фэнтези про любовь оборотней
мистика девушка и зверь

Звери из ноября.

Читать фэнтези про любовь оборотней.

 

Пятнистую голову мне на плечо
Склонил ягуар и мурчал ни о чём,

И только  глаза древним ,хищным огнём
Мерцали, как уголь пылающий в нём.

Я чувствую дикую силу его,
Сильней в Амазонии нет никого,

Когда-то среди первобытных племён
Свирепым был богом языческим он,

И в жертву жрецы приносили ему
Пленённых врагов на алтарном кругу.

Но я не боюсь этих грозных клыков,
И острых когтей я его не страшусь,
Он утром приходит на первый мой зов,
И на ночь скрывается в тёмном лесу.

Он ласков со мной, независимый зверь,
Он знает, не сделаю зла я ему,
Но кто-то мне шепчет тихонько: «Не верь,
Он тоже не верит давно никому!»

Бесшумно, пружинистой поступью лап,
Ко мне подкрадётся безжалостный он,
И жизнь не спасёт никакой эскулап,
Тогда, мне, под сенью тропических крон.

И буду, как пленница в руках у жреца,
Я в лапах убийцы безмолвного тиха,
Он, тот, кто из тел вырывает сердца
И души уносит из мира живых;

Но, нежно урчит он и ластится, вновь,
И мы понимаем друг друга без слов…

Ник Норман.

 

Пролог.

С первобытных времен на разных континентах существует таинственный и жестокий культ ягуара. Его последователей — людей-ягуаров — панически боятся жители Южной Америки.
Адептов культа клеймили специальной костяной иглой, шрамы от которой напоминали одновременно и следы от когтей ягуара, и случайные царапины, полученные в джунглях.

Ягуар — посланец духов леса. В традиции шаманизма облик ягуара один из самых распространенных тотемов шамана, он символизирует его дух. Только сильный и могущественный шаман мог обладать тотемом ягуара.
Культ ягуара является частью животной магии и относится к Магии Тотемных кланов.
В основе этого культа лежит способность людей к превращению в тотемного зверя. При этом происходит превращение человека в Ягуара. Эти обряды практиковались в древних цивилизациях южной Америки. В ходе ритуала, под действием музыки (ритм барабанов) и танца (движения имитирующие Ягуара), происходила трансформация человека в зверя…

Часть 1.

Встреча.

Он медленно шел по мокрой листве, впечатывая огромные лапы во влажную землю и его желтые глаза ловили каждое движение, будь-то оборвавшийся лист или испуганная его приближением белка. Его черное, лоснистое тело переливалось под чужой луной, такой далекой, холодной и такой непохожей на оранжевую луну Южной Америки. От его жуткого рыка, проснулся егерь в своей избушке и выглянув в изумленно замер, глядя как по освещенной тропинке, лениво идет черный ягуар…

От железнодорожной станции Агуас-Калиентес веяло жаром и зноем, которые источало даже безоблачное небо с белым раскаленным солнцем. Кира вздохнула и посмотрела на джунгли, раскинувшиеся зеленым покрывалом, манящие своей прохладой и тайными тропами. Девушка подняла сумку и направилась к своей группе, которая уже усаживалась в автобус, громко смеясь и переговариваясь.
— Cuidado con el jaguar! — Резкий, визгливый голос заставил ее вздрогнуть и обернуться. В метре от нее стояла старуха, одетая в разноцветный наряд местных племен, глаза ее были покрыты бельмом и смотрели в одну точку.
— Что? Что? — Переспросила Кира. — Это вы мне?

Она довольно сносно понимала испанский, но слова старухи были больше похожи на бред.
— Sus garras afiladas se retirará de tu corazón y la sangre de inundación de los antiguos altares! — Снова крикнула она и протянула к Кире скрюченные пальцы, с красными ногтями, так нелепо смотревшимися на этих темных, сморщенных руках. — Cuidado con el jaguar!!!
— Какая-то сумасшедшая… — К Кире подошел Вадим и подхватил ее сумку. — Что она сказала?
— Что-то о ягуаре… — Кира вдруг почувствовала какую-то неясную тревогу. — «Его острые когти вырвут твое сердце и кровь зальет древние жертвенники… Берегись ягуара…»
— Не обращай внимания. — Вадим потянул ее к автобусу. — Она явно не в себе.
Но всю дорогу пока они тряслись по серпантину, у Киры перед глазами стояли скрюченные пальцы с красными ногтями. — «Cuidado con el jaguar!!!»

 

∗         ∗          ∗

День катился к закату, а автобус все катился, подрагивая на кочках. Кира начинала засыпать, склонившись к плечу Влада, когда автобус вдруг резко вильнул в сторону и испуганная ругань водителя вывела ее из состояния дремы. В салоне послышался ропот, люди с ужасом цеплялись за друг-друга, а автобус все несло к краю серпантина, словно его кто-то настойчиво толкал в пропасть. Через секунду Кира почувствовала как они летят, в салоне погас свет, все смешалось и пронзительный визг резал ухо. Кира ударилась о что-то головой и потеряла сознание, успев подумать, что ее первое в жизни путешествие, скорее всего окажется последним.

Она очнулась от легких прикосновений солнечных лучей, которые пробивались сквозь густую листву и щекотали ей лицо. Джунгли парили и влажные стебли лиан, жадно опутывали ее ноги, словно пытаясь затянуть ее в рыхлую почву, кишащую насекомыми. Кира сбросила с себя эти мокрые щупальца и с трудом встала, ощущая ужасную боль во всем теле. Вокруг кипела жизнь и звуки джунглей казались ей пугающими, стрекот насекомых, крики животных, шорохи и осознание того, что в этой чаще находятся хищники, мечтающие полакомиться сладким, человеческим мясом. И словно в подтверждение ее мыслям, по джунглям пронесся грозный рык, а после, испуганный визг обезьян.

Кира замерла и прислушалась. Даже если к ней подбирался зверь, она не сможет ничего сделать, лишь только подставить шею под огромные клыки и молить Бога, чтобы все это закончилось быстро. Она была одна и помочь ей было некому, возможно остальные люди погибли и Влад тоже… Кира не могла сдержать слез и они грязными струйками потекли по щекам, оставляя светлые дорожки. Они родились воскресной ночью с разницей в три минуты и с тех пор никогда не разлучались…

Детство и юность Кира провела словно смотрясь в зеркало, отмечая лишь, что с каждым годом, черты лица Влада, становились все мужественнее и резче. Но что это она раскисла?! Если она осталась жива, значит и Влад мог выжить! Тем более он мужчина, спортсмен и очень вынослив. Кира хотела позвать его, но вовремя опомнилась, понимая, что может привлечь к себе внимание и осторожно пошла вперед к диску солнца, стараясь смотреть под ноги и поминутно прислушиваясь.

Продираясь сквозь заросли, она вдруг увидела как впереди показались стены какого-то строения, оплетенного лианами и дикими цветами. Кира пошла быстрее, подумав, что возможно кто нибудь из выживших, мог спрятаться за этими стенами от диких животных, тем более начинался дождь и джунгли задышали запахами цветов, гниющих листьев и тропической влагой.

Пройдя через арочный свод, Кира невольно ахнула, глядя на монументальное строение храма, который оберегали две статуи ягуаров, застывших у входа. Покрытые мхом и ржавыми пятнами, они все равно были словно живые и Кире даже показалось, что они наблюдают за ней из под прищуренных глаз. Девушка вошла в помещение храма и ее шаги гулко застучали по каменному полу. Стены святилища были украшены сценами, в которых неизменно присутствовал ягуар или человек, похожий на это животное, вырывающий сердца у плачущих пленников. Картинки были красочные, будто только нарисованные и кровожадные сцены вызвали у нее приступ тошноты.

Кира обошла пустое помещение и вдруг испуганно дернулась, заметив за подобием жертвенника, человеческий скелет, из глазницы которого выползла тонкая, черная змея и скрылась в узкой трещине в полу. На скелете еще висели полусгнившие лохмотья, а на черепе красовалась пробковая шляпа. Кира осторожно приблизилась к нему и сразу же заметила зажатую в его пальцах записную книжку с обтрепанными краями. Она протянула руку и аккуратно вытащила ее из рук скелета, чихнув от облака пыли, взметнувшегося у нее перед носом.

Ее страницы были исписаны мелким почерком, выцветшим от времени и она с трудом прочитала:
«Он обитает в лесах, скалах, водах; благородный, знатный. Он царь, правитель животных. Он осторожен, мудр, горд. Он не питается падалью. Он тот, кто ненавидит и презирает, которого тошнит от всего грязного… И ночью он не дремлет; он высматривает то, за чем охотится, что ест. Его зрение ясно. Он видит хорошо, очень хорошо видит; он видит далеко. Даже если очень темно, очень туманно, он видит. Если ты прогневаешь его, он придет за тобой. От него не скроешься. Если он захочет, то предстанет перед тобой как человек и ты не узнаешь его…»

— Что ты делаешь здесь одна, gato negro? — В высоком, пустом храме, мужской голос прозвучал как гром небесный и Кира вскрикнув, уронила записную книжку мертвеца.
На пороге святилища стоял молодой мужчина, одетый в легкий кожаный пиджак и темные джинсы. Кира изумилась тому, настолько он был красив… Высокий, с мощным торсом и смуглым, прекрасным лицом, поросшим щетиной он был истинным латиносом, мачо да и только. Его испанский был легок и в совокупности с глубоким тембром мягкого голоса, почти проникал в сердце. Как мурчание большого кота…
— Почему вы назвали меня «черная кошка»? — Улыбнулась девушка, обрадовавшись живому человеку в этих непроходимых дебрях.
— Ты похожа на черную кошку, cariño… — Улыбнулся он в ответ, демонстрируя белоснежные зубы с слегка заостренными клыками. — Так что ты делаешь здесь одна?

— Как хорошо, что вы оказались рядом! — Воскликнула Кира и подошла ближе к нему. — Я туристка, автобус разбился по дороге в Мачу-Пикчу и я оказалась в джунглях без сознания… Мой брат пропал…
— Успокойся cariño… — Мужчина взял ее за руку и Кира ощутила жар его тела, глядя на внешнюю сторону его ладони, покрытую черными волосками. — Твой брат жив, он с остальными в деревне, находящейся поблизости. Пойдем.

Кира почувствовала как по ее щекам потекли слезы радости и облегчения.
— Вы просто осчастливили меня! — Воскликнула она и с благодарностью сжала его ладонь. — Я уже думала, что никогда не увижу брата или стану жертвой дикого зверя!
Мужчина улыбнулся и повел ее к выходу.
— Иногда и хищники бывают ласковы, cariño…
— Могу я узнать ваше имя? — Кира ощущала исходящую от него энергию и на душе ее было приятно и тревожно.

— Диего. — Ответил он и вдруг обхватив руками ее талию, легко приподнял и перенес через здоровенное дерево, поваленное бурей. Кира заметила на его запястьях необычные татуировки, но разглядеть не успела, он снова взял ее за руку и повел по едва различимой тропинке.
— Я — Кира. — Представилась девушка. — Из России…
— Тихо! — Мужчина резко остановился и Кира недоуменно посмотрела на него. Его глаза были устремлены вперед, а тело напряглось, словно перед прыжком. Девушка проследила за его взглядом и почувствовала как ее ноги наливаются свинцом от страха. Перед ними, примерно в метре, свисала с дерева огромная змея с блестящим, лоснящимся туловищем. Она была настолько огромна, что с легкостью бы проглотила их обоих, ее раздвоенный язык, трепетал, ощупывая пространство вокруг, а желтые глаза гипнотизировали, приковывая к месту.

Диего и змея смотрели друг на друга и казалось все замерло вокруг, лишь капли дождя шумели в изумрудной листве. Змея вытянула свое мускулистое тело к Кире и девушка с ужасом ощутила как ее язык пощекотал ей шею. Рука Диего превратилась в камень и причиняла Кире боль, но она не шевелились и почему-то знала, что он сможет защитить ее. Змея разглядывала ее, а ей вдруг показалось, что в ее змеиной внешности, промелькнуло что-то человеческое, на секунду сделав эту морду осмысленной и почти усмехающейся. Змея резко подалась назад и скрылась в чаще, оставив после себя лишь легкий шорох.

— О Господи! — Кира опустилась на поваленное дерево и закрыла дрожащими руками лицо. — Зачем я сюда приехала?
— Успокойся, она уползла. — Спокойно произнес Диего и протянул ей руку. — Пойдем.
Кира встала и они снова пошли сквозь джунгли, пронизанные криками животных. Ей все время казалось, что за густыми зарослями прячется змея с человечьим лицом, что она следует за ними и не сводит с нее своих желтых глаз.

Вадим был жив и вполне здоров, он активно общался с аборигенами и очень обрадовался, увидев Киру.
— Мы когда скатились вниз, — рассказал он, — я головой об корягу какую-то стукнулся и вырубился. Когда очнулся, Диего уже был рядом, он со своими друзьями помог остальным выбраться из разбитого автобуса и пообещал найти тебя…
— И нашел. — Улыбнулась Кира, наблюдая за молчаливыми жителями деревни, отмеченными странными знаками, похожими на длинные царапины какого-то зверя. — Что это за люди?
— Какое-то племя… Я сам толком еще не понял. — Ответил Вадим. — Да и не разговорчивые они… Я уже и так к ним и эдак, но общительней они не стали.

Кира обратила внимание, что жители этой странной деревни, будто к чему-то готовились. Горели костры, что-то варилось и тушилось в огромных котлах, а женщины украсили все поселение алыми платками, словно пламя трепыхавшиеся на ветру.
Диего куда-то пропал и до вечера Кира его не видела. Она переоделась в чистые вещи, которые достала из сумки спасенной Вадимом, расчесала волосы, сбитые в комья и только решила спросить у кого-нибудь о Диего, как к ним подошла пожилая женщина и пригласила их к костру, возле которого уже собралась почти вся деревня и спасенные туристы.

Их угощали мясом, фруктами и странной на вкус бормотухой, после которой ей захотелось смеяться и обнимать всех подряд. В голову пришла мысль, что их опоили какими-то наркотиками, но она тут же потерялась в водовороте эйфорических чувств и все стало ярче…и пламя костра и пение цикад, и звездное небо…
Словно сквозь сон она видела как из одной хижины вышел странно одетый и разукрашенный мужчина в пугающей маске и что-то сказал остальным на незнакомом ей языке.

Зазвучали барабаны и Кира подумала, что будут танцы, но звук нарастал и становился неприятным, вызывая тревогу и страх. У жителей деревни поменялись лица, становясь похожими на уродливые маски с гнилыми зубами и вдруг на правой руке каждого появилась кожаная перчатка с длинными, железными когтями, которыми они начали вспарывать животы ничего не подозревающим туристам. Опьяненный мозг Киры не воспринимал это кровавое буйство и она кружилась как заведенная подскальзываясь на лужах теплой крови, пока не наткнулась на Диего, стоявшего у костра.

Мужчина вдруг выгнулся и упал на землю, испачканную кровью и зарычал, превращаясь в зверя. Черный ягуар воистину был огромным, с длинным, мощным хвостом, которым он размахивал из стороны в сторону, раскидывая трупы. Его рев взбудоражил джунгли и они притихли в ужасе перед белыми клыками этого творения природы.

Киру схватили и поволокли в к освещенному пятачку перед костром, где уже стоял Вадим с глазами полными ужаса, начиная приходить в себя от одурманивающего зелья.
Мужчина в маске протяжно забормотал и окровавленные жители деревни закружились в диком танце под рев ягуара, входя в какой-то транс с пеной у рта. Они падали, рвали зубами еще теплые тела и поднимались уже ягуарами, визжа от удовольствия, а на небе появилась оранжевая луна, золотя их окровавленную шерсть.

Шаман подошел к Кире и Вадиму и сказал:
— Великий бог Ягуар требует жертвы! В далекие времена с одной молодой девушкой из одного племени однажды случилось чудо – она забеременела от молнии. Поскольку она не была замужем, то старейшины племени заподозрили обман и вскоре подозрения в совращении пали на ее любимого брата, и уже хотели его сурово наказать. Но тут вмешался самый старый и мудрый старейшина племени, знающий Дороги Небес и подтвердил это чудесное зарождение новой жизни от дара самих небес – грозной молнии.

И стали все с нетерпением ждать рождения тех детей. Когда однажды эта девушка одна вышла из своего селения и направилась в путь к источнику, ее настигла Бабушка Ягуаров и съела. Чудесные близнецы, которыми была беременна та девушка, успели выпрыгнуть из ее утробы и спастись, скрывшись на дне реки, текущей неподалеку. Звали же тех необыкновенных детей – Солнце и Луна.
Когда Бабушка Ягуаров нашла их, то решила пощадить и поставить на ноги, раз уж убила и съела их мать. Но они подрастали и все чаще стали спрашивать о своей матери и отце, решив убить Бабушку Ягуаров когда она уснула, то близнецы разрезали ее на кусочки и кинули их в котел.

Когда ее родственники, другие ягуары, пришли к ней в гости и попробовав пищу и не увидев Бабушку, заподозрили неладное, то близнецы, прячущиеся тем временем на крыше хижины, подожгли дом и убежали. Они переправились через реку, и успели перерезать после себя лианы, служившие мостом. Преследовавшие их ягуары упали в воду, где их унесло быстрое течение, и разбило об далекие скалы. Так и погибли почти все ягуары…
И каждый год, мы приносим жертвы Великому Богу Ягуару, чтобы он помиловал нас, а близнецов оставляем ему!..

Шаман склонился, приветствуя огромное животное, медленно приближающееся к молодым людям. Другие ягуары приникли к земле, прижав к голове уши и тихо урчали перед ожившим Богом.

Он подошел к Кире и она почувствовала его тяжелое, горячее дыхание. Ягуар нагнулся и понюхал ее, опуская голову все ниже и ниже и вдруг глухо зарычал, скаля белоснежные клыки, его глаза налились кровью, он напрягся и жесткая шерсть, встала дыбом на мощном загривке. Словно почувствовав его настроение, остальные кошки зашипели и стали оглядываться по сторонам.

Вдруг из джунглей, словно молния вылетела огромная змея и разметав в стороны ягуаров, устремилась к костру. Она схватила Киру за шиворот и девушка явственно почувствовала запах рептилии и ее холодную, гладкую кожу. Ягуар зарычал и полоснул змею когтистой лапой, разрывая ее блестящую плоть. Змея уронила Киру и ударила ягуара хвостом так, что он отлетел к костру и яростно завизжал, когда пламя коснулось его шерсти. Кира лежала за большим камнем, куда отползла когда змея ее выпустила из своей пасти и ее желудок содрогался от рвотных позывов, вызванных страхом и зельем. Змея обвела взглядом пространство вокруг себя, зашипела, схватила Вадима и исчезла в джунглях.

Кошки завыли и кинулись за ней, а огромный ягуар направился в сторону Киры, постепенно превращаясь в человека, плавными, изящными движениями поднимаясь в вертикальное положение. Девушка подняла голову когда Диего уже стоял перед ней, его татуированное тело еще мелко подрагивало от волн трансформации, а мужское достоинство словно копье напряженно покачивалось, пульсируя под влажным ветром.
— Встань, el maldito, el frío de la serpiente! — Зарычал он по испански и Кира не поняла почему он назвал ее «проклятой, холодной змеей». Не став ждать пока она поднимется, он схватил ее за волосы и потянул мимо скалившихся ягуаров.

Кира даже не пыталась вырываться, оглушенная страхом и лишь старалась ступать ногами по земле, чтобы он не волочил ее, причиняя ужасную боль. Диего втолкнул ее в невысокую хижину и закрыл дверь, заслонив ее своим телом.
— От тебя пахнет змеиным гнездом, serpiente venenosa! — Прошипел он и схватив белоснежную ткань, сложенную на столе, обмотал ею бедра.
— Кто ты?! — Закричала Кира, отползая в угол. — Кто ты?!
— Не прикидывайся, дочь змеи, будто ты не знаешь! — Он в два прыжка оказался возле нее и сдавив подбородок, засунул окровавленные пальцы ей в рот. — Покажи свой раздвоенный язык!
Кира замычала когда он схватил ее язык и потянул, прижав ее коленом к полу.

Кира сжала зубы и он зарычал, отдергивая руку. Сильный удар по лицу заставил ее зажмуриться до звездочек и она застонала.
— Проверим по другому! — Засмеялся он и наклонившись к ней, добавил. — И не пытайся отравить меня своим ядом, bella, он на меня не действует!
Диего придвинулся еще ближе и Кира увидела как его глаза стали глазами ягуара и узкие зрачки дрогнули, когда он засунул свой язык ей в рот. Поцелуй «царя джунглей» был жестоким и болезненным, но ласки ягуара и не могли быть другими. Кира чувствовала его горячее, гибкое тело и то, как его желание набирает силу, вдавливаясь ей в бедро.

Он откинулся назад и удивленно протянул:
— У тебя обычный язык, bella…
Кира высунула его и облизала губы. — А какой он должен быть?!
Сердце ее выпрыгивало из груди, а в животе пылал пожар, разгоревшийся от поцелуя Диего. Его плоть все еще пульсировала у нее на ноге и она невольно глянула вниз, пробежав взглядом по темной дорожке волос, бегущей под кусок ткани на его бедрах.

— Я не мог перепутать! — Диего вскочил и легко выпрямился. — От тебя разит змеями!
— Что ты хочешь от меня?! — Кира вспомнила кровавую расправу возле костра и судорожно сглотнула. — Отпусти меня…пожалуйста…
Но он словно не слышал ее, расхаживая из угла в угол, мягко пружиня на земляном полу.

Кира осторожно отползла ближе к дверям не сводя с него глаз, но он резко развернулся и схватил ее за плечи.
— За вами пришел Кецалькоатль! Он пришел спасти вас! Я должен был догадаться еще там, в джунглях, когда на моем пути встал один из его змеенышей!
Кира силилась понять о чем он говорит, но это было безрезультатно и ей оставалось лишь надеяться, что если он захочет ее убить, то пусть это будет быстро.
— Да кто же ты такая?! — Он уставился на нее своими кошачьими глазами, рассматривая каждую черточку ее лица. — Кто?!.. Но кем бы ты не была, знай, что я — Тескатлипока, Бог — Ягуар, никогда не позволю змеям править в моих джунглях!

— Я-то здесь причем?! — Воскликнула Кира, впадая в отчаяние от всего происходящего. — Это какое-то безумие!
— Значит так, bella… — Диего хитро прищурился и рывком поднял ее на ноги. — Сейчас тебя осмотрит старая знахарка, а потом я решу, что делать.
— Не надо… Я не хочу… — Слабо запротестовала Кира, но он схватил ее за руку и опять потащил на улицу.

Кира брыкалась, стараясь оттолкнуть от себя старуху, замотанную в какое-то тряпье, но Диего крепко держал ее пока что-то бормочущая знахарка ощупывала ее лицо.
— Es necesario desnudarse, mi señor. — Обратилась она к ягуару, склонившись почти до земли. — Entonces yo entenderé.
— Не нужно меня раздевать! — Закричала Кира дрожа словно в лихорадке. — Оставьте меня!

Диего сорвал с нее футболку и воротник больно впился в ее шею, оставляя красный, горящий след. Старуха нагнулась к девушке и словно собака стала принюхиваться, закатывая глаза так, что Кира видела ее желтоватые белки. Она приподняла ее грудь девушка услышала как Диего зарычал, глядя на молочно-белую кожу с голубоватыми жилками.
— Se trata de la hija de la serpiente, mi señor. De la persona. — Проскрипела старуха, тыча пальцем в небольшое пятно на коже девушки. Это пятнышко появилось у Киры неделю назад, оно слегка шелушилось и жутко чесалось. Никакие мази не помогали, но девушка, все таки решила сходить в больницу уже после путешествия в Южную Америку.
— Ты поняла, что она сказала? — Диего пристально посмотрел на Киру. — Ты знала, что твоя madre спала с змеем?

— С каким змеем?! — Кира снова попыталась вырваться, но Диего лишь еще крепче сжал ее, плотоядно рассматривая дрожащее тело. Старуха ближе придвинулась к ягуару и что-то зашептала ему на ухо. Кира услышала лишь: «… Toma su cuerpo,el señor de la!… » — Но этого ей хватило и она яростно закричала: — Этого не будет, проклятая ведьма! Лучше убейте меня!
Диего махнул рукой и знахарка вышла из хижины плотно прикрыв дверь.
— Знахарка дала мне хороший совет… — Ягуар отпустил ее и отошел к небольшому окну, через которое были видны сполохи угасающего костра. — Ты будешь моей рабыней. Я буду использовать твое тело для своих утех и заставлю тебя пресмыкаться передо мной…вы же на то и есть…пресмыкающиеся.

— Кто это «вы»?! — Кира потерла запястья и посмотрела на двери.
— Даже не думай. — Сказал Диего даже не обернувшись. — Ягуары разорвут тебя на куски, змея…
Видно ты действительно не знаешь кто твой отец… Но это не имеет значения.
— Мой отец погиб до моего рождения! — Зло сказала Кира и добавила: — Пусть лучше меня разорвут эти проклятые оборотни, чем я стану твоей подстилкой!
— Оставь свои жалкие попытки выглядеть гордо. Ты — никто. Я — Бог. — Надменно произнес Диего и повернулся к ней, сверкая глазами. — А вот на счет своего отца ты ошибаешься… Нет, конечно он мог погибнуть, но скорее от лап ягура, вспарывающего его мерзкую кожу… Прячась в джунглях со своими родственниками, в каком-нибудь вонючем гнезде. Ты — дочь оборотня, bella… Превращающегося в змею…

— Этого не может быть… Это бред… — Кира почувствовала как пятно под грудью, зачесалось еще сильнее и засунув руку под остатки футболки, которой она прикрывалась, с наслаждением почесала его.
— Проклятый Кецалькоатль ворвался в деревню спасти свое отродье… — Усмехнулся Диего. — Ты знаешь кто это?
— Нет. — Прошипела Кира. — Я и знать не хочу!Но Диего даже внимания не обратил на ее выпад.

— Это Бог. Такой же как я. Родоначальник твоих предков… Ему не повезло… Ты осталась у меня, bella. Всегда удивлялся тому, как вы, змеи, чувствуете друг-друга… Он вернется. Но не обольщайся, к утру мы будем далеко отсюда и пока он будет гоняться за нами, я буду делать с тобой все, что захочу…а потом… убью тебя, Кецалькоатля и даже может быть твоего папашку и брата…
Диего подошел к двери и приоткрыв ее крикнул в темноту:

— José,trae collar!
— Нет! Нет! — Закричала Кира и попыталась выскочить в дверной проем, но Диего оттолкнул ее и она пролетев по всей комнате, ударилась о противоположную стену. В хижину вошел молодой мужчина и протянул Диего блестящий ошейник, с тонкой, длинной цепочкой.
— Gracias José. — Сказал ягуар и направился к Кире. Она лежала на полу, не в силах пошевелиться от жуткой боли в спине, а он грубо приподнял ей голову и с громким щелчком застегнул на шее ошейник.
— Вот так, моя bella, теперь ты будешь всегда со мной… — Прорычал он и намотав цепочку на руку, притянул ее к себе. — Ручная змея…

 

∗         ∗          ∗

Кира дремала на переднем сидении черного BMW, когда впереди замаячила вывеска «Чикила». В Мексику они приехали вечером, но ей было все равно, тело ее горело огнем, а сухой кашель раздирал легкие. Ошейник натирал нежную кожу и на ней появились болезненные рубцы, причиняя страдания. Диего не разговаривал с ней, лишь иногда поглядывал на нее с нескрываемым презрением и даже когда выходил из машины, тащил ее за собой, дергая за цепь так, что Кира падала в придорожную пыль, сбивая колени.

В открытое окно подул свежий, влажный ветер и она открыла глаза. Диего заглушил мотор и заставил ее выйти из машины. Он приблизился и откинув с ее шеи волосы, осмотрел раны от ошейника.
— Потерпи, скоро приедем и я заменю это на более удобный вариант…
— Спасибо, — язвительно прошипела Кира, — очень обнадеживает.
Диего засмеялся и потащил к пирсу, возле которого покачивался белоснежный катер.

Их встречали несколько мужчин, по глазам которых, Кира догадалась, что они тоже оборотни. Они поклонились Диего, не обращая внимания на девушку, унизительно плетущуюся сзади, словно собака на поводке и заняли свои места. Порывы свежего ветра с солеными каплями немного остудили разгоряченное тело Киры и она глубоко вздохнула, ощущая эту соль на потрескавшихся губах.
Впереди показались огни острова и через несколько минут катер причалил. Кира не могла скрыть восхищение когда увидела белоснежный особняк, сверкающий словно мираж на фоне ночного неба.

Они поднялись по каменным ступеням и вошли в освещенный холл и их шаги эхом отдались в огромном помещении. Кругом стояли вазы с цветами и нежная, хрупкая мебель во французском стиле, что никак не вязалось с диким Диего.
Он потянул Киру вверх по лестнице и пройдя по широкому коридору, втолкнул ее в спальню.
— Прими душ, одежда в шкафу. Я зайду через пол часа. — Диего снял с нее ошейник и молча вышел.

Кире и самой хотелось смыть с себя пыль дорог и вымыть голову. Она зашла в ванную комнату и включила воду, осматриваясь по сторонам. Ванна была розовой, уставленная пузырьками и баночками, указывая на то, что принадлежала женщине. Кира разделась и с удивлением заметила, что пятно под грудью стало больше, охватывая своими неровными краями ребро. Ее все еще лихорадило и опустившись в горячую ванну, девушка расслабленно прикрыла глаза, наслаждаясь ощущениями.

Настроение ее совсем улетучилось когда она открыла шкаф с одеждой. Кроме прозрачных накидок, кружевных пеньюаров и кожаного нижнего белья, там ничего не было.
— Выбрала, что одеть? — Прозвучал за ее спиной голос Диего. — Теперь ты будешь одеваться только так.
Кира крепче сжала края полотенца и повернулась к нему, еле сдерживая возмущение.
— Что из этого вы называете одеждой?

Диего подошел ближе, поигрывая ошейником и осмотрел вещи, находящиеся в шкафу.
— К ужину оденешь это. — Он извлек оттуда прозрачный кусок ткани и протянул девушке. — Самое оно, bella.
— Я не могу это одеть! — Воскликнула Кира. — Не могу!
— Ты еще не поняла, что это я решаю, что тебе делать? — Угрожающе прошипел Диего и одним, резким движением сорвал с нее полотенце. — Значит пришла пора показать кто здесь хозяин!

Он толкнул испуганную девушку на кровать и спустив джинсы, резко вошел в нее, чувствуя ее мягкую податливость. Она забилась под ним, но он лишь сильнее вдавил ее в матрас и продолжил терзать ее горячие глубины, рыча как зверь, кем он собственно и был…
Кира ощущала его горячую плоть и вдруг, неожиданно и сама почувствовала острое возбуждение, волнами накатывающее на нее.

Она закричала под ним, испытывая наслаждение каждой клеточкой своего тела, но тут Диего взвился в воздух и зашипев, превратился в ягуара. Он прижал уши и оскалился, глядя на Киру, тяжело дышащую на кровати. Девушка испуганно подалась назад, не понимая чем вызвана столь явная агрессия и упала с кровати, больно ударившись об угол комода. Вскочив на ноги, Кира скользнула взглядом по своему отражению и замерла, не в силах поверить в происходящее…

На нее смотрели змеиные глаза, усеянные темными крапинками… Девушка попыталась моргнуть, но у нее не получилось, лишь мутная, прозрачная пленка, на секунду прикрыла узкие зрачки.
Громкое урчание ягуара приковало ее к полу и Кира напряглась, не зная чего ожидать от Диего, медленно приближающегося к ней. Но вдруг дверь в спальню распахнулась и в комнату ворвался еще один ягуар, он кинулся на Киру и девушка неожиданно для самой себя резко отклонилась в сторону и зверь с визгом ударился о стену. Диего метнулся к ним и встал между разъяренной кошкой и Кирой, принимая человеческое обличье.

Ягуар тоже трансформировался и Кира увидела перед собой молодую женщину, с яркими глазами. Она склонилась перед Диего и прошептала:
— Señor,te ruego que me dejes matar a esta serpiente!
— Нет, Катарина, эта змея — моя. И убить ее могу тоже только я. Иди. — Резко ответил ей Диего и девушка пошла к дверям, глядя на Киру глазами, полными ненависти. Этот взгляд говорил о том, что эта кошка дождется удобного момента и нападет, не смотря на предупреждение Бога.
— Одевайся! — Зарычал Диего и швырнул Кире прозрачную тряпку, сверля ее убийственным взглядом.
Но она и не думала противиться, принимая его игру…

Все собравшиеся за столом, изумленно уставились на Киру, ведомую Диего за цепочку, тянущуюся от ошейника, который она гордо несла, словно бриллиантовое колье. Ее черные волосы переливались рыжими бликами под светом свечей, а змеиные глаза оставались гипнотично неподвижными. Прозрачное платье позволяло видеть ее гибкое тело с крутым изгибом бедер и высокую грудь с темными пятнами сосков.

— Es una hermosa visión de la serpiente?! — Воскликнул один из мужчин, разглядывая Киру, восхищенными глазами.
— Да, это змея. — Прорычал Диего и дернул за цепочку так, что Кира упала ему под ноги. Но она не смутилась, встряхнув волосами, Кира обвела собравшихся своими необычными глазами и улыбнулась.

— Как ты смеешь смотреть в глаза царю джунглей?! — Катарина подскочила к ней и замахнулась, но Диего поймал ее руку и прошипел:
— Я предупреждал тебя, Катарина! Не подходи к ней!

Кира не испугалась выпада разозленной кошки, она лишь пристально посмотрела на нее и моргнула как умеют лишь змеи, словно защелкнулся затвор фотоаппарата. Что-то росло в ней, приобретало силу и она прошипела:
— Когда нибудь я убью тебя драная кошка…
— Что?! — Завопила Катарина и нагнулась к Кире. — Только вопрос: — Кто сейчас на цепи, под ногами?
— Это — пока. — Ухмыльнулась Кира, не сводя с нее глаз. — Пока…
— Сядь на место, Катарина! — Рявкнул Диего и девушка молча повиновалась, страшась его гнева. — А ты, не забывай свое место! — Он поволок Киру к камину и пристегнул к железному кольцу. — Сиди здесь, как и положено рабам… У ног своего хозяина…

Он сел за стол, но Кира все время ощущала на себе его взгляд, ощупывавший ее тело, едва прикрытое прозрачной тканью. Диего наполнил тарелку едой и поднес ей. — Поешь. Я не хочу, чтобы мой дом провонялся дохлой змеей.
— Только с твоих рук, señor… — Кира посмотрела на его длинные пальцы, понимая, что он хочет ее и решила воспользоваться этим. — Может продолжим то, что начали в спальне?

Диего сжал тарелку и она с хрустом рассыпалась в его руке, раня смуглую кожу.
— Ты изменилась, bella… — Прошипел он, схватив ее за подбородок. — Неужели ты думаешь на меня подействуют твои мерзкие попытки сооблазнения? Как быстро в тебе просыпается змея, bella… Но запомни, мне нравятся дикие кошки, а не холодные пресмыкающиеся твари…
— Сегодня в кровати ты очень хорошо дал мне это понять… — Улыбнулась Кира, чувствуя как его пальцы сжимают ее подбородок еще сильнее и на минуту ей показалось, что у нее сейчас лопнет челюсть. Но он резко отпустил ее и вернулся за стол, не обращая больше на нее внимания… И она поняла, что это ее первая победа…

— Так ты хотела показать мне, что имеешь надо мной власть? — Тихо спросил Диего угрожающим голосом, наматывая цепь на запястье. Кира медленно приближалась к нему, все таки чувствуя животный страх перед этим оборотнем, Богом из древних храмов инков. — Теперь шипи змея, жаль меня своим ядом, пока я буду наполнять тебя собой…

Он резко развернул ее и Кира ощутила его горячую плоть.
— Облокотись на кровать, bella, я хочу сейчас так… — Возбужденно прохрипел он ей на ухо и девушка задрожала от его обжигающего дыхания. — Да…да…вот так…
Его движения были сильными, мощными, он не сбавлял темп до самого конца, пока их мокрые тела не замерли, все еще мелко подрагивая от удовольствия. Диего встал и пристегнув Киру к железной спинке кровати, сказал, все еще тяжело дыша:
— Возьми одеяло и ложись на пол. Твое место там.
Кира молча лягла на пол, укрывшись тонким пледом, но на ее лице играла улыбка…

Огромная змея вползла в дом, без труда удушив шестерых ягуаров, охраняющих особняк и гладкой светящейся лентой поползла по лестнице, чувствуя запах и дыхание девушки, спящей где-то рядом. Обнаженное тело ягуара раскинулось на кровати, источая тепловые вибрации и змея зашипела выпрямляясь, чтобы атаковать врага, но тут ее внимание привлекло маленькое тельце, скорченное в углу и холодный, голубоватый отблеск стали, охватывающий ее шею. Змея зашипела и обхватив цепь кончиком хвоста, вырвала ее вместе со спинкой кровати и она с глухим стуком упала на ягуара.

Диего моментально превратился в зверя, визжа и скаля клыки, он прыгнул к Кире и она ощутила как его горячая слюна капает ей на живот. Змея одним махом откинула его в сторону, но он тут же, стрелой подлетел к ней и впился зубами в шею, изо всех сил стараясь удержаться на мощном, скользком теле. Но змея резко вывернулась и с хрустом поломала ему лапу, которая как плеть повисла на суставе. Ягуар взвыл и Кира увидела как его глаза наполнились слезами ярости и боли, но это было последнее, что она увидела… Змея схватила ее и разбив стекло, вылетела из окна, стремительно передвигаясь по теплой земле. Она исчезла в воде, а Кира вцепилась ей в голову, чтобы не захлебнуться и чувствуя как ветер треплет мокрые пряди волос, закрыла глаза…

 

∗         ∗          ∗

— Кира! Кира, очнись!
Девушка открыла глаза и вскрикнула от радости. Над ней склонился Вадим, озабоченно вглядываясь в ее лицо.
— Все нормально… Я наверное потеряла сознание…когда меня тащила эта ужасная змея… — Кира оглянулась по сторонам. — Где я?
— Дома… Теперь это наш дом… — Ответил ей Вадим. — Диего тебя просветил по поводу твоего рождения?
— Да… Но как такое возможно? — Кира наконец обратила внимание на глаза брата, они были такими же страшными как и ее. — Расскажи мне все…

— Когда племя поклоняющееся Богу-Ягуару, превращаются в кошек и приносят свои ужасные жертвы, самому Богу преподносят близнецов, как символ мести за своих родственников… Но в этот раз они получили нас… Не обычных людей, а оборотней-змей, их заклятых врагов…
— Но почему мы раньше ничего не знали об этом? Не менялись? — Перебила его Кира. — Почему это началось только сейчас?
— Это могло начаться и раньше… Наш отец не знал о нашем существовании. — С грустью произнес Вадим. — Он узнал нечаянно, когда мы прибыли в Южную Америку, он почувствовал нас, ибо мы очень редки в этом мире… Зов предков и земли где всегда жили змеи-оборотни, зов нашего Бога…все это ожило в нашей крови…

— Вы бы превратились все равно. — Прозвучал за их спинами, дивный, завораживающий голос. — Просто на земле ваших предков, все произошло более стремительно.
Вадим упал ниц, приветствуя вошедшего, а Кира изумленно уставилась на прекрасного мужчину с змеиными глазами, которые были намного ярче и ужаснее, чем у них с Вадимом.
— Склони голову! — Прошипел брат, дергая ее за руку. — Сам Великий Кецалькоатль почтил нас своим визитом!
— Ничего-ничего! — Мужчина поднял руку, останавливая его речь. — Позволь мне полюбоваться самой красивой змеей в моем племени. Тем более она так доверчиво прижималась ко мне своим горячим телом, когда я уносил ее от жестокого ягуара…

— Вы… Бог? — С опаской поинтересовалась Кира, разглядывая красивого мужчину с гладким, как канатами обвитым мускулами, телом.
— Да. — Улыбнулся он и подошел ближе. — Выйди, дитя. — Он коснулся головы, коленопреклонного Вадима и тот молча вышел, не поднимая головы.
— Я — Бог. И Бог желает получше узнать тебя… — Кира почувствовала как его раздвоенный язык пощекотал ей шею. — Но не будем спешить… Отдохни.

В этот момент Кира поняла выражение ,,как кролик перед удавом,, его гипнотический голос ввел ее практически в транс. В отличии от Диего, он был гладким и безволосым, а тело его украшали не татуировки, а искусное шрамирование, отчетливо выделяющееся на темной коже.
— Ты застыла как глыба льда… — Прошептал он, легко поглаживая ей пальцы. — Испугалась моего языка?… Но поверь, он может принести незабываемые ласки…
Кира вспыхнула, а Кецалькоатль с тихим шипением рассмеялся и вышел.

— Можно войти? — От дверей отделилась тень и Кира увидела мужчину с приятной улыбкой на загорелом лице.
— Кто вы? — Девушка уже знала ответ, но ей хотелось услышать это слово, попробовать на вкус.
— Я думаю ты догадалась… — Он улыбнулся еще шире. — Я твой отец.
— Хорошо сохранился, папа… — Улыбнулась ему в ответ Кира. — Молодо выглядишь…
— Конечно. Мы же бессмертны.
— И я тоже?! — Кира очень изумилась перспективе жить вечно.
— И ты тоже. — Подтвердил он. — Может обнимемся?

Кира с готовностью пошла ему на встречу и прижалась к широкой груди, все еще не воспринимая информацию свалившуюся на нее. Отец погладил ее по голове и сказал:
— У тебя наверное масса вопросов? Можешь задать их.
— Кецалькоатль действительно Бог? — Прошептала она. — Бог?
— Да. Также как и Тескатлипока. Бог — Ягуар… — Отец поднял голову, когда по крыше застучали капли тропического ливня. — Дождь пошел… Древние Боги, наши родители, наша жизнь и наша смерть… Мы все произошли от их крови, поэтому бессмертны, также как и ягуары. Вечная вражда тянется еще из глубины веков, когда джунгли защищали великие храмы… Кецалькоатль полюбил пантеру, оборотня из касты поклоняющихся Тескатлипоке…

Она тоже полюбила его и даже забеременела от него, но когда настало время родов, ее племя спрятало пантеру… Кецалькоатль ворвался в храм Бога-Ягуара и вырвал свою возлюбленную из лап ее сородичей, убив огромное количество ягуаров… Его возлюбленная умерла, не в силах произвести на свет ужасных мутантов, помесь змеи и кошки… С тех пор началась эта вражда, отнимающая у нас жизни… Тескатлипока винит Кецалькоатля в том, что он убил пантеру своими змеиными выродками, а Кецалькоатль уверен в том, что она осталась бы живой, если бы они не прятали ее, а дали возможность помочь ей разрешиться от бремени… Эта легенда стара как мир , уже некоторые забыли о ней, а ненависть все еще пылает между Богами…

— Не утомил ли ты ее легендами, Сантьяго? — Завораживающий голос сливался с шумом дождя и Кира почувствовала как покалывает кожа на затылке.
Отец склонился перед ним и девушка тоже повинуясь какому-то инстинкту склонила голову.
— Я рассказывал дочери историю ненависти между ягуарами и змеями…
— Думаю она ощутила ее на себе… — Бог встал сзади нее и погладил по шее. — Он держал ее на привязи как собаку. Но теперь все будет по другому. Сантьяго, я хочу позвать твою дочь на прогулку, ты не против?
— Как я могу быть против, господин? — Отец Киры боялся поднять на него глаза. — Это огромная честь!
— Ну вот и прекрасно. Ты когда нибудь гуляла под тропическим ливнем?
Кира отрицательно покачала головой, ощущая колючие мурашки, бегущие по спине от его языка.
— Пойдем.

Они вошли в джунгли и моментально промокшая Кира окунулась в сладкие запахи дикой природы. Кецалькоатль посмотрел на нее долгим взглядом и сказал:
— Крепко обними меня ногами.
Едва успев моргнуть, она увидала перед собой огромную змею с глазами Бога. Она качнулась и проползла между ее ногами, холодя кожу. Кира сжала ее мускулистое тело и они помчались под дождем к возвышающемуся над джунглями храму. Дождь лил во всю и мокрая майка, которую ей дал Вадим обтянула ее тело словно вторая кожа, капли стекали по ее ногам, по ним хлестали листья изумрудных растений, а змея извиваясь неслась между деревьями.

Почти добравшись к вершине, она вдруг остановилась и ахнув, девушка оказалась сидящей на Кецалькоатле, который гипнотизировал ее своими глазами. Кира вскочила, но он оказался проворнее, снова притаившись за ее спиной.
— Что случилось?
— Я… — Начала было Кира, но вдруг ужасный рык, потряс джунгли.
Кецалькоатль схватил ее, в этот раз не особо церемонясь и пронесшись по зарослям, втолкнул ее в дом, в котором она находилась до этого и прошипел, обращаясь к оборотням:
— Смотрите чтоб и волосинка не упала с ее головы!

— Что ты хочешь, Тескатлипока? — Змей сверлил взглядом смуглого ягуара. — Зачем пришел сюда? Или ты настолько уверен в своих силах, что готов затеять открытый бой?
— Я пришел за девушкой. — Прорычал Диего и его глаза зло сверкнули. — Давай прекратим это, одним простым способом… Я заберу змею, как ты, однажды забрал мою сестру и мы закончим эту вражду. Око за око.
— Зачем она тебе? — Прошипел Кецалькоатль, напрягаясь от одного вида ненавистного врага. — Унижать и издеваться над ней? Но это не равный обмен, я любил твою сестру.
— До такой степени, что позволил ей умереть? — Ягуар оскалился и с ненавистью выдохнул: — Умереть, не в силах разродиться твоими змеенышами!
— Ты не позволил мне позаботиться о ней! — Воскликнул Кецалькоатль. — Это ты, дал ей умереть, а не я!

Ягуар зарычал и в его глазах появились красные прожилки.
— Хватит! Отдай девушку или я сожгу всех твоих змей в жертвенных кострах!
— Не нужно пугать меня, Тескатлипока! — Змей зло рассмеялся и придвинулся к нему вплотную. — Может это я, удушу твоих ягуаров как слепых котят?
Они целую вечность смотрели друг на друга, а потом Диего превратился в ягуара и пошел в джунгли, ломая хвостом сочные стебли растений. Змей тоже резко развернулся и заскользил между деревьями.

Кира понимала, что меняется, но остановить это не могла… Тело становилось холодным и неприятным.
— Скажи мне, есть ли такие как мы, кроме ягуаров? — Спросила она отца и раздвоенный язык скользнул между зубов, затрудняя речь.
— Есть… Каждое животное создание Бога и иногда, Бог, как великий генетик совмещал виды… — Ответил отец и погладил ее по голове, успокаивая. — Но ты должна знать, что твой вид не может быть скрещен еще с кем-то… Это смерть. Я хочу тебе добра…тебе и нашей семье. Будь с Богом и все храмы будут твоим домом, а мои внуки, детьми Кецалькоатля…

— Я хотела спросить о другом… — Кира плотно сомкнула губы. — Я хочу другого мужчину…
— Ты умрешь, идиотка! — Вадим зашел так тихо, что Кира его не услышала. — Или он имел тебя?!
— Кто?! — Кира с ужасом смотрела на меняющегося брата. — Хотя… Тебе- то что?
— Дура! Дура! — Закричал он и кинулся на на нее, но удар хвоста, огромной змеи остановил его.
— Остынь… — Прошипел Кецалькоатль и выпрямился, принимая форму человека. — Остынь, змеенышь…

Вадим упал ниц, но его глаза еще горели яростью.
— Выйдите! — Приказал Бог и отец Киры потянув сына выскочил за двери под проливной дождь.
— Это был ягуар? — Кира не отвела взгляд от Кецалькоатля, зная, что он слышал их разговор с Вадимом.
— Да. Но он ушел. — Кецалькоатль приблизился к ней и поднял ее подбородок двумя пальцами, отчего смотрящая на него исподлобья Кира, теперь смотрела снизу вверх. — Но он вернется… Со своей местью… Давай же поговорим о нас…

Он обошел ее мягкими, крадущимися шагами и замер где-то сзади нее.
— Или сначала примешь ванну?
— Здесь есть ванна? — Удивилась Кира, не оборачиваясь. — Но мне никто не говорил…
— Это конечно не совсем ванна в обычном понимании, но тебе понравится. — Кецалькоатль взял ее за руку и потянул в сторону двери. — Тебе понравится…
Это было храмовое помещение с круглым, каменным бассейном, в котором парила прозрачная вода.
— Это горячий источник… — Прошептал Бог и клубки змей,зашуршали, расползаясь в стороны. — Наслаждайся…

Кира хотела было сказать, что-то, но Кецалькоатль исчез.
Она скинула с себя мокрую футболку и окунулась в горячую воду. Змеи моментально подползли к ней и заскользили по ней, клубясь в волосах и Кира тихо засмеялась,представляя, что она медуза Горгона.
— Что ты здесь делаешь?! — Голос Вадима разнесся по углам святилища.
— Принимаю ванну… — Медленно протянула Кира. — Меня сюда Кецалькоатль привел… А что такое? Опять что-то не так.

Вадим стоял с открытым ртом и миски с молоком в его руках, мелко дрожали.
— Зачем ты пришел?
— Я кормлю змей в этом храме… — Прошептал Вадим, с ужасом глядя на нее, опутанную разноцветными лентами пресмыкающихся. — Этот источник могут наполнить только боги… Это не вода, Кира, это амброзия…
— Амброзия? — Кира ощущала приятный запах, исходивший от воды, но слова брата удивили ее. — Для чего?
— Так появляются бессмертные… Это источник высшей силы… Теперь ты — богиня, Кира… — Вадим упал перед ней на колени, а девушка с ужасом чувствовала как ласково снуют между ее прядями ленты змей.

Конец первой части.

 

                                                    Войны Богов

Часть вторая.

— Я не просила об этом! — Кира с яростью посмотрела на Кецалькоатля, который спокойно улыбался и разглядывал ее как диковинную вещь.
— Ты не рада моему подарку?
— Я…не знаю… — Кира отвернулась от него и подошла к оконной нише, грубо выдолбаной в камне. — Что теперь будет?
— Все только начинается… — Завораживающим голосом сказал бог. — Твой путь в новом обличье… Теперь ты вечна как и я…
— Так ты это сделал для себя? — Кира почему-то не была этому удивлена. — Но почему я?
— Еще не время для этого разговора. — Загадочно ответил он и добавил: — Свыкайся с новой жизнью.

А внизу, в самой чаще джунглей, сидел ягуар и пристально смотрел на женскую фигуру, застывшую в окне. Что-то не давало ему покоя и зверь стал осторожно подниматься по склону к серому строению храма. Дождевые капли переливались на его смоляной шерсти и мягкие блики солнечных лучей заиграли на ней, пробиваясь сквозь тучи. Он ускорился и через секунду уже замер за стволом высокой пальмы, разглядывая женщину у окна. Кожа ее серебрилась как расплавленное серебро, а язык с тихим свистом скользил между губами. Черные волосы были пронизаны тонкими, скользкими змеями, которые лениво шевелились и извивались и вся ее шевелюра была словно живая… А глаза… Глаза сплошное золото, такое, из которых были сделаны идолы древних с тончайшими полосами зрачков… Это существо не было человеком, не было и оборотнем… Это было высшее существо, такое же как и он…

Это же Кира! Его рык промчался по джунглям как раскат грома. Она резко повернулась и ее глаза вспыхнули огненными искрами, расплавляя камни перед храмом и тягучая масса моментально застывала в причудливых изгибах под дождем.
— Esto no puede ser! — Закричал он, превращаясь в человека и его мощное, мокрое тело, двинулось вперед, раздвигая влажные заросли.

Диего прыгнул на стену и молниеносно вскарабкался по ней, оказавшись лицом к лицу с золотоглазой змеей. Она еще была слаба против него и ягуар резко схватив ее за шею, вытащил из окна. Кира сопротивлялась, но он крепко удерживал ее в своих мускулистых руках, пробираясь сквозь джунгли.
— Отпусти меня! — Прошипела она, прижимаясь к его горячему телу. — Немедленно!
— Нет! — Рявкнул он и прижал ее к себе еще сильнее.

Джунгли затрещали за его спиной, когда огромная змея выскочила из них, брызгая желтой слюной.
— Кецалькоатль! — Зарычал Диего и превратился в ягуара, одним мощным движением лапы, отбрасывая Киру в сторону. — Мерзкая змея!
— Ты не имеешь права удерживать себе подобных! — Прошипел змей, вытягиваясь вверх.
— За то, я имею право, убивать себе подобных! — Зарычал Тескатлипока и кинулся на змея.
Страшный удар откинул его в сторону и ягуар полетел вперед, ломая деревья, а змей оказался приваленным огромным деревом, тщетно извиваясь и сокращая стальные мускулы.

— Что здесь происходит? — Ледяной голос наполнил джунгли и Кира удивленно подняла голову. Черные балахоны, в которые были одеты неизвестно откуда появившиеся существа, казалось поглощали свет и воздух, распространяя вокруг себя темную воронку. Кецалькоатль и Тескатлипока приняли человеческий облик и мрачно смотрели на странных незнакомцев. Один из них подошел к Кире и приподнял ее голову, она с ужасом увидела его глаза и задрожала. Это были черные провалы, в которых казалось находился весь космос.

— Кто создал ее? — Спросил он не оборачиваясь к напряженно замершим богам.
— Я. — Ответил змей и шагнул в сторону Киры, но один из баллахонов, стоявших в стороне махнул рукой и Кецалькоатль упал на землю, придавленный ужасной силой. Тескатлипока зарычал, но и его постигла таже участь, придавленный к мокрой траве, он безуспешно дергался, рыча и скалясь.
— Мы создали этот источник для пополнения божественных сил! — Сказало существо замогильным голосом и отвернувшись от Киры, подошел к богам. — Но не для того, чтобы вы создавали новых бессмертных! Нам придется убить ее.
— Нет! — Воскликнул Кецалькоатль и тут же зашипел от боли. — Нет!
— Вы не можете убить ее… — С трудом произнес ягуар. — Она беременна гибридами…

— Что?! — Змей кинулся на него и они покатились шипящим клубком по траве. — Ты уже убил ее! Своими проклятыми выродками — ты убил ее!!!
— Остановитесь! — Приказал ,,балахон,, и с интересом посмотрел на Киру, оглушенную этим заявлением. — Это правда?
— Нет! — Воскликнула Кира и попятилась от надвигающегося на нее существа. — Нет!
— Она еще не знает, но я чувствую своих детей в ее животе! — Выкрикнул ягуар, отбиваясь от Кецалькоатля. — Я могу помочь ей!
Существо поманило их пальцем и они поплыли к нему по воздуху, не в силах пошевелить и пальцем.

— Расскажите нам поподробнее об этом.

— Что рассказывать? — Змей с ненавистью глянул на Диего. — Он мстит мне… Мстит за то, что я любил пантеру и мы зачали ребенка… Она умерла…

— Но это не возможно! — Существо всплеснуло руками, на его лице читался необычайный интерес. — Вы разные виды!

— Но это произошло. — Ответил ягуар и посмотрел на Киру. — Она беременна.

Еще один из ,,балахонов,, подошел ближе и сказал:
— Что за существо она родит? Или же умрет как и бедная кошка, понравившаяся Кецалькоатлю?

— Я избавлю ее от этих детей! — Прошипел змей, буравя взглядом рычащего ягуара.

— Тогда ее, убьем мы. — Сказало существо. — Хватит богов на этой земле. Но если она выносит ЭТО, мы подарим ей жизнь… Если конечно она не умрет, рожая это исчадие…

— Если я и беременна, — подала голос Кира, — я не позволю кому-либо касаться моего ребенка!

Ягуар оскалился, а змей тяжело вздохнул.

— Ты не понимашь на какие муки обрекаешь себя…

— Это мои муки. — Четко произнесла Кира. — Но это — мой ребенок…каким-бы он ни был.

— Отлично! — Засмеялось существо. — Выносишь этого змееныша…или кота…останешься жить. Даже больше! Мы оставим тебя богиней, бессмертной матерью этого…творения…

С легким хлопком они исчезли и дождь начался с новой силой.

— Кто это?… — Кира встала и змеи в ее волосах зашевелились. — Что-то мне подсказывает, что это нечто опасное?
— Ты даже не представляешь насколько… — Протянул ягуар. — Это — Дающие жизнь… Отцы всех богов. Это вселенная, замкнутая в трех сущностях…

Он повернулся к змею и спросил:
— Зачем ты позволил ей окунуться в источник? Чего ты добивался, делая ее богиней?
— Я хотел, чтобы она вечно была со мной! — Прошипел Кецалькоатль.
— Она и так вечна! Оборотни не умирают!
— Иногда умирают. И ты это знаешь!
— Будем надеяться, что подаренная тобой божественная сущность, поможет ей родить и не погибнуть. — Улыбнулся ягуар и Кецалькоатль не выдержав, кинулся на него, превращаясь на лету в огромную рептилию. Кира покачала головой и почувствовав непреодолимое желание раствориться в воздухе, взметнулась к верхушкам деревьев и поплыла к храму.

 

∗         ∗          ∗

Время словно замерло, пронизанное тяжелым и влажным воздухом джунглей, отсчитывая часы до появления ребенка. Кира чувствовала себя хорошо и беременность ее практически не тревожила, ни тошноты, ни болей…ничего… С храма она не выходила, лишь почтительные жители змеиной деревни, носили ей еду, с ужасом склонив головы перед змееголовой богиней. Ягуар, почти все время лежал у ее ног, охраняя покой и его ленивые глаза скользили по ее растущему животу, словно лаская плод, толкающийся в теплых глубинах материнского чрева. Кецалькоатль свисал с лиан, опутывавших окно и его огромная голова покоилась на спинке каменного трона, на котором большую часть времени, восседала Кира. Сопровождаемые змеями, которые не доверяли своим врагам, ягуары привели старую знахарку и замерли возле храма в ожидании приказов своего бога и не обращая внимания на шипящих змей.

Знахарка с ужасом уставилась на Киру, поняв в кого она превратилась, но не могла ослушаться приказа Тескатлипоки и осмотрела ее, с трудом сдерживая страх.
— Voy a tomar el parto, y que no muere. Pero esto va a doler. — Прошептала она и отошла в сторону.
— Я не расслышала, что она сказала. — Кира вопросительно посмотрела на Диего. — Что. Она. Сказала?
— Она сказала, что ты не умрешь. Хотя это и не удивительно, ты не можешь умереть… Но это будет больно. — Ответил ей ягуар и отвернулся.
— Рожать всегда больно. — Хмыкнула Кира. — Это не новость.
— Это очень больно. Тем более, мы не знаем, что будет происходить…
— Главное, что я не умру. — Сказала Кира и снова уселась на свой трон, но предательские мурашки поползли по спине.

Она проснулась от того, что почувствовала как намокли простыни. Кира открыла глаза, но комната была пуста, а за окном снова лил дождь. Что-то рвалось из нее наружу, не особо церемонясь прокладывая себе путь. Это было так стремительно, что Кира не успела опомниться, как приступ ужасной боли, согнул ее пополам. Ее изнутри, словно раздирали огромные когти и новый поток крови хлынул на простыни. Она закричала, но раскат грома заглушил ее крик, а белая молния, зло заглянула в окно.

С чавкающим свистом, из нее вывалился длинный хвост, покрытый змеиной кожей, с окровавленным когтем на кончике и начал с силой извиваться, помогая остальному, выйти наружу. Захлебываясь от дикой боли, Кира с ужасом увидела как из нее появляется существо, похожее на ягуара, но покрытое змеиной кожей. На его длинных когтях висели клочки ее плоти, а страшный, чешуйчатый гребень раскрывался с громким треском, брызгая вокруг себя кровью. Монстр открыл глаза и громко зарычал, скаля клыки. Кира закричала и проснулась.

Молния действительно полосовала небо и гром отбивался от стен храма, эхом проносясь по притихшим джунглям. Но Киру это не волновало, боль в животе нарастала и жуткий сон, превращался в действительность. В комнату быстрым шагом вошла знахарка и припала к ее животу, словно слушая, что происходит внутри.
— El niño se prepara para salir! — Прошептала она и многозначительно глянула на вбежавших в комнату богов.
— Ты уверена, что она рожает? — Спросил ягуар и Кира удивилась тому волнению, что прозвучало у него в голосе.

Старуха кивнула и подойдя ближе к мужчинам, что-то зашептала, не поднимая головы. Змей согласно закивал и знахарка юркнула в коридор, сжимая в руке свечу.
— Что она говорила? — Кира занервничала, чувствуя как становится все больнее.
— Она сказала, что позовет женщин для помощи. — Ответил змей. — Как ты себя чувствуешь?
— Мне приснился сон, что я родила чудовище. — Кира посмотрела на них долгим взглядом. — Это возможно?
— Мы не знаем… — Сказал ягуар после длительной паузы. — Но скорее всего…это будет действительно нечто…

Кира застонала и откинулась на подушки. Змеи на ее голове волновались, словно ощущая приближение чего-то ужасного и громко шипели, обвивая друг-друга.
Схватки начались стремительно и Кира закричала, понимая, что как и во сне из нее вытекает липкая кровь, пропитывая матрас, набитый душистыми травами. В комнату вошла знахарка, ведя за собой женщин из деревни и они засуетились, нагревая возле камина простыни и разминая в ступке какие-то травы. Боль была такая, что Кира была согласна умереть, чтобы не чувствовать этих страшных мучений.

Существо внутри нее билось с удивительной силой, пытаясь найти выход, а умелые руки знахарки, подталкивали и направляли его куда нужно, но оно словно тянуло из Киры жизнь, все больше продвигаясь вперед. Ее уже начало трусить от боли, когда одна из женщин, дала ей выпить горький настой и он теплой волной разлился по ее телу. Боль не ушла, но стала какой-то далекой и не такой острой как раньше. Кира ощущала как ее тело выталкивает сгустки горячей крови, но ребенок не выходил и она чувствовала как он нервничает и паникует, отчаянно двигаясь и принося ей страдания.

Знахарка вдруг надавила с такой силой, что Кира чуть не задохнулась от такого нажатия, но и сразу же поняла, что ребенок вышел, оставляя в ней гулкую, болезненную пустоту. В комнате воцарилась гробовая тишина и Кира постаралась приподняться, чтобы увидеть, но знахарка уже завернула то, что она родила в теплую простыню и склонилась над ним, проводя какие-то манипуляции.
— Она прочищает ему дыхательные пути, не волнуйся. — Ободряюще улыбнулась Кире, одна из женщин, но тут же осеклась, понимая с кем разговаривает. — Извините…
— Забудь. — Хриплым голосом ответила Кира. — Я хочу увидеть его.

Старуха поднесла ей сверток и положила на протянутые руки. Кира с трепетом откинула простыню и замерла, пораженная увиденным… Это был самый прелестный ребенок в мире. Он распахнул свои яркие, зеленые глаза и сморщился, отчего его личико моментально покрылось мириадами складочек. Кира улыбнулась ему и заплакала, не в силах сдерживать эмоции, нахлынувшие на нее.
— Как ты прекрасен…
— Es una niña, la señora… — Тихо сказала знахарка и тоже улыбнулась, обнажая гнилые клыки.
— Девочка? — Удивилась Кира и только сейчас заметила, что личико у малышки действительно очень милое, обрамленное черными завитками волос, словно говорящее: » Посмотрите какая я прелестница!» — Девочка… Милая моя…

Кира нагнулась, чтобы поцеловать ее, но жуткая боль, снова пронзила ее и она застонала. Знахарка выхватила у нее ребенка и Кира как в тумане услышала голос Диего.
— Что происходит?!
— Она снова рожает, господин! — Женщина, которой знахарка передала малышку, сунула ее ему в руки и кинулась к Кире. Боль распорола ее на мелкие куски и Кира старалась не потерять сознание, хватаясь за остатки самообладания. Но приступ быстро закончился, словно решив пожалеть измученную женщину и она с замиранием сердца услышала громкий, детский рев, оглашающий о появлении еще одного чуда.
— О! Это мальчик! — Воскликнула женщина, обращаясь к окровавленной знахарке. — Ну, этот точно из семейства кошачьих… Орет как загулявший ягуар!
Знахарка хрипло рассмеялась и понесла ребенка к тазику с горячей водой. А Кира потеряла сознание, раздавленная муками и болью, с наслаждением проваливаясь в черные глубины.

 

∗         ∗          ∗

— Queridos hijos míos…Mi continuación.. — Шептал Тескатлипока, склонившись над колыбелью, окутанной прозрачной тканью, в которой лежали его дети. Они были такими беззащитными и хрупкими, что у него сжималось сердце от страха за них. Кецалькоатль отнес Киру в источник, чтобы она восстановила силы, а под храмом накалялась обстановка. Змеи и ягуары желали знать, что происходит и кем считать этих детей, рожденных от смеси их видов.
— Дай же нам посмотреть на них! — Услышав этот голос, ягуар вздрогнул, покрываясь липким потом. Воздух вокруг него сгустился и оглушающая, вселенская пустота завибрировала по углам. Черные балахоны приблизились к колыбели и с интересом заглянули в ее уютную обитель.

— Это обычные дети… — Удивленно протянуло существо, изучая малышей своими «черными дырами».
— Не совсем… — Тескатлипока накрыл колыбель и повернулся к Дающим жизнь. — Они уже, рождены богами.
Балахоны уставились на него и ягуар не мог понять, то ли угрожающе, то ли изумленно.
— Есть ли у них какие-либо способности?
— Им нет еще и суток. О каких способностях вы говорите? — Тескатлипока закрыл колыбель спиной. — Они слишком малы.
— Чтож… Мы будем смотреть за вами. — Замогильный голос растворился в воздухе вместе с Дающими жизнь.

 

∗         ∗          ∗

Вечер сгустил по углам храма тяжелые тени и даже огонь очага не мог разогнать их. Кира сидела возле колыбели и с нежностью смотрела на своих детей. В дверь постучали и в комнату вошел отец, а за ним и Вадим.
— Что-то случилось? — Кира сразу заметила напряжение на их лицах. — Говорите.
— Тебе нужно исчезнуть. — Сказал отец и опустил глаза. — Мы кое-что узнали…
— Что? — Кира почувствовала неясную тревогу. — Что вы узнали?

— Шаман сказал, что Дающие жизнь хотят забрать детей…
— Как забрать?! — Кира резко встала и ее глаза сверкнули золотом в темноте. — Почему?!
— Старый колдун увидел их будущее… — Вадим взял ее за руку. — Это Боги, которым под силу стереть вселенную и восстановить ее снова, с новыми планетами и космическими ветрами, с черными дырами и млечными путями…
— Я не отдам их! Никто не заберет у меня детей!
— Может ты и стала бессмертной, но против Дающих жизнь — ты букашка. Атом во вселенной.

— Что же делать?! Позовите Тескатлипоку и Кецалькоатля! — Воскликнула Кира и змеи на ее голове взволнованно зашипели.
— Они не должны об этом знать. — Отец предостерегающе поднял руку. — Послушай. Они захотят тебя защитить и погибнут, не в силах противостоять мощи Дающих жизнь. Ты готова взять на себя ответственность за их смерть?
— Нет… Нет… — Кира обхватила себя руками, чувствуя как сырость джунглей проникает в комнату.
— Значит тебе нужно исчезнуть. — Вадим заглянул в колыбель и улыбнулся. — Какие же они красивые… Шаман сделает тебя похожей на обычную женщину, какой ты была раньше и мы увезем тебя домой. Сегодня ночью.
— Хорошо. Я согласна.

 

∗         ∗          ∗

Дающие жизнь сидели возле прозрачной стены и смотрели на безмятежную, космическую ночь, в которой сновали кометы и одинокие спутники. Их замершие тела был похожи на мумии, с пустыми, пугающими глазницами, которыми они наблюдали за голубой бусиной земли.
— Она скрылась от нас.
— Нужно было забирать детей сразу. — Медленно ответил ему сидящий напротив. — Теперь же придется тратить время на поиски.
— Найдем. Еще ни одно существо не скрылось от нас.
— Даже боги не знают где она… Она ничего не сказала даже ягуару, отцу детей… У детей великое будущее и во что бы то не стало, их нужно изолировать от всех, спрятать в глубинах вселенной.
Дающие жизнь встали и пройдя сквозь стекло, растворились в оглушающей тишине и вакууме.

 

∗         ∗          ∗

Тескатлипока медленно шел сквозь холодный, припорошенный снегом лес и пристально вглядывался в темноту. Он чувствовал, что Кира находится где-то рядом, но особенно ярко, он ощущал своих детей, кровь которых звала его через расстояние. Прошло два года после того, как исчезла Кира… Дающие жизнь, оставили на его теле множество ран, пытаясь выведать местонахождение Киры, но он не знал! Не знал и Кецалькоатль, пострадавший не меньше… Они нашли шамана, который помог скрыться Кире, ее отцу, брату и главное детям и зверски убили его, рассеивая его плоть кусок за куском. После этого, Кецалькоатль поделился с ним своими мыслями:
» Она ушла защищая детей. Она что-то знала. Дающие жизнь имели на нее какие-то планы… Зачем им было убивать старого шамана? Он узнал тайну и рассказал ей. Нам нужно разыскать ее и оставаться рядом, потому что Дающие жизнь придут за ней.»

 

Как они будут защищать ее, ягуар не знал, но был уверен, что он должен быть рядом, не смотря ни на что…
Впереди показались контуры небольшого дома со светящимися теплым светом, окнами и ягуар остановился, понимая, что его путь окончен. За стенами этого неприметного строения, пульсировала и взывала к нему, кровь его детей, так несправедливо оторванных от него в тот сырой, мерзкий вечер. Ягуар втянул в себя холодный воздух и пошел к двери, но как только он взялся за ручку, его откинуло мощной волной, впечатывая в огромный ствол промерзшего дерева. Он зарычал и с трудом поднялся на ноги, не понимая, что происходит, в доме не было чужеродной энергии и каким образом его откинуло от дома, было не понятно.

Кира? Вряд-ли, она еще не настолько сильна, чтобы справиться с ним. Тескатлипока снова сделал шаг в ту сторону, но тут дверь отворилась и он с гулко бьющимся сердцем, увидел Киру, за спиной которой стоял отец. Она вздрогнула и он услышал ее голос.
— Диего… Ты нашел нас…
— Конечно. — Зло произнес он. — Или ты подумала, что я просто отпущу своих детей?
— Так было нужно. — Она шагнула ему навстречу и протянула руку. — Зайдем в дом.
— Чтобы меня снова отбросило? Что за ловушки? Не думай, что они остановят меня, а тем более Дающих жизнь.
— Остановят. — Спокойно произнесла Кира. — Но это не я… Это дети. Они защищают всех нас.
— Дети? — Недоверчиво переспросил ягуар. — Это сделали дети?!

Кира повернулась к дверям и ягуар услышал как она сказала:
— Все хорошо. Это ваш папа, милые…
Тескатлипока пошел за ней и его напряжение достигло предела. Сейчас он увидит своих детей!

В ярко освещенной гостиной было тепло и уютно, на пушистом пледе возле камина, сидели близнецы, рассматривая разноцветную книжку. Когда ягуар переступил порог, их головы повернулись к нему и он невольно ахнул, утопая в мощнейшем гипнозе их ярких глаз. Они словно ощупывали его внутренности, перебирая каждую клеточку его тела. Первая улыбнулась девочка и резво заковыляла к нему, протягивая ручонки. Тескатлипока подхватил ее и сразу ощутил ее горячие ладошки, излучающие безумный, страшный поток силы. За ней посеменил мальчик и обхватив его за ногу, поднял свои желтые, практически рентгеновские глаза. Его ротик растянулся в улыбке и ягуар увидел маленькие, острые клыки.
— Папа. — Сказал он и хлопнул его по ноге. — Папа.
Девочка положила ему на плечо голову и повторила за братом.
— Папа.

Вдруг мальчик повернулся к дверному проему и ягуар моментально ощутил как от него стало расплываться нечто неудержимое и распирающее воздух. Девочка тоже зашевелилась, чувствуя брата и Тескатлипока догадался, что к дому кто-то приближается.
— Кира, останови их! — Воскликнул он. — Это Кецалькоатль!
Кира погладила сына по черной головке и прошептала:
— Все хорошо, милый, это друг. Все хорошо…

Распускающаяся словно цветок энергия ослабла и мальчик доверчиво прижался к матери, с интересом глядя на дверь.
Когда в проеме показалась лысая голова змея, девочка удивленно склонила головку к плечу и Тескатлипока увидел как между ее губами, показался раздвоенный язычок. Кецалькоатль изумленно уставился на малышку, а она уже шаловливо показала ему язычок, сразу угадав в нем своего.
— Ну привет красавица. — Улыбнулся змей. — Я смотрю ты взяла самое лучшее от мамы…

— Какие еще способности у детей? — Спросил ягуар, нежно покачивая девочку на коленке.
— Они проявляются постоянно. — Гордо ответила Кира. — Они могут двигать предметы взглядом, воспламенять, выставлять энергетическую защиту…да и много чего еще.
— Я чувствую, что-то изменилось… — Прошипел Кецалькоатль и быстро подошел к окну. — Началось…
Остальные подошли к нему и с ужасом увидели три силуэта, чернеющие на фоне искрящегося снега. Они стояли неподвижно, словно статуи, лишь под провалами капюшонов, двигалась вселенная…

Тескатлипока вышел на крыльцо и крикнул:
— Вы не получите то, зачем пришли!
— И кто же нам помешает? — Прошелестел голос, словно ветер пролетел в густой листве. — Два божка, созданные нами? Или ваша богиня, которой всего два года?
Дающие жизнь поплыли в сторону дома и Тескатлипока почувствовал их могущество и слепящую энергию. Он даже не успел отреагировать, когда одним страшным движением, они отбросили его в сторону и ужасная боль пронзила его позвоночник, который лопнул с громким щелчком. Тескатлипока застонал, понимая, что они с легкостью убьют его, отберут жизнь, также легко, как и дали.

Из дома выскочил Кецалькоатль, превращаясь в змея, но один из балахонов, схватил его за хвост и размахнувшись, ударил об угол дома, который сразу же раскрошился и угрожающе заскрипел. Ягуар увидел как из дома вышла Кира, бледная от страха и потянулся к ней, превозмогая боль. Отделившись от ее юбки, его маленький сын подошел к нему и удивленно посмотрел на искалеченную спину.
— Папа? — Его желтые глаза мигнули и он повернулся в сторону Дающих жизнь. — Папа?

Неуклюже перебирая толстыми ножками, он пошел им навстречу и его темные волосики трепетали под холодными порывами ветра. Его глаза стали еще ярче и вдруг один из Дающих жизнь, упал на землю, содрогаясь от дрожи. Под ним растекалась огромная лужа черной крови.
— Остановись…- Прошипело существо. — Остановись… — Оно выставило вперед когтистую руку, словно защищаясь.

Малышка пошла к брату и с удивлением уставилась на корчившееся существо. Ее личико скривилось, словно она прочитала мысли брата и вдруг балахоны вспыхнули ярким пламенем, как три факела в ночной тьме. Кира кинулась к детям и отчаянно зашептала:
— Этого нельзя делать! Нельзя! Мы не делаем больно другим!
— Папа? — Мальчик вопросительно посмотрел на нее.
— Даже плохим, кто сделал больно папе… Понимаешь?

Мальчик залез к ней на руки и существо, дрожащее в луже своей крови, облегченно затихло. Огонь погас как будто и не горел минуту назад адским пламенем.
— Этих детей нельзя оставлять вживых… — Прошелестел один из балахонов. — Они нарушают гармонию вселенной…
— Убирайтесь! — Кира бесстрашно посмотрела в черные провалы их глаз. — Детей вы не получите!
— Мы вернемся за ними! — Зло прошипел он и трое существ растворились в воздухе.
Малышка сосала палец с умным лицом, но услышав как застонал Кецалькоатль, посеменила к нему.

Она положила свои горячие ладошки ему на голову и змей почувствовал как по его телу разливается исцеляющее тепло. Ягуар с гордостью смотрел на своих детей и думал о том, что эта война и встреча с Кирой, изменили его жизнь, сделав его счастливым за все его тысячелетнее существование. Когда девочка подошла к нему и обхватила его ручонками, он поцеловал ее пухленькие ладошки и прошептал:
— Mi hija…mi asterisco…

Эпилог.
Древние храмы, спрятанные в джунглях, пульсировали энергией, просыпающиеся от присутствия богов и поклонений их всемогущему величию. Ягуары и змеи приходили посмотреть на них и вознести молитвы, благословляя их чудесное рождение. Грозный бог ягуаров пожал крепкую руку змеиному богу и они навсегда поклялись защищать детей и их мать.
А Дающие жизнь, наблюдали за ними с непроницаемыми лицами, ожидая момента, чтобы уничтожить детей, которые были для них угрозой. Но это уже совсем другая история…

(фэнтези про любовь оборотней)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector