Главная / ФЭНТЕЗИ РАССКАЗЫ / Женское любовное фэнтези / Малиновый компот или черный кот на подоконнике
Анна Порохня рассказы

Малиновый компот или черный кот на подоконнике

С каждым шагом лес становился все краше и краше: большие головки разноцветных цветов клонились к блестящей, густой траве, деревья все были пушистыми и ровными и по ним прыгали рыжие, проворные белки. Запах леса дурманил, а птицы пели так мелодично, что впору было заслушаться.
— Как в раю… — прошептала Томка. — Чудесное место…
— Такое чудесное, что ни одного человека в нем нет, — недовольно произнесла, ожидая от этого чудесного места, кучу подвохов.

Натура у меня такая, от всего слишком красочного и хорошего, неприятностей ждать.
— Как послушать, так тут только лесовики, колдовки и цари с замашками оборотней…
— Теперь мы есть! — весело сказала Томка и продолжила порхать. — Ау! Ау! А вот и люди!
— Ори, ори, — радостно обратился к ней кот. — Сейчас какой нибудь голодный вурдалак из кустов вылезет и все, будешь его пищей на сегодня…
— Какой вурдалак? — Томка остановилась. — Из каких кустов? Из этих?

— Да не слушайте вы его! — рассмеялся Димка. — Вурдалаки только по ночам ходят.
— Ой, много ты знаешь о местных вурдалаках! — обиделся кот. — Тоже мне…
— Брехло! — Томка собралась было порхать дальше, но тут до наших ушей донесся стук лошадиных копыт. — Слышите?
— А ну-ка в кусты! Быстро! — скомандовал кот и мы почему-то послушались его мгновенно.
Попадав в густую траву, наша компания притихла и Тимофей шепнул:
— Замрите и не двигайтесь! Теплыня скачет!

Мы во все глаза уставились на дорогу и когда на ней показался белый конь с восседавшим на нем всадником, я даже рот приоткрыла. Лесной царь был восхитительно хорош для не человека, и я почему-то немного расстроилась, что он мечтает о какой-то золотоволосой деве. Видно, что высокий, широкий в плечах, он был гордым и самоуверенным, что явно читалось на его лице, с надменным изломом бровей. Его глаза смотрели холодно и отчужденно, и я даже удивилась — как это он замутил что-то с Лесавкой, с такой глыбой льда внутри. А вот в том, что он мог проклясть Благояра, я совсем не сомневалась — сквозило от него затаенной злобой и жестокостью.

Он проехал мимо нас, слившихся с землей и только после того, как стук копыт его коня затих вдалеке, Тимофей протянул:
— Пронесло…не заметил нас…
— А что было бы если бы заметил? — спросил Димка.
— А кто его знает, что за настроение у него, — кот отряхнулся и выгнул спину. — Проклял бы вас, как пить дать. И бегали бы по лесу то ли зайцами, то ли жабами…
Кот покосился на меня и я показала ему кулак.

— Вот мне интересно, — Димка посмотрел на нас с Томкой. — Как у такого бугая, можно Василису увести?
— Сомневаюсь я, что Василиса от него уйти хочет, — Томка закатила глаза. — Небось сидит и боится, чтоб он ее не выпер. Обещает ему деву эту золотоволосую, а сама надеется под шумок в кровать к этому экземпляру залезть!
— Какая ее еще кровать выдержит! — не удержалась я и кот зашипел на нас:
— Говорите, да не заговаривайтесь! Вы что это Василису поносите??? Красоту ее нетленную порочите?!
— Ой, я тебя умоляю! — Томка отмахнулась от кота. — Иди Акулине еще пожалуйся!
Тимофей надулся и потопал вперед, размахивая пушистым хвостом.

— Зря вы так, — оборвал нас Димка. — Может эта Василиса, человек хороший! А вы на нее такими словами…
— Еще один защитничек выискался! — Томка потрогала его лоб. — Тебе случайно в тарелку со щами Акулина зелья приворотного не подлила?
— Указатель! — завопил из кустов терна кот. — Указатель сломали!
Мы подошли ближе и действительно увидели, валяющийся на земле, сломанный указатель, на котором было написано с ошибками и корявыми буквами: Дарога к Лисному цорю.

— Интересно, что это за грамотей писал? — присвистнул Димка и подняв указатель, повертел его в руках. — Судя по тому, как совпадают поломанные части, он указывал вооон в ту сторону!
Мы все повернулись в ту сторону, куда он ткнул пальцем и кот вздохнул:
— А если это Гадючий поворот?
— И как определить? — Томка посмотрела сначала на Димку, а потом на кота. — К Гадюке, которая людей как опят солит, я не хочу.

— Да никак! — Тимофей выглядел подавленным. Явно котяра не спешил к змеям в их логово. — Вот знал я, знал, что так и будет!
— Не ной, — шикнул на него Димка. — Придется идти на страх и риск в ту сторону, куда он и указывал.
— Я не пойду! — заупрямился кот. — Я не могу неизвестно куда соваться!
— Пойдешь, куда денешься! — я схватила его за холку и он возмущенно зашипел:
— А ну брось! Брось сказал!
— Все пойдем! — я швырнула его на траву. — Вы все с этой Акулиной затеяли, вот и расхлебывай!
— Какая гадкая баба! — прошипел он и спрятался за Димку.

Мы с минуту смотрели на дорожку, убегавшую в зеленые заросли, потом столько же на вторую развилку, которая терялась в таких же зарослях и все таки пошли по совету Димки вправо. Лес пока не менялся и ничего похожего на болото, не появлялось. Травка, птички, цветочки…
— А мне кажется, что мы на правильном пути, — оптимистично сказала Томка. — Лес такой приветливый…солнышко…
— А я вот, нутром чую, что обманчиво все это! — заныл кот. — А мое нутро знаете какое чуйковатое?
— Не порти всем настроение! — Томка отмахнулась от речей кота. — Чуйковатый он…

Мне вдруг на секунду показалось, что земля под ногами колыхнулась, но я тут же отогнала от себя эти мысли. С чего бы ей колыхаться? Травка блестела, цветочки благоухали…
— Мне только что показалось, что земля колыхнулась, — вдруг сказал Димка и я резко остановилась.
Ведь не могло же двоим почудиться!
— А я говорил! Говорил! — завизжал кот и тут из-за кустов стали выползать клубки змей, окружая нас своими шипящими, скользкими телами. — Вооот!!!! Гадюкины служки пожаловали!

Я аккуратно топнула ногой по траве и точно! Земля зашевелилась как живая.
— Не топай ножищами своими! — заорал благим голосом Тимофей. — Болото под нами!
Томка замерла, побледнела и увидев змей, приготовилась орать, но Димка дернул ее за рукав так, что ее рот захлопнулся:
— Не вздумай вопеть!
Мы стояли как вкопанные, разглядывая блестящие ленты змей, когда из чащи леса, показалась высокая, стройная фигура, одетая в простое, белое платье.
— Гадюка! — кот прижался к Димке и надул хвост. — Все, амба!
— Это Гадюка??? — Томка хмыкнула. — Я ее как-то по другому представляла, например как эту, Гадину из Королевства кривых зеркал…

К нам приближалась обычная девушка, с длинными, темными волосами, узким, симпатичным личиком, на котором пламенели большие, янтарные глаза, в обрамлении густых ресниц.
Ноги ее были босыми, а в длинных пальцах белела крупная ромашка.
— Ну здравствуйте, гости дорогие! — весело сказала она и уставилась на Димку. — Очень дорогие…
Странно, и чего ее все так боятся? Девица как девица… Я рассматривала ее и не видела ничего такого, что могло говорить о ее злобном характере или змеиной сущности.

Но тут она повернула голову и солнце, отражаясь в ее желтых глазах, внезапно засияло невиданной злобой. Узкий зрачок вздрогнул, вытягиваясь в тонкую линию и меня перевернуло от страха. Так вот, что скрывается под этой красивой внешностью…
— Прошу вас в гости, — она махнула рукой куда-то в сторону леса. — Там у меня терем стоит, стол накрыт. Пойдем!
— Некогда нам, — осторожно ответила Томка. — Мы не туда свернули. Спешим ужасно.
— А я не спрашиваю куда вы спешите, — прошипела с улыбкой Гадюка, не сводя глаз с Димки. — Или идете со мной, или…

После этого или, змеи заклубились еще сильнее, свистя раздвоенными языками, а Гадюка засмеялась:
— Пошли, пошли…
Нам ничего не оставалось делать, как идти за ней, представляя все те ужасы, что сейчас обязательно с нами произойдут. Она шла впереди, периодически игриво оборачиваясь и подмигивая Димке, который натянуто улыбался ей. По шороху в траве, было ясно, что змеи следуют за нами.

Темный дом с закрытыми окнами, показался нам ловушкой, в которую мы шли по собственной воле, а кот еще и подвывал, путаясь под ногами, отчего я чуть несколько раз не упала.
Гадюка отворила двери, затянутые паутиной и мы оказались в мрачном помещении, в углах которого качались летучие мыши, иногда открывая блестящие глаза.

Действительно, посреди комнаты стоял накрытый стол и Гадюка махнув рукой на него, сказала:
— Садитесь. Разговор есть.
— Какой еще разговор? — Томка опасливо покосилась на соленые опята в деревянной плошке. — Ты даже не знаешь кто мы.
— С чего это ты взяла, что я не знаю? — глаза хозяйки болота снова вспыхнули. — Я все знаю. У меня вон сколько слуг. Они везде, даже там, где и мышь не проскочит.
— И что же ты знаешь? — спросил Димка. — Интересно…
— А уж мне как интересно было, — протянула она, положив подбородок на кулачок. — Знаю, что Акулина вас сюда приперла. И знаю зачем.

Мы уставились на нее, ожидая чего она скажет, а Гадюка снова засмеялась, проигрывая бровями. Димка млел, глядя на нее и это было опасно. Ой не того пошиба девка, совсем не того… А его прям тянуло как магнитом к этим янтарным глазам.
— Василису ее спасать идете? — она один в один как я, подкатила глаза. — К Теплыне?
— Ну так и что? — я видела в ее глазах хитринку. — Тебе какой прок?
— Мне? — хозяйка сего мрачного жилища встряхнула волосами и гордо сказала: — Я — Гадюка Гадюшевна. И живу на болоте, уже, — она задумчиво уставилась в потолок. — Ну,… в общем много лет живу, и вот однажды, на мое болото забрел Благояр…

— И ты в него втюхалась? — продолжила за нее Томка.
— С чего бы это??? — она порозовела от возмущения. — Ни в кого я не втюхалась!
— Не перебивай, Томка! — Димон гаркнул на нее так, что даже я, удивленно посмотрела на этого джигита. — Видишь, человек рассказать что-то хочет!
— Человек?! — Томка чуть не проткнула одуревшую Гадюку своим коротким пальчиком. — Вот это, не человек и оно людей солит!
— Извинись немедленно! — прошипел Димон, но Томка ткнула ему под нос дулю:

— Вижу я, чем ты думать начал!
— Кого это я солила??? — Гадюка приподнялась и гневно уперла руки в бока. — Аааа????
— Не знаю! — Томка тоже встала. — Акулина сказала, что ты людей как опят солишь!!!
— Замолчи! — завыл кот, забравшись Димке на руки. — Вот рот дырявый!
— Акулина сказала??? — Гадюка вдруг запрокинула голову и засмеялась звонким, девичьим смехом. — Старая кадушка! Это она от злости!
— От злости? — мне стало интересно. Интрига за интригой.

— А то! — она снова уселась на лавку. — Мы же с ейной Василисой дружили крепко с малых лет. Бегали по лесу, то она ко мне на болото, то я к ней на поляну. А как взрослеть начали, так стала Акулина меня от дома отваживать. Я хорошею на глазах, а Васька на глазах добреет, усы у нее полезли, губища на пол морды! А потом ко мне женихи стали бегать. Водяного сынок, Дуплич, Травич…
— Е-мае, ботанический сад, — прошептала Томка, обхватив голову. — Дуплич — вообще жесть…
— Ну вот, — продолжила Гадюка. — Тут и Васька стала к матери прислушиваться, мол я у нее женихов сманиваю и разобиделась на меня. В последнюю встречу сказала, что влюбилась она в Теплыню и не потерпит, чтоб я рядом крутилась и счастье ее разрушала.

— Ну! Что я говорила! — Томка хлопнула ладошкой по столу и заорала: — Ой блин…больно!!! Сидит она там добровольно! Вот только, что это за история с девой золотоволосой?
— Ха! — Гадюка обвела нас своими глазищами и Димка совсем осоловел. — Это она где-то в древних книгах вычитала, что в чертогах Благояра, есть вход в иной мир и в том мире, живет дева золотоволосая. И тут в ее голове созрело такое!…
— Какое? — в один голос прошептали мы, наклоняясь к ней.
— Она мне, перед тем как уйти, сказала: Скажу тебе вот что, Гадюка, за мной не ходи, никому не говори, в особенности матушке моей, что иду я к Лесному царю. Я ему о деве золотоволосой расскажу и скажу, что смогу ее ему из иного мира вытащить. Теплыня загорится страстью и меня во дворце оставит, а уж я там закреплюсь и не сомневайся!

— Ничего себе поворот! — воскликнула Томка. — Вот это Василиса! Вот тебе и жертва киднепинга!
— Враки все! Обман! — запричитал Тимофей, выглядывая из-за края стола. — Василиса бедная… Сиротинушка горемычная…
— А что за проклятие? Теплыня правда Благояра проклял? — спросила я, не обращая внимания на кота.
— Это правда. Проклял, — кивнула Гадюка. — Сильно проклял. Вот этим-то и пользуется Васька, сплетни пускает, что не может Теплыня ее отпустить из неволи, пока она деву не добудет и Благояр в иной мир путь не откроет.
— Ясно, что ничего не ясно, — задумчиво сказал Димка и с ноткой какой-то ревности что-ли, спросил: — Ты начала свой рассказ, что на болото Благояр зашел. Зачем?

— Ах, да! — встрепенулась Гадюка и мило улыбнулась Димону. — Он на болото забрел, когда конь его, ногу подвернул и как увидел меня, сразу начал глазки строить. Но я то знаю, что он девками вертит как хочет и сразу его остудила, мол ко мне, чтоб не приближался, и руки свои кобеленые не протягивал. Благояр рассмеялся и сказал, что я молодец и обязательно подарок от него получу. Я ему не поверила, но вскоре, на болото мне, лошадку каурую привели с золотой уздечкой. Подарок значит от него… Жалко мне его очень. А тут о вас проведала я и решила, что с вами пойду к Теплыне и попрошу его, чтоб он Благояра расколдовал.

— Вот оно как! — почти обрадовался Димка. — А почему ты думаешь, что Теплыня послушает тебя и расколдует его?
— Не знаю, — пожала плечами Гадюка. — Все равно попросить нужно! Разве можно, чтоб хороший мужик чудищем ходил?
— Ну нам-то по большому счету и дела нет до Благояра, — высказалась я. — Тем более в свете последних новостей. Нам только Василису Акулине вернуть и все, живите как хотите…
— Оля! — Томка вылупила на меня свои глазища. — Что ты говоришь такое!
— А что, нам всем подряд помогать? — я не понимала претензий с ее стороны. — Они тут колдуют, проклинают, фигней всякой маются, а мы — обычные люди, должны их интриги разруливать???

Гадюка с интересом наблюдала за нами, а потом выдала:
— Вот вы наивные… Вы что, думаете будто Васька сама домой вернется? Да она небось уже знает, что мать вас за ней послала и начнет палки в колеса вставлять…
— Еще лучше! — раздраженно протянула я. — Значит вернемся к Акулине и правду ей скажем! Пусть сама со своей дочкой решает!
— Это еще хуже, — Гадюка плеснула в кружку молока из глиняного кувшина и с удовольствием выпила. — Акулина никогда не поверит, что вы правду о Ваське говорите. Любовь у нее к своему чаду просто кошмарная. Она если в злобу ударяется, то управы нет на нее… А уж с вами она такое сделает и подумать страшно…

— И что же делать? — мне сейчас хотелось придушить эту чокнутую Акулину.
— Идти к Теплыне, рассказать правду о Ваське, что не собирается она никакую деву из иного мира доставать и попросить о Благояре, — ответила непонятно почему довольная Гадюка и протянула Димке кувшин. — Молочка?
— Мы ему расскажем, а он ее заставит, — Томка схватила кувшин и налила себе молока. — Тогда ей придется деву эту достать.
— Как? — хмыкнула гадюка. — Разве можно мертвеца любить?
— Какого мертвеца??? — охнули мы.
— Так дева эта золотоволосая — мертвая царевна. Мертвец и есть…

— Вывод из всего этого, такой! — присвистнул Димка. — Василиса будет нам вредить, Акулина нас изведет, если без Василисы вернемся, Теплыня может проклясть, если без настроения будет, а Благояр вполне возможно нас сожрет, в своем чудовищном обличьи. Зашибись просто…
— Все равно идти придется, — Гадюка радостно принялась складывать со стола провизию в полотняную сумку. — Теплыня от нас все узнает и Ваську выгонит. А куда ей идти? Снова к мамке подастся. И все рады и довольны.
— У нас полная корзина еды! — Димка показал ей лукошко, собранное Акулиной.
— Дорога длинная, все пригодится, — по хозяйски ответила Гадюка. — Нам сейчас нужно на правильную дорогу выйти.

— Так у нас карта есть! — Томка помахала свертком. — Чего ее искать?
— Не-ет… Нам теперь нужно идти по другому пути, потому как Василиса нас на той дороге, что на карте указана, в миг найдет, — сказала Гадюка. — Есть еще путь один…через мое болото, а потом сквозь Медную гору.
— Ты хоть знаешь ее? — скептически поинтересовалась я.
— А я вперед шпионов своих пошлю! — засмеялась Гадюка. — Они быстро путь проложат!
Я вздохнула, представляя как закончится наше путешествие… Все пошло совсем не так радужно, как хотелось бы, и проблемы как снежный ком росли с каждым часом все больше. И все из-за этой Василисы, у которой гормоны взыграли! Тьфу, зараза такая!


Автор Анна Порохня рассказы фэнтези. Купив волшебной малинки, Ольга и не ожидала, что говорящий кот идёт с ней в комплекте. А любимые друзья и просьба странной старушки приведут её прямиком в объятия... Глава 1 Это была странная дружба. Нас было трое и мы были неразлучны. Томка, Димон и я. Эта дружба длилась еще с института и представить нас по отдельности, не было возможным. Может поэтому мы и были одинокими, привыкнув заботиться о друг друге. Томка вечно носилась по городу в поисках работы, Димон рылся в своих книгах, в поисках каких-то мистических происшествий, а я, разрывалась между ними и работой. Я…

Обзор

Оцените историю!

Рейтинг пользователей 4.18 ( 8 голосов)

Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector