Главная / ФЭНТЕЗИ РАССКАЗЫ / Мистическое фэнтези. / Три чёрные розы и дом на холме.
читать фэнтези про любовь демона и девушки
чёрные розы

Три чёрные розы и дом на холме.

Читать фэнтези про любовь демона и девушки.

 

Черные розы стоят на окне.
Кто же принес в полнолуние мне?
Черные розы – залог не любви,
Холодом веют и страхом они.
Как восхитительны, как хороши,
Черные розы, для чуткой души!
Черные розы цветут лишь раз в год:
В ведьмином доме у ведьминых вод,
В ночь новолуния, в ночь колдовства,
В ночь, когда кровью луна так пьяна.
Иглы-шипы перевязаны тьмой.
Дорого стоит букет неживой.
Черные розы стоят на окне.
Черные слезы застыли в душе.
Черные розы не знают любви.
Черные розы, вы так холодны…

 

Глава первая :Чёрные розы.

— Неужели он еще стоит? — Спросила Оля у тетки, с которой шла по широкой, пыльной дороге в магазин за хлебом. — Мрачный такой, жуткий, как и в детстве…
Тетка нехотя глянула в сторону одинокого дома с высокой остроконечной крышей и быстро перекрестилась.
— Стоит… Куда ему деться?
— Давно уже никто в нем не живет?
— Да лет десять точно. — Тетка Евдокия скривилась, точно лимон съела. — Как умерла немка эта…как же ее…дай Бог памяти… Ингред Ридель! Во! Так и пустует…

Оля явственно вспомнила старую немку, о которой ходили разные слухи, в том числе и то, что она знается с нечистой силой и то, что в ее мрачном доме вместе с ней, поселилось зло… Она была высокой и худой как жердь, вечно одетая во что-то черное, окутывавшее ее с головы до пят, ее часто видели на кладбище с большой полотняной торбой и то, что она там собирала, оставалось только догадываться. Немку обходили стороной, а вездесущие пацаны находили в овражке возле ее дома кости животных и огарки черных свечей. Оля поежилась от детских воспоминаний, хотя сейчас они казались просто глупыми байками.

— А что это ты за нее заговорила? — Тетка Евдокия зыркнула на нее недовольным взглядом. — Вспомнила на ночь, окаянную…
— Да просто… Дом увидала и вспомнила…
— Пусть ее дальше черти в аду жарят, а ты больше не упоминай ее! — Тетка пригрозила ей пальцем и пошла к кучке женщин, разглядывавших привезенные из города халаты да носки с чулками.

Как и почему, Фрау Ингред Ридель оказалась в этой деревне, не знал никто. Немку привезли ночью, выгрузили возле этого дома весь ее багаж, ее саму и дюжину ее черных котов, которые безбожно орали на всю улицу. Еще раньше, в этом доме жил поп с женой и двумя детьми, но с чего-то тронулся умом и заткнув валенком печную трубу, лег спать, тем самым лишив жизни и себя, и свою семью. Дом стал пользоваться дурной славой, а теперь, когда в нем поселилась странная немка, его вообще обходили стороной.

— О чем задумалась? — Веселый, мужской голос вернул Олю на землю и она обернувшись, увидела Антона Грачёва, соседа из дома напротив.
— Здравствуй Антон. — Оля приветливо кивнула ему. — Да так…детство вспомнила.
— А меня часто вспоминала? — Подмигнул ей парень. В его глазах мелькнуло что-то, но он тот час взял себя в руки и кроме дружеской улыбки, на его лице ничего не было.

— Конечно. — Оля тепло пожала его большую, загорелую руку. — Мы с тобой все овраги да сараи здесь облазили…
— Это точно… — Антон руку не убрал, лишь тоже слегка сжал ее пальцы. — Смотрю ты на дом смотришь, подумал, что вспоминаешь как мы с тобой на разведку ходили, хотели немку за поеданием младенцев застукать. — Он весело засмеялся.
Оля вдруг вспомнила этот день и страх как тогда, в детстве, сжал сердце…..

Они пробрались к кустам, окружавшим дом и через проломанную в заборе дыру, пролезли во двор. Дом был заперт, видимо хозяйки не было и разноцветные стекла с укором смотрели на незваных гостей, зловеще отсвечивая под лучами заходящего солнца. Но то, что тогда шокировало детский взор Оли, так это розы, растущие по всему двору. Их черные бутоны словно похоронный креп навевали тоску и страх, благоухая под вечер сильнее. Это сейчас Оля знала, что они не совсем черные, их бархатная каемка имела более темный оттенок чем бордовая середина и под вечерней тенью деревьев они казались совсем черными.

— Что вы здесь делаете? — Голос фрау Ингред, заставил их подпрыгнуть и завизжав, они кинулись прочь. Оля почувствовала как немка схватила ее за плечо и дернувшись, перепрыгнула заборчик, безжалостно вытаптывая черные розы.
— Проклятые киндер! — Прошипела немка. — Ненавижу!
Уже дома, Оля обратила внимание, что плечо ужасно саднило и посмотрев в зеркало, с ужасом увидела четыре кровавые полосы на нежной, детской коже. Но разве могла это сделать фрау Ингред? Скорее всего она оцарапалась о острые шипы черных роз…
— Баккара… — Прошептала Оля и ее плечо снова засаднило.
— Что? — Переспросил Антон.
— Это сорт черной розы — Баккара..

* * *
Оля проснулась и сразу заметила какой-то сверток на подоконнике. Она подошла к окну и моментально поняла, что скрывается под тонким слоем оберточной бумаги. Рука ее дрожала, когда она разворачивала этот сверток, острый шип вонзился ей в руку и Оля вскрикнула, прижав палец к губам. Три черные розы, обвитые черной лентой, которой обвязывали венки, упали на пол, касаясь ее ног прохладными лепестками.
— Проснулась уже? — В окно заглянул Антон и Оля испуганно вскрикнула.
— Ты чего?
— Ты ничего мне не приносил? — Оля на минуту понадеялась, что это дурацкая шутка Антона. — Только честно…

— Нет, а что? — По лицу парня было видно, что он действительно ничего не знает. — Оля, что случилось?
— Сам посмотри. — Она отошла от окна и Антон перемахнув через подоконник оказался в комнате, чуть не наступив на розы.
— Кто это мог сделать? — Удивленно протянул парень, рассматривая траурный букет и замотав его снова в бумагу, вышвырнул в окно.
— Сколько ты уже здесь?
— Неделю..
— Это в первый раз?
— Да… И меня это пугает.
— Не бери в голову, — Антон присел на кровать, — кто-то шутит по дурацки и все…
— Это плохие шутки. — Сказала Оля и вздрогнула когда окна в доме фрау Ридель сверкнули под лучами солнца, словно подмигивая ей…

* * *
Забыть неприятное происшествие, Антон предложил на речке, где золотой песок мягко вливался в прозрачные воды, весело журчащие под длиннокосыми ивами. Он подождал Олю, пока она собралась и отвел ее на пляж, развлекая по дороге веселыми историями и подробностями из жизни уже взрослых друзей. Дорожка, ведущая к речке, резко уходила вниз, под скалистый выступ и оттуда, им навстречу, вышли две девушки, в белых, просторных футболках. Они поравнялись и Оля узнала в них подружек босоногого детства, с которыми они играли в «дочки-матери», «магазинчик» и обносили соседские малинники.

— Ну привет, подружка! — Одна из девушек сняла солнцезащитные очки и Оле на минуту показалось, что в ее взгляде промелькнула плохо прикрытая неприязнь. — На долго к нам?
— Привет, Зоя. — Оля постаралась выглядеть дружелюбно и улыбнулась. — Привет Люда. Задержусь на все лето… Заходите в гости.
— Зайдем. — Хмыкнула рыжая Зойка и тряхнув короткими волосами, одарила Антона страстным взглядом. — Вечерком жди.
Они прошли мимо и Оля заметила, как настороженно смотрела на нее белокурая, наивная Люда, с раннего детства, находящаяся под влиянием темпераментной Зои.

— Мне показалось, что Зоя все еще недолюбливает меня. — Сказала Оля, глядя в спину идущего впереди Антона. — Причина видимо все та же…
Он резко повернулся и Оля врезалась прямо ему в грудь.
— Ты чего, Антон?
— Причина все та же. — Парень вглядывался в ее лицо с каким-то болезненным желанием. — Ты эту причину знаешь давно.
— Давай не будем говорить на эту тему… Пожалуйста. — Оля неловко отступила назад. — Извини…
— Я не буду навязываться. — Глухим голосом произнес парень и развернувшись, пошел вниз по дорожке.

Разговор больше не клеился и весь отдых на пляже, превратился в одну сплошную неловкость. Оля немного поплавала и предложила Антону пойти домой, он был не против и она собрав вещи, первая пошла вверх. Где-то посреди пути, Оля услышала как вверху что-то зашуршало и задрав голову, она увидела как с верха скалы, скатываются мелкие камешки, потревоженные чьими-то ногами. Над краем обрыва, показались руки и через секунду, на голову ошарашенной девушки посыпались черные лепестки, за которыми на серую пыль, упали три черные розы…
— Снова » Черная Баккара»… — Испуганно воскликнула Оля, а Антон кинулся вверх, надеясь поймать неудачного шутника.

Но сколько он не прочесывал скалистую поверхность, заросшую кустарником, никого не нашел. Человек кинувший розы, исчез.
— Я не понимаю! — Оля с ужасом рассматривала прекрасные цветы у себя под ногами. — Зачем все это?!
— Честно? Я тоже не понимаю… — Ответил запыхавшийся Антон. — Чего добивается этот человек?

Он вдруг наклонился и извлек из темно-зеленых стеблей, сложенную бумажку.
— Что это? — Оля придвинулась ближе к парню. — Там что-то написано?
— » Убирайся прочь или сдохнешь!» — Прочитал Антон и гневно разорвал записку. — Найду этого шутника, прибью!
— Я сегодня хочу побыть одна. — Расстроено произнесла Оля. — Скажешь девчонкам, чтоб не приходили?
— Да, конечно. Мне зайти?
— Нет, не надо… Завтра увидимся. — Оля чувствовала как вокруг нее сгущается воздух, пропитанный чем-то темным и нехорошим….

Перед ее глазами всплыла картинка из детства. Она шла мимо кладбища по широкой каменной дороге, аккуратно неся алюминиевый бидончик с молоком и вслух считала камни, на которые наступала. Когда перед ней вдруг возник черный силуэт фрау Ридель, было уже поздно. Оля врезалась в нее, уткнувшись носом в ее пахнущие затхлостью одежды и выплеснула на них молоко. Лицо немки перекосилось от злости и схватив девочку за ухо, она отбросила ее от себя, яростно прошипев: — Убирайся прочь или сдохнешь!
Оля побежала прочь, размазывая по щекам слезы страха и жгучей боли, принесенной костлявыми пальцами фрау Ридель…

— Что с тобой, Оля? — Антон дотронулся к ее плечу. — О чем ты думаешь?
— Да так, не о чем… Пойдем.

* * *

Ярко-красный край солнца опускался за горизонт, окрашивая все в какой-то кровавый оттенок, пламенея в густой листве. Черные розы замерли в безветрии, словно змеи приготовившиеся к броску, а дом как насмешливый карлик, зло наблюдал из-под остроконечной крыши за происходящим.
— Может прекратим это? — Люда беспокойно оглядывалась по сторонам. — Мне кажется будто кто-то наблюдает за нами…
— Прекрати ныть! — Оборвала ее Зоя и вытащила из сумки секатор. — Я не успокоюсь пока эта выскочка не уедет отсюда, поджав хвост!
— Может между ними нет ничего…
— Может и нет, но ты видела как Антон смотрит на нее? Она с детства стоит между нами и я не позволю, чтобы он остался с ней! — Зоя безжалостно срезала три цветка и аккуратно положила их в сумку. — Пошли.

Но сделав пару шагов, она вдруг повернулась и посмотрела на дом.
— Давай посмотрим, что внутри?
— Да ты что?! — Испуганно воскликнула Люда, с ужасом представляя как они зайдут в этот жуткий дом. — Зоя, хватит уже!
— Не будь такой трусихой! Неужели тебе не хочется узнать, что там? — Зоины глаза возбужденно горели и уже не слушая слабых протестов подруги, она двинулась в сторону дома.

— Как мы войдем туда? — Прошептала Люда, напряженно вглядываясь в разноцветные стекла окон.
Зоя дотронулась к завитой ручке и дверь вдруг со скрипом отворилась.
— А ты переживала! — Она радостно потерла руки и первая переступила через пыльный порог.
Люда подперла дверь, выпавшим из стены кирпичом и пошла следом.
Большая гостиная была мрачной и темной, паутина свисала по углам, словно старое кружево, а бархатные шторы жалким тряпьем свисали с окон.

Деревянная лестница, ведущая на второй этаж, жалобно заскрипела под ногами Зои.
— Зачем ты идешь туда?! — Люда дрожала, не в силах избавиться от ощущения чьего-то присутствия. Что-то зловещее витало в воздухе, но Зоя словно не замечала этой гнетущей обстановки.
— Ну интересно же… Пошли…

Чтобы не оставаться в одиночестве, Люда пошла за подругой, чувствуя приближение неотвратимых, ужасных последствий.
В странной спальне с тремя углами, все стены были завешаны помутневшими от времени зеркалами. Почти все, они были в сетке тонких трещин, искажая отражение и глядя на свое лицо, Люда все больше пугалась. В темной пасти камина лежала куча пепла, из которого выглядывали закопченные кости.
— Надеюсь они не человеческие? — Прошептала впечатлительная Люда и потянула подругу за руку. — Зоя, все, хватит. Давай уйдем отсюда…

Зоя высвободила руку и подошла к старинному бюро, на котором лежала развернутая книга.
— Что это?
— Зоя пошли! — Люда все больше нервничала, ей казалось, что она слышит шепот, звучавший со всех углов. — Пошли или я уйду сама!
— Ладно, пошли… — Недовольно буркнула Зоя и схватив со стола книгу, засунула ее в сумку.

Они спустились вниз и как только вышли на крыльцо, дверь захлопнулась с таким грохотом, что разноцветные стекла зазвенели и пару штук выпали и разбились о камни.
Девушки быстро пошли к калитке, не оглядываясь и не разговаривая, а дом и черные розы провожали их своим мрачным молчанием.

 

∗  ∗   ∗   ∗

На губах кровь — пьянящая соль.
Сила Тьмы — Света вечная боль,
В горло нож — все давно решено,
Раз я темная, значит я зло.

Тьме страдать? Хватит! Лучше, любить.
Покоряться? Нет! Я буду мстить.
Пусть узнают, Тьма тоже горда.
Станет кровью святая вода.

Мысль коварная — власть я хочу,
Пусть мечом, что хочу — получу,
Раз убьешь, я из Ада вернусь,
С пораженьем во век не смирюсь.

Я огонь, черный вечный, как мир,
Свист мой вместо мелодии лир,
Черной магией, кровью борюсь,
День придет, своего я добьюсь!

Эльвен.

 

Глава вторая » Слияние с тьмой «

 

— Пойдем ко мне. — Зоя была все еще возбуждена и почти бежала. — Мне кажется это не простая книга и я просто умираю от желания рассмотреть ее…
— У меня плохие предчувствия… — Люда жалела, что ввязалась в эту историю, но отступать было поздно. — Давай будем осторожными…
— Само собой. — Засмеялась Зоя, но Люда видела, что подруга сорвалась с катушек и ее ничего не остановит…

* * *
Закрывшись в ее комнате, они достали книгу и с волнением открыли ее. Сноп пыли взметнулся вверх, заставляя их чихать и кашлять, оседая серым покрывалом на руках и коленях.

В открытое окно подул легкий ветерок, переворачивая обтрепанные, пожелтевшие страницы и Зоя нагнулась ниже, вглядываясь в выцветшие буквы.
— Заклятие для вызова демона. — Прочитала она и в ее глазах мелькнула решимость.
— Что ты задумала? — Это уже переходило все границы и не сулило ничего хорошего. Люда встала с кровати и спросила: — Ответь, что ты собираешься делать?!
— Мы вызовем его… Он будет исполнять наши желания… — Возбужденно зашептала Зоя, подрагивая от обуревавших ее чувств. — Мы станем могущественными! Мы сможем все!
— Что ты говоришь?! Ты серьезно? — Люда попятилась к двери. — Я не хочу в этом участвовать.
— Если ты сейчас уйдешь, — зло произнесла Зоя, — ты мне больше не подруга. Решай.
Люда тяжело вздохнула и снова опустилась на кровать.

* * *
— Посмотри, что написано под заклятием… — Люда провела пальцем по еле заметным строкам. — » Остерегайся…ибо смерть несет он…его не знаешь ты…закрой глаза свои…уста свои и замолчи навеки…ибо нет у тебя силы удержать его «…
— Обычное высокопарное предупреждение, — отмахнулась Зоя, — чтоб боялись… Ладно, не трясись… Что надо делать? А, вот… Читать в темноте на полную луну, стоя под ее светом… Отлично. Сегодня полнолуние.
Зоя клацнула выключателем и подошла к окну. Белый диск луны завис над домом, проложив лунную дорожку по подоконнику и полу.
— Иди сюда. — Позвала Зоя подругу. — Я буду читать, а ты повторяй.

— Говорю тебе, восстань из своей опочивальни
И явись с тысячью Своих слуг!
Я совершаю знаки, я называю слова,
которые открывают дверь!
Я говорю, явись, я поворачиваю Ключ,
Сейчас! пройди по Земле еще раз!

Люда бубнела вслед за ней и испуганно оглядывалась, не зная чего ожидать. Но ничего не произошло, было тихо и пахло ночными цветами из окна.
— Какой бред… — Люда облегченно вздохнула и включила свет. — Убедилась? Великая Вызывательница Духов…
Зоя не скрывала свое неудовольствие и разочарование. Они закинули книгу под кровать и улеглись спать.

… Под окном стоял мужчина, он с наслаждением вдыхал запахи ночи и улыбался. Он был похож на ангела… Белокурые волосы обрамляли его совершенное лицо с светло-серыми глазами, в которых плескались искорки лунного света. Он был настолько прекрасен, что даже ночное светило блекло перед ним, серебром ложась ему под ноги…

* * *

Этой ночью Оля спала с закрытым окном и ничего не тревожило ее сон. Происшествия с розами и запиской, не выходили у нее из головы и Оля пыталась разгадать кто же этот странный недоброжелатель. Промелькнула мысль, а не уехать ли? Но она откинула ее сразу. Нужно было найти этого человека и посмотреть ему в глаза…

Но день начался снова с трех черных роз, которые лежали на пороге дома и до полусмерти напугали тетку. Антон сказал ей, что это его работа, хотел Олю порадовать и тетка успокоилась, но предупредила его, чтоб больше она этих проклятых цветов возле своего дома не видела.
— Я не буду спать всю ночь. — Сказал Антон Оле. — Подежурю у тебя в саду и поймаю эту…свинью.
— Не боишься?
— Пусть он боится. — Самоуверенно ответил Антон. — Задницу надеру кто бы это ни был…

* * *
Зоя и Люда проснулись поздно, сказывалось ночное колдовство под луной. Люда потянулась, подошла к окну и вскрикнула.
— Что там? — Зоя испуганно встрепенулась и подошла к подруге. — Что ты увидала?
Она посмотрела на улицу и протянула:
— Как это понимать???

Из калитки Олиного дома вышел Антон и швырнул в придорожные кусты три черных розы.
— Мы же не ложили их… — Люда кинулась к сумке и вытряхнула на пол три завявших цветка…
— Значит получилось! — Засмеялась Зоя и закружилась по комнате. — Он пришел!
— Ты думаешь? — Люда обвела комнату беспокойным взглядом словно демон сидел где-то за шкафом. — И что теперь?
— А мы проверим для надежности! — Зоя на минуту задумалась, а потом сказала: — Эй, ты! Я хочу чтобы Антон полюбил меня! Слышишь?!

Демон стоял в углу комнаты и гневно наблюдал за происходящим. Не зная сами, кого призвали, они требовали от него исполнения желаний, словно он был обязан служить им! Это люди служат ему, выпрашивая милость! Но еще, ему было интересно. В комнате находилась еще одна сущность, пристально следившая за девушками, то, что она имела на них свои планы, было ясно и демон не сомневался, что желание рыжей красотки будет выполнено.
Зоя довольно вздохнула и повернулась к подруге, счастливо улыбаясь.
— Теперь Антон точно будет мой!
Дверца ее души приоткрылась, впуская зло и Зоя даже не догадывалась, что ее желание выполнит не демон, а черный дух фрау Ингред Ридель…

* * *
Оля рвала в саду черешню когда по дороге, в сторону речки, прошли Зоя с Людой, с ними был Антон. Он приобнял Зою за талию и молодые люди были похожи на счастливых влюбленных, что очень удивило Олю. Еще сегодня утром, он смотрел на нее влюбленными глазами, а сейчас выказывает расположение к Зое… Хотя, может это и к лучшему… Больше чем дружба, Оля ничего не могла ему предложить. Она перевела взгляд на дом фрау Ридель и ей показалось, что он стал как-то выше и ухоженней чем был еще вчера вечером… Словно напитался энергией и живительными силами…

* * *
Зоя зашла в речку по пояс и прошептала: — Ты меня слышишь? У меня есть еще одно желание… Я хочу, чтобы Антон на мне женился. И не тяни!
После этих слов, Зоя почувствовала сильный толчок в грудь и чуть не ушла под воду.
Когда она открыла глаза, то ими на этот мир, уже смотрела фрау Ридель…
— Гут… Гут… — Прошептала она, гладя себя по рукам и трогая пушистые волосы. — Зер гут…

Она вышла из воды и направилась к друзьям, глаза ее поменяли цвет, а черты лица заострились, на что и обратила внимание Люда.
— Ты хорошо себя чувствуешь?
— Превосходно. — Грубо ответила Зоя. — А что?
— Просто ты так странно выглядишь…
— Люда, не выдумывай, — перебил ее Антон, — Зоя отлично выглядит… Хороша как никогда.
— Спасибо мой мальчик, — Зоя потрепала его за щечку, — может докажешь мне это на деле? У тебя дома…
— Зоя! — Удивленно воскликнула Люда, шокированная такой откровенностью. — Что ты делаешь?!
— Отстань, мямля! — Прошипела Зоя и они с Антоном покинули пляж, оставив Люду, недоуменно смотреть им вслед.

* * *
— Мне кажется фрау Ридель, ненавидела меня. — Сказала Оля тетке за обедом. — Я вспоминаю как эта женщина смотрела на меня… А однажды я услышала как она кричит на маму. Оля с содроганием вспомнила ее злое шипение и страшные слова, которые она словно выплевывала маме в лицо.
— Ты сдохнешь и будешь мучиться в аду! А потом сдохнет и твое отродье! Ты сама выбрала свою участь! Я никому не позволю смеяться над собой!

Тетка опустила глаза, но потом словно что-то решила про себя и сказала:
— Не к добру вспоминаем мы ее… Но я тебе расскажу правду.
Твой отец был женат на этой проклятой ведьме.
— На фрау Ридель?!
— Да… Он женился на ней когда служил в армии и так и остался в Германии. Она околдовала его, приворожила… Отец был очень привлекательным мужчиной… Когда он приехал в гости к родителям, увидел твою мать и влюбился, влюбился по настоящему. Расстояние уничтожило чары немки, а искренняя любовь, сделала свое дело. Дом на холме принадлежал твоему отцу, это уже после тех ужасных событий, там поселилась семья попа… Ты родилась там. Твой отец вскоре умер и эта смерть была делом рук Ингред Ридель… Он просто встал ночью и утопился в реке…

После этого, твоя мать, забрала тебя и уехала в город, сдав дом священнослужителю. Он тоже умер и вот тогда явилась немка, предъявив права на дом, ведь она так и оставалась женой твоего отца… В конце концов, она извела твою мать своими чарами, и бедная женщина повесилась в саду ее дома, когда гостила у меня… Как она там оказалась, оставалось только догадываться…
— О Боже! — Оля с ужасом посмотрела на дом с черными розами и он снова подмигнул ей бликами солнца в разноцветных окнах…

* * *
Зоя срезала три розы и уложила их в длинную, красивую коробку, траурные ленты и темно-бордовые черви, завершили этот страшный букет. Антон сидел на крыльце дома и стеклянными глазами смотрел в одну точку, сжимая в руках кухонный нож. Зоя повернулась к нему и приказала:
— Подойди ко мне!
Антон встал и послушно приблизился к девушке.
— Отнесешь коробку Оле, понятно? Положишь на порог и там же перережешь себе шею. Надоел ты мне… Хоть развеселишь малость. Иди.
Антон взял коробку и пошел , хлопнула калитка и его силуэт растворился в темноте.

* * *
Антона нашла Олина тетка, бедная женщина схватилась за сердце и упала на скользкое от крови крыльцо, не в силах вынести ужасное зрелище. Оля выбежала на ее крик и обомлела, скованная страхом и медленно впадая в шоковое состояние…
Тем временем, Зоя шла к себе домой, где оставила книгу. Фрау Ридель, вчера видела как две глупые гусыни, вызывали демона, выискав в книге заклинание. У них ничего не получилось, но немка не удивилась этому, их жалкие потуги были похожи на старание бабочки, сдвинуть гору, взмахами своих крыльев. Она, со своей силой, готовилась к этому событию пол своей жизни, смерть помешала ей, но не надолго…
Зоя вошла в свою комнату и вытащила из под кровати книгу, раскрыла ее на нужной странице и прочитала заклинание, стоя под светом луны…..

* * *
Над черною бездной с тобою я шла,

Мерцая, зарницы сверкали.

В тот вечер я клад неоценный нашла

В загадочно-трепетной дали.

И песня любви нашей чистой была,

Прозрачнее лунного света,

А черная бездна, проснувшись, ждала

В молчании страсти обета.

Ты нежно-тревожно меня целовал,

Сверкающей грезою полный,

Над бездною ветер, шумя, завывал…

И крест над могилой забытой стоял,

Белея, как призрак безмолвный.

Ахматова.

Оля посмотрела на часы, было уже поздно, но свет в окне Зои еще горел. Она накинула кофту и вышла из дома, ей хотелось поговорить с девушкой, которая видимо тоже очень переживала. Когда Оля зашла во двор, свет потух, но справедливо решив, что Зоя не спит, постучала в дверь. Никто не откликнулся, но Оля слышала голос девушки и осторожно обойдя дом, остановилась у открытого окна. Действительно, Зоя стояла перед ним и что-то настойчиво повторяла. Оля прислушалась и обомлела, девушка колдовала! Ее голос был грубым и резким, какие-то знакомые нотки сквозили в нем и Оля не на шутку испугалась.

…. Демон с лицом Ангела, стоял под окном, когда к нему подошла Она. Сердце его застучало с удвоенной силой и он, невидимый, приблизился к ней почти вплотную. Она была не такая как все… Слишком нежная… Слишком беззащитная… Ведьма отвлекала его своим бормотанием, вызывая к себе и он оторвавшись от земли, ударил ее по лицу с такой силой, что она громко вскрикнув, отлетела в другой конец комнаты…

Оля услышала крик и глухой стук, словно упало что-то тяжелое. Она кинулась к дверям и забежав в дом, включила свет. Зоя лежала на полу своей комнаты без сознания, рядом с ней, валялась книга.
— Зоя! Зоя! — Оля затрясла ее за плечо, вглядываясь в заостренные черты. Девушка застонала и медленно открыла глаза, в них промелькнуло недоумение, а потом ненависть.

Оля отшатнулась этого страшного взгляда и спросила:
— Что случилось?
— Убери от меня руки, мерзкая девка! — Прошипела Зоя. — Я убью тебя!
— Что ты такое говоришь? Ты не в себе…
— Если бы ты знала, как сейчас права! — Зоя громко засмеялась и встала. — Майн либэ киндэр!
Оля с ужасом смотрела на нее и понимала теперь кого она ей напоминала.
— Но этого не может быть!
— Может! Теперь я отомщу! Отомщу! — Завопила фрау Ридель и схватила Олю за шею. — Я закопаю тебя живьем под розами! Они будут питаться твоей плотью и цвести еще прекраснее!

— Остановись!
Ведьма удивленно обернулась на этот голос и увидела прекрасного мужчину, сидящего на подоконнике. Она открыла было рот, но он прервал ее.
— Я тот, которого ты так отчаянно призывала.
— У меня получилось! — Снова рассмеялась она и отпустив Олю, приблизилась к мужчине. — Ты подаришь мне власть? Да! Ты выполнишь мое желание!
— О какой власти ты говоришь? — Он спрыгнул с подоконника и подошел к дрожащей Оле. — Я не марионетка в твоих руках.
— Я могу отослать тебя обратно! Или заставлю мучаться!
— Ты не можешь ибо ты не призывала меня. Я явился сюда по своему желанию, а не по велению твоих глупых заклинаний.

Мужчина подал руку Оле и она встала, не понимая, что происходит. Его пальцы легко пробежали по ее спине и Оля почувствовала сильнейшие вибрации, исходящие от прекрасного Ангела.
— Я заберу тебя с собой, ведьма. — Сказал он. — Не шути с тьмой. Она этого не прощает.
Мужчина обхватил орущую ведьму и вылетел в окно, а обмякшее тело Зои, опустилось на пол.

Оля кинулась к ней и ужаснулась тому, какие темные тени залягли под ее глазами. Она застонала и вдруг заплакала, тоненько, навзрыд.
— Зоя, Зоечка, успокойся, все прошло… — Оля обняла девушку и прижала к себе. — Успокойся…
— Прости меня… Прости пожалуйста… — Зоя вцепилась в плечи Оли и заглядывая ей в глаза, зашептала: — Это я все… Я… И розы… И…
— Я не держу на тебя зла. — Тихо ответила Оля. — Но вот Антона жалко…
Зоя снова зарыдала, Оля погладила ее по голове, жалея глупую девчонку, которой придется всю жизнь нести этот груз…

* * *
Все закончилось. Страшные события оставили за собой печальный след. Зоя ушла в монастырь, Люда уехала на Алтай к отцу, а Оля осталась в деревне с резко сдавшей теткой. Дом на холме вызывал у нее неприятные ощущения и девушка старалась даже не смотреть в его сторону…

Но новые события не заставили себя ждать… Однажды вечером, девушка увидела, что в доме фрау Ридель, горит свет. Она испуганно кинулась к тетке, но та тоже ничего не знала. А утром, возле магазина, они столкнулись с незнакомкой… Молодая женщина была угрюмой и странной, она окинула их недоброжелательным взглядом и быстро пошла в сторону дома на холме.
— Кто это? — Тетка подошла к соседкам, стоявшим за хлебом. — К кому приехала?
Оля напряженно прислушалась к разговору, что-то не давало ей покоя, в облике этой девушки.
— Это дочка фрау Ридель, — охотно поделилась новостью, одна из женщин, — Адель Ридель. Приехала посмотреть на места, где последние годы доживала ее мать… Только от одной сдыхались, так другая явилась…
Оля почувствовала как от страха холодеют руки , она почему-то была уверена, что она появилась в деревне не просто так…

* * *
Адель Ридель подошла к дому Оли и облокотившись на забор, задумалась. Страшные и черные мысли кружились в ее голове, взывая о мести. Мести, в которой выростила ее мать. Вдруг она замерла, чувствуя чье-то присутствие и вгляделась в темноту. Ее сила была сильней чем у матери и все ее ощущения, обостренные магией, сигнализировали ей о присутствии чего-то сверхъестественного. Она открыла калитку и вошла во двор, подрагивая от нетерпения и совершенно не испытывая страха, уверенная в своих силах.

Приблизившись к стене, увитой виноградом, она остановилась и повела носом, словно собака.
— Что ты ищешь здесь, ведьма?
Адель застыла от неожиданности и сразу же почувствовала за своей спиной мощное излучение. Мужчина, задавший ей вопрос, нагнулся так близко, что волоски на ее шее приподнялись от его дыхания. Она уже знала, что тот, кто находиться сзади, силен настолько, что ее силы, казались лишь фокусами старого иллюзиониста…

Она медленно повернулась и чуть не задохнулась от восхищения… Он был прекрасен как звездная ночь или драгоценный камень, ослепляя своим сиянием.
— Кто ты? — Прошептала Адель, очарованная этим совершенным лицом.
— Ты точно хочешь знать? — Улыбнулся он. — Думаю ты будешь шокирована…
— Скажи… Ты Ангел?
— О-о, как ты далека от истины, чернокнижница. — Мужчина положил ей на плечо руку и Адель вздрогнула от вибрирующих волн энергии. — Я — Пифон, милая, Пифо-о-н…

Последнее слово уже эхом протянулось в ее голове, как и остальные.
— Не приход-и-и сюда-а… Или я убью-ю те-ебя-я…
Когда она очнулась, то стояла возле дверей своего дома, так крепко сжав ручку, что костяшки пальцев свело от ноющей боли.
Перед ее глазами стояло прекрасное лицо Пифона и даже его угрозы не могли избавить ее от мощного очарования страшного демона.
— Я хочу быть с тобой Пифон… — Прошептала Адель и прикоснувшись пальцами к своему некрасивому лицу, гневно скривилась. — Ты так прекрасен…

… Пифон сидел на подоконнике и легкий ветер развевал его красные одежды, поигрывая с белокурыми кудрями, обрамлявшими его лицо золотистым ореолом. Оля спала, не догадываясь о столь опасном госте и даже когда он взял в свою руку ее пальцы, она не пошевелилась…

Иди, иди за мной — покорной
И верною моей рабой.
Я на сверкнувший гребень горный
Взлечу уверенно с тобой.

Я пронесу тебя над бездной,
Ее бездонностью дразня.
Твой будет ужас бесполезный —
Лишь вдохновеньем для меня.

Я от дождя эфирной пыли
И от круженья охраню
Всей силой мышц и сенью крылий
И, вознося, не уроню.

И на горах, в сверканьи белом,
На незапятнанном лугу,
Божественно-прекрасным телом
Тебя я странно обожгу.

ты знаешь ли, какая малость
Та человеческая ложь,
та грустная земная жалость,
Что дикой страстью ты зовешь?

Когда же вечер станет тише,
И, околдованная мной,
Ты полететь захочешь выше
Пустыней неба огневой, —

Да, я возьму тебя с собою
И вознесу тебя туда,
Где кажется земля звездою,
Землею кажется звезда.

И, онемев от удивленья,
Ты узришь новые миры —
Невероятные виденья,
Создания моей игры…

Дрожа от страха и бессилья,
Тогда шепнешь ты: отпусти…
И, распустив тихонько крылья,
Я улыбнусь тебе: лети.

И под божественной улыбкой
Уничтожаясь на лету,
Ты полетишь, как камень зыбкий,
В сияющую пустоту…
Блок.

* * *
Адель сходила с ума от страсти, которую испытывала к Пифону, еще никогда мужчины ей так не нравились… Но и мужчины не испытывали восторга от Адели, с ее крючковатым носом и маленькими, злыми глазками. Из-за чего ей приходилось прибегать к колдовству приворотных чар, заманивая в свою постель бедных жертв . Но Пифон… Это было нечто… Ей нужно было подумать как поступить… Как обратить внимание этого прекрасного демона к своей никчемной персоне.

Но, как добиться этого внимания от Князя Колдовства, Тайн и Пророчеств? Этого она пока не знала… Но была одна возможность изменить себя и Адель решила ею воспользоваться… Девять дней голодания… Девять дней к заветной цели… Девять дней — это не срок…
— О, Пифон… — Снова прошептала она, прикрыв глаза. — Мой жестокий демон…
Если бы фрау Ридель знала, что творится в голове ее одержимой дочери, оторвала бы ее сама, чтоб не обрекать дочь на вечные муки…

Оля перестала видеть обитательницу дома на холме, но свет каждый вечер загорался в разноцветных окнах, говоря о том, что Адель Ридель все еще находилась там. Жаркие ночи предвещали приблежение бури, окутывая сухим зноем все живое. Эти ночи приносили сны, от которых Оля чувствовала себя разбитой и растерянной. Ей снился золотоволосый мужчина с прекрасным лицом Ангела… То, что это был именно Ангел, она не сомневалась. Ведь только Ангел мог быть таким совершенным и заставить зло дрожать перед собой…

А Пифон каждую ночь опускался с воронки черного смерча, в своих алых, разлетающихся одеждах, его лицо было обманчиво спокойным и безмятежным, обманчиво святым и смиренным. Белоснежные, изящные руки его, были сложены на груди, словно сдерживая тьму, живущую в этом изумительном творении Преисподней…

* * *
Буря не заставила себя ждать. Ее приближение сопровождалось раскатами грома и вспышками кривых молний, от которых земля испуганно вздрагивала и стонала. Адель вышла из дома еле сдерживая нетерпение и быстрыми шагами пошла в сторону кладбища. Тело ее было легким и чистым, не отравленное пищей, которую она не принимала в течении девяти дней, ведь перед этим ритуалом она должна быть максимально очищенной.
Отсчитав тринадцать могил, Адель остановилась и очертила вокруг себя круг, длинной, осиновой палкой.
— Euphas Metahim, frugativi et apellavi! — Закричала она, поднимая вверх свои худые руки. — Euphas Metahim, frugativi et apellavi!
Снова раздался раскат грома и девушка увидала как из глубины кладбища, несется темный вихрь, вздымая за собой листья и сухие ветви. Этот туманный смерч остановился возле очерченного ею круга и сквозь гул,

идущий из него, Адель услышала голос.
— Зачем ты звала меня?!
— Помоги! Я прошу тебя!
— Что ты хочешь, смертная?!
— Я хочу быть очень красивой! Я хочу этого! Помоги, умоляю!
— И это все?! — Из смерча послышался смех. — Через десять лет, я заберу твою душу! Готова ли ты пожертвовать ею, ради тела?!

— Да! Да! — Адель закивала головой, думая о том, что Пифон обязательно влюбиться в нее и избавит от посягательств этого демона. — Сделай меня красивой!
— Твое желание исполнено! — Прорычал демон. — Наш договор мы скрепим поцелуем!
Из вихря показались две когтистые лапы и выхватив Адель из круга, затащили внутрь. Она закричала от боли, когда в ее рот впились острые зубы и кровь, тонкими струйками побежала по подбородку. Демон откинул ее от себя и черный вихрь полетел вверх. Адель тряслась словно в лихорадке, постанывая от ужасной боли… А небеса разверзлись и на землю полил тяжелый, мощный ливень.

*    *    *

Глава третья.
,, Счастье дает — Бог, а красоту — Дьявол. ,,

 

В эту ночь, Ангел разбудил Олю легким касанием прохладных пальцев. Она открыла глаза и снова изумилась его красотой. Он протянул ей руку и она не сомневаясь, вложила в нее свою ладонь.
Они молча летели между зигзагов белых молний и капли дождя били девушку по лицу, не в силах сбить пожар ее тела. Она вдыхала свежий воздух, пропитанный озоном, ветер трепал ее тонкую сорочку и дикий восторг овладевал каждой частичкой ее тела. Стихия бушевала во всю, а они просто остановились над грозовой тучей и обнявшись, кружились в потоках ласкового ветра. Их лица прикасались, они наслаждались дыханием друг-друга, но не единого поцелуя не было сорвано, ни одно слово не было произнесено под раскатами грома, лишь нежность Пифона, окружала дрожащую девушку, для которой он был прекрасным Ангелом…

* * *
Адель проснулась от того, что солнечные лучи, немилосердно светили в лицо и застонала от ноющей боли на губах. Она подошла к зеркалу и со страхом заглянула в него, переполненная надеждой. То, что показала ей его прозрачная поверхность, вызвало целую бурю эмоций в душе Адель… Ее тело стало упругим и сочным, худоба и сухость ушли, оставляя в замен крутые бедра и роскошную грудь. Наполненные блестящей, соблазнительной влагой глаза, под изогнутыми бровями, губы, словно наполненные вишневым соком и густые черные волосы, небрежно струящиеся по плечам.

— Ты не устоишь передо мной, мой демон! — Воскликнула она и закружилась по комнате, наслаждаясь новыми ощущениями, буйно расцветавшими в этих прекрасных формах.
Она ждала ночи, чтобы увидеть Пифона, вернее, чтобы он увидел ее. В ее голове, даже мысли не было, что возможно все пойдет по другому, а не так, как представляла себе она.

* * *
Ночь приближалась на бесшумных лапах и Оля волновалась в предчувствии встречи с ее молчаливым Ангелом. Сегодня она задаст ему вопросы, мучающие ее, чтобы услышать его прекрасный голос.
Когда она увидела его, спускающегося с неба, прижалась к стене, ослепленная этим великолепием и широко улыбнулась, приветствуя его.

Ангел подошел к ней и взял за руку, предлагая ей снова отправиться в прекрасное путешествие, но Оля прошептала:
— Подожди, мой Ангел…
Но свои вопросы, она не успела задать, удивленная появлением Адель Ридель. Девушка разительно изменилась, превратившись из сухого сморчка, в прекрасную женщину. Она гордо вскинув голову, приблизилась к ним, предоставляя возможность, рассмотреть ее красоту.
— Посмотри же на меня, мой темный демон, мой князь, мой неумолимый Пифон… — Проговорила она хриплым от волнения голосом. — Разве я не нравлюсь тебе?

Оля медленно освободила руку из его изящных пальцев и удивленно прошептала:
— Демон?
Пифон посмотрел на испуганное лицо Оли и с яростью на лице, повернулся к Адель.
— Да будь ты прекраснее чем Венера, я обращу на тебя свое внимание, лишь когда мир перевернется вверх ногами! Убирайся отсюда! Я предупреждал тебя!
Адель с ужасом попятилась назад и гневно сверкнув глазами на Олю, исчезла за забором.

Она выла, размазывая по лицу слезы злости и ненависти. Зеркало словно насмехалось над ней, показывая ей прелесть ее лица и Адель швырнула в него вазу, не успев укрыться от стеклянных брызг. Мелкие осколки вонзились ей в кожу и она закричала.
— Будь ты проклята, сестра! Будь ты проклята! Я уничтожу тебя!

* * *
Пифон взял в ладони лицо Оли и нагнулся к нему, почти прикасаясь губами к ее рту.
— Ты боишься меня?
— Да… — Прошептала девушка, глядя в его голубые глаза с темно-синей радужкой.
— Разве я причинил тебе зло? Разве ты была испугана вчера, кружась со мной в воздухе? Или ты испытываешь ко мне отвращение? — Страстно зашептал Пифон, вглядываясь ей в лицо и проникая прямо в душу.
— Нет, нет… — Оля покачала головой. — Ты…прекрасен… Но…
— Что…Но…?
— Ты зло…
— Я не могу изменить свою сущность… Это то, что не изменить никогда… — Пифон опустил руки и отошел от девушки. — Я был счастлив, когда казался тебе Ангелом…
Он взмыл вверх и растворился в вихре своих алых одежд.
Оля заплакала и пошла в дом, испытав разрывающее ее, чувство потери.

* * *
Адель достала из темного и холодного подвала тонкую, черную змею и прошептала:
— Высоси из нее жизнь! Отрави своим ядом!
Змея сползла с ее руки и исчезла за дверью.
Она извиваясь, скользила по траве, высовывая длинный, раздвоенный язык и взобравшись по ветвям винограда, пролезла в открытое окно.
Оля спала глубоким сном и не чувствовала как змея подползает все ближе к ее приоткрытому рту. Она зашипела и проскользнула между розовыми губами девушки…

Оля проснулась от жуткой боли во всем теле, она скручивалась внутри нее в тугой узел и сводила судорогой. Девушка закричала и выгнулась дугой, падая на пол. Тетка забежала в комнату и испуганно засуетилась вокруг Оли, но этого было мало, раздирающая боль, разрывала ее на куски и крупные капли пота выступили на побледневшей коже. Тетка вызвала скорую, но ждать ее нужно было не менее часа, а за это время, девушка могла бы умереть от боли.

Пифон опустился на землю и сразу услышал душераздирающий крик, доносившийся из дома. Он мгновенно оказался там и опустился на колени перед Олей. Девушка мелко дрожала, скрутившись калачиком на полу, а тетка упала в обморок, при виде Пифона в его алых одеждах. Демон дотронулся к Оле и сразу почувствовал холодное дыхание смерти, исходящий от скорченного тельца. Он поднес руку к ее рту и девушка снова закричала, исторгая из себя черную змею, которая кинулась на Пифона, но сразу же за это поплатилась оторванной головой. Демон нагнулся и дунул в полуоткрытый рот Оли. Она открыла глаза, но вряд ли что-то увидела, ее влажное от пота тело, расслабилось и она потеряла сознание.
Пифон поднялся и посмотрел в окно на дом Адель Ридель. То, что появилось в его глазах, означало — Смерть.

Адель сидела возле разбитого зеркала и смотрела на свое отражение в один из осколков. Демон, к которому она обратилась за помощью, обманул ее… Лицо Адель, превращалось в ужасную маску, кожа отслаивалась кусками, обнажая гниющую плоть, а волосы превратились в жалкие лохмы, через которые просвечивала кожа черепа.
Когда в комнате появился Пифон, она кинулась к нему и упала ему под ноги.
— Помоги мне! Я умоляю тебя!
Пифон посмотрел на диск луны, подглядывающий в окно и наступил ей на шею….

* * *
Оля жила в доме на холме, который уже не выглядел столь ужасным и его энергетика менялась в лучшую сторону. Она занималась садом и цветами, среди которых вырастила ярко-красные розы, они словно пятно крови алели между черных кустов.
Пифон стоял возле окна и наблюдал за ней, готовый на все, ради этого, самого прекрасного цветка…
А возле дома стояла маленькая девочка в черном платьице и смотрела через забор на Олю. Ее глаза были полны ненависти, она тихо пела песню, каким-то странным низким голосом.
— Разноцветьем красок и цветов полнится земля весной.
Согревая вновь и вновь своею красотой.
Но среди гвоздик и васильков, незабудок и ромашек
Не встречал ни разу я цветов грустнее черных роз.

Черные розы-символ печали,красные розы-символ любви.
Красные розы-быстро завяли,черные розы-вновь расцвели…

(читать фэнтези про любовь демона и девушки)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector