Тёмное Рождество.
Тёмное Рождество

Тёмное Рождество.

(Читать онлайн бесплатно фэнтези про волков оборотней)

Он стоял на заснеженной улице и смотрел на окутанные предпраздничным сиянием дома, в которых люди готовились к Новому году. Прошло больше ста пятидесяти лет с того момента, как он покинул его, чтобы раствориться в чужих местах огромного мира.

Он помнил все моменты своего детства, связанные с Новым годом и Рождеством…Родителей, которые всегда ставили большую ель в их белоснежном особняке, их счастливые лица, обращенные друг к другу… Вечером мама одевала воздушное платье, драгоценности и открывала бал, который каждый год с шиком проходил в их доме, а отец, высокий и стройный, следил за ней влюбленным взглядом…

— Папа! Папа! — звонкий крик прозвучал в морозном воздухе как колокольчик. — Папа, я нашел елку!

— Да? Пойдем посмотрим. — мужчина стряхнул с себя воспоминания и улыбнулся маленькому мальчику в яркой, цвета летнего неба, курточке. Щеки малыша раскраснелись от холода, но это его явно не заботило, веселые, горящие глазки горели озорно и живо.

— Она такая…такая! — мальчик схватил мужчину за палец и потянул к елочному базару, огороженному железными листами. — Пушистая!

— Прекрасно! Значит ей место в нашем доме.

— Да! Да!

Они вошли за железное ограждение и мужчине сразу же ударил в нос запах свежей хвои, смолянистый и по особенному праздничный. Ребенок кинулся вперед и через секунду раздался его возмущенный голосок:

— Не трожь! Это моя елка! Моя!

— Никита, что происходит? — мужчина быстро направился к трясущемуся дереву, грозящему упасть прямо на маленького мальчика и столкнулся с девушкой, которая испуганно вскрикнула и вылила ему на грудь стаканчик остывшего кофе.

— Да что вы делаете?!

— Я не специально! — она кинулась к ели и вытащила оттуда упирающуюся девочку в розовой шапке с бубоном.

— Я хочу эту елку! — девочка нахмурила брови и надула губы. — Мама скажи ему!

— Папа! — мальчик не отпуская еловую ветвь, схватил мужчину за руку. — Она ведь наша, правда? Мы же первые ее увидели?

— Оля. — девушка неловко улыбнулась мужчине. — Извините меня за кофе…

— Ничего страшного. Это поправимо. — он быстро окинул ее любопытным взглядом. — Александр.

— Мария, мы выберем другую елку… — девушка потянула малышку в сторону, но та скривилась еще больше, явно намереваясь громко заплакать.

— Никита, — мужчина присел рядом с мальчиком и мягким голосом, произнес: — Мы с тобой мужчины и поэтому должны уступить эту ель, прекрасным дамам. Как ты на это смотришь?

Малыш вздохнул, но ель отпустил.

— Хорошо, я выберу себе другую.

— Молодец.

— Спасибо вам. И еще раз извините за кофе… — девушка снова неловко улыбнулась и Александр попытался получше рассмотреть ее лицо, но глубокий капюшон с пушистым мехом, скрывал ее черты.

— Вам помочь добраться до дома?

Она вскинула голову и он наконец увидел ее лицо: небольшой рот, изящные скулы, аккуратный нос. Темные, густые волосы красиво очерчивают лицо и лежат на плечах.

— Нет, спасибо. У нас с дочкой еще есть дела. — она мило улыбнулась.

— Ну что ж, удачи. — он сжал ручонку сына и повел его между рядами зеленых деревьев. С нега сыпал снег, ложась на его черное пальто тонким слоем, было спокойно и хорошо. Но мужчина знал, что это обманчивое чувство и всегда нужно быть настороже. Где-то в этой зимней, холодной темноте, мог прятаться некто ужасный и безжалостный, ожидающий момента, чтобы напасть…

* * *

— Ты знаешь кто это? — Оля стояла возле окна и наблюдала за красивым, атлетически сложенным мужчиной, который шел к большому, черному автомобилю, в окружении охраны. Чай в ее кружке совсем остыл и она потянулась за чайником.

Печенье с корицей, которое она испекла полчаса назад, наполняло уютными ароматами, маленькую кухню.

— Говорят он выкупил у мэрии дом на Оборонной, — Лиза — ее подруга, тоже подошла к окну. — Вроде бы это его семейное гнездо…

— Да что ты? Так он предок зверски замученных графьев? — Оле становилось все интереснее.

— Наверное…- Лиза пожала плечами. — Я не особо хорошо знаю эту историю. Он богат, у него нет жены, но есть маленький сын… И он очень хорош!

— М-да уж… — Оля проводила взглядом его широкоплечую фигуру и вспомнила их встречу на елочном базаре. — Я его кофе облила…

— Да ты что??? — Лиза с любопытством уставилась на подругу. — Как это случилось?

— Маришка и его сын, не поделили елку, — хмыкнула Оля, вспоминая безобразную сцену. — Но он поступил как джентльмен…елка наша.

Лиза покосилась на пушистую ель, занявшую пол гостиной,

— Он был на елочном базаре???

— Да…а что?

— Говорят, что он без охраны никуда не ходит, тем более, когда с ним ребенок.

— Я никого не видела рядом с ним, — Оля увидела в окне противоположного дома, бледное, детское личико. — Он очень высокий…и что-то есть в нем такое…

— Какое? — Лиза затаила дыхание.

— Не знаю…будто он совсем не из этого времени… — Оля заметила как мальчик забрался на подоконник и прижался носом к стеклу. — А может мне это просто показалось…

— Ой, ну скажешь тоже!

Ты просто его хочешь! — Лиза мечтательно прикрыла глаза. — Он такой симпатичный!

Симпатичный! Да он просто шикарен! Оля подумала, что с удовольствием оказалась бы в его объятиях…

* * *

Выпроводив Лизу, Оля оделась потеплей и отправилась в магазин.

Соседский дом манил ее своим загадочным обитателем и маленьким мальчиком, чертившем на замерзшем окне какие-то рисунки. Она понимала, что такой мужчина не обратит на нее внимание, но никто не мог запретить ей мечтать. То, что он был из какого-то другого мира, говорили и его манера вести себя, и запах, исходивший от него, и внимательный взгляд темных глаз. Таких Оля видела лишь в дорогих, глянцевых журналах.

Она купила молоко, хлеб и килограмм красивых, словно с картинки мандарин. Маришка была в садике и девушка уже представляла, как ее малышка выглядывает из окошка, в ожидании мамы. Сегодня она заберет ее раньше и они вдвоем пойдут на каток, на котором установили шикарную елку.

Она завернула за угол супермаркета, перешла через дорогу и уже совсем было подошла к забору детского сада, как дорогу ей перегородил автомобиль ее бывшего мужа.

— Привет любимая! — издевательская ухмылка резанула его лицо. — Давно не виделись!

— Что тебе нужно? — вопрос прозвучал глупо. Он всегда хотел лишь одного — денег.

— А то ты не знаешь! — раздраженно хохотнул он. — Бабло у меня закончилось.

— Может стоит меньше играть в покер? — Оля попыталась было обойти автомобиль, но он снова перегородил ей дорогу.

— Короче так, если к тридцатому не будет денег, я заберу Маришку. Усекла?

— Она же не нужна тебе! — Оля почувствовала как задыхается. — Давай я продам квартиру и отдам тебе деньги, только подпиши отказную на нее!

— Нет. — он хитро прищурился. — Если ты ее удочеришь официально, то больше я с тебя бабла не выкачаю. Ну продашь ты квартиру, ну отдашь деньги, и что? А так, я могу с тебя всю жизнь их качать.

— Скотина…- девушка чувствовала как под одежду забирается декабрьский холод. — Какая же ты скотина…

— Короче я все сказал. — он сплюнул ей под ноги. — Или тридцатого я получаю бабло, или забираю Маришку. Все.

Он уехал, а Оля так и стояла посреди тротуара, сжимая в руках пакет с мандаринами.

— Мама! Мама! — Маришка открыла окно и вопила на всю улицу. — Мама, я тебя вижу!

Воспитательница пыталась стащить ее, но малышка отчаянно вцепилась в оконную ручку.

— Закрой окно, простудишься! — крикнула ей Оля и помчалась к корпусу младшей группы…

* * *

Александр бесшумно вошел в дом и остановился в дверях гостиной. Никита сидел возле сияющей огоньками елке и играл своими машинками. Мужчина засмотрелся на его золотистые волосики, пухлые щечки и когда ребенок завидев его, с визгом кинулся на встречу, высоко подкинул малыша, не в силах сдержать улыбку.

— Папа! Я соскучился!

— Тогда давай обедать и собираться.

— Куда? — Никита обхватил ручонками его шею.

— На каток. Кого-то вверху ждут новые коньки.

— Ура! — мальчик помчался наверх, а Александр позвал экономку.

— Покормите ребенка и скажите охране, что через час мы отправляемся на каток.

Женщина молча кивнула и вышла из гостиной, а Александр присел в большое, кожаное кресло и уставился на огонь в камине…

В тот день ничего не предвещало беды, вот так же ярко пылал камин и пахло хвоей. Новогодняя ночь приближалась, неся с собой ожидание чуда и сказки. Александр слегка вздрогнул, когда перед его глазами пронеслись страшные картины окровавленных клыков, растерзанных тел и заставших в последнем, предсмертном взгляде глаз.

— Папа!

— Да малыш? — мужчина провел ладонью по глазам, словно стирая ужасы прошлого.

— Я покушал!

— Какой молодец! — Александр поднялся, понимая, что провел в кресле больше чем ему показалось. Зловонное дыхание невидимых монстров пробиралось сквозь толстые стены дома и заставляли мужчину напряженно прощупывать пространство вокруг. Он должен был защитить ребенка.

— Вперед на каток?

— Да! Да!

* * *

Маришка хохотала тоненько и задорно, стараясь удержаться на льду и цепляясь за Олину руку. Ее щечки цвели алыми маками и даже начинавший крепчать морозец, не в силах был заставить ее отправиться домой. Оля устало облокотилась о ограждение и помахала Маришке рукой.

— Я скоро!

— Ну иди, мама!

Оля оттолкнулась от забора и поехала к дочери, стараясь удержать равновесие. Высокая фигура в темном пальто, возникла перед ней совсем неожиданно и громким вскриком, девушка практически рухнула на Александра, который ловко поймал ее.

— Мы стали часто встречаться.

— Да уж… — Оля взволнованно моргнула и уперлась руками в грудь мужчины. — Не ожидала вас здесь увидеть.

— Ну почему же? — усмехнулся он. — Я так же как и вы, родитель малыша, который с удовольствием катается на коньках. Ну или скорее ползает по льду на коленках…

Оля посмотрела в ту сторону, куда был направлен взгляд Александра и не произвольно засмеялась: Никита действительно ползал на коленях, заливаясь смехом, а Маришка смеялась вместе с ним, кружа вокруг на коньках.

— Похоже они подружились.

— Да. — Оля наконец отошла от мужчины и неловко замолчала.

— Прокатимся? — Александр подставил ей локоть и Оля схватилась за него не без удовольствия.

Они поехали по кругу, обгоняя другие пары и Александр первым нарушил молчание:

— У вас красивые глаза, Оля.

— Спасибо. — она почувствовала как опаляет жаром ее лицо. — Мне всегда казалось, что они вполне обычные.

Несмотря на то, что говорила она спокойно, внутри у нее все бушевало. Ей нравился этот мужчина. Больше, чем просто нравился. Он был очарователен и очень сексуален.

— Нет. Они необычные… — его голос звучал тихо и завораживающе. — В первую нашу встречу, я не смог их разглядеть, но теперь просто восхищен этими золотистыми крапинками на янтаре…

— он освободил руку и нежно провел по ее спине и остановился на талии. Даже через пальто она ощутила тепло его ладони. Сердце Оли начало биться быстрее, по всему телу пробежала приятная дрожь, и слегка закружилась голова.

Он вдруг отстранился и пристально посмотрел в ее глаза.

– Поверите ли вы мне, если я скажу, что давно такого не делал? – прошептал он еле слышно.

– Не делали чего? – переспросила она.

— Не обнимал женщину на катке. — его глаза озорно блеснули.

Она ощущала жар его тела, периодически касающегося ее бедра и боялась того, к чему это может привести. Слишком далек он был от того мира, в котором жила она.

Она с восхищением посмотрела на Александра. В нем ей нравилось все: то, как идеально сидит на нем дорогое пальто, как он себя ведет и как улыбается ей.

Его соблазнительная улыбка завораживала девушку. Вдруг в памяти всплыли недавние мысли о том, как было бы здорово оказаться в объятиях сильного, шикарного мужчины. А именно таким показался ей новый сосед.

— Нам наверное пора. — Оля нашла глазами свою дочь. — Мне кажется похолодало.

— Да, надвигается буря. — согласился Александр, но ей показалось, что он немного разачарован.

— С чего вы взяли?

— Чувствую. — глаза мужчины как-то странно блеснули. — Давай на «ты».

— Хорошо. — Оля старалась отогнать от себя сладкие мысли, но они заполняли ее голову, как рой надоедливых мух. Она стремительно попадала под его обаяние.

— Моя машина стоит неподалеку. Я подвезу вас с дочерью к дому.

Как только они сняли коньки и вышли из катка, к ним сразу же подошли несколько огромных ребят и Оля сразу поняла, что охрана всегда находилась поблизости.

Дети возбужденно разговаривали и дурачились всю дорогу, а Александр слегка приобнял Ольгу за плечи и это было настолько приятно, что она немного расстроилась, когда автомобиль остановился возле их с Маришкой дома.

— До встречи Оля… — мужчина слегка сжал ее руку и она ответила пожатием.

— До встречи Саша…

На улице было тихо и морозно. Где-то вверху рождался ветер и гнал тучи между мутными звездами. На миг Оле показалось, что чья-то темная тень мелькнула за угол ее дома, но это было всего лишь мигом…

Дверь за ними захлопнулась, а над улицами понесся тихий, переполненный злостью вой…

* * *

Александр проснулся от неприятного чувства чужого присутствия. Он босиком спустился в гостиную и замер, прислушиваясь к тишине дома. Отчетливо слышалось дыхание ребенка, тихое похрапывание охранника возле детской и потрескивание затухающих углей в камине. Вроде бы все было нормально, но в то же время, что-то было не так.

Легкий сквозняк пронесся по комнате, задел шарики на елке и их тихий звон нарушил эту тишину. Александр опустился на пол и уперся руками в ковер, приготовившись к прыжку, но все снова замерло, будто и не было ничего. Мужчина еще немного постоял в комнате и поднялся в спальню, ругая себя за излишнюю подозрительность, но мандраж не проходил, а тело все еще взбудораженное резким приливом адреналина, слегка подрагивало.

Он накинул халат на голое тело и выпрыгнув из окна настолько бесшумно, что охрана даже не обратила на него внимания, пробрался к дому Ольги и словно огромный, быстрый паук, взобрался по стене. Мужчину тянуло на нежный запах и он без труда распахнув окно, влез в теплую комнату.

— Кто здесь?! — ее вскрик насмешил его. Чуткая.

Александр настолько быстро оказался в ее кровати, что девушка даже не успела откинуть одеяло. Он стянул с себя халат и прижался к ней всем своим телом, ломая легкое сопротивление.

* * *

Голова Оли шла кругом, но она постаралась сохранить самообладание. Она поняла кто этот ночной гость. Ей хотелось того, что должно было сейчас произойти и жар страсти охватывал ее все сильнее, отгоняя чувство страха все дальше.

Она судорожно начала расстегивать пижаму, переживая, что ей все это снится.

– Позволь мне сделать это, – отводя ее руку, попросил Александр.

Так медленно и чувственно еще никто не раздевал девушку. От ощущения скользящей по коже одежды по ее телу побежали мурашки. Она чувствовала его нетерпение и ей льстило это. Ей нравилось нравиться ему…

Ей нравилось подсознательно ощущать то, что происходит вокруг нее, улавливать прерывистое дыхание Александра и догадываться о его действиях в этой кромешной темноте. Ветер швырял пригоршни снега в окно, а в ней разгорался пожар…

В следующий момент его руки оказались на талии Оли, заставив ее тело содрогнуться от неожиданности. Затем они резко скользнули вниз и оказались на ее бедрах. Когда они медленно поползли по ее ногам, стаскивая штаны, она слегка застонала, словно приглашая его действовать дальше.

Он немного раздвинул ей ноги и прошептал, прерывающимся, шепотом, почти рычанием:

– Да, вот так.

Волна наслаждения накрыла девушку, и она не смогла сдержать громкий стон, когда мужчина начал ласкать рукой ее самое чувствительное место.

Всем телом Оля чувствовала: она уже готова к тому, чтобы он вошел в нее.

Он обхватил ее бедра и резко вошел в нее, двигаясь то быстро, то медленно, то вторгаясь в нее мощными толчками, то дразнящими, легкими движениями. Девушка подавалась ему навстречу, желая ощущать его бесконечно долго внутри себя.

– О да! Да, девочка, ты все делаешь правильно!– прохрипел он и ощутив как она сокращается, громко застонал, впиваясь в ее губы…

Оля словно плыла по невесомому облаку, чувствуя себя невесомой и переполненной удовольствием. Она не заметила как заснула и как мужчина покинул ее спальню.

* * *

Проснулась Оля от того, что Маришка забралась на нее сверху и принялась легонько дергать за волосы.

— Вставай, мама! Там снежно-преснежно!

Оля испуганно покрутила головой, но мужчины рядом не было. Александр ушел. А может это ей приснилось?

За окном разгулялась метель и засыпанные снегом улицы, выглядели чистыми и праздничными. Преодолевая сугробы и пряча лица за шарфами и воротниками, сновали редкие прохожие, под окном скрипел старый фонарь, а лапатые ели, росшие в саду, казались покрытыми ватой.

Маришка уже умчалась и громко пела где-то на кухне, старательно выводя: » В лесу родилась елочка-а!»

Оля улыбнулась и встала. Как же он вчера попал в дом? Неужели она забыла закрыть окно? Странно… Но чем больше девушка вспоминала подробности этой ночи, тем сильнее смущалась, не представляя как теперь будет общаться с ним и смотреть ему в глаза. А вдруг он подумает, что она легкодоступная?

Оля выглянула из окна и посмотрела на противоположный дом. Засыпанный снегом он спал и похоже из него еще никто не выходил…

— Мама я хочу чай!

— Иду! — Оля поглубже закуталась в халат и пошла на кухню.

* * *

Александр долго не мог подняться с кровати. Тело, расслабленное после секса, совсем не хотело его слушаться и он блаженно улыбнулся. Девушка была очаровательной и желанной. Давно он не ощущал ничего подобного и это ему нравилось, будто что-то новое и прекрасное охватывало его, согревало давно заледеневшее сердце…

Он снова вспомнил родителей… Он знал, что их семья не такая как другие люди, но для него это казалось вполне нормальным и их дом был гостеприимным для всех, не смотря на их происхождение… Но в ту ночь, он узнал, что бывает страшная ненависть, которая уничтожает все вокруг себя только потому, что ты другой…

— Мы — иные, — говорил ему отец, внимательно глядя на него своими умными глазами. — Но ты должен помнить, что мы не обижаем слабых и не убиваем остальных людей, не похожих на нас. Понимаешь? Наша сила не для того, чтобы причинять боль.

Александр всегда слушал отца, но его слова казались ему такими далекими, непонятными и когда мама прижимала его своими прохладными, ласковыми руками, втыкался как щенок в ее юбки, пахнущие лимоном и блаженно улыбался.

— Петр, он еще маленький…потом…все потом…

— Он должен знать, Наташа. Быть оборотнем не легкая доля, он должен научиться скрываться… — отец всегда спокойно разговаривал с мамой и они были чудесной парой.

Слово «оборотень», стало чаще появляться в лексиконе родителей и маленький Саша начинал понимать, что оно имеет непосредственное отношение к нему, после того, как в семь лет ему жутко захотелось крови…

А потом пришли они. Охотники. Кровавая расправа произошла в предновогоднюю ночь и навсегда оставила след в его памяти. Охотники безжалостно отрезали головы собравшимся в доме друзьям родителей, а их огромные псы, терзали уже обезглавленные тела и страшный запах убийства поплыл по комнатам, заглушая аромат елки и марроканских апельсин…

Отец почти бросил его в подвал, дверца которого была спрятана под ковром и Александр, испуганно дрожал в сырой темноте, слыша как эти звери убивают его родителей…

Он выбрался на верх через несколько часов, прислушиваясь к оглушающей тишине и стараясь не смотреть на мамино тело, неузнаваемое и изуродованное, глотая слезы, побежал в спальню родителей. Побросав в папин саквояж все драгоценности из маминой шкатулки, мальчик покинул дом и побрел по светящимся праздничными огнями улицам… Новый 1897 год, сделал его сиротой…

Александр сел в кровати и обхватил голову руками.

Нужно было двигаться дальше. Не жалеть себя, а заканчивать начатое, пока не пострадал его сын. Нужно было уничтожить оставшихся охотников, которые могли найти его первыми и причинить боль маленькому мальчику, занимавшему главное место в его жизни.

* * *
Оля тепло одела малышку и они вышли на улицу, намереваясь слепить самого красивого снеговика. Снег легко скатывался в шары и вскоре возле их дома стоял почти готовый снежный толстяк. Маришка весело прыгала возле него и повизгивала от счастья, сжимая в пальчиках здоровенную морковку.

— Мама давай вставим! Давай уже вставим!

Оля взяла из ее рук морковку и приделала ее к голове снеговика, поглядывая на соседний дом. Он словно заснул, засыпанный снегом. Где же Александр? Может они с Никитой куда-нибудь ушли?

Оле было немного неприятно от того, что ночное проишествие, грозило превратиться в обычную интрижку при свете дня. Ей казалось, что после такого, мужчина должен был как минимум позвонить…

— Доброе утро. — мужской голос прервал ее размышления и Оля удивленно повернулась на него. Перед ней стоял высокий, худощавый мужчина в черном пальто и широкополой шляпе, половина его лица скрывал широкий шарф и лишь острые глаза неприятно осматривали ее.

— Доброе. — кивнула Оля, ожидая продолжения. Маришка прижалась к ней и опасливо наблюдала за мужчиной.

— Извините, что прервал вашу милую игру, — он посмотрел на дом Александра. — Вы не могли бы мне сказать, кто живет здесь?

Я ищу мужчину..ммм…с маленьким мальчиком.

— А почему это вас так интересует? — Оля тоже покосилась на дом и увидела как на порог, таща за собой санки, неуклюже выбирается Никита. Мужчина тоже заметил малыша и его глаза под полями шляпы неприятно блеснули.

— Ради Бога простите, что отнял у вас время, но похоже я пришел по адресу. — он кивнул на малыша. — Здесь живут мои родственники.

Странный тип направился к малышу, который уже спустил санки на снег и Оля с нарастающей тревогой подумала о том, почему он один? Где Александр? Охрана?

Тем временем странный незнакомец подошел к мальчику и попытался взять его за

руку, но Никита спрятал ручки за спину и после этого мужчина схватил его за плечо и потащил за собой.

— Эй! — крикнула Оля, и кинулась к ним, понимая, что этот человек явно не родственник и даже не друг. — Оставьте ребенка!

Незнакомец никак не отреагировал на ее крик и схватил визжащего Никиту на руки, видимо намереваясь сделать ноги.

Оля бежала изо всех сил, удивляясь, почему на улице нет ни единого человека и с ужасом понимала, что не сможет остановить ужасного похитителя, который уже добегал до угла дома. Она побежала быстрей, задыхаясь от ледяного воздуха и в последний момент, успела ухватить его за конец шарфа. Мужчина подскользнулся и упал, выпустив малыша из рук.

— Беги Никита! — закричала Оля и почувствовала, что падает, сбитая с ног.

Ужасные глаза оказались совсем рядом и на нее обрушился удар такой силы, что она потеряла сознание, успев услышать полный злобы голос:

— Ты еще заплатишь за это, тварь!

* * *

Александр почувствовал как в голову бросается кровь, а глаза застилает красная пелена. Он подъезжал к дому, когда маленькое Никитино тельце, почти бросилось под колеса автомобиля. Ему хватило одного взгляда, чтобы оценить ситуацию и резко затормозив, он выскочил из машины. Никита испуганно дрожал, по щекам текли слезы и Александр подхватив малыша, кинулся к дому. Он видел охотника. Его черный силуэт исчез в парке, окутанном снегом. Что ребенок делал один на улице?! Где охрана?!

— Дядя! Дяденька! — тоненький голосок прорвался сквозь его ярость и Александр стоя на ступеньках, обернулся.

Маришка, дочь Оли, с полными ужаса глазами рыдала навзрыд и показывала куда-то за угол дома.

— Мама! Мама!

Он посмотрел туда и сразу же заметил голубой пуховик Оли. Александр прижал сына крепче и быстро пошел туда, замирая от предчувствия чего-то нехорошего.

Девушка лежала на снегу без сознания. Из ее головы сочилась кровь и окрашивала белоснежную поверхность в ярко-алый цвет.

— Она прогнала злого дядьку! — громко прошептал Никита и выгнулся в руках отца. — Пусти.
Александр поставил ребенка на снег и присел рядом с девушкой. Удар был сильным. Немедля ни минуты, он набрал номер скорой и подхватив ее на руки повернулся к детям. Никита как истинный мужчина утирал варежками слезы Маришки и Александр улыбнулся.
— Давайте-ка в дом.
— Мама умерла? — Маришка тоскливо посмотрела на него печальными, пронзительными глазками.
— Нет, что ты…мама немножко ударилась, но скоро приедет врач и быстренько ее вылечит.
Дети взялись за руки и потопали за ним в дом.

Александр положил Олю на диван и быстрым шагом направился на кухню. Как он и подозревал, двое охранников были пьяны. Он с трудом сдерживался, чтобы не растерзать их прямо на месте, но в доме были дети, да и сейчас для него была важнее женщина, лежавшая у него на диване. Окинув спящих мужчин последним, яростным взглядом, Александр вернулся в гостиную и присел на край дивана. Дети уже сидели под елкой, разглядывая игрушки и Александр немного позавидовал их способности быстро забывать свои страхи.

Он посмотрел на Олю и его сердце защемило от нежности и восторга: бедная, отчаянная девушка, она даже не знала какой опасности подвергалась! Охотник мог с легкостью ее убить… Он был благодарен ей и готов сделать для нее все, что угодно…
Оля пошевелилась и тихо застонала, сморщившись от боли.
— Господи…что со мной?
— Не шевелись, сейчас приедет скорая.
— Где Маришка? — Оля попыталась подняться, но Александр мягко уложил ее обратно.
— Они с Никитой рядом. Играют.

— Где этот ужасный человек? — девушка говорила слабо и тихо.
— Он убежал, но далеко он не уйдет…поверь мне. —
За окнами послышался вой сирены и Александр поднялся. — Сейчас врач осмотрит тебя.

— Нужно ехать в больницу. — усатый доктор осмотрел рану и покачал головой. — Рана глубокая.
— Я не могу… — прошептала Оля. — Мне не с кем оставить дочь…
— За Маришкой присмотрим мы с Никитой, — Александр подмигнул сыну. — Правда?
— Да, мы присмотрим! — важно кивнул малыш сжал ручку девочки. — Не бойся, тетенька Оля.
— Но… — ей не хотелось бросать ребенка, но Александр стащил с нее окровавленный пуховик, завернул ее в плед, подхватил на руки и твердо произнес:
— Ты едешь в больницу. А мы вечером приедем к тебе.

Скорая отъехала от дома, а он еще долго стоял на крыльце, вглядываясь в белоснежное марево. Когда его волосы припорошил снег, мужчина вернулся в дом. Пора идти разбираться с охраной.

* * *
Лежа в белой, холодной палате, Оля с ужасом вспоминал глаза страшного незнакомца. » Ты еще заплатишь за это, тварь!» — это громкое шипение эхом отдавалось у нее в голове, которая раскалывалась на части. Кто этот странный человек? Не вернется ли он обратно, чтобы завершить начатое? Оля вздрогнула — ведь Маришка была там… Но Александр был с детьми и не даст их в обиду, тем более преступника наверное уже ищет милиция, не зря же Александр сказал, что далеко он не уйдет…

Лежавший на тумбочке мобильный, неожиданно зазвонил и Оля с осторожностью ответила на незнакомый номер:
— Да…кто это?
— Это я, Александр. — его мягкий, приятный голос, заставил ее улыбнуться. — Я взял твой мобильный и посмотрел номер. Скажи, что тебе привезти?
— В кармане куртки ключ от дома, — Оля рассказала где лежат нужные ей вещи и с тревогой поинтересовалась: — Как там Маришка?

— Отлично. — тихий смешок прозвучал немного хрипло. — Они с Никитой умяли половину торта и теперь, что-то ломают на ковре возле камина.
— Я боюсь, что тот…человек…вернется…
— Не думай об этом. — она расслабилась, услышав в его голосе надежность и твердость. — Я не отойду от детей даже на секунду.
— Хорошо…я верю тебе.
— Мы скоро будем. Не скучай.
В трубке послышались гудки, но Оля еще долго держала ее возле уха, словно теплая энергетика его голоса, все еще лилась из телефона, прогоняя боль и страх.

* * *
— Посидите минутку. — Александр усадил перепачканную шоколадом парочку в большое кресло, стоявшее в спальне Оли и принялся складывать в сумку ее вещи, еле сдерживаясь, чтобы не прижать их к лицу и не вдохнуть нежный запах. Луна набирала силу и все запахи становились отчетливыми и яркими. Аромат ее крови сводил его с ума, но он давно научился управлять своими инстинктами и теперь лишь получал удовольствие от близости этой женщины. Внизу хлопнула дверь и Александр напряженно выпрямился.
— Из комнаты не выходить. Ясно? — он строго посмотрел на детей и те испуганно кивнули. — Замрите.

Он вышел из спальни и бесшумно преодолел несколько ступеней, ощущая незнакомый запах. Мужской запах. Посмотрев вниз, он увидел широкоплечего мужчину в подбитой мехом, кожаной куртке. Он стоял посреди гостиной, широко расставив ноги и пренебрежительно разглядывал комнату, хмыкнув при виде наряженной ели.
— Оля! — крикнул он, задрав лысую голову. — Где же радостная встреча? А, малышка?

Александр молча наблюдал за ним, чувствуя в нем мерзость, скопившуюся за все годы жизни. Кто же это?
— О-оля! — снова крикнул он, издевательски и насмешливо. — Как насчет продажи квартиры твоей мамашки?А? Мне нужно бабло! Не прячься, киска, или я сейчас поднимусь и заберу Маришку! Ау! Я считаю до трех! Раз…два…
— Три.

Нежданный гость резко развернулся и его глаза широко распахнулись при виде Александра.
— Оп-па! А кто это у нас?
— Чего тебе надо? — Александр спокойно смотрел на это еще красивое, но обезображенное загульной жизнью лицо.
— Мне нужны деньги. — мужчина набычился и сжал кулаки. — Мне плевать кто ты такой…хахаль и ё…рь…пусть она отдаст мне бабло и все. И не вздумай пугать меня.

— Ее здесь нет. — Александру было смешно наблюдать за его попытками казаться грозным и важным.
— Какого хрена ты мне в уши льешь? — мужчина засунул руки в карманы и Александр почувствовал холод стали. Нож. — Оля, сучка! Я сейчас заберу Маришку, слышишь, овца? И скажи своему хахалю, чтоб не лез не в свое дело, или я ему уши отрежу!

Одним, молниеносным движением, Александр оказался рядом с ним и тот даже понять не успел, как его же собственный нож, оказался у его же горла.
— Если ты сейчас не уйдешь отсюда, Я отрежу тебе уши…правда вместе с головой.
Мужчина поднял руки в жесте поражения и Александр толкнул его к дверям.
— Пошел отсюда.
— Я еще вернусь, старичок… — прошипел тот, потирая шею. — Теперь ты — мой враг.

Он исчез за дверями, а Александр с громким смешком, покачал головой:
— Боже тебя упаси от таких врагов…
Засунув нож в карман брюк, Александр поднялся в спальню и с улыбкой посмотрел на куняющую в тепле парочку.
— Эй! Ребята, а разве никто не едет к Оле?

Пухлощекие малыши дернулись вместе и не успев раскрыть глаз запищали:
— Я еду! И я!
— Ну слава Богу! — он подхватил сумку. — А то я подумал оставить вас здесь.
— Папа, а кто был внизу? — Никита спрыгнул с кресла и помог Маришке. — Страшный дядя вернулся?
— О-о! Нет, конечно! — Александр тяжело вздохнул и произнес: — Не хотел говорить…ну ладно…Приходил Дед Мороз.

— Настоящий?- Маришка взмахнула ресницами в немом восхищении.
— Самый, что ни на есть настоящий. — кивнул Александр. — Он спрашивал, что вы хотите на праздник.
— Мы же ему записку писали… — протянул Никита, недоверчиво глядя на отца.
— Ну-у…он хотел знать, не забыл ли ты чего…
— А-а… — Никита вроде бы согласился, но его задумчивый взгляд говорил о продолжении расспросов.
— Все. Поехали. Оля ждет. — Александр быстро вышел из спальни и повесив сумку на плечо, подхватил детей.

* * *
Когда дверь в палату распахнулась, Оля облегченно вздохнула: Маришка выглядела веселой и спокойной. Компания, в которой она пребывала, ей явно нравилась.
— Мама! — она кинулась к Оле и забралась на кровать. — У тебя болит головка?
— Немножко. — она улыбнулась дочери. — Чем занималась весь день?
— Мы с Никитой играли в паровоз! — девочка говорила быстро, возбужденно, слегка подпрыгивая на кровати. — Ели торт!

— Девушка, а может вы возьмете своего кавалера и во-он там, в уголке, поедите мандарины? — Александр поставил Маришку на пол и подтолкнул к Никите, который уже выуживал из пакета, яркие фрукты.
— Хорошо. — девочка потопала к Никите, стягивая шапку с курчавых волос.
— Врач сказал, что тебе нужно побыть здесь минимум пять дней. — Александр поставил сумку с вещами Ольги возле больничной койки. — Вот твои вещи.

— Спасибо. — Оля смущенно опустила глаза, вспомнив все, что произошло между ними. — Но пять дней, это слишком много!
— Так нужно. — он взял ее пальцы и легонько погладил. — Что за странный мужчина приходил сегодня в твой дом?
— Какой мужчина? — сердце Оли сжалось от страха.
— Высокий, коротко стриженный…какие-то деньги требовал…
— Это Стас… — Оле показалось, что теплая, уютная обстановка с приходом Александра, начинала рушиться. — Мой бывший муж.

Александр молчал, но девушка чувствовала, что он ждет продолжения. Оля посмотрела на детей, увлеченных поеданием мандарин и тихо сказала:
— Маришка — его дочь. Не моя. Его первая жена умерла родами и я приняла Маришку, когда ей едва исполнился годик… Поначалу все было хорошо, но потом…Стас начал играть. Сначала это были незначителтные суммы, но они росли с каждым днем…как и долги. Мое терпение лопнуло, когда он украл серьги, которые мне подарила мама… На тот момент, Маришке было почти четыре. Я не могла оставить ее, она мне стала родной. Понимаешь?

Стас не был против, чтобы я забрала дочку, она ему мешала…а теперь шантажирует меня тем, что заберет Маришку, если я не буду давать ему деньги…
— Мерзкий тип. — Александр погладил девушку по щеке. — Теперь ничего не бойся. Я с тобой.

Эти слова словно бальзам пролились на ее душу, Оля почувствовала, что сейчас заплачет, но присутствие детей, не позволяло сделать этого. Она прижалась щекой к руке Александра и поняла, что теперь все будет по другому.
— Мы пойдем. — он улыбнулся одними уголками губ. — Темнеет рано, а нам еще нужно чего — нибудь перекусить. Моя домработница взяла сегодня выходной.
— Хорошо.
— Утром мы обязательно придем. — Александр легко коснулся ее щеки поцелуем. — Отдыхай.

Дети попрощались с Олей и вся компания скрылась за дверью, оглашая визгами тихие коридоры больницы.
Оля смотрела на белую поверхность двери и на минуту ей показалось, что она никогда их больше не увидит…
Пришла медсестра, сделала укол и девушка почувствовала, как ее клонит в сон. За окном все так же кружил снег и глядя на его густую пляску, Оля заснула.

Проснулась она глубокой ночью. В палате горел тусклый ночник и ее кровать окружала темнота. Оля не шевелилась и вдруг ей показалось, что в этой темноте кто-то есть. Кто-то прятался там, она это ощутила внезапно и ясно. Холодные ручейки страха поползли по спине, когда во мраке что-то зашевелилось и Оля открыла было рот, чтобы закричать, но тень из мрака оказалась рядом и на ее лицо легла рука в перчатке.
— Замолчи!
В ужасе, девушка увидела перед собой злые глаза незнакомца, который ударил ее утром и поняла, что ей пришел конец..
— Пойдешь со мной. — прошипел он и сдернул ее с кровати.

Словно парализованная, она следовала за своим похитителем, ступая по снегу босыми ногами и не чувствуя его холода. Больничный коридор они миновали свободно и никто не то, что остановить, дажн внимания на них не обратил. Будто они в одно мгновение стали невидимыми. Умом, Оля понимала, что находится под чужим, мощным влиянием, но тело оказывалось идти наперекор чужой воле. Мужчина затолкал ее в машину, стоявшую в темной подворотне и они поехали по заснеженной улице, вклиниваясь в редкую вереницу автомобилей.

 

* * *
Александр проснулся от того, что его тянуло вниз, какой-то невидимой силой. Он посмотрел на детей, мирно спящих на широкой тахте в его спальне, на их умиротворенные лица, освещенные бликами огня из камина и накинул халат. Его инстинкты никогда не подводили и теперь он доверился своему чутью и спустился в гостинную. На первый взгляд все было как обычно: тлели угольки в жерле очага, переливалась ель…но то, что тянуло его — находилось на диване. Мужчина подошел ближе — Олин пуховик!

Кровь, оставшаяся на нем, взывала к нему, от нее исходили вибрации страха и опасности. С ней что-то случилось…
Александр не мог бросить детей, но и оставить Олю в беде, тоже не мог. Черт! Что же делать?!
Он взял с тумбочки телефон и быстро набрал номер.
— Клык, это Алекс.

— Что — то подсказывает мне, что ты позвонил мне не для того, чтоб с праздниками поздравить. — насмешливый голос Клыка прозвучал совсем не сонно, будто в это позднее время, он бодрствовал. — Мы пять лет не общались, Алекс.
— Я в городе и мне нужна помощь.
— Мы же договорились, что теперь каждый сам по себе. Я не хочу ввязываться в твои проблемы.

— Я не хотел тебя беспокоить. Я справлюсь сам. Просто присмотри за детьми.
— За какими детьми?! — голос его собеседника выдавал крайнее изумление. — Ты давно в городе?
— Нет. Так что, поможешь?
— Вот черт! Откуда ты взялся на мою голову? Ладно, вези своих детей…Куда везти, знаешь.

Клык отключился и Александр быстро взбежал по лестнице.
— Просыпайтесь. Никита…Маришка…
Детвора сонно залопотала, потирая глазки и Александру стало жаль их — маленьких, беспомощных, не по своей воле участвующих в этих страшных событиях.
С трудом одев их, он усадил малышей в автомобиль и выехал из гаража. Клык конечно будет брюзжать, но он поможет и он был единственным другом, которому он доверял.

С Клыком он познакомился в детском доме. После семи дней, проведенных на холодном, железнодорожном вокзале, его наконец заметили и доложили в участок. Усатые, большие мужчины, задавали ему много вопросов и будучи не по годам смышленым мальчиком, он сказал им, что его привела на вокзал мать, и что он не помнит где живет, и не знает свою фамилию.
После недолгих расспросов, они отвезли Александра в детский дом, где он и провел долгие, десять лет…
Клык жил там уже давно и был немного старше его, но сразу признал «своего» , в маленьком мальчике, крепко сжимавшем большой саквояж…

Держались они обособленно, не особо общаясь с другими детьми, да их никто и не трогал, видимо чувствуя в мальчиках нечто особое, дерзкое, звериное начало.
Когда Александру исполнилось пятнадцать, они с Клыком ушли из детского дома, ибо жить в окружении людей было уже небезопасно: с тринадцати лет, Александр начал меняться и жить луной. Он чувствовал приближение таких моментов и они с Клыком убегали в лес, всегда возвращаясь к рассвету. Но пришло время уходить.
Они сбыли драгоценности, оставшиеся Александру от родителей и оказались вполне обеспеченными…детьми. Ведь они по сути оставались детьми пятнадцати и восемнадцати лет…

Прошло больше ста лет. Они матерели, становясь настоящими самцами, но жизнь только лишь начала раскрываться перед ними во всех своих красках.
Клык тоже много знал об Охотниках и в каком бы они городе не появлялись, всегда тщательно скрывались от них и от таких же как они сами… Им не нужны были другие оборотни, пока не появилась Илона.

Худенькая, юркая, с длинными, русыми волосами, она воровала в супермаркете мясо, когда ее поймала охрана. Клык пожалел ее, сразу поняв, что живет у нее внутри и мужчины заплатили за все, что она украла, чтобы охрана не вызвала полицию. Она осталась с ними.
Каждый из них был влюблен в нее, а Илона была свободна как ветер и от любви, и от условностей.
Когда она отдалась Александру, он даже не подозревал, что это было у них и с Клыком и лицо друга, при виде их обнаженных тел, он не забудет никогда… Той ночью Клык ушел.

Илона родила Никиту и оставив маленького сына, исчезла. Через год, Александр узнал, что ее убили Охотники. С Клыком они больше не виделись, но он знал, где находится его друг, но набрав однажды его номер, услышал, что тот не готов общаться с ним. Каждый сам за себя.

— Черт! Откуда у тебя этот выводок??? — воскликнул Клык, разглядывая дремавших малышей. Он совсем не изменился, лишь между бровями пролегла глубокая складка.
— Может потом расскажу… — Александр усадил детей на кожаный диван и легонько потормошил. — Эй, проснитесь.
— Где мы, папа? — Никита обвел сонным взглядом незнакомую обстановку.
— Вы немножко побудете с этим дядей. — он повернулся к Клыку, который недовольно подкатил глаза. — Я скоро вернусь.
— А что это за дядя? — Маришка недоверчиво поглядывала на наголо бритого мужчину, с короткой, темной бородой.

— Мой друг.
— А как его зовут?
— Зови меня — Клык, крошка. — ответил тот и улыбнулся, обнажая сильные, белоснежные клыки.
— Круто! — Никита моментально проснулся и уже более четким взглядом оглядел окружающую их обстановку. — Ух ты! Пистолет! А это что? Папа, посмотри сколько ножей!

— Надеюсь ты вернешься как можно быстрее. — рявкнул Клык, убирая со стола пистолет. — У меня уже срывает.
— Я быстро. — кивнул Александр, скрывая улыбку. — Извини меня за все.
— Забудь. — буркнул Клык и отвернулся. Ему еще было больно, Александр чувствовал это.
Он покинул дом друга со спокойной душой, зная, что с ним дети будут в безопасности.

* * *
— Сиди настолько тихо, чтобы я и звука не слышал. — похититель толкнул Олю в угол, в котором стояло старое, потертое кресло и зажег свечу, стоявшую на столе.
Девушка осмотрелась: темная, обшарпанная комната в холодной квартире, вызывала грустные ощущения. На стенах, с обвисшими кусками обоев, она заметила старые, пожелтевшие фото в рамках, часы с кукушкой и оленьи рога — обычный интерьер семидесятых. Но ее больше волновал мужчина, притащивший ее сюда. Неужели он убьет ее? Или у него другие цели?

Оля осторожно посмотрела на него. Мужчина стоял возле окна, сложив руки за широкой спиной.
— Мне не нравится когда смотрят в спину.
Оля сначала не поняла, о чем он говорит, но потом резко отвела взгляд, холодея от ужаса. Неужели он чувствовал, что она смотрит на него?

Он повернулся к ней и тихо сказал:
— Ты связалась с тварями и за это тебя ждет смерть.Но
пока ты нужна мне для приманки — ты будешь жить. Ты противна мне.
— С какими тварями? — Оля подняла на него глаза. — О ком ты говоришь?
— Ты хочешь сказать, что не знаешь об Александре? О том, что внутри него зверь? — мужчина недоверчиво подался вперед. — Ты не обманешь меня. Твое вранье звучит жалко. Отдать себя оборотню по своему желанию — мерзость, которой нет оправдания.
Оля молча смотрела на него и понимала, что он сумасшедший. Бред, который он нес, ясно говорил об этом.

Мужчина присел на стул и сняв шляпу, размотал шарф, скрывающий его лицо. Оля неожиданно для себя увидела перед собой молодого мужчину с красивым, четким лицом, поросшим легкой щетиной. Его глаза, с длинными ресницами, все так же излучали злобу, но упрямо сжатый рот, говорил о его силе и благородстве. Он не был похож на сумасшедшего.

— Я не понимаю о чем ты говоришь. — Оля решилась произнести эту фразу не смотря на запрет.
— Да? Странно… Или он втерся к тебе в доверие, прогуливаясь рядом со своим щенком? — его губы иронично скривились.
— Не смей так говорить о ребенке! — Оля возмущенно нахмурилась. — Разве можно называть детей щенками???
— Детей — нет, в отпрысков оборотней — да! — рявкнул мужчина. — Как называют потомство волков? А???

— Ты болен. — Оля поняла, что говорить с ним бесполезно. — Оборотни — порождение твоего воспаленного ума.
— Да? — тихо, почти угрожающе спросил он и вдруг резко встал. — Посмотри! Это тоже порождение моего воспаленного ума?!
Мужчина сорвал с себя пальто, стащил свитер и Оля ахнула, увидев его грудь и спину, покрытые шрамами, которые располосовали его красивое тело как страшные щупальца.

— Господи…что это???
— Это сделали такие же как и твой дружок. — он замолчал и оделся. — Я сказал тебе молчать. Просто заткнись.
Оля замолчала, а он достал из старого серванта бутылку коньяка и принялся пить с горла, глядя на падающий за окном снег.
— Будешь? — он протянул ей бутылку, не поворачивая головы.
Оля взяла ее и с жадным удовольствием принялась пить обжигающую жидкость…

Прошло не мало времени и когда в дверь постучали, Оля находилась в полудреме и испуганно вздрогнула, услышав этот настойчивый стук. Ее похититель встал и направился в прихожую, не выказав при этом ни малейшего волнения. Значит он кого-то ждал.

Через минуту раздались тихие голоса и в комнату вошел крупный мужчина в сером пальто.
— Зачем ты притащил ее сюда? — Оля даже поежилась от его холодного взгляда. — Какой от нее толк?
— Еще не знаю, но она как-то связана с Александром. — ответил похититель и снова уселся на стул. — Я чувствую, что она нам пригодится.
— Кто ты ему? — незнакомец подошел к Оле и приподнял ее лицо за подбородок. — Наверное волчья подстилка?

Оля с ужасом смотрела на его надменное, злое лицо и молчала. И он о том же…Какие волки???
Скривившись в гримасе отвращения, он ударил ее по лицу и девушка почувствовала во рту солоноватый вкус крови.
— Зачем ты это делаешь??? — ее похититель резко встал со стула и подошел ближе, оттесняя мужчину от Оли.

— Тебе что, жалко эту девку? — тот недоуменно взглянул на него, но отошел. — Ты ведешь себя странно.
— Лучше выпей и расскажи мне, что узнал.
— В городе есть еще один оборотень. Клык. — сказал гость и плеснул коньяк в грязный стакан. — Работы хватит.
— Ты узнал где он живет?
— Да, наведаешься туда завтра, оценишь обстановку.

Они еще немного посидели, обсуждая похожие на бред дела и наконец, к облегчению Оли, незнакомец ушел.
— Дай я посмотрю. — ее похититель протянул руку, намереваясь коснуться лица девушки, но она отстранилась от него.
— Не нужно.
Мужчина сжал руку в кулак и убрал за спину. В комнате снова воцарилось молчание. Оля, все еще переполненная страхом забилась в угол дивана и тихо заплакала.
* * *
Александр вышел из больницы, ведомый запахом Оли, который резко оборвался в темном повороте и с гневным разочарованием ударил кулаком в стену.
— Черт!
В кармане зазвонил телефон и Александр замер, услышав в трубке тихий голос:
— Если хочешь увидеть свою женщину живой, приходи в парк через час.
Мужчина засунул телефон обратно и нахмурился — началось.

Он понимал, что это ловушка и его намереваются убить, но бросить девушку он тоже не мог. Скорее всего Охотников будет несколько, ведь справиться с взрослым оборотнем было не так легко. Самое ужасное было в том, что возможно Оля была уже мертва. Александр встряхнул головой, отгоняя от себя эти мысли и медленно пошел по тротуару, приняв решение, попасть в парк первым. Хотя…возможно его уже ждали…

* * *
Оля уже полчаса наблюдала за своим похитителем, который сидел к ней спиной и вдруг поняла, что он заснул. Она слышала как он звонил Александру и ее сердце сжалось от страха за него. После этого, мужчина допил коньяк и теперь сидел, опустив голову на руки. Его дыхание было медленным и ровным. Собравшись с духом, Оля сползла с дивана и схватив за горлышко пустую бутылку, со всего размаха ударила его по голове. Мужчина обмяк и упал со стула, его веки слегка подрагивали и девушка решила не дожидаться когда он придет в себя. Она стащила с него ботинки, схватила его пальто и выскочила из квартиры. Ей нужно в парк.

* * *
Александр сидел на крыше закрытого на зиму кафе и наблюдал за местами темной аллеей и превратившись в слух, прощупывал морозный воздух.
Они появились почти в одно время. Оля, окутанная чужим запахом и Охотник, подбирающийся к кафе, сквозь черные деревья. Почему она одна и в чужой одежде? В одежде Охотника??? Ловушка?

Александр не стал раздумывать и как только широкие плечи мужчины замерли под его убежищем, прыгнул вниз. Охотник был силен, он несколько раз сбрасывал с себя Александра и даже ранил его серебряным клинком, но зверея от схватки, оборотень все таки свернул ему шею и отбросил от себя дергающееся тело. Он был один.
— Оля! — Александр кинулся к девушке и сжал ее в объятиях, чувствуя как подкашиваются ее ноги. — Держись! Держись!

— Давай уйдем отсюда! — девушка явно была слаба от удара по голове и еле держалась на ногах. На бинтах, обматывающих ее голову, проступила кровь. — Пожалуйста…
— Да, милая…да… — Александр подхватил ее на руки и побежал в сторону дороги.

Таксист настороженно поглядывал на Олю, но промолчал, принимая деньги Александра. Может ему и не нравилось происходящее, но в конце-концов это не его дело.
Александр не знал, что предпринять: в больницу Олю было везти опасно, но рана на ее голове… Может Клык, что-нибудь сможет сделать?

Девушка то ли засыпала, то ли теряла сознание на его плече и Александру казалось, что он сделал нечто ужасно глупое, впутав ее во все это. Если с ней, что-либо случится — он этого не переживет.
Машина остановилась возле дома Клыка и Александр осторожно вытащил Олю из салона автомобиля. Снег все сыпал и сыпал, и предновогодний сочельник, грозил метровыми сугробами.

— Я так и знал! — Клык почти зарычал, впуская Александра в дом. — Что к чертям происходит?!
— Я только что, убил Охотника. — Александр уложил девушку на небольшую тахту возле окна. — Она теряет кровь. Может можно, что-нибудь сделать?
— Ты достал меня! — Клык швырнул в огонь камина стакан с водкой и пламя взметнулось вверх, облизывая закопченные камни. — Я не хочу твоих проблем!
— Черт, Клык! — Александр схватил его за плечи и слегка встряхнул. — То, что было — прошло! Помоги мне!

— Нет.
— Хорошо. — Александр взбежал по ступенькам и заглядывая в каждую комнату, обнаружил детей. Они сладко спали на широкой кровати и как не хотелось ему будить их, мужчина тихонько позвал: — Никита!
— Оставь детей в покое. — Клык положил свою большую руку на плечо друга. — Я помогу.

— Давай-ка ее сюда. — Клык распахнул двери под лестницей
и Александр с удивлением увидел комнату, похожую на операционную.
— Что это?
— Я попадаю в передряги, Алекс…
— Понятно…
— Сейчас приедет доктор Фрец. Он поможет ей.

Александр занес девушку в выложенную белым кафелем комнату и сразу же услышал звонок в дверь.
— А вот и он. — Клык вышел и вскоре Александр услышал приближающиеся голоса. В дверях показался невысокий, полный мужчина и окинув его быстрым взглядом, направился к Оле.
— Человек?
— Да, она человек.

— Ну-у…ничего страшного…это поправимо… — доктор открыл свой саквояж. — Главное покой и мои частые визиты.
— Она будет здесь. — сказал Клык. — Приходите когда нужно.
Александр удивленно посмотрел на друга.
— Спасибо тебе.
— Отвали Алекс.
* * *
Оля очнулась и почувствовала себя настолько хорошо, будто и не было этого страшного удара. Голова была ясной и совсем не болела. Она огляделась: незнакомая обстановка…где-то внизу смеются дети… Маришка!
Оля резко поднялась и охнула — голова закружилась, словно она сидела на какой-то супер-быстрой карусели.

Сдерживая приступ тошноты, она все таки встала и вышла из спальни.
— Тебе не стоило вставать. — Александр поднимался по ступенькам, неся поднос с какой-то едой. — Возвращайся в кровать.
— Где я? Где Маришка?
— Мы у моего друга. Маришка играет с Никитой. Успокойся. Позже я приведу ее к тебе.

— Он не оставит меня в покое… — прошептала Оля и испуганно посмотрела на Александра. — Я это чувствую.
— Кто? — ему был понятен ее страх и поставив поднос на тумбочку, он присел рядом с Олей.
— Он нес какой-то бред… — она вдруг вспомнила все, что говорил ее похититель. — Про оборотней…показывал мне шрамы… Господи…

— Ему нужен я. — успокаивающим тоном произнес Александр. — С тобой все будет хорошо.
— Зачем? Зачем он преследует тебя?
— Это долгая история, я расскажу ее тебе потом. — мужчина ободряюще ей улыбнулся. — Поешь.
Оля окликнула его, когда он был уже возле дверей.
— Не бросай меня. Я боюсь ночи.
— Ночью я буду рядом.
Олю бросило в жар от этих слов и она опустила глаза, заметив перед этим его пылающий взгляд.

* * *
— Она что, не знает, что ты оборотень? — хмыкнул Клык.
— Нет, но Охотник вчера рассказал ей.
— И?
— Она не поверила.
— Это нормально. Я бы тоже не поверил, если бы не превращался в зверюгу.
— Когда-то все равно придется рассказать ей. — Александр устало потер виски. — Я не хочу ее обманывать. Она мне дорога.
— Охотник найдет нас. — Клык вытащил из чехла нож и покрутил его. — Это дело времени.
— Одного я убил.
— Мы не знаем сколько их вообще, шастает по городу. Они очень хитрые.

* * *
Охотник уже знал, что одного из них нет в живых и он остался один на один с двумя мощными волками. Ему было не привыкать к кровавым схваткам, но девушка…она зацепила в его душе какие-то струны и теперь они напевали волнующую мелодию, причиняя ему боль. Он должен спасти ее от оборотня, нельзя, чтобы еще одна загубленная душа погибла в этих волчьих когтях.

Мужчина сидел на диване, ожидая когда полностью заживет рана на голове и не понимал как он смог допустить, чтобы женщина взяла верх над ним и воспользовалась ситуацией. Он теряет бдительность. Красивые глаза девушки стояли перед ним, мешая думать.

Охотник наконец встал и распахнув дверцу старого шкафа, извлек оттуда еще одно пальто темного цвета. Он оделся и вышел из квартиры, намереваясь сегодня покончить со всеми проблемами. И даже не слышал, как в глубине прихожей тревожно зазвонил телефон.

Мужчина шел по городу, разглядывая празднично светящиеся окна, равнодушно провожал взглядом суетящихся людей, которые как огромные крабы, неуклюже ползли по сугробам, волоча сумки к новогоднему столу. Праздник надвигался на засыпанный снегом город, но Охотник уже давно не ощущал его чудесного дыхания. Слишком давно.

* * *
В эту новогоднюю ночь, Александр как и обещал, был с Олей. Они сидели в по мужски, пустой гостиной Клыка, перед горящим камином и с улыбками наблюдали за детьми, которые объедались сладостями, сидя на большом, кожаном диване.
Клык недовольно морщился, наступая на конфетные обертки, но и на его угрюмом лице, периодически появлялось легкое подобие улыбки. Пусть красавицы елки, с кучей подарков остались в другом месте, но сегодняшний вечер, был наполнен особым очарованием.

Оля чувствовала себя хорошо, голова не болела, а присутствие Александра, делало ее почти счастливой. Легкий осадок недавних событий, все еще будоражил ее душу, но девушка старалась не думать об этом, чувствуя себя в безопасности в компании этих больших мужчин.
Она посмотрела на покрытое инеем окно и ей вдруг показалось, что она видит за ним знакомые глаза ее похитителя. Девушка вздрогнула и это заметил Александр. — Что случилось?
— Ничего…просто показалось.

Оля увидела как Клык подошел к окну и аккуратно посмотрел на улицу, неужели он заметил ее взгляд?
— Ты что-то видела? — он повернулся к Оле.
— Мне кажется я видела…мужчину…который похитил меня…
— Охотник нашел нас. — Клык задернул шторы и его лицо стало жестким. — Что будем делать? Если бы не этот выводок и женщина…

— Я увезу их. — Александр встал. — После этого сразу вернусь. Продержишься?
— Смеешься? — Клык снял со стены ружье. — Давно я не был в таких передрягах.
— Мы что, опять уезжаем? — Никита расстроено посмотрел на отца. — Мы не хотим…сегодня же Новый год…
— Дед Мороз нас не найдет… — Маришка чуть не плакала, сжимая в пальчиках шоколадный батончик.
— Найдет милая, — Оля подошла к детям. — Дед Мороз он всегда знает где находятся хорошие детки.

Оле было страшно, но она старалась не показывать этого, чтобы не напугать детей. Ужасное, непонятное слово — Охотник, заставило вспомнить ее разговор с похитителем. Да что происходит? Неужели они все верят в это? Но серьезность происходящего, не давало в этом усомниться.

* * *
В квартиру, из которой недавно вышел Охотник, вошли трое мужчин, заглядывая в каждый угол пронзительными, жесткими глазами.
— Его здесь нет. Он покинул это место недавно. — сказал один из них. — Мы не успели предупредить его.
— Значит убьем женщину сами. Мы не можем оставить ее в живых, после того, как ей влили кровь оборотня для исцеления. — ответил ему самый высокий из них и недовольно поморщился, когда третий, осторожно произнес:

— Это еще ничего не значит. Кровь оборотня не сделает из нее зверя.
— Мы этого не знаем на сто процентов.
— Но у нее есть ребенок. Он мал…и…
— Нужно убить женщину, оборотней и детей. — прервал его высокий мужчина. — Никто не должен остаться в живых. Нужно зачистить этот город и не оставить даже малейшей возможности для того, чтобы эти твари объявились снова. Свяжитесь с Охотником и передайте ему мой приказ. Если он окажется первым — пусть убирает всех.

* * *
Клык, Александр, Оля и дети, спустились в гараж и устроив детей на заднем сидении автомобиля, мужчины переглянулись.
— Я сейчас открою гараж, а ты не жди пока он откроется полностью и выезжай как только в проем пройдет машина. — Клык сжал ружье. — Я опустил решетки на окна, так что Охотнику придется изрядно потрудиться, чтобы пробраться сюда.
— Будь осторожен. Я думаю это Череп, а он как ты знаешь очень опасен. — Александр сел за руль. — Я скоро приеду. Будь на связи.
— Ок.

Александр взволнованно посмотрел на дрожащую Олю и сжал руль. Ей было страшно и от происходящего, и от того, что девушка ничего не понимала, но она держалась молодцом.
— Ты готова?
Она кивнула.
— Давай Клык!
Джип вырвался из гаража и выехав на дорогу, резко развернулся на очищенной от снега дороге. Машину немного занесло, но Александр выровнял ее и надавил на газ…

Что-то тяжелое бухнуло на крышу и дети завизжали, испуганно прижавшись к друг-другу.
— Господи, что это?! — Оля с ужасом смотрела на мужское лицо неожиданно появившееся перед лобовым стеклом автомобиля.
— Охотник! — Александр надавил на тормоз и напавший на них слетел в сугроб, но тут же резко вскочил.

Александр сдал назад и на бешеной скорости пронесся мимо мужчины, в котором Оля узнала своего похитителя.
— Да что ему нужно?!
— Он тебе недавно об этом говорил. — Александр пристально смотрел на дорогу, но Оля чувствовала его напряжение.
— О чем??? Этот бред о оборотнях?! — Оля чувствовала как дрожат ее руки. — Бред…бред…
— Потом поговорим. — Александр посмотрел в зеркало заднего вида. — Он догоняет.

Оля тоже посмотрела назад, ожидая увидеть следующий за ними автомобиль, но к своему ужасу, заметила мужскую фигуру, темным пятном, появившуюся из снежного марева. Человек бежал. Но этого не может быть! Человек не может догнать машину! Человек…
Девушка испуганно замерла на своем сидении. Значит Александр оборотень?! А Никитка?
— Я не сделаю ни тебе, не Маришке ничего плохого. — Александр несся по заснеженному шоссе и машину носило из стороны в сторону. — Просто доверься мне.

Через некоторое время, Охотник остался позади и Оля облегченно вздохнула. Она обернулась к детям и спокойно сказала:
— Ну вот и все, испугались?
— Кто это был, мама? — пропищала Маришка и у Оли сжалось сердце от жалости к дочери.
— Не знаю…наверное Бармалей. — ляпнула она и подкатила глаза. Бармалей…Надо же такое придумать…
— А что ему нужно было? — подал голос Никита. — Он хотел нас съесть?

— Ну вы так пахнете шоколадом, что уже и я хочу вас съесть! — засмеялась Оля, стараясь держаться спокойно. — Твой папа, Никита, настоящий герой и спас нас от Бармалея.
— Ура! Ура! — закричал мальчик и Маришка подхватила этот радостный крик: — Папа спас нас от Бармалея!
— М-да…таких заслуг у меня еще не было… — хмыкнул Александр и благодарно посмотрел на Олю. — Спасибо тебе.
— За что?
— За твое спокойствие.

* * *
Череп стоял посреди густой метели и со злостью сжимал кулаки. Ему не удалось забрать девушку у оборотня. Он сам был ему не нужен. Пока. Охотник словно зациклился на ней, будто на его глаза опустилась пелена, не дающая видеть ничего, кроме ее глаз. Он развернулся и побежал обратно: оборотень все равно вернется к Клыку, вот тогда он и узнаете где девушка. Ему не было ни холодно, ни жарко, все его чувства были нацелены лишь на нее.

Он резко остановился возле ворот дома Клыка и с изумлением уставился в белесую тьму. Не может быть…
— Кто здесь?
— Ты уже понял, Череп. — из вьюги вышел мужчина и направился к нему. — Добрый вечер.
— Что в этом городе делают Высшие Охотники? — подозрительно поинтересовался Череп, проигнорировав приветствие и оглядел открытое пространство перед домом.

— Я здесь один. — сказал мужчина, стоявший напротив. — Егерь велел передать, чтобы ты при возможности убил не только оборотней, но и женщину с детьми. Но это конечно при условии, если мы не найдем их первыми. Кстати, здесь кроме волка по кличке-Клык, больше никого нет. Что ты ищешь здесь?
— Я пришел за ним. — солгал Череп. Он старался не выдать своих эмоций, которые волной накрыли его, когда Высший объявил о том, что нужно убить женщину и детей.
— Хорошо. Тогда я оставляю тебя. До встречи Череп.
Высший исчез в темноте, а Охотник забрался на чердак дома и замер, остановив дыхание. Ему нужно было подумать.

* * *
— Куда мы едем? — Оля решила для себя, что пока не будет думать обо всем, что узнала, ибо она рисовала просто сойти с ума.
— Ко мне домой. У меня есть потайная комната, в которой я вас и спрячу. В последний раз я не мог ей воспользоваться, ведь уехав искать тебя, я не мог оставить в ней одних детей. Это напугало бы их…да и вдруг, со мной бы что-то случилось…малыши бы оказались погребены в ней заживо.
— А как же…
— Не бойся, я дам тебе код от дверей.
— А разве ты не можешь остаться с нами?
— Какой смысл в том, что я буду прятаться? Охотник никуда не денется. Мне надоело бегать по городам, скрываясь больше не самому, а скрывая сына. Нужно положить этому конец.

Дома их улицы были ярко освещены, слышался веселый смех и громкие разговоры — люди готовились к празднику. Переливались гирлянды, искрился под фонарями снег, и лишь их два дома были темными и неприветливыми. Сколько времени прошло с елочного базара, а за него уже случилось столько, что страшно и подумать…
Александр первым вышел из авто и жестом показал Оле сидеть на месте. Он прошел к дому и через несколько минут вернулся.
— Пойдем, быстро.

Оля взяла детей за ручки и они быстрым шагом направились к дому. Внутри было темно, но Александр не включал свет и Оля старалась не упасть, следуя за ним и щурясь, чтобы не потерять его широкую спину.
Наконец хлопнула какая-то дверь и вспыхнул слабый свет.
— Спускайтесь вниз. — Александр отошел в сторону и Оля увидела крутые ступени, ведущие в подвал. Мужчина подошел к стене, оббитой толстым железом и нажал на квадратики цифр, притаившихся в небольшом углублении и большая, толстая дверь, неслышно распахнулась.
— Заходите, я сейчас.

Оля с малышами вошли в довольно просторную комнату и девушка удивленно огляделась: широкий диван, удобные кресла, на полу ковер, стеллаж с книгами, шкаф, телевизор и большой холодильник. Здесь было уютно и тепло. В углу девушка заметила узкую дверцу и догадалась, что скорее всего за ней туалет.
Вошел Александр и поставил на пол сумку.
— Собрал игрушки, чтоб сорванцам скучно не было.
— Предусмотрительно. — Улыбнулась Оля.
— Я пойду. — Александр протянул ей бумажку. — Здесь код. Но это на крайний случай. Без меня не выходите отсюда. Оля, это понятно?
— Да.

Он долго смотрел на нее, словно пытался запомнить каждую ее черточку и когда непрошеная слеза скатилась по ее щеке, поцеловал. Дверь медленно захлопнулась, скрывая его лицо и Оля судорожно вздохнула, крепко зажмурившись. Нужно держать себя в руках.
— Итак дети, давайте-ка посмотрим, что в сумке!
— Подарки! Подарки! — завизжала малышня, воспринимая все, как увлекательную игру…
Но Оля знала, что этот Бармалей, намного страшнее сказочного…

* * *
Охотник не понимал как ему поступить, но знал лишь одно — убивать женщину и детей он не будет. Когда он схватил мальчугана на улице, Охотник был уверен, что его просто поместят в специальное место, где инъекциями серебра, избавят навсегда от оборотничества. Так сказали Высшие. Но теперь он знал — нет никакого специального места и всех детей просто убивали.

Если оборотни так защищают своих детей и не только (ведь женщина и ее ребенок обычные люди), тогда возможно они не настолько жестоки или хотя бы не все из них. Шрамы на его теле заныли, как ужасное напоминание о нападении, но и они сейчас не могли переубедить его. Охотник чувствовал ложь и пока не мог понять откуда она исходит.

К дому подъехал автомобиль и он увидел оборотня, который быстро шел к дому. У него был один шанс. Шанс совершить нечто сумасшедшее. Женщина с прекрасными глазами изменила его. Охотник спрыгнул вниз и выпрямился прямо перед оборотнем, который глухо зарычал и резко отпрыгнул в сторону, готовясь к нападению.
— Я пришел не драться с тобой.
— О чем ты говоришь, Охотник? Что за игру ты затеял?
— Я не убиваю детей и женщин.
— Да? И поэтому ты хотел украсть моего сына и похитил женщину, которую до этого чуть не прикончил?
— Высшие обманули меня. Я говорю правду. Выслушай меня, у нас нет времени.
— Хорошо. Говори. — оборотень был напряжен и готов в любую минуту броситься на него, в одну секунду превратившись в волка.

* * *
— Ты сошел с ума?! — Клык глухо рычал глядя на Охотника, которого Александр привел в его дом. — Зачем ты притащил сюда этого козла?!
— Эй, полегче, псина! — рявкнул Охотник и обстановка в комнатк накалилась до предела.
— Что ты сказал?!
— Хватит! — Александр хлопнул ладонями по столу. — Клык, послушай, что он скажет.
— Он что-то задумал! Я не поверю не единому его слову!

— Мне все равно, поверишь ты мне или нет, — сказал Охотник. — Но в городе Высшие, они хотят убить вас, женщину и детей.
— Зачем им женщина? — подозрительно переспросил Клык.
— Не знаю, мне тоже это не понятно.
— Я знаю. — Александр замолчал, а потом произнес: — Для того, чтобы она выздоровела, ей влили мою кровь.
— Что? Что ты сказал?! — Охотник с ненавистью уставился на оборотня. — Да как ты посмел?!

— Может тебе напомнить от чего она умирала, а?! Из-за того, что ты проломил ей череп, а потом держал в какой-то норе, не смотря на ее состояние!
— Стоп! — гаркнул Клык, поднимая руки. — Я не хочу это слушать! По одному вопросу каждому из вас. — он ткнул пальцем в Александра. — Ты веришь ему?
Тот нехотя кивнул и Клык указал на Охотника.
— Теперь ты. Почему ты так печешься об этой женщине?
Охотник молчал.
— Все ясно.

Александр окинул его гневным взглядом и прошипел:
— Не лезь к ней. Она моя.
— Как можно убить Высшего? — Клык прервал поток ненависти. — Их же можно как-то убить?
— Можно. — Охотник не сводил глаз с оборотня. — Выстрелить серебром в глаз.
— Отлично. Начнем готовиться к встрече. И не дай Бог ты подставляешь нас Охотник, я тебя с того света достану.

— Не переживай, после схватки с Высшими, мы окажемся там вместе. — оскалился Охотник.
— Не дождешься.
— Вполне возможно они уже нашли девушку и детей. Чем раньше мы туда отправимся — тем лучше.
— Туда, где они находятся, не так просто добраться. — сказал Александр, испытывая жуткую неприязнь к Охотнику. — Вряд ли они проломают сталь и бетон.

— Ты недооцениваешь их. Они очень сильны и хитры.
— Значит отправляемся туда, где девушка и дети. Высшие все равно будут там очень скоро. — Клык недобро ухмыльнулся и принялся запихивать за ремень джинс оружие. — Алекс, за что я опять лезу в задницу?
— За своего сына.

Клык замер и медленно повернулся к оборотню.
— Что?
— За своего сына, Клык. Никита — твой сын. Илона уже была беременна когда мы с ней…ну…ты понимаешь… — Александр с достоинством выдержал взгляд друга.
— Почему я узнаю об этом только сейчас? — голос Клыка прозвучал глухо.
— Ответь сам себе: разве тебе был нужен ребенок?
— Нет.
— Я знал это.
— Черт!
— Может прервем эту душещипательную беседу? — с громким вздохом, подал голос Охотник.
— Заткнись! — в один голос рявкнули оборотни и тот с улыбкой отвернулся.
— Молчу.

* * *
Оля наблюдала за играющими детьми, сидя на диване с бокалом шампанского, которое нашла в холодильнике. Она понимала, что еще не совсем здорова, но решила, что немножко на праздник, не повредит. Было тихо, лишь приглушенное бормотание детей, нарушало эту тишину. Оля переживала и постоянно прокручивала в мозгах все, то, что узнала за это время. Ей не хотелось в это верить, но она все больше убеждалась в том, что правда куда более ужаснее.

Внезапно ее привлек какой-то звук. Он доносился из-за двери, но был настолько слабым, что девушка решила, будто ей показалось. Но звук повторился, уже более громкий, он неприятным скрежетом отозвался в глубине комнаты. Ужас охватил Олю и она осторожно подошла к дверям. Прижавшись к их гладкой поверхности, она прислушалась: тишина. Но скрежещущий звук повторился с пугающим скрипом, словно кто-то на той стороне, раздирал обшивку когтями.
Господи, когда же это закончится??? Оля повернулась спиной к дверям и пробежала глазами по комнате. Что? Что могло спасти их? Ничего…они в ловушке.

* * *
Оборотни и Охотник, подъехали к дому Александра и выйдя из машины, настороженно прислушались. Звуки взрывающегося салюта, его ослепляющие брызги, немного отвлекали волков, но Охотник сразу почувствовал присутствие Высших.
— Они здесь.
— Ты чувствуешь их, значит иди вперед. — Александр кивнул на входную дверь и Череп спокойно направился к ним, бесшумно ступая по снегу.

Он немного постоял, принюхиваясь как животное, а потом вернулся.
— Один недалеко от дверей, второй на втором этаже, а третий в подвале.
— Черт! — Алекс извлек пистолет и посмотрел на Клыка. — Возьмешь того, что наверху. А ты, — он обратился к Охотнику, — освободи мне дорогу к подвалу.
Клык, как огромный, ловкий зверь, взобрался на балкон второго этажа и растворился в темноте. Череп посмотрел через плечо на Александра и тихо сказал:
— Я не буду скрываться. Держись рядом.

Охотник приоткрыл двери и проник в дом, ярко ощущая присутствие Высшего.
— Череп, ты опоздал. — его тихий голос прозвучал из черного угла как рычание. — Мы покончим с этим делом сами.
— Я не знал, что вы здесь. — Охотник сжал рукоятку тонкого, серебряного стилета.
— Ты не серьезно относишься к нашему занятию. Спустя рукава. Это неприемлимо.

Высший шагнул ему на встречу и Череп настолько отчетливо увидел его светящиеся в темноте глаза, что воткнуть в один из них стилет — не составило труда. С плавной легкостью, он вошел в голову существа и тот рухнул на пол, не успев даже дернуться.
— Отличная работа. — Александр проскользнул мимо к дверям, ведущим в подвал. — Ты очень ловок, Череп.
В темноте раздался удовлетворительный смешок.

Клык крался по коридору, прислушиваясь к каждому шороху. Высший был где-то рядом и возможно знал о присутствии оборотня. Клык не ошибся. Охотник спрыгнул откуда-то сверху и размахнувшись, всадил оборотню нож в спину.
Клык зарычал и резко развернувшись, выстрелил ему прямо в глаз. Труп Высшего, с глухим стуком упал на ковер, а оборотень, изловчившись, извлек нож из своего тела. В темноте сверкнуло серебряное лезвие. Хреново.

* * *
Спускаясь по узким ступеням, Александр слышал лишь свое дыхание, но здесь притаился зверь, куда опаснее его. Развороченную обшивку двери, он увидел сразу и его сердце подпрыгнуло в безумном кувырке. Неужели он опоздал???
— Как вы глупы. Влюбленный оборотень и Охотник-предатель.

Александр быстро обернулся. Череп следовал за ним и теперь тоже смотрел на стоявшего позади них Высшего.
— Неужели вы думаете, что справитесь со мной?! С тем, кто прожил больше чем вы вместе взятые?! В жилах которого, течет смешанная кровь?!

Череп снова сжал рукоятку стилета, но Высший лишь засмеялся и одним молниеносным движением, сломал ему запястье. Охотник побледнел, но ни один звук не вырвался из его рта, лишь напряглись скулы, выдавая ту жуткую боль, которую он испытывал.
— Ты даже готов терпеть боль ради этих тварей? — брезгливо поинтересовался Высший, глядя на него сверху.
— Я не убиваю детей и женщин.

— Какое неуместное благородство! Эти дети превращаются в ужасных монстров, которые убивают! — прошипел Егерь, сверкая глазами.
— А ты, не монстр? Кто же ты тогда?! — Охотник дерзко приподнял голову и получил ужасный удар в челюсть. Красные полосы от когтей, моментально наполнились кровью.
Он поднялся на колени и вдруг засмеялся.
— Я вспомнил! Я вспомнил! Это ведь не оборотни оставили на мне эти ужасные шрамы! Это… Ты!

— Да! Я! — почти выплюнул Егерь. — Ты с детства был сопливым, жалостливым щенком! Приходилось учить тебя, чтобы ты стал нормальным Охотником! И за все, что я сделал для тебя, ты отплатил вот такой монетой?! Предательством?!
— Я не убиваю женщин и детей. — как мантру повторял Череп, поднимаясь с колен. — Я не убиваю женщин и детей.
— Тогда сдохни сам, ублюдок! — Высший размахнулся и в этот момент Александр выстрелил. Пуля вонзилась ему в лоб и жидкое серебро потекло из раны, похожее на ртуть.

Егерь кинулся на Александра и выбив у него из рук пистолет, вонзил ему в шею острые когти. Оборотень отчаянно боролся, но Высший был неимоверно силен, даже с раной в голове и Александр чувствовал, что начинает слабеть от боли и потери крови. Егерь полоснул его по лицу и кожа моментально повисла кровавыми лохмотьями, обнажая десна и зубы оборотня.
— Эй, тварь!
Высший недоуменно оглянулся и в его глазах промелькнул ужас.
Клык метким выстрелом выбил ему глаз и потеряв сознание, скатился под ноги Черепу…

* * *
Оля слышала, что за дверью происходит нечто страшное. Скрежет и остальные звуки затихли и воцарилась гнетущая тишина. Дети, занятые игрой, не обращали на нее внимания и это было хорошо. Сейчас их паника и страх, были бы не к чему.

Она долго ходила из угла в угол, томясь от странного чувства, будто ее кто-то зовет, сквозь эту толстую дверь. Не понимая, что она делает, девушка схватила бумажку с кодом и нажала на кнопки. Дверь медленно отворилась и Оля вскрикнула: держась за кнопки с обратной стороны, на коленях стоял Александр и вид его был ужасен. Из рваной раны на шее хлестала кровь, вырванная из щеки плоть, ужасными клочьями свисала до самого подбородка, но он был жив!

Оля подошла к детям и стараясь не выдать своего состояния, улыбнулась им.
— Маришка, Никита, я схожу на кухню и приготовлю горячий шоколад, хорошо?
— Да! Да! И печеньки!
— Договорились. Посидите вдвоем, ладно?
— Да мама! — в один голос взвизгнула малышня и Оля замерла. Никита назвал ее мамой!

Но нельзя было терять время. Девушка закрыла за собой дверь, чтобы дети не дай Бог, не увидели кровавого ужаса, творящегося за ней и только теперь вся страшная картина предстала перед ней. Дрожа словно в лихорадке, она услышала слабый голос:
— Оля…подойди…
Ее звал Клык. Она кинулась к нему и мужчина сунул ей в руку окровавленный телефон.
— Позвони доктору…

Он приехал через пятнадцать минут с тремя дюжими парнями в масках и они за несколько минут, аккуратно погрузили раненых в микроавтобус.
— Я сделаю все, что могу. Только вот я не пойму почему Клык просил помочь Охотнику? Вы ничего не знаете об этом? — доктор близоруко сощурился, глядя на Олю.
— До недавнего времени я вообще не подозревала о их существовании. — Оля с опаской покосилась на труп мужчины с дыркой во лбу и без глаза. Его окровавленные когти выглядели устрашающе.

— Да…извините… — доктор неловко кашлянул. — Этих сейчас тоже уберут отсюда.
— Спасибо… Александр…он будет жить? — на данный момент этот вопрос волновал Олю больше всего.
— Я позвоню вам. — доктор ничего не ответил и посеменил за парнями, уносящими трупы к выходу. — Берегите мальчика, Оля.
Машина отъехала от дома, а в небе заискрились салюты. Наступил Новый год.

* * *
— Не пялься на нее! — прошипел Александр, полулежа в большом кресле возле камина.
— Отстань от меня! — Череп сидел в таком же кресле и провожал Олю глазами.
— Заткнитесь оба! — Клык тоже был усажен и укутан в плед. — Я хочу выпить.
— Только чай. — Оля выглянула из кухни. — Сначала нужно поправиться.

Дети играли, мужчины почти дремали возле огня, а Оля разглядывала их жесткие, покрытые шрамами лица. Клык, с темными кругами под глазами и мощной челюстью, долго-долго наблюдал за Никитой, но так и не решился сказать мальчику правду, чтобы не ранить его… Череп, с бледным лицом и длинными по девчоночьи ресницами, был влюблен в нее, что и не собирался скрывать, чем ужасно бесил Александра. Он решил остаться в городе и считал оборотней своими друзьями.

Алекс, притягательный и глубоко любимый ею…навсегда украл ее сердце еще на елочном базаре.
Бывший муж подписал отказные бумаги на Маришку и теперь Оля была спокойна — ее дочь всегда будет с ней. Так же как и сын. Так же как и другие дети, которых она обязательно родит своему нежному и благородному волку.
Праздник уже стучался в двери и на окне горела свеча, освещая дорогу младенцу Иисусу. Освещая самое темное Рождество в ее жизни…

(Читать онлайн бесплатно фэнтези про волков оборотней)

Читайте ещё

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

x

Check Also

Игры Голодных 2.

Игры Голодных 2.

Игры Голодных . Часть 2 . Охотница. (эротическое фэнтези про оборотней) Я каждый день пристально ...

Все права защищены. https://journal.planetaezoterika.ru