Главная / ФЭНТЕЗИ РАССКАЗЫ / Мистическое фэнтези. / Рабыня демона « Золотой горы».
фэнтези про любовь демона к девушке
старый храм

Рабыня демона « Золотой горы».

Читать фэнтези про любовь демона к девушке.

 

Тоня тихо напевала себе под нос веселую песенку, с трудом накручивая колодезную цепь на ворот. Ведро звонко ударилось о борт колодца и холодная вода попала на загорелые ноги девушки. Тоня ловко подхватила его и вылила в свое ведерко из синей пластмассы, еще пахнущее магазином. — Помочь? — приятный мужской голос коснулся ее ушей и девушка быстро обернулась. Мужчина, предлагавший свою помощь, пристально разглядывал ее, словно пытаясь запомнить каждую мелочь. Его светлые, почти прозрачные глаза были холодными как зимнее небо, а твердый, тяжелый подбородок покрывала щетина.

Он был высокий и мощный, словно медведь, огромные мышцы перекатывались под футболкой и Тоня подумала, что он с легкостью мог бы отнести ведро вместе с ней, прямо к дому. — Да нет, спасибо, я сама. — Мне все равно по пути с вами, — мужчина подхватил ведро и направился вверх по дороге. — Я вижу вас в первый раз, — Тоня пошла следом, с удовольствием разглядывая его широкую спину. — Гостите у кого-то? — Приехал по делам. Хотелось бы купить ваш молоко завод — Да? — удивилась девушка. — Обычно такие люди ведра с водой не тягают…

— Поверьте, люди бывают разные, — усмехнулся он, обнажая белые, крепкие зубы. — А вы дочь хозяина молоко завода, не так ли? — Да…но вряд ли знакомство со мной, поможет вам его приобрести. — Что вы! Я и не думал пользоваться нашим знакомством, для собственной выгоды… — А у вас бы это и не получилось, — улыбнулась Тоня, — мой отчим, никода не интересовался моим мнением.

— Мама! Мама! — звонкий голосок колокольчиком прозвенел в тишине улицы. — Марта котят родила! Тоня кинулась к маленькому мальчику, стоявшему возле огромных, кованых ворот и испуганно схватила его за руку. — Ты зачем вышел?! — Я услышал твой голос… Возле ворот появилась длинная и сухая как жердь женщина, она быстро подошла к мальчику и повела его к дому. — Почему вы не разрешаете ребенку выходить за ворота? — голос ее провожатого, вывел Тоню из испуганных мыслей. — Он слеп. — Резко ответила она и взяла ведро из его рук. — Спасибо.

— Извините, я не знал. — мужчина вдруг протянул ей свою большую ладонь. — Меня Арнольд зовут. — Антонина. — девушка вложила свою узкую кисть в теплую руку и он осторожно сжал ее. — Почему вы ходите на колодец? Разве в таком огромном поместье нет воды?- мужчина сменил тему разговора. — Нет, просто в нем самая вкусная вода во всем поселке. — улыбнулась Тоня. — Пойду я…всего хорошего. Она скрылась за воротами, а Арнольд прошептал ей вслед: — Ты тоже наверное вкусная… Что я и хочу проверить.

* * *

— Кто это был? — голос отчима был недовольным. — Где? — переспросила Тоня, хотя прекрасно понимала, кого он имел ввиду. — Мужчина, который провожал тебя от самого колодца. — его вилка звякнула о тарелку. — Не знаю…предложил помощь…сказал, что хочет купить твой завод. — спокойно ответила девушка и придвинула сыну тарелку с тортом. — Милый, твой любимый торт.

— Да? Почему же он не обратился ко мне? — Не знаю. — пожала плечами Тоня. — Мне не нравится, что ты ходишь с ведром как деревенская баба, — раздраженно продолжил мужчина, — скажи прислуге и они принесут, раз тебе так нравится эта проклятая вода! Тоня посмотрела на него и отвела глаза, не в силах выдержать этот взгляд, наполненный злостью и еще чем-то таким, о чем бы она предпочла не думать. — Мама не баба! — голосок мальчика был обиженным и громким. — Замолчи, Георгий! — прошипел отчим. — И не смей встревать, когда разговаривают взрослые! — Не кричите на него, Виталий Андреевич! — вскинулась Тоня.

— Ему не хватает воспитания! — он швырнул на стол салфетку и встал. — Займись ним, пока я не сдал его в интернат для инвалидов! Мужчина стремительно вышел, а Тоня прижала мальчика к себе, глядя в его замершие, испуганные глаза. — Не бойся, я не дам тебя в обиду…

* * *

Арнольд сразу увидал мягкие, женственные формы Антонины, когда она восхитительно, плавно шла по тротуару и проехав чуть дальше, притормозил. — Добрый день, Тоня!

— Здравствуйте Арнольд, — она махнула ему рукой. — Как ваши дела? — Хорошо, давайте я вас подвезу. Девушка спокойно забралась в его машину и откинулась на спинку сиденья. — Очень жарко сегодня… — Да, наверное будет дождь, — согласился Арнольд и окинул ее взглядом, отмечая высокую грудь и изящные коленки, выглядывающие из под светлого платья. — Прогуливались? — Нет, ходила в наш автосервис, узнать как продвигается ремонт моей машины… — девушка поправила волосы и он вдруг отчетливо почувствовал ее запах, головокружительный и пьянящий.

— Как ваш мальчик? — Хорошо, спасибо…весь день просидел возле окотившейся кошки. — засмеялась Тоня. — Переживал, что всем ее котятам не хватит молока. — Он славный малыш. — Да, это так… Арнольд медленно поехал по пустынной улице, кожей ощущая ее тепло и свежее дыхание. — Так значит вы живете с родителями? Чем занимается ваш муж? — Муж погиб четыре года назад вместе с моей матерью… Они разбились в автокатастрофе, когда ехали в больницу, где я рожала Георгия… — Снова извините меня… Я даже не предполагал…

— Ничего, все нормально… — она дотронулась к его руке и Арнольд почувствовал все, даже движение крови по ее венам и легкую пульсацию на кончиках пальцев. — Отчим не оставил нас с сыном и я ему очень благодарна…Он заботится о нас… — Видимо он хороший человек. — сказал Арнольд, но то как затрепетало ее сердечко и взволнованно застучала в висках кровь, он начинал в этом сомневаться.

На горизонте показалась темная туча и прогремел гром, удаляясь своим ворчанием к верхушкам сосен.
— Сейчас дождь пойдет… — Тоня осторожно посмотрела на Арнольда и залюбовалась его точеным профилем и длинными, светлыми ресницами, которые отбрасывали тени на высокие скулы. Его руки, сжимающие руль, были красивыми, с длинными пальцами и тонкой, смуглой кожей.
— Я вам нравлюсь, Антонина?
Девушка вздрогнула и покраснела, застигнутая врасплох.
— Вы красивый мужчина…

— Вы тоже очень красивая. — Его прозрачные глаза скользнули по ее лицу и сердце Тони забилось как пойманная птаха. — Я живу очень далеко отсюда… Там горы, покрытые вереском и древние замки с приведениями, в которых гуляют ветра, шепчущие тайны…
— Где же эти прекрасные места? — зачарованно прошептала Антонина, глядя как его лицо наклоняется все ближе и ближе.
— В Шотландии… — выдохнул он и их губы встретились. Загремел гром и Тоня услышала его слова: — Хочешь все увидеть своими глазами?

* * *
— Это переходит все рамки дозволенного! — отчим яростно сжимал кулаки, разглядывая Антонину, мокрую и босую, державшую в руках босоножки. — На виду у всех, ты таскалась с этим бандитом! Что ты себе думаешь?!
— А разве я не имею права строить свою личную жизнь? — Тоня недоуменно смотрела на гневное, покрытое красными пятнами лицо Виталия Андреевича.
— Пока ты живешь в моем доме, будешь придерживаться моих правил! Заруби себе это на носу! — он схватил ее за руку и швырнул на диван. Тоня неуклюже упала, платье задралось, обнажая гладкие бедра и лицо отчима исказила гримасса, похожая на болезненную похоть, отчего ей стало не по себе. Он выскочил за двери и девушка услышала звук отъезжающего автомобиля.

— Мама это ты? — в гостиную вошел Георгий, держась ручками за стены и вглядываясь застывшими глазами в одну лишь ему видимую темноту. — Мама?
— Да, милый, это я. Подойди.
Мальчик быстро миновал расстояние между ними, ловко оминая мебель и прижался к ней.
— Ты мокрая?
— Попала под дождь, сынок.
— Я тоже хочу под дождь…
— О, это очень приятно! Когда нибудь ты обязательно это почувствуешь! — Тоня начала покрывать его пухлые щечки поцелуями и они дурачась покатились по полу. — Ну, а теперь пора выпить теплого молока.
— Ты почитаешь мне?
— Конечно милый…пойдем.

Арнольд вошел в кабинет, уставленный предметами старины, которые абсолютно не гармонировали между собой, выдавая полное отсутствие вкуса у хозяина и огляделся.
— Добрый день. — Виталий Андреевич стоял возле шкафа с книгами и свет из окна ни одним лучиком не проникал в пыльную тень угла.
— Здравствуйте. — Арнольд не видел его лица, но чувствовал злость и неприязнь хозяина дома. — Я хотел бы поговорить с вами.
— Если вы по поводу молокозавода, то вы опоздали, я договорился о его продаже с другим человеком.

— Жаль…но у меня есть и другая тема для разговора.
— И какая же? — Арнольд услышал в его голосе нотки неприкрытого раздражения.
— Насчет вашей дочери… Я хотел бы попросить вас кое о чем.
Виталий Андреевич шагнул ему на встречу, сверкнув жестокими глазами.
— Какое отношение она имеет к вам?
— Пока никакого…но надеюсь, что в скором времени, это изменится.
— Я слушаю вас.

* * *
— Сегодня приходил твой знакомый.
Антонина встрепенулась и это не осталось для него незамеченным.
— Какой знакомый?
— Арнольд.
— А-а…по поводу завода? — Тоня старалась выглядеть спокойно и непринужденно.
— И не только, — голос отчима стал елейно-сладким. — Он хочет тебя.
— В смысле? — девушка взволнованно стрельнула на него глазами.
— Хочет жениться на тебе. — Виталий Андреевич обошел Тоню и остановился за ее спиной. — Что ты думаешь об этом?
Она сжалась от ощущения его взгляда, сверлящего затылок и от ощущения надвигающейся беды.

— Я… не знаю… он нравится мне…
— И ты с легкостью пошла бы за незнакомым тебе мужчиной? Вот она твоя сущность, Антонина… — прошипел отчим и от его дыхания на ее голове зашевелились волосы. — Ну ничего, все это можно исправить.
Он отошел от нее и девушка облегченно вздохнула.
— Может ты прельстилась его деньгами, а?
— Я прельстилась его деньгами! Что вы такое говорите?! — воскликнула возмущенная Тоня с ужасом глядя в его змеиные глаза.
— Или может ты решила, что ему нужен твой слепой щенок? — Виталий Андреевич хрипло рассмеялся.
— Вы мерзкий, гнилой человек!
— А я думал, что нравлюсь тебе…Антонина…
— Вонючая крыса может понравиться больше! — воскликнула Тоня и выскочила из комнаты.

Виталий Андреевич самодовольно усмехнулся и достал из кармана халата диктофон.
— Ну чтож… ты сама этого хотела…

* * *
Антонина нервно грызла соломинку, когда к ней подъехал черный джип, из которого вышли двое огромных лбов. Они не церемонясь затащили ее в машину и не обращая внимания на ее крики, повезли вниз к реке, весело гогоча и поглядывая на испуганную девушку.
— Да не ори ты…ничего мы с тобой не сделаем…

— Куда вы меня везете?! — Тоня попыталась открыть дверь автомобиля, но ее скрутили сильные руки.
— Сделаем пару фото и доставим домой. — Заржал один из ее похитителей. — Успокойся, будешь жива и здорова!
Когда ее выволокли из машины, Тоня моментально узнала это место — сауна ,, Клеопатра,, которая тоже принадлежала ее отчиму.
— Зачем вы меня сюда привезли?!
— Давай ка, открой рот, — вдруг сказал лысый амбал и достал из авто бутылку водки.
— Я не хочу!
Но второй бандит закрыл ей нос и как только Тоня приоткрыла рот, чтобы сделать вдох, в ее горло полилась обжигающая жидкость.

* * *
— Ты знаешь, что делать. — Виталий Андреевич протянул не высокому, щуплому мужчине пакет.
— Видите-ли… Арнольд Робертович просил меня не совсем об этом… — его прищуренные глазки жадно блеснули.
— Почему же… он попросил вас узнать все об Антонине, а это думаю будет достойный материал… Сделайте так, чтоб больше духу его возле нее не было! Я щедро вас отблагодарю.
— Хорошо… Я позвоню.
— Я надеюсь на вас.
Мужчина уехал, а Виталий Андреевич поднялся в комнату Тони и с усмешкой окинул взглядом девушку, лежавшую на кровати в пьяном забытьи…

* * *
Арнольд накинул черный, шелковый халат, скрывая знаки на своем теле, не предназначенные для чужих глаз и кивнул своему помощнику, чтобы он пригласил ожидавшего в гостиной адвоката.
— Вы принесли мне что нибудь? — он сразу перешел к делу.
— Да…но боюсь вам это не совсем понравится…
— Да? — его брови взметнулись вверх. — И что это?
В этом тщедушном мужичонке он чувствовал страх, волнение…но в его присутствии многие испытывали эти чувства.
— Мой человек установил в кабинете ее отчима записывающее устройство и вот что из этого вышло…
Он положил на стол флешку и подтолкнул к Арнольду.

» — Сегодня приходил твой знакомый.
-Какой знакомый?
— Арнольд.
— А-а…по поводу завода?
— И не только. Он хочет тебя.
— В смысле?
— Хочет жениться на тебе. Что ты думаешь об этом?
— Я прельстилась его деньгами! Вонючая крыса может понравиться больше! «
— Там еще фото есть… — с неловкостью сказал адвокат пряча глаза.
Арнольд спокойно открыл папку с фото и уставился на Тоню, раскрепощенную и обнаженную, с лысым амбалом, обернутым простыней.
— Спасибо. Деньги за работу вам отдаст мой помощник.

Адвокат не стал задерживаться, чувствуя, что в этом странном, мощном мужчине, поднимается нечто страшное. Он выскользнул из кабинета и облегченно вздохнул.
Арнольд приподнял тяжелые веки и уставился в стену, на которой моментально появились дымящиеся дыры. Он зарычал и белоснежные клыки отразились в старинном зеркале, которое он с силой сорвал со стены, царапая длинными ногтями поверхность.
— Я заставлю тебя страдать, мерзкая дрянь!

* * *
Тоня очнулась с ужасной головной болью и пересохшим горлом. Сколько она не пыталась вспомнить, что вчера произошло, лишь смутные отрывки, размытые и дрожащие, мелькали перед ее глазами. Она с трудом поднялась и отправилась в душ, чтобы смыть с себя ощущение чего-то грязного и мерзкого.
Заставив себя позавтракать, она немного поиграла с сыном и отдав его няне, вышла на улицу. Она медленно шла по тротуару, напрягая свою память, когда прямо к ней подъехала машина Арнольда.
— Привет, садись.
Антонина с волнением села в автомобиль, наслаждаясь запахом кожи и дорогого одеколона.
— Привет…

— Отчим говорил тебе о моем визите?
— Да, конечно… — ее лицо покрылось румянцем.
Арнольд с омерзением смотрел на эти жалкие актерские потуги и еле сдерживался.
— Что же ты решила?
— Не знаю… я что-то чувствую к тебе, но мы ведь так мало знакомы…
Арнольд ощущал в ней страх, стыд и растерянность, но теперь он понимал чем они вызваны. Она лицемерила и играла, а вся ее притворная нежность и приятная улыбка — лишь маска алчной и похотливой девки.
— Я хочу тебе кое-что подарить. — Арнольд протянул ей небольшой сверток. — Посмотришь дома.

Антонина взяла его и улыбнулась.
— Что это?
— Сюрприз.
Девушка пристально посмотрела на него, словно чувствуя как в нем бушуют отвращение и злость и вышла из машины.
Арнольд не стал останавливать ее и поехал прочь, даже не глянув на ее одинокую фигурку на раскаленном солнцем тротуаре.

* * *
То, что услышала и увидела Тоня, повергло ее в шок. Она тупо смотрела на монитор компьютера и все, что случилось вчерашним вечером, четко встало у нее перед глазами.
— Нет…нет… — зашептала она, качая головой из стороны в сторону и с ужасом представила, что подумал о ней Арнольд… мужчина, который был очарован ею настолько, что готов был соединить с ней свою жизнь, который нравился ей, и к которому она почувствовала непреодолимую тягу… Тоня вскочила с решительным намерением найти его, все объяснить, но грубый, насмешливый голос отчима, остановил ее.

— Сядь! Вряд ли после того, что он увидел, он захочет слушать твои жалкие оправдания!
— Зачем? Зачем, вы так поступаете со мной? — Антонина растерянно посмотрела в возбужденные глаза отчима. — Что я вам сделала?
— Ты должна быть со мной! — прошипел он, надвигаясь на нее. — Я ждал этого пятнадцать лет и теперь не позволю тебе убежать с первым встречным! Ты моя!
— Что вы говорите?! — Тоня попятилась к окну. — Перестаньте! Вы пугаете меня!
— Ну не настолько я страшный… — зашептал Виталий Андреевич и в уголках его рта, появилась желтоватая слюна.

— Этого никогда не будет! — девушка с отвращением скривила губы, глядя на трясущийся живот отчима, выглядывающий из расстегнутой рубашки.
— Тогда я избавлюсь от твоего слепого щенка, — хохотнул он, — утоплю его в речке. Как тебе такой вариант?
— Вы не посмеете! — Тоня побледнела и сложила трясущиеся руки. — Пожалуйста…где мой сын?
— В одном, очень тайном месте…если хочешь увидеть его, сегодня ночью тебе придется хорошо меня попросить об этом, милая доченька… — его губы растянулись в похотливой ухмылке.

* * *
Арнольд смотрел невидящим взглядом в стену, еле сдерживая злость и ненависть, так плохо контролируемые чувства у демонических существ. Она заставила его гнев кипеть в нем как огненную лаву в жерле вулкана, но и страсть к этой красивой, большеглазой девушке не уходила. Он терзался этими противоречивыми ощущениями, пока зло внутри него не победило и он оскалился, представляя ту участь, которую он ей приготовил, чтобы никогда, эта похотливая дрянь, больше не улыбалась и не наслаждалась жизнью и обманом..

* * *
Тоня металась по дому как загнанная в ловушку волчица. Наконец не выдержав, она выскочила на улицу и кинулась к речке, сообразив, что маленький Георгий, мог быть спрятан в сауне. Она бежала как угорелая, не замечая, что бежит босиком и ранит ноги об острые камни. Она не заметила и того, что за ней едет Арнольд, все ближе приближаясь и обгоняя ее. Мужчина резким движением открыл дверцу и затащил визжащую девушку внутрь.
— Арнольд?!
— Не ожидала? — зло рассмеялся он. — Куда торопишься? К своему очередному любовнику?
— О чем ты? Прекрати… — Тоня почувствовала как по ее щекам катятся слезы. — Отчим спрятал Георгия и грозит убить его!

— Я не хочу слушать твои лживые рассказы! — перебил ее Арнольд и девушка отшатнулась от него, испуганно прижав руки к груди.
— Это все подстроил мой отчим! Он хочет меня и шантажирует сыном! — Тоня вглядывалась в его прозрачные глаза, но видела в них только отвращение к себе.
— А может он изолировал от такой шлюхи как ты, бедного, больного ребенка? — насмешливо спросил Арнольд. — Может тебе не место рядом с нормальными людьми и тобой движет лишь жажда наживы и похоть? Ты уже побывала в постели у отчима, или это ты оставила на потом?
— Как ты можешь?! Ведь ты ничего не знаешь!
— Я видел фотографии.
Арнольд сразу почувствовал ее стыд и разозлился.

— Все. У меня нет желания тебя слушать.
Тоня дернулась к дверце, но огромная рука Арнольда, больно сжала ее плечо.
— Ты останешься со мной. Теперь твое место будет правильным — место шлюхи и прислуги.
— Оставь меня! — Тоня начала брыкаться, стараясь вырваться из его цепких пальцев, но лишь причиняла себе еще более сильную боль. — Там мой сын, ублюдок!
— Ты не проведешь меня, больше! Сиди молча или я ударю тебя! — зарычал Арнольд и Тоня затихла, отчаянно размазывая по щекам слезы ярости и беспомощности.

* * *
— Рэм, глаз с нее не спускай до тех пор, пока мы не окажемся в Шотландии. — Приказал Арнольд своему помощнику и тот кивнул, но не удержавшись, спросил: — Как отнесется к ней Лидия?
— А почему она должна как-то к ней относиться? Лидия моя женщина, а это обычная шлюха. — Арнольд с удовольствием отметил как вспыхнула Антонина. — Отведи ее в подвал, ей там самое место.
Рэм подошел к Тоне, но она не позволила схватить себя за руку и гордо пошла вперед.
«Какого черта она строит из себя оскорбленную невинность? — раздраженно подумал Арнольд. — Слишком надоела ему эта игра…или она настолько уже привыкла обманывать, что не может остановиться? Но как же соблазнительна ее высокая грудь и длинные, стройные ноги с изящными лодыжками… Черт!»

* * *
Тоня ходила из угла в угол, не в силах остановиться ни на минуту. Ее внимание привлекло квадратное окошко почти под потолком и она огляделась. Груда ящиков в углу — путь к спасению. Она сложила их друг на друга и дотянулась к окошку, надеясь, что на нем нет решетки. Рама легко открылась и девушка выскользнула наружу, ободрав плечи и ноги. Осторожно пробираясь через двор, она заметила мангал и несколько шампуров, торчащих из подставки. Тоня схватила один и выскользнула за ворота.
Прячась за кустами и деревьями, она достигла речки и приблизилась к «Клеопатре», вслушиваясь в звуки, доносившиеся оттуда.

Заглянув в большое окно, она сразу увидела Георгия, одиноко сидящего в большой кухне, с полными глазами слез. Отчим даже не попытался спрятать его по настоящему, будучи уверенным, что обезумевшая от страха за его жизнь, Тоня сделает все, что он скажет. Девушка забралась в кухню через форточку и осторожно приблизилась к мальчику, чтобы не напугать и без того напуганного малыша.
— Кто это?- тоненько пискнул Георгий и моргнул, отчего огромная, прозрачная слеза горошиной скатилась по щеке.
— Тише, малыш, это мама.
— Мама?- он попытался встать, но Тоня подхватила его на руки и повернувшись к дверям, увидела его тощую няньку.

— Оставь ребенка! — взвизгнула она, но Тоня выставила вперед шампур и прошипела:
— Уйди с дороги или я проткну тебя!
Нянька испуганно отскочила в сторону и Тоня помчалась вперед, словно за ней гнались все демоны ада.
Малыш тихонько поскуливал, прижавшись к ней и в этот момент, она была готова убить любого, кто посмел бы отобрать у нее сына.
— Далеко собралась?
Тоня влетела в чью-то огромную грудь и подняв глаза, увидела Арнольда.

— Нет…
— Да. Ребенка придется вернуть.
— Я его не отдам! — Тоня штрыкнула его шампуром в живот и в ужасе охнула, глядя как он входит в его плоть как нож в масло.
Арнольд тяжело вздохнул и вытащив шампур, отшвырнул его в сторону.
— Что происходит? — Тоня шагнула назад и чуть не упала. — Кто ты такой?
Георгий тоненько, надрывно заплакал и уставился своими невидящими глазами прямо на Арнольда.
— Не трогай мою маму… не трогай…
Арнольд словно упал в пропасть, глядя в эти глаза, прикоснулся к душе и почувствовал как огромная любовь заполняет маленькое сердце, любовь к матери, за которую он цеплялся тонкими пальчиками.
— Давай его мне. Не бойся, он останется с тобой… Он ведь не виноват, что у его матери такая черная душонка…

Тоня поняла, что выбора у нее нет и шепнула сыну на ушко:
— Не бойся, он не обидит тебя.
Мальчик доверчиво протянул ручки и Арнольд подхватил его, ощущая какой он хрупкий .
* * *
Георгий спал, разметавшись на диване и его раскрасневшееся личико было спокойным и умиротворенным. Арнольд оторвал взгляд от Антонины, сидевшей рядом с сыном и сказал:
— Дети слепы, но меня ты не проведешь. Не думай, что все эти события разжалобят меня.
— Кто ты? — тихо спросила Тоня, не поднимая головы.
— Тебе это не нужно знать.
Он вышел, а девушка заснула, положив голову на край дивана.
Проснулась же она уже в Шотландии и открыв глаза, закричала, глядя на серые стены, покрытые древними гобеленами…

— Что ты орешь? — в комнату заглянула пожилая женщина и строго посмотрела на Антонину. — Вставай и принимайся за работу!
— Где я? Где мой сын? — Тоня быстро окинула взглядом комнату.
— Мальчик играет во дворе с другими детьми.
— Но он слепой!
— Так что теперь, запереть его в комнате? — хмыкнула женщина.
— Где я? — снова спросила Тоня. — Как я сюда попала?
— В Шотландии. — Женщина еле сдерживала улыбку. — Хозяин вас ночью сюда переместил.
— Как переместил? — недоуменно переспросила Тоня, не понимая, что она имеет в виду.
— Он — демон. И поэтому ему все подвластно.
— Что-о???

— Будь почтительна, тебе выпала великая честь служить Черному дракону…хозяину Золотой горы. — прошептала женщина. — Поняла?
— Ничего я не поняла…вы рассказываете какие-то сказки! Он просто жестокий, злобный мужик, который делает все, что ему заблагорассудится!
-Замолчи! — прикрикнула на нее старуха. — За такие речи тебе голову оторвут!
— Да что вокруг происходит?! — Тоня подбежала к окну и с ужасом уставилась на бурную речку, несущую свои воды по камням.
— Клан Черного дракона — очень древний… — женщина присела на кровать и похлопала рукой по матрасу, приглашая девушку присесть рядом. — Сядь.
— Черные драконы — это демоны ночи, хранители Ада… Темными ночами, они скачут на своих черных лошадях по вересковым пустошам и не дай Бог появиться на их пути…

— Они жестокие, но благородные, окутанные тайной своего происхождения…Их тела покрыты рисунками, которые нанес им сам Дьявол и они повергают людей в ужас…
— Ну хорошо, даже если это так… Зачем он хотел купить молокозавод??? Демон??? — хмыкнула Тоня. — Не вяжется как-то с его таинственной сущностью.
— Не знаю для чего ему это, но дело не в заводе, он чего-то добивался, а завод лишь прикрытие для его истинных намерений. Как вы встретились?
Тоня рассказала ей все от начала и до конца и по мере ее рассказа, лицо женщины вытягивалось и бледнело.
— Только не это…

— Что? — Тоне почему-то стало страшно.
— Арнольд влюбился в девушку из России и женился на ней, предложив ей свое сердце и даже бессмертие… Она была очень красива и нежна, с милой, наивной улыбкой…Но однажды, хозяин узнал о ее измене…Девушка оказалась похотливой и гулящей и всегда находила себе развлечения в ближайших деревнях, переодевшись крестьянкой…Он дождался когда она родила и забрал ребенка, который был зачат неизвестно от кого и убил ее…с особой жестокостью…Крики его жены были слышны на всю округу и люди тряслись от ужаса, боясь расправы разгневанного демона..

— Теперь понятно почему он не поверил мне… — прошептала Тоня. — Скажите, а где ребенок этой женщины?
— Живет в замке, но хозяин не замечает его. Мы удивлены почему он не убил эту несчастную малышку…
— А разве люди живущие поблизости знают, что он демон?
— Это параллельная реальность. Здесь все застыло в древности и замки и люди… Нас, слуг привезли из России, чтобы жена хозяина могла понимать нас, а мы ее пожелания. Здесь стареют только люди, а демоны — нет… Деревенские прячутся и закрывают на ночь двери и окна, чтобы не увидеть страшных демонов из клана Черных драконов…чтобы не лишиться жизни или души…
— Что мне делать?..
— Постарайся не показываться ему на глаза. Выполняй все, что он не прикажет. Сейчас пойдем на кухню, поможешь с обедом. Меня зовут Екатерина Михайловна, а тебя?
— Антонина…
— Одевайся Антонина в одежду, что я принесла и пошли.
— Скажите, а кто такая Лидия?
— Не нужна она тебе. Не вздумай с ней пререкаться.

* * *
Одетая в мягкое, льняное платье, с заплетенными в косу волосами, Тоня попросила Екатерину Михайловну увидеть сына и спустившись по каменным ступеням, оказалась в небольшом садике, с зелыными деревцами и разноцветьем цветов. Детские голоса доносились из под раскидистого дуба и Тоня направилась туда. Ребятишек было пятеро, видимо дети слуг, Георгий и маленькая девочка с белокурыми волосами. Сын улыбался и что-то щебетал, трогая детей за руки, а они угощали его орехами и яблоками.
— Георгий! — тихо позвала его Тоня.
— Мама! У меня друзья!
— Это хорошо милый. Ты не боишься сам?
— Нет, мне весело!
— Тогда я пойду, но буду наблюдать за тобой из окна.
— Хорошо!

Тоня с любовью посмотрела на сына и тут почувствовала взгляд девочки, которая была похожа на ангела. В ее глазах было столько боли, что сердце девушки сжалось от жалости. Скорее всего это и была дочь убитой демоном женщины…
Антонина пошла обратно, но эти глаза еще долго стояли перед ней…
На кухне было жарко и пахло едой, которую готовили женщины в разноцветных фартуках. Ей выдали такой же и посадили чистить рыбу, с интересом разглядывая и перешептываясь.
К обеду Тоня совсем выдохлась, руки ее болели, спина не разгибалась, а глаза покраснели от луковых испарений. Она подошла к окну и высунула голову на свежий воздух, вдыхая нежный аромат цветов, доносившийся с высоких холмов.

— Тебе нечем заняться, что ты разглядываешь красоты Шотландии? — резкий, женский голос донесся снизу и Тоня посмотрела на красивую женщину, облаченную в темно-красное платье. Она смотрела на Тоню с пренебрежением и раздражением, а ее золотистые волосы доставали почти до колен.
— Я спрашиваю тебя, служанка?
— Разве нельзя подышать воздухом? — недоуменно спросила Тоня.
— Нельзя! — прошипела красавица. — Нужно работать!
Антонина догадалась, что это Лидия…любовница Арнольда и почувствовала укол ревности.
— Я не могу работать весь день, иначе я упаду от изнеможения.
— Ты как со мной разговариваешь, дрянь?! — завопила она. — Как тебя зовут и почему я тебя раньше не видела?!

Сзади подошла Екатерина Михайловна и оттащила Тоню от окна.
— Ты зачем с ней разговариваешь? Я же предупреждала тебя!
— Да не могу я молчать! Я что рабыня?! Древний век какой-то!
— Тише, тише! Здесь такие речи не толкай! По твоему все равно не будет, а неприятностей себе на голову найдешь!
В кухню залетела запыханная девчушка и выпалила:
— Прибыли! На стол накрывайте!
Моментально поднялась паника, забегали женщины, загремели подносы и тарелки, из шкафа были вытащены отутюженные скатерти, а Екатерина Михайловна толкнула Тоню.
— Подавай мясо, быстро!

— Я?!
— А кто? Бери блюдо и иди за Иннес!
Тоня схватила блюдо с мясом и пошла вслед за маленькой девушкой, которая несла хлеб. Спустившись в гостиную, Тоня старалась не поднимать глаз, чтобы не встретиться взглядом с Арнольдом. Хоть она и шла за Иннес, но голову все равно поднять пришлось, чтобы глянуть куда притулить блюдо.
— У тебя новая рабыня?
Тоня не удержалась и бросила мимолетный взгляд на говорящего, так и оставшись стоять с широко распахнутыми глазами. Перед ней сидело пятеро мужчин, одетых в кожу, с неимоверными глазами… Арнольд, огромный как бык смотрел на нее своими прозрачными глазами, в которых вспыхивали серебристые огоньки, его волосы обрамляли скуластое лицо, а сквозь приоткрытые губы виднелись острые клыки.

— Да, я привез ее из мира людей.
— Хороша…
Тоня вздрогнула, глядя на такого же огромного мужчину, с красными глазами и белыми волосами, заплетенными в косу.
— Ты всегда выбираешь симпатичных рабынь, Арнольд… — Подал голос демон с темными волосами и странными, оранжевыми глазами. Остальные сидели молча и сверлили ее пронзительными взглядами.
— Главное, чтобы она знала свое дело и была расторопной. — Засмеялся Арнольд и обратился к Тоне. — Что застыла? Не стой как статуя!
Девушка поставила блюдо на край стола и помчалась прочь из гостиной.

* * *
Ей удалось прилечь лишь поздно ночью. Она уговорила Екатерину Михайловну не посылать ее больше прислуживать за столом и работала на кухне. Ей привели Георгия, она накормила его и усадила его в углу с старой деревянной лошадкой, которую он ощупывал быстрыми пальчиками и поглаживал ее шершавые бока.
Когда ее голова коснулась подушки, ребенок уже крепко спал утомленный долгим днем и его ножки подергивались, словно он куда-то бежал. Только Тоня начала проваливаться в сон, как под окнами послышался цокот копыт и ржание лошадей. Девушка встала и выглянула во двор, зачарованно замерев от увиденного.

Во двор въехали пятеро всадников, облаченные в черное…их кожаные куртки были распахнуты и Тоня отчетливо увидела знаки на их мощных торсах. Они двигались и перетекали из одного в другой как черные змеи. Ужасные глаза демонов горели, но это было настолько восхитительное зрелище, что Тоня непроизвольно ахнула. Один из мужчин поднял голову и глубокий капюшон куртки упал ему на плечи, открывая знакомое, скуластое лицо с серебристыми глазами. Он долго посмотрел на нее и поскакал дальше, выбивая искры из под копыт лошади. Тоня задрожала от предчувствия чего-то надвигающегося со страшной силой и тут же увидела, что на нее смотрит демон с красными глазами, его белокурые волосы развивались на ветру и шелковым покрывалом падали на черный круп лошади. Тоня отшатнулась от окна и прыгнула в кровать.

Но уснуть ей так и не удалось… В комнату тихо вошла Катерина Михайловна и нагнулась над Тоней.
— Вставай…вставай…
— Что случилось?
— Хозяин зовет.
— Зачем?
— Не будь глупой…не девочка уже невинная…
— Я не пойду! — Тоня испуганно откатилась на край кровати.
— Прекрати истерику! — рявкнула на нее Катерина Михайловна. — Тебя что, на заклание ведут? Другая бы уже давно побежала впереди меня! Вставай или будет горе.
Тоня помолилась про себя и пошла за старухой, понимая, что ее тайне приходит конец…

* * *
Арнольд лежал на кровати и его разгоряченное ночной скачкой, тело пульсировало от удовольствия. Кожа его была гладкой и смуглой, красиво оттененной светлыми волосами. Когда в спальню вошла Тоня, он напрягся, выискивая в ней ту сладострастную сексуальность, которой была полна Лидия. Но даже чего-то похожего небыло в этой безыскусной красоте, словно вылепленной рукой мастера. Он почувствовал как поднимается его мужское естество, охваченное желанием обладания этого нежного тела, покрытого золотистыми волосками. Но когда он увидел ее глаза, устремленные на его член, испуганные, удивленные — разозлился.
— Что тебя так испугало? Или ты раньше не видела мужских органов? Или твои любовники обладали менее внушительными достоинствами?

Он подошел к ней вплотную и приподнял ее голову за подбородок. Его глаза разглядывали ее лицо и Тоня была готова поклясться, что чувствует легкое покалывание под кожей.
— Как хорошо вы, змеи, можете прятать свою сущность под маской наивности… Эти глаза, на грани слез, эти дрожащие ресницы и искусанные губы…Скоро все это будет вызвано лишь страстью, когда я буду брать тебя…
Он нагнулся и поцеловал ее, настойчиво и грубо, навязывая свою волю. Тоня поддалась ему, чувствуя как разгорается пожар в ее теле, решив испытать все прелести близости с этим прекрасным демоном.
Но прекрасный момент был прерван стуком в дверь и Арнольд чертыхнувшись, крикнул:
— Войдите!

Дверь распахнулась и Тоня увидела белокурого демона с красными глазами. Он посмотрел на нее одним, быстрым взглядом и обратился к Арнольду.
— На ,, Золотую гору ,, напали слоа.
— Когда же угомонятся эти проклятые мертвецы?! — воскликнул Арнольд и приказал Тоне: — Иди к себе.
Ей не нужно было повторять дважды и она быстро покинула его спальню.
— С каких это пор ты стал возиться с девственницами? — красноглазый демон усмехнулся.
— Ты о чем Эдгар?
— Я отлично чувствую такие вещи… И ты это знаешь.
— Этого не может быть, у нее есть сын…
— Я никогда не ошибаюсь.

* * *
— Что случилось? — Тоня смотрела из окна как пять демонов стремительно умчались за ворота замка, вздымая клубы пыли.
— Слоа напали на ,, Золотою гору ,, покоя от них нет! — раздраженно пробурчала Екатерина Михайловна.
— А кто это? — девушка с ужасом глядела как над холмами поднимается кровавый туман, из которого неслись крики и звон мечей.
— Это мертвецы. Слоа становятся грешники, или вообще злые люди, чьи души оказались не достойны попасть ни на Небеса, ни в ад, ни даже в иной мир… Они стаями носятся по небу и сражаются, не ведая отдыха. Их крики и лязг оружия разносятся далеко в окрестностях…

— А что они хотят?
— Забирают женщин и заставляют сожительствовать с ними, отчего рожают они потом страшных уродов, наполовину мертвецов, наполовину людей, которые обладают неимоверной силой. Их жизнь — война и сражения, кровь и страх…поэтому не попадайся им на глаза…даже через огромные расстояния они могут увидеть тебя. Не стой у окна, иди в постель.
Тоня вздрогнула и отошла подальше, перспектива быть утянутой мертвецом, ее совершенно не прельщала.

* * *
Демоны вернулись под утро, окровавленные, и довольные. Антонина с интересом разглядывала их из окна кухни, когда со стороны садика послышался жалобный крик Георгия. Тоня опрометью кинулась вниз, с замирающим от страха сердцем и ее глазам открылась чудовищная картина. Лидия держала мальчика за шею и била извивающегося ребенка толстой, кожаной плетью. Не помня себя от ярости, Тоня подбежала к Лидии и выхватив плеть из ее руки, ударила ею взбесившуюся женщину. Глаза любовницы демона превратились в щелки, а лицо исказила маска ненависти.
— Да как ты смеешь, рабыня?! Стража! Стража!
В садик ворвались двое вооруженных стражников и не обращая внимания на испуганный плач детей, схватили Тоню.

— Выпорите ее на конюшне! — прошипела Лидия. — Чтоб места на ней живого не осталось! Пусть знает свое место!
Мужчины потащили упирающуюся Тоню под рев детей и смех Лидии, которая не заметила как белокурая девчушка скользнула в дыру забора.
Антонину втолкнули в конюшню и привязали к столбу, на котором висела сбруя и она услышала как пересмеиваются мужчины. В воздухе просвистела плеть и обжигающая боль пронзила спину Тони и она закричала.

* * *
Арнольд смыл с себя кровь и теперь направлялся вниз, чтобы присоединиться к демонам, пьющим вино и оживленно обсуждавшим ночную битву. Он спустился к дверям кухни и сразу заметил маленькую фигурку, карабкающуюся на высокие ступени. Ребенок запыхался и отчаянно кряхтел, но целенаправленно лез вперед, рассмешив своей настойчивостью Арнольда. Но когда он понял кто это, улыбка моментально сошла с его губ.
— Что здесь делает ребенок?! — строгим голосом спросил он выглянувшую из кухни Екатерину Михайловну.
— Ой батюшки! — воскликнула женщина и кинулась к ребенку.
Но девчушка уже подползла к демону и встала на ножки, задрав милое личико вверх.

— Там тетю бьют. — Пролепетала она и дернула его за палец. — Иди.
— Что? — раздраженно переспросил Арнольд девочку. — Кого бьют?
— Тетю бьют. — Снова повторила она и шлепнула себя по ножке. — Иди.
— Мамочки, это же Антонину бьют! — всплеснула руками Екатерина Михайловна, но демон уже не слушал ее, а мчался вниз, не замечая того, что схватил на руки девочку и она вцепилась в его шею маленькими пальчиками.

Крики Антонины разносились по всему двору и Арнольд вырвав дверь конюшни, влетел туда словно ураган, сметая все на своем пути. Стражники в ужасе упали ниц и демон с содроганием увидел окровавленную спину Антонину…
— Что это значит?! — заревел он и солома вокруг мужчин загорелась, вызвав панику.
— Нам приказали…
— Кто?!
— Лидия…
— Пошли вон, я разберусь с вами потом! — заорал демон и стражники бросились прочь, не желая стать жертвами его ярости.

Арнольд приблизился к Антонине и только в этот момент понял, что на его руках сидит девочка, в серебристых глазах которой, плескался страх. Он опустил ее на землю и она посеменила к выходу. Демон осторожно отвязал Тоню и она упала ему на руки, тихо прошептав:
— Мой сын… где он?..
Арнольд отнес ее в свою спальню и поручил заботе Екатерины Михайловны, которая охала и качала головой, глядя на кровавые рубцы.

* * *
Ребенок плакал, размазывая слезы по щекам, его невидящие глаза смотрели в одну точку. Арнольд подошел к нему и присел рядом, содрогнувшись от ужаса, глядя на красную полосу, пересекавшую его личико.
— Георгий…пойдем со мной…
Мальчик вздрогнул и протянул ручку в его сторону.
— Где мама?
Арнольд взял эту ручку и осторожно сжал.
— Мама тебя ждет. Пойдем.
— Ты мой папа?
Этот вопрос стал для него чем-то одуряюще страшным и Арнольд растерялся.
— Э-э…да.

— Почему ты разрешил этой злой тете, обижать маму? — мальчик даже не вспомнил о своих увечьях. — Мама плакала.
— Ты до сих пор здесь, мерзкий щенок?!
Арнольд медленно повернулся на голос Лидии и поднялся.
— Что здесь произошло?
— Совсем распоясались твои рабы! Этот маленький ублюдок вымазал мне платье своими лапами! — Лидия занесла руку над ничего не подозревающем мальчиком, но демон схватил ее за запястье и она взвыла, когда хрустнули кости.
— Кто была ты, когда попала сюда, не рабыня ли?!
— Я твоя женщина… — Лидия смотрела ему в глаза, а по ее щекам текли слезы боли.
— Ты ничем не отличаешься от других…лишь твоя одежда дороже!

— Я думала…
— Что ты думала?! — Арнольд схватил ее за шею. — Ты ставишь себя выше меня? Или ты мне ровня?!
— Почему ты защищаешь ее?! — завыла Лидия, кидаясь ему под ноги. — Почему?!
— Убирайся, пока я не разорвал тебя на куски! — зарычал демон. — Твоя душа чернее ада, в котором я родился!
Лидия выскочила из садика, а он обратился к мальчику:
— Пойдем со мной.
— Пойдем папа. — Георгий нащупал его руку и охнул, когда Арнольд подхватил его. — Больно…
— Все пройдет. Больше тебя никто не обидит.

* * *
Антонина очнулась от резкой боли и вскрикнула.
— Тише, тише… Это я.
Екатерина Михайловна аккуратно сняла старые бинты со спины девушки и наложила свежие. — Лежи спокойно.
— Где Георгий?
— Мальчик с хозяином.
— Как?!
— Успокойся, он из-за тебя казнил стражников и выгнал Лидию из замка… теперь вне сомнения она станет жертвой Слоа…
— Зачем так жестоко?
— Жестоко?! Это демон, Тоня! Он должен был вырвать им сердца и скормить собакам! Это проявление его великодушия… милая…

Дверь распахнулась и в спальню вошел Арнольд, ведя за собой мальчика.
— Вот твоя мама.
— Мама, тебе больно?! — Георгий кинулся к Тоне и она поморщилась от боли.
— Нет…все скоро заживет. Покажи свою спинку.
Мальчик задрал рубашечку и Тоня расплакалась, глядя на красные полосы и восхищаясь его мужеством.
— Не плачь мама, мне не больно! Папа наказал злую тетю!
— Папа?!
— Пойдем сынок, — демон взял его за руку и тот послушно пошел за ним, — маме нужно отдыхать. А вас, Екатерина Михайловна, я попрошу пойти с нами и посмотреть за мальчиком.
— А как же Тоня?
— Я сам позабочусь о ней.

Она сразу почувствовала как кровать прогнулась под ним и напряженно замерла.
— Расслабься, я не собираюсь тебя насиловать.
— Я не думала об этом.
— Думала. Не нужно меня обманывать, я вижу тебя насквозь.
Тоня повернула голову и посмотрела в его серебристые глаза, в которых плескалось любопытство.
— Чей это ребенок?
— Что? — Тоня покрылась липким потом и спрятала глаза.
— Георгий не твой сын.
— Не понимаю о чем ты. Это мой ребенок.
— Хорошо, я проверю по другому, хотя и так знаю, что ты обманываешь.

Девушка не ожидала, того, что он сделает в следующий момент… Арнольд скользнул пальцами между ее ног и Тоня дернулась, понимая, что не может сопротивляться из-за боли от рубцов, нанесенных стражниками.
— Прекрати!
— Почему? Или тебе не нравится?
— Не нравится!
— Опять врешь… Я слышу как в тебе все дрожит…
Он прикоснулся губами к ее плечу, потом к шее, словно смакуя ее на вкус ее кожу.
— Ты сладкая. Я хочу тебя…

Тело Тони откликалось на его ласки, но страх сжимал ее сердце и она отчаянно пыталась его скрыть.
— Расслабься, я же не зверь… — прошептал демон. — Тебе понравится ощущать меня внутри.
— Хорошо! Хорошо! — воскликнула Тоня. — Я расскажу тебе!
Арнольд усмехнулся и навис над нею.
— Я слушаю тебя.
— Георгий — мой брат. Когда мне было шестнадцать лет, я вышла замуж за любовника моей матери, чтобы отчим не заподозрил их в связи и не убил обоих… Он был очень жесток с нею и часто поднимал на нее руку, особенно будучи пьяным.
Мама полюбила водителя отчима, который был моложе ее на семь лет и он ответил тем же…

Зная жестокость мужа, она постоянно боялась и за него и за меня, понимая чем это может закончится, но как ей было скрыть беременность? Она доверилась мне и мы решились на такой безумный поступок. Когда я сказала отчиму, что хочу выйти замуж за Валеру ( так звали водителя ), он был взбешен. — Тоня качнула головой и хмыкнула. — Теперь я понимаю почему…он наверняка еще тогда положил на меня глаз… Но аргумент, что я беременна и доводы и уговоры матери, заставили его согласиться на этот брак…
— Но ведь беременность матери невозможно было скрыть. Как вы решили этот вопрос? — поинтересовался демон, поглаживая ее по щеке.

— О-о, тут нам несказанно повезло… — засмеялась Тоня. — Живот матери был практически незаметен до четвертого месяца… А у отчима произошли какие-то серьезные неприятности в бизнесе и он три с половиной месяца скрывался за границей от своих партнеров. Георгий родился семимесячный…маленький и постоянно кричащий. Я постоянно была в клинике с матерью и осталась там с малышом после его рождения. У отчима наладились дела и он вернулся домой, узнав, что я в клинике, он накупил подарков и отправил маму с Валерой ко мне с поздравлениями… Вот по дороге ко мне, они так и погибли, увидев своего сына всего лишь раз…

Арнольд опустился на спину и уставился в потолок, не понимая, что творится у него в душе…которой… наверное не было…
— Как долго вы живете с отчимом?
— Мой отец умер когда мне было пять лет…Отчим — это мой родной дядя.. брат папы…
— Кровосмешение даже среди демонов считается грязным делом… Как он мог даже думать об этом?
— Не знаю, но по словам матери, он всегда ревновал ее к отцу, а когда тот умер, начал убеждать ее, что брак с ним, единственный, верный вариант.
— Типа-я буду заботиться о вас и т.д…
— Да… Так и было..

Они замолчали и это тяжелое, задумчивое молчание, вдруг прервал громкий вопль, доносившийся со стороны ,, Золотой горы,,.
— Слоа! — закричал Арнольд и вскочил с кровати, испугав бедную Тоню до полусмерти.
Она даже не успела заметить, как на нем оказалось его кожаное, пропитанное кровью одеяние и он выскочил в окно, под которым его ждал бьющий копытом конь.
Антонина с трудом встала и морщась от боли, пошла к дверям, чувствуя как лопается кожа на ее спине.
— Остановись! — мерзкий, чавкающий голос прозвучал за ее спиной. — И медленно иди сюда!
Тоня обернулась и испуганно ахнула, увидев перед собой полуразложившегося воина в тусклых доспехах.

» Слоа добрались сюда! » — возникла мысль в ее голове и она потянулась к дверной ручке, надеясь успеть выскочить в коридор, но ее рука наткнулась на чьи-то горячие пальцы.
— Убирайся отсюда, мерзкий мертвец! — этот голос был мощным и красивым, но отнюдь не знакомым.
Тоня поддалась искушению и обернулась, после чего опустила глаза, встретившись взглядом с белокурым демоном.
— Встань за мою спину, женщина.
Тоня шагнула ему на встречу, но неведомая сила подхватила ее и понесла прочь из замка.

— Итак… — сиплый голос ужасного слоа, прозвучал как шипение змеи. — Прекрасная, живая женщина…еще одна…
Тоня, не в силах пошевелиться от ужаса, смотрела на мертвеца с пустыми глазницами, который стоял перед ней и разглядывал с видом хозяина.
— Отпустите меня… — прошептала девушка. — У меня сын остался совсем один…
— Как прекрасно! — воскликнул слоа. — Сын! Значит ты родишь много сильных детей!
— Нет! — замотала головой Тоня. — Нет!
— Не будь такой несговорчивой, тебе понравится!
Этот страшный голос и хохот слоа еще долго стоял у нее в ушах, от которых она покрывалась липким страхом..

Ее бросили в темную комнату с маленьким окошком, через которое пробивался сероватый свет. Тоня на ощупь подобралась к нему и подтянувшись, выглянула на улицу.
— Не сбежишь ты отсюда! — громкий, злой шепот заставил Тоню испуганно обернуться. Она вглядывалась в темноту, но ничего, кроме разноцветных кругов не увидела.
— Страшно? — из темноты раздался смех. — Вот теперь тебе будет и любовь и расположение хозяина!
— Лидия?!
— Да! Лидия! Которую как собаку выгнали из замка из-за тебя и твоего слепого ублюдка!
Тоня заметила как из темноты показались горящие глаза Лидии и ее скрюченные как лапы курицы, руки.

— Разделишь со мной прекрасную участь! — захохотала она. — Будешь любимой женой какого-нибудь слоа!
— Но ведь тебя ждет тоже!
— Я буду наслаждаться тем, что ты испытываешь не менее прелестные удовольствия!
— А ну заткнулись! — в комнату влетел прохладный ветер, неся за собой запах вереска. — Выходите по одной!

Лидия зло глянула на Тоню и первая пошла к двери, возле которой стоял воинственный мертвец. Подтолкнув ее на выходе, слоа кивнул Тоне, чтобы она поторопилась.
Она не стала испытывать его терпения и пошла вслед за Лидией.
Воин провел их темным коридором и остановил возле черных, покрытых черепами, дверей.
— Не вздумайте открывать рты, пока вас не спросят, понятно?
— Понятно! — огрызнулась Лидия и получила тычок в спину.

Слоа распахнул дверь и девушки вошли в зал с высокими потолками, увешанном паутиной. Тоня испуганно сжалась, увидев разномастную компанию полуразложившихся мертвецов. Они что-то пожирали, сидя за длинным столом и это что-то, источало жуткое зловоние.
— А вот и дамы! — изъеденные язвами губы, растянулись в усмешке. — Ну чтож, воины, давайте решим кому они достанутся…

Говоривший встал и вытерев об себя руки, направился к девушкам. Он приблизился так близко, что Тоня ощутила вонь, исходившую от него и услышала скрип костей.
— Обе хороши! — прохрипел он и погладил Тоню по лицу, наслаждаясь бархатом ее кожи. — Но я выбираю эту!
Антонина покрылась мурашками от ужаса и отвращения, исступленно желая, чтобы это оказалось сном.
— А почему она достанется тебе?! — из-за стола выскочил коренастый, кривоногий мертвец. — Я тоже хочу ее!
— Кости! Кости! — завизжали остальные слоа. — Кто выиграет, тот и получит жену!

Мертвецы засуетились, освобождая стол и Тоня с ужасом заметила кровавые куски животных, которых ели слоа.
Кривоногий коротыш извлек из холодного и заросшего паутиной камина, черный мешок и высыпал на стол обычные человеческие кости.
— Быстро в угол! — слоа, который привел девушек, затолкал их в темный угол и прошипел: -Сидите тихо!

Тоня не могла разглядеть, что происходило за столом, лишь ругань слоа и стук костей, резали ухо.
— Нужно бежать отсюда… — прошептала Тоня. — Давай потихоньку подбираться к дверям. — Она посмотрела на Лидию и легонько потянула ее за руку.
— Отстань от меня! — прошипела она и отдернула свои холодные пальцы. — Благодетельница!
— Лидия, сейчас не время! Давай попробуем выбраться отсюда!

Она как-то странно посмотрела на нее, но кивнула, словно соглашаясь. Тоня сделала шаг к дверям, но увлеченные игрой мертвецы, даже не заметили этого. Девушки сделали еще пару шагов и замерли, холодея от страха. Дверь все приближалась, а Тоне казалось, что их прерывистое дыхание, шумит на весь зал. Когда заветная ручка была совсем рядом и ее дрожащие пальцы коснулись ледяного металла, в комнате воцарилась тишина. Девушки медленно обернулись и встретились глазами с обозленными взглядами мертвецов, готовившихся накинуться на беглянок. И тут Тоня вдруг почувствовала как дверь задрожала, завибрировала, словно начиналось землетрясение.

Тяжелая, железная конструкция рухнула на каменный пол и Тоня с восхищением, смешанным с ужасом, увидела Арнольда, в его окровавленном одеянии. Из под капюшона горели его глаза, холодным, зимним пламенем. Он стремительно переместился к слоа и те завыли, в предвкушении битвы. Тоня все еще не могла прийти в себя, когда ее подхватили сильные руки белокурого демона и она узнала Эдгара. Он понес ее прочь из этого страшного места и последнее, что она увидела — глаза Лидии, обреченные и полные страха.
— Остановись! — закричала Тоня демону. — Остановись!
Эдгар удивленно взглянул на нее и Антонина кивнула на Лидию.
— Я не могу оставить ее здесь.

* * *
— Что здесь делает эта женщина?! — Арнольд с нахмуренными бровями, сверлил тяжелым взглядом Тоню, сидевшую на кровати в его комнате.
Она с восторгом смотрела на его обнаженный торс, исполосованный свежими ранами, которые затягивались на глазах и молчала..
— Я задал вопрос!
— Мне стало жаль ее…разве я могла оставить ее в этом ужасном месте? — тихо спросила его Тоня.
— О, Дьявол! — воскликнул Арнольд, воздев руки. — Мне еще этих ангельских дел не хватало!
— Я… — начала было Тоня, но он схватил ее за плечи и впился в ее губы. Поцелуй был требовательным, почти болезненным, но под конец демон сбавил свой напор и Тоне даже показалось, что на секунду он стал нежным.

— Ты меня напугала… — выдохнул он ей в волосы и девушка почувствовала себя защищенной и счастливой, не желая вспоминать прошлое.
— Не оставляй меня…
— Больше никогда…
* * *
А на высокой башне, стоял Эдгар и его белые волосы трепал холодный, несущий брызги моря, ветер. Он знал, что происходило в спальне Арнольда и это приносило ему боль, такую незнакомую и жгучую.
— Зачем это мне?! Зачем?! — взревел он и буря подхватила этот рев, разбивая его о холмы…

* * *
Арнольд покрывал поцелуями лицо Тони и она дрожала от накатывающего на нее возбуждения, незнакомого, но от этого не менее приятного чувства. Сбросив с нее грязное платье, демон отнес ее в горячую ванну, предусмотрительно наполненную слугами и осторожно опустил ее туда, нежно проведя пальцами по еще не зажившим ранам на спине.
Услышав его гневное рычание, Тоня взяла его за руку и прошептала: — Присоединишься ко мне?
— Нет, я хочу любить тебя на мягкой кровати, накрыв своим телом… — глубоким, возбужденным голосом ответил Арнольд. Он намылил мочалку и нежными движениями стал обмывать ей плечи и грудь. — Расслабься…

Утро ворвалось в спальню искрящимися лучами и Тоня проснулась, вдыхая свежий, цветочный запах. Огромная, белая роза, еще покрытая каплями росы, лежала на ее подушке. Острые шипы были предусмотрительно обрезаны и девушка взяла ее в руки, улыбаясь столь нежному подарку жестокого демона.
— Тебе нравится?
Тоня повернулась на голос и увидела Арнольда, стоящего в дверях.
— Очень! Она такая нежная…
— Не нежней чем ты, моя прелесть… — сказал он и его глаза вспыхнули, когда демон направился к ней.
— Ты слышишь, что это? — Антонина услышала в коридоре какую-то возню и насторожилась.

Но в дверном проеме показалось маленькое тельце Георгия, который держался за стену.
— Мама? Папа?
— Иди-ка сюда! — Арнольд подхватил его на руки и мальчик завизжал от восторга. — Кто это ходит по замку и заглядывает в комнаты? Не шпион ли?
— Нет! Нет! Это же я! — Георгий стукнул его кулачком в грудь. — Ты что, не узнал меня?!
— Не думаю, что это маленький Георгий…слишком ты взрослый… не знаю…
Тоня с улыбкой наблюдала за их шутливой перепалкой и вдруг увидела бледное личико с серебристыми глазами, тоскливо смотрящее на мужчину с ребенком.

— Арнольд… — тихо позвала она и он немедленно повернулся к ней. Тоня взглядом показала на двери и демон сразу увидел девочку. Его лицо потемнело и девушке на минуту показалось, что он разгневался.
— Скажи-ка, мальчик…а у тебя есть сообщники? — строгим голосом спросил он и Георгий сразу понял, о ком идет речь.
— Нет, папа! Это же Вереск!
— Кто?
— Вереск! Ее зовут — Эрика, что значит — вереск! Она моя подруга!
— Нет дружок…она не подруга…она твоя сестра…
После этих слов, Тоня расплакалась и позвала девочку:
— Вереск, иди сюда…

Девочка не решалась подойти и ее серебристые глазки были широко распахнуты от волнения.
— Дочь, иди к нам. — Арнольд протянул ей свободную руку и малышка подалась вперед, а потом засеменила ножкками в его сторону. Он подхватил ее и вдруг отвернулся, обратив внимание на ее грязное платьице, покрытое дырками и пятнами.
— Вереск, ты моя сестра! Папа так сказал. — Георгий протянул ручку и погладил ее вьющиеся локоны.
— Папа? — девочка посмотрела ему прямо в глаза и даже Тоня удивилась столь мощному излучению этих серебристых глаз, смотрящих друг на друга. Демон прикоснулся губами к нежной щечке и девочка зажмурилась от удовольствия.

Но то, что произошло потом, вызвало ужасную сумятицу и крики. Девочка открыла глаза и посмотрела на Георгия, излучая нечто мощное и страшное, отчего мальчик как-то странно обмяк, словно потерял сознание. Тоня подскочила и кинулась к ним, но Арнольд остановил ее взглядом.
— Не мешай.
Вереск протянула ручки и толкнула пальчиками Георгия в лоб, головка его качнулась и он открыл глаза. Тоня ахнула, увидев, что его глазки стали осмысленные и такие же серебристые как и у девочки.
— Теперь и у тебя есть глазки! — захихикала она.
Георгий хлопнул ресницами раз, другой, а потом повернулся к Тоне.
— Мама…какая ты красивая…
Они не удержались и долго хохотали с Арнольдом, а детские радостные повизгивания, разносились по всему замку.

* * *
Демоны как мрачные свидетели сидели возле новобрачных, выпивая кроваво-красное вино за здоровье молодых. Екатерина Михайловна и остальные слуги не могли до сих пор поверить в происходящее, но на их лицах постоянно появлялись радостные улыбки, ведь наконец-то ,, Золотая гора,, обрела хозяйку, которая родит кучу маленьких демонят с серебристыми глазами. Лишь Эдгар был печален и молчалив, провожая словно в последний путь единственную женщину, которую полюбил. Кто знает как сложиться жизнь прекрасных супругов, думал красноглазый демон-воин и не случится ли что нибудь такое, что бросит в его объятия эту прекрасную девушку? А пока он удовольствуется ласками черноволосой Лидии…

(Мистическое фэнтези про любовь демона к девушке)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector