровати и приблизилась к Демибу. — Мне надоело сидеть в четырех стенах.
— Тогда ложись обратно в кровать и покажи как ты умеешь доставлять наслаждение. — Зло усмехнулся демон. — И запомни, если мне не понравится, я тебя накажу.
— Наконец-то! — Ада плюхнулась обратно в кровать и сказала. — И запомни, если мне не понравится, то я тебя съем!
Ада клацнула зубами и Демиб слегка шарахнулся в сторону.

— Я сделаю тебе лестницу в сад. — Сет погладил по волосам лежащую Любаню и прикоснулся горячими губами к ее виску.
— Сделаешь? — изумилась девушка.
Сет улыбнулся и встал.
— Подойди сюда.
Любаня подошла к нему и он сжал ее плечи.
— Смотри…

На глазах удивленной Любы, песок под окнами вздыбился, сложился каждой крупинкой в плотную стену и через пару минут, крепкие ступени выстроились вниз из высокого окна.
— Иди.
Любаня недоверчиво посмотрела на него, но его красные глаза были спокойны и безмятежны. Девушка шагнула в окно и ветер подхватил ее тонкие одежды, которые вихрем закружились вокруг нее. Любаня пошла вниз, наслаждаясь теплой поверхностью, слегка шершавой и грубой. Сет уже стоял внизу и его точеное, сильное тело подалось вперед, когда ее волосы шелковым покрывалом окутали хрупкие плечи.

Любаня миновала последнюю ступеньку и он сразу же сжал ее в кольце своих рук, прикасаясь к ее коже горячими браслетами.
— Я понесу тебя, моя нежная птичка.
Любаня доверчиво прижалась к его груди и Сет пошел вперед, на звук шумящего водопада.
— Эмилио…эмилио…- шептал он, вдыхая ее запах и опьяняясь от чувств охвативших его…

— Он назвал ее ,, моя царица,,! — прошипела Нефтида, наблюдая за ними своими мертвыми глазами. — Пора ей показать кто здесь богиня! Нак кеха йор!

Бебон стоял перед Нефтидой и остальными богинями с опущенной головой и судорожно думал о том, что сказать.
— Отвечай, где избранная прячется?
— О чем вы? Я не понимаю…
— Не смей нам лгать! Или ты забыл с кем разговариваешь?!
— Как можно…

— Я видела ее! — зашипела Нефтида и ударила ногой по каменным плитам храма, от чего узкая трещина, змеей поползла к Бебону. — Отвечай, где она?!
— Даже если я и скажу где прячут избранную, вы ничего не сможете сделать…она понесла. — Бебон взял себя в руки и посмотрел в глаза Нефтиде.
— Что?! — воскликнула Ашторет, небрежно ласкавшая гепарда. — Нет!
— Да… — Бебон всегда носил амулет, чтобы богини не могли прочитать его мысли. — Это так. Теперь осталось дождаться рождения ребенка и Сет сам убьет ее.
Нефтида долго, пристально смотрела ему в глаза, а потом выплюнула с ненавистью: — Убирайся!

Ада расхаживала по комнате голышом, а изумрудные глаза Демиба, наблюдали за ней.
— Ты прекрасно сложена.
— Спасибо. — Ада улыбнулась ему и стрельнув в его сторону глазами, сказала, — сегодня останешься со мной?
— Это невозможно. Мы не спим с женщинами в одной кровати.
— А я тебе не спать предлагаю… — промурлыкала Ада.
Демиб неожиданно рассмеялся и вздохнул.
— Я не ошибся в тебе, когда оставил для себя. Ты — необычная. Хорошо, я останусь,.
— Я тоже не ошиблась в тебе… — Ада прилегла рядом с ним. — А винчик есть?
— Что?
— Вино, пьяная лоза, портвешок, бухло… у меня дома тако-о-ое…прошлогоднего урожая…

Нефрида с силой сжала ножку стула, который схватила в порыве гнева и та треснула, рассыпаясь в труху.
— Этот гад, мерзкий шакаленок родится и нам придется видеть это отродье каждый день! Видеть в нем эту тварь, пропитанную кровью как обычное, вонючее животное! Смотреть как Сет будет ласкать своего ублюдка, забыв о нас! Никакие предсказания не остановят нас, ведь это мы богини! Нам поклоняются и возносят молитвы!

— Я знаю, что нужно сделать. — певучим голосом произнесла Таурт. — Я — богиня беременных и младенцев, поэтому предложу Гору это дитя как дар… Ему будет приятно убить ребенка ненавистного врага… Сет будет винить его, мы избавимся от избранной… Наш бог снова будет с нами.
— Ты идеальная подруга… — Нефтида хлопнула в ладоши и в комнату с огромным бассейном, в котором плавали лотосы и огромные крокодилы, вбежали девушки-рабыни. — Позовите танцовщиков и принесите очень много медового вина!

Таурт кивнула ей в знак благодарности и скинув прозрачный наряд, вошла в бассейн. Один из аллигаторов подплыл к ней и положил ей на плечо свою уродливую голову, обхватив ее когтистыми лапами.
— О мой малыш! — Таурт погладила его по голове и с безразличием стрельнула взглядом на рабыню, принесшую вино. Мускулистые танцовщики схватили ничего не понимающую девушку и опустили в бассейн. Крокодил с тихим всплеском исчез под водой и через минуту она окрасилась красным.

Любаня проснулась от свиста ветра. Песчаная буря надвигалась на храм и мелкие песчинки залетали в окно, шурша по полу тонкими струйками. Девушка встала и посмотрела на горизонт, мутный от красных вихрей. Она переступила через край окна и стала спускаться вниз, желая побыть в ароматном саду в эти предрассветные часы. Кое-какие тени еще клубились под кустами, но рассвет уже набирал силу и она замечала каждый листик и каждый лепесток.
— Ну вот ты и снова в моих руках…
Знакомый голос прозвучал так близко, что у Любани волосы поднялись на затылке. Она резко повернулась и вскрикнула, увидев улыбку Гора, угрожающую и опасную.
— Нет! — закричала Любаня и кинулась обратно к лестнице, но сильные руки схватили ее за плечи и Любаня упала, больно оцарапав колени.

— Ты куда?
Девушка перевернулась на спину и покрылась мурашками от страха, утонув в безжизненных очах богини. Она возвышалась над ней, разглядывая с ненавистью, как что-то очень мерзкое.
— За тобой пришли. Тебе пора убираться подальше отсюда.
— Сет! Сет! — закричала Любаня, отчаянно желая, чтобы он появился и спас ее от этой ужасной женщины с глазами мертвеца.
— Замолчи! — Таурт с силой сжала ее шею и девушка захрипела от страшной боли. — Замолчи, тварь!

Любаня вцепилась в ее руку, но объятая ненавистью богиня, сжимала ее сильнее и сильнее, пока позвонки не хрустнули и голова девушки безжизненно склонилась набок.
— Ты убила ее… — Гор пропустил между пальцами прядь серебристых волос и с сожалением сказал: Жаль…
Вверху послышался нарастающий гул и Гор растворился в воздухе, оставив после себя легкие разряды электричества. Таурт тоже исчезла, выпустив из рук тело Любани, которое с глухим стуком ударилось о ствол платана.

— Наи! Наи! — ревел Сет, опустившись над телом Любани. — Наи!
— Мой господин, что случилось?! — Бебон с ужасом смотрел на дышащего ненавистью и злобой бога. Воздух вокруг него сгустился и накалился как возле кузнечного горна, взрываясь небольшими, красными пятнами.
— Почему это произошло?! — прошипел Сет. — Почему никто не смотрел за ней, не охранял?!
— Но комната была опечатана…

Сет поднял указательный палец и золотой наконечник, мигнул, отражаясь в его пылающих глазах.
— Хареййа кех!
— Будить только жрецов? — Бебон испуганно переминался с ноги на ногу.
— Нет. Пусть мои божественные супруги тоже выйдут из сна. Я чувствую здесь запах одной из них…
— Хорошо господин. — жрец отошел, но вдруг остановился и спросил, — что делать с телом…мумифицировать?
— Оживлять!
— Но как же… господин, придет еще избранная…просто нужно подождать…
— Я сказал — оживлять! — взревел Сет. — Или я убью всех, в этом проклятом месте!

Когда Любаня пришла в себя, возле нее сидела Ада и настороженно вглядывалась в ее лицо.
— Слава Богу! — воскликнула она и смачно расцеловала ее в обе щеки. — То, что случилось — ужасно!
— Тише! Тише! — Любаня схватилась за шею и застонала. — Как больно…
— Кто это сделал? Это кто-то из баб Сета? — Ада уперла руки в бока. — Придется мне все брать в свои руки!
— Она убила меня! — Любаня резко встала, вспомнив произошедшее с ней и снова застонала. — Она убила меня!

— Кто? Ты помнишь ее в лицо?
— Помню. Но это не та, которую я видела в лабиринте…
— Ну ничего, Сет и Демиб сейчас с ними разберутся…
— Я звала его на помощь, а он не успел… — обиженно прошептала Любаня.
— Он тебя оживил! Хотя мог бы просто захоронить где нибудь в подземельях храма… — возбужденно прошептала Ада. — Мне Демиб сказал, что Сет влюбился и теперь неизвестно как будет со всем этим предсказанием и со всем остальным…
— Влюбился? — Любаня покраснела и заулыбалась.
— Ну я же тебе говорила, что все будет хорошо!
— Если не считать, что мне свернули шею…

— Кто это сделал? — Демиб достал свои кривые мечи и поигрывая ими, пошел к богиням, сидевшим на подушках, в окружении своих питомцев.
Сет стоял в углу и его красные глаза пылали яростью, сочившуюся из них как огненная река. Жены испуганно поглядывали на него, но он не произнес ни слова, лишь песок, вихрями кружился вокруг него. Первая не выдержала Нефтида, она поднялась и властно сказала Демибу:
— Опусти свои мечи, демон…или ты позволишь себе убить одну из жен своего бога?
— Я убью любого, на кого мне покажет Сет. — парировал Демиб и Нефтида вздрогнула под его взглядом.
— Ту эн я и эн эк ву… — прошептала она Сету и улыбнулась.
— Подарок?! Ты приготовила мне подарок?! — Заревел он и колючий песок ударил ей в лицо. — Убив избранную?!

— Мы решили, — Нефтида обвела взглядом остальных жен, — что избранная должна быть намного красивее чем эта… и думаем, что тебе, мой господин стоит подождать более достойную…
— Что?! — Сет шагнул к Нефтиде и схватил ее за шею. — Хоть ты и богиня, но передо мной ты — ничто!
Кожа ее задымилась и Нефтида закричала от боли, ее мертвые глаза покрылись трещинами и она опустилась на пол, тяжело дыша и постанывая.
— Демиб, замуруй их в этой комнате!
— Нет! Нет! — остальные жены кинулись к Сету, вымаливая прощения, но он отпихнул их и вышел, сказав напоследок: — Начинай Демиб.

Сет сидел на своем троне и зло смотрел на испуганных жрецов, топтавшихся вокруг него.
— Избранную, почитать как одну из моих супруг! Не спускать с нее глаз! — его глаза сверкнули и погасли, а жрецы быстро разошлись, боясь его гнева.

Любаня нехотя жевала виноград и расчесывала волосы золотым гребнем, которые как жидкое серебро, окутывали ее плечи.
— Пойдем со мной! — в комнату заглянула Ада и поманила ее пальцем.
— Куда?
— Да пойдем!

Ада потянула подругу за руку в сад и они быстро сбежали вниз по ступеням. Миновав роскошные деревья, опутанные цветами, Ада наконец сбавила темп и замерла возле небольшого грота, из которого плескался ласковый водопад.
— И что? — Любаня вопросительно приподняла брови.
— Слушай…
Девушка прислушалась и вдруг через плеск воды, услышала чьи-то стоны.
— Кто это?
— Я вчера еще услышала, — прошептала Ада, — а потом спросила у Демиба, но он промолчал, вроде бы не слышит меня… Но потом я жрецов подслушала… Это жены Сета…

— Как? Как они там оказались?
— Их Сет замуровал, после того как тебя не уберег.
— Да ну зачем же?! Ну не все же они виноваты! — Любаня возмущенно уставилась на подругу. — Нужно помочь им как-то!
— Ты что, идиотка?! Они тебя чуть не убили! — Ада смотрела на нее как на дурочку. — Зря я тебе показала!
Но Любаня не слышала ее, она кинулась к гроту и пройдя сквозь водопад, очутилась перед сплошной стеной, в которой было круглое отверстие, украшенное горным хрусталем. Она прильнула к нему и сразу же столкнулась взглядом с ужасными глазами Нефтиды.

— Ар энь я Дуат!( Тебя ждут в Царстве Мертвых!) — услышала она ее злобное шипение и почувствовала как ее глаза словно прилипли к глазам Нефтиды и страшный огонь разлился по ее телу. Хрустальное окно лопнуло и последнее, что Любаня услышала, отчаянный крик Ады и громовой рык Сета….

 

∗             ∗                 ∗
— Ну знаешь ли… — голос Ады был недовольным и злым. — Это уже чересчур!
Любаня приоткрыла глаза и обвела неясным взглядом собравшуюся вокруг нее компанию. — Не поняла…
— Что? Удивляешься,что не в Царстве мертвых? — съязвила Ада. — А надо было бы…
— Замолчи, дынька! — оборвал ее мужской голос. — Если бы ты ее туда не потащила, ничего бы не случилось.
— Дынька??? — Любаня повнимательнее по смотрелась к говорящему и воскликнула. — Демиб???
— Скорее Давид… — ухмыльнулся демон и Любаня изумленно приоткрыла рот. Вроде бы это был Демиб, но что-то в нем изменилось…но что?..

Глаза демона так и остались изумрудными как лесная травка, но вот зрачки выглядели обычными, как у всех…волосы демона, из длинных и замысловато переплетенных, превратились в короткий ежик, с тонкой седой полосой на виске. Белая майка и светлые джинсы, довольно нелепо смотрелись на его скульптурном теле, заменив кусок льняной ткани, прикрывающий бедра.

— Сет? — ошалевшая Любаня наконец заметила высокую фигуру, стоявшую у окна в лучах утреннего солнца. Освещенный силуэт двинулся к ней и на минуту Любане показалось, что в его глазах загорелся знакомый, красный свет, но нет…теперь на нее смотрели светло-карие, глубокого янтарного цвета глаза, с золотистой радужкой. Его волосы тоже стали короткими и задорно торчащими в разные стороны, темно-рыжего, почти красного цвета. На нем были такие же джинсы как на Демибе и такая же майка, только черного цвета. Он подошел к ней и положил на лоб свою красивую, сильную руку, обдав жаром… — Доброе утро…

— Итак, по порядку… — Любаня все еще не могла прийти в себя. — Вы с Демибом…с Давидом, накостыляли женушкам, так? Потом появился ммм… Ра?
— Да, появился верховный бог и не дал нам закончить начатое. — Зло ответил Сет. — Он был разгневан тем, что мы причинили вред богиням из-за смертных — это недопустимо.
— Но тут-то как мы оказались?
— Это я предложила, — Ада сидела на древнем диване с мутным зеркалом в изголовье и качала ногой. — Вот у меня нам точно спокойно будет…

— Мы с Демибом перенесли вас сюда, после того, как Ра лишил нас почти всех сил…
— И что теперь? Будем себе спокойненько жить и забудем все, что было? — с надеждой спросила Любаня.
— Нет. Нам нужно вернуть свои силы, потом достать камень, который избавит тебя от меня и смерти… — сказал Сет и опустил голову, скрывая боль в глазах.
— И тогда мы будем спокойненько жить? — Любаня нахмурилась. — Да?
— Я больше никогда не смогу тебя увидеть. Камень лишит меня возможности тебя найти, ощутить…даже если ты будешь стоять рядом… — ответил Сет.
— Тогда он мне не нужен!
— Он нужен мне. Тебя не оставят в живых, а камень избавит тебя от этого. Я не позволю тебе умереть — даже такой ценой…
— А у меня ты спросил? — Любаня пыталась поймать его взгляд, но бог отвернулся.
— Это не обсуждается….

 

Продолжение : Часть 2.

Автор Анна Порохня.

(Читать онлайн любовные романы фэнтези про попаданок)

 

 

 

 


Комментарии:

2 комментария

  1. Очень интересный рассказ, спасибо! Мне вообще нравятся фэнтези про попаданок. А тут всё так здорово завёрнуто: история, Египет, боги, любовь, попаданки… Особенно любовь богов — сейчас же в основном везде эльфы и демоны. А тут, что то свеженькое — боги Египта и наши девочки. Супер!

  2. Благодарю за доставленное удовольствие! Аня, умеете же вы завернуть сюжет! Я человек уравновешенный, но в какой то момент захотелось самой прибить эту змею Нефтиду! Сейчас буду читать вторую часть. Очень надеюсь, что Вы там Нефтиду всё таки прищучите!!!

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector