Главная / ФЭНТЕЗИ РАССКАЗЫ / Женское любовное фэнтези / Малиновый компот или черный кот на подоконнике
Анна Порохня рассказы

Малиновый компот или черный кот на подоконнике

Глава 2

Наша увеличившаяся компания, вышла из дома Гадюки, который она заботливо закрыла на мудреный замок и пошла по узенькой тропинке, вьющейся между кочками. Впереди шла Гадюка, за ней Димка, следом Томка, а я замыкала процессию, шагая за котом, который выглядел совершенно несчастным. И я его понимала, отправила его Акулина с подозрительной компанией, за своей непутевой дочкой, а она домой и не собирается…
Томка наоборот казалась довольной и витала где-то в облаках, напевая какую-то песенку. Димка разговаривал с Гадюкой, а та ему охотно отвечала, стреляя янтарными глазами.

— Вы бы хоть план действий какой придумали, — обратилась я к ним. — Явитесь вы к Теплыне и что скажите? А то идете неизвестно куда…
— Главное дойти, — беззаботно ответила Томка. — А там на месте решим!
— Как все просто у вас, — пробурчала я и тут заметила как насторожился кот, водя ушами в разные стороны. — Эй, блохастый, ты чего заметушился?
— Кто-то приближается! — мяукнул он и зло добавил: — Сама такая!
Гадюка тоже остановилась и прислушалась.
— Чую я что-то…

Из кустов выползла большая черная змея и она взяв ее в руки, поднесла к уху:
— За нами скачут!
— Кто??? — сколько я не прислушивалась, ничего не слышала.
— Похоже Встречники, — Гадюка отпустила змею и вздохнула. — Шустрая Васька однако…
— Я знаю кто это! — Димка обвел нас довольным взглядом. — Встречник — вихрь, который несется по дорогам. Считается, что в нем черти! Их можно заставить служить себе, если, не испугавшись, бросить в вихрь нож. Тогда нечистая сила обретет плоть и будет служить тебе! Вот!
— Молодец, — похвалила его Гадюка и Димка порозовел от удовольствия. — Вот только попасть в этот вихрь не просто. А если затянет, то все — пиши пропало.

И вот тут-то я услышала странный цокот, похожий на звук маленьких копытец.
— Вы же говорили это вихрь! — воскликнула Томка.
Действительно, из-за деревьев показался столб пыли, в котором мелькали то копыта, то хвосты, то злобные мордочки с красными пятаками. Это странное явление надвигалось на нас, а мы, словно парализованные наблюдали за ним, не в силах сдвинуться с места. Первый пришел в себя кот и заверещав, бросился в кусты, отчего клочки его черной шерсти, повисли на ветках.
— Нож есть?! — крикнул Димка, сквозь нарастающий гул и Гадюка, порывшись в своей сумке, протянула ему нож с костяной ручкой.

Мы с Томкой с открытыми ртами наблюдали за нашим спокойным Димоном, который превратился практически в Чака Норриса, отчаянно выкобениваясь перед Гадюкой.
Вихрь кружился и изгибался, метался из стороны в сторону и его даже держать в поле зрения было трудно, не то что метать в него ножи. Из него неслись повизгивания, похрюкиванья и еще какие-то противные звуки и все это великолепие пыталось засосать нас внутрь себя и сопротивляться этому было практически невозможно. Гадюка зацепилась ручкой своей сумки за здоровенную корягу и парила в воздухе, похлеще аэроплана, Томка орала благим матом, вцепившись в небольшой куст, который трещал и терял листья от ее хватки. Я влипла в большой валун, с холодной, влажной поверхностью и медленно соскальзывала с него, влекомая силой вихря.

Димка целился и целился, вертясь вокруг собственной оси, пока я не заорала:
— Да бросай ты уже этот нож!
Он бросил его почти в центр этого хрюкающего безобразия и тот застыл, выровнявшись в длинную, покачивающуюся фигню, похожую на лейку. Эта лейка, еще покачалась с минутку и рассыпалась по траве, мелкими, суетливыми чертятами. Они удивленно таращились на нас, почесывали ушибленные бока и поправляли свернутые рожки.

— Какие хорошенькие! — заохала Томка и протянула руку, пытаясь погладить одного из них по голове, но он вдруг открыл рот и громко клацнул острыми зубами, отчего Томка завопила и огрела его сучком, валяющимся под ногами.
— Дрянь какая!
— Говори с ними! Говори давай! — прошипела Гадюка, подталкивая Димку к чертям, которые все еще собирали глаза в фокус.
— Я??? — Димка уперся ногами в землю.
— А кто??? Ты же нож бросил! — Гадюка все таки оторвала его от земли и он полетел в сторону самого крупного рогатого создания.

— Вы это!… Зачем напали на нас?! — рявкнул наш Чак Норрис, и насупил брови, отчего его торчащие уши, стали еще больше. — А ну! Отвечайте!
— Приказали, вот и напали! — заныл черт, хлюпая носом-пятаком. — А то нужны бы нам были! Дел своих нет что ли!!!
— Кто приказал?
— Кто, кто… Василиса эта чудаковатая! — черт выдернул ветку из уха и сморщился. — Идите, говорит, и этих двух баб страшных и мужика заплутайте, закрутите и затащите в трясину! Пущай лягушек кормят!
— Кто это бабы страшные?! — Томка приблизилась к черту с сучком, который не выпускала из рук и тот отскочил в сторону.

— Я что ли такое сказал?! Нужны вы мне больно! Все на одну рожу…
— Значит так, — Димка оттеснил Томку от черта и твердо сказал: — А теперь, скачите обратно и разведайте, что Василиса нам еще готовит. Я же нож бросил, могу и поприказывать.
— Можешь! — закивала Томка, вроде как она тут местная и все нюансы знает. — Приказывай Димочка! Охренели они тут все, я посмотрю!
— И вот еще что, — Димка на секунду задумался, а потом сказал: — За Мертвую царевну разузнайте получше… Что, да как… Ясно?
— Ясно, — тяжело вздохнул черт и засунув свои три пальца в рот, свистнул. — Поскакали!!! Работа есть!

Черти начали собираться в вихрь, поднимаясь над землёй и вдруг из него выскочил чертенок, которого присушила сучком Томка и хляснул ее хвостом по башке, отчего подруга громко выругалась и погрозила ему кулаком:
— Ну смотри, гадская рожа, доберусь я до тебя!
Вихрь умчался, а в воздухе остался звенеть ехидный смех.
— А зачем тебе Мертвая царевна? — покосилась я на Димку.
— Нужно знать все, — уверенно сказал Димон. — Информация никогда не помешает.
— А где кот? — я завертела головой по сторонам, но Тимофея и след простыл.
— Сбежал он от нас, — констатировала факт Томка. — Небось к своей хозяйке, докладывать помчался.
— Или к Ваське, — добавила Гадюка. — Что еще хуже. Тогда она и о том, что Димитрий Встречника приручил, знает.

— Наше дело теперь — путь свой продолжать, — сказал Димка. — Давайте пойдем дальше. Далеко эта гора Медная?
— Нет, вон она, — Гадюка указала на очертания высокой горы, возвышающейся над лесом. — Только там может история приключиться…
— Что еще??? — я почему то даже не удивилась какой-то новой истории, но снова разозлилась. — Опять какие-нибудь черти нападут?
— Похуже, — Гадюка долго, с опаской поглядела на гору. — Там живет дух горы, он очень не любит когда его тревожат. Но можно проскочить, когда он спать ляжет.

— И когда это случится? — нетерпеливо поинтересовалась я и Димка ответил:
— На рассвете. Так по крайней мере написано в мифах. Все существа, охраняющие горы, реки или еще что, ложатся спать на восходе солнца.
— Умник, — пробурчала я, а Гадюка поддержала его:
— Какой ты умный, Димитрий! Я прям диву даюсь!
Димон зарделся, в его глазах заиграли горделивые искорки и он важно сказал:
— Не будем терять времени, женщины.

— Ты гляди, женщины, — проворчала Томка, плетясь за весело болтающими Димкой и Гадюкой. — Какой джентельмен…
— Да пусть парень перед девушкой побравирует, — улыбнулась я. — Он же с квартиры только по великим праздникам выходит, а тут такое приключение!
— Да пусть, — Томкин запал прошел и она тоскливо смотрела на солнце, закатывающееся за гору. — Домой охота…
Я промолчала, чувствуя тоже самое и пнула ногой мухомор.

К горе мы подошли когда на лес опустились сиреневые сумерки и в них она казалась просто волшебной, с ровными, пушистыми от кустарника склонами и острой, песочного цвета вершиной.
— Все, привал, — Гадюка уселась под раскидистым дубом и принялась выкладывать из сумки провизию. — Пора и перекусить.
С этим мы спорить не собирались и с удовольствием принялись за трапезу под открытым небом, отчего она казалась более вкусной.
— А где же вход? — спросила Томка, хрустя соленым огурцом. — Или гору обойти можно?
— Нельзя. С обеих сторон овраги глубокие, а в них что только не водится, — ответила Гадюка. — Самый короткий путь сквозь гору, вход в которую, за этим камнем находится. Как только мы гору пройдем, сразу дворец Теплыни увидим, а там и до Благояра рукой подать.

Мы еще немного посидели и решили лечь спать, чтоб встать еще до рассвета. Уложившись на мягкой траве, под которой теплела нагретая за день земля, мы еще немного поговорили и вскоре я услышала как тихо засопел Димка, а следом за ним и Гадюка с Томкой. Стрекотали сверчки, где-то ухал филин и пахло ночными цветами. Я немного повздыхала, покрутилась с бока на бок и тоже задремала, успокоенная лесной тишиной.
— Да не ляжу я спать на восходе солнца. Бессоница у меня… Ужас как маюсь…
Эти слова проникли сквозь мою дрему и словно кипятком ошпарили мозг. Кто это?!

Я открыла глаза и увидела сидящего на камне мужчину, которого освещала большая желтая луна, повисшая над лесом. Он смотрел на нас и тяжело вздыхал, расчесывая длинные серебристые волосы. Изящный, стройный, с широкими плечами, он был похож на эльфа из кельтских сказок.
— Ты кто??? — прошипела я, отметив, что вся остальная компания, спит без задних ног.
— Горный дух, — грустно ответил мужчина. — Вы же ждете когда я засну, да?
— Я так поняла, что ждать нам этого не стоит? — вопросом на вопрос ответила я.
— Я же говорю, бессоница у меня, — терпеливо пояснил он. — Спать не могу я,… из-за любви…

— Безответная что-ли, любовь? — я подобралась к нему поближе и разглядела, что у него красивая, почти прозрачная кожа, бледная и немного светящаяся.
— Да, — особо тяжело вздохнул он. — Только я не могу покинуть Медную гору, а она не может покинуть Теплыню, пока золотоволосую деву ему из иного мира не достанет…
Моя челюсть стала медленно опускаться вниз и мне стоило огромных усилий, чтобы удержать ее.
— Василиса???
— Ты знаешь ее??? — встрепенулся дух горы. — Откуда? Что тебе известно???
— Ну вообще то, — начала я, но тут из-за спины раздался сонный голос Томки:

— Оля, а кто это?
— А это, Томка, Васькин воздыхатель…
— Ты что, шутишь, да? — она задышала мне в ухо горячо и часто. — Или есть еще какая-то Васька?
— Нет, нету. Любит этот горный дух, нашу сбежавшую Василису и мается по сему бессоницей. — ответила я. — Страдает…
— Е-мае, — Томка икнула и завопела: — Димка! Гадюка! Вставайте!
Они подскочили моментально и изумленные увиденным, подошли ближе.
— Дух горы, — протянула Гадюка. — Правду значит мамка говорила, что они красивые очень…

Димка недовольно насупился, а Томка радостно объявила:
— Он Василису любит!
Гадюка и Димка переглянулись, а потом уставились на духа.
— Василису???
— Да, Василису, — гордо ответил он. — И что вы так удивляетесь? Разве можно не потерять голову от такой девушки… Она прекрасна как солнце! Ее лицо…
— Стоп! Стоп! — прервала я его любовные речи. — Поняли мы все уже… А ты можешь нас пропустить сквозь гору?
— Нет, — обиженно произнес он. — Не могу. Нечего там шастать. Там камни драгоценные, злато, серебро,… еще утяните что-нибудь…

— А говорят, что как ты спать ложишься, пройти можно, — сказал Димка. — И что, никто не пытался?
— Пытались… Так я чтож, дурак что ли, спать ложиться и гору открытой бросить?
— Ясно, — я покосилась на Гадюку. — Значит зря мы сюда шли.
— Ну почему же зря, — Томка подошла к духу и заглянула ему в глаза. — А мы за Васькой твоей идем.
— Вы?! За Василисой?! — он подскочил с камня и схватил Томку за плечи. — А не врешь?!
— Я вообще не вру! — выпалила она. — Никогда!
Я хмыкнула, а Димка отвернулся, чтоб не засмеяться.

Томка лепила горбатого, воистину профессионально и постоянно, причем путалась в своих враках и абсолютно этого не стеснялась.
— А кто вас послал за ней? — дух был возбужден этим известием. — Расскажите мне все! Прошу!
— Мамка ее и послала, — ответила Томка. — Чтоб мы ее спасли и домой вернули. А ты нас сквозь гору пустить не хочешь.
— Пропущу! — воскликнул он. — Пропущу! Идите, спасайте Василисушку! А на обратном пути, вы ее ко мне заведете, чтоб я ей о своих чувствах рассказал и замуж позвал!

— А она что, не в курсе о твоих чувствах? — поинтересовался Димка.
— Да я ее ведь только на портрете и видел! — вздохнул дух. — И воспылал неимоверно! Хотел сватов заслать, так мне леший поведал, что ее Теплыня похитил… Еще бы… Такая красавица…
— Ну да…ну да, — закивал Димон и его передернуло, наверное вспомнил портрет Васьки. — А если она тебя не полюбит?
— А я ее златом да серебром соблазнять начну! Одежами парчовыми и яствами заморскими! — загорелся он. — Полюбит!

— Вот почему меня никто одежами парчовыми не соблазняет? — буркнула Томка, но дух услышал.
— Так у тебя фигура какая?
— Какая? — Томка втянула живот.
— Вот вот, не округленная, без красот телесных…
— Не дай Бог, — прошептала Томка и выдохнула живот на место. — Открывай свою гору, времени у нас нет!
Дух Медной горы взмахнул рукой и заскрежетав, гора раскрылась, приглашая нас в свои темные внутренности.
— Пойдемте, я вас проведу, — он первый шагнул в жуткий проем и мы пошли за ним.

Пройдя несколько десятков шагов, я обнаружила, что стало светлее. Свет струился из стен, в которых помигивали драгоценные камни разных цветов.
— Как красиво! — воскликнула Томка и я подумала, что если бы не присутствие духа, то подруга принялась бы ковырять стены. — И это все твое?
— Это так, малость, — с гордостью ответил дух горы. — Этого добра у меня в избытке! Василиса обижена не будет.
Томку перекосило и я ее понимала. Василиса явно могла оторвать себе завидного мужика.

— Проход этот короткий, скоро наружу выйдем, а вот сколько пещер и комнат с сокровищами в горе спрятано и не счесть! — продолжал хвалиться дух, важно шествуя впереди нашей компании. — Вы так Василисе и передайте, мол много у него добра всякого, сами своими глазами видели…
— Обязательно. — проворчала Гадюка, все ближе подбираясь к Димке. — Так и скажем.
Димка шел молча, насупившись и засунув руки в карманы, его видимо раздражал дух, своей красотой, которую отметила Гадюка и своим богатством. Он дернул плечом и буркнул:
— Понтовщик…

Мы все устали, нам хотелось спать, а рот этого красивого парня не закрывался… Он хвалил себя, потом свои чертоги, Василису, снова себя,… и так по нескольку раз. Томка зевала, Гадюка что-то шептала Димке и складка на его лбу, разглаживалась. Я же, угрюмо слушала духа и размышляла о том, что будет, если стукнуть его по башке корзинкой, которую всучили мне.
— А вот и выход! — эти его слова, вывели меня из состояния агрессии к практически блаженству. Наконец-то!
Дух горы дотронулся к стене и та заскрежетала, являя нам проем в мир деревьев, травки и свежего воздуха.
Он остался стоять в проеме, а мы с наслаждением вдохнули ароматы леса.
— Я буду ждать!.. — тоскливо выкрикнул нам вслед дух горы. — Приведите мне Василису!
— Приведем! — помахала ему Гадюка. — Если бы эта дура, знала, что по ней такой молодец сохнет, вряд ли бы сбежала!


Автор Анна Порохня рассказы фэнтези. Купив волшебной малинки, Ольга и не ожидала, что говорящий кот идёт с ней в комплекте. А любимые друзья и просьба странной старушки приведут её прямиком в объятия... Глава 1 Это была странная дружба. Нас было трое и мы были неразлучны. Томка, Димон и я. Эта дружба длилась еще с института и представить нас по отдельности, не было возможным. Может поэтому мы и были одинокими, привыкнув заботиться о друг друге. Томка вечно носилась по городу в поисках работы, Димон рылся в своих книгах, в поисках каких-то мистических происшествий, а я, разрывалась между ними и работой. Я…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей 4.18 ( 8 голосов)

Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector