Туман.
туман

Туман.

(Мистическое фэнтези про любовь вампира и обычной девушки)

 

Я медленно выныривала из пучины сна, темной и беспросветной. По крайней мере мне так казалось именно в тот момент. Момент тягостного пробуждения. В постепенно светлеющий мозг, все еще врывались тяжелые капли кошмара, похожие на смолу или расплавленный металл. Я тяжело дышала и пот быстрыми каплями струился по спине, оставляя за собой прохладные дорожки.

Мой взгляд переместился с дрожащих рук на циферблат электронных часов и я нехотя встала, не смотря на то, что хотелось снова опуститься на подушку и отдышаться от страшного сна, прийти в себя и вздремнуть еще пару часиков. Но я не могла себе этого позволить, ведь мой самолет отлетал в семь тридцать, а светящиеся цифры показывали пятнадцать минут шестого. Раздвинув шторы, я впустила в комнату серое утро, плачущее уже третий день и сама чуть не заплакала, понимая, что мечте, в которой я одеваю новые, замшевые туфли — не суждено было сбыться.

Посмотрев на чемодан, предусмотрительно собранный и в немом ожидании стоявший у двери, я удовлетворенно кивнула -переборов лень, я все таки выиграла время для кофе и душа, под которым не нужно будет спешить, намыливаться, и заодно чистить зубы. Чайник щелкнул и я скривившись, насыпала в чашку растворимый кофе. Ну не люблю я его и все тут! Сейчас бы выпить пахучего, свежесваренного кофе с щепоткой корицы, а не это жалкое подобие… Но покупать его я не стала, ведь дома меня не будет долго,так зачем тратить деньги?

Я подошла к окну и поставила чашку на подоконник, рассматривая привычный пейзаж. За эту ночь клен, росший под окном пожелтел еще больше, я это сразу заметила, ведь мы были почти друзья, ведущие каждое утро уже на протяжении десяти лет, молчаливый разговор. «Ну как ты?» Он зашелестел оставшимися листьями — » Еще одна ночь прошла». «Будешь ждать меня?» Крона слегка наклонилась — «Я всегда на своем месте».

Я -Виталина Самойлова сегодня улетаю в Трансильванию.

 

Глава первая. «Свадебные хлопоты».

Уже в такси, я понемногу вспоминала свой сон, оставивший после себя неприятное ощущение тревоги. Мне снилось, что я бегу по темному лесу, теряющему серую, безжизненную листву, лишенную красок осени и мои ноги еле касаются земли, пружиня и отталкиваясь от плотного мха и подушек высохшей травы. Я бежала не от зверя и не от человека — я бежала от тумана, стремительной лентой, вьющегося за мной. Я не просто чувствовала — я знала, что в нем скрывается нечто опасное и темное, несущее смерть. Ноги мои цеплялись за коренья деревьев и корявые ветви, я иногда падала и с трудом поднималась, до тех пор, пока туман не настиг меня… Я вздрогнула от воспоминаний, словно частичка этого таинственного тумана проникла в салон автомобиля и пробралась мне прямо в душу, пахнув сыростью.

— Может окно закрыть? — глаза таксиста, посмотрели на меня из зеркала заднего вида. Равнодушные, усталые и немного грустные. — Нет-нет, пусть будет открытым. — я улыбнулась ему, надеясь, что моя улыбка немного растопит его лед, но он лишь кивнул и уставился на дорогу. В моей голове вдруг промелькнул образ моей младшей сестры, с веселым открытым взглядом и копной белых кудряшек, закрученных в такие тугие кольца, что расчесать их по утру, всегда было проблемой номер один. — Таксисты это отдельная раса! — говорила она. — Они живут в своем мире и неизвестно с какими мыслями он вынырнет из него, чтобы поговорить с тобой.

Моя милая хохотушка Миля! Ее жених, вернее будущий муж — Девид, называет ее теперь — Милли и она настолько далека от меня, что хочется плакать. — Теперь я буду жить в Трансильвании! — щебетала она в трубку телефона, после того, как Девид сделал ей предложение. — Представляешь?! На родине Дракулы! — Это конечно сумасшедшая новость! — рассмеялась я. — Надеюсь Дракула не превратился в твоего Девида, чтобы соблазнить тебя и увезти в свой заброшенный в горах замок? — О — о, нет! Девид больше похож на ангела, чем на кровожадного вампира! — Миля захихикала. — Он милый… — Я надеюсь! А не то я приеду и заберу тебя у этого «ангела»! — шутливо пригрозила я. Моя Миля выходит замуж… Как жаль, что родители не увидят ее в подвенечное платье, которое мы часами выбирали общаясь по скайпу…

Мамы не стало пять лет назад, а отец умер в прошлом году, тихо отойдя во сне на встречу к своей жене. Теперь уходит и Миля, оставляя меня на съедение монстрам-будням, несущим меня к одинокой зиме… Стоп! — приказала я себе. — Хватит ныть! Миля счастлива, а значит и ты должна быть счастлива! Подумаешь Трансильвания! Несколько часов на самолете и Миля снова рядом.
* * *
Кошмар вернулся в тот момент, когда я парила в воздухе, раскинувшись в комфортном кресле самолета. Я бежала, бежала, переполняясь безысходностью и с ужасом слыша как где-то тоненько, навзрыд плачет Миля. Мое сердце сжималось от ужаса и я кричала как сумасшедшая, звала сестру и чувствовала спиной, как ко мне приближается смертоносный туман. Меня разбудила стюардесса, осторожно теребя за плечо.

— С вами все в порядке?

— Что?- я недоуменно смотрела на нее, не догадываясь, что кричала не только во сне, но и на яву. Пожилая пара, сидевшая напротив, с интересом смотрели в мою сторону.

— Вам наверное что-то приснилось. — вежливо объяснила девушка, улыбаясь одними глазами. — Как вы себя чувствуете?

— Спасибо. Уже все хорошо. Извините. — мне стало неловко и я покраснела.

— Ничего страшного. Отдыхайте. — она заскользила дальше по проходу, стройная, с великолепными ногами и блестящими белыми волосами, закрученными в тугой узел, а я отвернулась от любопытных взглядов к иллюминатору.

Может что-то случилось с моей Милей? Кто знает, что за человек этот Девид? Они познакомились в Америке, куда сестра ездила по обмену опытом. Их роман длился всего два месяца и все это время Миля разговаривала только о нем, щебеча по телефону — Девид то, да Девид се… А потом это предложение, переезд в Трансильванию… Вообщем скоропалительное решение сестры мне конечно не нравилось, но ведь она была так счастлива… Я снова остановила поток сомнительных мыслей, одним твердым решением, не вестись на глупые сны и не портить себе настроение. Это сработало, но червячок сомнения все-таки точил мою душу с тихим треском.

 

* * *
Белую головку Мили я заметила сразу. Она становилась на носочки от нетерпения, стараясь выглянуть из-за спин таких же встречающих и ее кудряшки весело подпрыгивали. — Виталина! — звонко закричала она, махая мне рукой. — Вита! Мы кинулись в объятия друг-друга и принялись целоваться,заливаясь слезами. — Я так рада! — Миля промокнула слезы кружевным платочком и взглянула на меня синими как небо глазами. — Пойдем же быстрее! Мне так хочется поговорить!

Я с любовью разглядывала свою сестрицу и как всегда изумлялась ее милой, кукольной внешности, так разительно отличавшейся от моей. Мне казалось я была слишком неуклюжей, слишком невысокой, слишком серой… Вообщем все «слишком» были не в мою пользу. Мы быстро покинули здание аэропорта и вышли на улицу, к шумящим толпам и снующим туда сюда такси. Я уже было подняла руку, чтобы остановить один из автомобилей, как Миля одернула меня.

— Не нужно. К нам подбежал мужчина в униформе шофера, на фуражке которого был такой блестящий козырек, что я сначала даже не увидела герб, расположившийся на кокарде. Я с немым вопросом посмотрела на Милю, скрывающую улыбку и уже после этого проследив за мужчиной, несущим мой чемодан, окончательно упала в ступор. Шофер ловко маневрируя между людьми и носильщиками, подошел к белоснежному лимузину и приветливо распахнул дверцы.

— Пойдем. — Миля потянула меня к этой роскоши на колесах и я лишь только выдохнула: — Я надеюсь рассказ будет во всех подробностях или я тебя покусаю Милена Самойлова!

 

* * *
Мы наконец выехали из шумного города и Милена достала из холодильника бутылку шампанского.

— Отметим нашу встречу?

-Я жду занимательного рассказа! — настаивала я, не в силах терпеть. — Он что, какой-то титулованный чувак? Миля рассмеялась.

— Да. Девид — князь.

— Ничего себе! Вот это маленькая сестренка Миля! — воскликнула я, уже совсем другими глазами глядя на свою сестру. — Почему же ты молчала?!
— Хотела сюрприз тебе сделать. Получилось? — уголки ее рта дрогнули в улыбке. —
Не то слово! И как же теперь тебя будут величать?
— Княгиня Вадареану. — высокопарно произнесла она и шутливо подмигнула мне. — Ну как?
— Да просто слов нет!
Мы пили шампанское, а задворки моей памяти настойчиво пропихивали в мое сознание обрывки сна, портя ощущения от встречи и Миля заметила это.
— У тебя что-то случилось?
— Да нет… Плохой сон и все.
— Не припоминаю, чтоб ты когда-то серьезно относилась к снам. — сестра удивленно посмотрела на меня. — Что за сон?

— Туман…мне снился туман… — прошептала я и меня передернуло от этих воспоминаний. В нем таились опасность и страх…и ты… Ты плакала и звала на помощь…

— И что же мне угрожало? — мне показалось, что в синих глазах Мили промелькнул страх.
— Я не знаю… — мне отчего-то стало зябко и неуютно. — Все. Хватит. Давай не будем об этом больше говорить. Я заметила как моя Миля вздохнула с облегчением, теребя сиреневый шарфик, красивым узлом повязанный на тонкой шее. Она потянулась ко мне хрустальным бокалом и мелодичный звон наполнил салон лимузина.
— За встречу. — прошептала она и улыбнулась. Ее улыбка показалась мне печальной и немного загадочной.

— Тебе хорошо с ним? — спросила я, желая почему-то, чтобы она сказала, что ей плохо и она хочет домой. Тогда бы я развернула этот чертов лимузин и мы бы как в детстве взялись за руки и вернулись домой…
— Очень… — ответила Миля, руша мои эгоистичные мечты. — Он такой сильный, уверенный в себе, властный…и ужасно красивый! — последние слова она произнесла с таким обожанием, что я поняла — Милю он забрал навсегда.
— Властный? — переспросила я. — Может ты путаешь это слово со словом — деспотичный?
— Ну что ты! — воскликнула моя сестрица округлив глаза. — Он…он просто мужчина с большой буквы!
Мне все больше хотелось увидеть этого «мужчину с большой буквы», надеясь, что моя добрая, наивная Миля не попала в лапы какого-нибудь тирана…

 

* * *
Дом князя Лепеша, если этот настоящий, средневековый замок можно было так назвать, располагался в живописном месте, в окружении тронутых красками осени, многолетних дубов, сквозь листья которых пробивались тонкие лучи солнца. Его остроконечные шпили пронзали небо, обсаженные нахохлившимся вороньем и я недоуменно повернулась к сестре.

— Это что, шутка?
— Отнюдь. Замок действительно очень старый, в башнях даже совы живут. — с какой-то странной гордостью сказала Миля. — А летучие мыши и воронье — это вообще классика жанра.
— Какого жанра? — хмыкнула я, разглядывая пустые бойницы в серых стенах. — Твой жених прям рыцарь готических романов…
— Ты еще оружейный зал не видела! — на лице Мили читалось восхищение. — Это нечто! Чем ближе мы приближались, тем больше росло мое удивлением.

— А к замку есть еще дороги?
— Нет. Кругом непроходимый лес. Это единственная дорога, по которой можно проехать в замок. — и снова в словах Мили прозвучала уже знакомая мне гордость. Ей нравится все это! — наконец додумалась я. — Она чувствует себя полноправной хозяйкой этого замка, леса сов и летучих мышей…

Я украдкой взглянула на ее счастливое лицо и вдруг подумала: » А потянешь ли ты эту ношу, моя маленькая Миля? Или для тебя уготована другая участь? Безропотной мышки, украшающей эту серую громаду камней…»
* * *
Гнетущее чувство охватило меня сразу как только я перешагнула порог нового дома своей сестры. Тяжелый скрип входных дверей произвел на меня тягостное впечатление, словно я вторгаюсь в святая святых самого зла. Заметив мою настороженность, Миля попыталась успокоить меня.

— Не волнуйся ты так! Замок очень старый и простоял без должного ухода долгие годы, поэтому в нем есть кое — какие проблемки… Все это починится в считанные дни!
— Я просто не пойму почему твой Девид решил все свадебные мероприятия провести здесь, а ни в каком нибудь комфортном отеле? Насколько я поняла, в деньгах у него нужды нет. — мне был действительно искренне интересен этот факт.
— Это я захотела. — мне показалось, что Миля немного недовольна моим вопросом. — Этот замок — подарок к свадьбе. Девид подарил его мне сразу после обручения.
— А-а, ну тогда понятно! Извини, что не поняла твоего желания похвастаться своим подарком, сестрица! Скажу тебе, что твой жених щедрый мужчина! — засмеялась я и огонек недовольства в глазах Мили погас. Она тоже заулыбалась и спросила: — Ты не против?

— Эй, а почему я должна быть против? — я шутливо покосилась на высокого шофера, стоявшего возле лимузина. — Ты вообще можешь выкинуть меня на лавочку возле аэропорта или отправить домой в грузовом отсеке самолета!
— Не говори ерунды! — Миля взяла меня под руку и повела к широкой лестнице, раскинувшейся посреди огромного холла. — Пойдем я покажу тебе твои апартаменты.
— А чемодан? — я оглянулась на свой одиноко стоявший чемоданчик.
— Его заберут. — отмахнулась Миля, волоча меня за собой. — Еще не все слуги прибыли, но я не могла ждать и не смотря на все протесты Девида, мы приехали сюда. К завтрашнему дню здесь будут и горничные, и повара и остальной обслуживающий персонал.
— Ты уже говоришь как настоящая княгиня! — не зло поддернула я сестру, на что она удивленно ответила:

— А я и есть настоящая княгиня. Мне снова показалось, что в ней промелькнуло какое-то высокомерие и это меня неприятно удивило. Мы шли по длинному коридору и наши шаги заглушал ворс ковров, устилавших каменные полы. Там где они заканчивались, наши каблуки глухо стучали о отполированные плиты, испещренные мелкими выбоинами.

На стенах висели старинные, бронзовые подсвечники с ангелочками, начищенные до блеска из чего я сделала вывод, что работы по обустройству замка все таки ведутся. Стрельчатые окна были чисто вымыты, а тяжелые бархатные портьеры источали запах лавандового кондиционера.
— Вот и они. — Миля театральным жестом распахнула двери и отошла в сторону, позволяя мне увидеть блеск роскоши выделенных мне апартаментов.
— А попроще ничего нет? — осторожно спросила я, опасаясь, что ненароком что нибудь разобью или сломаю.
— Виталина прекрати. — Сейчас Миля казалась старшей сестрой и смотрела на меня как на нерадивого ребенка. — Ты — моя сестра и должна приниматься соответствующим образом. Располагайся, а я закажу ужин из ресторана. Что нибудь праздничное! Девид приедет к восьми и мы посидим в семейной обстановке за бутылочкой хорошего вина.

Миля быстро пошла по коридору, а я всей душой чувствовала произошедшие в ней перемены… В мои апартаменты входило несколько комнат не считая ванной. Небольшой будуар с диванчиками, оббитыми нежной тканью был светлым и приветливым, похожим на комнату юной девушки, а вот спальня наводила на определенные размышления. В красных, приглушенных тонах, с черным, кружевным бельем, она напомнила мне…гроб. Гроб какой нибудь молодой аристократки, умершей от чахотки… Интересно, чем руководствовалась моя сестра, готовя мне эту комнату? Нужно как-то ненавязчиво, чтобы не обидеть, попросить Милю, чтобы мне сменили хотя бы белье, на более веселенький вариант… Не смотря на свежий ремонт, в комнатах еще витал запах сырости и старины, въевшийся в деревянные панели и легкий, почти незаметный аромат кедра и сандала.

Может эта комната когда-то принадлежала мужчине? Я сразу же нарисовала образ высокого, стройного князя, прапрадедушки Милиного Девида, как он ходил по этой комнате, выходил на полукруглую лоджию и смотрел на свои владения умными, черными глазами. Почему-то я была уверена, что глаза у него были обязательно черные. Мне тоже захотелось выйти и посмотреть на окрестности, почувствовать присутствие мифического хозяина этой комнаты. А был ли он? Мне хотелось, чтобы был…

Вид открывался изумительный. Лес, полный осенних красок, синяя гладь неба и еще по летнему теплый диск солнца… Я потрогала заросли вьющихся роз, которые заплели стены лоджии и заметила в одном месте просвет, через который были видны желтеющие кроны деревьев. Неужели лестница? Так и есть. Оборвав высохшие стебли, я увидела каменную лестницу с широкими перилами, убегающую вниз. Мне стало интересно и я решила спуститься, может она вела в сад и возможно даже там есть небольшой пруд с лилиями как в песне из «Трех мушкетеров»?

Усыпанные жухлыми листьями и сухими бутонами, ступени плавным полукругом завернули за стену и резко закончились, разбитые временем или чьей-то нехорошей рукой. Я переступила через обломки и увидала сквозь редкую травку, вымощенную дорожку, ведущую куда-то за плотную стену деревьев. Изнывая от любопытства, я быстро пошла по ней и приглушенно ахнула, когда передо мной вдруг возник высокий лабиринт из густых кустов, заросший одичалыми, вьющимися розами и торчащими в разные стороны ветками, которых уже давно не касалась рука садовника.

Из лабиринта пахнуло сыростью и плесенью и я аккуратно прошла мимо, не испытывая ни малейшего желания, углубиться внутрь или хотя бы просто заглянуть в его холодную, влажную темноту. Дорожка вела дальше, мимо потемневших от времени статуй, мимо заброшенного розария и упиралась в какое-то небольшое строение, с ажурными, кованными дверцами…

Склеп! Плачущие ангелы по бокам от входа склонили свои аккуратные головки к молитвенно сложенным рукам и замерли, охраняя это жилище мертвых, которое также как и все остальное в этом парке, заросло вьющимися растениями. Наверное какие-то предки нового родственника, решила я, остановившись поодаль. Неприятное местечко… Да и вообще весь парк производил гнетущее впечатление, сырой и темный, похожий на заброшенное кладбище. Я передернула плечами и быстро пошла обратно, не в силах отделаться от ощущения, будто кто-то смотрит мне в спину. Оно исчезло лишь когда я зашла за живую стену деревьев.

— Ты где была? — Миля сидела на одном из цветных диванчиков и листала журнал. — В парк спускалась?
— Да. — кивнула я. — И скажу тебе — мне стало не по себе.
— Ничего, бригада хороших садовников быстро приведут его в порядок. — беспечно сказала сестра, откладывая журнал. — Это запустение навеяло на тебя мрачные мысли.

Она переоделась и теперь красовалась в дорогих джинсах и розовой, мохеровой кофточке. На шее снова был повязан платок в тон кофты и его шелковые концы кокетливо лежали на хрупком плече.
— Тебе нравится носить шейные платки? — я раньше не замечала за ней такой манеры одеваться.
— Да как-то увидела в одном журнале и понравилось. — отмахнулась она и поменяла тему. — Ты ешь омаров?
— Не знаю, — засмеялась я, пожимая плечами. — Может и ем.

— Тебе понравится. — утвердительно сказала Миля и направилась к двери. — Приводи себя в порядок и спускайся, платье привезли.
— Я мигом!

* * *
Платье было еще красивей чем на фото в журнале. Миля конечно его уже примеряла, но я видела это великолепие впервые. Это была настолько тонкая работа, что казалось все эти кружева ткала не человеческая рука, а какие-то волшебники. Я боялась дотронуться до него, но зато моя сестрица не переживала по этому поводу и смело рассматривала и ощупывала это произведение искусства.

— Ну как? — она хитро взглянула на меня и мне показалось, что в ее глазах мелькнул огонек превосходства. Да нет, мне точно показалось. Это же моя Миля.
— Нет слов!- искренне сказала я, действительно испытывая восторг от платья. — Ты будешь самая красивая невеста!
— И не сомневайся! — засмеялась Миля и ее глаза влажно блеснули. — Жаль, что родители не увидят… Мы обнялись и долго простояли, всхлипывая и поглаживая друг-дружку по спинам.

— Ладно, — Миля похлопала себя по щекам и шумно выдохнула. — Пойдем я тебе покажу часть парка, которую ты не видела.
— А ты уверена, что мне там понравится? — хмыкнула я, вспомнив сырость и кладбищенскую тишину. — Может после? Когда там все приведут в порядок?
— Не капризничай Виталина! — Миля схватила меня за руку и поволокла к дверям лоджии. — Такого ты точно никогда не видела!

— Ты тоже можешь спускаться в парк со своей комнаты? — я обратила внимание на то, что ни зарослей, ни травы, торчащей между каменными плитами здесь небыло. Этой лестницей пользовались.
— Конечно! С этой стороны все лоджии имеют выход в парк. — Миля настойчиво тянула меня вниз и я решила, что видимо там что-то действительно очень интересное. Мы прошли мимо заросшего лабиринта и оказались прямо за склепом, который я видела чуть раньше. Мне снова стало не по себе и я поежилась от ощущения чего-то присутствия.

Вдруг темная, быстрая тень скользнула между кустами вьющихся роз и исчезла в темной глубине склепа. Я резко остановилась, а Миля недоуменно посмотрела на меня через плечо.
— Ты чего?
— Мне кажется я что-то видела. — Мое сердце выпрыгивало из груди от этого непонятного страха, который навевало на меня это место.
— Что ты видела? — сестра повернулась и взглянула на меня быстрым, прищуренным взглядом.

— Тень…она мелькнула между розами и исчезла в склепе…
— Успокойся моя боягузка! — глаза Мили поменялись и уже смотрели на меня смешливо и хитро. — Это всего лишь птицы, в большом количестве живущие здесь — в этом запустении… А ты уже представила себе мрачных привидений, гремящих костями?
Я почувствовала себя дурочкой, испуганной как маленькая девочка от одного взмаха птичьих крыл. Действительно, здесь масса «жителей», облюбовавших себе темные, тайные уголки не продуваемые ветрами.

— Пойдем! — Миля снова потянула меня и мне показалось, что она торопится увести меня подальше от этого места. Мы миновали покрытые изумрудным мхом обломки статуй и я не удержавшись, воскликнула:

— Господи! Это нереально!

Дорожка резко обрывалась и передо мной возник поражающий своим жутким великолепием обрыв, внизу которого шумела прозрачная река. Его противоположный склон порос деревьями и их разноцветная феерия резко констатировала с каменной стеной, над которой стояла я.

— Дух захватывает, правда? — прошептала Миля, прижимаясь ко мне. — Все время кажется, что если прыгнуть вниз, то ты обязательно взлетишь…
— Я надеюсь мы не будем эксперементировать? — мы рассмеялись и снова замерли, любуясь видом.

 

* * *
Когда я спустилась вечером вниз, Миля и Девид сидели возле камина и о чем-то тихо беседовали, склонив к друг — другу головы. Сестра первая увидела меня и приветливо улыбнулась.
— А вот и она! Девид, познакомься с моей сестрой!
Мужчина, все еще скрытый в полумраке, поднялся и направился мне на встречу. Я с искренним восхищением отметила, что Миля не обманула — ее жених был очень привлекательным мужчиной. Высокий, стройный, с красивыми, серыми глазами и белоснежной, приветливой улыбкой.

— Девид. — он протянул мне руку и я пожала ее, чувствуя приятное тепло и открытость молодого князя. А может он и правда не плох, и мне нечего бояться за свою наивную сестрицу?
— Виталина, — я тоже улыбнулась ему, вложив в эту улыбку максимум дружелюбия. — Можно просто — Вита.
— Я рад нашему знакомству. Чувствуйте себя как дома. — он обнял за плечи подошедшую Милю. — И приглядывайте за моей птичкой, она совсем как дитя.

— Может давай на «ты»? — смущаясь спросила я. — Не настолько мы отличаемся от друг-друга по возрасту.
— А почему бы и нет? — легко согласился Девид. — Значит ты остаешься?
— В смысле? — я недоуменно посмотрела сначала на него, а потом на него. — Я вроде бы только приехала.
— Я не успела тебе сказать… — Миля замялась, а потом выпалила: — Мы с Девидом подумали и решили, что было бы хорошо, если бы ты жила здесь.
— Что? — я еще больше запуталась. — На время свадьбы?
— Нет, навсегда.

— Мы тебя не заставляем принимать решение прямо сейчас, — быстро сказал Девид. — Подумай.
Я кивнула, но все время пока мы ели омаров и запивали их шампанским, думала о их предложении. Миля моя сестра и вполне нормально, что устроив свое будущее она стремиться помочь и мне, но будет ли это удобно? Чтобы не говорил князь — это может быть всего лишь уступками милым капризам молодой жены, а на самом деле его будет раздражать мое присутствие? Заманчиво было представлять себя живущей в этой роскоши, но и чувство гордости попискивало где-то внутри, размазывая красочные картины моего будущего.

— Я вижу ты напряжённо думаешь… — Девид оказался проницательным малым. — Могу тебя сразу успокоить, я совершенно не против твоего присутствия, ибо видеться мы будем лишь за столом и по праздникам — у меня очень много работы. Князья должны заботиться о своих достатках, людях и имуществе. — он устало улыбнулся. — И Милли будет приятно когда с ней будет ее любимая сестра. Ну и соответственно о деньгах… Я не хочу показаться тебе хвастуном, дорогая невестка, но денег у меня очень много, поэтому вы с моей очаровательной женушкой, можете тратить их целыми днями.
— Соглашайся Вита! — воскликнула сестрица и состроила такую просящую рожицу, что я не выдержала и рассмеялась.
— Я приму все это к свединию, но подумать мне все таки стоит.
— Хорошо. Думай. — Девид поднял бокал. — Но знай, ты никогда здесь не будешь лишней.

Я не заметила как пролетело время в компании Девида и Мили, мы и смеялись, и обсудили будущее торжество, и скорее всего немного перебрали с шампанским — голова легко и приятно кружилась. Часы на каминной полке пробили двенадцать раз и я нехотя произнесла:
— Мне пора спать.
— Может еще чуть — чуть посидишь? — сестрица помахала недопитой бутылкой шампанского.
— Нет, глаза слипаются… — сказала я и это было истинной правдой. — Еще насидимся. Спокойной ночи, Девид.

— Хороших снов Вита. — он вежливо приподнялся вместе со мной. — Тебя провести?
— Давай без вот этих церемоний! — буркнула я и стала подниматься по лестнице. — Не все же здесь князья..,
Они с Милей весело рассмеялись и я помахала им рукой.
В коридоре было прохладно и горели лишь несколько светильников, озаряя темноту тусклым, желтоватым светом, который сразу же поглощала ночь. Два окна были открыты и занавески взлетали как белые привидения, трепеща на сквозняке. Вот почему так холодно! Я попыталась закрыть одно из окон, но створки были настолько тяжелыми, что я сразу же отказалась от этой затеи.

До дверей моей комнаты оставалось несколько шагов, когда я увидела в конце коридора чей-то темный силуэт. Мне стало до одури жутко и мои ноги в два прыжка преодолели расстояние до двери. Силуэт сдвинулся с места и медленно поплыл мне на встречу. Я рванула ручку двери и заскочив в комнату, повернула защелку. Прислонившись к двери я прислушалась — было тихо, лишь тихо шелестели занавески. Показалось? Может быть…но в тот момент темный силуэт казался реальным.

Я еще немного посидела на кровати, чувствуя как хмель улетучивается из меня градус за градусом и все таки уговорила себя, что мне все это привидилось. Завтра я обязательно пройду в конец коридора и конечно же обнаружу там старую вешалку или забытую прислугой лестницу, которая в кромешной темноте приняла облик человека.
— У страха глаза велики. — громко сказала я и мне стало легче от звуков своего голоса.

Я включила плазму, висевшую на стене, нашла музыкальный канал и отправилась в ванную. Она оказалась белоснежной и сияющей с серебристыми кранами и шкафчиками, заставленными дорогой косметикой. Сразу же все мысли о жутком привидении испарились из моей головы и я кинулась в водоворот женских наслаждений…
Расслабленная и довольная, я сварливо побурчала о черном постельном белье и залезла под теплое одеяло, одним ухом слушая музыку, тихо льющуюся из колонок телевизора.

Снова я бежала по темному лесу и с каждым хриплым выдохом изо рта вырывались белые клубы пара. Я обернулась и с ужасом увидела, что густой туман догоняет меня, извиваясь и обволакивая черные деревья. Внутри что-то было, оно пульсировало и испускало флюиды страха, которые отзывались в моей груди бешенным стуком сердца. Я бежала, но не могла оторвать глаз от преследующего меня марева, рискуя упасть, споткнувшись о какую-нибудь корягу. Так и случилось. Рухнув на пожелтевший мох, я с ужасом смотрела как из тумана появляется темный силуэт…

Он подходил все ближе и наконец бледное лицо с черными глазами приблизилось ко мне вплотную.
— Мама! — закричала я и проснулась, совсем не ощущая пальцев, которыми вцепилась в край одеяла. В комнате никого небыло, но я испуганно вздрогнула, когда со стороны лоджии послышался тихий скрип и потянуло прохладой. Дверь открыло сквозняком… Я вытерла со лба пот одеревенелыми пальцами и выскользнула из под одеяла.

Лес, окружавший замок шумел от порывов холодного ветра, который гулял в коридорах живого лабиринта и срывал сухие бутоны роз. Они падали и с тихим шуршанием катились по каменным ступеням, словно кто-то невидимый осторожно спускался вниз. Я плотно закрыла дверь и вернулась в кровать.

Утром я первым делом отправилась на проверку. Дойдя до конца коридора, я разачарованно вздохнула — так и есть…старая, согнутая вешалка, за крючок которой зацепилась штора — именно ими всю ночь и играл ветер, врывающийся из открытых окон. Почему-то стало грустно… Хотелось быть свидетелем пугающих событий, о которых можно было бы рассказывать друзьям в тихие, зимние вечера. Я улыбнулась вешалке, отвесила ей поклон и пошла искать Милю.

Она заболела. Сестра лежала на большой, дубовой кровати и казалась малышкой, нелепо смотрящейся на этом огромном «монстре». Миля была бледной, с темными кругами под глазами, которые потускнели и стали серыми и блеклыми.
— Что случилось?! — я не могла спокойно смотреть на нее в таком состоянии — меня это пугало.
— Сейчас приедет врач. — в комнату вошел Девид, неся поднос, на котором стоял большой стакан молока и пышно красовалась румяная булка.
— Привет Девид. — сказала я, но мне бы хотелось услышать от сестры как она себя чувствует. — Ты дома?
— Да. Милли приболела, а она мне дороже всего. — он поставил поднос на прикроватный столик.

Мне конечно было приятно от него это слышать, но сейчас мои мысли были заняты сестрой. Я посмотрела на нее, но ее глаза были закрыты, словно она задремала.
— Как это случилось?
— Я очень крепко спал в эту ночь, — растерянно произнес князь, потирая виски. — Проснувшись, я услышал ее стон и почувствовал как она дрожит…кожа ее была бледной и холодной…

— Миля… — я подошла к кровати и тихо позвала сестру. — Миля, ты спишь?
Глаза ее медленно открылись и мне стало не по себе от ее взгляда. Он выражал надменную ненависть, практически злобу и я в ужасе отшатнулась. Но ее глаза вдруг приобрели обычную приветливость и доброту и нежно посмотрели на меня.
— Вита…
— Как ты себя чувствуешь? — я выкинула из головы дурацкие фантазии и схватила ее за руку. — Тебе плохо?
— Все отлично…просто слабость и все…это пройдет… — ее голос действительно звучал слабо, но довольно уверенно.
— Я принес молоко. — Девид присел с другой стороны и взял ее за руку. — Выпей, это полезно.
— Я выпью. Позже. — улыбнулась ему Миля. — Не нужно так туситься надо мной. Все хорошо.

Дверь в спальню распахнулась и в нее вошел маленький, лысый мужчина, с такими пышными усами, что если бы ему захотелось смастерить из них парик — у него бы точно получилось. В одной руке он держал кожаный саквояж, а в другой черную, блестящую трость.
— Наконец-то! — Девид кинулся ему на встречу. — Здравствуйте доктор Кордеш!
— Доброе утро князь. — мужчина почтительно склонил голову и сразу же бросил взгляд на кровать. — Что-то с вашей невестой насколько я понял?
— Да, прошу, осмотрите ее.
— Обязательно ваша светлость. — мягко улыбнулся доктор. — Но прошу всех покинуть комнату.

— Да — да, конечно…
Мы вышли в коридор и замерли возле окна. Погода начинала портиться и лишь маленький клочок синего неба все еще маячил над лесом, окруженный темными, неприветливыми тучами.
— Надеюсь ничего серьезного. — хрипло произнес Девид, сжав кулаки.
— Все будет хорошо. — я похлопала его по плечу. Мне было жаль его, он действительно любил мою сестру. — Может она беременна?

Эта мысль только пришла мне в голову и я загорелась надеждой. Это многое бы объяснило. Девид непонимающе посмотрел на меня, а потом в его глазах вспыхнула радость.
— Но это всего лишь предположение… — быстро сказала я, не желая давать ему ложные надежды. — Не принимай близко к сердцу.
— Да, я все понимаю… — кивнул князь, но радость в его глазах все еще светилась. — Я был бы безумно рад…
— Я тоже. — улыбнулась я. — Мне бы хотелось иметь парочку непоседливых племянников…

Дверь тихо отворилась и в коридоре появился доктор Кордеш. По видимому он услышал часть нашего разговора.
— Ваша невеста не беременна. — сочувствующим тоном сказал он и сразу же добавил: — Но это не повод для расстройств. Этот дом еще наполнится криками детишек.

Князю не удалось скрыть разочарование и я пожалела о своих скоропалительных выводах.
— Тогда что с ней? — тревога за невесту вытеснила остальные чувства. — Что-то серьезное?
— Нет, не думаю… — доктор вздохнул, словно раздумывая говорить ему все или нет. — Слабость, анемия, низкая температура — вызваны существенным истощением организма….она практикует отказ от пищи или увлекается диетами?

— Нет… — Девид удивленно пожал плечами. — У нее прекрасный аппетит…да и зачем ей диеты? Она чудесно выглядит!
— Конечно-конечно… — закивал доктор. — Ваша невеста очаровательная девушка, но возможно она занимается этим когда вас нет дома и вы не в состоянии наблюдать за ее режимом питания?
— Господи… — протянул князь, бледняя. — Зачем ей это нужно?! Мне нужно поговорить с ней!
— Только не сейчас, — остановил его Кордеш. — Она спит. Когда проснется, заставьте ее поесть. Хорошо?
— Непременно! — я посмотрела на Девида и с уверенностью решила, что он затолкает в мою хрупкую Милю, все, что найдет на кухне.

* * *
Девид уехал на несколько часов, пока моя сестра спала и я осталась одна, не считая слуг, которые прибыли еще с утра. Они сновали по дому и наводили порядок, подчиняясь крупной, дородной женщине, которую Девид представил как экономку и сказала обращаться к ней если мне что — нибудь понадобиться. Экономку звали Богна, но она сразу же сказала, что бы я называла ее тетушка Богна и не иначе.

Я сидела возле камина в гостиной, когда она неслышно подошла ко мне и участливо спросила:
— Молоденькая — то хозяюшка слегла?
— Да, сестра приболела, — я оторвалась от книжки, которую нашла в библиотеке. — Но доктор сказал, что все обойдется, ей просто нужно восстановит силы. Я надеюсь вы проследите за ее питанием?
— Конечно милая! Это моя первая обязанность, чтоб князю и его женушке было хорошо. — экономка улыбнулась и мне сразу стало понятно, что мы подружимся с этой простой, деревенской женщиной. Она немного помолчала и вдруг спросила: — А давно хозяюшка приболела?

— Еще вчера она была бодра и весела, — ответила я. — А утром ослабла…
— Ну ничего, обойдется. — тетушка Богна покачала головой и вздохнула. — Не ходите пока в парк, посидите дома.
— Почему? — удивилась я. Мне показалась странной эта просьба.
— Все заросшее там, обломков всяких много, не дай Бог поранитесь…

Богна ушла, но ее просьба не выходила у меня из головы. Словно она что-то не договаривала и меньше всего ее беспокоило то, что я могу пораниться в парке. Я отложила книгу, желание перечитать «Трех мушкетеров» — пропало. В камине потрескивали дрова, в гостинной было тихо, лишь громкий голос тетушки Богны доносился со стороны кухни. Тучи стали еще темнее и ниже, притягиваясь к земле как соскучившийся любовник за поцелуем, лес шумел и на душе было неспокойно.

Я подошла к окну и прижалась лбом к холодному стеклу — мне было страшно. Страшно за сестру. Я не могла ее потерять. С трудом отогнав от себя мрачные мысли, я окинула взглядом лабиринт, с застывшими, одинокими статуями. «… Не ходите пока в парк, посидите дома… » Мои глаза наткнулись на склеп, который было хорошо видно из окна гостиной. Его зловещие стены напоминали мне одинокую вдову на празднике, темные и пугающие. И снова мне привиделось движение, но уже внутри него. Нет, не может быть! Это игры теней и только… Что может двигаться в закрытом склепе? Я напрягла зрение и уставилась на его кованные двери. Нет, ничего… Нужно успокоиться и взять себя в руки. Это всего лишь воображение.

 

* * *
Миля спустилась к обеду, посвежевшая и улыбающаяся. Словно это не она лежала бледная и вялая пару часов назад в кровати.
— Что у нас на обед? — она грациозно присела на стул с высокой спинкой. — Почему не подают? Или мне ждать до вечера?
Мне не понравился ее тон, но я благоразумно промолчала, списывая все на ее плохое самочувствие. Богна нахмурилась и вышла из гостинной, через несколько минут в комнате появились слуги с подносами.

— Девид слишком любит простоту. — сказала она и недовольно повела плечом. — Мне кажется это не соответствует его титулу.
— А давно ли ты стала таким снобом? — не удержалась я. — Мне кажется, Девид отличный парень.
— Конечно! Он самый лучший! — ее глаза снова загорелись теплым светом, но перемены произошедшие с ней, нравились мне все меньше. — Просто…я имела ввиду, что он слишком любит простоту…
» Странно, в аэропорту она говорила совсем другое, будто описывала другого человека… Девид конечно очень красивый мужчина, но сильный и властный — это не про него. Добрый, участливый, дружелюбный…но никак не властный… » — Эти мысли не давали мне покоя и я задумавшись ковыряла в тарелке бифштекс. Миля ела с аппетитом, без конца потирая шею под платком. Мне надоело на это смотреть и я сказала:

— Да сними ты его! Я же вижу, тебе в нем не комфортно…
— Немного зачесалась шея… — недовольно ответила сестра и больше ее руки не поднимались выше стола.

К тому времени как приехал князь, Миля стала сама собой, веселой и милой, какой я знала ее всегда. Мы немного поболтали, выпили красного вина и даже сыграли в карты. Девид искренне обрадовался переменам в ее самочувствии и постоянно прижимал ее к себе, поглаживая ее тонкую шейку. Я сказала, что хочу вздремнуть и оставила их одних, справедливо полагая, что мое общество лишнее.

Поднявшись к себе в комнату, я оделась потеплее и вышла на лоджию, решив, что страхи Богны совершенно беспочвенны и я не маленький ребенок. Спустившись в парк, я пошла по заросшей дорожке, намереваясь во что бы то не стало, избавиться от своих страхов.

Склеп словно молча наблюдал за мной, когда я решительным шагом направилась к нему. Черный, гладкий мрамор покрывали капли оседавшего тумана и он был похож на отполированный агат. Белоснежные статуи, сгорбились, удивленные моим появлением и мне представилось как они поворачивают головы, глядя мне вслед. Я одернула себя и приблизилась к ажурным дверцам. Запах тлена и запустения, горестный и щемящий… Здесь нет ничего кроме смерти… На табличке, привинченной возле входа, было написано: » Драгош Вадареану 1756 — 1786 «

Предок Девида! Каким молодым он умер… Мне вдруг показалось, что я слышу аромат кедра и сандала, похожий на тот, что еще сохранился в моей спальне. Нет, ерунда…
Я провела пальцами по табличке, стирая прохладную влагу и чуть не закричала, когда за моей спиной раздался голос:
— Что ты здесь делаешь?
— Миля! — мое сердце выскакивало из груди. — Разве можно так пугать?!
— Извини. — ее глаза были настороженными и будто изучающими. — Так что ты здесь делаешь?

— А что? Мне запрещенно ходить по парку? — я чувствовала, что что-то происходит, но не могла понять что именно. — Ты чем-то недовольна?
— Да нет, что ты… — вернулась добрая и ласковая Миля. — Я посто поднялась к тебе и увидела тебя здесь из окна… Собирается непогода и я испугалась, что с тобой может что-то случится…
— Например? — я все еще видела злость в ее излучающих заботу глазах.
— Здесь много сухих деревьев, а ветер поднимается все сильнее. Не дай Бог какая — нибудь ветка обломится…
Я улыбнулась своей Миле.

— Ну раз ты так заботишься обо мне, тогда пойдем домой.

 

* * *
Эта ночь была ужасной. Ветер свистел и ломал в парке деревья, которые с треском падали на живой лабиринт. Молнии озаряли небосвод и от них становилось светло. Я лежала в кровати и почему-то думала о предке князя, прах которого лежал в черном, мраморном склепе. Драгош Вадареану… Драгош… Интересно, каким он был? Был ли он похож на князя? Почему он умер в столь молодом возрасте? Нужно завтра спросить у Девида… Мысли начинали путаться и я задремала, подумав напоследок, что сестра не хочет, чтобы я приближалась к склепу… Почему?

Я проснулась от жуткого треска и подскочила с кровати, вертя головой. В комнате было светло как днем, от голубых молний, бьющих куда-то в сторону обрыва и реки. Приведя дыхание в порядок, я отодвинула штору и посмотрела на лоджию — так и есть, дерево упало прямо на нее. Высохшие ветви почти касались стекла и было удивительно как они не разбили окно.

Я уже было собралась задернуть штору обратно, как вдруг в сиянии молний, увидала хрупкую фигурку в белой ночнушке, быстро идущую в сторону замка. Миля?! Я покрылась колючими мурашками страха и ладони мои вспотели. Что она делает на улице, под холодным дождем, в ночной рубашке?! Я кинулась искать халат и как назло в комнате воцарилась кромешная темнота, наконец нащупав его, я выскочила в коридор и помчалась вниз. Распахнув входные двери, я закричала в темноту: — Миля! Миля!
Но никто не отзывался, лишь ветер трепал полы моего халата.

— Что случилось?! — ко мне подбежала Богна и оторвав меня от двери, захлопнула их. — Совсем же намокла!
— Там Миля! — я снова схватилась за ручку. — Я ее видела в окно!
— Вам показалось. Хозяюшка наверное спит давно, с чего бы ей по такой погоде по парку разгуливать в одном белье?
— Я точно ее видела! — настаивала я, потому что верила своим глазам на все сто процентов.
— Вита? — по лестнице спускался князь и на его лице отражались удивление и испуг. — Я был в кабинете и услышал ваши крики…

— Мне показалось, что на улице моя сестра… — моя уверенность стала ослабевать.
— Милли? — воскликнул Девид и понесся наверх, а мы помчались за ним следом.
Он рывком распахнул дверь спальни и облегченно вздохнул. — Тебе показалось…
Я не веря своим глазам, увидела спящую в кровати сестру и покраснела. Неужели мне и правда привиделось? Нет…не может быть…я явственно видела ее. Но и пройти мимо меня она не могла…
— Извини Девид… — пробурчала я. — Не знаю, что со мной…
— Ничего, бывает. — князь все еще выглядел испуганным. — Иди спать, завтра разберемся кого ты там видела.
Я, пристыженная своим поведением, пошла к себе и не заметила, как Богна настороженно посмотрела на розовые тапочки Мили, на которых кое — где налипла грязь…

Как же так! Я точно схожу с ума! Переполошила весь дом… Но тут же перед моими глазами промелькнула картина — Миля, быстро идущая к дому, ее развевающаяся ночнушка… Нет! Я положительно кого-то видела!
Улегшись в кровать, я быстро заснула, даже мысли мне были не помеха, кружившие в моей голове как снежинки.

 

Глава вторая. » Гость «.

 

— Вставай! Ну давай же! — звонкий голос сестрицы ворвался в мое сознание как вихрь холодного ветра. — Хватит дрыхнуть! Сегодня же девичник!
— Какой еще девичник? — промямлила я, не отрывая головы от подушки. — Не хочу я никакого девичника…
— Вставай лежебока! — не унималась сестрица и тут же я почувствовала как она запрыгнула на кровать. — Или сейчас будет кому-то плохо!
Ее холодные пальцы пробрались под одеяло и защекотали мои теплые пяточки.
— А — а — а! — завизжала я дергаясь словно меня током ударило. — Хвати — и — т!
— Встаешь? — Миля была запыханной, но свежей и бодрой, даже легкая бледность не портила ее. — У нас много дел!
— Да от тебя же не отвяжешься… — недовольно пробурчала я и пошлепала в ванную.

Мы наскоро позавтракали и Миля потянула меня по магазинам. Я долго отнекивалась и капризничала, но моя сумасбродная сестрица все таки заставила меня купить платье, туфли и еще массу всего. Таких вещей у меня никогда небыло, а увидев ценники, я чуть в обморок не упала.
— Да не переживай ты так! — смеялась Миля, примеряя одно платье за другим. — Для Девида это мелочь.
— Но все равно, как — то неудобно… — пыталась я объяснить свое состояние Миле, но она лишь отмахнулась.
— Не забивай дурным голову. Тем более у нас сегодня праздник!

Мы еще пару часов провели в магазинах, терроризируя продавцов и наконец уставшие и изможденные, отправились в замок.
Автомобиль мягко притормозил возле главного входа в замок, скрипя гравием и шофер выскочил под дождь, раскрывая на ходу большущий зонт. Мы сделали пару шагов и вдруг порыв ветра выгнул зонт в другую сторону, ломая спицы и вырвав его из рук шофера, понес в сторону парка. Моментально промокшие, мы с Милей побежали к дверям, хохоча и повизгивая от холода.

Шофер догнал нас и распахнул перед нами большие скрипучие двери, дождевые капли стекали по его блестящему козырьку и струйками текли по темно — синему костюму.
— Погрейтесь и обсушитесь. — сказала я ему и получила в ответ дружелюбную улыбку. — Так и заболеть не долго.
— Обязательно. — он склонил голову, но я успела заметить в его глазах теплый огонек.
— Да ты вся вымокла! — воскликнул Девид, недовольно оглядывая мокрую Милю. — Ты думаешь о своем здоровье или нет?!
— Прекрати, дорогой. — сестрица потерлась щекой о его грудь. — Я совсем не замерзла.

Действительно, холодно не было, но влажная одежда неприятно липла к телу. Со стороны большого кресла, стоявшего возле камина, послышалось легкое покашливание и мы с сестрой удивленно посмотрели в ту сторону. В кресле кто-то сидел, но освещенный огнем камина, он был похож на расплывчатое пятно.

— Драгош, иди скорей познакомься с моей невестой! — князь улыбнулся Миле. — Сейчас ты познакомишься с моим троюродным братом.
Драгош??? Мне вспомнилась табличка на склепе. Легкая волна непонятного страха пробежала по моей спине. Ну и что? Мало ли Драгошей по всей стране?
Я посмотрела на Милю и изумилась тому, как поменялось ее лицо. Волнение, предвкушение, восхищение, страх и возбуждение смешалось на бледном лице сестры и у меня неприятно засосало под ложечкой. Судя по князю, она его не знает, но что тогда значат эти чувства, так явственно проступившие не только на лице, но и в глазах? Странно.

Ох! — чуть не сорвалось с моих губ, когда этот Драгош подошел к нам медленной, расслабленной походкой. Он был шикарен. Высокий, с широкими плечами и длинными ногами, он походил на грациозного хищника. Легкая, темная щетина, тяжелый, пронзительный взгляд и вьющиеся в красивом беспорядке волосы, с падающей на лоб челкой. Он был одет в темный костюм и черные, блестящие туфли, белая рубашка с слегка растегнутым воротником, открывала поросшую волосами грудь. Руки его были засунуты в карманы брюк, на одной из них тускло поблескивал золотой «Ролекс».

Я вдруг вспомнила, что мои волосы в ужасном беспорядке, мокрыми, слипшимися прядями лежат на плечах, джинсы в грязных потеках от луж, по которым мы бежали и покраснела. В эту минуту мне показалось, что он насмешливо улыбнулся краешком губ и покраснела еще больше.
— Драгош. — сказал он и протянул Миле руку. — Рад нашему знакомству.
— Милли… — выдохнула сестра, намеренно исковеркав свое имя на европейский лад.

Мне показалось, что ее пальцы дрожали, когда она вложила их в протянутую руку мужчины. Он наклонился и прикоснулся к ним губами. Могу поклясться, Миля таяла как снег по весне и мне это абсолютно не нравилось.
— Драгош. — голос мужчины вывел меня из раздумий и я наконец заметила его протянутую руку.
— Вита. — просто сказала я и быстро пожав ее, убрала свою ладошку за спину.
Он насмешливо изогнул бровь и вернулся в кресло.

Пока мы поднимались по лестнице, я заметила как возбужденна сестра. На ее лице блуждала странная улыбка, глаза поддернулись влажным блеском, а пальчики нервно подрагивали.
— Во сколько мероприятие? — спросила я ее, дабы вернуть в реальность.
— Да — да, собирайся. — рассеянно произнесла она и зашла в комнату, даже не глянув на меня.

Что, к чертям происходит?! Миля ведет себя как школьница перед накачанным вожатым! Интересно, Девид заметил это? Как неприятно… А этот Драгош…сразу видно — еще тот тип… Надменный, насмехающийся и…чертовски привлекательный…
— Где это вас носило?! — возмущенный голос Богны прозвенел совсем рядом. — Простуда нападет, будете на свадьбе с красным носом!
— Я сейчас заберусь в горячую ванную. — успокоила я экономку. — Выпью горячего чаю и ничего со мной не случится. А вы что делаете?

Тетушка Богна стояла с кипой ароматного белья возле распахнутой двери соседней комнаты.
— Здесь будет жить брат князя. Драгош Вадареану. — экономка отвела взгляд, скрывая мелькнувшее в них нечто.
— А почему именно возле меня? В замке больше нет других комнат? — меня взволновала эта новость.
— Эти две и спальня князя приведены в надлежащий вид, остальные комнаты слуги стараются привести в должный вид к тому времени как начнут съезжаться гости. — объяснила Богна. — Вас напрягает его присутствие?

— Нет…с чего бы это? — солгала я и смутилась. — Тетушка Богна, скажите, чтоб мне принесли чай.
— Сию минуту. — женщина подняла голову и быстро засеменила к спальне брата князя. — Белье вот только горничной отдам.
Я посмотрела в конец коридора и увидела Драгоша, идущего прямо мне на встречу. Вот почему так засуетилась Богна! Я тоже быстренько шмыгнула в свою комнату и закатила глаза — как подросток, ей Богу!

 

* * *
Мне было скучно до безобразия. Наряженная в тесное платье и в сапоги на высоченных каблуках, я с тоской смотрела на Милю и ее отплясывающих на клубном танцполе подруг. От выпитого спиртного клонило в сон и я еле сдерживала зевоту, наблюдая за весельем своей сестры. Наконец они вернулись к столику, смеясь и слегка пошатываясь.
— Ну что ты такая ску-учная?.. — Миля была веселой и слегка под шофэ. — Давай потанцуем, ведь это мой праздник!
— Обязательно потанцуем, — ответила я, чтоб не спорить. — А где Девид?
— Он с друзьями в отеле «Стилс», наверное пьют водку и ждут стриптизерш! — захихикала Миля, падая на мягкий диванчик. — Пусть веселится! Официант!

К нашему столику сразу же примчался симпатичный парнишка с подносом, на котором переливались всеми цветами радуги бокалы с коктейлями.
Мы выпили и я решила проявить интерес.
— А этот м-м-м Драгош…женат?
Миля вздрогнула и ее веселье сначала пропало, а потом стало напускным.
— Не знаю…но по моему нет. А что, понравился? — в ее глазах промелькнула ревность. Или мне показалось? — Симпатичный, правда?
— Да, приятный мужчина. — кивнула я, пристально изучая ее реакцию. — Немного надменный, но это ему идет..,

Лицо сестры приобрело злобное выражение, но всего лишь на минуту, потом она участливо похлопала меня по руке.
— Не лелей надежду…он не для тебя.
Сначала я хотела было возразить, типа : «Да не нужен он мне! С чего ты вообще решила!» Но вдруг ее слова приобрели другой смысл.
— В смысле — не для меня? Ты хочешь сказать, что я не достойна столь шикарного мужчины? — я пафосно воздела руки. — Я слишком сера и уродлива?
Подруги Мили схватили свои коктейли и ретировались ближе к сцене, на который выступала знаменитая, местная группа.
— Нет! Не совсем так… — начала оправдываться моя сестрица, но я видела, что она именно так и думает!
— Ладно, отдыхайте, — сказала я и встала. — У меня разболелась голова.

— Ну прекрати… — Миля попыталась меня удержать, понимая, что перегнула палку, но для меня вечер был закончен.
— Шофер ждет? — спросила я, накидывая пальто.
— Я отослала его…
— Ничего, я возьму такси. — не слушая больше ее уговоров, я с облегчением покинула шумный клуб и вышла на улицу. С неба тихо падал первый снег…

Легкий морозец прихватил лужи, которые все еще оставались после холодного ливня и мои ноги в неудобных сапогах опасно разъезжались в стороны. Я поплотнее закуталась в пальто и повернулась в сторону движущихся мне на встречу машин. В далеке ярко светилась неоновая вывеска отеля «Стилс» и я представила как Драгош с бокалом чего-то очень дорогого, наблюдает за танцем стриптизерши и в его глазах блуждают темные огни…

Из-за угла показались шашечки такси и машина завернула в мою сторону.
— Такси! Такси! — закричала я, махая рукой и тут мой каблук соскочил с скользкого тротуара и я чуть не села на шпагат, проехав прямо под колеса автомобиля. Громко завизжали тормоза и захлопали дверцы.
— С вами все в порядке?! Чтож вы под колеса бросаетесь, жить надоело?! — пожилой мужчина гневно смотрел на меня даже не пытаясь помочь. — Я чуть разрыв сердца не получил!

— Я ее знаю. — второй голос заставил меня похолодеть. Колено, которым я ударилась, заныло с новой силой. Я съежилась, но потом глубоко вздохнула и подняла голову.
— Вы сильно ушиблись?
— Не настолько, что не смогу подняться сама. — буркнула я, злясь на Драгоша неизвестно из-за чего и заранее отвергая его помощь. Я медленно поднялась, смущаясь под его взглядом и спросила: — Вы не подбросите меня в замок?
— Конечно. — насмешливо ответил он и жестом пригласил меня в такси. — Не могу отказать женщине, которая падает к моим ногам.

Я одарила его убийственным взглядом и забралась на заднее сиденье, морщась от боли и надеясь, что Драгош сядет возле водителя. Но нет, он устроился возле меня и захлопнул дверцу. Такси тронулось с места, а я замерла, скованная его присутствием.
— Девичник уже закончился? — я почувствовала в его голосе смех и нахмурилась.
— А мальчишник?
— Для меня да. — ответил он. — Захотелось прогуляться по ночному городу. Давно не ездил на такси.

— Да ну понятно… — не удержалась я и хмыкнула.
— Это была издевка? — он посмотрел на меня и хотя в темноте не было видно его глаз, я готова была поклясться, что он удивлен.
— Нет — это была констатация факта. — ответила я и подумала. » Миля была права. Он слишком…короче он во всем слишком для меня. Мне никогда не быть с таким мужчиной, мы слишком разные.» — Меня это почему-то успокоило и я расслабилась, глядя в окно. Он тоже замолчал и я слышала лишь его тихое дыхание, чуть разбавленное спиртным.

— Нравится в замке? — вдруг спросил он и я снова удивилась бархату его голоса.
— Еще не знаю, он слишком мрачен. — ответила я и поежилась, вспомнив мраморный склеп в парке.
— Когда-то он блистал. — чувственные, властные нотки пробуждали во мне трепет. — Его величие и красота возбуждали восторг и зависть…

— Вы так говорите, будто сами видели это.
— Называй меня на «ты», Вита, — сказал он и его прохладные пальцы слегка коснулись моей руки и сразу же Драгош убрал их. — Я много где бывал… Сестра счастлива? — он вдруг сменил тему.
Моя кожа еще слегка покалывала от его прикосновения, а знакомый аромат кедра и сандала тонким, невидимым облаком исходил от его одежды и тела. Может мне кажется? Сейчас много одеколонов с похожими нотками…
— Похоже, что да. Они хорошая пара. — осторожно ответила я, насторожившись.

Может он намекает на то, что они принадлежат к разным слоям общества? Или ему понравилась сестра? По крайней мере то, что Миля в нем видела не только брата своего жениха — я подозревала.
— Да, они хорошо смотрятся вместе. — согласился он и тут же поинтересовался: — А ты, счастлива?

На что он намекает? Замужем ли я?
— По своему — да. Мне нравится моя жизнь.
— Вот мы и приехали. — Машина остановилась и Драгош помог мне выбраться из нее. — Иди в дом, я расплачусь.
— Я тоже мо… — начало было я, но тут же замолчала на полуслове под его взглядом, не терпящим возражений. Ну и ладно, все таки он мужчина пусть платит. Я пошла к замку, оставляя следы на свежевыпавшем снеге и в моей душе все переворачивалось от странных чувств, которые я испытывала рядом с этим мужчиной. Он был недосягаемым как небеса, словно житель другой планеты, а я маленькая, серая мышка, приехавшая из провинциального городка. Да, мне об этом сегодня намекнула моя сестра и наверное она была права, с моим-то рылом в калашный ряд…

Дверь мне открыла Богна и снова недовольно забурчала о погоде, снеге и тонком пальто, но вдруг ее лицо вытянулось и она быстро ретировалась в сторону кухни, из чего я сделала вывод, что Драгош за моей спиной.

Словно холодный ветер пробежал по моей не прикрытой шарфом шее. Сквозняк? Но я слышала как дверь закрылась. Будто колючие, зябкие пальцы пробежали по затылку отчего короткие волоски встали дыбом. Мои зубы непроизвольно застучали.
— Тебе стоит пройти к камину. — бархатный голос добавил ощущений к моим и без того оголенным нервам. — Мне кажется ты замерзла.
— Это больше похоже на приказ чем на предложение. — произнесла я внезапно охрипшим голосом.
— Да, я люблю, чтоб меня слушались. — загадочно произнес он и обойдя меня, прошел к камину первым. Его аромат, смешанный с морозной свежестью улицы, коснулся моих ноздрей и я чуть не застонала. Интересно, он считает, что и я должна его слушаться?

Довольно царские замашки… Я же не одна из его подчиненных…
— Что ты там застыла? — Драгош насмешливо смотрел на меня и казалось в его глазах отражались все мои мысли. — Иди сюда.
С каких пор мы начали так тесно общаться? Сегодня вечером, я даже и в мыслях не держала, что буду вести с ним хоть какие-то беседы. Но ноги понесли меня к весело горящему очагу и я их расслабленно протянула, усевшись в кресло.

Хотелось спать, но тепло камина не отпускало и я просто сидела с прикрытыми глазами, наслаждаясь тишиной после шумного клуба. Драгош молчал и я посмотрела на него сквозь ресницы. Он сидел напротив меня и смотрел в упор, не сводя своих черных глаз ни на секунду. Его рука была на подлокотнике кресла, а пальцы поглаживали нижнюю губу, словно он о чем-то думал. Я была уверена — он не видит,что я наблюдаю за ним и продолжала рассматривать его.

Но мои глаза не могли оторваться от его темных, глубоких как зимняя ночь очей и я, притянутая ими, чувствовала как по телу разливается приятная истома, ленивая нега, не позволяющая мне даже двигаться. Он вдруг встал и направился ко мне, медленно, как ленивый, черный кот. Куда? Что он хочет? Я захотела встать, но тело противилось, изласканное мягким, избавляющим воли, чувством.

Драгош подошел настолько близко, что его колени коснулись моих и в моей голове мелькнула нелепая мысль: » На коленке дырка, как не красиво…» Он протянул руку и погладил меня по одной щеке, потом по другой и я задрожала от его возбуждающей, почти электрической энергетики. Легкий запах сандала защекотал мне ноздри и я судорожно вздохнула.
— Как приятно ты дрожишь… — прошептал Драгош, не отнимая руку от моего лица. — Как овечка перед волком… Твое тело чувствует меня, оно почувствовало меня сразу, как только мы встретились… Ты боишься меня и это…правильно…

Я, большим усилием воли вынырнула из этого пьянящего состояния и с громким вдохом открыла глаза. Что это? Драгош сидел на своем месте и смотрел на огонь, в его руке янтарно переливался бокал с бренди и никаких поползновений в мою сторону явно не было.
— Я даже не успел налить себе выпить, как ты заснула. — сказал он, даже не глядя на меня. — Устала танцевать на девичнике?
— Я и не танцевала… — мне пришлось прокашляться ибо в моем горле от волнения и непонятного страха, поселилась семья ежей. — Не то настроение.

— Ты чем-то расстроена? — он наконец повернулся. — Может свадьба сестры тебе не по душе?
— С чего бы это? Мне очень нравится Девид. — я приняла оборонительную позицию и похоже она его смешила. Да как он смеет насмехаться надо мной?!
— Он слишком наивен. — Драгош выплюнул это слово с пренебрежением и сарказмом. — Им легко манипулировать.
— Что ты хочешь этим сказать? — мое сердце неприятно подпрыгнуло. Он намекает, что Миля манипулирует им в своих интересах?!

Разговор обещал быть неприятным, но входная дверь вдруг распахнулась и я увидела свою сестрицу.
— Драгош? — удивленно протянула она, небрежно бросив сумочку на лакированный столик. — А разве ты не с Девидом?
— Как видишь, мне захотелось побыть одному.
Взгляд Мили стал неприязненным, когда он скользнул по мне. Я не отвела глаз и твердо посмотрела на нее в ответ,

— Но похоже ты нашел себе компанию.
— Прекрасная незнакомка упала под колеса автомобиля…прям как в кино… — насмешливо протянул он. — Удалось немного порыцарствовать, но незнакомка оказалась…
— …Обычной девушкой с провинции… — продолжила Миля и натянуто рассмеялась.
Мне стало не по себе. Она явно старалась унизить меня перед ним. Но зачем???
— Нет, — Драгош лукаво взглянул на меня. — Я хотел сказать, что незнакомка оказалась очень даже знакомой и невероятно волшебной под первым снегом.

Я почувствовала как мои щеки розовеют. Черт, а это все таки приятно…
— Что вы пьете? — сестра сделала вид, что ей все равно, но от этого усилия, ее движения стали нервными, а улыбка неестественной.
— Бренди. — ответил Драгош и провел ее задумчивым взглядом, когда она направилась к бару.
— Я пойду спать. — Мне пришлось проявить все свое самообладание и натянуть маску равнодушия. — Увидимся завтра.
— Спокойной ночи. — в голосе Мили звучало не только облегчение, но плохо скрытое раздражение.
— Спасибо.

Уже поднимаясь по лестнице, я услышала тихий шепот Мили, она что-то говорила ему быстро и страстно. Боже мой! А как же Девид? Неужели они встречались раньше? Ведь не могли же столь яркие чувства появиться у нее при первой встрече? Происходило что-то нехорошее и на небосводе собирались тучи, грозя всем нам неприятностями. Я прошла по сумрачному коридору и приблизившись к своей спальне, заметила что дверь в апартаменты Драгоша приоткрыта.

Любопытство — чувство опаснейшее из пороков, толкнуло меня вперед и я осторожно заглянула внутрь. В первой комнате царил полумрак, а из самой спальни лился красноватый свет, видимо Богна зажгла ночник. Белое пятно небрежно брошенной рубашки на высоком кресле, полотенце на большом комоде с вычурными ручками и уже знакомый аромат, будоражущий меня изнутри. Я прикоснулась к воротнику рубашки, пробежала по нем пальцами, представляя как гладкий, прохладный материал касался его кожи и хихикнула. Что ты делаешь, Вита? Беги отсюда пока тебя не застукали!

Решив, что внутреннее «я» — говорит дельные вещи, мое другое «я», потянуло свое непослушное тело к дверям. Оказавшись в своей спальне, я поняла, что вся дрожу от адреналина, совершив непозволительную дерзость. Если бы Драгош застал меня в своей комнате, я бы точно умерла со стыда! Хотя ему наверное не до меня, они мило воркуют внизу с Милей и абсолютно не думают ни обо мне, ни о бедном, ничего не подозревающем Девиде…

Я переоделась в теплую пижаму (да простят меня кружевные прелести) и накинув на себя одеяло, вышла на лоджию. На каменных перилах лежал снег и слегка змеился под порывами ветра, осыпаясь вниз. От его слепящей белизны в парке было светло и торжественно. Лабиринт засыпало полностью и он выглядел фантастично и сказочно, избавившись от своей мрачной сырости.

Я прикрыла глаза с наслаждением вдохнула свежий воздух, вспоминая события сегодняшнего вечера. Никогда не позволяла себе увлечься неподходящими для меня мужчинами — не позволю и сейчас. Я с твердой уверенностью распахнула глаза и вдруг увидела черную тень, резко выделяющуюся на сплошной белизне. Она быстро двигалась в сторону замка и длинные полы темных одежд скользили по засыпанной снегом земле.

Это еще кто? Мне стало жутко и я зашла в спальню, напуганная увиденным. Снова показалось? Вряд ли… Кто же это прохаживался по парку в столь позднее время? Может Девид? Или кто-то из слуг? Я понимала, что объяснение скорее всего окажется довольно прозаичным, но червячок страха все еще точил мою душу…
Я прислушалась. Мне показалось, что в комнате Драгоша слышны шаги. Он там. Чтож, радует только то, что он не с Милей… Я еще раз пожалела Девида и легла в кровать.

 

* * *
Утро началось с визита доктора Кордеша. Миле снова стало плохо и виной тому было к сожалению не похмелье.
— Она очень слаба. — доктор недовольно посмотрел на расстроенного Девида. — Князь, вы ведь обещали мне пресечь все ее игры с голоданиями.
— Она не голодает! — воскликнул Девид, взъерошив густые волосы. — Я следил за этим!
— Как тогда объяснить это? — Кордеш кивнул на дверь спальни, за которой лежала моя сестра.

— Мне нужно поговорить с вами. — к нам подошла Богна и потянула доктора за собой. — Срочно.
— Богна! Это может подождать! — Девид прикрикнул на экономку, но та не обратила на него ни малейшего внимания.
— Я кое-что могу вам рассказать. — сказала она и на удивление, доктор пошел за ней.
— Что происходит в этом проклятом замке! — князь сильно ударил ладонями по подоконнику и посмотрел на меня. — Вита, может ты знаешь что нибудь такое, чего не знаю я?
— Клянусь ничего! Я так же испуганна! — я действительно очень переживала и уже совсем забыла о нападках сестры, беспокоясь о ее здоровье.

К нам вернулся доктор Кордеш и в его глазах читались растерянность и страх. — Кажется я знаю, что нужно делать.
— И что же это? — Девид напряженно уставился на него.
— Оставьте мне, мои профессиональные тайны. Хорошо, князь?
— Хорошо. Только помогите ей.

Доктор вошел в спальню и прикрыл за собой дверь. Несколько минут в комнате стояла тишина, но потом вдруг раздался негодующий вопль Мили.
— Убирайся отсюда, мерзкий старикан!
Мы кинулись к ним, напуганные этим криком и изумленные уставились на Милю, сидевшую в кровати. Она была растрепанной, с темными, почти черными кругами под глазами, ее ночная рубашка сползла с плеча и я с ужасом увидела на ее шее потеки засохшей крови, когда-то сочившейся из двух, узких ранок.
— Боже… Миля, что случилось? — выдохнула я. — Где ты поранилась?!
— Милли! — Девид кинулся к ней и замер возле кровати, глядя на раны. — Нет…только не это… Не-ет…

— Что с ней?! — я переводила полный ужаса взгляд с Девида, на Кордеша и ничего не понимала, чувствуя лишь, что случилось что-то ужасное. — Да ответьте же наконец!
Только Милю эта ситуация казалось совершенно не беспокоила, она улыбалась какой-то мерзкой улыбкой, наблюдая за нашими переживаниями. Губы ее были сухими и потресканными, а кожа прозрачной. Она настолько отличалась от себя вчерашней, что мне стало не по себе.
— Мне кто нибудь ответит?! — закричала я, не в силах остановить дрожь, бьющую мое тело. Страх волнами накатывал на меня, заставляя неметь ноги. — Что. С. Моей. Сестрой?

— Со мной все нормально! — зло прошипела Миля, окидывая нас надменным, насмешливым взглядом. — Вы свободны. Я хочу отдыхать.
— Милая, — прошептал Девид, падая на колени возле кровати. — Как же так…
— Да уйдете же вы наконец?! — закричала она и у нее на лбу выступила голубоватая вена. — Или мне вас вытолкать?!
— Пойдемте… — Кордеш поднял упирающегося князя и повел к двери. — И вы тоже. — он посмотрел на меня. — Пусть ваша сестра отдыхает.

Я не понимая, что происходит, пошла следом за мужчинами, чувствуя на себе тяжелый взгляд сестры.
Мы молча спустились вниз и это неловкое молчание било по нервам.
— Я жду объяснений. — хрипло сказала я, стараясь унять дрожь в руках. Лицо сестры с темными кругами и ее израненная шея, стояли передо мной ужасной, фантасморгической картиной.
— Я не знаю, как тебе это объяснить… — прошептал Девид, отворачиваясь. — Это я виноват…

— В чем? Ты…ты что, избил ее? — передо мной промелькнул вчерешний вечер. Миля… Драгош… Может он застал их?
— Нет, что ты! — он испуганно взглянул на меня. — Я бы никогда себе этого не позволил… Я наверное мало уделял ей внимания…
— В этом никто не виноват. — резко перебил его Кордеш. — Нет смысла лить слезы и жаловаться на судьбу. Нужно спасать ее пока не поздно.
— От чего? — прошептала я, моментально потеряв голос.
— От самой себя. — твердо сказал доктор. — Она превращается в вампира.
— Что?!

 

* * *
— Это что, розыгрыш? — я с надеждой заглядывала в глаза мужчинам и ждала, что сейчас та — д — а -ам! и появится Миля, смеющаяся и здоровая. И все это окажется дурацкой шуткой ибо по другому назвать происходящее было нельзя.
— Нет, это ужасное проклятие Трансильвании… — вздохнул князь. — Наш род несет его уже несколько веков… Я не думал, что это коснется моей Милли! Не думал! Я думал, она заболела…

— Мой мозг начинает плавиться… — как я не старалась, не могла втолкнуть в свою голову эту информацию.
— Это не удивительно… — хмыкнул Кордеш, наливая всем по бокалу вина. — Давайте выпьем — это поможет расслабиться…
Я залпом осушила бокал, но мое сердце рвалось из груди мощными, испуганными толчками.

— Когда Богна намекнула мне… — продолжил доктор, усаживаясь в кресло. — Я конечно растерялся…но решил действовать всеми способами, которые используются в таких случаях… Я просто брызнул на нее святой водой… Остальное вы слышали сами. Процесс пошел и его нужно остановить чем раньше — тем лучше.
Послышались тяжелые шаги и в гостиную вошла Богна, с жалостью глядя на меня — испуганную и растерянную.

— Слегла невестушка… — всхлипнула она, вытирая лицо фартуком. — Сама свою погибель призвала…
— Ты о чем, Богна? — Кордеш внимательно посмотрел на экономку.
— Я как увидала, что она в склеп бегает, так сразу и поняла, что дело нечисто. С чего бы это молодой княгине в таком жутком месте время проводить?
— И что же в этом склепе? — мой голос совсем охрип, превратившись в жалкое повизгиванием.

— Ни что, а — кто. — исправила меня экономка. — Мертвец там живой лежит… Кровопийца! Откуда же она узнала о нем? Не вы ли князь, ей ваши легенды рассказывали?
— Я… — он опустил голову. — Миля сразу заинтересовалась этим, много расспрашивала…я ей книгу даже показывал с моими предками…там прапрапрадед…на него Драгош очень похож…одно лицо практически…
— Драгош… — в голосе Богны промелькнуло волнение. — Чует мое сердце — он это и есть…

— Кто?! — в один голос переспросили мы.
— Вампир. Прапрапрадед ваш…
— Да как же! — воскликнул князь. — Я его давно же знаю! Первый раз мы встретились в университете, уже вполне взрослыми…наши родители не общались из-за своих каких-то обид и наша встреча была случайной.

— Вот именно, что взрослыми! — воскликнула Богна. — Дитем же ты его не видел?!
Девид покачал головой и сжал плечи руками. — Но я никогда не мог даже подумать… Может ты ошибаешься, Богна?
— Она не ошибается. — голос Драгоша полился медом в мои уши, а страх заскользил по позвоночнику гадкими щупальцами. — Я действительно тот, о ком она говорит…
— Зачем она тебе?.. — жалобно прошептал Девид, глядя на него умоляющими глазами. — Не отнимай ее у меня…

— Мне??? — Драгош насмешливо приподнял брови. — Она мне не нужна князь. Я не любитель розовых ленточек и белых кудряшек… И еще одно…в этом склепе лежал не я. Там был тот, кто превратил меня в того, кем я сейчас являюсь…

Я — Драгош Вадареану, умерший в году 1786 от укуса вампира, сам стал таковым и отомстив своему обидчику, запер его в склепе на вечные муки… А твоя невеста, князь, выпустила его на волю — от чего сейчас и страдает… Я всегда хотел познакомиться со своими родственниками, вот и поступил в университет, чтобы завести с тобой дружбу, Девид. Нам ведь было не плохо вдвоем?
— Я не могу во все это поверить…. — Девид раскачивался из стороны в сторону, держась за голову скрюченными пальцами. — Что же мне делать?
— Ничего. — спокойно ответил Драгош, окинув меня непонятным, загадочным взглядом. — Я помогу ей. Она будет здорова. Но ее сестра пойдет со мной.

 

Глава третья. » Острые грани «

 

Спальня была пуста. В открытое окно врывались порывы холодного ветра вместе с колючими снежинками и мертвенно — серое небо уныло заглядывало в комнату.
Я не могла ни говорить, ни думать и даже двигалась с трудом, не в силах волочить за собой тяжелые ноги. Весь этот ужас свалился на меня как и этот нежданный снег в октябре — ни к месту, ни ко времени и сковвывал меня своим холодом…

Драгош казалось не удивился исчезновению Мили, он спокойно стоял возле раскрытого окна и хрупкие снежинки путались в его волосах. » …Ее сестра пойдет со мной…» На тот момент эти слова шокировали меня больше чем все эти рассказы о вампирах. Богна, Кордеш и Девид, изумленно уставились на него, спокойного и властного.
— Зачем? — экономка все таки задала этот вопрос. — Куда вы заберете ее?
— Не переживайте, с ней ничего не случится. — Драгош окинул меня взглядом, в котором кроме равнодушного спокойствия, не было абсолютно ничего. — Она будет под моим личным присмотром.
— Нет…ну это как-то не правильно… — князь выглядел измученным и потухшим. — Она сама решит как ей поступить…

Я молчала, переваривая происходящее и в мою голову абсолютно не лезло никакое объяснение, что ему от меня нужно. Ну не съесть же он меня собрался? Я смотрела на него, силясь увидеть в нем того, кем он себя называл, но кроме надменной, ухоженной красоты я не увидела ничего…

— Если это поможет, я пойду с тобой. — ответила я, но в его глазах горели насмешливые огоньки, словно его веселило мое согласие и для него оно было не важно.
— Отлично. — сказал он. — Детали обсудим позже.
А теперь мы стояли в пустой спальне и лишь тяжелое дыхание Девида нарушало свист ветра и безмолвие равнодушных стен.
— Где она?.. — он устало опустился на кровать и поднял с пола прозрачный платок, испачканный каплями крови. — Где ее искать?…

— Она ушла преследуемая жаждой крови. — Драгош прошелся по комнате и стал за моей спиной, вызывая во мне странные, будоражащие вибрации, в которых угадывался страх и еще что-то, непонятное для меня самой. — Я верну ее. Это не займет много времени.
Он направился к двери, достал телефон и перед тем как позвонить, сказал, обращаясь к Богне: — Распорядитесь, чтобы вещи девушки перенесли в мою комнату. — его взгляд не предусматривал никаких протестов. — Прямо сейчас.

— Я не думала… — промямлила я и замолчала, чтобы через секунду собраться со смелостью и снова забормотала: — Мне кажется это слишком…
— Чтож, — он встряхнул волосами и опять же пригладил их рукой. — Я думаю для тебя этот выбор был не трудным.
Он вышел, а я возмущенно охнула — он дал мне понять что судьба сестры в моих руках, но помочь ей я не в силах.
— Вещи перенесите сейчас же! — хрипло произнесла я и услышала как Богна прошептала: — Что же это творится… Боже мой…

Миля оказалась в замке ближе к вечеру. Ее принес Драгош, укутав в свое пальто. Она бледной и молчаливой, но ее глаза неотрывно смотрели на вампира, словно кроме него вокруг небыло никого. Мне стало неприятно и колючие сомнения закрались в душу со знакомым шипением. Драгош отнес ее в спальню, а мы с Девидом остались стоять за дверью, ожидая момента, чтобы увидеть ее.

Вампир появился через полчаса и сказал мне:
— Зайди к ней.
— А я? — Девид взволнованно шагнул вперед и в его голубых глазах заплескалась обида.
— Она звала лишь сестру.
— Но она хоть в порядке? — князь проглотил обиду и с надеждой посмотрел на Драгоша.
— Уже да. — ответил тот. — Но если каким-то образом она снова увидится со своим обратителем, то все вернется на круги своя и вот тогда я не смогу ее спасти.

— Как нам избавиться от него? — Девид был очень обеспокоен и мне было жаль его.
— Вы можете избавиться от него только отрезав ему голову. — равнодушно ответил Драгош. — Но для начала его нужно найти.
Я не стала слушать дальше и зашла в спальню с тревожно бьющимся сердцем. Сестра сидела на кровати и на ее лице не было и кровинки, будто бледная тень от веселой, смеющейся Мили.

— Воспользовалась моим отсутствием и начала плести сети? — я ужаснулась ее голосу — хриплому и злому.
— Ты о чем?
— О Драгоше! — прошипела она, пронзая меня глазами. — Я столько времени потратила, чтобы найти его!

— Что ты говоришь? Я не понимаю тебя…
— Дурочкой прикидываешься? — она оскалилась, показывая свои мелкие зубы. — У тебя это всегда хорошо получалось.
— Будь любезна объяснись. — мне было жутко, словно это была не моя Миля, а какое-то потустороннее существо. — Что ты имеешь в виду?

— Думаешь я не заметила твой интерес к нему? — она скривилась как от горячего чая.
— Да какой интерес?! Не говори ерунды! — я настолько была готова оправдываться, что не смогла вовремя остановиться, но все таки взяла себя в руки. — Но даже если и так…какое тебе дело? Насколько я помню ты выходишь замуж за Девида, а не за Драгоша?
— О как мы заговорили! — Миля неприятно засмеялась. — Но это уже не твое дело! Запомни — тебе его не видать!

Шокированная, я покинула спальню, а вслед мне неслись оскорбления — достойные лучших подворотен и притонов.
— Это нормальная реакция. — сказал Драгош, услышав в приоткрытую дверь крики сестры. — Она скоро пройдет.
— Где же ты ее нашел? — мне казалось, что я никогда больше не смогу посмотреть в голубые глаза моей сестры.
— Не далеко — в лесу. Она еще не знала, что ей делать, но уже готова была убивать и скорее всего, какое нибудь бедное животное, обязательно попалось бы ей в руки.

Драгош приобнял князя за плечи. — Все обойдется. Еще не слишком поздно…пусть она отдыхает, завтра твоя невеста будет другим человеком.
— Спасибо тебе. — Девид сжал его запястье и тут же спросил: — зачем тебе девушка? Может для нее это слишком большая цена…
— Это не обсуждается, князь. — голос Драгоша стал жестким и холодным. — Все будет так, как я сказал. Извините меня, но мне нужно уйти.
Он пошел по коридору, распрямив свою широкую спину, а мои ноги подогнулись и я чуть не упала, вовремя придерживаемая Девидом.

— Через десять минут, я жду тебя в своей комнате. — Это явно предназначалось мне хотя Драгош даже не повернулся. У меня перехватило дыхание, заныли все коренные зубы, а тело стало ватным. Да что же ему нужно от меня?! «Явно не разговоров… — пропищал внутри меня гнусный голосок. — Зачем ему твои вещи в комнате?» Перед моими глазами промелькнули сцены насилия и кровавого ужаса, как он впивается в мою шею острыми клыками…

И тут меня осенило… Это же какой идиоткой нужно быть, чтобы поверить в этот бред! Меня тупо развели, посмеялись надо мной, а я повелась как дурочка. У богатых свои причуды, а моя сестрица всегда отличалась буйной фантазией… Ну я вам покажу! В Трансильванское проклятие поверила… Как я сразу не догадалась?!
— Вита, уезжай отсюда… — печальный голос Девида вернул меня в реальность. — Я прикажу, чтобы тебя отвезли в аэропорт…он не догадается…
— Обязательно! — рассмеялась я и пошла вслед за Драгошем. — Как только разоблачу вашу хитрую компанию!
Я не обратила внимания на недоуменный, испуганный взгляд князя и даже представить себе не могла, насколько я была дурой именно в этот момент…

 

* * *
Он сидел в кресле возле окна, лениво разглядывая браслет от часов. Мое появление отвлекло его от созерцания и он сразу же переключился на меня.
— Как хорошо, что ты делаешь то что тебе говорят… Вот об этом я и хотел с тобой поговорить.

Я недоумевала…о чем это он? Глядя на его серьезное лицо, мне было тяжело поверить в то, что он играет со мной, но в то, что он вампир, поверить было еще тяжелее.
— Присядь. — он указал мне на невысокий пуфик, стоявший напротив него. Мне становилось не по себе, но все таки я уселась на мягкое сидение, отметив, что оказалась в положении намного ниже него и кстати чувствовать я себя стала также…
Он молчал, пока я смотрела на его скрещенные ноги в лаковых туфлях, идеально выглаженные брюки, но когда мой любопытный взгляд скользнул выше и удивленно замер, наткнувшись на недвусмысленную выпуклость, Драгош лениво протянул:
— Вот об этом мы и поговорим…

Я резко отвернулась, покрываясь красными пятнами и чувствуя стук сердца у себя в ушах. Да уж…есть меня тут точно никто не собирался…
— О чем об этом? — мой голос показался мне визгом испуганной болонки.

Что он имеет в виду?! Мы будем говорить о его эрекции?!
— Сколько мыслей сейчас пролетает в твоей голове… — Драгош прикрыл глаза и хрипло сказал: — Подойди сюда…
Нет! Нет и еще раз нет! — кричал мой мозг, но взгляд ловил каждое движение его нервных пальцев, постукивающих по подлокотнику кресла, каждое движение его приоткрытых губ и этот дикий, сладкий гипноз лишал меня воли. Голова отказывалась думать, а страх притупился настолько, что я еле чувствовала его слабые уколы.

— Подойди сюда…
Я встала и на деревянных ногах приблизилась к нему, не сводя глаз с его бедер и стыдясь своего взгляда. Драгош взял меня за руку и усадил себе на колени, поглаживая мою напряженную спину.
— Расслабься…
Я хотела было возмутиться, вырваться, но он вдруг потянул меня на себя и я упала ему на грудь, оказавшись возле его приоткрытых губ и чувствуя бедром его восставшую плоть.
— Это всего лишь физиология… — прошептал он мне в лицо и я замерла, боясь пошевелиться. — Бедная, испуганная птичка…

Его глаза в упор, с легким прищуром смотрели на меня и я таяла как ванильное мороженное под летним зноем. Он резко встал, приподнимая меня и небрежно посадил на кровать.
— Значит так, — сказал он и его голос был спокойным и твердым, словно это и не он секунду назад сооблазнял меня, лишая воли. — Что скрывать? Ты привлекаешь меня… Ты мне интересна. Наш кратковременный союз будет приятным.
«Наш кратковременный союз…» — это как?
— Это какая-то игра? — все таки решилась я. — Но я вас раскусила… кто ее придумал, Миля?

Он вдруг громко рассмеялся, а потом посмотрел на меня как на наивного ребенка.

— Неужели ты думаешь, что здесь происходит грандиозная мистификация только для того, чтобы тебя удивить???
— Нет, я думаю если вы уже взялись за столь бюджетный розыгрыш, то можно было придумать что-нибудь правдоподобнее чем игры в Дракулу!
И тут я чуть не упала в обморок. Драгош ехидно ухмыльнулся и я отчетливо увидела острые клыки, сияющие как арктический снег. Не-ет…ну не может быть…
— Или ты желаешь, чтобы я тебе продемонстрировал наглядно?

Я отрицательно помотала головой, стараясь громко не сглотнуть от страха.
— Значит закончим этот нелепый разговор и поговорим на более интересные темы… — Драгош отвернулся от меня к окну, позволяя любоваться своей широкой спиной и стройными ногами. — Я надеюсь на твое благоразумие.
— А если я откажусь?
— Не откажешься. Твой страх сильнее тебя.

Он ударил точно в цель и на его лице я заметила полуулыбку.
— Ты получишь удовольствие от принуждения? — у меня даже в голове не укладывалось то будущее, которое ждало меня начиная с этого вечера.
— Ты тоже. Поверь. — уверенно, насмешливо, с легким превосходством.
Я не собиралась спорить с ним, распаляя и без того пульсирующий гневом и страхом мозг. Больше страхом.
— Остальные подробности по мере общения. — снова улыбнулся он. — С этого дня, твое место рядом со мной. Я не должен искать тебя и ждать. Прими это как должное и ты получишь массу приятных ощущений…Вита — жизнь, насколько я понимаю? Вот и береги ее…

 

* * *
Что же она имела ввиду,когда говорила о Драгоше? — я вспомнила слова сестры — » Я столько времени потратила на то, чтобы найти его! » Зачем она его искала??? Что скрывается в этом мрачном замке, укрытом снегами и непроходимыми лесами? Что? Когда эти существа из фантастических фильмов успели войти в мою жизнь? В памяти всплыли красочные кадры из фильма «Сумерки»…Ну просто фэнтези про любовь вампира и обычной девушки… «

… Это всего лишь физиология… наш кратковременный союз будет приятным…» — призрачный голос Драгоша вклинился в мои мозги и я сжалась от страха.
Томная дремота навалилась на меня, вытесняя все мысли и я заснула на своей кровати, поджав под себя ноги. За окном валил снег, молочным туманом окутывая все вокруг, под его тяжестью опадали засохшие бутоны роз, в последнем рывке жизни теряя прозрачные лепестки… Смерть как дым клубилась возле замка, окутывая его тайнами прошлого и жуткими проклятиями…

Где-то одиноко завыл волк, а я снова бежала от плотного тумана, преследующего меня. Ноги мои легко отрывались от земли, но бег был настолько медленным, что казалось я прорываюсь сквозь густой кисель.
— Ви-ита-а! Ви-та-а… Ну куда же ты-ы? — жуткий голос, больше похожий на стон вился за мной, замолкая на высокой ноте. — Разве ты не люби-и-шь свою сестру-у? Остановись…

Я резко села, но ужасный голос все еще звучал в ушах…Ви-ита-а… Мороз пробежал по моей коже, оставляя неприятное ощущение ночного кошмара из далекого детства. Что за бесконечный сон, наводящий на меня страх и панику? Может это предупреждение?
За окном тихо шуршал снег и в комнате было тихо…сумерки уже затемнили углы и я решилась спуститься вниз, может еще что-то произошло за время моего сна?
В коридорах замка было темно и жутко, словно что-то поселилось в них, подглядывая из-за углов за жизнью, текущей в этих серых стенах. Я шла, закутавшись в теплую шаль и не могла согреться — холод шел изнутри, безликий и пустой…

Внизу было немного веселей. Горел камин, отбрасывая блики на стены и мебель, они переливались в хрустальных графинах, вспыхивали искрами в рубиновой красоте вина. Девид сидел в кресле, задумчиво сжимая лоб пальцами и я отчего-то почувствовала к нему нежность, будто он стал мне родным за эти несколько дней.
— Вита! — он резко встал, увидев меня. — Все хорошо?
— Пока да…
— Ты до сих пор сомневаешься в существовании…
— Ничего не говори. — я прервала его. — Просто расскажи мне все. От начала, до конца.

История семьи Вадареану оказалась довольно впечатляющей… Драгош был истинным князем. Благородный, сильный, красивый как Апполон. Ему приписывали многочисленные романы и массу разбитых, женских сердец. А еще, он был богат. Очень.

В тот роковой август 1976 года, Драгош был на балу у какого-то местного дворянина в Сибиу и познакомился там с очаровательной Айонелой, которая как полгода назад овдовела и приехала с отцом то ли к тетке, то ли к бабке. Айонела была красива как ангел, ее белые, волнистые волосы отливали серебром, а огромные голубые глаза могли бы посоревноваться своим цветом с небесами. Она увидала Драгоша и стала оказывать ему знаки внимания, на которые холостой князь с радостью ответил взаимностью, но Айонела даже не догадывалась, что для него она была просто очередной игрушкой, нечто новенькое, среди приевшихся лиц.

Но пришло время расставаний. Драгош быстро позабыл о своей возлюбленной, которая лелеяла надежду стать княгиней Вадареану и та, убитая горем, прыгнула в обрыв, который находился в парке князя. Ее отец был переполнен ненавистью и злобой, он отчаянно искал способ, чтобы отомстить Драгошу, но слишком уж был недосягаем князь, слишком велик для мелкого дворянишки и он исчез, чтобы появиться вампиром… Где он был, кого встречал на своем пути — было скрыто тайной и тот, кто подарил ему это страшное проклятие остался неизвестным.

Пробравшись в спальню князя, он вонзил свои клыки ему в горло, надеясь наказать его смертью за гибель единственной дочери, но Драгош не умер… Он выбрался из склепа, куда положили его убитые горем родственники и выживая в темных, ночных переулках Трансильвании, научился существовать вампиром, накапливая силу и мощь от испитой им крови.

Пришло время и пути их сошлись. Отца погибшей девушки и князя. Первый, не сумев пережить свое горе, влачил жалкое существование, поедая крыс и проливая слезы, растратив все душевные силы на месть, а второй — уже был настолько силен, что без труда смог запереть слабого вампира в своем родовом склепе, не в силах простить ему свое превращение…

После этого наш род стал угасать, в нем рождались слабые дети, которые часто умирали во младенчестве, а тех кто выжил, посвящали в страшное прошлое семьи Вадареану и легенда о вампире накрепко засела в анналах нашей истории. Конечно никто не верил в это, появилась даже версия, что Драгош Вадареану князь Трансильвании, умер от обычного заражения крови из-за ранения на охоте и это якобы есть в церковных записях того года.

— Но какое отношение имеет к этому моя сестра? — спросила я, пораженная рассказом Девида.
— Точно сказать не могу, но Милли очень интересовалась этой легендой… Она постоянно повторяла, что может быть в склепе и есть истинный Драгош, что как было бы интересно увидеть настоящего вампира…но мне казалось это просто шуткой. Я рассказал ей, что у меня есть кузен очень похожий на князя, особенно на один из его портретов, висевших у меня в галерее. Она еще не была знакома с ним, ведь Милли приехала в Америку когда Драгош уже перебрался в Венгрию… Конечно я показал ей и портрет моего предка и фото кузена, по-моему мы даже видео с ней смотрели с какой-то мужской вечеринки…

— И что? — мне от появившихся мыслей стало плохо, на минуту даже показалось, что я поняла все желания и поступки своей сестры!
— Ничего… — Девиду и в голову не могло прийти то, что расползалось во мне черным пятном. Он был просто очень хорошим. — Милли удивилась столь сильному сходству. Вот и все. Мне было приятно ее увлечение нашей историей и я решил подарить ей этот замок в знак своего восхищения и любви…

— Это я виноват! — вдруг прошептал он, закрывая лицо руками. — Моя Милли такая любопытная…она открыла склеп… и то, что находилось там, чуть не убило ее! Даже теперь, зная правду о Драгоше, я могу с уверенностью сказать — он бы не тронул ее…
«Не нужно быть таким уверенным…» — подумала я, мне не хотелось думать хорошо о князе. Но больше всего меня тревожило поведение моей сестры. А нужен ли ей Девид? Возможно она изначально подбиралась к Драгошу? Но откуда такая тяга к вампирским легендам?

Что за мысли блуждали в ее кудрявой головке и почему она была уверена, что сможет оживить князя, даже если окажется, что это его тело покоится в склепе? Но когда она узнала о кузене почему все равно пошла в склеп? Вопросов было много, а ответов ноль… Я надеялась, что все эти тайны раскроются и все вернется на круги своя… Миля станет веселой и улыбчивой, выйдет замуж за Девида и больше никаких вампиров! Но пока все разворачивалось не так как хотелось мне и стрелки быстро отсчитывали время, которое осталось до встречи с Драгошем. Девид молчал, опутанный своим горем, а я подрагивала под теплой шалью. Что будет? Он захочет изнасиловать меня? Мне будет больно? Он будет кусать меня? Эти жуткие мысли довели меня почти до полуобморочного состояния и когда я услышала голос Богны:

— Вас к себе Драгош требует. — чуть не упала с дивана.
— Я поговорю с ним. — Девид поднялся, слегка пошатываясь как пьяный.
— Не нужно. Все в порядке. — я усадила его обратно. Если понадобиться помощь Драгоша, то только я смогу его просить о ней. Он явственно дал мне это понять. Неизвестно какие события ждут нас в этом отрезанном от людей месте… снегопадами и ветрами… Я должна сделать все ради сестры, которая так жестоко втянула нас в эти смертельные игры…

 

* * *
— Неужели я как-то непонятно излагаю свои пожелания? — этим вопросом меня встретил Драгош, недоуменно и чуть раздраженно приподняв бровь. — Ты должна находиться здесь.
— Я заснула в своей комнате, а потом спустилась вниз, чтобы узнать о сестре… — мне стало не по себе, это прозвучало как оправдание.
— Чтож…впредь прошу не уходить далеко и не самовольничать. — вампир был явно недоволен моим объяснением.
— Но я же не рабыня? Правда?.. — осторожно поинтересовалась я, наблюдая за ним и вздрагивая от каждого его движения.

— Мне не нравится это слово. Больше не произноси его. — Драгош подошел ко мне и встав за моей спиной, легонько подтолкнул меня к глубокому креслу, в котором сидел при нашей дневной встрече. — Присядь.
Я послушно села в него и испуганно сжала коленки, смущаясь его настолько порочного взгляда, что кровь во мне закипала как вода в чайнике.
— Я хочу, чтобы ты была милой и покорной. — прошептал он, забираясь пальцами мне под волосы и поглаживая шею. — Не терплю женщин с характером — они напоминают мне бешеных волчиц.

Я молчала, понимая, что отвечать ему или тем более перечить — не было смысла. Мурашки страха и еще чего-то приятного пробегали по спине от его прикосновений и он знал это, все, что творилось со мной читалось в его глазах.
— Я думал мне будет скучно… — его шепот ласкал мне слух, отдаваясь волнами в глубине живота. — Но судя по происходящему, здесь намечаются драматические события… А ты будешь приятным дополнением ко всему остальному. Да?

— Не знаю… — тихо ответила я, наслаждаясь прикосновениями этого красивого подлеца, который пользовался мною как вещью. — Возможно тебе покажется, что я похожа на одну из бешеных волчиц. Кстати, что с ними делали?
» Зачем я это сказала??? К чему эти выпендривания? — простонал все тот же гнусный голосок внутри меня. — Захотелось нервы пощекотать?»
— Их убивали охотники. Одним метким выстрелом в сердце. Или в голову. — при этих словах, Драгош вдруг сжал мой затылок и я вскрикнула от боли. — Чтоб не мучились.

Он отошел от меня, но ощущение ужаса и боли все еще пульсировало внутри, и я еле сдерживалась от панического бегства. Да и успела бы я?
Драгош растянулся на кровати, положив руки за голову и прикрыл глаза. Я стараясь не дышать полной грудью тихо сидела, проклиная себя за свой развязный язык,
— Иди сюда.

Началось!
Я встала и подошла к кровати, ожидая следующего приказа.
— Сними с меня брюки.
Что??? Он что, издевается?! — зло подумала я и тут же увидела как его глаза резко распахнулись. Черные, бархатные, немного изумленные и недовольные. Он что, знает о чем я думаю???

Я поспешно обошла кровать и стащила с него туфли, освобождая красивые, узкие ступни. Он наблюдал за мной, наслаждаясь моим смущением и вытянув из под головы руку, показал на ремень. — Начинай.
Мне пришлось забраться на кровать с ногами и избегая его глаз, я принялась возиться с его ремнем. Чем дольше мои пальцы боролись с застежкой, тем больше становилась его плоть, вырисовываясь на темной материи.

Наконец она поддалась и я, практически на ощупь, чтобы не смотреть, стащила с него брюки и сразу же ахнула, чуть не свалившись с кровати. Брюки я сняла вместе с трусами и вся красота, напористо-наглая и рвущаяся в бой, пружинисто вырвалась из своего плена. Драгош остался в одной рубашке и носках, его глаза насмешливо изучали мои эмоции, меняющиеся на лице как кадры кинофильма.

Он приподнялся на локте, потянул меня к себе и одним ловким движением снял с меня джинсы и трусики. Кинув их на пол, он повернул меня на живот и особо не церемонясь, ворвался в мое тело, слегка постанывая от удовольствия. Я совершенно не ожидала такого поворота событий, все произошло настолько быстро, что я опомнилась лишь когда его пальцы сжали мою грудь и эта приятная боль, сладким спазмом отдалась внизу живота.
— Вот так-то лучше… — хрипло шептал он, скользя внутри меня. — Слишком много разговоров…

Его руки мяли мое тело, а язык щекотал кожу за ухом и хотя мои разум кричал : Подлец! Мерзавец! Насильник! — бедра двигались на встречу его толчкам и я вся мучительно сладко сжималась вокруг его плоти…

— Как мило ты показываешь мне свою симпатию… — в его хриплом, тяжело дышащем голосе звучала издевка. — Я же говорил, что будет приятно…
Может быть я бы и ответила ему, но мой язык свело от сладкой неги и мне оставалось лишь только одно — громко стонать от удовольствия.
Когда я выдохнула: — Драгош… он сразу же кончил, слегка подрагивая и испустив страстный стон.
— Запомни, я ненасытен в постели и твоя первая обязанность — быть готовой к вот таким вот легким упражнениям… — сказал он, поглаживая мой живот. — Приведи себя в порядок и отдохни. Через пару часов я буду ждать тебя внизу.

Он показал мне на ванную, и я стыдливо прикрываясь джинсами, побежала за ее спасительную дверь.
Запах его тела все еще был на мне и я до сих пор ощущала его внутри себя, мощного, скользкого и дикого. Даже струи прохладного душа не могли успокоить страсти, проснувшиеся во мне. Я чувствовала себя униженной, использованной и…до сих пор возбужденной, а главное готовой на продолжение…

Пока я расчесывала мокрые волосы, краснея как первоклассница, он тоже сходил в душ, одел легкий, бежевый джемпер, брюки чуть темнее кофе с молоком и подошел ко мне.
— Я приеду и мы продолжим…наше общение. — его зубы слегка прикусили мочку уха и мне показалось будто я дотронулась к оголенным проводам и теперь электричество пробегает под моей кожей похожее на маленьких, проворных змеек.
Драгош оделся, взял со стола перчатки и вышел из комнаты, больше не посмотрев на меня ни разу. Я облегченно вздохнула, не в силах выдерживать его присутствия, стыд, страх и страсть сплелись в один клубок. Три «С» — убийственный коктейль для такой серости как я.

Когда я спустилась в гостиную, к моему удивлению, рядом с Девидом сидела моя сестра, все еще бледная, но уже более живая и улыбающаяся. Князь был счастлив, его красивые глаза смотрели на нее с слепым обожанием и мне захотелось стукнуть Милю чем нибудь по ее глупой, блондинистой башке. Он первый заметил меня и широко улыбнулся, в первый раз за все это время.
— Ей стало лучше!

На секунду мне показалось, что Миля стала прежней и все невзгоды позади, но прежней она видимо притворялась лишь для Девида…ее взгляд, обращенный ко мне таил в себе всю ту же злобу. Она явственно давала мне понять, что ничто не забыто и все то, что она мне говорила — не бред воспаленного сознания.
— Не ожидала ты такого поворота, да сестрица? — сказала она с милой улыбкой. — Попала не на свадьбу, а прямо в фильм ужасов.
— Благодаря тебе. — я не собиралась терпеть ее выходки. — А теперь я жду объяснений.
— Каких? — ее удивление было наигранным.
— Да, Милли… — Девид вдруг тоже встрепенулся. — Расскажи, что случилось…как?

— Я не знаю, что сказать… — невинный взгляд кучерявой овечки. — Возможно меня околдовали… Я ведь очень любопытна милый… И…я очень жалею, что пошла в этот склеп…
— Но кто это сделал с тобой? Ты помнишь? — Девид побледнел. — Кто был заперт там?
— Не помню…ничего не помню… — в первый раз мне затошнило от собственной сестры.
— Моя бедняжка… — Девид обнял ее. — Теперь все будет хорошо.
Почему же она не сказала ему тех слов, что говорила мне? То, что она искала Драгоша? Именно его? Лицемерка. Ей не нужен князь — ей нужен Драгош Вадареану…

Так пусть берет его и не мучает Девида, а меня не заставляет подвергаться жесткому, доминирующему соблазнению. Хотя если бы она знала… Вопреки всему мне захотелось засмеяться. Если бы Миля узнала о наших с ним «отношениях», наверно заперла бы меня в склепе навечно. Да и Драгош видимо не горит желанием вертеть романы с моей сестрицей, он был единственным, кто раскусил ее игры. Хотя бы Девид ничего не сказал ей об условии вампира и о том, что мне теперь придется проводить с ним очень много времени. Времени пронизанном его порочностью и властью.

Обида и сожаление за былыми временами охватили меня. Наше с сестрой детство, проведенное в под одеялом с фонариком, чтобы вдоволь насмотреться красочных картинок в книжке, юность, в которой мы с радостью делились своими обновами, доверительная зрелость… Сейчас, это злобное существо не могло быть моей сестрой. Хитрость, ехидство и надменность — все, что осталось в этой золотистой головке.

Она весело смеялась, прижималась к Девиду, а я видела всю нелепость происходящего, ложь и наигранность. Когда моя сестра успела стать тварью? Может мне собраться и уехать? Но тут же я откинула эту мысль. Как бы не было, я не смогу бросить ее здесь одну, зная, что вокруг бродит чудовище, желающее мою бедную, глупую Милю превратить в подобие себя. Если нужно, я выдержу все. Страсть Драгоша. Свое унижение. Пока не придумаю как спасти свою сестру.

Я не стала мешать их общению и пошла на кухню, надеясь поговорить с Богной. Темные закутки этого замка навевали на меня тоску и страх, много черных, сырых углов не освещалось слабым светом электрических лампочек, которые почему-то сгорали каждые три дня. Мне постоянно слышался чей-то шепоток или писк, а может это был просто топот крысиных лапок, живность,которую тоже никак не могли выдворить из замка, сколько не старались бедные слуги.

Несколько широких поворотов, и глубокая ниша, в которой находилась дверь ведущая на кухню, но мне казалось я шла уже целую вечность. Коридор вытягивался, растягивался и моему пути не было ни конца, ни края. Когда уже паника начала овладевать мной, дверь словно выросла передо мной, чуть не заставив клюнуть в себя носом и я схватилась за ручку, стремясь к людям и теплоте очага.
В кухне была одна тетушка Богна и я с облегчением закрыла за собой дверь, оставив позади сырость, промозглость и ощущение чьего-то невидимого присутствия.

— Господи! Что случилось? — экономка удивленно уставилась на меня, дрожащую как осиновый лист.

— Не знаю…неприятно как-то в этих коридорах…
— Зло бродит по ним…присматривается… — прошептала Богна. — Не думаю, что вам и вашей сестрице стоит оставаться здесь.
— Если бы можно было уехать… — вздохнула я. — Вместе.
— Это она уговорила князя остаться.

— Кто? Миля?
— Да, — кивнула Богна, не повышая голос, словно ее кто-то мог услышать. — Ваша сестра уговорила его остаться здесь. Сказала, что нужно дождаться когда растает снег, а потом уж уехать. «На днях обещают потепление, мы уедем в Париж и сыграем свадьбу там…» — сказала она. Но извините меня конечно — врет она.
— Почему ты так решила? — я наклонилась к ней с гулко бьющимся сердцем, ожидая подтверждения своих догадок.
— Ждет она чего-то…есть у нее свои планы и главная страсть ее, это вампир. Драгош.

Я вздрогнула и опустилась на стул, чувствуя странную слабость во всем теле, а Богна продолжала.
— Доктор Кордеш сказал, что в деревне уже три человека умерли. Не простая это смерть была и виноват в этом тот, кто в склепе все это время пролежал.
— А почему ты уверена, что это не Драгош? — мне становилось плохо лишь от мысли, что он бессердечно лишает людей жизни.
— Я и не говорю, что он хороший, — экономка подкатила глаза. — Но он никогда не будет вот так вот людей казнить. Чувствую я. Но ты будь осторожна с ним. Очень.

Интересно каким образом? Связку чеснока на шею одеть?
— Задумала невеста князя нашего что-то. Разбудила зло. Теперь мы все беды натерпимся. — Богна покачала головой и тяжело вздохнула. — Места у нас глухие, тайн полные и проклятий…народ у нас верит в это сильно, чтоб горя не приключилось…

Мы еще немного поговорили и я вспомнив, что Драгош будет ждать меня в гостиной, покинула гостеприимную кухню Богны. Раз правила таковы — значит придется их соблюдать. В коридорах было тихо и холодно, я шла спокойно, но моя спина была напряжена, лед страха, сковывающий позвоночник был слишком тверд. Один мимолетный миг и я прижата к шершавой стене, распята как провинившаяся грешница уже готовая испустить вопль ужаса. Но вот они. Черные, бездонные глаза Драгоша.

— Кого ты ищешь в этих холодных коридорах? — прошептал он мне на ухо, пробегая языком по всем его извилинам. — Может быть меня?
Я шумно выдохнула. Он застал меня врасплох, окутал своим магнетизмом. Его руки пробрались мне под юбку и по хозяйски проникли в трусики, нетерпеливо и бесцеремонно. Его глаза возбужденно заблестели, полные губы приоткрылись и я с диким, практически лишающим чувств наслаждением, почувствовала их вкус.

Целовался он так хорошо, что к моему величайшему стыду — я готова была заняться сексом прямо здесь, в сырых и темных коридорах.
— Первый поцелуй всегда сводит с ума, правда? — прошептал он глядя на мои губы.
Действительно. Как ни прискорбно, в моей ситуации секс оказался первее чем поцелуй, но если честно, сейчас я хотела думать совершенно о другом.
— Продолжим в спальне. — его голос из страстного, превратился в обычный и равнодушный. — Мне нужно поговорить с твоей сестрой.

 

* * *
Миля поменялась в лице когда Драгош появился в гостиной и уселся напротив них с Девидом в большое кресло возле камина. Я же, все еще дрожащая от возбуждения, присела возле окна на одинокую софу, которой почти никогда не пользовались.
— Здравствуй Девид. — прекрасная мощь его баритона, разлилась по комнате и в моем животе все перевернулось. Судя по лицу моей сестры — у нее тоже.
— Добрый вечер Драгош. Хочу сказать тебе еще раз спасибо за мою невесту. Я не знаю как бы я жил если бы потерял ее.

— Не стоит князь. По моему никто в накладе не остался. — ответил Драгош и стрельнул в меня своими черными глазами. Я вспыхнула и тут же заметила еще один взгляд обращенный на меня — Милин. Она изучающе смотрела на меня, словно силясь понять что происходит и в ее глазах мелькнуло подозрение.
— Может все таки ты расскажешь что произошло с тобой? — Драгош неожиданно заговорил с ней и она передернула плечами, давая понять, что говорить ей об этом не хочется.

— Она ничего не помнит. — ответил за нее Девид. — Милли была очень напугана.
— Несомненно. — Драгош в упор уставился на млеющую и текущую как сгущенка по дивану, Милю. — Меня интересует лишь один момент — куда направился вампир, которого ты разбудила? Что говорил он тебе? Что хотел?
— Я не помню… — ее глаза забегали как крысы в углах замка и она опустила их. — Я ничего не помню…

— Чтож, понятно. — Драгош встал и глазами показал мне следовать за ним. — Надеюсь больше мне не придется ловить тебя по лесу, милая барышня? Уверяю тебя — это не очень благодарное дело. Так что прежде чем подставлять свою прелестную шейку под чьи-то клыки, хорошо подумай о последствиях.
Она кивнула ему, но я в ее глазах видела лишь желание подставить эту шейку ему, а возможно и не только шейку.

Драгош взбежал вверх по ступенькам и скрылся в коридоре, а я выждала минуту и пожелав всем спокойной ночи, поплелась за ним, провожаемая острым как нож взглядом своей сестры.

Дверь в его спальню была приоткрыта, намекая, что меня ждут и я с трепетом вошла в нее, сразу же вспомнив все, что сегодня было между нами.
— Почему так долго? — я резко обернулась и увидела вампира, облокотившегося о стену возле двери.
— Если бы я пошла сразу, сестра бы заподозрила что-то.
— И что? Какое ей дело до твоей личной жизни?
— Ты же знаешь, что нравишься ей. — не выдержала я. — Она просто взбесится.
— Ей должен нравится князь и пора бы это твоей сестре давно уже понять. Поэтому я не считаю нужным скрывать мое отношение к тебе. Я не молодой повеса, срывающий тайком поцелуи в темных углах.

Он притянул меня к себе и выдохнул в лицо: — А сейчас я бы продолжил то, чем мы начали заниматься возле кухни.
Одно молниеносное движение и я уже на кровати, подмятая под его сильным, хорошо развитым телом. Чуть не задохнувшись от таких пируэтов, я взглянула в его потемневшие глаза, опустила взгляд на его влажные, приоткрытые губы и замерла, загипнотизированная и обессиленная. Он прикоснулся к моим губам, нежным, медленным поцелуем, проникавшим в каждую клеточку моего тела сладострастным восторгом. Юбка полетела на пол, за ней и все остальные вещи, отделявшие наши тела друг от друга пока моя разгоряченная, смуглая кожа не встретилась с его бледной и прохладной.

Это был восхитительный союз, мы оба почувствовали это и замерли, желая продлить прекрасное ощущение. Драгош прикоснулся губами к моей шее, груди, его нежные губы пробежались по моему животу и не сдержала стон от сильных и ярких ощущений.
— Теплая моя…вкусная… — шептал он, входя в меня в этот раз не спеша и мучительно сладко. — Твой жар воспламеняет мою кровь, я загораюсь с тобой…
Я же кроме жалкого мурлыканья ничего не могла из себя выдавить, изнывая от еще неизведанных до этого чувств.

Удовольствие ярким салютом вспыхнуло во мне и истома охватила мое тело, которое казалось превратилось в облачко. Я задремала уткнувшись носом в подушку и уже сквозь сон почувствовала как Драгош притянул меня и прижал к себе, обхватив рукой за талию.

Я снова не могла дышать от быстрого бега и спертого от прелых листьев воздуха. Ночная рубашка была разорвана колючими ветвями и клочками висела на моем продрогшем теле. Зло приближалось стремительно, вместе с шумом вороньих крыльев, которые рассекали воздух прямо над моей головой. Иногда острые когти впивались мне в волосы, плечи и грязные руки. Вдруг из-за большого дерева показалась высокая фигура с длинными руками, закутанная в длинный, черный плащ. Я налетела на нее и одна из этих длинных рук схватила меня за шею, приподнимая над землей. На меня взглянули горящие ненавистью глаза, а черная дыра рта приоткрылась и оттуда вырвалась стая летучих мышей. — Ви-ита-а…

Я закричала, отбиваясь от этих рук, душащих меня, но из моего горла вырвался лишь хрип.
— Тише…тише… Вита очнись! — с последними словами меня встряхнули и я вынырнула из сна, все еще отбиваясь от жуткого монстра. На меня смотрел Драгош своими черными, серьезными глазами. — Иди сюда.
Все еще испуганная и дрожащая, я прижалась к нему и он стал убаюкивать меня как ребенка. — Это всего лишь сон…успокойся.

 

Глава четвертая. » Мои дороги — лишь мои «

 

Я не заметила как снова уснула в его руках и уже до утра ни один кошмар не потревожил мой сон. Проснулась я звука падающих капель, весело отбивающихся от карниза. Солнце светило во всю и теперь октябрь был похож на апрель, сменив свой зимний наряд. Драгош стоял возле окна абсолютно голый, выставив на встречу солнечным лучам свой шикарный торс. Я незаметно улыбнулась, с удовольствием разглядывая его идеальную, бледную кожу.

— Ты знаешь, что некрасиво рассматривать человека когда он не может этого видеть? — вампир повернул ко мне свое красивое лицо и вдруг тоже улыбнулся. — Может мне стоит тоже получше рассмотреть твои некоторые местечки?
— Что именно ты хочешь увидеть? — я почувствовала как страсть разгорается во мне с новой силой.
— Возможно я пропустил кое-какие сюрпризы? — он вдруг оказался в кровати и накрыл нас одеялом с головой.
После долгого, сладкого барахтанья под ним, мне удалось высунуть голову, но только я открыла рот, чтоб сделать глоток воздуха, как увидела стоящую в дверях Милю. На ее лице горела злоба, а глаза наполнились слезами ненависти.

Она выскочила из спальни и мое хорошее настроение моментально испарилось.
— Она была здесь? — Драгош внимательно посмотрел на меня.
— Да. Я чувствую себя виноватой.
— Почему? — он искренне удивился. — Ты разве лежала с ее женихом?
— Я понимаю, но ничего с собой поделать не могу…

 

* * *
Позже я спустилась вниз, но никого не нашла. Девид уехал, Богна наверное была на кухне, а слуги были заняты своими делами. Я все таки решилась на разговор и пошла в комнату Девида и Мили, надеясь застать ее там. Разговор был неизбежен и чем раньше он произойдет, тем лучше. Я подошла к дверям и прислушалась — тихо. Может ее там нет? На стук никто не отозвался и я толкнула дверь. Она легко открылась и я вошла в комнату.

— Миля ты здесь?
Тишина. Чтож, разговор видимо подождет…
Я собралась было покинуть чужую спальню, но вдруг легкий сквозняк, колышащий штору, привлек мое внимание.

Лоджия! Действительно, Миля покинула спальню через лоджию, это было видно по следам на подтаявшем снеге. Куда она пошла? Неужели опять в склеп??? Я, не обращая внимания, на то, что одета лишь в легкий свитерок и тонкие джинсы, спустилась со ступенек и пошла в сторону склепа, увязая в мокром снегу. Солнце пригревало своими лучами снежные шапки на статуях и они серыми слезами скатывались по их печальным лицам. Склеп высился черным, наводящим ужас пятном и даже солнце не могло избавить его от этой мрачной торжественности.

Я подошла совсем близко и вдруг испугалась. А вдруг там тот монстр, который напал на сестру? Ну, а если там Миля и она нуждается в моей помощи? Ноги сами понесли меня к этому обиталищу мертвых и переборов свой страх, я вошла внутрь, толкнув не запертые ворота. Темноту слегка рассеивали тонкие лучи, просачивающиеся сквозь небольшие ажурные окошки и в них весело кружилась пыль. Мраморный постамент посреди, а на нем гроб, полусгнивший от времени. Крышка его была открыта и валялась рядом, открывая оббитые когда-то белым атласом внутренности.

Мне стало не по себе и я захотела уйти из этого места немедленно, ведь сестры здесь не было однозначно. Но тут мое внимание привлекла небольшая книжечка, лежавшая в нише рядом с оплывшими свечами. Библия? Я подошла ближе и взяла ее в руки. Это же дневник! Дневник Мили. Рядом с нишей стояло небольшое кресло, которое я сразу и не разглядела из-за гроба. Она проводила здесь время, делая записи в дневнике! Я содрогнулась от ужаса. Как можно было спокойно сидеть в этом месте смерти???

Испытывая непонятный страх, я открыла его на первой попавшейся странице и сразу же наткнулась на небольшой стих на румынском.

Prințul meu mort! Domnul meu!
Doamne!
Sunt doar în picioare mizerie umană,
și să mă ai nevoie de un singur …

Наш с Милей отец родился в Молдавии и моего довольно сносного знания этого языка хватило, чтоб перевести эти строки и похолодеть…

Мой мертвый князь!
Мой повелитель!Господин!
Я лишь в ногах твоих людская грязь,
И мне ты нужен лишь один…

Я перевернула страницу и увидела фотографию Драгоша, рядом с которой была фотография его портрета. Несколько следующих листов были просто исписаны его именем, повторяющимся из строчки в строчку: Драгош… Драгош… Драгош… Драгош…
Она больна…

— Ну здравствуй гостья.
Я похолодела как заснеженная статуя в парке и медленно повернулась. В дверях склепа стоял высокий мужчина в длинном, черном плаще и его злые, прищуренные глаза смотрели на меня с превосходством и насмешкой. — Что-то ищешь?
— Кто вы? — я постаралась, чтобы мой голос не дрожал.
— Только не говори, что ты не догадалась…твой любовник разве не рассказал тебе? — вампир оскалился, обнажая желтые клыки.

— Где моя сестра?
— Твоя сестра уже совсем другая… — он медленно пошел вокруг гроба, а я начала отступать от него. — Она так похожа на мою дочь Айонеллу…те же золотистые волосы, те же синие глаза…
У вампира погрустнели глаза, но он тут же изменился, моментально озлобившись. — И так же влюблена в этого проклятого Вадареану!

— Но она не ваша дочь… — прошептала я, не спуская с него глаз.
— А что мне мешает стать ею? — голос Мили прозвучал за моей спиной и я поняла, что нахожусь в кольце — с одной стороны вампир, с другой сестра, а по бокам гроб и стена,
— Мне казалось у тебя есть семья. — я прижалась спиной к холодной стене склепа, чтобы видеть их обоих.
— Родители давно умерли. — прошипела Миля и я вдруг поняла, что она уже не человек. — Осталась только ты, но разве я могу считать тебя сестрой после того, как ты прыгнула в постель к моему, слышишь, моему любимому мужчине!

— А как же Девид? Он любит тебя… — я попыталась заставить ее вспомнить о нем, но сестра лишь хрипло рассмеялась.
— Да кому нужен этот Девид?! Влюбленная тряпка! Я всего лишь использовала его, чтобы стать ближе к Драгошу!
— Ты так легко поверила в легенду, которую тебе рассказал Девид?
— Дура! — прошипела Миля. — Я уже давным-давно знала о ней, осталось только найти и соблазнить князя! Я должна была убедиться, что в склепе лежит не он, чтобы продолжить поиски, но он пришел сам… — ее глаза на минуту приняли мечтательное выражение, но вспомнив обо мне она хрипло произнесла: — И тут появилась сестрица.

— Ты сама пригласила меня.
— Конечно! Я же не знала, что Драгош появится, а тем более не предполагала, что ему понравится твоя убогая внешность!
— Миля, что ты говоришь? Мы же сестры… — слезы брызнули у меня из глаз, холодными дорожками стекая по щекам.
— Были сестрами. Теперь я не Миля, — она выплюнула это имя. — Я — Айонела!

— Это судьба… — вампир подошел ко мне и наигранно ласково погладил по щеке. — Она приходила в склеп, где я все еще спал, замкнутый Драгошем и подолгу сидела здесь, мечтая и рассказывая свои мечты — мне, безмолвно лежащему трупу… Я был взволнован, ведь она так похожа на мою Айонелу. После долгих стараний, я наконец смог послать ей мысль своим высохшим мозгом, а девочка оказалась очень чувствительной к таким вещам…вот так она подарила мне свою кровь, а я ей бессмертие… Я почти отговорил ее от попыток добиться Драгоша и тут ты помогла мне своей неуемной похотью и желанием совокупиться с этим жеребцом! Он же нравился твоей сестре, бесстыдница!

— Моя сестра выходила замуж за другого мужчину! — выкрикнула я, понимая, что должно случится нечто ужасное.
— А вот это тебя не должно было касаться! — Миля толкнула меня и я пролетев несколько метров, упала прямо в гроб и он с треском разломался. — Самое подходящее для тебя место!
— Ты считаешь, что вот так добьешься его любви? — слабо спросила я, почти теряя сознание от боли в затылке.
— Пусть провалится вместе с тобой! — зарычала она, приближаясь ко мне. — Я сделаю ему так же больно, как он сделал мне!

Сестра схватила меня за волосы и я неуклюже рухнула на каменный пол. Она потащила меня к выходу и обернувшись к вампиру сказала, блеснув переполненными ненавистью глазами: — Может отправим ее в пропасть?
— А почему нет? — ухмыльнулся он. — Ведь Драгош отправил туда мою дочь!

— Разве кто-то виноват в том, что твоя дочь оказалась настолько слабой, чтобы лишить себя жизни из-за неудачного романа? — выплюнула я в его скалящееся лицо и он ударил меня. Из моего носа хлынула кровь и моментально залила светлый свитер, расползаясь по нем уродливым пятном.
Я застонала от ужасной боли, но увидев лицо своей сестры, испугалась еще больше. Она зарычала как собака, не сводя глаз с крови, текущей по моему лицу и вдруг резко наклонив мне голову, впилась зубами в шею. Я слабо вскрикнула и потеряла сознание.

Холодный, обжигающий ветер полосовал мое лицо и я очнулась, с трудом открыв глаза. Лицо стянуло от крови, которая издавала противный, сладковатый запах. Я лежала на краю обрыва, куда приводила меня сестра и левая рука висела в воздухе, покраснев от холода.
— Наконец очнулась! — я с трудом повернулась на звук недовольного голоса Мили. — Мне хотелось бы сбросить тебя туда, когда ты чувствуешь все, что с тобой происходит!
— Миля… — прошептала я, пытаясь встать, но она не дала мне, ударив по лицу.
— Айонелла! Слышишь ты?! Айонелла!
Я замолчала, прощая ее за все и приготовилась к смерти. Драгош… Мой любимый вампир…

И тут я увидела туман, надвигающийся из-за склепа, пожирающий своими щупальцами снег, не съеденный солнцем. Он двигался густым, серым потоком, похожим на туман из моего сна, из которого появлялся темный силуэт.
Это был Драгош с потемневшим от гнева лицом, его черные глаза превратились в огненный смерч, пылающий под слегка опущенными веками. Молниеносным движением он оказался возле отца Айонелы и оторвал ему голову, брезгливо выбросив в пропасть.

Миля испуганно попятилась от него, приближаясь к краю обрыва и прежде чем я успела крикнуть ей, предупредить, полетела вниз, нелепо взмахнув руками. Я с диким воем кинулась за ней, но сильные руки Драгоша схватили меня и я лишь с рыданием смотрела как она несколько раз ударившись о каменные выступы, скорчилась, проткнутая острым, торчащим из скалы корневищем…
Драгош отцепил мои окровавленные руки от камней, за которые я вцепилась мертвой хваткой и понес к замку, сжав мое бьющееся в истерике тело.
Небо потемнело и из него посыпались крупные снежинки, кружась в веселом танце. Танце под названием — смерть.

 

Эпилог.

Мы провели Девида на самолет — он улетел в Америку, надеясь забыть все жуткие события, случившиеся с нами, а сами вернулись в мою маленькую квартирку.
Я стояла у окна, глядя на облысевший клен с единственным листком на верхушке, которым он приветливо махал мне. » Я ждал тебя.»
— Я знаю. — ответила я.
— Разговариваешь с деревом? — тихий шепот обжег мне ухо.
— Иногда лучше поговорить с деревом… — улыбнулась я, прижимаясь к сильной груди.
— Даже лучше чем со мной? — Драгош несильно укусил меня за шею.
— Иногда да…

— Ах ты маленькая хамка! — он поднял меня на руки и поцеловал в смеющиеся губы. — Тебе стоит сходить к стоматологу, твои клыки просто огромны! Это реально не красит женщину…
Я вырвалась и погналась за ним, прекрасно понимая, что он заманивает меня в спальню.
На другом конце улицы стояла женщина в черном пальто, и ее глаза, скрытые темными очками пристально смотрели на светящееся окно, она вытерла слезу, не прошенно появившуюся на щеке, заправила золотистый локон под платок и ушла в темноту..

 

Автор Анна Порохня.

(Мистическое фэнтези про любовь вампира и обычной девушки)

Читайте ещё

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

x

Check Also

Игры Голодных

Игры Голодных

Игры голодных 1. Королева — жертва. (читать фэнтези про вампиров и оборотней) Мужчина был необычным. ...

Все права защищены. https://journal.planetaezoterika.ru