Главная / ФЭНТЕЗИ РАССКАЗЫ / Мистическое фэнтези. / Волшебство сентябрьских листьев. Часть 2.
читать фэнтези про ведьм
сентябрь листья

Волшебство сентябрьских листьев. Часть 2.

Читать фэнтези про ведьм

 

Вторая часть.Начало здесь.

 

Я сидела в темном углу за кроватью и напряженно смотрела на двери. Мне казалось, что там, в глубине дома кто-то есть — не моя мертвая бабка, не существо с пустыми глазами, а кто-то еще, сонм существ, питающихся моим страхом.
А если положить серьги в шкатулку? Сделать то, что от меня требуют? А потом просто уехать отсюда, так далеко, чтобы даже воспоминания казались страшным сном и не более. Но здравый смысл все таки еще преобладал над минутными порывами и я понимала, что для меня это все так просто не закончится.

Меня пытаются запугать, вовлекая в параллельные стороны реальности…параллельные стороны…Я вдруг отчетливо поняла, что нахожусь в своем доме, в какой бы реальности он не был. Если я позволю страху захватить меня, то так и останусь в этом углу или выполню требования зла.
— Ну уж нет! — я поднялась с пола и направилась к двери. — Теперь я здесь хозяйка.
Неожиданно в камине вспыхнул огонь, затрещали дрова и я заметила, что пламя в очаге не белое, а красно-оранжевое, с желтыми бликами — красивое, настоящее пламя. Меня это конечно воодушевило, но страх так просто не хотел покидать мою душу, своими колючими касаниями, он пытался вернуть меня на место, визжа внутри шершавым комком. Ну уж нет. Не дождешься.

Я смело перешагнула порог кухни и громко сказала:
— Верните меня, немедленно!
После нескольких минут гробового молчания, из глубины дома послышалось хриплое рычание, которое стало приближаться. Мне захотелось сорваться с места и забиться в свой угол, но я осталась стоять, глядя на дверной проем. Шаркающие шаги становились все громче и громче, пока я не увидела свою мертвую бабку. Она уперлась руками в дверную лудку и тяжело дышала, глядя на меня с ненавистью, которая сочилась из нее как жидкая грязь.

— Надумала все ж бабке помочь? — прошипела она и оскалилась. — А за это я тебе кусочек разума оставлю, чтоб видела ты как я в твоем теле жить буду…Все от жизни возьму!
— Так тебе тело мое нужно? — я наконец поняла чего от меня добивались. — И не стыдно тебе старая, я же внучка твоя!
— И что? — клацнула зубами покойница. — Я жить хочу! Воздухом дышать! Мужика молодого попробовать! Чего мне о тебе думать?!

— Мужика тебе захотелось? — зло выдохнула я и показала ей смачный кукиш. — Вот, видала?! И нечисть свою ко мне не подсылай, не боюсь я!
Покойница затряслась от гнева. Из ее горла вырвался звериный рык и она направилась ко мне, каждую секунду превращаясь в гниющее чудовище, из которого на пол капала зловонная слизь.

— Убью дрянь! Убью!.. — шипела она, подбираясь все ближе, но я не растерялась. Схватив тяжелую кочергу, я с силой отпихнула бабку.
— Гори в аду, ведьма!

Покойница подалась назад и рухнула на пол, шевеля ногами и руками как большой, безобразный паук, а я размахнулась и вогнала кочергу ей в голову. Раздался свистящий звук и ерзающее по полу тело исчезло, не оставив после себя следа. В этот момент в комнате что-то произошло, словно по стенам мазнули кисточкой с красками — исчезла паутина, огонь как и в камине приобрел теплые тона и даже запах горящих дров, коснулся моих ноздрей. Мне хотелось радоваться своей победе, но что-то мне подсказывало — расслабляться рано.

 

* * *

— Господи…разве такое возможно? — Марина прижимала к себе Дуняшку, слушая рассказ Бояна. — Но зачем мы с дочкой им понадобились?
— Для чего и она… — мужчина с нежностью посмотрел на бледное лицо своей любимой. — Тела им нужны. Молодости захотелось.
— И Дуняшкино??? — в глазах женщины плескался ужас.
— Да. — Боян поискал глазами Федоровича. — Что ты выглядываешь?
Старик отвернулся от окна.
— Ведьмы не успокоятся. Сюда явятся.

— За это не переживай. — Боян улыбнулся девочке, серьезно наблюдавшей за ним. — Этих вшей, я размажу одной рукой.
— Посмотрите! — вдруг воскликнула Марина, глядя на Галю.
Боян склонился над девушкой и с радостным удивлением, воскликнул:
— Она борется! Умница моя!
На ее бледном лице появился легкий румянец, слегка окрасивший прозрачные щеки.
— Что это значит? — Федорович тоже подошел к кровати.

— Она переборола страх. В том мире, все основано на чувствах… зло не сможет причинить ей физический вред там, но умело повергая ее душу в ужас, разрушает тело. Она борется… — ответил Боян. — Держись милая, я скоро приду…
— Когда собираешься отправиться за ней? — Федорович немного нервничал, опасаясь остаться без защиты.
— Как только сделаю этот дом безопасным для вас. — Боян извлек из кожаной сумки большой чехол с ножами и принялся втыкать их в каждую крестовину оконной рамы. — Даже если я не смогу вернуть Галю обратно, вернусь сам и уничтожу ведьм…а после уйду навсегда.

Я подошла к окну и с замиранием сердца смотрела как за ним стоит сплошная пелена снега. Он был настолько густым, что сквозь него не было видно даже кустов смородины, росших в метре от дома. А были ли они? Может этот дом в параллельной реальности — одинокий кусочек во всей ее бесконечности?

А смогу ли я покинуть дом? Эта мысль подтолкнула меня к двери и я резко распахнула ее. Снег. Сплошная стена снега. Если я выйду, найду ли дорогу обратно? Нет ли в этой снежной мгле ужасных существ, ждущих меня, чтобы убить?
Позади меня послышалось громкое рычание и я в страхе обернулась: передо мной стоял огромный волк, клыки которого были в крови. Она медленно тянулась из его пасти и капала на пол, образуя густую лужицу. Зверь оскалился, высовывая язык, на холке шерсть встала дыбом и я поняла, что он сейчас прыгнет на меня. Холодные снежинки падали на шею и спину, прикрытую одной лишь футболкой, манили меня выйти из дома, спастись, убежать в эту непроглядную мглу, но я решительно посмотрела волку в глаза — справилась с мертвецом, значит справлюсь и с тобой. И тут он прыгнул.

Словно в замедленной съемке, его огромное тело летело на меня, грозя разодрать когтями и вонзить клыки прямо в горло. Я резко отошла в сторону и зверь как стрела влетел в снежную пелену. Ужасный вой боли заставил меня сжаться от страха — что же там было за этим зимним кружевом снежинок? С громким шлепком, в двери ударился кусок плоти с шерстью и медленно сполз вниз.

Я захлопнула их и прижалась к ним спиной, тяжело дыша. Меня потряхивало, руки дрожали, а сердце выпрыгивало из груди. Неизвестно где было безопасней, в доме или вне его… Этот мир был опасен во всех его проявлениях и сколько мне удастся продержаться я не знала…
— Спаси меня Боян… — прошептала я, глядя перед собой в невидящим взглядом. — Только пожалуйста, поторопись…

Внезапно надо мной вспыхнула ярко-оранжевым светом лампочка, прогоняя тьму из углов и прямо на моих глазах, старая вешалка обрела свой первоначальный цвет. Что-то происходило после моих побед над страхами, дом преображался и мне вдруг стало жаль его.
— Бедный ты мой бедный… — прошептала я, поглаживая шероховатую стену. — Сколько зло тебя мучило…в стены твои вгрызалось…
— Каррр-каррр! — скрипучее карканье раздалось прямо над моей головой.
— Старая знакомая… — я посмотрела вверх и замерла. На самом верху вешалки, сидела все та же большая ворона, которая преследовала меня, но только вид ее изменился…

Глаза птицы горели красным пламенем, из пробитого черепа торчали окровавленные перья, а острый клюв был направлен в мою сторону. Она несколько раз взмахнула крыльями и расправив их, приготовилась ударить меня, но это ей не удалось, тяжелый кусок штукатурки, внезапно отвалившийся с потолка, сбил ее и приплюснул к полу. Дом помогал мне…

Вернувшись в спальню, я села напротив двери и принялась ожидать когда еще какой-нибудь монстр явится меня убивать, но в доме было тихо, не считая потрескивания дров.
— Ты решила противостоять мне? — существо, перенесшее меня сюда появилось столь внезапно, что я даже не успела испугаться. — Думаешь ты сильнее?
— Я у себя дома. — спокойно сказала я, глядя прямо в эти пустые глаза. — Мне нечего бояться.

Существо захохотало, откинув назад голову. После долгого смеха, оно снова уставилось на меня:
— Ты все равно сойдешь с ума, замкнутая в этом пространстве. Давай не будем тратить время друг-друга.
— Нет. — я не отводила от него глаз. — Я не сделаю ничего, из того, что вы хотите.
— Почему? — пустой взгляд стал грустным. — Зачем так мучить себя?
— Потому что я хочу жить.

— Сделай то, что от тебя просят и живи. — мягко сказало существо, но я не доверяла этой мягкости.
— Ты называешь это жизнью? Отдать свое тело безумной старухе???
— Что значит отдать тело? — существо напряглось, я это заметила.
— Только не говори, что не знаешь об этом! Для чего вы все это затеяли? — я чувствовала как ненависть плещется во мне. — Для того, чтобы подарить моё, слышишь?! Моё тело! Злобной твари, которая захотела жить вечно!

— Никто не может жить вечно! — прошипело существо. Его бледное лицо исказила маска ярости. — Никто!
— Это ты скажи ведьме, которая послала тебя издеваться надо мной!
— Меня никто не может послать… — голос существа звенел от злости и мне показалось, что его ярость направлена отнюдь не в мою сторону. — Кто тот бессмертный, что был рядом с тобой?
— Что? — я сначала не поняла о чем оно меня спрашивает.
— Бессмертный, что пытался спасти тебя.

Он говорит о Бояне! Бессмертный? А я дура, придумала себе, что он знахарь какой-то…колдун или что-то в этом духе.
— Почему бессмертный? Он такой как ты?
— Нет, не совсем. — мой странный собеседник с интересом наблюдал за мной. — Я порождение вселенной, а он рожден от смертной женщины. Так что ты знаешь о нем?
— Ничего. — я сказала правду, ведь действительно ничего не знала о Бояне. — Мы познакомились недавно.

Но даже если бы я знала его всю свою жизнь, вряд ли сказала этому существу.
— Значит ведьма хочет вернуться… — задумчиво произнес страшный гость, словно потеряв интерес к Бояну, но я чувствовала, что это не так. — Тогда мне придется разобраться сначала с ней.
— Отпусти меня. — попросила я, не особо надеясь на такое чудо.

— Нет. Как бы оно не было, теперь ты останешься со мной. — его слова прозвучали резко. — Когда я вернусь, мы отправимся туда, где обитают мои души. В этом иллюзорном мире тебе осталось находиться совсем немного. Сегодня ты умрешь.
— Я не хочу умирать! — испуганно закричала я. — Я не собираюсь умирать!
— Твое тело в физическом мире бездвижно и холодно как лед. Каждый час, проведенный в этом месте, отдаляет тебя от него все дальше. — сказало существо и исчезло.

Меня словно по голове ударили. Я сидела, сжав коленки руками и раскачивалась из стороны в сторону. Неужели Боян не успеет? Неужели мне придется умереть в этой глухой деревне?

 

* * *

Боян доставал какие-то порошки, бросал их в углы, повторяя непонятные слова и наконец крепко закрыв входную дверь, он прижался к ней лбом и принялся читать длинное заклинание.
— Как только к дому подойдет ведьма, перстень на моей руке засветится. — сказал он Федоровичу. — Я сразу же вернусь и покончу с этим раз и навсегда.
— Что делать нам? — старик был спокоен и ни капли страха не было в его глазах.
— Не выходить из дома, ни при каких обстоятельствах. Даже если начнется конец света. Все.

Он вернулся в спальню под напряженными взглядами Марины и Дуняшки, лег рядом с девушкой и что-то прошептал. Моментально его тело застыло, черты лица вытянулись, лишь слабое дыхание выдавало, что Боян жив.
— Всю жизнь рядом прожили и не знали, что такое зло нас подстерегает… — прошептала Марина. — Даже на ребенка нелюди позарились.
— Ничего, Боян все сделает. — уверенно ответил Федорович своей дочери. — Никто с ним не сладит.
— Дай Бог, чтоб так и было. — Марина поставила чайник на печку. — Давай хоть чая попьем, сколько здесь сидеть, кто знает…

 

* * *

Я все так же сидела на кровати, когда внезапно передо мной появился Боян.
— Сокровище мое, с тобой все в порядке? — он кинулся ко мне и я от облегчения, расплакалась, цепляясь за его большие плечи. — Ну тише…тише…я рядом.
— Я умру! — всхлипывала я. — Он сказал, что я умру!
— Пока я рядом, с тобой ничего не случится. — Боян ласково гладил меня по волосам. — Я не позволю.

Мне стало так легко, страх прошел и нахлынуло чувство защищённости. Боян пришел. Он был таким большим, теплым и сильным, что все мои страхи стали отступать.
— Давай уйдем отсюда. — прошептала я, вдыхая его запах. — Забери меня из этого ужасного места.
— Конечно мы уйдем, но только нам нужно выйти из дома. — Боян заглянул мне в глаза. — Это будет страшно.
— Но почему? Почему нельзя вернуться так, как мы попали сюда? — я вспомнила разорванного волка. — Там, в снегу, есть что-то…
— Этот путь нужно пройти. Пока все монстры твоего подсознания не будут уничтожены, ты не сможешь покинуть это место. Этот потусторонний мир, населен тем, что в твоей голове… — Боян поцеловал меня. — Ты готова?

Я посмотрела в его глаза и кивнула. С этим мужчиной, я была готова идти куда угодно, даже в ад.
Он взял меня за руку и повел. Серость дома словно смывалась дождем и через нее проступали краски дома, стоило нам пройти мимо и уже возле двери, я оглянулась и увидела, что дом сияет, избавившись от тусклого уныния.
— Это любовь.
— Что? — я взволнованно сжала его руку.
— Любовь окрашивает стены твоего мира… — Боян крепко обнял меня и потерся подбородком об мою макушку, в его голосе послышался смешок. — И я очень рад, что художник я…

Он толкнул дверь и снежная мгла замерла, ожидая нас. Жуть охватила меня, но теплая рука Бояна успокаивающим движением легла мне на талию. Мы шагнули в белесую беспроглядность и сразу же возле нас мелькнула чья-то тень. Неожиданно Боянн отлетел в сторону и я видела лишь его ноги в этом белом тумане.
— Боян! — закричала я. — Боян!

И тут, чьи-то холодные пальцы, сомкнулись на моей шее. Что-то, или кто-то душил меня, сжимая мое горло все сильнее и сильнее. Воздуха уже не хватало, темнело в глазах, но тут хватка ослабла и я упала на колени. С хрипом вдыхая воздух, я с трудом повернулась назад и увидела как Боян ломает шею… Сергею???
— Господи, что это?!
— Успокойся…успокойся… — Боян подбежал ко мне и схватил мое лицо в ладони. — Это призрачный мир…тише…я же тебе говорил — всего лишь твои страхи…

Но труп бывшего жениха так натурально лежал на снегу, вывернув правую руку с золотым браслетом, его темные волосы легонько шевелились на ветру, а сползший кроссовок сполз, обнажая пятку в белом носке, что в этот момент я подумала о том, какие ужасы для меня приготовила моя бабка…

Боян помог мне встать но вдруг перед нами появилось существо, обещавшее забрать мою душу.
— Ты не уйдешь отсюда! — прошипело оно, хватая меня за руку. — Теперь ты моя!
— Отойди от нее! — Боян застыл, готовый к прыжку. — Ты ее не получишь!
— Получу! — существо вдруг сжал руками мою талию и швырнуло меня в распахнутые двери дома.

Это была адская боль. Я закричала, сразу ощутив как из носа течет теплая кровь, соленой дорожкой, струясь по губам.
— Бо…я…н… — простонала я, и дверь с такой силой захлопнулась, что дом застонал как и я.

Пересиливая боль, я поползла к дверям, но внезапно существо появилось передо мной.
— Оставь эти попытки. Все решено, и этого не изменить.
— Где Боян? — я еле выговорила дорогое мне имя.
— Бессмертный остался наедине с твоими демонами. — темные глазницы его слегка сузились. — Сначала он будет сражаться с ними, потом ему это надоест и вскоре он вернется обратно. И это правильно, ведь он прекрасно понимает, что у вас нет будущего. У него есть. У тебя нет.
— Неправда!!! — мне было больно от своего крика, но я продолжала кричать. — Он не оставит меня!!! Не оставит!!!
— Ты заблуждаешься, смертная. Это конец.

 

* * *

— Посмотри, отец!
— Что случилось? — Федорович подошел к дочке, стоявшей у кровати.
Марина ничего не сказала, лишь показала на лежавшую пару.
Старик побледнел. Из носа девушки текла кровь, окрашивая подушку, на ее шее проступили синие, почти черные пятна, а лицо Бояна покрывалось кровавыми ссадинами, похожими на ножевые порезы.
— Держитесь, милые мои! Держитесь! — прошептал Федорович. — Тяжко им.

Марина кинулась на кухню, набрала в таз теплой воды и сорвав с гвоздика полотенце, принялась вытирать кровь то у Гали, то у Бояна.
— Деда, они умрут?
Федорович повернулся к Дуняшке, которая большими глазами смотрела на происходящее, прижимая к себе игрушку.
— Нет конечно! — он подхватил ее на руки и вынес из комнаты. — Скоро они проснутся и все будет хорошо.
— Их заколдовали?
— Ну немножко! — улыбнулся старик. — Пойдем-ка, мне кажется я где-то видел конфеты!
Дуняшкины глазки загорелись, но вот Федоровичу было не до смеха: если произойдет что-то страшное, им никто не сможет помочь…

 

* * *

Клава закрыла магазин и стала нервно расхаживать от прилавка к окну, выглядывая тетку. Ей было страшно, зябко и душа предчувствовала беду, от которой не будет спасения.
— Жила себе спокойно! — громко всхлипнула она. — Нет же! Силы захотелось!
В дверь постучали и она кинулась к ним, переворачивая паки со сладкой газировкой.
— Клавка…открой…

Она сразу узнала голос тетки, но звучал он как-то странно…слабо, будто говорил больной человек. С замиранием сердца, Клава открыла дверь и ахнула, увидев бледную родственницу. Тетка стояла, широко расставив толстые ноги и держалась за кованые перила. Платок съехал в сторону, пальто расстегнуто, седые волосы в беспорядке — женщина явно была не в себе.

— Что случилось?! — Клава с трудом завела ее в магазин и закрыла дверь на засов. — Да не молчи ты!
— Этот…старый гад…гад… — тетка сняла платок и Клава увидела на нем кровь. — Я уж почти девчонку схватила, а он меня…по голове…
— Кто??? — Клава заволновалась, руки ее затряслись и она присела на табурет. — Кто тебя ударил?
— Кто…Федорович! Гнида…
— И что?
— Очнулась я, в дома никого… — тетка прикрыла глаза. — Выползла с горем пополам…иду по дороге и вижу, в Люськином доме они.
— Что же делать??? — Клава с надеждой смотрела на тетку. — Все пропало…

— Ничего не пропало! — Люба хоть и выглядела слабой, но внезапно заговорила твердо, со скрытой силой. — Чего нам бояться? Девкой уже Жнец занимается, а старый хрен больше меня не проведет! Теперь я буду наготове!
— И что ты предлагаешь?
— Мы сейчас пойдем туда и пока я буду убивать старика, ты займешься девчонкой и ее матерью. Вытащишь из них души и засунешь куда-нибудь, пусть Жнец сам решает, что с ними делать. — ответила ей тетка и Клава побледнев, отвернулась,но она заметила это. — Чего это морда как мел стала? Боишься?! Да с каких пор ведьмы страхом маются?! Позорница! Быстро встала и оделась!

Клава поднялась с табурета и попятилась к вешалке. В этот момент ей хотелось сорваться с места, закрыть тетку в магазине и бежать, бежать к самому урочищу, где можно было спрятаться и забыть все как страшный сон. Но она всего лишь сняла с крючка пальто и натянула его на полные плечи.
— Там еще племянник какой-то есть… — буркнула она и тетка вскинула на нее цепкий взглядом.
— Какой племянник?
— Федоровича. Приехал недавно.
— Племянник говоришь? — тетка завязала под подбородком концы окровавленного платка. — Ну и черт с ним. Если влезет, вслед за старым отправлю…

Ведьмы вышли из магазина и медленно пошли по таявшему снегу. Клава поддерживала тетку под руку и со стороны они казались лишь больной старухой и помогающей ей, случайной прохожей…

 

* * *

Боян прекрасно понимал, чего добивался Жнец, но не собирался тешить его надежды. Этот проклятый душесборник, решил, что он как идиот, будет тратить силы на призраков, пытаясь ворваться в дом, но Боян идиотом не был… Конечно можно было бы потратить время и войти внутрь, но он придумал нечто совсем другое. Как жаль, что это не пришло ему в голову раньше!

Когда он с хрипом выгнулся на кровати, приходя в себя, его сердце с силой принялось гонять кровь, причиняя боль.
— Боян! — Федорович кинулся к нему, вглядываясь в его глаза. — Ну что?
— Я — дурак. — выдохнул Боян. — Немедленно на кладбище!
— Зачем???
— Потом! Все потом!
Он встал с кровати, склонился над девушкой и нежно поцеловал ее.
— Прости, что все это свалится на тебя, но другого выхода нет!
Не обращая внимания на испуганные и изумленные взгляды старика и его дочери, Боян выскочил из дома и побежал в сторону старого кладбища.

Покосившиеся надгробия, занесенные снегом, казалось настороженно наблюдали за ним, когда мужчина быстро шагал между ними, вглядываясь в надписи.
— Ну вот и ты!
Он остановился возле черного креста и одним взмахом, смел снег с аккуратного холмика. Его пальцы согнулись над ним, словно когти коршуна и вскоре земля зашевелилась.

На поверхности показался полусгнивший гроб, крышка которого моментально отскочила, обнажая истлевшее тело ведьмы.
— Пойдем-ка со мной, красавица!
Боян вытащил мертвеца из его «вечного пристанища» и поволок по снегу, оставляя за собой черный след.

— О Боже! — воскликнул Федорович, когда Боян вошел в дом со своей страшной ношей. — Боян…
— Уведи женщину и ребенка в другую комнату, чтоб они этого не видели. — приказал он старику и тот беспрекословно подчинился.
Боян дождался когда Марина и Дуняшка скроются за дверями, потащил мертвеца в спальню где лежала его любимая.
— Сейчас будет тебе тело, старая дрянь… — прошептал Боян и острым ножом, разрезал нитки, которыми был зашит ее рот. — Давай! Поделись кое-чем…

Челюсть мертвеца отвалилась и из распахнутого рта вылетело серое облачко. Оно зависло в воздухе, немного покачалось из стороны в сторону и медленно проплыв к кровати, просочилось сквозь ноздри девушки в ее тело.
Боян отшвырнул от себя труп и упал на колени перед ней, вглядываясь в заострившиеся черты.
— Давай…давай же…

 

* * *

Я стояла перед существом, стараясь сдерживать слезы злости и разочарования, когда мне вдруг стало плохо. Это было ужасное ощущение чего-то чужого в моем теле. Оно ворвалось внезапно и принялось шарить внутри меня, будто выискивая место.
— Что с тобой? — существо тоже заметило, что со мной творится нечто необычное.
У меня вдруг начала трястись голова, а за ней и руки. Это была настолько сильная дрожь, что я слышала как стучат мои зубы. Когда изо рта пошла пена, я упала на пол и забилась вся, в ужасном приступе.

— Что происходит?! — взревело существо и кинулось ко мне. — Этого не может быть!
Оно схватило меня за плечи и принялось трясти, что есть мочи. Но я как марионетка в его руках, не реагировала на все попытки привести меня в чувство. Внутри разгоралось что-то инородное и обжигающее, сжимало сердце, взрывало мозг и в этот момент мне хотелось умереть.

Это закончилось так же внезапно как и началось. От резкой перемены состояния, я замерла, все еще не веря и прислушиваясь к ощущениям внутри себя.
— Ты можешь говорить? — зарычало существо, его жуткие глаза изучали мое лицо, словно надеясь прочесть на нем ответ.
Нет. Я не могла говорить, но я слышала как говорит дом…
А дом приветствовал меня. Он радовался, восторженно, как дитя, получив в подарок братика или сестричку. Я прислушивалась к нему и на моих губах заиграла улыбка. Теперь я знала что мне делать.

 

* * *

— Я боюсь… — прошептала Марина отцу, покачивая спящую Дуняшку. — Вдруг у него не получится?
— Быть такого не может! — Федорович твердо посмотрел на дочь. — Даже не думай о таком!
— А что он принес с собой? — Марина аккуратно положила девочку на диван.
— А этого тебе знать не нужно, спать лучше будешь….

Клава остановилась, придерживая тетку и вдруг заметила как ее лицо стало землисто-серым. Старуха резко выдохнула, ее глаза выкатились и покрылись сеткой лопнувших капилляров.
— А-а… — захрипела она, цепляясь пальцами за Клаву. — А-а.. нет…нет…
Клава испугалась и затрясла тетку, оседавшую на снег.
— Что случилось?! Что?

Но ответ ей не понадобился… Внутри нее закручивалась ледяная воронка звенящей пустоты, высасывая из женщины все, до последней капли.
— Только не это! — закричала Клава, хватаясь за горло, будто желая остановить этот покидающий ее тело поток. — Не-ет!!!!
Связанная колдовским кругом сила, покидала ведьм. Покидала навсегда.

 

* * *

Я ощущала в себе что-то мощное, древнее и огромное как косматый сибирский медведь. Оно притихло во мне, приглядываясь к новому своему обиталищу и я слегка ощущала его напряженную заинтересованность мной. Но это что-то, было не ломающее мою волю, а сливающееся со мной в единое целое.

 

Существо смотрело на меня с подозрением и некоей злобой.
— С тобой что-то не так.
— Ты угадал. — так же злобно прошептала я и вдруг стоявший по правую руку от меня шкаф, отъехал в сторону. Я усмехнулась — дом делал все для меня. Жнец резко повернулся в ту сторону, а я ударила рукой по поверхности показавшейся стены. Куски глины полетели в разные стороны, обнажая большой рисунок, похожий на пентакль из книг по магии.

— Уходи откуда пришел! — из меня вырвался ужасный смех. — В этот раз ты вернешься не с чем!
Рисунок полыхнул ярким пламенем и внутри него образовалась воронка.
— Я не оставлю тебя в покое. — спокойно произнес Жнец. — Никогда тебе не совладать со мною. Я скоро вернусь.

Он сам шагнул в этот вихрь и тот пропал с громким треском, оставляя после себя разбитую стену.
— Спасибо… — прошептала я, зная, что дом слышит меня и сразу же почувствовала как вокруг меня образовалась теплая, почти осязаемая воздушная масса. Словно легкие крылышки порхали возле моего лица, поглаживая невесомыми касаниями.
— Теперь мы с тобой одно целое…
Дом вздохнул и я потеряла сознание.

Ослепительно белое сияние манило меня своей девственной белизной и я летела к нему, слыша издалека такой желанный и любимый голос:
— Вернись ко мне… давай девочка…давай…

Я вынырнула из этой засасывающей меня толщи забвения и бесконечности и чуть не сошла с ума от счастья, оказавшись в больших и теплых руках Бояна.
— Сокровище мое…радость моя…любовь моя… — шептал он. целуя мои глаза, полные слез.
— Твоя…твоя… — шептала я ему в ответ, прижимаясь к твердой груди своего колдуна настолько сильно, словно желая слиться с ним в единое целое.
Он ласково покачивал меня будто ребенка, гладил спутанные волосы, продолжал что-то тихо говорить, а я улыбалась, глядя как за окном встает солнце…

 

* * *

— Мама! Мама! — закричала Дуняшка, сползая с высокого подоконника. — Там солнышко!
— Ты как там оказалась? — Марина кинулась к дочери, которая еще двадцать минут назад крепко спала. — Егоза!

Молодая женщина посмотрела в окно и восхищенно замерла: солнце играло между грозными, темными тучами, освещая своими лучами последние искры тающего снега. Яркие хризантемы как пятна желтой, розовой и белой краски пестрели на грязной земле. Осень возвращалась во всей своей красоте…

Громкий стук заставил мать и дочь испуганно обернуться. Со шкафа упала фотография ведьмы и раскололась на несколько частей.
— Ну вот и все… — Федорович устало подошел к осколкам и аккуратно собрал их. — Вся грязь ушла вместе со своей хозяйкой.
— Бабочка! — Дуняша восторженно смотрела на потолок и взрослые тоже подняли головы. На старой люстре, взмахивая яркими крылышками, действительно сидела хрупкая бабочка.
— Жизнь продолжается. — улыбнулся старик. — Продолжается…

 

* * *

— Ты теперь хозяйка этого места. Ведьма. — Боян ласково сжал мои ладони. — Храни свой великий дар, храни то, что далось тебе высшими силами и следи за равновесием.
— Я не ведьма… — прошептала я, хотя чувствовала присутствие моего «соседа», который притих внутри меня и ждал приказаний.
— Не бойся. Я помогу тебе. Просто никогда не переступай черту… Запомни. Никогда.
— Но почему ты решил, что я что-то переступлю?
— Тебя будут подталкивать на это. — Боян обхватил мое лицо руками. — Пока я рядом ничего не случится. Не думай об этом.
— Ты обещаешь, что всегда будешь со мной? — я взглянула в его глаза, полные тьмы, вселенского мрака, знаний и ласки…теплой, мягкой, обволакивающей.
— Я клянусь своим бессмертием. — его глаза стали еще темнее. — Страсть моя…безграничная, настоящая…разве я смогу покинуть тебя?

 

* * *

Боян держал в руках то, что никогда не могло порадовать его душу. Он смотрел на эту женщину-девочку, хрупкую и сильную, испуганную и готовую на все и хотел от нее сына. Ребенка с ее безумно красивыми глазами и верой в жизнь.
Милое лицо, обрамленное мягкими волосами, лучики слабых морщинок в уголках глаз, веселая россыпь веснушек на носу, немного обветренные губы, одна из которых была меньше чем другая, что придавало ее лицу ироничное выражение…
Женщина поцеловавшая его прямо в сердце.

 

Эпилог.

Ведьмы покидали деревню, волоча за собой тяжелые сумки. Они шли на урочище. Шли обратно домой.
Клава повернулась к деревне и на ее глазах выступили слезы.
— Я не хотела этого…не хотела…
Но тетка не испытывала таких чувств. Она была зла и испуганна. Ее тело не слушалось и теперь вряд ли когда-то станет хотя бы таким, каким было до всех этих событий. Но месть Жнеца пугала ее больше чем смерть… Урочище могло вернуть им хоть какую-то малость волшебства, им нужно было спрятаться, им нужно было выиграть время.

 

* * *

Жнец скинул маску, открывая красивое, грустное лицо. Что это? Что за странное чувство, рвущее его изнутри. Больно…хочется унять эту боль…Это что-то рвало грудную клетку изнутри…
Милое лицо, обрамленное мягкими волосами, лучики слабых морщинок в уголках глаз, веселая россыпь веснушек на носу, немного обветренные губы, одна из которых была меньше чем другая, что придавало ее лицу ироничное выражение…
Женщина поцеловавшая его прямо в сердце.

(читать фэнтези про ведьм)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector