Главная » ФЭНТЕЗИ РАССКАЗЫ » Мифологическое фэнтези » Лепрекон за углом. Часть 1.
Читать фэнтези про попаданок и любовь
Ирландия

Лепрекон за углом. Часть 1.

Часть 1.

(читать фэнтези про попаданок и любовь)

Содержание 1 части:

1. Копьё Писара

2. Лепрекон

3. Ирландия.

ПРОЛОГ.

…Киан заметил трех воинов в полном вооружении, направлявшихся в его сторону, к нему. Подойдя поближе, он узнал в них троих сыновей Туиреанна, сына Огмы. Их звали Бриан, Иухар и Иухарба. Между этими тремя братьями и самим Кианом, а также его братьями возникла давняя, кровная вражда. Оглядевшись по сторонам, он заметил стадо свиней, пасшееся на равнине. Киан, как и все прочие боги, обладал способностью принимать любой облик и, шлепнув себя волшебной палочкой, тотчас превратился в поросенка, юркнул в стадо и принялся мирно пастись рядом с остальными свиньями.

Однако сыны Туиреанна успели заметить его. Бриан слегка шлепнул братьев своей собственной волшебной палочкой, после чего те превратились в огромных косматых псов и тотчас бросились к свиньям. Псы— оборотни мигом нашли оборотня-поросенка и выгнали его из стада на открытое место. Затем Бриан поднял свое копье и метнул его в поросенка. Раненый оборотень принялся умолять о пощаде.

— Отпусти меня, — попросил он, — хотя бы для того, чтобы я смог принять человеческий облик, прежде чем вы меня убьете. — С радостью, — отозвался Бриан. — Мне даже будет гораздо приятнее убить человека, чем свинью.

Тогда Киан прочитал особое заклинание, сбросил облик свиньи и предстал перед братьями в своем настоящем виде.
— Теперь вы должны сохранить мне жизнь, — заявил он. — Даже и не подумаем, — возразил Бриан.

Однако сыны Туиреанна сбили его с ног и принялись швырять в него камни до тех пор, пока его тело не превратилось в бесформенную массу. Шесть раз они пытались предать его тело земле, но земля в ужасе возвращала его обратно. На седьмой раз пашня все-таки приняла его, и братья придавили его камнями и кое-как засыпали землей. Похоронив Киана, они отправились в Тару.

Тем временем бог Луг ждал, когда же вернется его отец. Однако тот все не приходил, и Луг решил сам отправиться на его поиски. Он нашел следы отца на равнине Муиртемне, а самого Киана нигде не было видно. И тогда вечная земля, которая была свидетелем убийства, заговорила с Лугом и поведала ему всю правду…

Кельтская мифология

Копьё Писара

День выдался ужасным. Сначала меня намочил дождь, потом проезжавшая мимо машина, окатила меня грязью из лужи и в довершении всего,я встретила бывшего с новой пассией. Собрав всю волю в кулак, я мило улыбнулась и вежливо поздоровалась со скрипом в сердце, отмечая насмешливый взгляд этой рыжей курицы и недоуменный своего несостоявшегося кавалера, которого мои подруги называли — » Каланча» — из- за высокого роста.

Да и было с чего недоумевать: мои мокрые волосы висели жалкими прядями, тушь потекла, а когда-то белоснежная куртка, была вся в грязных разводах. В его глазах мелькнуло выражение, которое я очень хорошо знала: » ты в своем репертуаре, Ломакина.» И черт с тобой. Я отвернулась, сдерживая в себе желание свернуть шею и ему, и его рыжей обезьяне.

В сумке зазвонил телефон и я извлекла его на свет божий, заскочив в подъезд обычной пятиэтажки, уныло серевшей по улице Щорса. — Алло!

— Ты чего орешь? — услышала я голос своей подруги Соньки. — Привет.

— Привет… — я достала влажные салфетки и принялась оттирать грязь. — Денечек не задался.

— Что случилось?

— Все сразу. — буркнула я. — Я Каланчу видела с новой подругой.

— И что? — Соньке он никогда не нравился и сейчас ее голос выдавал это с удвоенной силой.

— И ничего…я мокрая, грязная… В общем труба дело… — я тяжело вздохнула, подняла голову и тут мой взгляд наткнулся на подозрительно приоткрытую дверь одной из квартир на первом этаже.

— Ой, подумаешь! — возмущенно воскликнула подруга. — Тоже мне, принц! Забей.

— Уже забила. — я таращилась на эту проклятую дверь и понимала, что возможно в этом и нет ничего подозрительного, но моя интуиция говорила о обратном.

— Ты чего притихла? — поинтересовалась Сонька и я оторвала взгляд от двери.

— Да тут дверь подозрительная…

— Какая еще дверь? Ты где???

— В подъезд на Щорса зашла. Дождь шпарит, а у меня зонта нет. — ответила я и явственно услышала хихиканье. Тоненькое, с нотками издевки. — Там кто-то смеется…странно так…

— Слушай Ир, уходи оттуда. — почти приказала мне подруга, но какое-то непреодолимое любопытство овладело мной и я приблизилась к двери. — Ты слышишь меня???

— Да слышу…слышу… — протянула руку и нажала на кнопку звонка. Возможно жильцы этой квартиры не знают, что дверь открыта и если они подойдут, то я просто скажу, что ищу какую-нибудь Свету Иванову. Но в квартире стояла полная тишина.

— Ирка блин, ты что затеяла?! — прошипела Сонька. — Не нравится мне все это!

И тут снова послышалось это странное хихиканье. Было такое ощущение, что надо мной издеваются.

— Есть кто дома? — я толкнула дверь и вошла в квартиру.

— Ты спятила?! — произнесла Сонька возмущенно. — Не вздумай заходить туда!

— А вдруг кому-то помощь моя нужна? — задала я совершенно резонный вопрос. — Может случилось что-то…

— Позвони соседям и все! Не лезь туда одна!

Но я уже была внутри.

— Ух ты… — протянула я и Сонька сразу же напряглась.

— Что?

— Да здесь не квартира, а склад антиквариата… — я изумленно рассматривала дорогую, старинную мебель, не вяжущуюся с планировкой квартиры и ее обшарпанными стенами, на которых висели картины. И что-то мне говорило, что это не просто копии или подделки.

— Что, старья полно? — хмыкнула подруга.

— Ага… это старье похоже стоит бешеных денег. — ответила я и шагнула дальше, готовая в любой момент рвануть назад.

— Точно какая-то зас… — телефон пикнул и замолчал. Я посмотрела на темный экран и недовольно простонала — телефон сел.

Посмотрев на двери, потом на сумрак комнат, я все таки пошла вперед, сжав ручки сумки, которой я приготовилась дубасить всех притаившихся врагов.

На первый взгляд квартира была пуста, но я явственно слышала это хихиканье и показаться мне оно не могло. Заглянув в первую комнату, я отметила, что и она завалена вещами. На блестящих столиках с резными ножками стояли вазы, на темных, тяжелых комодах расположились сервизы из тонкого фарфора и изящные статуэтки.

— Ау-у! Есть кто дома? — мне не хотелось, чтобы меня застукали рыскающей в чужой квартире и я пошла обратно, решив, что это в конце-концов не мое дело. Но стоило мне только вернуться к двери, как из другой комнаты послышалось уже знакомое хихиканье. — Вы что, издеваетесь?!

Я решительно прошагала к дверному проему и заглянула внутрь. Ничего нового. Все те же залежи антиквариата и запах пыли. И тут я обратила внимание на странный блеск, мерцающими бликами переливающийся из длинного полуоткрытого ящика. Повинуясь какому-то непонятному чувству, я приблизилась к ящику и до конца открыла крышку…

— Вот это да..

Внутри лежало копье. Но не обычное копье из стали, а золотое! Его острый наконечник видимо был алмазным, поэтому и испускал такое удивительное свечение, хотя из-за плотно задернутых штор, дневной свет почти не попадал в комнату.

Добрых пять минут я пялилась на него, решила все таки уйти и тут… — Это копье царя Писара!

Услышав тонкий, ехидный голосок за своей спиной я завизжала и схватив копье, резко повернулась к говорящему.

— Кто ты?!

Передо мной стоял маленький мужичок в странной одежде, похожий на карлика, сбежавшего с маскарада. На его голове красовалась зеленая шляпа с красной лентой, одет он был в зеленый сюртючок, застегнутый на большую красную пуговицу, зеленые бриджи и чулки в красно-зеленую полоску. В довершении сиго странного наряда, на его ногах оказались туфли с начищенными бляшками и длинными, загнутыми носами.

— Потом узнаешь! — огрызнулся мужичок и захихикал. — А сейчас ты пойдешь со мной! Он резво подскочил ко мне и схватил за руку, своими маленькими, когтистыми пальчиками.

И вот в этот самый момент, я услышала из прихожей знакомый голос:

— Ирка, ты здесь?!

— Сонька, на меня карлик напал! — заорала я, а он злобно сощурился и неожиданно исчез. Через секунду в комнату ворвались две мои подруги — Соня и Маша, совершенно не похожие на друг — друга, но очень мною любимые.

— Где он?! — Маша крутила головой в поиске карлика, а я стояла ошарашенная произошедшим и тупо смотрела на недоуменных подруг. — Где карлик?

— Он только что здесь был… — промямлила я, понимая, что выгляжу нелепо. — Я не понимаю… — Давайте -ка для начала выйдем отсюда… — Маша поежилась. — Если нас поймают в чужой квартире…. Мы активно двинулись к выходу и по лицам подруг, я прекрасно видела, что они обо мне думают.

Но я то знала, что со мной произошло! Не отпуская копье, я вдруг почувствовала как с тихим клацаньем, оно складывается в удобную трубку и сжала его еще сильнее. — Хорошо, что мы рядом были! — прошипела Сонька. — Ты точно трезвая? — Дура ты что ли?! — возмущенно рявкнула я. — Ты на фига такое говоришь?!

— А что по твоему мы должны были подумать? В чужой квартире…какого-то карлика выдумала… — мы вышли на улицу и быстро пошли под мелким дождем. — Небось бывшего встретила и с горя намахнула, да? — Нет! — я недовольно затолкала трубку-копье в сумочку. — Лучше бы вообще не приходили!

Подруги поволокли меня в ближайшее, бухачечное заведение, которое открылось буквально на днях. — Давай — давай… сейчас поведаешь нам свою фантастическую историю! — ехидно произнесла Сонька, не обращая внимания на мое возмущение. — Да не собираюсь я вам ничего рассказывать! — зло огрызнулась я. — Подруги называется! — А чем тебе не подруги? — Машка старательно вытерла ноги о пластмассовый коврик возле подозрительного заведения. — Кто бы тебя привел в это чудесное место, и выслушивал вселенский плач о неудавшейся личной жизни?

— Да не собираюсь я плакать! — рявкнула я. — Тем более Каланча здесь не при чем! — Ну конечно… — хмыкнула Сонька. — Вот сто пудов чего-то приключилось! Не зря же ты на Щорса оказалась! — А при чем это?! — Знаем мы, что его рыжая там живет… — Что???? Она живет на Щорса?!

— Ой, актриса ты еще та… — Сонька толкнула железную дверь и мы почти ввалились в полутемное помещение. — Что это? — я удивленно заморгала, пытаясь разглядеть это подозрительное место. — Сейчас узнаем. — Машка потопала к единственному освещенному месту — барной стойке. — Присаживайтесь.

Мы утрамбовались в стулья, настолько близко стоявшие возле стола из-за нехватки места, что мне показалось будто я в тисках. В метре от нас сидели двое колоритных молодых людей с квадратными челюстями и пудовыми ручищами, которыми они переодически подносили ко рту огромные бокалы пива. — Уютное местечко… — протянула я, но Соня отмахнулась от меня. — На тебя не угодишь!

К нам вернулась Машка, а через несколько минут, подошла официантка, неся на подносе бутылку водки и графин с соком. — Отбивные будут через десять минут. — пропищала она и удалилась, покачивая тощими бедрами. — Я не хочу! — запоротестовала было я, но меня оборвали в грубой форме и практически влили стопку водки в мои протестующие внутренности. — Рассказывай. — Сонька подперла голову кулачком и уставилась на меня.

Я в подробностях поведала им о своих приключениях, но скептицизм в их глазах меня обидел. — Ты чего-то недоговариваешь! — начало было Соня, но я перебила ее и извлекла из сумки копье. — Смотрите!

— Ты что, сперла это?! — глаза Маши удивленно расширились. — Ты понимаешь, что тебя посадить могут?! — За что? — я растерянно посмотрела на копье и только сейчас до меня дошло, что я сделала. Что-то клацнуло под моими пальцами и алмазный наконечник засиял в полумраке. Сидевшие рядом амбалы уставились на нас с интересом м мне стало не по себе.

— Господи… — прошептала Машка. — Сто процентов вещичка дорогущая… Ирка, зачем ты ее взяла?! — Да как-то машинально… — я покрылась холодным потом от страха.

— Так, давайте выпьем и решим, что с этим делать. — сказала Соня и разлила водку по рюмкам.
— Что делать… нужно вернуть вещицу. — уверенно ответила Маша. — Иного выхода нет. — А если не возвращать? — робко поинтересовалась я. — Тогда вернут менты, а ты в тюрьму сядешь. — убедительно произнесла подруга. — Такой варинт лучше?

— Нет! — в тюрьму мне точно не хотелось. — Значит едим отбивные и идем возвращать вещицу законному хозяину. — А что мы ему скажем?! — не унималась я. Уж как-то совсем не хотелось идти обратно в ту квартиру. — По пути придумаем. — ответила Маша и я тяжело вздохнула. Идти все таки придется,

— И что будем решать? — Сонька взглянула на меня так, будто я банк ограбила, наворачивая при этом отбивные. — Все таки обратно?

— И? — Маня пожала плечами. — Эта идея мне уже не нравится. Снова влезем в чужую квартиру? А соседи-то небось начеку, второй раз наши рожи точно им подозрительными покажутся. А если хозяин вернулся? Мы ему такие: Здрасьте, вот ваше копьё, которое наша чудаковатая подруга спёрла…

— А чего это я чудаковатая? — обиделась я.

— Увидала Каланчу и всё, шарики за ролики покатились! — хмыкнула Сонька.

— Да не при чём это все!

— Ага…конечно…

Нашу перепалку неожиданно прервал грубоватый голос:

— Эй, девочки, вам компания симпотных парней не нужна?

Мы медленно повернулись и я еле сдержалась, чтоб не икнуть — «симпотный» парень с челюстью как бетонная плита, улыбался. Вернее скалился всеми своими зубами. Его перебитый нос, как флюгер смотрел в сторону бара, а бритая голова была покрыта шрамами, и некоторые из них казались свежими. К ним присоеденился еще один дружок и они «загыгыкали» и от этих звуков мой живот скрутило острым спазмом.

— Нет, не нужна. — ответила Манька и прошептала: — Это же Халява с дружками!

— Витька Халява? — переспросила Соня и та утвердительно кивнула. — Блин, только этого не хватало!

О Витьке Халяве, ходили воистину ужасающие слухи. Ему и его компании приписывали всё, вплоть до убийств и разбоя, но вот каким-то странным образом, этот «шикарный» экземпляр, оказывался невиновным, а преступления продолжались.

— Куда вы меня привели?! — прошипела я. — Только этого еще не хватало!

— А мне кажется мы отлично поладим! — Витька встал и потопал к нам, поедая меня плотоядным взглядом. — Да, крошка?

Я влипла в стул, желая провалиться сквозь землю и пропищала:

— Извините, но мы уже уходим…

— Успеешь. — отрезал он и плюхнулся рядом. — Меня Витьком кличут.

— Ира… — промямлила я и не успела оглянуться, как возле Соньки и Маши, уселись его товарищи, притащив с собой весь арсенал алкоголя, стоявший на их столе.

— Какие милые цыпочки! — прохрипел один, ощупывая глазами Соньку. — Местные?

— Местные… — Сонька придвинулась ко мне ближе.

— Ну чё, за знакомство? — он плеснул водку в рюмки. — Я — Вадюха, дружок мой — Сеня.

Сеня растянул губы в приветственном оскале и хлопнул Маньку по плечу, отчего та сделалась меньше на пару сантиметров.

— Нам правда нужно идти! — я попыталась встать, но Витька усадил меня обратно и грубо сжав мою руку, прошептал:

— А чего это у тебя в сумке лежит, а?

— В смысле? — мои ноги похолодели. — Косметичка…телефон…

— Дуру с себя не корчи. — прервал он. — Что за штука с блестящим камнем?

— А…а… это просто сувенир. — еле выдавила я. — На день рождение…

— Ты это чесать какому-нибудь лоху расскажешь. — его глаза сузились. — Я то настоящие камешки от стекляшек отличить могу. Давай-ка его сюда.

— Эй, вы что себе позволяете?! — Сонька схватилась за мою сумку. — Мы сейчас орать будем!

— Только пикни. — сидящий рядом Вадюха поднес к ее носу каменный кулачище. — Вмажу.

Мы переглядывались, понимая, что влипли по полной, но план спасения не приходил ни в одну голову, а зверские рожи дружков Халявы, грозили нам огромными неприятностями, которые скорее всего будут даже если мы отдадим это проклятое копьё.

И тут, словно по волшебству, дверь этой чёртовой забегаловки распахнулась и внутрь ворвался маленький мужичок в очках с тремя линзами, из-за чего его глаза казались маленькими бусинами. За ним следом, вошли двое полицейских и уставились на нас, как на единственных посетителей.

Собравшись с духом, я приготовилась уже орать, понимая, что больше такого шанса не будет, но вдруг очкатый мужичонка подбежал к нашему столику и завопил:

— Мне кажется это они!

Мне резко похорошело и я довольным взглядом обвела троих дружков, еле сдерживаясь, чтоб не ляпнуть: Ну что, допрыгались? Шиш вам, а не копьё!

Братки тоже засуетились, бледняя на глазах, а Халява возмущенно протянул:

— За что, командир?!

— Гражданки, я попрошу вас следовать за нами. — произнес полицейский, не обращая внимания на Витька. — Активнее поднимаемся, активнее.

Такого поворота я не ожидала.

Мы поднялись, под злобными взглядами зверской компании и понуро поплелись за полицейскими и очкатым. Он бегал возле нас весь путь до полицейской машины, а потом вдруг сказал:

— Нет, это не они!

— Мужчина, — рявкнул один из стражей порядка. — Это что вам игрушки?! Сначала вы тащите нас в этот бар, утверждая, что видели как гражданки, побывавшие в вашей квартире зашли внутрь, там вы подтверждаете, что это воровки, а теперь отказываетесь от своих слов?!

— Я сказал — » Мне кажется это они». Я слепой человек… Вы должны меня понять… — заныл очкатый и они раздраженно махнули на него рукой.

— Заявление писать будете? Может у вас и не пропало ничего?!

— Нет, не буду. Простите меня, я инвалид… — снова заныл мужичок, но они слушать его не стали и извинившись перед нами, отбыли.

Лепрекон

— А теперь с вами. — деловито произнес очкарик, резко перестав хныкать. — Я то точно знаю, что это вы были у меня в квартире.

Мы переглянулись, совсем не понимая, что происходит и я все таки спросила:

— Мужчина, вы кто?

— А я, милая моя, хозяин копья! — он приосанился, поправил очки и вытер нос платочком.

— А чего же ты хозяин, на нас в полицию не заявил? — подозрительно поинтересовалась Манька. — Что за цирк?

— Я видел как вы выходили из моей квартиры, проверил футляр, копья в нем не оказалось. Я проследил за вами, ибо от нашего дома, в центр ведет всего лишь одна улица и поэтому догнать вас не составляло большого труда. Заглянув в это питейное заведение, я заметил кроме вас еще одну не вполне адекватную компанию и решил, что появившись там один, могу как-то спровоцировать их на агрессию. Вот и пришлось позвать полицию… — он обвел нас глазками бусинами. — И скорее всего появился вовремя. Не так ли?

— А-а… ну тогда извините нас. Раз вы такой добрый дяденька и не сдали нас в полицию… — Сонька выхватила сумку у меня из рук. — Мы не хотели брать ваше копьё и сейчас вернем вам вашу собственность. Ей Богу нам…

— Э-э…нет! — мужичок отскочил от нее. — Мне оно не нужно. Я просто хотел вас предупредить.

— О чем? — дурное предчувствие навалилось на меня мокрым одеялом. — Мне это не нравится…

— Копьё заколдовано! — возбужденно прошептал он, брызгая слюной. — Теперь оно у вас и вам решать эти проблемы!

— Чего-о?! — Сонька нахмурила брови. — Вы понимаете, что говорите?

— Еще как понимаю! — очкарик резво поскакал к скамейке под пушистым каштаном и поманил нас ручкой.

— Это какой-то бред! — Маня недовольно наблюдала за мужичком. — Он скорее всего болен. Нужно отдать ему копьё и идти домой!

— Так не берет же! — воскликнула Сонька. — Интересно, а кем оно заколдовано?

— Сонь, неужели ты веришь в этот бред? — улыбнулась я.

— Ну ты же сама видела карлика!

— Может это его больной друг…сбежали с психушки и давай в звездные войны играть… — хмыкнула Маша и отобрала у меня сумку. — Сейчас я ему это копьё отдам.

Мы пошли к очкарику, сгорбившемуся на скамейке и Манька выглядела довольно решительно.

— Так, мужчина, забирайте свою вещь и прощайте. — подруга извлекла копьё и протянула ему. — Нам некогда.

— Я не возьму его! — очкарик замотал головой, а потом тихо спросил: — Он уже приходил?

— Кто? — так же тихо переспросила Сонька.

— Лепрекон! — выдохнул мужичок и огляделся по сторонам.

— Кто???

— Лепрекон! Маленький, в шляпе и в таких…туфлях странных…

— В чулках и желетке? — не удержалась я.

— Да! — закивал он. — Значит приходил…

— Это ты о чём? — Маша недоуменно покосилась на меня.

— О карлике!

— Это Леприкон! — взвизгнул очкарик и закрыл рот рукой. Через секунду он снял очки и заморгал слезящимися глазами. — Я просто не поверил в свою удачу, когда вы украли копьё!

— Ничего я не крала! — воскликнула я.

— Если копьё Писара попадает в чьи-либо руки способом воровства, то этот человек машинально становится жертвой колдовства и его начинает преследовать злой Леприкон, требуя исполнения его желания! — прошептал очкарик, испуганно вздрагивая.

— Ну по ходу ты сам его спёр? — улыбнулась Маша. — Раз тебе Леприконы мерещатся!

— Вы не понимаете! Я коллекционер антиквариата и иногда мне приходится существенно занижать стоимость вещей, которые мне приносят… — он заёрзал на скамейке. — Значит копье мне досталось не совсем честным путём.

— И какова его цена? — Сонька заметно повеселела.

— Огромна! Не считая стоимости материала, из которого оно сделано… хотя она по сравнению с его исторической ценностью — ничтожна! — очкарик вздохнул. — В вашей сумке остров с голубыми лагунами и несколько замков, времен французских королей.

— Да ладно-о… — Сонька даже рот открыла от нахлынувших на нее чувств.

— Да что вы его слушаете? — перебила наши мечтания Манька. — Врёт он все!

— Но продать вы все равно его не сможете, — словно не слыша её, прошептал очкарик. — Не успеете… Леприкон доберется и до вас… Всю эту неделю я жил в ужасе, уходил из дома… Наконец-то всё закончилось…

— Так, пойдемте отсюда. — сказала Маша и в небе громыхнуло. — Он сумасшедший.

— А копьё? — я посмотрела на свою сумку, которую она всё ещё сжимала в руках. — Давай-ка ко мне и там всё решим.

— Думаю нам придется ускориться. — протянула Сонька. — По моему из бара наши » друзья» выползают. Я с трепетом наблюдала как Халява и его дружки появляются из дверей этого мрачного кабака и согласилась с Сонькой. Оставив сумасшедшего антиквара на скамейке, мы быстро пошли через парк, не оглядываясь и не сбавляя шаг.

* * *

Дома у Маши мы отчаянно спорили, что делать с копьём. Соблазн продать его, охватил конечно нас всех, но здравый смысл подсказывал, что нужно поступить как-то иначе.

— Давайте сдадим его в полицию! — предложила Маша, вертя в руках тяжелое оружие.

— Ты представляешь, что начнется?! — воскликнула я. — Нас по ментовке затягают! Как мы это все объяснять будем?!
— Да… с объяснениями беда… — согласилась Манька и подошла к окну. — Опять гроза надвигается… Словно в подтверждение её слов, в небе загрохотало и в комнате резко потемнело.

Резкий голосок прозвучал так неожиданно, что Сонька запищала, а я чуть не свалилась со стула. В узкой прихожей стоял уже знакомый мне карлик и злобно улыбался.

— Ты как здесь оказался?! — воскликнула Манька и испуганно покосилась в нашу сторону. — Ирка, это твой карлик?!

— Чего это мой?!

— Ну тебе же он мерещился!

— Тогда и тебе он мерещится! Пока мы орали друг на друга, карлик исчез так же неожиданно, как и появился.

— Блин…что за дурдом! — Маня схватила веник и выглянула в коридор. — Куда он делся?

И тут в дверь позвонили.

— Ты кого-то ждешь? — прошептала Сонька и она отрицательно покачала головой. Осторожно ступая, держа перед собой веник, Маня приблизилась к дверям и посмотрела в глазок. Вернувшись на кухню, бледная как смерть, она шепнула: — Это Халява!

Мы замерли от страха и подпрыгнули, когда за окном снова загремело.

— Звоним в полицию! — я схватила телефон, но на экране светилось: «Нет сети». — Чертова гроза!

А Халява тем временем не унимался. Он звонил, потом начал стучать и в конце-концов, они с дружками устроились в машине под нашими окнами.

— Ты просто кладезь неприятностей! — Соня наблюдала за машиной, в которой устроился Халява с дружками. — Вот, что теперь делать?

— Ой. знаешь, не надо! — возмутилась я, но тут нас оборвала Маня:

— Подождите, а ведь действительно карлик существует!

— Неужели? — я язвительно хмыкнула.

— Мне кажется это главная проблема. — продолжала Маша. — Ее нужно решить в первую очередь. Как он здесь оказался???

— А вот ты не хочешь воспринимать, то, что сказал хозяин копья! — прошипела я. — Оно проклято! А это — Леприкон!

— Хорошо. — с недовольной миной согласилась Маша. — Пусть этот бред — правда. Но что должно случится потом? Сомневаюсь, что этот мелкий гном нас каким-либо образом может напугать! — Он нас куда-то уволочь хочет! — прошептала Соня замогильным голосом. — Точно! Не зря же он Ирку за руку хватал!

— В темное леприконское подземелье. — хмыкнула Маша. — И сожрать.

— Вот ты дура! — заныла Соня. — Ты фильм видела? Видела какой он там?

— Короче так…пусть я в это и не верю, но нам нужно снова встретиться с хозяином копья. Пусть расскажет все, что не успел.

— А Халява? — я посмотрела вниз и поежилась от вида здоровенной руки, торчавшей из окна автомобиля.

— Пойдем чердаками. — внушительно посмотрела на меня Маша, давая понять, что отказ не принимается.

— Ты уверена? — Соня тяжело вздохнула.

— Более чем.

Вылезти на чердак, нам не составило труда, но дальше начались настоящие мытарства. Благонадежные жители постарались запереть почти все дверцы, ведущие на крышу и нам пришлось поднапрячься, пока мы не нашли выход. Подъезд, из которого осторожно вывалилась наша компания, был основательно прикрыт кустами сирени и нам без особого труда, удалось ускользнуть от Халявы и его «веселой братвы».

Мы быстрым шагом направились к дому по улице Щорса, а моя интуиция, просто орала, что грядет нечто совсем не хорошее. Мои подруги молчали, видимо чувствуя тоже самое, но нас уже было не остановить и мы с какой-то упертостью решили разгадать эту тайну.

Дверь нам открыли сразу. На секунду, мне даже показалось, что очкарик обрадовался, увидев нас. Вот только радость его была какой-то злобной что ли, не хорошей.

— Вернулись? — он пропустил нас в темную прихожую. — Это правильно. Но если копьё опять будете предлагать — уходите сразу!

— Нет, не будем. — я злилась на этого мелкого очкаря, понимая, что он то все таки не при чем… — Подробнее о копье можно узнать?

— Можно. — он заулыбался. — Отчего же нельзя? Я много интересного узнал…

И вот, что мы услышали: — Этот злой дух, исчадие подземелья, не оставлял меня в последнее время, ни на секунду… Он приходил и днем и ночью, рассказывая ужасные истории и требуя исполнить его желание…

— Какое? — прошептала Сонька и в небе снова заискрились молнии, пугая нас в этой мрачной атмосфере ещё больше.

— Сейчас дойдем и до этого… — очкарик потёр руки и захихикал: — Господи! Неужели он отстал от меня!

Я долго и тщетно пытался избавиться от него, но это ужасное существо не давало мне шанса и смеялось над моими попытками! Я вызывал церковнослужителя, прибегал к услугам экстрасенсов и магов, вызывал какого-то шамана из таёжной глуши, но…мой не званный гость не покидал меня.

По моей спине побежали мурашки страха и я не произвольно поёжилась, отметив, что Соня сделала тоже. Лишь Маша внимательно слушала этого чокнутого антиквара.

— В Ирландии бытует миф о людях — эльфах Туата Де Дананн. Значение «Туата Де Дананн» расшифровывалось прежде как «люди, которые были богами». Истинное значение этого имени – «племена или народ богини Дану». Это название было дано целой группе, хотя у Дану было только трое сыновей, Бриан, Иухар и Иухарба.

Туата Де Дананн бессмертны. Хотя есть поверье, что даже они могут уйти из жизни. Они также считались волшебными королями и королевами и еще – феями, отличавшимися от традиционных. Они были «феями или эльфами с телесными формами, наделенными бессмертием»… — очкарик обвел нас долгим взглядом. — Теперь же им нужна помощь людей!

— Кому? Эльфам? — хмыкнула Маня.

— Бриану, Иухару и Иухарбе! — пропищал на эмоциях очкарик.

— Слишком мало бреда… — прошептала Маша, прикрывая глаза рукой. — То есть помощь нужна этим…как их там… богам ирландским. За этой помощью явился Леприкон…Все, я не могу больше…

Она вскочила со стула, на котором сидела, но Соня остановила ее.

— Хорошо, но почему вы не помогли им? — обратилась она очкарику.

— Сначала я расскажу вам о копье и почему им нужна помощь! — возбудился он и я потянула Маньку вниз.
— Сядь ты! А то не дай Бог его кондратий хватит! Машка опустилась на стул и принялась буравить очкаря недоверчивым взглядом.

— Братья убили Киана, еще одного бога и за него принялся мстить Луг — его сын. Он назначил им наказание, принести редкие артефакты, которыми владели правители чужих земель и сказал такие слова:

» Три яблока, которые я потребую с вас, это яблоки из сада Гесперид, находящегося где-то на Востоке, на краю света. Яблоки эти величиной с головку месячного ребенка, имеют густо-золотой цвет и по вкусу ничем не отличаются от меда. Тот, кто отведает их, исцеляется от всех болезней и ран, и, сколько бы их ни есть, они не становятся меньше.

Поэтому я не возьму никаких других яблок, кроме них. Но знайте: хозяева этих яблок неусыпно сторожат их, поскольку им было открыто пророчество, что трое молодых воинов с Запада попытаются забрать их силой, и, хотя вы и кажетесь лихими смельчаками, я сильно сомневаюсь, что вам удастся раздобыть эти яблоки.

Свиная кожа, которую я потребую с вас, — это свиная кожа Туиса, царя Греции. Кожа эта славится двумя достоинствами: во-первых, она излечивает больных и страждущих от всех хворей, стоит им только хоть раз в жизни завернуться в нее; и, во-вторых, струйка воды, протекшая по этой коже, на целых девять дней превращается в вино.

Я не думаю, что вам удастся заполучить ее у царя Греции, даже если вы будете умолять его. Теперь что касается копья: вы не догадываетесь, какое именно копье я с вас потребую?

— Так знайте, что это — отравленное копье Писира, царя Персии. Оно поистине неудержимо в бою и отличается такой свирепостью, что его приходится держать под водой, иначе оно уничтожит весь город, в котором оно оказалось. Скоро вы сами убедитесь, как трудно будет раздобыть его.

А два коня и колесница, о которых я упоминал, — это два волшебных коня Добхара, царя Сицилии, одинаково быстро мчащиеся и по земле, и по воде. Никакие кони на всем свете не могут сравниться с ними, и ни одна карета или повозка не идут ни в какое сравнение с колесницей, которую я потребую с вас.

Семь поросят, которых вы должны раздобыть для меня, — это поросята Изала, царя Золотых Столбов. Если их заколоть вечером, наутро они бегают как ни в чем не бывало, и каждый, кто отведает их мяса, навсегда исцелится от любых болезней. Собака, которую вам придется достать для меня, — это собака царя страны Иоруаидх.

Её кличка — Фаилинис, и собака эта мигом настигает и душит любого дикого зверя, какого только увидит. И ее раздобыть вам будет ох как нелегко. Теперь о вертеле. Вертел, который вы должны принести мне, — это один из вертелов женщин с острова Фианхуиве, лежащего на дне моря между Альбой и Эрином. А еще я потребую с вас трех воплей на холме.

Холм, на котором они должны прозвучать, — это холм, прозванный Кнок Миодхаоин, находящийся к северу от Лохланна. Миодхаоин и его сыновья никому не позволяют кричать и нарушать безмолвие на этом холме. Кроме того, именно они обучали моего отца тонкостям военного искусства, и даже если бы я простил вас, они вас никогда не простят.

Поэтому, даже если вам удастся каким-то образом раздобыть все требуемое, я просто уверен, что на этот раз у вас ничего не выйдет. Итак, теперь вы знаете, какова плата за убийство которую я требую с вас, — заключил Луг.

Мы как зачарованные слушали очкарика, пока Сонька не протянула тоненьким голоском:

— Копье отравлено?

— И как на счет того, что оно должно разрушить город, в котором находится? — язвительно поинтересовалась Маша. — Пока все на месте!

— Вы глупые девчонки! — прошипел двинутый антиквар. — Не перебивайте меня!

— Тихо-тихо… — я выставила вперед руки. — Мы внимательно слушаем! Но копьё в сумке не давало мне покоя, хотелось отшвырнуть его от себя, но я молча сжала ручки еще крепче.

Очкарик, не переставая подрагивать, продолжил рассказ. — Братья достали все, что попросил Луг, но он все равно лишил их жизни… А чтобы не быть жестоким и несправедливым, Луг швырнул копьё Писира так далеко, что даже если бы его искали сотни лет — не нашли бы и произнес завещание:

» Если найдутся смертные, и пожелают помочь жестоким братьям, пройдут с ними весь путь и соберут все артефакты не используя насилия, тогда они избегут моего наказания и останутся жить. Пусть же это копьё ждёт своего часа — тот, кто завладеет им обманом, воровством или другой хитростью, навсегда будет проклят и привязан к братьям навечно» Он снял с копья все разрушительные силы и приставил к нему стража — Лепрекона.

— Ага… — медленно кивнула Маня, тяжело вздыхая. — Значит по вашему, мы должны спасти богов?

— Да! — воскликнул очкарик.

— А чего это они сами себя не спасли? — удивилась она и мне показалось вполне резонно. — Вокруг царишки простые, а они ого-го!

— Да не царишки! — деловито пояснила Соня. — Раньше куда не плюнь, одни боги, полубоги и прочее…Видать и цари не простые были!

— Соня! — почти рявкнула Маша. — Ну неужели вы верите в бред этого собирателя старины?!

— Если бы ты тоже не верила, не притащила нас сюда! — парировала я и она испепелила меня взглядом. — Хорошо, тогда почему же он не спас их сам?!

— А потому, — захихикал очкарик, — что копью нужны были женщины! Мне стоило большого труда заманить вас сюда снова!

— В смысле заманить?! — мы повскакивали со стульев.

— Лепрекон не дал бы мне жизни, если бы я не заманил сюда женщин! Трех женщин! Вот это и было его желание! — очкарик посмотрел куда-то в сторону прихожей и повернувшись, мы увидели уже знакомого карлика.

— Ах ты гад! — завопила я, но он неожиданно сунул мне в руки какую-то книгу и свет померк, словно кто-то в моей голове щелкнул выключателем…

Ирландия

— Ирка! Ирка! — моё ухо кто-то щекотал теплым дыханием. — Да очнись же ты! Я замычала, почмокала губами, раздраженно отмахиваясь от надоедливой подруги:

— Маня, отвали…дай поспать…

— Хватит спать! Мы в Ирландии!

— Чего??? — в моей голове, как пазлы начали складываться картинки и я резко села, таращась сонным взглядом по сторонам. Где-то на горизонте, зеленел сочный луг, а вокруг нас стелилась вересковая пустошь. — Ой мама…

— Этому есть логическое объяснение! — Маша принялась расхаживать туда — сюда и у меня закружилась голова. — Нас ударили по головам и переправили сюда!

— Не смеши людей! — хмыкнула Соня, разглаживая измятую футболку. — Для чего??? Мне кажется это вообще не современная Ирландия.

— Интересно, как это ты определила? — съязвила Маня, размахивая руками. — Табличку где-то видела?

— Девочки, тише! — я вывернула сумку. — Копья нет!

— Сперли! — уверенно сказала Маня, но Сонька покачала головой:

— Его не может быть…оно еще у своего владельца. Братья, о которых нам говорил антиквар, еще не отправлялись в путешествие за артефактами!

— Сумасшедший дом! — завопила Маня и кинулась вперед, к горизонту, а мы за ней.

* * *

Лепрекон сидел на маленьком колченогом табурете в темной, заросшей мхом хижине и наблюдал злыми глазками за старухой, которая что-то толкла в медной ступке.

— Чего ты молчишь, Эмер? Разве не тебе было поручено схватить женщин как только они появятся здесь? Не хватало, чтобы эти дикарки бегали по Ирландии и творили чудеса, вместо того, чтобы заниматься делом!

— Что ты мне клюешь мозг, как старая курица! — проскрипела старуха. — Не успела я! Мне не пятнадцать лет, чтоб по пустоши скакать!

Она недовольно повела длинным носом, на котором торчала здоровенная бородавка и почесала голову с грязными, седыми волосами.

— Спала ты, вот на этом топчане! — завизжал леприкон и задрыгал ногами. — Не успела она… чтоб тебе коза под старую задницу копытом заехала!

Старуха что-то прокряхтела и швырнула в него медную ступку вместе с ее содержимым.

— Заткнись, проклятый карлик!

— Ведьма! — заверещал леприкон, отплеввываясь и чихая. — Аааа! Чтоб тебя!

Он вскочил с табурета и кинулся к двери, но возле нее остановился и прошипел: — Чтоб к концу дня, женщины были найдены! Или сама знаешь, что тебя ждет!

Эмер плюнула ему вслед и раздраженно завертелась по своей набитой травами и снадобьями хижине.

— Вот же угораздило меня заснуть!

Она с ужасом представила, что испортила все дело и накинув на костлявые плечи старый, поношенный плащ, покинула хижину и исчезла в зарослях. Она тяжело брела по густому покрову пушицы и мысленно проклинала лепрекона, который втянул ее в это дело.

Не то чтобы она не хотела помочь Туата Де Дананн, но боялась их ведьма до одури. Красивые, практически с идеальной внешностью существа прослыли своей жестокостью и неуемной сексуальностью.

Последнего конечно ей бояться не стоило, но… — ведьма мечтательно улыбнулась. — Вернуть бы ее молодость, когда она была красивой золотоволосой девушкой с длинными косами, она своего бы не упустила и даже под страхом смерти, все равно развлеклась бы с каким нибудь красавцем из этих неземных существ…

* * *

Мы брели уже несколько часов, но ничего похожего на цивилизацию не наблюдали. У меня болели ноги, хотелось пить и есть, еще и перебранка любимых подруг, действовала на нервы.

— Девочки, хватит! — не выдержала я и уселась на землю. — У меня голова от вас раскалывается! Мало того, что нас занесло в задницу мира, да еще вы тут со своими истериками!

— Если бы кто-то не шастал по чужим квартирам, нас бы в этой заднице не было! — обиженно рявкнула Маша. — Сама все это затеяла…

— Смотрите, там лесок! — воскликнула Соня, прерывая нашу готовую начаться ссору. — Может там озерцо какое есть…или ягодки…

Мы с Маней посмотрели вдаль и переглянулись — сквозь клубы густого тумана, проглядывал » лесок», нечто густое и темное с вековыми дубами. — Жутковатый «лесок»… — протянула Маша, но какая-то логика все таки в Сонькиных словах была. Бегать по открытому пространству в незнакомом месте, было опасно. Мы пошли к лесу, немного успокоившись и перестав ругаться, ибо сил не было даже на это.

Лес встретил нас настороженно. Казалось каждый листик поворачивается в нашу сторону, каждая травинка смотрит в спину и от этого нам было не по себе.

— Это мне одной кажется или не уютно здесь как-то? — пропищала Сонька, почесывая ногу. — Меня укусил кто-то…

— Да… местечко странное… — прошептала я, чувствуя вину за то, что втянула подруг в эту передрягу. — Девочки простите меня…

Я сама не ожидала от себя таких эмоций и заплакала, хлюпая носом. Через минуту, выли мы все, обнимаясь и успокаивая друг-друга.

— Ты не виновата-а-ая… — заныла Сонька, натирая нос до красноты. — Никто-о не винова-а-ат…

— И ты меня прости-и… — Машка отвесила нижнюю губу, обнажая мелкие зубки. — Я не со зла ляпнула-а-а…

Наверное мы бы выли еще долго, если бы не оглушительный раскат грома, прозвучавший над нашими головами.

— Только не дождь! — завопила я. — Пожалуйста Господи! Не нужно!

Но видимо Господь еще не прислушивался к молитвам исходящим из мест населенных язычниками и вскоре на наши многострадальные головы полился настоящий ливень. Мы забились под густую крону дуба и дрожали, вздрагивая от каждого разряда молнии.

— Посмотрите… — вдруг испуганно прошептала Сонька. — Мне кажется или за деревьями кто-то стоит?

Мы пригляделись и действительно! За необъятным стволом притаился темный силуэт в длинном плаще.

— Кто здесь? — срывающимся голосом крикнула Манька и мы притихли, ожидая ответа.

— Не бойтесь! — услышав слабый, старческий голос, я расслабилась. — Могу ли я вам помочь, милые девушки?

— Можете! Можете! — завопила Сонька и кинулась к женщине, закутанной в плащ. — Мы так замерзли! Кушать хотим! Мы не знаем куда попали! Мы с Машкой кинулись за ней, не ожидая такой прыти от подруги и еле сдерживая смех, хотя в нашей ситуации он был явно неуместен.

Незнакомка откинула капюшон и я немного растерялась — пожилая женщина, с лицом покрытым глубокими морщинами, приветливая улыбка…но было в ней нечто такое, что заставило меня насторожиться.

— О бедняжки! — проворковала она, обнимая за плечи Соню. — Пойдемте быстрей в мою хижину! Вам нужно отогреться возле огня и высушить одежду, иначе вы заболеете!

— А далеко ваша… ваш дом? — поинтересовалась Маша и старуха покачала головой.

— Нет, совсем рядом, я живу в лесу.

Мы пошли за ней, все глубже и глубже в этот мрачный лес и мне становилось все страшней. Что эта за странная спасительница, взявшаяся из ниоткуда? Этот ее воркующий голосок и хитрый, пронзительный взгляд? Странная одежда…

— Чего у тебя лицо такое, будто ты ежа проглотила? — прошептала Манька.

— Странная эта бабуля какая-то…подозрительная…

— Бабка как бабка. — пожала плечами Маша. — Чего в ней подозрительного?

— Карлик вам тоже сначала леприконом не казался! — напомнила я, но подруга отмахнулась:

— А у нас выбор есть? Стоять под дождем и заработать к утру воспаление легких или пойти с этой старухой и обсушиться, а если повезет, то и пожрать!

— Смотри чтоб она нас не сожрала! — буркнула я. — Слишком уж все как-то не так… Но меня уже никто не слушал.

Приземистое строение, покрытое мхом и травой, показалось мне чем-то совсем из ряда вон выходящим. Под мрачными, ливневыми струями, жилище этой «бабы яги» казалось кроличьей норой.

— Ну вот мы и пришли… — засмеялась она каркающим смехом и со скрипом отворила черную от влаги и времени дверь. — Проходите миленькие, проходите голубки…

Мы осторожно вошли в низкий проем и опасливо огляделись. Даже у Соньки пропал первоначальный запал и она выглядела немного испуганной.

— Вы здесь живете? — мне тяжело было представить, чтобы в столь маленьком, с низкими потолками помещении, можно было ютиться двенадцать месяцев в году.

— Да, а где же мне жить? — проскрипела она. — Я люблю лес и мне здесь хорошо.

Старуха подошла к темному очагу, повозилась немного и в нем вспыхнуло яркое пламя, освещая темные углы сырой хижины. Под потолком висели пучки трав, стол был уставлен разной посудой, глиняными кувшинчиками и баночками, из которых исходили не всегда приятные запахи.

— Люди не всегда хорошо ко мне относятся… — старуха продолжала тихо говорить. — Иногда меня били палками и выгоняли из деревень. Однажды мне выбили зуб… Она оскалилась, демонстрируя нам щербину вместо переднего зуба.

— За что??? — негодующе прошептала Соня, сморщив свой белый лобик.

— О-о… порой люди бывают жестоки…хуже зверей, живущих в моем лесу… — зло усмехнулась старуха. — Они думали, что это я ворую молоко у их коров и после они доятся кровью, что я насылаю черную немочь на молодых женщин и они через месяц превращаются в гниющее подобие человека, что я по ночам проникаю в дома и ем теплых младенцев…

— Ой мама! — пискнула Соня и схватилась за сердце. — Они думали, что вы ведьма?!

— Ну почему же думали? Я и есть ведьма… — хохотнула старуха. — Самая настоящая.

— Ну вот. — я пожала плечами, глядя на Маньку торжествующим взглядом. — А я тебе говорила!

— Как ведьма? — Соня икнула. — Ой…

— Зовите меня тетушка Эмер. — спокойно сказала она, не обращая внимания на наши вытянутые лица. — Кушать небось хотите? Сейчас я дам вам сухую одежду и приготовлю немного каши с мясом…

— Странно, но вы даже не удивились, увидев нас посреди леса… — напряженно произнесла Маня. — Повели нас к себе домой…абсолютно незнакомых людей!

— А чего мне бояться, деточка? — хмыкнула старуха. -В этом лесу — я хозяйка. — она извлекла из сундука какие-то тряпки и протянула нам. — Я же ждала вас.

— А где мы сейчас находимся? — дрожащим голосом спросила я ее. — И зачем вы нас ждали?

— В Северной Ирландии, милочка, где уж тысяча триста лет как бродит тень Святого Патрика, чтоб ему перевернуться! — громко рассмеялась старуха. — А ждала я вас для того, чтоб научить как спасти Туата Де Дананн, вернее некоторых из них.

— Снова эта история про богов! — зарычала Маня. — Вы нас за дурочек держите? Как мы можем находиться в Ирландии и разговаривать с вами, понимать вас?!

— Это обычная магия, милочка. — спокойно ответила старуха. Ничего сверхъестественного.

— Я же говорила вам, что мы в Ирландии… — восхищенно протянула Соня. — А какой сейчас год?

— 1745 уж в середку свою вошел.

— Да что за ерунда! — Маша все не могла взять в толк, что происходит. Ее рациональный мозг, совершенно не мог смириться с этими чудесами.Она обвела нас грустным взглядом и практически плача, протянула: — Может мы чего-то съели галлюциногенного?

— Подождите! — я пыталась понять все, что навалилось на наши головы. — А разве вы не язычники? Я только что слышала упоминание о Святом Патрике!

— Милочка… — вздохнула старуха. — Большинство из нас так и остались язычниками, даже после того как Патрик топтал Ирландию своими святыми пятками!

— Не может быть…

— Наши леса до сих пор полны эльфами и гномами, а в потустороннем мире, который спрятан за холмами и называется Сид, живут Туата… — прошептала старуха. — Обычно Сид и реальный мир отделены друг от друга непроницаемой для человека преградой. Но сами туаты вольны покидать Другой Мир и забирать с собой людей…

Два мира сближаются в ночь с 31 октября на 1 ноября, во время кельтского праздника Самайна, когда опускается густой туман, ибо является «пороговым» состоянием; в густом тумане два мира сближаются и переплетаются один с другим, и туата появляются из тумана или таинственной дымки…

Сид — удивительный, неописуемо прекрасный мир, в котором нет старости и болезней, нет печали и скорби. Земля там плодородна как нигде, там диковинные цветы и деревья, там удивительный волшебный мир неги и наслаждения, будто разлитого в воздухе… Туата прекрасны как никто…они совершенны… Старуха замолчала, мечтательно глядя куда-то в стену, но вдруг резко пришла в себя: — Переодевайтесь. Все остальные сказки я расскажу позже!

Мы машинально подчинившись ее приказу скинули с себя сырые вещи и переоделись в длинные, зеленые юбки и белые блузки с оборкой на груди.

— А вот с обувью не сложилось… — задумчиво произнесла ведьма, разглядывая наши босые ноги. — Ну ничего, я что-нибудь придумаю.

Она принялась стряпать, а мы уселись на длинном топчане, накрытом цветастым покрывалом. Возбуждение от происходящего чуда, любопытство и все остальное, не давало нам спокойно сидеть на месте, отчего Сонька постоянно порывалась встать, а Маня качала босой ногой со скоростью маятника.

— Хорошо, — наконец сказала Маша, обращаясь к старухе. — Э-э…тетушка Эмер, скажите хоть вы, чего от нас ждут. Что в действительности происходит? Или нам этого знать не дано?

— Ну почему же… — ведьма ловко чистила картошку, длинным, тонким ножом, больше похожим на орудие убийства, чем на безобидную, кухонную утварь. — У вас все равно выхода нет отсюда. Или будете делать так как предназначено или сгините здесь за милую душу. Кому вы нужны здесь? Правильно — никому. Мир чужой, времена древние… Маги, друиды, разбойники да и вообще всякой пакости хватает среди рода человеческого…

— Звучит многообещающе… — прошептала я, а Сонька глубоко и грустно вздохнула.

— Историю вы наверняка уж знаете о трех братьев и проклятии Луга? Мы закивали головами.

— Но тут есть маленькая заковыка, — старуха погрозила нам ножом, словно мы эту заковыку и придумали. — Луг хоть и дал шанс братьям, но самом деле он прекрасно понимал, что появившиеся здесь смертные вряд ли найдут общий язык с богами Туату и скорее всего, пропадут на Ирландской земле…

Много женщин здесь уж побывало, но ни одна так и не смогла добиться хотя бы чуть-чуть….время неумолимо движется к часу возмездия, а спасения так и нет. И вот мы, вместе с Сичлейнном и другими такими же существами, решили взять дело в свои руки…

— А кто этот Сич…- Маня запнулась.

— Сичлейнн? Это лепрекон. — подсказала нам ведьма.

— Ага…ну ясно… — у меня прям кулаки сжались, стоило мне вспомнить этого маленького проныру и очкарика.

— Братья Бриан, Иухар и Иухарба всегда были для нас друзьями и защитниками. Они никогда не обижали ни маленький народец, ни ведьм, ни какое другое существо…Мы все решили, что должны встретить женщин, помочь им добраться к Туата, научить их всему, а не бросать на произвол судьбы, мечущихся по вересковым пустошам и ищущим выход из древнего мира…

И вот появились вы… — старуха немного помолчала и продолжила. — Нужно было найти вас прежде чем о вас проведает Луг или кто-то из других богов и этим занялась я. И вот вы у меня в хижине, а я готовлю вам колканнон…

Колканноном оказалось обычное картофельное пюре с капустой, к которому ведьма выделила по куску мяса. Но к сожалению я так и не поняла, что оно собой представляло в живом виде. Мысленно посетовав на отсутствие хотя бы активированного угля, я принялась за еду, решив, что лучше так чем с голодным пузом.

Подруги тоже молча работали челюстями, но было видно по их лицам, что они усиленно думают. Но какой был смысл ломать голову, если над ситуацией мы были не властны по крайней мере в эти часы и минуты.

Опустошив тарелки, мы понуро уставились на старуху, которая наводила порядок и слушали завывание ветра в верхушках деревьев. Окна хижины были плотно завешаны шкурами животных и не один, даже малейший сквознячок не проникал в это на первый взгляд хлипкое строение.

— Ложитесь-ка отдыхать… — пробурчала ведьма. — Завтра будет тяжелый день. Сейчас я достану вам одеяла…возле очага будет тепло… Это было лучшее решение, ибо наши тела и мозги изнывали от усталости.

Мы лежали на полу, укрывшись плотным одеялом из шерсти, такое же было и под нами, хотя оно абсолютно не спасало от грубой и твердой поверхности земляного пола. В очаге догорали дрова и слабое сияние разливалось по хижине, воистину делая окружающее нас пространство — фантастическим и нелепым одновременно.

— Расскажите нам пожалуйста, кто еще обитает в этих лесах? — тихо попросила ведьму Сонька.

— Ну-у…много кого…- проскрипела старуха, ворочаясь на своем топчане. — Например Дриады…

— А кто это?

И в этот момент что- то изменилось. Сначала мы ощутили непонятный страх, сковывающий все тело, который ледяным потоком устремился к сердцу, а потом услышали душераздирающий вой, заставивший волоски на руках встать дыбом.

— Мамочка! — завизжала Сонька, а мы с Маней замерли как парализованные. — Что это????

— Баньши… — почти простонала ведьма. — Проклятые суки!

— Да что оно такое??? — заорала я, в ужасе прячась под одеяло от этого жуткого воя.

— Баньши могут принимать любой облик — облака, тени, куста, дымки… их заунывный плач, ясно слышный по ночам, непременно предвещает близкую человеческую смерть… этот зловещий смертный вой, наполняющий ужасом ночи Ирландии…

Это женщина с длинными распущенными, черными волосами, в просторных одеяниях, с припухшими от слез глазами, или мерзкая и уродливая старуха со спутанными седыми волосами… — ведьма тяжело вздохнула. — Но здесь давно уж не слышали вой баньши… Быть смерти…Смерть идет…

Вытье резко оборвалось, но эхо от него еще долго стояло в лесу, не давая страху уйти до конца. Я даже представить боялась как выглядит ЭТО, испускающее столь мерзкий звук и эти пророчества смерти…

— Какая смерть? К кому она идет? — занервничала Машка, но старуха не ответила. Забившись под одеяло, ведьма что-то страстно шептала, то ли отгоняя прочь злых духов, то ли свои собственные страхи…

Всю ночь мы периодически просыпались и дрожали, прислушиваясь к странным шорохам за стенами хижины. Мне хотелось плакать, хотелось домой и даже Халява не казался мне таким ужасным по сравнению с этим неизведанным, чужим миром.

Утро вместе с игристым солнышком развеяло все ночные страхи и веселый щебет птиц, даже приподнял нам настроение. Тетушка Эмер суетилась возле очага и вскоре мы почувствовали приятный запах травяного отвара.

— Вставайте, скоро Сичлейнн явится! — она разлила отвар по глиняным кружкам и протянула нам. — Пейте, мое зелье вас взбодрит! Ведьма хрипло рассмеялась и также смеясь, вышла из хижины, оставив нас одних.

Осторожно пригубив непонятное пойло, я с удивлением отметила его приятный вкус и подруги, заметив, что я с удовольствием попиваю из кружки, тоже принялись за питье. Напиток действительно оказался чудодейственным, сонная одурь прошла, в теле появилась энергия и бодрость.

— Точно наркотой нас какой-то опоила… — пробурчала Маня. — Будем как наркоши теперь подсаженные…

Мы с Сонькой засмеялись, чувствуя как вместе с бодрячком поднимается и настроение. Через секунду, Маша хохотала тоже и все казалось безоблачным и приятным, пока в хижине не появился лепрекон.

— Что, ведьма вам зелья своего сварила? — ехидно поинтересовался он.

— Ах ты гад! — Маня размахнулась и швырнула в него кружкой. — Я тебе покажу!

Лепрекон исчез, но снова появился через минуту, чтобы визгливо крикнуть:

— Бешеная баба!!! Чуть не убила!!!

— Мало тебе! — Сонька пригрозила ему кулаком. — Вот станем мы богинями, не поздоровится тебе!

Мы с Машей изумленно посмотрели на нее.

— Кем мы станем?

— Богинями… — Соня хлопнула глазами. — План вроде такой же был?

— Спасти богов! Дура! — заверещал карлик. — Ишь губу раскатала!

— Еще раз мою подругу дурой назовешь… — я тоже замахнулась в него кружкой и он исчез.

— Не-е, я так не согласна… — обиженно пробубнела Соня. — Это чистой воды афера… Я то совсем на другое надеялась…

— Боги не женятся на смертных! — лепрекон возник на топчане с яблоком в руке. — Вот придумала!

Нам с Машей тоже были любопытны фантазии нашей подруги и мы уселись поудобнее.

— Ну излагай.

— А чего излагать? — Соня вяло крутила кружку в руке, даже отвар не помогал поднять ей настроение. — Я решила, что если мы сюда попали, нам нужно помочь богам, нас трое и их трое…еще и ведьма сказала, что они красавчики… Ну думаю, точно как в сказке будет…

— А вдруг мы им не понравимся? — со смехом поинтересовалась Маня. — Ты такой вариант не рассматривала?

Соня снова хлопнула глазами, но потом махнула рукой и отвернулась:

— Чего уж там…

— Не слушайте этого недоростка! — в хижину вошла ведьма с вязанкой хвороста. — Он специально это говорит, чтоб вас позлить. Если сильно постараться, то можно и бога…

— Замолчи старая дура! — взвизгнул Сичлейнн. — Какие глупости ты говоришь! Ты помнишь как выглядят Туата? Помнишь? Они совершенны!

— И что? — ведьма пожала плечами. — Можно подумать они со смертными никогда не…

— И что??? — перебил ее лепрекон. — Это игрушки для них! Но нашу фантазию уже было не остановить. Сонькины мелкие покушения на божественные прелести засели и в наших головах.

— Значит так… — ведьма бросила хворост возле очага. — Времени у нас мало и поэтому вы отправитесь на встречу с богами через три дня. Через три дня будет праздник Свадьба Луга — Лугнасад и ему будет не до братьев. Луг будет принимать почести, наблюдать за игрищами смертных и принимать от них дары. Вот это и есть самое лучшее время.

— Да, правильно говоришь ведьма. — закивал головой лепрекон, грызя яблоко. — Лугнасад лучшее время.

— Отлично… — протянула Маша. — Чувствую вляпаемся в историю…

— Мы уже в нее вляпались. — хмыкнула я, а Сонька молчала, мечтательно уставившись в потолок хижины.

— Вы нам хоть расскажите, что делать! — Маша недовольно зыркнула на Сичлейнна.

— А чего делать? — пожал он плечами. — Сами там смотрите…думайте чего сказать, а где промолчать. — Вот тебе и на! — Машка вскочила, потрясая кулаками. — Это не честно!

— Честно не честно, а идти надо. — с мерзкой улыбочкой произнес лепрекон. — Может проживете пять минут, а может сгините сразу… Сонька тихо охнула.

* * *

— Итак — три яблока. — грозно прорычал Иухарба.

— Луг говорит, что мы не раздобудем их? Пусть и не надеется!

— Когда нас кто-либо побеждал? Когда мы были повержены в бою? Никогда! — Бриан ударил себя в грудь мощным кулаком.

— И никогда этого не будет! Иухар лишь молча наблюдал за ними, но по его лицу было видно, что он полностью поддерживает братьев.

Трое мужчин были поистине совершенны: натренированные, смуглые торсы, длинные, ровные ноги и широкие плечи. Иухар имел темно-синие глаза, похожие на грозовое небо, над которыми красиво изогнулись темные брови, Бриан был зеленоглазым и его очи, в окружении пушистых ресниц, казались зелеными полями Ирландии, Иухарба же имел глаза цвета стали с легким металлическим блеском, от которого бросало в дрожь каждого, кто осмелился смотреть в них. Красивые губы бога, насмешливо кривились, словно намекая на то, что никто не мог сравниться с ним в совершенстве.

Братья были покрыты шрамами от бесконечных битв, но они лишь еще больше подчеркивали красоту этих неземных существ.

— Когда отправимся? — Бриан ласково, словно женщину, гладил свой меч. — Мне уже не терпится убить стражей, охраняющих яблоки.

— Через три дня. Пусть Луг наслаждается плясками в его честь, а мы сделаем то, что должен делать настоящий воин — будем сеять смерть, не заглядывая под юбки танцующим крестьянкам. — язвительно ответил Иухар и после его слов братья громко рассмеялись.

— Когда я вернусь, — зло произнес Иухарба. — Я сначала брошу к ногам Луга все дары, а потом убью его как и его отца!

— Почему не сделать это сейчас? — поинтересовался Бриан. — Мы бы стали главными Туата.

— Не-ет… — прошипел Иухар. — Брат говорит верно. Сначала мы докажем, что можем сделать все, что угодно и его дурацкие требования для нас — ничто, а потом уже расправимся с этим Туата. Пусть славится Сид!

— Пусть славится Сид!

(читать фэнтези про попаданок и любовь)

Продолжение: Часть 2. Лепрекон за углом.

 

Читайте ещё

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

x

Check Also

Читать книги фэнтези про любовь +и приключения

Ловушка на психа

Серия «Запретная любовь» (читать книги фэнтези про любовь +и приключения) Погода реально радовала не только ...

Все права защищены. https://journal.planetaezoterika.ru