читать любовное фэнтези онлайн про властных мужчин
Кровавый мёд 2.

Кровавый мёд 2

(читать любовное фэнтези онлайн про властных мужчин)

Эксклюзивная серия «Трое под дождем»

Часть 2.

Когда она вынырнула из этого вязкого кошмара, в комнате уже горел камин, распространяя приятное тепло и будто отодвигая холод каменных стен. Возле кровати стоял поднос с едой и не смотря на весь ужас происходящего, Алиса с удовольствием съела сочный бифштекс и запила его красным вином.

Осторожно ступая босыми ногами по мягкому ковру, девушка прошлась по комнате, уже внимательно присматриваясь ко всем деталям и как же гулко забилось ее сердечко, когда она увидела еще одну дверь, скрытую темнотой. И каково же было ее разочарование, когда за ней оказалась ванная комната, такая же мрачная, с медным умывальником и такой же ванной. Она открутила кран и вода с тихим шипением ударилась о медное дно…

Натаниэль как всегда появился бесшумно и неожиданно. Алиса чуть не закричала когда его мощное тело заняло почти все пространство маленькой ванной.

— Это хорошо, что ты решила принять ванну. — сказал он, неотрывно глядя на обнаженное тело девушки. — Не люблю грязь. А теперь заканчивай и одевайся.

Алиса вся похолодела от его слов, чувствуя как шевелятся волосы на голове. Неужели это конец? На деревянных ногах она поднялась и пошла к выходу из ванной комнаты, чуть ли не касаясь Натаниэля голой грудью, по которой стекали остывшие капли. Она протянула руку, чтобы взять полотенце, висевшее возле умывальника, чтобы стереть с себя эти холодные кристаллы, резко превратившиеся в насекомых, ползающих по ее коже. Но твердая рука сжала ее плечо, причиняя боль. Пальцы на минуту замерли, а потом двинулись к груди, резко зажав сосок между большим и указательным пальцем.

— Убери руку. — дрожащим голосом сказала Алиса. — Ты мне противен. Она почувствовала как рука напряглась, а потом дернулась обратно, оставляя после себя лишь ощущение сладкой, саднящей боли.

— Оденься. — голос, полный злобы и непонятного трепета. — Мне не хочется смотреть на твои…прелести. Последнее слово он практически выплюнул ей в затылок, Алисе даже показалось, что его дыхание коснулось ее кожи. Она чуть было не огрызнулась на его слова, яростно желая съязвить и сказать, что он только что трогал ее за эти прелести! Но она промолчала, понимая что лучше не ухудшать свою и без того печальную участь.

На кровати лежал халат, похожий больше на больничное одеяние, хотя может оно им и было. Молча натянув на себе это убожество, Алиса стала посреди комнаты, ожидая следующих указаний. Натаниэль открыл дверь и жестом показал ей выйти, в ярости скривив свои красивые губы.

Алиса скользнула в темный проем и… покатилась вниз с резко начавшихся ступеней. Ударившись о стену, она громко застонала от сильной боли в плече, чувствуя как по ее ноге стекает теплая струйка крови из разбитого колена. Но боль заглушил жуткий крик, наполнивший пространство и каменные стены.

— Я чувствую ее! Я чувствую ее! Приведи ее Натаниэль! Приведи!.. Алису резким рывком подняли на ноги и свежее, горячее дыхание коснулось ее щеки.

— Ну вот. Ты приблизила свое знакомство с моей сестрой.

— Нет…пожалуйста… — страх ледяной волной пробежал по ее всему телу и тяжелая тошнота подкатила к горлу. — Не надо…

Но Натаниэль не церемонясь потащил ее по темным коридорам замка, из глубин которого доносились стоны, вздохи и пугающие всхлипы. Наконец они остановились перед черной, тяжелой дверью и Алиса чуть не потеряла сознание, понимая что ее время пришло. Дверь с громким скрипом растворилась и Натаниэль затащил ее в комнату, освещенную свечами. Посреди стояла огромная кровать на толстых, дубовых ножках, которые обнимали маленькие ангелы с поломанными крыльями.

Еле оторвав взгляд от их печальных глаз, Алиса посмотрела на кровать, в которой кто-то лежал, хрипло дыша и со свистом выпуская воздух. Натаниэль потянул ее ближе и девушка сразу почувствовала запах болезни и гнили, исходящий из под кучи одеял. Они зашевелились и из под их могильного плена показалась женская голова, увенчанная тяжелой косой, уложенной вокруг длинного, желтого лица. Алиса с ужасом отшатнулась, наткнувшись на грудь Натаниэля и неожиданно для себя, схватила его за руку.

— Что, страшно? — прошипело чудовище, принюхиваясь своими дырами, которые были у нее вместо носа. — Ничего, теперь это легко исправить. Сегодня ты сдохнешь, а я вернусь в свое истинное обличье.

Алиса увидела тянущуюся к ней костлявую руку с длинными ногтями и завизжала, впиваясь в руку Натаниэля.

— Подожди сестра! — он толкнул Алису за спину и чудовище разъяренно зарычало.

— Что?! Что?! Почему ты прячешь ее?!

— Я не прячу. — спокойно ответил он. — Пойми, Сирена, нужно быть точно уверенными, что ее кровь готова. Потерпи до вечера.

— Хорошо! — она зло откинулась на подушки. — Но ты знаешь как я долго ждала этого!

— Конечно знаю и поэтому нужно дождаться момента, иначе от ее крови не будет проку. — Натаниэль присел на кровать и погладил сестру по голове. — Успокойся, осталось совсем немного. Женщина потерлась о его ладонь словно кошка…огромная, уродливая кошка и кивнула.

— Ты как всегда прав брат, я очень нетерпелива.

— Ну вот и хорошо. Отдыхай и думай о том, как скоро все изменится. Он подтолкнул Алису к дверям и она заметила как провожает ее глазами Сирена.., в них читалась смерть. Еще один марш-бросок по скользким коридорам и Натаниэль втолкнул задыхающуюся девушку в светлое помещение, похожее на больничный кабинет, наполненный колбами, аппаратурой и пахнущий лекарствами.

— Дин! — зарычал он. — Дин! Где ты, черт бы тебя побрал! Из-за ширмы показался молодой человек в белом халате, вытирая руки вафельным полотенцем.

— Извините, заработался.

— Я привел лекарство. Возьми пробу. — Он подтолкнул к нему девушку, а сам присел в кожаное кресло, стоявшее возле окна. Молодой человек приветливо улыбнулся Алисе и показал ей жестом на кушетку.

— Присядь.-  Алиса молча присела и стала опасливо наблюдать за действиями Дина. Он протер спиртом ее руку и перетянул жгутом. — Если не хочешь — не смотри.

Алиса не хотела. Она повернула голову к окну и ее сердце сжалось от тоски, боли и жалости к себе. Под ярким, полуденным солнцем, небо казалось ужасно синим, в нем, как в океане скользили птицы и их крики проникали даже в эту цитадель мрака и ужаса. Легкий укол и игла вошла ей под кожу. Натаниэль пристально наблюдал за ней и она смело посмотрела ему в глаза.

— Опусти глаза! — прошипел он. — Опусти глаза! Алиса специально помедлила, вложив в свой взгляд максимум презрения и отвернулась.

— Ну что? — Натаниэль нетерпеливо встал. — Она готова?

— Да. — Дин с сожалением посмотрел на нее и девушку опутала паутина злости. — Она готова… Натаниэль резко отвернулся и уперся кулаками в подоконник. Он стоял долго, слегка покачиваясь и глядя невидящим взглядом в синеву неба. «

Что происходит?» — подумала Алиса, чувствуя как исчезает страх и наступает равнодушие. Смерть — значит смерть. Чем быстрее, тем лучше. Наконец он повернулся и шагнув к Дину, что-то тихо ему сказал. Тот кивнул головой, соглашаясь и принялся копошиться в своих шкафчиках, явно готовясь к какой-то процедуре. Натаниэль снова долго посмотрел на нее и вышел, но Алиса знала, что он где-то поблизости.

— Все? Это смерть? — равнодушно спросила она приветливого Дина, который сразу же повернулся и весело приподнял брови.

— Нет, успокойтесь. Я всего лишь возьму у вас немного крови…пол литра… не больше…

— Что? — удивилась Алиса. — Меня обещали убить.

— Видимо это удовольствие растянули, — виновато ответил Дин, — если у вас будут часто брать кровь, вы умрете от обескровлености и потери сил…

— О — о… как это в его духе… — буркнула она. — Поиздеваться подольше.., лучше бы сразу отдал своей сестрице и дело с концом.

— Поверьте — нет. — Серьезно сказал молодой человек. — Если вам суждено умереть, то лучше смерть будет такая, чем от лап этого злобного, гниющего монстра… Алиса почувствовала симпатию к нему, ведь в нем жила такая же ненависть к этим существам. Как же он попал сюда? Что его заставило служить им? Или скорее — кто ?

 — Ты можешь идти? — голос Натаниэля прозвучал глухо, как из колодезной ямы. — Ты слышишь меня? «

Неужели я настолько слаба?» — подумала Алиса, пробираясь сквозь плотную вату этой слабости. Ее губы отказывались ответить ему и лишь тихий хрип вырвался из ее горла.

— Она оказалась не настолько выдержанна. — Голос Дина тоже прозвучал рядом. — Ей нужно прийти в себя.

— Я разберусь с этим. — Алиса почувствовала как ее подхватывают на руки и ее голова безвольно качнулась из стороны в сторону. Она слышала все… как он нес ее по ступеням, как положил на кровать и присел рядом, накрывая ее одеялом. Алиса хотела засмеяться от этой лицемерной заботы, но у нее не получилось и она лишь с трудом растянула в ухмылке сухие губы.

— У тебя взяли слишком много крови. — сказал Натаниэль. — Сейчас я налью тебе вина. Ты должна выпить. Алиса услышала как он выдергивает пробку из бутылки и как в бокал льется жидкость. Его рука скользнула ей под голову и немного приподняла. Ее ноздрей коснулся восхитительный аромат вина, его тепло и пряный запах. Тонкая струйка пробежала между ее губ и Алиса судорожно глотнула.

— Пей все. Не упрямься.

С трудом выпив бокал, она откинулась на подушку и довольно быстро почувствовала себя пьяной.

— Ты — зверь. — прошептала она, наблюдая за ним из под ресниц. — Обычный зверь под людской личиной…этого не спрячешь…

— Я никогда этого не прятал, Элис. — ответил он встал, закрывая спиной свет, исходивший из камина. — Жаль, что ты этого еще не поняла.

*         *        *

Алиса проснулась от того, что почувствовала чье-то присутствие. Кто-то незримый находился в комнате, разрушая своими флюидами спокойную темноту. Она подтянула одеяло к подбородку и уставилась в густую темноту угла возле камина.

— Кто здесь? Темнота шевельнулась, выпуская из себя худой силуэт Сирены.

— Ну вот мы и встретились, — с неприятной улыбкой сказала она, — поговорим, посплетничаем как добрые подруги. Мне уже намного лучше…благодаря твоей крови. — Ее глаза опасно блеснули когда она приблизилась к кровати.

— Я рада, что тебе хорошо. — Алиса не сводила с нее испуганного взгляда. — Но думаю, что слова благодарности можно было поберечь до утра.

— Я люблю ночь… — прошипела Сирена, не двигаясь с места. — Ее мягкую темноту и таинственность…. Алиса заметила, что она действительно стала выглядеть лучше и свежее. Тонкие, белые руки уже не покрывали безобразные пятна разложения, а узкое лицо казалось моложе. — Отец доволен.Он благодарен Натаниэлю как и я, за его преданность семье… Я просто хочу немного испить так сказать из самого сосуда.., уж очень не терпится восстановить силы… Отец меня поймет, ведь ему тоже хватит…

В мановение ока, Сирена оказалась рядом с Алисой и та дернулась в сторону при виде ее раскрытого рта с двумя рядами зубов.

— Оставь ее. — Резкий голос Натаниэля заставил Сирену замереть. Она медленно повернулась к нему и недовольно прошипела:

— Что такое братец? Тебе жаль немного крови для своей сестры?

— Ты получила ее кровь. Нельзя выпить ее полностью, подумай о будущем. — Натаниэль посмотрел на Алису и ей показалось, что в его глазах промелькнуло что-то…Но нет, ей просто показалось, его взгляд был таким же равнодушным и тяжелым. — Иди в свою спальню Сирена. Не заставляй меня злится. — Он подал ей руку, об которую она оперлась и рывком встала. — Не приходи сюда больше. Она блеснула своими злыми глазами и вышла, оставив после себя запах гнили и плесени.

— Могу я надеяться, что она больше не явится сюда? — Алиса наконец разжала онемевшие пальцы.

— Этого больше не повторится. Не беспокойся. — Ответил Натаниэль и посмотрел на поднос с едой, стоявший возле кровати. — Почему ты не поела? Мертвая ты мне не нужна.

— Мне не хочется.

Он обошел кровать и присел возле нее.

— Твое упрямство ни к чему не приведет. Натаниэль взял с подноса вилку и нож, отрезал небольшой кусок мяса и поднес к ее рту. — Ешь. Алиса послушно открыла рот, понимая, что противиться нет смысла и стала жевать. Мясо оказалось очень вкусным и аппетит все таки пришел, заставив ее съесть все, что было на тарелке, выпить еще один бокал вина и полакомиться шоколадом. — Отдыхай. — Натаниэль встал и направился к двери, поигрывая мышцами.

— Останься. — Попросила его Алиса, — Мне страшно.

— Не выдумывай. Я пообещал, что ничего не случится — значит так и будет. Спи. Дверь за ним захлопнулась и Алиса закрыла глаза. Когда через некоторое время раздался тихий скрип половиц, она улыбнулась и чуть приподняв ресницы, увидела его мощную спину. Натаниэль сидел возле камина и смотрел на огонь, проводя рукой по волосам. Алиса глубоко вздохнула и сразу же заснула, чувствуя себя защищенной рядом с этим существом, которое лишало ее крови, а с ней и жизни…

∗            ∗            ∗

Алиса потеряла счет времени и ей казалось, что уже прошли месяцы с минуты ее заточения. Организм ее ослаб насколько, что она видела тонкие полоски вен на своих руках. Сирена хорошела, а она наоборот, худела и тускнела на глазах. Отца Натаниэля она не видела, да ей это было и не нужно. Еще один монстр пьющий ее кровь. Но случай изменил все.

Однажды, когда Натаниэль пришел в ее комнату, чтобы проверить, поела ли она, случилось это происшествие. Он недовольно посмотрел на нетронутую еду и взяв нож для масла, принялся намазывать им кусок булки. Нож выскользнул у него из пальцев и легко полоснул его по нежной коже запястья, оставляя тонкую полоску крови.

Натаниэль сначала ничего и не заметил, что позволило Алисе понять — он не чувствовал боли… мужчина поднял нож и протянул ей кусок, на который попали капли крови и вдруг резко отдернул руку, швырнув булку на поднос. Узкая царапина затянулась моментально, но что-то было не так, что-то изменилось в его настроении и глазах.

— Что случилось? — слабым голосом спросила Алиса.

— Все нормально. Ешь. — Натаниэль схватил кусок окровавленного хлеба и быстро вышел. За дверями послышались приглушенные голоса и Алиса встала с кровати. Осторожно подошла к двери, прислушиваясь к тому, что происходило в коридоре и узнала голос Натаниэля, который разговаривал с каким-то мужчиной.

— Она и знать не знает об этом, — говорил он, — ничего страшного не произошло.

— Это так, но если бы она съела этот кусок? Нечаянно? — отвечал ему собеседник.

— Мы перестали бы ее видеть и чувствовать. Твоя кровь внутри нее, оказалась бы мощным щитом… Будь впредь осторожен.

— Хорошо. Как твое здоровье отец?

— Хорошо. Очень хорошо. Но нужно продолжить, мы не можем рисковать.

» Значит вот как?… Кровь Молохов спасет меня? Ну что ж, кровь за кровь.» — Усмехнулась Алиса и бросила взгляд на брошенный нож. Она с замиранием сердца приблизилась к подносу и трясущейся рукой взяла его. Густые капли крови застыли на блестящем лезвии, как лепестки роз, облетевших от ветра….

— Ну что ж, теперь моя очередь. — прошептала она и с наслаждением накинулась на еду, чувствуя как в ней поднимается жажда жизни.

∗          ∗           ∗

Натаниэль поднялся в комнату Алисы и его охватило странное чувство, будто что-то нехорошее уже произошло и это не исправить. Он быстро обвел взглядом полутемное помещение и с тревогой глянул на кровать.

— Элис, ты ванной? Тишина. Он сделал несколько шагов в сторону камина и упал плашмя от сильного удара ножом, который воткнули ему в шею. — Ты не убьешь меня. — с трудом выдавил он, даже примерно не ощущая где находится Алиса. Но он знал, что ей это и не нужно. Она узнала о свойстве его крови и теперь, нанеся ему страшную рану, воспользуется его временным бессилием, соберет ее столько, сколько нужно.

Он чувствовал как из под ножа хлыщет мощный поток теплой крови в какой-то прохладный сосуд, прижатый к его шее. Когда силы вернулись к нему, Алисы в комнате уже не было. Теперь найти ее было невозможно, даже если он сутками будет сидеть у нее дома, все равно не почувствует ее присутствия, а сидеть дома она точно не будет. Его распирали злость и раздражение, хотя он понимал, что сделал бы на ее месте так же. Он присел на кровать, еще хранившую запах девушки и образ ее худеньких, белых рук, не выходил у него из головы…

* * *

Алиса истерично смеялась, медленно опускаясь вниз по лестнице. Ее будоражили дикие чувства — возбуждение от своей смелости, страх и неверие в свою свободу. Она толкнула дверь в спальню Сирены и смело вошла в это мрачное обиталище, похожее на склеп мертвеца. Жуткие стоны резанули уши и Алиса с ужасом увидала Сирену, сидевшую в чугунной ванной, наполненной кровью, которая стекала из огромного железного приспособления, подвешенного прямо над ней.

— Дин! — вдруг закричала она, и от этого крика Алиса вздрогнула. — Дин! Немедленно иди сюда!

Через некоторое время, в спальню из потайной двери, вошел Дин в своем белом халате.

— Убери эту девку. Все, в ней не осталось ничего! Дин повернулся к Алисе и замер, глядя на нее в упор. Сирена тоже повернулась в ту же сторону и прошипела: — Чего ты замер? Привидение увидел?

Дин сразу же отвел глаза и нажал на скрытый рычаг. Железная, овальная конструкция раскрылась и Алиса ахнула, когда прямо возле ванной упало окровавленное тело. Внутренности этого приспособления были утыканы острыми шипами, которые протыкали тело несчастной жертвы и кровь медленно стекала в ванну. Дин резко отвернулся, сдерживая рвотный позыв, а Сирена недовольно сказала:

— Какой нежный! Вот этим вы и отличаетесь от нас, ублюдки… Убери здесь все!

Она вылезла из ванной и переступив труп, накинула на окровавленное тело халат. Алиса отшатнулась от нее, когда та проходила мимо, не в силах выдержать запах свежей крови и облегченно вздохнула, когда она покинула комнату.

— Она что, не видит тебя?- изумленно прошептал Дин.

— Нет. Ты что, не разгадал их секрет?

— Нет. И что это?

— Ты пойдешь со мной? Нужно бежать из этого места.

— Пойду. Что нужно делать?

Они покинули огромный, серый замок, в котором уже поднялась суматоха и спокойно пошли в ночь, молча любуясь волшебной луной.

— Возьми немного крови. — Предложила Дину Алиса, когда они вышли на широкую автостраду.

— Она не нужна мне. — Улыбнулся Дин. — Я сейчас уеду на первой машине и след мой простынет. Я не нужен им…так как ты.

— Ну что ж…давай прощаться. — Алиса пожала ему руку и махнула проезжавшей мимо машине.

— Не будем рисковать, езжай.

— Прощай. Может еще увидимся! — Дин сел в автомобиль и он скрылся в наплывающем из леса тумане. Алиса пошла по дороге, чувствуя сильную слабость и какое-то странное жжение внутри. Оно разросталось и сжимало сердце в своих огненных пальцах так больно, что девушка не выдержала и упала в траву, по которой скатилась в овраг, успев лишь сказать:

— Я так хочу вернуть время назад!

….Очнулась она сидящей на скамейке у дома, из окна которого, были видны руины Тинтагеля и вьющиеся розы щекотали ее лицо. Она непонимающе оглянулась по сторонам и вдруг почувствовала, что что-то сжимает в руке. Алиса разжала пальцы и с содроганием увидела пузырек с кровью Натаниэля. Послышался звук подъезжающей машины и голос Валеры разорвал плен ее мыслей.

— Меня ждешь? Или своего здоровяка? Алиса крепче сжала драгоценный сосуд и сказала:

— Какое сегодня число?

— Мать, ты чего? — Валера снял очки и удивленно уставился на нее. — Мы вчера только разошлись. Или тебя еще от дорогущего вискаря плющит?

— Нн-е-ет…просто в числах запуталась. — Алиса изобразила улыбку. — Пошли кофе выпьем.

∗     ∗    ∗

В это время Молохи собрались в кабинете своего отца, который разительно изменился после появления в замке Алисы.

— Итак…она убежала.

— Да, она подслушала разговор. — Кивнул Натаниэль. — Но не думаю, что болезнь к вам вернется, пусть живет.

— Может я бы с этим и согласился…Но! — старший из Молохов встал и твердым шагом прошелся по комнате. — Вы не могли не почувствовать скачок времени. Кто мог это сделать? Только бессмертным подчинено столь мощное умение и это случилось сразу после ее побега. Все это как-то связано и нужно узнать как. Неужели бессмертные появились рядом с нами? Но кто же они? Почему не навестили?

— Не думаешь ли ты отец, что эта девица связана с такими? — высокомерно спросила Сирена и Натаниэлю отчего-то стало неприятно на нее смотреть. — Обычное совпадение, не более.

— Может и так дочь, но проверить нужно.

∗    ∗     ∗

 Алиса приготовила кофе и подойдя к окну, уставилась на руины. Сердце ее дрогнуло, когда она увидела между каменными стенами огромную фигуру Натаниэля. Его длинные волосы развивались на ветру, а руки были сложены на груди. Он неотрывно смотрел на ее дом и не помня себя от страха, Алиса схватила пузырек с его кровью и вывернула в себя, захлебываясь горячим кофе, чтобы заглушить ее соленый, тяжелый привкус.

Ее затрусило как в лихорадке, внутренности снова обожгло огнем и она снова потеряла сознание, подумав перед этим, что это вошло у нее в привычку. А чистое небо над океаном почернело и насупилось, притягивая к себе мощные волны, которые с рокотом разбивались о друг-друга. Она слышала странные звуки…

Древние молитвы и тягучие песнопения, взрывающие мозг на миллионы мелких осколков. Кровь кипела внутри, словно расплавленный металл, поджигая вены адским пламенем. Сквозь красно-кровавую пелену Алиса наконец увидала очертания комнаты, которые приобретали четкие очертания.

Глухой голос Валеры медленно лился в ее сознание и девушка поняла, что стоит вцепившись в стол скрюченными пальцами и никакого обморока не было.

-… она завтра приезжает и мы идем в «Карамболь»..

— Кто?..-прохрипела Алиса, с хрустом, разгибая пальцы.

— Ты где витаешь? — возмутился Валера. — Я ей тут душу выкладываю, а она…

— Извини… У тебя кто-то появился? — Она сильно зажмурилась, чтоб прогнать головокружение и почувствовала как немного крови выплеснулось из пищевода в горло. Сдерживая себя от рвоты, она заставила себя повернуться.

— Мне позвонила Ирэн, — словно разжевывая ребенку, произнес Валера, — Сказала, что хочет вернуться. Ну Ирэн, помнишь я тебе рассказывал?

— А-а…та, которая променяла тебя на хозяина какой-то забегаловки? — Если честно, ей было плевать и на Ирэн, и на ее пристрастия, но обижать Валеру не хотелось.

— Ошибаться могут все. — Ответил он и Алиса поняла, что он намерен снова бегать за ее юбкой. — Или ты против?

— Я? — Алиса пожала плечами. — А при чем здесь я? Если тебе хорошо, я только рада.

— Вот и прекрасно, — Валера приободрился и встал. — Мне не хочется выбирать между другом и девушкой.

— И не придется. — Успокоила его Алиса и проводив к дверям, облегченно вздохнула. Ей хотелось лечь под одеяло и заснуть минимум дня на два. Валера вышел на крыльцо и вдруг повернулся к ней и хитро подмигнул.

— К тебе гости. Качок твой приехал.

Алиса почувствовала как подгибаются ноги при виде Натаниэля, сидящего на своем железном коне. » Он не может видеть меня! Не может! » — мысленно успокаивала она себя, но руки все равно противно дрожали. Натаниэль повернулся к ним и их глаза встретились. Они оба замерли и уставились друг на друга, понимая, что этого не может быть.

— Ладно, не буду мешать! — пропел Валера. — Может как нибудь устроим двойное свидание? Алиса непонимающе глянула на него и он склонил голову.

— Все ухожу. Валера поздоровался с Натаниэлем и сказал: — Какая-то она странная последнее время… Похудела что ли? Может на это есть причина? А? Не мучай ее сильно.

Он весело хохотнул и через минуту его и след простыл.

— Ты настолько смела, что не пьешь мою кровь? — надменно спросил он и его глаза опасно свернули.

— Этого не может быть… — прошептала Алиса, пятясь от него. Он услышал ее шепот и спросил, надвигаясь на нее, как айсберг на «Титанник».

— Чего не может быть? — Я выпила весь пузырек твоей чертовой крови! — исступленно прошипела она. — Весь!

— Ты врешь.

— Зачем мне это?! — Алису била крупная дрожь. — Не подходи ко мне! Я. Выпила. Весь. Пузырек. Твоей. Чертовой. Крови!

Он подлетел к ней и нагнувшись к ее губам прикрыл глаза, словно принюхиваясь. Через секунду его ресницы взметнулись вверх и он вперил в нее свой немигающий взгляд.

— Это нонсенс! Такого не может быть!

— Значит может! Видимо свойства твоей крови чересчур преувеличены! — прошипела Алиса и отскочив назад, захлопнула перед ним дверь. Ручка дернулась раз, другой и она вылетела из петель, грохнувшись на клумбу.

— Не смей закрывать передо мной двери! — рявкнул Натаниэль и его огромная рука занеслась для того, чтобы схватить ее.

— Молодой человек, я думаю вам не стоит быть таким раздражительным. — Спокойный мужской голос как ледяной душ, обрушился на них. — Бессмертие — не повод расшатывать нервы.

— Ты кто?! — рявкнул Натаниэль и его рука непроизвольно опустилась. — Убирайся отсюда!

Алиса с удивлением смотрела на пожилого мужчину, с приятным, улыбающимся лицом, который стоял облокотившись на почтовый ящик, увитый плющом и дикой розой. Он был высокий, стройный с седыми, короткими волосами, в которых еще сохранились тонкие, черные пряди.

— Молохи всегда напоминали мне бешеных животных. — Он улыбнулся и его красивые зубы сверкнули снежной белизной. — Остынь.

Натаниэль в секунду оказался рядом с ним, но словно невидимое, магнитное поле, не позволило ему приблизиться к мужчине и на вытянутую руку.

— Твой отец не учил тебя встречать равных себе с уважением?

— Равных? — оскалился Натаниэль. — Кто ты?

— Древний Бог. Такой же как и ты. Клан Дагонов.

— Дагон? — изумился Натаниэль и даже отступил в сторону, чтобы рассмотреть получше улыбающегося мужчину. — Что ты хочешь?

— То, что я хотел — я уже сделал. — Ответил Дагон. — Передай привет своему отцу и скажи, что теперь в этой смертной течет не только ваша кровь, но и моя. — Он улыбнулся зло и хитро. — Кроме того, что кровь является хорошим прикрытием — она в больших дозах, может подарить бессмертие…

— Что?! — в один голос воскликнули Алиса и Натаниэль. Он бешено и зло, а она испуганно.

— Когда она убежала из вашего дома, — Дагон подкатил глаза, — я вернул время назад, а перед этим, наполнил ее пузырек своей кровью. Вот такая вот мутация… Теперь она конечно заметна, зато в ней проснутся силы, о которых даже я не подозреваю…

— Зачем все эти шутки со временем? — Алиса увидела как Натаниэль сжал кулаки и его спина напряглась.

— Во первых — чтобы твой отец меня почувствовал, так сказать привет от дальнего родственника, а во вторых — она попросила. — Дагон кивнул в сторону Алисы.

— Что ты преследуешь?

— Спросишь у старого Молоха. — Жестко ответил Дагон и одним движением смял почтовый ящик. — Передай ему, что теперь мой сын будет владеть ею, на правах мужа. Поэтому прошу тебя удалиться из дома, где пульсирует кровь Дагонов. Если вы попробуете отомстить ей, или убить — все древние Боги осудят вас. Теперь она недоступна.

— Тебе от этого какой прок? — Лицо Натаниэля потемнело от ярости.

— Скоро кровь Элис, бегущая по жилам твоей сестры и твоего отца, начнет звать их к себе…О! Ты не знал мой мальчик?! — с наигранным удивлением всплеснул руками Дагон. — Да!Да! Нужно было допить ее до дна, чтобы ее холодный труп уже съели черви! Вот тогда бы все получилось! А теперь, она уже не «лекарство» — она наполовину, на большую половину — Дагон! — мужчина зло рассмеялся. — Посмотрим на мучения твоих зубатых родственников!

Он растворился в воздухе, а Натаниэль издал такой мощный рык, что в доме Алисы зазвенели окна.

— Ты пойдешь со мной! — Натаниэль схватил растерянную Алису за руку, но вдруг снова появился Дагон и дернув Алису к себе, почти извиняясь сказал:

— Простите, я кажется что-то забыл…

 

* * *

Алиса стояла посреди какой-то комнаты, увешанной древним оружием и уставленной красивой, но немного тяжеловатой мебелью. Голова немного кружилась от непривычного путешествия, но удивляться, а тем более бояться, сил уже не было.

— Ну вот, моя дорогая Элис, — Дагон подошел сзади и наклонился к ее уху. — Наконец я отомщу проклятым Молохам. С твоей помощью.

— Я не хочу в этом участвовать.

— Ты уже в этом участвуешь. Тебе нужно благодарить меня. Ведь я дал тебе возможность отомстить за себя и подарил кое-что большее, чем твоя обычная жизнь.

— Вы что-то говорили о своем сыне. — Алиса понимала, что спорить с ним не имело смысла, наученная общением с Молохами.

— Ты с ним сейчас познакомишься. Надеюсь вы друг-другу понравитесь, ведь я не зря старался. Большое французское окно открылось, впуская цветочные ароматы улицы и легкий морской запах. Алиса прищурила глаза от яркого луча солнца, отразившегося в стеклах и не сразу увидела вошедшего мужчину.

— Это она? — голос был глубоким и сильным, чем-то похожий на голос Натаниэля.

— Да Арил.

Алиса медленно повернула голову и наткнулась на изучающий ее взгляд. Он стоял широко расставив ноги и шарил своими синими глазами по ее телу. Волосы у него были светлые, коротко подстриженные, лишь длинная, тонкая коса опускалась к пояснице, перемотанная кожаной лентой. Мужчина был не менее могуч чем Натаниэль и его грудные мышцы легко подрагивали под мокрой майкой, словно он недавно тренировался.

— И что же ты такое, а? Молох или Дагон? — он обошел вокруг нее несколько раз и сказал: — Надеюсь у нее не появится двойная пасть как у Сирены?

 — Думаю нет, — рассмеялся его отец. — Она появляется у тех Молохов, которые не знают меры в убийствах.

— Их женщины всегда славились кровожадностью. — Арил брезгливо сморщился.- Как Натаниэль? Не рвался в бой?

— Не успел. Но он огромен как все демоны Ада. Сравнится в мощи с ним, можешь лишь ты.

— Он хороший боец. — Арил попробовал на ощупь волосы Алисы. — Но я готов побороться с ним за эту сказочницу…

— Тебе она понравилась?

— Милое создание… — пробормотал он, поглаживая кончиками пальцев ее шею. — Пусть ее отведут в мою комнату. Я приду позже. Он еще раз окинул ее оценивающим взглядом и исчез в лучах солнца, льющегося из французского окна. Алиса услышала громкий плеск воды и решила, что бог прыгнул в бассейн…

— Иди за ним. — Дагон развернул ошалевшую Алису и показал на пожилого, горбатого мужчину. — И не вздумай показывать свой характер. Фернанд очень опасный. Пока в тебе нет силы, даже такой демон как милый Фернанд, может причинить тебе боль.

 

Дом Дагонов разительно отличался от дома Молохов, пропитанного страхом и кровью. Он был светлым, с множеством окон и изумрудной травой за ними. Мрачный Фернанд отвел Алису в отдельное крыло, на окнах которого, развевались прозрачные шторы, похожие на облака. За белыми дверями, находилась уютная комната, большую часть которой занимала кровать под шелковым пологом.

На полу, возле открытого окна, лежал огромный, мраморный дог, высунув розовый язык. Он равнодушно посмотрел на Алису и перевернулся на другой бок, громко зевая и потягиваясь. Девушка подошла к окну и залюбовалась прекрасным пейзажем, раскинувшимся под светлым замком Дагонов.

— Тебе нравится здесь?

Алиса вздрогнула, так неожиданно услышав голос Арила.

— Это красивое место.

— Да. Но не обманывайся на наш счет. Мы не многим отличаемся от Молохов — твоих старых знакомых. — В голосе Арила прозвучала ирония.

— Я не желала этого знакомства. — резко ответила Алиса. — В принципе как и знакомства с вами.

— Что ж, так случилось и ты не в силах это изменить. — Арил подошел к ней и убрал волосы с шеи. — Мне нравится твой запах. Свежий…немного терпкий…будто цветы после дождя…

Алиса закрыла глаза, околдованная его шепотом и наклонила голову, страстно желая его поцелуя.

— Вот так мы и околдовываем женщин, — вдруг произнес он совершенно будничным голосом. — Натаниэль тоже очаровывал тебя?

Алиса резко выпрямилась и повернулась к нему лицом.

— Я не позволю играть с собой!

— И что же ты сделаешь? — Арил насмешливо смотрел своими синими глазами в ее глаза. — Может убьешь меня?

— Может и убью! — прошипела Алиса, делая шаг в сторону.

— Но сначала побываешь в моей постели. — Арил схватил ее за подбородок и лизнул ее губы. — Вина?

-Что? — Алиса отшатнулась от него и недоуменно приподняла брови. — Я не позволяла целовать себя!

— Во первых — я тебя не целовал, а попробовал на вкус.- усмехнулся Арил. — А во вторых — мне не нужно твое разрешение. Он снова схватил ее за подбородок и приблизил свое лицо вплотную. — Вина?

— Если можно. — Алиса не отвела взгляд и он рассмеялся, отпуская ее.

— Можно.

Пока он разливал вино по бокалам, она украдкой разглядывала его, полуодетого и вызывающе красивого. Перед ее глазами возник образ Натаниэля, мрачный и неприступный, приносящий боль и , но такой желанный…

— Скоро ты будешь думать только обо мне. — Арил протянул ей бокал и Алиса покраснела. — Он не получит тебя. Я лишу тебя сна… Я закую тебя в цепи своих прикосновений…

∗   ∗   ∗

— Нет! Только не Дагоны! — Сирена шипела как большая, ядовитая змея. — Что теперь будет со мной?! Она кинулась к Натаниэлю и вцепилась ему в плечи, разрывая острыми ногтями его кожаную куртку. — Сделай что нибудь!

— Успокойся Сирена! — старый Молох стукнул по столу кулаком тот треснул и рухнул на пол. — Твоя паника ни к чему!

Он поднял тяжелый взгляд на сына и спросил:

— Что конкретно он сказал?

— Что это месть, нет сомнений. — Натаниэль спокойно выдержал взгляд отца. — Может это ты, расскажешь, что между вами?

— Я не собираюсь с тобой это обсуждать! — Молох источал ярость и злобу. — Тебя это не касается!

— Тогда я пойду. — Пожал плечами Натаниэль. — Раз ты не считаешь нужным раскрывать свои тайны, то и помощи от меня ожидать не стоит. Я и так выкинул тысячи лет своей жизни, чтобы помочь вам.

— Что???- взревел Молох. — Не смей упрекать меня! Ты куда?! Я запрещаю покидать мой кабинет!Натаниэль!

Но он молча развернулся к отцу спиной и вышел из комнаты.

— Я никогда не прощу этой смертной Арила! — Сирена вскочила со своего места и подлетела к отцу. — Убей ее!

— Тебе нужно именно сейчас говорить об этом?! — рявкнул Молох. — Когда я общаюсь с сыном?!

— Плевать он хотел на нас! — завопила она. — Если бы он не упустил ее, ничего бы этого не было!

— Замолчи! Сколько раз тебе можно повторять, что если бы не он — ты так бы и лежала, изгнивая как дохлая рыба, а не устраивала свои кровавые игрища! Как тебе вообще могла прийти мысль, добиваться Дагона?! Я до сих пор поражаюсь твоей непонятной настойчивости, которая переходит все грани!

— А тебе так сложно было поговорить с его отцом?! — Сирена была взбешена и голубые сплетения вен вздулись на ее шее.

— Разве ты не помнишь, что Арил испытывал к тебе только отвращение?! — прошипел Молох. — Насколько нужно пасть, чтобы унижаться перед Дагоном!

— Не правда! — Сирена отвернулась от отца, закрыв лицо руками. — Ты это специально говоришь, чтобы помучить меня!

— Разве я могу обидеть тебя, мое любимое чадо? — смягчился Молох, но она вырвалась из его объятий и прошипела:

— Ты не можешь простить ему смертную девку, в которую вы были влюблены оба!

— Заткнись Сирена! — отец грозно шагнул к ней и она попятилась, — Я не знаю откуда ты узнала этот бред, но тебя не должна касаться моя жизнь, а тем более я не позволю ставить ее мне в вину! Иди в свою комнату! Быстро я сказал!

Сирена метнулась к дверям, а он тяжело дыша, присел в свое кресло, переполненный яростью и гневом. Резким движением, он распахнул ворот рубашки и сорвал с шеи золотой медальон, потемневший от времени. Его створки раскрылись и на Молоха взглянули большие, голубые глаза, опушенные длинными ресницами. Портрет был настолько идеален, что казалось нарисованная девушка, сейчас подмигнет ему или улыбнется вишневыми губами.

— Мелисса…- прошептал Молох, разглядывая милое изображение. — Что же ты наделала…Мелисса…

 

* * *

Алиса потягивала вино и настороженно наблюдала за Арилом, который как большой, золотистый лев, раскинулся на кровати.

— В твоем взгляде страх.- Сказал он, все также насмешливо глядя на нее. — Ты думаешь, что я наброшусь на тебя как голодный волк на трепетную лань и буду терзать твое тело? Или может околдую тебя и  буду ласкать до изнеможения, как делал Молох?- голос Дагона опустился до шепота, проникая в ее уши как раскаленная лава.

— Я не желаю ни того, ни другого. — Сказала Алиса, опуская глаза и признаваясь себе, что легкий огонь желания, все таки разлился в ее животе.

— Как ты мила в своей лжи… — рассмеялся Арил и поднявшись приблизился к ней, сидящей на широком подоконнике. Его смуглый живот, с идеальной впадинкой пупка, оказался перед ее глазами так близко, что Алиса почувствовала его аромат и жар исходивший от гладкой кожи. Он обхватил пальцами ее затылок, легко поглаживая его и прошептал:

— Я отпускаю тебя. Живи своей жизнью, но я всегда буду рядом до того момента, когда мы соединимся.

 

* * *

— Я не понял? — изумленные глаза Валеры явно выказывали его безмерное удивление. — Где ты их находишь? Алиса провела взглядом красный автомобиль Арила и уже тогда повернулась к другу.

— Ты о чем?

— О твоих качках! — Валера махнул вслед удаляющейся машине. — И кстати, где ты была все это время?Я целый день звонил тебе!

— В гостях. — Алиса скривилась.

— У нового знакомого?

— Ага, у него.

— Ясно.Делиться подробностями ты не хочешь. — обиделся Валера и пошел к авто. — Придешь в себя после гостей, позвонишь.

— Валер! Ну ладно тебе! — Алиса пошла за ним следом. — Вернись, чего нибудь выпьем, поболтаем…

— Если бы ты была внимательна, когда я говорю, то ты бы запомнила, что у меня сегодня свидание. — Сказал он и завел машину. — А еще переживал за нее…

— Валер!

Но он даже не глянул на нее. Она вернулась к дому и с удивлением обнаружила, что дверь стоит на месте и о ее падении, говорили лишь мелкие царапины. Сзади снова заурчал мотор машины и Алиса услышала голос Валеры.

— И дверь я тебе отремонтировал! Пока ты забавлялась со своими мужиками, кто-то вынес ее к чертям собачьим! Алиса улыбнулась и не оборачиваясь зашла в дом. Вечер плавно проник в дом и укутал тенями все острые углы, смягчая их.

Алиса сидела возле камина, обхватив колени руками и думала… Она провела ночь в доме Дагонов и Арил даже пальцем не прикоснулся к ней, лежа рядом. Алиса постоянно ощущала его живое, пульсирующее энергией тело, слышала его дыхание и знала, что он не спит, наблюдая за ней из под прикрытых век.

Уже утром, она проснулась от того, что его пальцы легко пробежали по ее шее, груди и коснувшись живота, отпрянули. Алиса испытала такой мощный всплеск возбуждения, что ей стало страшно. Арила в комнате уже не было, а ее тело все еще дрожало от его прикосновений. И тут же в ее голове всплыл образ Молоха, темный и мрачный как руины Тинтагеля, покрытый трещинами вечности и жестокости. Она вспомнила его тяжелый взгляд, проникающий сквозь одежду и касающийся души…

— О Натаниэль… — прошептала она, глядя на огонь и его сумасшедшую пляску. — Почему все так не просто?

Мелкий дождь попробовал землю своими поцелуями и пошел сильнее, смывая с листьев пыль. Натаниэль подошел к дому Алисы и стал напротив окна, через которое было отчетливо видно огонь камина и одинокую фигурку девушки, одетую в длинную футболку. Ее мысли как мотыльки порхали в ее голове и ему стоило большого труда, собрать их в единое целое.

Арил! В ее мыслях присутствовал Дагон! Натаниэля передернуло от злости. Ну нет! Никакого Арила! Он шагнул к дверям и тут же получил мощный удар в челюсть. Он не удержался на ногах и рухнул в кусты, ломая сочные ветви. Он резко поднялся и кинулся на противника, снося его своим телом. Они покатились по мокрой земле, рыча как звери и нанося друг-другу сокрушительные удары. Наконец они разорвали свои «объятия» и замерли, тяжело дыша и меряя друг-друга звериными взглядами.

— Убирайся отсюда!

— Может это ты, уберешься отсюда, Арил?!

— Уходи по хорошему Натан! Больше тебе здесь нечего делать!

— Интересно, а что здесь делаешь ты?!

— Она моя!

— Когда же тебя посетило это глубокое чувство?!

— А тебя? Когда вы всей своей семьей высасывали из нее кровь?!

— Заткнись Арил! Ты ничего не знаешь!

— Убирайся Молох — это мое последнее слово.>

Они снова сцепились и покатились по земле, не обращая внимания на мощный ливень. Алиса замерла и прислушалась, когда во дворе прозвучал громкий стук и после этого звук разбитого стекла. Она выглянула в окно, но в кромешной темноте, было пусто как в вакууме. Взяв с тумбочки фонарик, она решительно открыла дверь и посветила на дорожку.

— Кто здесь?!

Но на улице было тихо, лишь дождь тихо рассказывал сказки спящим деревьям. Алиса повела фонариком по дворику и ахнула, когда луч света выхватил измятую траву и разбитый вазон с поникшими цветами.

— Что здесь произошло? — прошептала она и захлопнула дверь, не желая столкнуться с каких-нибудь гостем из другого мира. Она принесла плед, подушку и легла на диване в гостиной, задернув поплотнее шторы. Поборов настойчивые мысли, дрема наконец охватила Алису и она расслаблено откинула руку, слегка дернувшись на пути в царство сна.

Натаниэль появился в комнате и присел рядом со спящей девушкой. Ее ресницы отбрасывали длинные тени на раскрасневшиеся от огня камина щеки, а тонкие пальцы слегка подрагивали. Он нагнулся ниже и вдохнул ее запах, не понимая чем она его притягивает. Натаниэль коснулся ее щеки, провел пальцем по губам и вдруг отчаянно захотел забрать ее далеко отсюда, спрятать в черных скалах, неприступных и мрачных как сама преисподняя, окруженных зловещими лесами, чтобы никто и никогда не смог найти ее и забрать…

Но нет, он поступит по другому, он даст ей право выбора. А если она его не выберет, вот тогда и придет время мрачных скал и зловещих лесов. Довольный своим «благородством», Натаниэль коснулся ее губ и исчез. Алиса откинула одеяло и перевернулась на спину, не подозревая о ночном госте.

Тихо-тихо затрещал огонь, когда в комнате появился Арил. Он тоже опустился на пол возле дивана и взял ее руку в свою. Она была теплой и нежной, с тонкими голубыми жилками. Арил ласкающим движением погладил ее по обнаженному бедру, которое так возбуждающие выглядывало из под задравшейся футболки.

— Что же ты со мной делаешь, сладость… — прошептал он и подумал о том, что предоставив ей свободу, он показал свою силу и благородство, что несомненно ей понравилось. Ну, а если она воспротивится, то он закроет ее у себя в комнате и будет входить в нее до тех пор, пока она не начнет кричать от радости и не признает его хозяином своей жизни. Гордый своим терпением и чудесными как для Дагона намерениями, он исчез, запечатлев на ее губах истинно хозяйский поцелуй.

∗   ∗   ∗

Валера не отвечал на ее звонки и Алиса бросила это бесполезное занятие, решив, что ему нужно дать время. Зная своего друга, ожидать его было нужно через пару дней с пакетом выпивки и пиццей. Немного поработав, она одела дождевик и вышла на улицу, решив отправиться в деревню.

Алиса шла по дороге и ее мысли постоянно занимали двое мужчин, терзая и без того мучившееся сердце. Все происшествия, произошедшие с ней казались каким-то фильмом ужасов и иногда ей казалось, что она сошла с ума и ее посещают галлюцинации, и когда нибудь она очнется в психиатрической клинике.

Алиса настолько ушла в свои мысли, что практически подпрыгнула, наткнувшись на Арила, стоявшего на ее пути.Он как всегда насмешливо улыбался и был неотразим.

— Ты напугал меня! — с дрожью в голосе сказала Алиса, обходя его и продолжая свой путь. — Больше не делай так! Он поймал ее руку и притянув к себе, прижал к своему телу,сжав в стальном кольце своих рук.

— Подожди милая, мы еще не поздоровались.

— Здравствуй. — Алиса дрожала как осиновый лист, под осенним ветром.

— Нет…не так, — шепнул он ей на ухо и от его горячего дыхания, по ее коже пробежал мощный разряд. Он развернул ее к себе и коснулся ее губ, сильно, с напором тарана, ломающего стену. Его язык скользнул в ее рот и у Алисы подкосились ноги. Окутанная его ароматом, силой и страстью, она чуть не потеряла сознание и он подхватил ее на руки.

— Прекрати околдовывать меня…- прошептала девушка, стесняясь своего желания.

— Не путай свою страсть с моим колдовством, милая… — шепнул он, все сильнее прижимая ее к себе. — Надеюсь ты будешь меня встречать так всегда? Она покраснела и опустила голову, стыдясь своей слабости. Дагон аккуратно поставил ее на землю и сказал: — Пойдем домой, все что нужно, я принес с собой.

Алиса как завороженная последовала за ним, не в силах отказаться или сказать хотя бы слово. Как по волшебству, в гостиной уже горел камин, согревая и прогоняя сырость улицы.Но Алиса и так горела словно в огне, от одной лишь мысли, что ей придется заняться сексом с Арилом. Перед диваном, на журнальном столике, стояли блюда, наполненные устрицами, икрой, экзотичными трюфелями и клубникой, остальной она и не разглядела изумленная этим великолепием.

Арил снял с нее дождевик и обняв ее сзади, повел к дивану, целуя в шею и ухо. Все происходило как в тумане, Алиса была податливая как воск и таяла в его присутствии , пока он кормил ее со своих рук, поил вином и целовал в губы, в шею и плечи, которые обнажил одним резким движением. Арил встал и скинул с себя всю одежду, поражая своим великолепием и мощью, он полностью раздел Алису и усадил себе на колени, поглаживая ее грудь.

— Иди ка сюда, — шептал он, сжимая ее ягодицы, — я хочу наконец овладеть тобой. Расслабься…сделай меня счастливым… Он резко вошел в нее и Алиса сразу же испытала такой сильный оргазм, что Арил довольно рассмеялся, удерживая ее на себе. — Это еще не все, милая…У нас весь день впереди…

Она упала ему на грудь, покрытая испариной от испытанного удовольствия, а он вдруг резко перевернул ее и поставив на колени, принялся двигаться в ней, снова возбуждая ее.

— Теперь ты будешь думать только обо мне…Я же твой бог.., правда милая?..

В камине догорал огонь и мерцающие в темноте угольки, были похожи на ночных светлячков. Арил оставил Алису расслабленной и почти засыпающей от неустанных ласк и страстного секса. Он оделся и нагнувшись к ней, прошептал:

— Спи милая, скоро увидимся.

Алисе было безумно хорошо, но мысли о Натаниэле не давали ей покоя, словно ей не хватало его молчаливого присутствия. А он стоял под дождем, между руинами замка, похожий на них — окаменевший и древний. Сердце его терзалось от обуревавших его чувств, от злости к отцу и от зарождающейся любви к Элис. Он с силой ударил по полуразрушенной стене и она с грохотом развалилась, скатываясь обломками вниз со скалы. Силы страшные и огромные бушевали внутри Молоха, ища выход и он закрутил в океане ужасную воронку, засасывающую внутрь себя все, что попадалось на ее пути…

* * *

Сирена расчесывала свои косы и думала о том, как добраться до Алисы. » Если в ней течет кровь Молохов и Дагонов, а сил присущим богам еще нет, то почему бы не воспользоваться этим и не выпить ее до дна?» — думала она. В ее голову настойчиво стучала мысль о том — что может получиться, если и в ней появится капля крови Дагонов? Может тогда, Арил обратит на нее внимание?

Есть же разница — или она, рожденная богиней, или смертная, рожденная умирать? Сирена приблизила лицо к зеркалу и принялась рассматривать свое лицо, стараясь не упустить ни одну деталь. Высокий, белый лоб, красивые глаза, благородного сиреневого оттенка с легким пурпурным отблеском — результат постоянного употребления крови, полные губы — яркие и манящие, за которыми скрывалась двойная пасть, пожирающая плоть…

Сирена ударила по зеркалу и оно рассыпалось на миллионы осколков, и в каждом из них отражалось ее сморщенное в вое лицо. Она не собиралась отказываться от крови, Дагон полюбит ее и такой! Она накинула на плечи кружевную шаль и переступив через еще один девичий труп, пошла к отцу.

Молох все так же сидел в своем кресле, задумчиво глядя на золотой медальон. Когда скрипнула дверь, он устало поднял голову и увидев Сирену, спросил:

— Что ты хотела дочь?

— Мне нужно поговорить с тобой.

— О чем? Если ты снова хочешь завести разговор об Ариле — это не имеет смысла.

— Имеет. — Сирена села напротив отца и нервно улыбнулась.

— Как ты думаешь, если во мне будет течь еще и кровь Дагона, это поможет нашему клану?

-Что ты имеешь в виду?

-Ты знаешь, что эту кровь не достать обычным способом, так же как и нашу. Но если она вдруг попадет в наши руки,что будет?

— Нашей власти не будет предела…- Молох с интересом посмотрел на дочь. — Что ты задумала?

— Я хочу убить эту смертную и испить ее кровь. — Глаза Сирены блеснули. — Тогда кровь Дагона будет течь во мне.

— Ты знаешь, что это опасно. Теперь не все так просто, она может быть уже бессмертна.

— Тогда нам нельзя терять времени. Если она еще человек, то ее убийство не затронет никого — она просто смертная.

— Ты можешь проверить это?

— Конечно папа. Только позволь мне убить ее, если она еще человек.

— Позволяю. Испей ее кровь и принеси мне власть Дагонов.

 

* * *

Алиса сидела за компьютером и ее глаза уже слезились от напряжения. Работа шла с трудом из-за того, что все ее мысли были заняты вчерашним сексом с Арилом. В животе загорался огонь лишь от одного воспоминания о его прикосновениях и Алиса шумно вздыхала, закрывая глаза. Перед ней проплывали моменты их встречи: прекрасное лицо Арила, охваченное страстью, его сильные руки и неутомимые движения его тела внутри нее.

Алиса допила уже холодный кофе и закрыла ноутбук, подумывая еще раз позвонить Валере. Крутнувшись в кресле, она потянулась к телефону и замерла, наткнувшись на взгляд Сирены. Она стояла в углу и смотрела на нее глазами, полными ненависти и превосходства.

— Ну здравствуй, мешок с кровью. Не ждала?

— Что тебе нужно, Сирена? — Алиса встала и стала лихорадочно соображать, что ей делать.

— А ты не понимаешь? — она двинулась в ее сторону. — Твоя кровь, глупая гусыня.

— Ты выпила ее достаточно. — Алиса стала пятиться от нее, обходя вокруг стола и замечая охотничий блеск в глазах Сирены.

— Но ведь она изменилась, не так ли? Дагон дал тебе каплю своего совершенства? Алиса вдруг увидела как ревниво загорелся ее взгляд.

— А почему тебя это так интересует? Возможно он дал мне не только это.

— Что же еще? — прошипела Сирена и ее руки сжались в кулаки.

— А вот это не твое дело. — Алиса мысленно молила Арила о помощи, понимая, что выводит из себя это чудовище, но ничего не могла с собой поделать. — Уходи Сирена, не накаляй ситуацию.

— А ты не указывай мне, тебе  жить несколько минут. Сирена хрипло засмеялась и прыгнула на Алису, расставив руки со скрюченными пальцами.

Алиса отпрыгнула в сторону, но острые ногти Сирены, разорвали кожу на ее предплечье.

— Ты думаешь убежать от меня? — Сирену била дрожь азарта и преследования. — Беги быстрее, беги!

∗   ∗    ∗

Натаниэль вошел в кабинет отца и сразу отметил, что его настроение поменялось в лучшую сторону. Он мечтательно улыбался и перелистывал томик Шекспира, что само по себе говорило о его хорошем расположении духа.

— Я думаю нам нужно поговорить. Нам не стоит портить отношения. — Сказал Натаниэль и сделал шаг к отцу.

— Ты прав сын, нам не нужны эти распри, — ответил Молох с улыбкой, — тем более, что мы с Сиреной нашли отличный выход из этой ситуации.

— И что же это за выход? — настороженно поинтересовался Натаниэль, чувствуя витающую в воздухе угрозу.

— Сирена разбавит нашу кровь, кровью Дагонов…

— Что?!Каким образом?!

— Убьет смертную и полакомится ее плотью…Правда хорошая идея? — Молох был доволен собой и в радостном ожидании уставился на сына. — Почему ты молчишь? Натаниэль был просто шокирован.

 

* * *

Алиса с ужасом понимала, что ей никогда не справиться с Сиреной, которая схватила ее за шею и с болезненным наслаждением, рассматривала ее прозрачную кожу. Ее идеальный рот приоткрылся, обнажая вторую, сочащуюся слюной пасть и Алиса закричала, закрыв глаза, чтобы не видеть этот ужас, приближающийся к ней.

Но вдруг, она почувствовала себя свободной и распахнув глаза, радостно вскрикнула, увидев Натаниэля. Он одним, сильным движением отбросил Сирену в сторону и закрыл Алису спиной.

— Уходи Сирена. Я не позволю тебе убить ее.

Сирена медленно поднялась и с ненавистью посмотрела на него.

— Что происходит братец? Только не говори, что ты не равнодушен к этой чертовой твари.

— Даже если и так?

Алиса вздрогнула от этих слов и с гулко бьющимся сердцем, уставилась в его широкую спину.

— Даже после того, как ее трахал Арил? — Сирена засмеялась издевательски и ехидно. Алиса увидела как спина Натаниэля напряглась и ее душа готова была вырваться от боли, которую она причиняла сама себе, не в силах вырвать из сердца никого из двух богов.

— Даже после этого.

— Ты подставляешь семью, Натаниэль, — прошипела Сирена, — отец тебе этого не простит!

— А может это ты мне не простишь, что я разрушил твою очередную надежду завладеть Арилом? Ты же вопишь от страсти, только представив себя под этим Дагоном!

— Ты прав…тебе я этого точно не прощу! — Сирена яростно завыла и исчезла, ударив сквозняком в закрытые окна, которые жалобно звякнули и раскрылись.

— О Натаниэль! — Алиса прижалась к его груди, когда он повернулся к ней. — Спасибо, что не оставил меня…

— Не прикасайся ко мне! — прорычал он и оттолкнул ее от себя. — Мне противно даже смотреть на тебя!

Алиса вжалась в стену и опустила глаза, понимая, что ничего не может ему сказать, хотя никак обещаний они друг-другу не давали. Да и какие обещания? Натаниэль смотрел на нее с презрением, граничащим с ненавистью, но вдруг застонал и схватив ее за плечи, впился губами в ее рот, раня острыми зубами нежную кожу.

Алиса обвила его шею руками и так же яростно стала отвечать на его поцелуи, желая коснуться его обнаженного, твердого живота своим мягким телом. Он подхватил ее и усадил на стол, сдирая с нее одежду и оставляя на ее коже синяки.

— Я не могу от тебя отказаться! Не могу! — рычал он, покусывая ее шею и резким движением, раздвигая ноги. — Лучше бы тебя убила Сирена!

Алиса упала на спину, позволяя ему беспрепятственно вторгаться в свое тело и получая от этого дикое наслаждение, двигаясь бедрами навстречу.

 

* * *

— Как такое могло случиться?! — Молох в ярости швырнул стул в камин. — Мой сын пошел против семьи?!

— Мало того, — вкрадчиво произнесла Сирена, — он остался с ней и накачивал ее своим поршнем прямо на столе!

— Фу! Сирена, не произноси эту пошлятину в моем доме!

— Это правда…после того, как это делал Арил. — ее лицо перекосила ненависть. — Шлюха.

— Я убью его.- Молох снял со стены кинжал с рукояткой, усыпанной драгоценными камнями. — Оповести всех Молохов о предательстве.

— Отец, но он же твой сын… — Сирена изумленно наблюдала за отцом. — Если мы скажем Молохам о предательстве, они закончат его существование.

— Что ж, такова его судьба. Не жалей о нем, это будет стоить нам жизни.

— Я не знаю…

— Я подумаю как тебя связать с Арилом, — Молох обнял дочь. — Этого достаточно для твоего решения?

— Да папа. — Сирена потерлась о его плечо и в ее глазах появилась надежда.

∗   ∗    ∗

Натаниэль не мог успокоиться. Его разрывала ненависть и любовь.

— Ты только моя, Элис. Только моя. — Он держал ее за шею, распятую под ним на холодной поверхности стола. — Ты понимаешь это? Она лежала, чувствуя в себе его плоть и еще содрогалась от сладостных конвульсий.

— Мне больно, отпусти…

— Я сделаю тебе еще больнее… — его сиреневые глаза в упор смотрели на нее, а она не могла оторвать глаз от его полных губ, окруженных темной щетиной. Запах его тела и любви сводил с ума и она видела в его взгляде, снова зарождающуюся страсть. Он сжал ее бедра, но потом поднял со стола и прижав к стене, начал входить в нее глубоко и медленно, заглушая ее стоны поцелуями.

— Тебе нравится? Скажи мне это…нравится?

— Да…Натаниэль…о-о да-а…

 

* * *

Красивая, белокурая женщина, сидела у окна в спальне Арила, ее идеальная, чуть розоватая кожа, сияла под солнечными лучами. Собака положила ей на колени голову и женщина ласково поглаживала ее между ушей.

— Мама?- Арил вошел в комнату и улыбнулся.

— Что ты здесь делаешь?

— Нам нужно серьезно поговорить.

— Что-то случилось?

— Да, но это случилось очень давно… ‘- женщина встала и обняла сына, тонкими, красивыми руками.

— Надеюсь ты поймешь меня…

— Я всегда пойму тебя.

— Это произошло много лет назад…тысячи лет назад, когда я была еще обычной, смертной девушкой.

— Ты была смертной?!- изумленно воскликнул Арил.

— Да сынок, была, пока твой отец не поделился со мной своей кровью. Однажды возле реки, где я стирала белье, меня увидели два всадника. Друзья хотели напоить коней и увидели меня… — женщина улыбнулась улыбкой, полной воспоминаний. — Они были влюблены в меня оба, но из них я выбрала твоего отца.

— Кто же был второй мужчина? — с интересом спросил Арил.

— Молох. Это был Молох. Лучший друг твоего отца.

— Не может быть! — воскликнул Арил, недоверчиво вглядываясь в глаза матери. — Сколько я себя помню, они ненавидели друг-друга…

— Да, но эта ненависть пришла потом…Молох выкрал меня и год держал в заточении, пряча от твоего отца… Но Дагон не сдался, он все таки нашел меня и забрал домой. Твой отец был разъярен и его ненависть к Молоху росла с каждым днем… Прошло несколько лет, я забеременела, но мой Дагон не мог успокоиться…

Он отправился к гнилому источнику и набрав там черной отравы, которая даже у богов вызывала ужасную болезнь, подмешал ее Молоху в еду… Смертная, с которой уже жил Молох, на тот момент только родила Сирену и накормив ее отравленным молоком из своих грудей, заразила ее страшной болезнью, от которой сама и скончалась, ибо для смертных — это всегда один конец. Молох был раздавлен и месть его была страшна…

Твой отец уехал на охоту, а к вечеру я почувствовала приближение родов. Измученная, я лежала в нашей спальне, держа вас на руках и ждала своего мужа, чтобы обрадовать его…

— Ты сказала ,, нас,, — перебил ее взволнованный Арил. — Кого ,, нас,,?

— Тебя и твоего брата…Натаниэля… — прошептала женщина и по ее щекам, побежали слезы, жемчужинами падая на дрожащие руки. Арил замер, раздавленный этой новостью, а потом прошептал:

— Что случилось дальше?

— А дальше, в спальне появился Молох, изъеденный болезненной гнилью и сказал, что если я не отдам одного сына, то он убьет вас обоих, а после этого расскажет остальным богам о том, как Дагон воспользовался черной отравой, что было строжайще запрещено и за этим бы последовало ужасное наказание. — Он должен спасти мою семью, после того как твой муж погубил ее! — прошипел Молох и забрал кричащего Натаниэля, завернув его в медвежью шкуру…

Когда вернулся твой отец, я побоялась рассказать ему о том, что Молох забрал нашего сына, переживая за его и твою жизнь, и надеясь на то, что Натаниэль останется жив и здоров… Мне нет прощения… Я это знаю… Но теперь, когда мой сын рядом, я не могу молчать. Прости меня сынок…

— Мне не за что тебя прощать… — Арил обнял ее. — Ты была прекрасной матерью. Но отцу придется рассказать все то, что ты рассказала мне. Не бойся, я буду с тобой.

— Ты у меня такой благородный, сын… — женщина ласково погладила его по щеке. — Настоящий бог…

— Это только благодаря тебе.

∗   ∗   ∗

— Что ты говоришь, женщина?! — Заревел Дагон, вскакивая с кресла, в котором спокойно курил сигару, всего несколько минут назад.- Ты в своем уме?!

Арил закрыл мать спиной и предупреждающе выставил руку.

— Отец, дай ей договорить!

— Мелисса, — прошипел Дагон,- чем тебе угрожал этот чертов Молох?!

— Тем, что расскажет остальным богам, что ты воспользовался черной отравой и убьет обоих наших сыновей. Что я могла поделать?!

— Мне нужно найти сына! Поговорить с ним! — Дагон кинулся к дверям, а Арил последовал за ним. Мелисса устало опустилась в кресло, где только что сидел ее муж и громко расплакалась.

* * *

Натаниэль почувствовал приближение бессмертных сразу и накинув на Алису свою рубашку, приказал:

— Выходи через французское окно и беги к руинам Тинтагеля.

— Что случилось? — Алиса внезапно задрожала, словно холодный, сырой ветер проник в комнату и облизал ее голые ноги.

— Нет времени на объяснения. Просто делай то, что я сказал! В его глазах Алиса увидела опасность и попятилась к дверям.

— Далеко собралась, шлюха? — Алиса отскочила в сторону, почувствовав щекочущее прикосновение длинных ногтей Сирены.

— Сирена… — предупреждающе рявкнул Натаниэль, схватив Алису за руку.

— Не корчь с себя героя, братец! — хрипло рассмеялась она. — Ты увидишь как она умрет, а потом тебя снова уложат под руины, где ты пролежишь бездвижно еще пару тысяч лет!

— За какие грехи, сестрица? — Натаниэль сильнее сжал руку Алисы.

— За предательство! Ты предал семью!

— Как? Отказавшись отдать Элис тебе на растерзание?!

— Желания семьи — закон! Если отец решил воспользоваться ею для своих целей — значит повиноваться нужно беспрекословно!

— Она права. — В комнату вошел Молох, поигрывая кинжалом. — Не думаю, что ты захочешь пролежать в подземелье, придавленный двухтонной плитой…Поэтому убей ее и покончим с этим.

— Нет. — Натаниэль почувствовал отвращение, глядя на истекающую слюной Сирену и на ее разявленую пасть.

— Ну что ж…тогда не обессудь, сынок! — Молох резко метнул нож в Натаниэля, но чья-то рука перехватила его в сантиметре от его сердца.

— Ты не сделаешь этого!

— Ты?!!!

— Я, мой друг. — Дагон сжал кинжал. — Убирайся отсюда и забери свою дочь.

— Я здесь не один. Сейчас сюда явятся другие бессмертные и тогда вы поплатитесь за все!

— Расскажешь им о черной отраве? Что ж, я готов понести наказание, но если я расскажу, что ты вырвал дитя у беспомощной после родов женщины — божественное дитя, как думаешь, что станет с тобой, а Молох? Молох заскрипел зубами и метнул полный ненависти взгляд на Натаниэля.

— Твое отродье никогда бы не стало настоящим Молохом!

— Я согласен с тобой. — Улыбнулся Дагон. — Он никогда не станет чудовищем.

— Вы о чем? — Натаниэль напряженно переводил взгляд с одного на другого, не отпуская руку Алисы.

— Ты мне не сын! — прошипел Молох. — И никогда им не был!

Сирена широко раскрыла глаза и изумленно протянула:

— Значит мой так называемый братец оказался Дагоном???

Французкое окно распахнулось и в комнату вошел Арил, мельком взглянув на держащихся за руки Натаниэля и Алису, он встал рядом с отцом.

— Мне кажется вам нужно покинуть Корноулл. Если вы не хотите суда.

— Возьми меня с собой! — Сирена сделала ему шаг на встречу.- Любимый!

— Мы никогда не будем вместе. Нам не по пути.

— Не унижайся перед ним Сирена! — зарычал Молох. — Пошли отсюда, но запомните, — он обвел горящими глазами всех собравшихся. — Мы еще вернемся. Я это так не оставлю!

Они растворились в воздухе, а в комнате воцарилась тишина.

— Может вы расскажите мне, как я оказался Дагоном? — наконец произнес Натаниэль.

— Я думаю твоя мать сделает это лучше. — Дагон похлопал его по плечу. — Вам пора познакомиться.

 

Эпилог.

В окно настойчиво стучал дождь и сырой воздух проникал в спальню. Алиса лежала в кровати, прижатая к широкой груди Натаниэля и смотрела как между разорванных туч, появляется луна. Дверь в ванной приоткрылась, впуская дорожку света, в которой появился огромный силуэт Арила. Он тихо подошел к кровати и протянул ей руку.

— Сегодня луна прекрасна как никогда.

Алиса встала и подошла к окну, держась за крепкую руку.

— Ты слышишь шепот цветов? — спросил он и даже в темноте она поняла, что он улыбается.

— Слышу…

С другой стороны она почувствовала теплое плечо Натаниэля, он взял ее за другую руку и шепнул:

— Тебе еще интересны сказки Корноулла?..

(читать любовное фэнтези онлайн про властных мужчин)


Комментарии:

1 комментарий

  1. Вообщем серия «трое под дождем» мне понравилась нууу почти больше всех!… но Я-ЕДА???! Прости те что тут пишу ржака обосака!!!! На каждом эпилоге монологе и диалоге не могла остановить порывы истеричного хохота!!!

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector