читать любовное фэнтези про вампиров
Влюблённый хищник 2.

Влюбленный хищник — 2.

читать любовное фэнтези про вампиров

 

Влюбленный хищник.Часть 2.

Проклятие Камариллы.

«Запомни, ведь не властен над тобою мир,
Пока я сладко выпиваю кровь твою — я твой кумир.
Нет, не услышишь ты биение сердец влюбленных,
Одно из них мертво — не нужно фраз коронных…
Но жар от тела твоего меня согреет ночью,
И наградишь вампира ты, прекрасным сыном или дочью…
Ну а пока, луна богиня мне. Увы — не ты…
Скажи, мне ждать тебя в ночи или уйти?»

— Что такого важного, вы хотите сказать? — Глава синода вампиров пристально смотрел на Жюли и Родиона, испуганно жавшихся к друг-другу. — Вы отнимаете наше время.
Жюли опасливо посмотрела на палачей, одетых в красное и содрогнулась от жестоких взглядов из под атласных масок.
— Мы хотим чтобы вы наказали того, кто напал на князя. — Сказала она, нервно сжимая и разжимая кулаки.
— Зачем ты говоришь нам это? Каждый вампир в этом городе знает, что Артур Вронский будет наказан за свое преступление, когда палачи найдут его. — Глава синода раздраженно взмахнул рукой.

— Мы знаем за него еще кое-что… Еще одно его преступление… — Родион хитро ухмыльнулся. — Он прячет детей. Детей вампиров.
— Чьи это дети и почему он их прячет? Если он скрывает их от преследования других вампиров — это похвально. Но в чем преступление?
— Это дети мои и… Великого князя. — Выпалила Жюли и замерла, ожидая реакции синода.
— Поля?! — Воскликнул глава синода, привстав со своего места. — Но как?!
— Он соблазнил меня. — Прошептала Жюли, фальшиво краснея. — Родион простил меня, но я оказалась беременна… Родион попросил меня оставить ребенка, чтобы любить как своего, но когда я родила близнецов, Артур украл их у меня… Украл чтобы выпить их крови и стать сильнее. Ведь кровь князя, самая могущественная субстанция, которой не обладает ни один вампир в мире!

— Что?! — Вскричали члены синода, шокированные этой вестью. — Как такое может быть?!
— Это правда? — Глава синода подошел к Жюли и внимательно посмотрел ей в глаза. — Если я узнаю,что вы врете, смерть ваша будет мучительной!
— Это истинная правда! — Жюли прижала к груди руки, словно показывая свою искренность. — Когда вы увидите детей, то сами все поймете!
— Уходите. За вами придут когда нужно. — Глава синода махнул рукой и два охранника вывели их из часовни.

— Теперь мы остались без детей… — Недовольно прошипел Родион. — Зря ты только трахалась с этим проклятым князем! Я думал мы станем самыми сильными, выпив кровь его детей! Еще и отдали их этому чертову братцу!
— Не кипятись, дорогой… — Улыбнулась Жюли. — Зачем мы отдали ему детей — ты знаешь. Если бы не его одиночество на этом острове, про детей кто нибудь бы узнал… А теперь, они будут под защитой синода, а я, как их мать, буду рядом. Рядом, понимаешь? — Жюли подмигнула ему и зло прошипела. — И братцу твоему не поздоровится!

Глава синода призвал к себе посыльного и сунув ему в руку скрученный пергамент с печатью синода, сказал: — Немедленно передать Великому князю…

В этот день, Лера чувствовала себя особенно не уютно. В душе скребли кошки и какое-то предчувствие терзало ее с самого утра. Артур больше не пытался с ней поговорить, он лишь смотрел на нее долгим взглядом, исполненным мукой и печалью. Его лицо осунулось, а под глазами появились темные круги, четко видимые в сумраке комнаты. Когда раздался стук в дверь, Артур отдыхал в своей комнате и Лера не задумываясь открыла ее, зная лишь одного вампира, который мог находиться при свете дня без каких либо увечий, но он был мертв.

На пороге стоял мужчина приятной внешности, одетый в длинное, темное пальто, припорошенное снегом.
— Здравствуйте. — Улыбнулся он. — Я так понимаю вы — Валерия?
— С кем имею честь? — Лера почувствовала неясную угрозу и отошла от двери, понимая, что вампир не зайдет без приглашения.
— Мне не нужно приглашение. — Почти ласково сказал он и перешагнул порог. — Правящему синоду Камариллы, это не к чему. Он обернулся и позвал:
— Палачи, войдите в дом.
— Нет! — Закричала Лера, с ужасом глядя на вошедших мужчин в красных масках, и кинулась к лестнице. — Артур! Артур!

Чья-то мощная рука откинула ее от перил и она со страшной силой ударилась о стену и потеряла сознание.
Когда мир снова начал приобретать свои краски, Лера сразу ощутила дикую боль в районе затылка и застонала. Уперевшись в пол, она приподнялась и огляделась, и то, что она увидела, заставило ее похолодеть. Артур стоял перед гостем, окруженный палачами и в его глазах читалась отрешенность, граничащая с отчаянием.
— И так… Значит это ты, Артур Вронский, удерживаешь детей Великого князя, для того, чтобы воспользоваться их кровью? — Спросил глава синода и вопросительно посмотрел на изумленного Артура.

— Детей Великого князя? Поля?! Вы о чем?! — Воскликнул он и недоуменно оглянулся. — Что за бред?! Единственные дети, которых я опекаю — дети Жюли и моего брата Родиона!
— Давай спросим у них. — Мужчина взмахнул рукой и из темноты появились Жюли и Родион.
— Это дети Поля. — Прошипела Жюли. — И ты об этом знал. Ты украл их, чтобы выпить их кровь, когда им исполниться тринадцать лет!

— Что ты несешь?! — Артур кинулся к ней, но палачи удержали его, практически ломая руки. Он упал на колени и застонал. — Вы, отдали мне детей сами! Вы явились в мой дом, чтобы выкрасть их и убить, а с вами был Поль, который пришел убить меня!
— Он врет! — Зло выкрикнул Родион. — Мы никогда не посещали «Ястребиный мыс», после того, как покинули его!
— Вы были там! Я подтверждаю! — Лера подбежала к Артуру и присела рядом с ним. — Они хотели убить детей! Своих детей!
— Заткнись, мерзкая гусеница! — Накинулась на нее Жюли. — Ты выгораживаешь его, потому что трахалась с ним!
— Это правда? — Глава синода с интересом посмотрел на нее.

Лера опустила глаза и мужчина тяжело вздохнул. — Что ж…
В этот момент в дверь позвонили и все испуганно уставились на дверь.
— Кто это? — Прошептала Жюли. — Мы ждем еще кого-то?
Глава синода подошел к дверям и распахнул их, впуская в дом человека, густо припорошенного снегом.
— Добро пожаловать князь.
Лера услышала как сдавленно вскрикнула Жюли и снова потеряла сознание.

В этот раз, это было ненадолго и пришла она в себя от надменного и властного голоса Поля.
— И так, я слушаю Жюли. Рассказывай.
Лера пошевелилась и он повернул голову в ее сторону.
— Положите девушку на диван. — Приказал он и один из палачей, подхватив ее на руки, опустил на диван.
— Я жду, Жюли.

Парочка вампиров была напугана до ужаса, они явно не ожидали такого поворота событий.
— Ты жив… — Пролепетала Жюли и ее глаза испуганно забегали по сторонам.
— Во первых не ты, а ВЫ. — Прорычал Поль. — А во вторых, расскажи мне эту историю о детях.
— Это правда твои дети! — Жюли кинулась к нему под ноги и вцепилась в них мертвой хваткой. — Прости, что я не сказала тебе! Я не думала, что они будут нужны тебе!
— Не притворяйся! — Поль откинул ее от себя и в его глазах загорелся огонь ненависти. — Вы хотели прикрыться моей властью и силой! Пока бы я убивал Артура, вы бы жрали моих детей, твари! А теперь, понадеявшись на то, что я мертв, решили таким способом уладить все свои проблемы!

Жюли заметалась по комнате, ища выход, но палачи остановили ее метания, и натянув на ее голову и голову Родиона, черные мешки, вывели их из дома.
— Теперь с тобой. — Поль подошел к окну и его широкая спина заслонила свет. — Я прощаю тебя, Артур за то, что ты пытался меня убить…два раза. Ты воспитывал моих детей и оберегал их, рискуя собственной жизнью. Живи. Теперь тебя никто не тронет. Детей заберут мои люди, а женщину, я заберу сейчас.

— Я не могу отдать тебе Леру. — Уперто произнес Артур и так крепко взял ее за руку, что Лера почувствовала как трещат ее кости.
— Ты понимаешь, что делаешь? — Поль даже не повернулся. — Ты мне не соперник. Если тебе пару раз удалось ранить меня, причем не в честном бою, это не должно вселять в тебя ложную уверенность в своих силах.
— Я люблю ее. — Сказал Артур, бледнея еще больше. — Ты не можешь так поступать с нами.
— С вами? — Поль медленно повернулся и его глаза хищно сверкнули. — Может спросим у нее?

Лера все это время сидела ни жива, ни мертва, дрожа всем телом от страха. Поль может забрать свое помилование, если Артур нападет на него, защищая ее… И он его убьет.
— Я пойду с Полем. — Сказала она резко осипшим голосом. — Я решила.
— Что?! — Артур схватил ее за подбородок и заглянул ей в глаза. — Скажи что ты пошутила!
— Осторожнее! — Поль шагнул к ним, но Артур уже убрал руку, понимая, что причиняет ей боль.
Лера встала и Поль дернув ее на себя, повел к дверям. Возле них, он обернулся и сказал:
— Возвращайся на остров.

10 декабря 2013 года.

Глава синода сложил руки на груди и прикрыл глаза, ожидая ответа от князя, который задумчиво подпирал подбородок.
— Я обязан это сделать?
— Да, выбора нет. Артур обратился к членам синода с этим требованием и мы не можем ему отказать…
— Но он попирает наши законы и ест животных!
— Это ничего не меняет.
— Он напал на меня!

— Ты даровал ему прощение. — Глава синода раздраженно махнул рукой. — Он первый опекался этим человеком…женщиной… И ты обязан ее вернуть. Иначе будет бунт, вампиры решат, что ты пользуешься своей властью… Некоторые из них, уже считают Артура героем, посмевшим восстать против тебя. В конце концов, найди себе другую игрушку…
— Я решу эту проблему. — Поль решительно шагнул к дверям часовни. — И не позволю ставить мне условия.
— Синод принял решение, князь. Ты можешь игнорировать Артура, но наше решение — нет. — Бросил ему в след глава синода.
Поль на секунду остановился и его спина напряглась, но взяв себя в руки он толкнул дверь и вышел.

Как только шофер распахнул перед ним дверцу машины, сзади послышался голос главы синода, который вышел вслед за ним.
— Если хочешь оставить ее себе, женись на ней.
— Что??? — Поль так сжал дверцу авто, что она согнулась с неприятным скрежетом. — Вы в своем уме?!
— Это единственное решение. Выбор за тобой. — Мужчина развернулся и скрылся за серыми стенами своего мрачного пристанища.

К тому моменту, как Поль добрался к своему дому, он был в таком бешенстве, что еле сдерживался. Ему хотелось обвинить во всем Артура, Леру, за то, что она появилась в его жизни и даже себя. Он рвал и метал, но непонятное возбуждение, испытанное им после слов главы синода, не покидало его. Не знай он себя, мог бы подумать, что охвачен пьянящей радостью от осознания, насколько правильно это решение. Но нет! И еще раз — нет!

Когда он вошел в комнату, Лера стояла возле окна и смотрела на заснеженный горизонт.
— Отпусти меня домой… Я достаточно страдала… — Сказала она не оборачиваясь.
— Да? И сколько же? Может на твоем теле остались следы от моих побоев и издевательств?
— Достаточно твоего присутствия! — Лера сорвалась на крик, испытывая жуткое желание ударить его. И только сейчас она заметила как он разъярён и что она лишь распаляет костер, бушующий у него внутри. Он схватил ее за волосы и прошипел:
— Значит, ты не выносишь моего вида, душа моя? Тебе не повезло. Синод желает, чтобы мы поженились.

— И?..
— Ты думаешь, я отказался? — Хмыкнул Поль. — Я не настолько глуп, чтобы ставить под сомнение свою власть.
— Это безумие! — Воскликнула Лера. — Ты же разрушишь и свою жизнь!
— Моя жизнь, после свадьбы не изменится. Все будет, как прежде.
— Но я — не вампир!
— Это легко исправить. — На чувственных губах Поля, заиграла зловещая улыбка. — Священник ожидает нас внизу. Пойдем.

— Я не католичка! Это будет не настоящий брак! — Лера затравленно завертела головой, ища спасения. — Это понятно?!
— Я — католик. И ты находишься в моей стране. Или ты предпочитаешь боль замужеству?
— В смысле? — Лера испуганно захлопала глазами. — Что ты собираешься делать?
— Узнаешь.
» Как может мужчина, настолько прекрасный лицом, иметь такую жестокую душу?»
— У меня ее нет, Valeria… — Хищно оскалился Поль. — Пойдем.

Он не повел ее вниз, а завел в комнату, находившуюся в левом крыле дома и Лера увидела Лолу, приветливо улыбающуюся, словно девушка пыталась подбодрить ее. Поль ушел, а Лола достала из шкафа белоснежное платье, усеянное красными розами и рубинами.
— Думаю это подойдет.
— Это какой-то фарс… — Прошептала Лера. — Так не должно быть.
— Кто знает к чему этот фарс приведет. — Подмигнула ей Лола и помогла одеть платье, которое как тяжелый саван, сковало ее тело.

Поль ожидал ее внизу, облаченный в черный костюм и белую рубашку, верхние пуговицы которой были расстегнуты, обнажая красивую, мощную шею. Волосы его были вымыты и еще влажно блестели, заплетенные в косу. Увидав Леру, он изумленно приподнял брови и она увидела как в его глазах мелькнуло восхищение. Сжав ее руку, он потянул Леру к священнику и его лицо как всегда приняло непроницаемое выражение.
Церемония, казалось закончилась слишком быстро и теперь ничего нельзя изменить. Она — замужняя женщина.
Праздничный пир казался сплошным издевательством, ибо праздновать ей было нечего. Вампиры, собравшиеся на свадьбу своего князя, недовольно роптали из-за того, что она человек и убеждали Поля, чтобы он быстрее обратил ее в себе подобную.

А Поль сидел и думал, что она должна была называть его хозяином, и молчаливо сидеть у его ног, прислушиваясь к его желаниям, хотя… Какая разница? Муж, хозяин…все равно. Он мог получить любую женщину, но именно эта, появилась на его пути и он теперь не знал, что делать с той, которая превратилась из рабыни в его жену.
Как бы не была жестока его душа, но некие ее струны были задеты. Она выглядела такой красивой и несчастной, что это начинало его раздражать. Это день ее свадьбы! Она просто обязана выглядеть счастливой!
— Это не похороны. — Резко бросил он. — Если тебе так противно здесь находиться, можешь вернуться в мою комнату…на свое место.

Лера вспыхнула, но с облегчением воспользовалась его предложением и покинула зал, кишащий монстрами, попивающими кровь, в одного из которых ей предстояло превратиться в ближайшем будущем.
Войдя в спальню, Лера посмотрела на кровать и тугой узел удовольствия скрутил низ ее живота. Она представила обнаженного Поля, его властный голос и вспомнила о том, что сегодня их первая брачная ночь…

Когда в замке Поля раздался гулкий стук дверного молотка, все собравшиеся уже знали, кто стоит за дверью. Леон встал, но Лола положила ему на плечо руку, останавливая. — Я сама.
Она открыла тяжелую дверь и сказала:
— Артур, прошу, проходи.
Они прошли мимо молчавших гостей и скрылись за высокими дверями кабинета.
— Когда я смогу забрать Валерию? — Спросил он. — Мне бы хотелось поговорить с князем.
— Поговоришь. — Лола налила в стакан виски и протянула ему. — Валерия вышла замуж за Поля. Теперь это ее дом.

Прошло несколько мгновений, прежде чем Артур сообразил о чем идет речь.
— Что вы сделали?! Как вы вынудили ее выйти за князя?! — Взорвался он и одним глотком опорожнил содержимое стакана.
— Не берусь утверждать, но мне показалось, что Валерия была не против этого брака. Можешь спросить у нее сам.
— Где она?
— Скорее всего, уже в постели.
Лицо Артура побледнело, но Лола была неумолима.
— Я уверена, что князь и Валерия влюблены друг в друга.
— Он держал ее как игрушку!
— Так интересно, что Поль сам попался в собственную сеть. — Лола улыбнулась.
— Ты лжешь!
— Что бы ты не думал, она была обвенчана по всем законам и обрядам.
Артур смотрел на нее с такой злостью, что казалось, поднеси фитиль к его глазам и он вспыхнет.

— Она не может выйти замуж! Я говорил с Синодом…
— Князь получил разрешение от Синода. — Перебила его Лола. — Это все. Я пойду узнаю, выйдет ли к тебе Валерия.
Она покинула кабинет, оставив Артура со своими невеселыми мыслями.
Лера неохотно спустилась с Лолой в кабинет. Ей очень не хотелось сейчас видеть Артура, она чувствовала себя виноватой перед ним, хотя это было не так.
— Скажи правду, как ему удалось принудить тебя? — Артур так стиснул ее в объятиях, что Лера чуть не задохнулась.

Ей хотелось плакать от того, что она сама не могла разобраться в происходящем, а лгать Артуру хотелось еще меньше.
— Меня никто не заставлял.
— Валерия…
— Если бы я не захотела стать женой Поля, я бы не стала ею.
» Почему мои слова звучат так искренне?» — Испугалась Лера и умоляюще посмотрела на Артура.
— Он похитил тебя…
— Я поняла, что неравнодушна к нему…
— Почему?
Лера покраснела и опустила глаза, застигнутая врасплох этим вопросом.
— Как это можно объяснить?
— Ты действительно хочешь, чтобы я оставил тебя здесь и уехал?
— Да. — Прошептала Лера, с трудом сдерживая слезы жалости….

Поль напился безбожно и еле добравшись до спальни, провалился в беспробудный сон. Очнулся он от того, что кто-то тормошил его за плечо.
— Лола, что тебе нужно?
— Жених совсем раскис… — Засмеялась она. — Ты чего так напился?
Поль посмотрел по сторонам и встрепенулся. — Где она?
— В кабинете с Артуром.
Поль подскочил на кровати и недовольно протянул: — Почему меня никто не разбудил?
— А разве в этом была необходимость? Она твоя жена и вряд ли Артур осмелится что-то предпринять, когда в доме столько гостей.
— Он проткнул мне грудь деревяшкой в моем собственном доме!

Поль открыл дверь кабинета и язвительно произнес:
— Рад видеть встречу столь близких людей.
Артур вскочил со стула и уставился на него с ненавистью и презрением, а Лера испуганно нахмурилась. Поль все еще был в свадебном костюме, Валерия тоже была в платье невесты. Поскольку Поль не помнил как добрался до постели, то и не заметил, была ли она в спальне, раздевалась ли?

В воздухе мелькнул кулак и прежде чем Поль успел опомниться, врезался ему в челюсть.
— Остановись! — Закричала Лера, кидаясь к Артуру. — Не надо!
Поль почти не шевельнулся от удара, лишь его голова слегка дернулась. Он улыбнулся и потрогал подбородок.
— Это значит, что ты не собираешься вызывать меня на бой?
— Не сегодня. Но это право оставлю за собой.
Артур сжал кулаки и спрятал их за спину.
— Я не верю, что она добровольно захотела остаться с тобой. И запомни, если она опомнится и захочет уйти, я заберу ее. Ты не сможешь держать ее против воли, если она захочет меня. Синод не позволит.
— Это ее дом! И она его не покинет! — Взорвался Поль, чувствуя собственнический инстинкт.
— Возможно она очарована твоим прекрасным лицом, но скорее всего — просто боится.
Артур обнял Леру и у Поля появилось дикое желание оторвать его от жены, но он быстро поцеловал ее в щеку и вышел.

Ее прозвали Филадельфия из-за того, что она родилась там и прожила до пятнадцати лет. Потом ее выкрали прямо на улице и продали в бордель, откуда она попала к вампирам, в качестве сексуальной прислуги. За все годы такой неволи, Филадельфия поняла одно, что у нее есть некое могущество, способное сокрушить много чего и она пользовалась этим, надеясь, что когда нибудь станет вампиром. И она им стала. Пусть она осталась в том же положении, но уже бессмертной…

Филадельфия была не просто красивой девушкой: изящная, с горячим, томным взглядом слегка раскосых глаз и длинными, черными локонами. Она знала как свести мужчину с ума, как сделать его рабом, переспав с ним хотя бы раз. Не было мужчины, который не хотел бы заполучить ее. И хотя она не поднималась выше прислуги, ее жизнь была намного лучше чем у других таких игрушек вампиров. Она была слишком умна и всегда старалась добиться своего. Каждый ее предыдущий хозяин попадал в ее сети и давал власть над хозяйством и иногда даже над своими женами, безуспешно пытавшимися ее устранить.

Единственное, что омрачало жизнь Филадельфии, неизбежная потеря всего, когда с хозяином что-то случалось, и как назло, оба ее покровителя скончались… Один попал в руки Охотников, а второй был убит другим вампиром в пьяной драке. Его жена не стала церемониться с ней и отправила обратно на «рынок игрушек» — как называли его вампиры.

С этого рынка ее и купили, дабы она прислуживала на кухне, но если она понравится кому-то из гостей, он имеет право поговорить с хозяином и выкупить ее.
И вот оказавшись в Париже, она с удовольствием вдохнула его романтический воздух и решила, что в новом доме быстро добьется высокого положения.
Когда Филадельфия увидела нового хозяина, сердце ее учащенно забилось и она восхищенно замерла, любуясь его безупречной внешностью. Но она была неприятно удивлена тем, что он не обратил на нее никакого внимания и решила, что это лишь временное поражение и она просто обязана добиться расположения князя во что бы то не стало. Ее совершенно не волновало, что князь женился всего два дня назад, краем уха она услышала, что эта свадьба была по приказу синода. Но даже будь он влюблен в жену,Филадельфия не переживала — уж слишком хорошо она знала цену своим чарам…

13 декабря 2013 года.

Лера сразу обратила внимание на новую девушку, появившуюся в доме Поля, в качестве прислуги и противный червячок ревности забрался в ее душу. Красивее, Лера в жизни не видела… Даже одежда теснее чем надо облегала ее тело и из глубокого декольте, почти вываливалась большая, упругая грудь. Она не спускала призывного взгляда с Поля и постоянно одаривала Леру пренебрежительными. Последнее время он не пытался заняться с ней любовью и вполне возможно, что откликнется на эти чарующее кокетство.

— Ты равнодушна к Полю?
Лера изумленно уставилась на новенькую девушку, которая принесла ее вещи из стирки. Пусть Поль мог себе многое позволить, но спускать такое отношение к себе, она собиралась. Она жена князя, в независимости от того, как ею стала.
— Я думаю тебя это не касается, как там тебя… Филадельфия?
— Да ладно тебе… — Усмехнулась она. — Я знаю, что у него не было выбора.
— Что?!
Но Лера сразу же осеклась, понимая, что не стоит опускаться до ее уровня.
— У тебя есть мужчина?
— Нет. Я берегу себя для Поля.

Лера вспыхнула и почувствовала как ее лицо покрывается красными пятнами.
— Он для тебя лишь хозяин.
Филадельфия красиво повела бедрами и хищно улыбнулась.
— Увидишь, я буду называть его как захочу, и он не будет возражать… Потому что будущие ночи он будет проводить со мной.
— Пошла вон отсюда! — Лера зло подскочила и указала ей на дверь.
Филадельфия лишь улыбнулась и оглядев комнату с видом собственницы, сказала:
— Скоро и эта комната станет моей.
В этот момент, Лера подумала о том, что Поль хочет ее унизить с помощью этой девицы, может он и купил ее специально для этого.

Лера читала, когда дверь в спальню открылась и вошел Поль. Он устало присел на кровать и сказал:
— Может найдем общий язык? Я не хочу жить в ненависти.
— Что ? — Лера удивленно уставилась в его спину, обтянутую шелком халата. — А как же хозяин? Мое место?
— Прекрати, Valeria, ты моя жена, а не игрушка.
— Давно ли я была ею? — Усмехнулась она. — Что изменилось?
Поль повернулся и прижал ее к себе, поглаживая по волосам.
— Все… Теперь ты моя.

Лера почувствовала, что в ее душе, что-то тает и что она соскучилась за ним. Она опустила лицо, чтобы он не видел ее смятения, но Поль, вдруг провел пальцем по ее губам и приподнял голову.
— Поцелуй меня.
Лера наклонилась и за все это время, первая выявила инициативу. Их губы встретились и сильнейшее возбуждение охватило ее.
— Это может быть новым началом для нас… — Тихо сказал Поль. Он несколько мгновений просто прижимал Леру к себе и хотя горел безумным желанием, однако держал себя в руках.

А Лера не знала, что и подумать, когда Поль не показал свою жестокость, а проявил понимание и ласку. Они растопили вражду и ненависть, уступив место светлым чувствам. Его прохладная рука, скользнула по ее бедру, которое он слегка стиснул, затем поднял и согнул ее ногу, чтобы ласкать, не отрывая лица от ее грудей. Поль гладил ее ступни, щиколотки, прозрачную кожу под коленками, отчего по ее спине бежали сладостные мурашки.
Его пальцы ласкали ее лицо, нежно прикасаясь к губам и полузакрытым векам. Теперь Лера знала, что значит брать и давать, быть госпожой и рабыней, пока их языки страстно сплетались, зажигая все внутри. Поль сорвал с нее халат и опрокинул на кровать, тыкаясь напряженной плотью в ее бедра. Наконец, оказавшись внутри нее, он застонал от удовольствия и прошептал:

— Я люблю тебя…

Лера забыла обо всем плохом, что было между ними и наслаждение искрящимся водопадом нахлынуло на нее.

Глубокая ночь опустилась на землю, но Лера не могла заснуть. Даже в самых смелых мечтах, она не могла себе представить, что будет лежать рядом с Полем и чувствовать себя так хорошо и уютно. Новое начало? Да, пусть так и будет.

Следующий день оказался не самым приятным, единственное, что воодушевило Леру, это то, что к вечеру должны были привезти детей. Она спустилась вниз, все еще находясь под впечатлением ночи и подошла к большому, стрельчатому окну. Поль стоял возле машины и разговаривал с шофером. Рядом стояла Филадельфия.

Он склонился над колесом, внимательно слушая водителя и казалось совсем не обращал на нее внимания, а Филадельфия вдруг нагнулась вслед за ним и стала разминать ему плечи. В этот момент, Лере показалось, что она откровенно ласкает ее мужа, страстно вжимаясь в его спину животом и бедрами. Если бы это было еще вчера, она бы проглотила эту ситуацию и оплакивала свои обиды в спальне, но после вчерашней ночи… Этого она стерпеть не могла. Она отрежет член этому развратному ублюдку, а эту проклятую, подвесит на стропилах за ее длинные, волнистые патлы!

— Valeria!

Она уже поднималась по ступенькам, когда прозвучал властный голос Поля. Она не остановилась, хотя знала, что он настигнет ее в один бросок. Лера схватила белоснежную вазу с розами и резко развернувшись, швырнула ее ему в голову.
— Что происходит?! — Взревел Поль, уклоняясь от этого фарфорового снаряда. — Ты сошла с ума, женщина! Что на тебя нашло?!
— Ты — проклятый, брехливый вампир! — Завизжала Лера, краем глаза, замечая изумленное лицо Мари, высунувшееся из-за двери. В ее открытый от удивления рот, мог въехать КамАЗ. — И развратник!
— Ты ревнуешь? — Поль недоуменно приподнял брови.
— Меня тошнит от тебя!
— Ты действительно ревнуешь! — Его клыкастый рот расплылся в улыбке.
— Мне все равно кого ты трахаешь, но я теперь не в их числе! Есть вещи, которые я, как твоя жена, терпеть не буду!

Если бы Лера мыслила адекватно, то наверняка поняла, что переходит все границы. С Полем так себя вести — было равносильно самоубийству, но он похоже забавлялся происходящим и вдруг хлопнув ее по мягкому месту, сказал:
— Это из-за Филадельфии? Остынь, жена… Мне не интересны ее притязания.
Поль еще раз хмыкнул и пошел в кабинет, крикнув:
— Мари, убери осколки!
Лера завопила от злости и потопала наверх, не видя как Поль довольно улыбается и даже в его страшных глазах, заплясали лучики веселья.
Наутро Поль в бешенстве ворвался в дом.
– Жан! – прогремел он. – Где этот долбаный вампир? Жан, немедленно спустись вниз, если ценишь свою жизнь!
– Что случилось? – Лера выскочила из спальни, в которой провела одинокую ночь и испуганно воззрилась на мужа.

Он принялся бросать одежду в спортивную сумку. В дверях возник Жан и нерешительно посмотрел на хозяина.
– Закажи билеты в Венгрию, чтоб мы были там к вечеру, поспеши! – коротко велел Поль.
Лера почувствовала, как от страха подкосились ноги.
– Что произошло? Скажи наконец!
– Этот чертов негодяй! Он усомнился в моей власти и княжестве!
– Кто? О чем ты?
– Желающий отобрать то, что ему не принадлежит! Вампирчик, возомнивший себя главным!

Лера зябко повела плечами, удивляясь спокойному виду
Жана. С упавшим сердцем она наблюдала, как тот снимает со стен огромный осиновый кол-топор.
– Поль, а ты не можешь просто поговорить с этим человеком?
– Поговорить? Время для бесед уже прошло!Посмотрим, сколько этот ничтожный, мадьяр продержится против Князя! Оставляю дом на твое попечение. Я беру с собой лишь пару человек. Надеюсь, ты сознаешь свой долг?
– Вполне, – ледяным тоном ответила она.
Он бросил на нее быстрый, ласкающий взгляд.

– А теперь подойди и поцелуй меня, чтобы твой поцелуй остался гореть на губах и не дал мне тревожиться за тебя.
Он яростно поцеловал ее, до боли сминая губы.
– Буду присылать весточки, – бросил он, сбегая по ступенькам.
Лера поспешила следом.
– Я не смогу думать ни о чем кроме тебя…– серьезно ответил он.
Отъезжавших мужчин провожала не только Лера, но и Мари, как каменная статуя стоявшая в дверях. Лера повернулась к ней. Она молчала, однако в этот момент между женщинами, протянулась ниточка дружбы.

Лера проводила время в зимнем саду, а Филадельфия находилась рядом, прислуживая и наблюдая…
– Я завидую тебе Валерия, твоей безмятежности и спокойствию. Вряд ли я вела бы себя так в подобном положении.
– Боюсь, я не совсем тебя понимаю. — Лера зло взглянула на наглую девицу.
– Похоже ты беременна… То есть предполагаю, что беременна от Поля или от Артура? Ведь никогда ни в чем нельзя быть уверенной.

Лера ответила коротким холодным взглядом.
– О, я не хотела вас оскорбить. Просто Поль такой красивый мужчина. Должно быть, он пользуется огромным успехом у женщин. Я нахожу его абсолютно неотразимым.
» Откуда она узнала о ребенке? Даже Поль не знал о нем…»
– Я не позволю обсуждать моего мужа в подобном тоне.
– Прошу меня простить. Собственно, я хотела говорить не о вашем муже. Поверьте, я просто вам удивляюсь. Если бы мне предстояло вскоре забеременеть, а муж-красавец находился бы за много километров отсюда, с таким темпераментом и любовью к женщинам… На вашем месте…

– Филадельфия, если вы в самом деле нормальная женщина, ваши намеки вполне недвусмысленны и крайне мне не нравятся. Я требую, чтобы вы держали ваши мысли при себе.
Филадельфия улыбнулась и провела пальцем по стене.
–Даже при самом коротком знакомстве я нахожу, что Поль…князь… человек крайне романтичный, не считаете? Расскажите, как он ухаживал за вами? Долго ли вы знали друг друга до свадьбы?

Лера от возмущения потеряла дар речи.
– Думаю, на весь ваш роман ушло несколько дней, – продолжала Филадельфия, но тут же поспешно прикрыла рот рукой. – Правда, князь не из тех мужчин, кто легко влюбляется: для этого он слишком властный… Ну ладно… Мне пора.. Доброго дня, хо-зя-й-ка. Надеюсь, я ничем вас не оскорбила.
После ее ухода ошеломленная Лера долго не могла пошевелиться. Наконец она встала и покачала головой. Эта женщина — воплощение зла. Стоит ли удивляться, что она это доказала?

Через четыре дня прибыли первые новости… Автомобиль, Лера увидела его из окна и сбежала вниз с такой быстротой, что споткнулась и едва не упала. Она не заметила следовавшую по пятам Филадельфию.
Парень, приехавший из Венгрии, держал два письма с печатями князя. Лера почти вырвала их у него и хотела уже сломать печати, но парень остановил ее:
– Вы Валерия?
– Да, это я.
– А кто здесь.. Филадельфия?
– Я.

Лера потрясенно наблюдала, как парень берет у нее из рук одно письмо и передает девушке.
– Иди… иди на кухню, Мари покормит тебя… Радость снова была отравлена этой дрянью. Как мог Поль писать Филадельфии?!
Она поспешно вскрыла письмо.
– Он здоров и прекрасно себя чувствует…– Прошептала она, прижимая к груди письмо, после чего взглянула на Леру и осведомилась:
– Вы не спешите прочитать свое послание?
Валерия, словно не слыша, прошла мимо нее и поднялась в спальню. Первым порывом было сжечь письмо в огне камина, но она просто не смогла этого сделать.

«Боюсь, мне придется остаться до Нового года. Я послал людей в Париж за представителями синода, которым придется приехать в Венгрию. Я несколько раз предлагал этому человеку все решить мирно. Но он и слушать не желает. Мне ужасно все это надоело. Сейчас я жажду только домашнего уюта.
Твой князь… И муж».

Лера присела на кровать и отчего-то расплакалась. Письмо было таким…простым… Никакого следа его обычной надменности. До чего же он одинок! Она прокляла себя всеми ругательствами, которые знала, за то, что на минуту усомнилась в муже.
Наконец ей стало легче настолько, что она улыбнулась, впервые за несколько дней. Она долго писала ответ Полю. Заверила, что она хорошо себя чувствует( но о ребенке промолчала), что дети задерживаются и их ждут со дня на день. И то, что она подружилась с Марией. И только в конце высказала все, что чувствовала:
«Мари смеется и говорит, что я становлюсь похожей на тебя , ибо ничто не может вызвать улыбки на моем лице, когда тебя нет рядом…
Твоя жена Valeria ».

К тому времени, когда она отправилась на обед, настроение немного улучшилась. Но тут в гостиной опять появилась Филадельфия, неся подносы с едой.
– Как можно есть эту гадость?- Ее лицо перекосила маска презрения. -Надеюсь, ваше письмо содержало только приятные новости? – спросила она.
– Не слишком. Боюсь, князю придется задержаться.
– О да, после четырех встреч с бунтовщиком они ни к чему не пришли и теперь, возможно синод решит умертвить его, и… впрочем, простите, я уверена, что он уже все написал в письме вам.

– Но мне не известно так много, как тебе. Возможно, человек, написавший тебе, более красноречив.
– Да, Поль прислал весьма подробное послание.
– Поль? О чем ты? – взорвалась Лера.
– Как? Я предполагала, что вы знаете! Вы заверили меня, что мои намеки были вполне недвусмысленны.
– Мой муж шлет тебе письма?
– Нельзя же осуждать мужчину, которого влечет к другой женщине!

Лера медленно поднялась:
– Думаю, ты должны показать мне письмо.
– М-м… Валерия… понимаю, это, должно быть, первая… в вашем недолгосрочном браке, неверность вашего мужа, и я не хочу платить неблагодарностью за гостеприимство, показав то, что, несомненно, вас расстроит.
– Я отправлюсь к мужу, и он обличит твою ложь.
– Ну разумеется, обличит! Не ожидаете же вы, что он будет хвастаться перед вами своими женщинами? По-моему, вы знали, что до женитьбы он не был монахом! Так что же могут изменить обеты, данные перед свидетелями? И, кстати, он выполнил эти обеты: у вас есть все, чего только может пожелать женщина. Пожалуйста, вы должны поесть. Подумайте о ребенке, который растет с каждым часом.
Но еда застревала в горле Леры. Она не станет верить этой лгунье! Поедет к Полю, и… что, если он будет все отрицать? Поверит ли ему?…

Она собралась за минуту, покидав в сумку теплые вещи и выскочила на улицу, надеясь, что Филадельфия не увидит ее.
— Отвези меня в аэропорт. — Быстро сказала она молоденькому шоферу и он сразу открыл перед ней дверцу, помогая устроиться в салоне автомобиля.
— Что-то случилось? — Молодой человек подозрительно поглядывал на разгоряченную Леру.
— Пока ничего. — Улыбнулась она. — Пока…

Самолет приземлился в аэропору Будапешт-Ферихедь и холодный ветер сыпанул Лере в лицо колючие снежинки. Она не звонила Полю, чтобы он не имел возможности остановить ее и попросила об этом Мари. Женщина должна была позвонить князю, когда Лера уже была бы над Венгрией. Сдерживая дрожь от своего опрометчивого поступка, Лера быстро пошла к ожидающему ее лимузину.
— Что ты вытворяешь, женщина?! — Грозно прошипел Поль, окидывая ее недовольным взглядом. — Не припоминаю, чтобы я приглашал тебя!
— Я не могла удержаться от того, чтобы не приехать… — Проблеяла Лера, пугаясь его взгляда. — Ты прислал письмо…
— Какое письмо? — Удивленно взглянул на нее Поль. — Я не присылал тебе никаких писем! Поверь, я умею пользоваться компьютером и интернетом.

— Но кто же тогда? — Лера испуганно вздрогнула, понимая, что оказалась втянутой в какую- то ловушку. — Его привез шофер, на письме стояла твоя печать…
— Какая печать, darling? — Поль тяжело вздохнул и покачал головой. — Я тебе что, крон-принц? Как выглядел шофер?
— Невысокий, с рыжими волосами…
— У меня нет таких шоферов. — Поль недовольно поморщился. — А что было в письме?
— Да ничего такого…
— Странно… Кому и зачем это нужно?.. — Он задумчиво потер подбородок и спросил: — Зачем же ты приехала?
— Расскажу потом.. — Буркнула Лера и трижды себя прокляла за опрометчивость.
Они подъехали к большой гостинице с ярким названием » Iberostar Grand Hotel Budapest » и шофер открыл перед Полем дверцу. Он вышел и помог выбраться из машины Лере, все еще недовольно поглядывая на нее.

— У меня очень много дел. — Сказал Поль, стягивая с себя свитер из тонкой шерсти. — Поэтому я буду отсутствовать большее время суток. Из номера не выходи без меня, понятно?
— Более чем. — Ответила Лера, чувствуя себя виноватой. — Это значит, что я остаюсь?
— Остаешься. Вокруг творится что — то нехорошее и лучше будет, если ты побудешь здесь. А теперь разденься и приласкай меня… — Поль развалился на кровати и поманил ее пальцем. — Я соскучился за женским телом.

Лера с трепетом сняла с себя платье и нырнула под одеяло, предвкушая его ласки. Поль сразу же притянул ее к себе и принялся гладить спину, ягодицы и бедра, впиваясь пальцами в нежную кожу. Когда его рука скользнула между ее ног и сжала мягкую плоть, Лера застонала от удовольствия и потянувшись, обхватила пальцами его твердый член, напряженно пульсирующий и готовый к бою.
— О, Valeria… — Поль вдруг резко перевернул ее и посадил на себя. — Оседлай меня, женщина…

Лера с удовольствием опустилась на его могучую плоть и замерла, чувствуя его в себе, как он распирает ее тонкие стенки и упирается в матку.
В это время, Филадельфия говорила по телефону, ее голос был возбужденным и в нем проскакивали нетерпеливые нотки.
— Она приехала? Хорошо… Делай как мы договаривались. Чтоб и духу ее здесь больше не было. Сделай так, чтоб князь возненавидел ее!
Она выключила телефон и радостно потирая руки, напевая пошла на кухню. Но она не знала, что за дверями стояла Мари и слышала каждое ее слово.

20 декабря 2013 года.

Лера читала книгу о Венгрии, когда в номер постучали.
— Обслуга!
Девушка встала, потянулась и подошла к дверям, абсолютно не опасаясь и не думая ни о чем плохом. В коридоре стоял молодой мужчина, одетый в форму отеля, держа в руках поднос, на котором было шампанское в ведерке со льдом.
— Но я ничего не заказывала…

— Это подарок отеля князю, как постоянному клиенту. — Сказал мужчина и Лера отошла, пропуская его в номер. И вдруг в голову ей пришла мысль: » Князю? Он князь вампиров! В отеле не могли этого знать!»
Девушка резко повернулась и только сейчас обратила внимание на мужчину. Он был слишком большим и накачанным для этой формы, которая на удивление, еще не треснула на нем.
— Кто вы? — Она попятилась к дверям, но он в два прыжка оказался возле нее и отбросив ее в сторону, прорычал: — Сейчас будет немного больно!
Лера с ужасом увидела как вытягивается его лицо, превращаясь в волчью морду с ужасными, звериными глазами и закричала. Оборотень одной лапой поднял ее с пола и впился огромными клыками ей в плечо. Боль была настолько сильной, что Лера потеряла сознание, в последний раз взглянув в эти жестокие, волчьи глаза. Мужчина осторожно положил ее на кровать и вышел, тихо прикрыв за собой дверь.

Когда Поль вошел в номер, Лера дрожала как в лихорадке, покрытая горячим, липким потом. Он с ужасом прикоснулся к ее лбу и чертыхнулся, настолько он был горячим. Поль достал телефон и вызвал скорую, думая лишь о том, что могло случиться.
— У нее может быть заражение крови. — Врач осмотрел Леру и вымыв руки, вернулся в комнату. — Откуда у нее этот укус?
— Укус? — Поль встрепенулся и быстро подошел к кровати. — Где?

Врач осторожно отодвинул ворот халата и он с ужасом увидел огромную рану, словно пульсирующую под ярким светом лампы. Это не был укус вампира… Тогда он легко избавил бы ее от мучений, дав выпить своей крови и обратив в кровососа. Но это был укус оборотня… И она уже превращалась в дикого зверя, с которыми они вели непримиримую войну.
— Я отвезу ее во Францию. — Резко сказал Поль. — Там ее осмотрят другие врачи.
— Я понимаю…но вы можете не успеть…
— Я не бедный человек. Сейчас прилетит вертолет.
— Это ваше право. — Врач удивленно пожал плечами и вышел, еще раз глянув на дрожащую Леру.

Она видела все в огненных пятнах, мир вокруг нее пылал и в теле тоже разгорался дикий пожар. Запахи и звуки разрывали голову, лавиной нахлынувшие на нее. Лера чувствовала как ее куда-то несут, потом звук взлетающего вертолета и прохладные руки Поля на ее лбу. Она вынырнула из забытья и прохрипела:
— Что со мной?
— Все будет хорошо, Valeria. Потерпи…
Она снова провалилась в горячую темноту с дикими, пляшущими картинками.

22 декабря 2013 года.

Поль одиноко сидел за столом, когда в комнату вошла Мари.
— Я не хочу лезть в ваши дела и спрашивать, что случилось… — Начала она и недовольно сдвинула брови, когда в комнату вошла Филадельфия.
— Как я рада вас видеть, князь… — Промурлыкала она, стреляя глазами. — Надеюсь вы больше не покинете…нас?
— Ты что-то хотела, Филадельфия? — Резко спросил Поль. — Я не в настроении.
— Дети прибыли. Они в детской. — Филадельфия захлопала ресницами, обиженно надув губы.
— Я зайду к ним позже. Можешь идти.

Она недовольно крутнулась на каблуках и скрылась за дверью.
— Мари, принеси мне водки.
Женщина кивнула и пошла на кухню.
— Не надейся, что князь посмотрит на тебя. — Зло произнесла она Филадельфии , сидевшей за столом в кухне.
— Посмотрит. — Хмыкнула она. — Теперь посмотрит… А ты не лезь, чтоб не вылететь когда я стану здесь хозяйкой!
— Хозяйка! — Рассмеялась Мари. — Шалава ты, а не хозяйка! Я слышала твой разговор по телефону!
— Ну и что? Все равно ты ничего не докажешь. Я могла звонить кому угодно и говорить о своих делах. Не лезь куда не надо, а то пожалеешь. — Прошипела Филадельфия и выскочила из кухни. Мари достала бутылку водки, рюмку и поставив на поднос, понесла Полю.

Он несколько раз выпил и поднялся.
— Князь, мне нужно вам кое-что сказать… — Мари двинулась ему на встречу, но он нетерпеливо отмахнулся. — Позже Мари, я хочу увидеть детей.
— А мадам?
— Мадам больна. Постарайся не заходить в нашу спальню.
— Хорошо, князь. — Мари наклонила голову, но душа ее чувствовала беду…
Поль поднялся в детскую и остановился в дверях, разглядывая играющих близнецов. Они были очень похожи на него и его сердце вдруг защемило от такой невыразимой тоски, что он глубоко вздохнул, чтобы чувства не вырвались наружу.
Девочка услышала этот вздох и повернула к нему большеглазое личико.
— Ты кто?
Поль растерялся и прокашлявшись, сказал:
— Ваш папа.

— Папа? — Мальчик подошел к нему и задрал голову. — И где же ты был?
Поль присел на корточки и улыбнулся.
— Я не знал, что вы у меня есть.
— А как узнал? Дядя Артур тебя нашел для нас?
— Ну-у…да. — Кивнул Поль. — Он очень хороший.
— Мы знаем. — Сказала девочка и заглянула ему в глаза. — А ты?
— И я…- Поль притянул их к себе и вдохнул их пока еще человеческий запах. — Вы же мои родные…

Он оставил детей играть и отправился в их с Лерой спальню. В комнате было темно и Поль сразу услышал из угла приглушенное рычание. Он щелкнул выключателем и спокойно прошел мимо большой, черной волчицы, следившей за ним злыми глазами.
— Успокойся, Valeria… Сейчас я не могу тебя выпустить из комнаты, но завтра мы что нибудь придумаем.
Она заскулила и положила голову на кровать. По ее лоснящейся шерсти, потекла прозрачная слеза. Поль тоже положил голову рядом и дунул ей в нос.
— Прекращай хандрить, жена…

— Ты должен ее убить. — Лицо главы синода ничего не выражало. — Это не приемлимо.
— Я не буду ее убивать. — Поль вздрогнул от этой ужасной мысли. — Вы не можете требовать этого!
— Можем. Это не нормально! — Мужчина зашипел, обнажая клыки. — Верх безобразия , жить с оборотнем! Если ты не убьешь ее, это сделаем мы! Чтобы она не родила непонятного мутанта, который будет угрожать нашему виду!
— Что? — Поль резко поднялся, опрокинув стул.
— Она беременна! Ты еще не в курсе?!
— Откуда такая информация?
— Нас предупредила Филадельфия, о том, какие непотребства творятся в твоем доме!
— Разговор окончен. — Поль ринулся к дверям, чувствуя как ярость нарастает у него внутри. — Она моя жена.
— Камарилла проклянет тебя, князь! Опомнись!
Но Поль ничего не слышал. Он хотел убить Филадельфию.

Продолжение : Влюблённый хищник 3.

Автор Анна Порохня.

(читать любовное фэнтези про вампиров)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector