Главная » ФЭНТЕЗИ РАССКАЗЫ » Мистическое фэнтези. » Майский ливень в чёртовом овраге.
Майский ливень в чёртовом овраге.
мистический рояль

Майский ливень в чёртовом овраге.

Серия «Любовь демона».

(читать фэнтези про любовь демонов)

Чертов овраг разделял город пополам и мало кто из горожан спускался в его манящие, зеленые глубины, в которых скрывалась благоухающая дикими тюльпанами балка. Можно было спросить конечно: Почему?
Но вряд ли бы какой-либо горожанин мог ответить на этот вопрос. Страшная легенда, блуждающая из уст в уста словно врослась в людей, не давая им опуститься в эту балку и хотя бы просто отпраздновать первое и девятое мая, в ее пахучей и густой зелени…

 

* * *
1877г
Этот день для молодой княгини Зотовой казался нескончаемым. Она нудилась, читала книгу и даже помочила ноги в озере, но большого удовольствия это не принесло. Зеленая, проклятая балка, манила как забытое пирожное. Зинуля (как звал ее папенька), нырнула в арку из виноградных листьев и оглядываясь, побежала вниз, к балке. Чем ближе она подходила к ней, тем изумрудней ей казалась трава и сочнее листья на корявых деревьях. Да что же здесь страшного? — думала она, оглядываясь по сторонам, пока не наткнулась взглядом на странное, вытянутое строение. Серые камни обвил плющ, и их выщербленные края с укором смотрели на нее — как на нежданную гостью. » Холодный угол»! — мелькнула в ее голове мысль и по хрупкой, девичьей спине поползли мурашки.

Длинными, зимними вечерами, эта история будоражила ее душу, подслушанная под дверями комнаты для слуг. Их кухарка, Дуся, с воодушевлением рассказывала о том, что произошло в давно заброшенном имении «Холодный угол» и Зинуля возбужденно вздрагивала под дверью от каждого ее слова.
В некогда богатом и процветающем имении, жили приезжие графья из далекой Англии. Они наезжали туда в основном весною и находились в нем до конца лета, устраивая пышные приемы и балы. Семейство состояло из красивой дамы, статного и холодного графа и их сына, потрясающе привлекательного мужчины с мефистофельской внешностью. Молодые барышни томно вздыхали, поглядывая на него и трепещущей кучкой собирались возле белоснежного рояля, на котором задумчиво играл этот загадочный, чужестранец. Его длинные, белые пальцы плавно бегали по клавишам и инструмент выдавал настолько прекрасную и щемящую музыку, что на некоторое время, все находящиеся в комнате, застывали пораженные дивной красотой этих звуков.

Он был молчалив и властен, словно чувствовал себя хозяином всего окружающего, в том числе и людей. Его темные глаза были всегда спокойными, неподвижными, как очи покойника, покрытые непрозрачной дымкой. Всегда безупречен в одежде, он имел прямую осанку, и его темные костюмы никогда не морщились на широких плечах. Чужестранца часто видели туманными, утренними часами, на черном жеребце, которого звали Чёрт. Он застывал на нем под длинными ветвями ивы возле озера и смотрел куда-то вдаль своими мертвыми глазами, похожий на каменного всадника…

После этих слов кухарка сделала многозначительную паузу и Зинуля затрепетала, прижав ладошки к груди и навострив ушки.

…Никто и никогда не мог понять сколько ему лет. Лицо его не имело признаков возраста — он то казался молодым, то вдруг древним как сам дьявол. Его родители тоже имели совершенно свежий вид и больше походили на сестру и брата, что естественно вызывало пересуды среди их соседей и прислуги.

Однажды перед самим праздником девяти мучеников Кизических, началась в имении паника. После сильнейшего ливня, возле озера нашли мертвую княжну Раевскую, горемычная повесилась на иве, привязав к толстому суку свой шелковый шарф. Народ говорил, что возле ее хладного трупа, на мокрой земле, было великое множество следов…и не простых, а чертовых! Пошел слух, что закрутила ее нечистая сила, оморочила и заставила совершить сие богопротивное дело… Но тут вот еще что…

После этого начали девки вешаться на этой иве как оглашенные, оставляя записки, что мол в смерти своей никого не винят и помирают от несчастной и безответной любви к чужестранцу. Кто-то из мужиков взял и поджог «Холодный угол», намереваясь то ли напугать его жителей, то ли покончить с ними, обвиняя в связи с самим дьяволом!..

Зинуля ойкнула тихонечко и ее глаза стали похожи на огромные блюдца. Она стрельнула ими в сторону лестницы, подумывая убежать и больше не слушать эту страшную историю, но Дуся заговорила снова и девушка прикусив кулачок, прижалась к двери.

…Но не загорелось имение. Огонь вспыхнул ярко так и погас, а по земле вихрь пронесся, со стоном тихим. Мужики, прятавшиеся за кустами жимолости увидели как на балкон вышел англичанин и не смотря на сумерки, уставился на них, своими покойничьими глазами, словно знал, что они там схоронились. Он вдруг поднял голову и стал смеяться…жутко так, громко… Уже и уши они закрывали и по земле катались, но этот смех все больше в душу проникал, раздирая на части…

«Холодный угол» дрожать начал, осыпаться, камни во все стороны летели, поднимая пыль да комья земли. Все погибли под этими камнями кто по близости был, а хозяева имения исчезли, будто и не было их никогда… Только после того, в домах, да поместьях стали змеи заводиться, мыши летучие и всякая чертовщина твориться начала… Говорят сами бесы из преисподней в имении жили… А на том месте и до сих пор зло живет…мается…

Зинуля задрала юбки и помчалась по лестнице, будто за ней гнались сами бесы из «Холодного угла»…

И вот теперь она стояла возле заросшего травами и вьющимися растениями, дома, вернее возле того, что от него осталось. Темный проход, увитый еще совсем нежными листочками хмеля, наблюдал за Зинулей своей темной пастью и у девушки затрепетало сердечко, заныло, охваченное легким страхом. Вдруг ей почудилось как будто из дома полилась тихая музыка, словно кто-то легко касался клавиш… Зинуля прислушалась. «Лунная соната» Бетховена плыла из темных внутренностей имения, завораживая своей магией. Она вдруг встрепенулась. Кто может играть в заброшенном доме? Господи! Зинуля резко развернулась и побежала прочь, путаясь длинными юбками в густой траве.

 

* * *
2015г
Я сидела возле окна и тупо пялилась на улицу, разглядывая прохожих, проходящих по тротуару мимо моего дома. Даже яркие краски молодого мая, не смогли разогнать мою скуку. Первый день отпуска, а такая скукотища! Я думала, что переехав в другой город, изменю свою жизнь к лучшему. Ведь и работа манила новыми перспективами. Заведу знакомых, встречу принца и начнется прекрасное будущее… Знакомых я конечно завела, но у них были семьи, свои проблемы и долгих, занимательных посиделок с новыми подругами у меня не вышло. Вообщем месяц моего нахождения в этом городке, не увенчался ни весельем, ни любовными приключениями. Я вздохнула и все таки решила пойти прогуляться, выбрав в этот раз объектом своих исследований, изумрудную балку, разделяющую город на две части. Старую, где жила я и новую, где высились многоэтажки. Натянув кроссовки и легкую куртку, я вышла из дома и направилась к зеленеющей вдалеке стене деревьев.

Чем дальше я заходила в густые заросли, тем глуше становились звуки города. Что меня удивило, так это отсутствие мусора, который был обязательным спутником таких вот уголков природы. Тишина была оглушающей, даже птички не свистели в этой гостеприимной зелени и мне стало как-то не по себе. Впереди замаячил просвет между деревьями и мне вдруг открылась чудесная поляна с длинным холмом посреди, на котором качали головками дикие тюльпаны. Позади этого холма блестело озеро, а за ним начинался овраг. Я огляделась, рассматривая разбросанные вокруг камни, поросшие мхом и взбежала на холм, стараясь не задеть нежные, желтые цветы, не осторожным движением.

Вид, открывшийся передо мной был восхитителен: города не было видно совсем, за стеной высоких деревьев и казалось будто я нахожусь одна посреди леса. Мне так понравилось это чудесное, хранившее свою первобытную красоту место, притаившееся среди каменных громад города, что я не удержавшись, закричала, раскинув руки и подпрыгнув вверх: — А-а-а!!!!
Последнее, что я услышала, перед тем как провалиться под землю — было мое эхо…

 

* * *
1877г
Зинуля взбежала на крыльцо и еле перевела дух. Она прислонилась к стене и уставилась на деревья, закрывавшие «Холодный угол». Что же происходит там? Неужели зло, живущее в этих полуразрушенных стенах, все еще ищет жертвы? Но как прекрасна музыка, которая послышалась ей…разве зло может издавать такие чудесные звуки?

Она кинулась к себе в комнату и схватив со стола свой дневник, обтянутый розовым бархатом, чернильницу с торчащим пером и отправилась в сад. Усевшись на качелю, украшенную белоснежными лентами, она поправила кружевную подушечку и открыла своего «милого друга» — так Зинуля называла дневник. Ручка ее на минуту застыла в воздухе, а потом опустилась на чистый лист.

» О, мой молчаливый друг! Сегодня я была возле «Холодного угла»… Вопреки запрету батюшки, я все таки решилась посмотреть на него… Что-то живет там. Притаившись в темных комнатах, оно взывало ко мне! Нежнейшей музыкой завлекало в эту бархатную темноту… Неужели это…ОН? Мрачный хозяин «Холодного угла», гладит клавиши старого рояля своими пальцами? О, как страшно мне мой милый друг…и сладко… Я бы очень хотела взглянуть на него, восседающего на своем жеребце… Эти рассказы будоражат мою душу. Все. Решено. Я больше никогда не буду слушать истории Дуси! И никогда больше не приближусь к мрачным стенам «Холодного угла»…»
Зинуля поднесла перо к губам и задумалась, медленно отталкиваясь ножкой и раскачивая качелю.

На следующий день, немного помаявшись, Зинуля все таки шагнула в виноградную арку, забыв о своих обещаниях «милому другу» и волнуясь, отчего ее белоснежная грудь высоко вздымалась в круглом вырезе платья, пошла к «Холодному углу».
Ничего не изменилось в этих серых стенах и они все также смотрели на нее грубыми сколами и извилистыми трещинами. Между лозами плюща пробежала изумрудная ящерица и исчезла в темноте проема. Не в силах сдерживать себя, Зинуля скользнула за ней, беспрестанно повторяя «Отче наш»и в сумраке окружавшем ее, заметила три двери, ведущих вглубь дома из этой, первой комнаты, которая видимо когда-то была красивейшей гостиной.

Замысловатые барельефы, яркие картины на потолке, заметные даже в полумраке и изображавшие сцены охоты, бронзовые подсвечники с оплывшими и опутанными паутиной свечами, засохшие цветы в белоснежных вазах… Зинуля прикоснулась пальчиками к хрупкому бутону и весь букет, мгновенно рассыпался в прах, не оставляя после себя даже пыли…

Музыка зазвучала неожиданно, вливаясь в тишину мягкими, вибрирующими нотами. Она доносилась из-за закрытых дверей и манила к себе как магнит, заставляя ножки Зинули двигаться в ту сторону.

Дверь открылась бесшумно, приглашая ее в коридор с узкими окнами, увитыми виноградом и хмелем, которые не пропускали солнечные лучи и Зинуля полетела по нему, испуганной птичкой, поднимая из ковров клубы пыли. На нее из картин смотрели незнакомые люди, провожали ее злыми глазами пока она не достигла округлого проема и не остановилась, тяжело дыша от страха. Шелковые шторы развевались перед ней и между ними, девушка увидела белый рояль, стоявший посреди большой круглой комнаты.

За ним никого не было, но музыка продолжала литься, наполняя Зинулю трепетом. Она медленно приблизилась к нему, страшась посмотреть на клавиши и провела пальцем по пыльной поверхности, чувствуя холод лакированной поверхности. Вся комната была в окнах, через которые кое-где пробивались тоненькие лучи, в которых плясали золотистые пылинки.
— Бальная зала… — прошептала Зинуля и ее шопот отбился от стен. — Бальна-а-ая….Бальна-а-ая… Зала-а-а…
Она вздрогнула и резко развернувшись, закричала, столкнувшись взглядом с темными, мертвыми глазами…

 

* * *
2015г
Я застонала от резкой боли в ноге и села. Боль в щиколотке вполне могла сигнализировать о вывихе. Да и голова ломила в затылке, видимо ей тоже досталось.
Я сидела в круге из яркого, солнечного света, лившегося из дыры, в которую я провалилась и которая находилась настолько высоко, что я недоуменно огляделась.
Первое, что бросилось мне в глаза, так это то, что я сидела не на земле, а на довольно хорошо сохранившемся паркете. С трудом поднявшись, я похромала из спасительного света, испытывая страх, боль и ужасное любопытство.

Это был дом. Даже не дом, а старинное имение, странным, загадочным образом, оказавшееся под землей. Под моими ногами бегали ящерицы, где-то в углах пищали напуганные моим вторжением мыши, пахло пылью и плесенью. Я порылась в карманах и извлекла зажигалку, радуясь этому привету из прошлой, курящей жизни.

Толстые, восковые свечи в бронзовых подсвечниках, вспыхнули мгновенно, будто и не простояли здесь сотни лет, освещая комнату и отгоняя мрачные тени по углам.
— Это непостижимо! — воскликнула я, разглядывая это чудо, так неожиданно открывшееся мне этим весенним днем. Взяв один из подсвечников, я, забыв о ноге, пошла к дверям, так гостеприимно приглашавших меня продолжить мои исследования. Темный коридор был оглушительно тихим, засыпанный тоннами земли. Лишь его стены еле слышно трещали под этим грузом. Я посмотрела вперед, заметив замершие без сквозняков, обветшалые шторы, но свернула вбок, решив двигаться постепенно.

Это была спальня. Судя по убранству, женская. Помутневшее зеркало, баночки и пузыречки возле него. Небрежно брошенные перчатки, истлевшие от времени и высокая кровать с темным, бархатным балдахином. Я прошлась по ковру, оставляя следы на пыльном ворсе, которые сразу же пропадали и заглянула в узкую дверь. Ага! Значит дама была замужем и эта дверь вела в покои ее мужа. В них было все тоже, правда в более сдержанных тонах, а на дверце шкафа висел строгий фрак.

Вдруг мне показалось, что я вижу слабый свет, льющийся из большого, французского окна. Я подошла ближе и радостно пискнула, увидев, что в отличии от остальных, оно было не засыпано землей, а плотно заросло жесткими ветвями какого-то вьющегося растения. Распахнув старую раму, я поставила подсвечник на прикроватный столик и принялась рвать эти крепкие лозы, царапая руки в кровь. Через полчаса изнурительной работы, я очистила окно на столько, что солнечный свет, хлынувший в комнату, ослепил меня. Я осторожно выглянула из окна и задохнулась от восхищения. Окно этой спальни смотрело на мир с той стороны оврага, которая огибала озеро. Видимо со временем, омываемый дождями склон, размылся и просел, открывая небольшую часть огромного дома, ну а вьющиеся растения и корни деревьев, отлично спрятали этот кусочек прошлого своими побегами.

Я посмотрела вниз: если хорошенько постараться, можно было спуститься вниз с помощью этих крепких лоз. Решение пришло сразу. Нужно было покинуть дом и вернувшись к холму, замаскировать дыру, проделанную мною. Я была не готова делиться таким сокровищем. Я хотела властвовать здесь сама. Ходить по комнатам, рассматривать вещи и знать, что ни у кого, никогда не будет такой прекрасной тайны. Она — моя.

 

* * *
1877г
» Мой милый друг, я просто погибаю… Погибаю от любви. Он овладел моею душой и я с благодарностью отдала ее ему. Ведь как мне не благодарить моего повелителя, дарящего мне такое удовольствие, лишь одним взглядом своих дивных глаз. Его музыка звучит внутри меня и под нее он овладевает мною прямо на крышке старого рояля. О, это такое безумие! Страсть сжигает меня изнутри как пожар, не заботясь о моих чувствах. Мой милый, молчаливый друг, если он покинет меня…я умру… Разве можно пережить такую боль как расставание с моим повелителем?..»
Зинуля дрожала и слезы капали на исписанные листки, размывая свежие чернила. Но как только ее глаза посмотрели в сторону «Холодного угла», слезы высохли и улыбка счастья и предвкушения заиграла на ее устах.

Она соскользнула с качели и побежала туда, словно ведомая какой-то силой, так безжалостно съедающей ее.
Пыль все также поднималась под ее ногами, а каблучки одиноко и гулко стучали по паркету, когда девушка вбежала в комнату с роялем. На его белой поверхности лежали темно-розовые розы, наполняя все пространство комнаты дурманящим ароматом.
— Сними с себя все.

Голос ее повелителя прозвучал как всегда неожиданно. Словно сзади повеяло горячим воздухом, раскаленными искрами обжигая ее кожу. Она расшнуровала корсет дрожащими пальцами и выскользнула из платья, оставшись в одной сорочке. Он грубо дернул ее, разорвав на две части и оставляя красные следы на нежной коже.
— Ложись на рояль. — приказал он и девушка послушно прижалась животом к его прохладной поверхности. Она горела и изнывала от страсти, ожидая его твердого напора внутри себя. Девушка слегка повернула голову, желая видеть своего возлюбленного, но его властный и тяжелый голос, заставил ее отказаться от этого желания.
— Я разве разрешал тебе смотреть на меня?

Она почувствовала как он проникает в нее, высекая искры наслаждения и практически закричала, ощущая его горячие бедра на своих ягодицах.
— Ты должна мне кое-что…
— Я все отдам тебе мой повелитель! — простонала девушка, страшась того, что он сейчас покинет ее гостеприимное лоно.
— Мне нужна всего лишь твоя душа.
— Она твоя! Твоя!

Перед ее искаженным страстью лицом появился толстый, желтоватый пергамент, исписанный незнакомыми ей буквами и лезвие острого ножа вдруг слегка полоснуло ее по плечу. Эта резкая боль усилила ее ощущения во сто крат и девушка забилась под ним, чувствуя приближения оргазма. Он подхватил бегущую струйку крови кончиком пера. — Поставь свои инициалы, радость моя.
Девушка нацарапала на бумаге свое имя и фамилию и тут же растеклась под ним горячей лужицей, хрипло постанывая от удовольствия…

 

* * *
2015г
Я не спала всю ночь, возбужденная своей находкой. Мне хотелось, чтобы быстрей наступило утро, чтобы отправиться в старинное имение, принадлежащее мне одной. Может там есть документы, которые поведают мне о хозяевах этого дома или страшные загадки, которые мне предстоит разгадать! С этими мыслями, я уснула лишь под утро, подрагивая во сне и видя в этих мимолетных и нервных видениях, спрятанное землей сокровище.

На следующий день, я была очень подозрительной. Мне казалось, что за мной кто-то следит или знает куда я направляюсь. Меня посетила мысль, что могло случиться непоправимое и мою находку обнаружили, что заставило мои ноги практически бежать в сторону зеленого островка.
Мои опасения были напрасны. Дыра так и была тщательно замаскирована и даже я с трудом обнаружила ее местонахождение. Вздохнув с облегчением, я спустилась в овраг и цепляясь за лозы, забралась в окно спальни. В этот раз я подготовилась и взяла с собой мощный фонарь, бутерброды и воду, намереваясь подольше походить по «моему дому».

В этом месте конечно было тихо, но когда попадаешь в дом, кажется будто эта тишина обволакивает тебя полностью своим плотным одеялом. Я слышала лишь свои шаги и легкий треск стен, направляясь по длинному коридору в комнату за шелковыми шторами.
Посреди большой, круглой комнаты стоял рояль. Он словно одинокий жилец этого дома, замер, удивленный моим присутствием. Я приблизилась к нему и открыла крышку, разглядывая глянцевые клавиши, не тронутые временем. Кто-то играл на нем…возможно женщина, забывшая перчатки в свой последний визит в этот дом… я провела пальцами по ним и вместе с громким, неестественным в этой тишине звуком, меня словно пронзило током. Я отдернула руку, слушая как последние ноты глотает тишина дома и удивленно воззрилась на рояль.

Больше не рискуя, я закрыла крышку и прошлась по кругу этой комнаты, представляя как здесь танцевали красивые дамы в расшитых платьях, кружась в руках опытных кавалеров. Я закружилась, подпевая себе под нос: Тарам-тарам, тарам там там… и луч от фонаря запрыгал по стенам, выуживая из темноты лица со старинных портретов. В ноге что-то хрустнуло и я ойкнула, чуть не упав. Но самое интересное, что меня будто поддержала невидимая рука, мне на секунду показалось, что мой локоть обхватили горячие пальцы.

Я отогнала от себя эти бредовые мысли и потерла ногу, ругая себя за эти «дикие танцы». Ведь только вчера думала, что вывихнула!
Я решила больше не делать резких движений и стала разглядывать портреты висевшие на стенах. Все, изображенные на них люди, были чем-то похожи, и женщины и мужчины, обладали темными глазами, выразительным взглядом и высокомерным выражением лица, из чего я сделала вывод, что эта семейка была довольно влиятельна и богата.
Еще немного постояв возле картин, я пошла дальше, не в силах побороть ощущения, что за мной наблюдают.
Через минут пятнадцать моего хождения, я нашла библиотеку, с высоченными стеллажами, в которых пылилось множество книг.

На большом столе, с резными ящичками, стоял старинный глобус, подзорная труба и еще куча всяких штучек, незнакомых мне. Жерло камина было похоже на разинутый рот чудовища, а его решетка на острые зубы и я поежилась, немного от страха, немного от холода. Меня вдруг охватило какое-то странное желание остаться здесь. Поселиться в этом доме, похожем на средневековый замок… Я вернулась в спальню и спустившись вниз из окна, обошла овраг и оказалась на самой его вершине.

Осторожно ступая, чтобы не дай Бог не провалиться снова, я вглядывалась в заросшую травой землю, пока не увидела отверстие каминной трубы, покрытой огромным куском мха. Расчистив ее, я заглянула вглубь, но ничего не разглядев, вернулась в дом. Оторвав в гостиной кусок старой обоины, я скомкала ее и подожгла, поднеся к каминной тяге. Робкий дымок сначала поплыл мне в лицо, заставляя закашляться, а потом вдруг вытянулся в длинную ленту и потек в трубу. Камин работал.

Дрова я нашла в кладовке и как только стемнело, разожгла его, наслаждаясь теплом и запахом смолы. Смахнув со стола пыль, я наткнулась на странный, пожелтевший лист, на котором было что-то написано, но из-за времени, все буквы вылиняли и прочитать их было невозможно. Я швырнула его в камин, он вспыхнул, заискрился и громко затрещав, превратился в пепел. Если бы я знала, что было на нем написано, наверное поступила бы иначе, но увы…мне так и остался неведом этот страшный текст…

«Кого прошу? Кого зову? Того кто души собирает. За них желания исполняет. Как только этот лист сгорит, за мною Дьявол прилетит. «

Огонь озарял библиотеку, делая ее уютной и я села в кожаное кресло, вытащив из стеллажа первую попавшуюся книгу.На обложке золотыми буквами было написано «Бестиарий».Как только я собралась удивиться…в глубине дома заиграл рояль…

 

* * *
1877г
— Это собиратель душ… — длинная как жердь женщина с распущенными волосами, возбужденно ходила из угла в угол. — Он жил среди людей! Это невероятно!
— Вы можете мне толком объяснить, о чем вы говорите?! — князь Михаил Зотов, наблюдал за ней злыми глазами. — Зря я пришел сюда!
— Нет, вы послушайте! — женщина приблизилась к нему и положила свои холодные руки ему на плечи. — Ваша дочь, князь…продала душу Дьяволу!
— Что?! — мужчина подскочил, сбрасывая ее руки и прошипел: — Да как вы смеете! Я вас в порошок сотру! Вас и это чертово место!

— Успокойтесь. — женщина порывисто отошла к окну. — Я никогда не лгу.
— Весь город судачит о том, что вы говорите с мертвыми! Я просто хотел узнать кто повинен в смерти моей Зинули, а вы несете чушь!
— Я говорила с нею. Она продала душу Дьяволу. — снова повторила она. — Теперь ей нельзя помочь и она вечно будет мучиться в преисподней. Собиратель соблазнил ее и выманил ее душу…ему невозможно сопротивляться, она не виновата. Молитесь за нее…Вам остается лишь это.

Князь выскочил из дома медиума и хлопнув дверцей кареты, приказал кучеру ехать домой. Его ждала Зинуля, лежа в украшенном кружевом гробу… Он своими руками снял ее с проклятой ивы возле озера…
Медиум накинула темный плащ и вышла за ним следом, направляясь к «Холодному углу», короткими путями. Ей нужно было удостовериться в своих подозрениях.
Темнота и тишина встретили ее возле заброшенного имения и женщина затаив дыхание, прислушалась. Ее глаза испуганно расширились, когда она услышала тихую музыку, льющуюся из темного провала, где когда-то была дверь. Зло вернулось.

Она сама не понимая зачем это делает, шагнула в этот проем, окруженный клубами тумана и сразу же заметила тусклый свет, льющийся откуда-то из глубины коридора, куда ее приглашала приоткрытая дверь. Она медленно пошла на него, переполняясь страхом, но эта сила зовущая ее, не давала остановиться. Шелковые шторы развевались с тихим шелестом, парили в воздухе под колдовскую музыку, режущую воздух горькими переливами. Медиум остановилась, боясь переступить порог комнаты, из которой лилась тихая мелодия и с ужасом заметила темный силуэт, облокотившийся на рояль. Она застыла, не в силах двинуться с места и вдруг услышала глубокий, мужской голос.

— » Мой милый друг…я схожу с ума от любви к моему повелителю. Я жду встречи с ним как умерший с вратами Рая. Он жалит меня как змея, а потом излечивает мои раны своими ласками… Мне совестно признаваться в этом, но его жало заставляет меня плакать слезами безудержной страсти»…
— Хватит! — зашептала женщина, затыкая уши. — Хватит!

Вокруг нее летали не упокоенные души, принадлежащие дьяволу, просили о помощи, рыдали и пытались ворваться в нее, ища убежища. Они бились как бабочки о стекло, доставляя ей невыносимые страдания. Но еще большие муки ей доставлял этот колдовской голос, проникающий в каждую клеточку ее тела. Силуэт отпрянул от рояля и медленно направился к ней. Он неумолимо приближался и медиум упала на колени, глядя как все четче становятся черты его прекрасного лица, с застывшими глазами.

— » Мой милый друг…сейчас я пойду к нему и сделаю все, что он скажет…упаду на колени и буду молить его о близости со мной, я хочу посмотреть на него, вдохнуть запах его горячей кожи. Я хочу раздеться и лечь на этот дьявольский рояль, чтобы он делал со мной все те сладкие гадости, от которых я схожу с ума»…
— Хватит… — снова слабо прошептала женщина. — Хватит…
Она поползла к нему и обняла его ноги, целуя сапоги.
— Мой повелитель…мой…
— Конечно твой, радость моя…
Музыка плыла по заброшенному дому, а мертвые глаза мужчины подернулись дымкой удовольствия…

 

* * *
2015г
Я застыла пораженная. Что это? Неужели кто-то пробрался в мое убежище? Нашел мое сокровище? Или этот кто-то, давно знал о нем?… Мысли испуганной стайкой метались в голове, но я все таки встала и бесшумно ступая по пыльным коврам, направилась в комнату с роялем. Чем ближе я подходила, тем громче звучала музыка, наполняя меня необъяснимой тоской. Этот нежданный гость играл очень умело.

Сердце стучало быстро и испуганно, а страшно было до одури. Я резко отдернула штору и с ужасом и недоумением увидела во мраке силуэт мужчины, сидевшего за роялем. Он играл, не обращая внимания на мое присутствие и его широкоплечий торс, слегка наклонялась вперед, словно он сам наполнялся этой неземной музыкой. Он вдруг встал, но мелодия все так же звучала, словно появлялась из воздуха и пошел прямо ко мне, бесшумно и быстро, как леопард. Я зажмурилась, отгоняя видение, но когда снова открыла глаза, то чуть не задохнулась от неожиданности.

В сантиметре от моего лица находились темные глаза, затянутые серой дымкой. Я чувствовала терпкий запах исходивший от мужчины, нависшего надо мной и ощущала жар, исходивший от него. Его губы почти касались моих и это было как наваждение, как сон…
— Теперь я твой повелитель… — прошептали эти полные губы и прикоснулись к моим губам, отчего я чуть не потеряла сознание и…проснулась. Огонь в камине почти погас, книга валялась на полу, а я настолько тяжело дышала, что мне казалось будто не хватает воздуха…

Господи, это же надо такому привидится! Я поднялась и подкинула в камин дрова. Они вспыхнули моментально и в комнате снова стало светло. Этот сон не выходил у меня из головы и чарующая музыка все еще стояла у меня в ушах. Мне не было страшно одной в этом доме и я чувствовала себя уютно, будто моя душа нашла свое место, но столь явные видения, никогда еще не посещали меня. Я подняла книгу и посмотрела на разворот, «Бестиарий» открылся на интересном месте.

» Собиратель душ — демон, собирающий для Дьявола души. По преданию, он является вторым его сыном после Антихриста и все свое время посвящает соблазнению и выманиванию душ. Особенно женских. Рождается в семьях, поклоняющихся его отцу и достигнув тридцатилетия, достигает самых больших высот в своем искусстве. Если человек вызывал его, то прогнать его уже было невозможно. Он высосет всю жизнь, которая будет рядом и принесет много бед, оставаясь при этом мертвенно-спокойным, излучая мощные потоки энергии, на которую все также будут тянуться слабые души.»

Мне стало не по себе. Зачем люди, жившие здесь, хранили такие книги? Кто-то увлекался эзотерикой? Я поставила ее на место и вышла из библиотеки.
Рояль одиноко стоял посреди комнаты и конечно никаких звуков не производил, но ощущение чего-то присутствия не покидало меня. Его внушил мне сон. Здесь никого нет.

Я приоткрыла крышку рояля и протянула руку, чтобы коснуться клавиш, но она замерла на полпути… Ветхие шторы колыхались. Сначала слегка, будто кто-то стоял за ними, а потом все сильнее и сильнее, словно где-то здесь было открытое окно и в него врывался ветер. Комната наполнилась музыкой из сна и я испуганно завертелась, вглядываясь в темные углы.
— Скажи мне свое желание и я исполню его.

Я словно вернулась в свой сон, с ужасом наблюдая за высоким силуэтом, надвигающимся на меня из темного угла.
— Кто вы? — ноги мои сделались ватными, а в голове настойчиво билась мысль о маньяке, который обязательно изнасилует и убьет меня. Я направила на незнакомца луч фонаря, но он не сморщился и даже не прикрыл глаза, больше похожие на черное, мутное зеркало.
— Ты звала меня. Я пришел.

Голос мужчины был красивым: немного хриплый и низкий.
— Я не звала вас. — мой голос сорвался на испуганный шопот. — Как вы здесь оказались?
— Я всегда был здесь. Это ты пришла и нарушила мой покой. — он все ближе подходил ко мне и я видела, что его лицо ничем не отличается от лица мужчины из моего сна. — Чего ты хочешь?
— Я ничего от вас не хочу. Разрешите мне уйти. Я больше не появлюсь в этом доме. — я стала пятиться к выходу, надеясь добежать до спальни и закрывшись там, вылезти из окна.
— Уйти? — он удивленно и насмешливо приподнял свои темные брови. — Еще рано.

— Рано? — прошептала я. — Почему?
— У тебя нет желаний. Ты ничего не хочешь… Значит ты должна захотеть меня. — в его глазах полыхнула легкая заинтересованность.
— Что??? — я резко подалась назад и чуть не упала, но мужчина ловко подхватил меня и склонив голову к моей шее лизнул ее горячим языком. Такого я не испытывала никогда! Пожар, лед, ураган! Все перемешалось во мне от этого единственного прикосновения. Если бы это сделал кто-то из других мужчин, там, на верху, это вызвало бы во мне лишь отвращение, но сейчас… Мои руки дрожали, а дыхание стало прерывистым.

— Ты надеялась противостоять мне? — незнакомец приподнял мои волосы и поцеловал в холмик позвонка, влажными, горячими губами, отчего до самого кобчика пробежал электрический разряд.
— Не надо… — простонала я, стараясь избавиться от этих горячих рук.
— Все только начинается, радость моя…

 

* * *
1877г

Он сидел на диване, обнаженный. Одна его нога расслабленно вытянулась, упираясь пяткой в пол, а вторую он согнул в колене и положил на нее руку, длинные пальцы которой слегка подрагивали, словно он играл на рояле. Медиум сидела на полу возле него, положив голову на диван между его ног и поглаживала его твердый живот, трясущимися пальцами.
— Я умираю…ты сжигаешь меня, мой повелитель…позволь мне…позволь…
— Что ты готова отдать мне? — он приподнял ее голову и посмотрел в упор на нее своими мертвыми глазами.
— Все…все…позволь…
— Я уже взял все. — мужчина убрал руку и ее голова снова упала на диван. — Осталась лишь душа.
— Забери ее…она не нужна мне без тебя…
— Хорошо. — он откинул назад голову и прикрыл глаза, чувствуя как женщина со стоном обхватила его член нетерпеливыми губами.

Она чувствовала все эти души, летающие рядом, но уже не жалела их, а безумно ненавидела, ревнуя к своему повелителю. Даже эти бесплотные субстанции казались ей соперницами и она намертво прилипала к нему, чтоб эти проклятые души не могли даже коснуться его. Если он позволял, она покрывала поцелуями его прекрасное тело, испытывая наслаждение лишь от одного его прикосновения. В последнее время ей хватало и взгляда, тяжелого, предупреждающего, чтоб оргазм заставлял ее корчится у его ног. Она понимала, что медленно умирает, но ничего не могла поделать, да и не хотела…

 

* * *

2015г

Я словно плыла в тумане, чувствуя лишь горячие руки незнакомца, которые несли меня по темным коридорам. Запах, исходящий от него, парализовывал меня будто яд, лишая желания двигаться. Он положил меня на кровать и сквозь это безумное наваждение, я ощутила запах плесени, исходивший от старых простыней.
— Сейчас ты почувствуешь как приходит смерть. — прошептал мне на ухо мужчина и от его дыхания моя кожа покрылась колючими мурашками. — Ты подаришь мне свою душу и умрешь. Но в нашем случае, это будет незабываемо…
Я с трудом понимала, что он говорит, раздавленная странной похотью, охватившей мое тело, безвольно лежавшим на кровати, похожее на влажную, выкинутую на берег медузу…

Он раздел меня, щекоча языком каждый кусочек открывавшийся перед ним, рисуя волшебные рисунки влажными губами на моей коже. А я не хотела думать ни о чем, я просто наслаждалась этими прикосновениями. Дурман из моей головы выветрился, но страсть к этому незнакомому, странному…существу…да-да, я понимала, что это не человек, выплескивалась из меня через край. Он снял с себя одежду, снисходительно игнорируя мой восхищенный стон и опустился на меня своим твердым телом.

Обхватив зубами мочку моего уха, он проскользнул в меня легко, сильно, по хозяйски…
— Что ты чувствуешь? — хрипло спросил он, проникая все глубже и глубже. Я застонала, мотая головой и желая лишь, чтобы он не останавливался. Он прижался ртом к моим губам и снова выдохнул в меня. — Что ты чувствуешь?
— Тебя…чувствую тебя… — прошептала я и наше хриплое дыхание, вырывающееся из прижатых к друг-другу ртов, смешалось в одно.
— Теперь только это ты и будешь чувствовать…
Его горячий живот скользил по мне все быстрее и наслаждение волнами накатывало на меня, сводило в сладостных судорогах и я боялась приближающегося оргазма, боялась умереть от удовольствия под этим существом с мертвыми глазами…

Очнулась я от холода, охватившего меня, обнаженную и скорченную на кровати. В дыру за окном проникал тусклый взгляд рассвета и я вдруг подумала, что ночью, когда темнота рассеивалась лишь светом моего фонаря, мой страшный любовник не заметил этого тайного лаза.
Я резко села, чувствуя как внутри меня все саднит от наглого вторжения и потянулась к вещам. Стараясь напялить их на себя как можно быстрее, я поглядывала на дверь, страшась увидеть силуэт незнакомца, который вряд ли выпустит меня отсюда.
Выбравшись из окна, я помчалась домой, даже не оглядываясь на мое убежище, совсем недавно вызывавшее во мне такой восторг…

 

* * *
1877г

— Что происходит? — в доме медиума царила суматоха, вызванная приездом ее сестры из Астрахани. Она сидела за столом, одетая в свои черные наряды и грозно смотрела на нее. — Ты с кем связалась, отвечай?!
— Я…я не могу… — прошептала та, пряча лицо с безумными глазами. — Я не скажу тебе…Елизавета.
— Что??? — сестра уперлась кулаками в стол и прошипела: — Для чего нам был дан дар, паршивка?! Мы должны помогать людям, а попадаться в ловушки нечистой силы! Посидишь под замком, пока я не разберусь с тем, во что ты ввязалась!
— Нет! Нет! — медиум кинулась к дверям, но там ее уже ждали двое здоровенных слуг, которые схватили ее под руки и поволокли на верх. — Ты не можешь! Не можешь!!!

Пока она выла и шипела от злости, Елизавета позвала служанку.
— После какого визита, хозяйка из дома стала бегать?
— Как князь Зотов приехал, просить ее, чтоб та с его умершей дочерью поговорила, так и стала. — служанка слегка наклонилась к Елизавете и шепнула. — Говорят видели как она в проклятую балку ходила. Поди в «Холодный угол» повадилась…
— «Холодный угол» говоришь? — Елизавета задумчиво посмотрела на нее. — Пройдусь, посмотрю на него..,
— Не ходите барыня! — испуганно воскликнула служанка. — Там сам дьявол живет!
— Ничего, найдется и на него управа.

Как бы не было, но идти туда вечером, Елизавета не решалась. Она долго думала, стоя у окна, перебирала в голове все варианты и не могла понять, что видела в заброшенном имении ее сестра? Что тянуло ее туда? Елизавета слышала как та выла на втором этаже, потом царапалась в двери, словно взбесившаяся кошка, просила, чтоб ее выпустили, но она оставалась глуха к ее мольбам. Да что же заставило ее потерять голову?! Нет, она все таки пойдет в этот чёртов «Холодный угол» и разберется со всем, что там творится! Слава Богу сил у нее было побольше чем у сестры и скорее всего эти байки о дьяволе, живущем там были очень преувеличенны.

Попала небось ее бедная сестра Софья к нечистой силе в оборот, бесята водят ее туда-сюда, тешатся! Ну ничего, она их в один миг разгонит! Софья-то с мертвыми общалась, а она — Елизавета, могла и беса выгнать если надобно. Она решительно подошла к буфету, выпила настойки вишневой с полстакана и завернувшись в плащ, вышла на темнеющую улицу.
Собиралась гроза и тяжелые тучи клубились над замершими деревьями, готовые вот-вот разродиться потоками воды. Елизавета совершенно спокойная, приблизилась к каменным стенам, угрюмо нависавшими над высокой травой и огляделась. Тишина и покой.

Где-то вверху треснуло так громко, что эхо прокатилось по земле и женщина почувствовала как она задрожала под ее ногами. Дождь начался резко, словно из ведра, обрушившись на притихшую природу и Елизавета забежала в проем, увитый плющом и виноградом. В доме было сухо и тихо, лишь с улицы доносился шорох льющейся воды. Женщина обвела глазами пыльное помещение и прошлась по кругу, с интересом разглядывая уцелевшие вещи.

Она пока ничего не чувствовала и ничего не нарушало покоя этого давно забытого места. Елизавета прошла к дверям и толкнула их. Они жалобно скрипнули и распахнувшись, ударились о стену. Неприятное чувство охватило женщину, словно холодные пальцы пробрались под одежду, заставляя ее зябко поежиться. В конце длинного коридора она увидела плавно колыхающиеся шторы и ей стало совсем не по себе, будто за ними кто-то поджидал ее, рассматривая с жутким спокойствием.

— Иди сюда раз пришла…
Елизавета вздрогнула и напряженно уставилась в темнеющий коридор, пытаясь разглядеть того, кто говорил с ней. Ее охватил страх, что-то подсказывало ей, что она ошиблась и здесь таится сила куда более страшная чем она думала.
— Тебе не напугать меня! — крикнула она в темноту, дрожащим голосом. — Я не боюсь!
Ей в ответ раздался тихий, глубокий смех, легким ветром, пробежавший под высокими потолками.
— Зачем мне пугать тебя? Подойди ближе, я хочу взглянуть на тебя…

Елизавета сцепила зубы и пошла вперед, воображая, что борется со своим страхом, но на самом деле она была просто смята ужасной силой, ведущей ее к неизбежности.
Как только она отодвинула развевающиеся занавеси, в комнате вспыхнули свечи, освещая темноту желтым, мерцающим светом и Елизавета прижалась к стене, широко распахнув глаза. За белым роялем сидел красивейший мужчина, из всех что она видела и смотрел на нее немигающим взглядом.

— Ты хотела знать, зачем сюда приходит твоя сестра? — тихо спросил он и встал. Его длинные пальцы пробежались по пуговицам белой рубашки, обнажая грудь и плоский живот, потом коснулись пояса брюк и они скользнули на пол. Мужчина переступил через них и раскинул руки в стороны так резко, что распахнутая рубашка, взметнулась за его спиной как крылья.
— Вот за этим!

 

* * *
2015г

Я словно заболела. Жар сменялся ознобом и меня трусило под одеялом, так, что зуб на зуб не попадал. Когда я проваливалась в сон, меня мучили кошмары и я просыпалась в холодном поту, тяжело дыша будто от бега. Прошло три дня после того, как я поспешно покинула дом под холмом, но меня тянуло туда с непреодолимой силой, заставляя корчится в кровати от неутоленного желания. Я понимала, что возвратиться туда, означало — отдать себя в руки какому-то страшному злу, дремлющему до этих пор, похороненному под тоннами земли… Я чувствовала, что Он ждет меня и все мои муки, были следствием его мощного зова, проникающего сквозь стены и расстояние.

Я противилась как могла, но этой грозовой ночью, силы покинули меня. Облегчение пролилось на мою истерзанную душу и я вышла в дождь, направляясь в сторону балки под сполохами молний.
Спустившись в овраг, я как сумасшедшая полезла вверх, раня руки сухими ветками. Я вымокла до нитки, но мое разгоряченное тело не ощущало холодных капель, стекавших по позвоночнику и скользящих в вырез короткого пеньюра, в котором я и бежала по ночному городу. Как только я нащупала каменный карниз, сильные руки подхватили меня и легко затащили в окно, впиваясь пальцами в ребра под тонким шелком.

Почувствовав под ногами ворс ковра, я подняла голову и наши глаза встретились. Мои серые с его темными и мертвыми, которые мгновенно обожгли меня. Места, которых касались его пальцы ныли от боли, но я не замечала ничего, прижимаясь к ЕГО телу, желая впечататься в него навечно.
— Я звал тебя…
— Я слышала…
— Мой повелитель. Повтори.
— Мой повелитель… — сказала я и поняла, что так должно было быть. И никак по другому.

Я нащупала дрожащими пальцами пуговицы на его брюках и расстегнув их, просунула руки, сжав его твердые ягодицы. Его спина напряглась я почувствовала как в нем просыпается желание, стараясь выбраться из тесноты ткани. Мои руки скользнули назад и я с восторгом коснулась горячей, нежной плоти.
— Вот дьявол! — прорычал он и толкнул меня на кровать. Она жалобно скрипнула и я снова ощутила запах сырых простыней, и чувствуя их прохладу своим животом.
— Лежи! Не поворачивайся!

Я услышала шорох сбрасываемой одежды и не удержавшись застонала, жалобно и просяще. Когда он опустился на меня, пробираясь пальцами во все мои укромные места, я уже была готова плакать от желания, ощущая все эти скользящие, давящие и поглаживающие ласки.
— Что ты сейчас хочешь? — прорычал он мне на ухо, опаляя своим дыханием.
— Тебя…тебя…
— Что??
— Мой повелитель…
— Да, да…вот так…

Я не помнила как наступили предрассветные часы, я не помнила как исчез мой страстный хозяин и лишь страх снова охватил мою душу. Я как рабыня, безмолвная и готовая на все, называла его теперь своим хозяином и повелителем. Моя душа противилась этому и взывала к моему разуму, но тело протестовало, воспринимая позывы испуганной души в штыки. Я хотела быть с ним. Моя зависимость возросла и мне было страшно представить, что будет после еще одной ночи проведенной с ним… Я посмотрела на окно и горько усмехнулась. Он оставил его открытым, даже не думая о том, что я могу убежать. Он был уверен в своей власти надо мной!

Я заставила замолчать свое тело и натянув на себя холодный шелк пеньюара, покинула спальню переполняясь адской болью и желанием вернуться обратно, упасть на колени возле белого рояля и умолять своего повелителя прийти ко мне и позволить любить его…

Через пару часов, скорый поезд уносил меня прочь из этого города. Навсегда.

 

* * *
1877г

Теперь Елизавета запирала свою сестру в комнате не потому что переживала за нее, а для того, чтоб та не мешала ей посещать «Холодный угол»…
Она была сведена с ума, она пылала и таяла мартовским льдом, лишь представив своего любовника и ненависть к Софье возрастала с каждым днем. Елизавету просто убивал тот факт, что и она познала ласки прекрасного хозяина «Холодного угла».
Сегодня был третий день с того момента, как она почувствовала страсть своего повелителя и теперь каждый вечер ноги несли ее туда, не желая слышать вопиющего гласа разума.

Она разделась еще перед комнатой с роялем и трепеща шагнула за шелковые шторы. Ее грудь высоко вздымалась, а глаза потемнели от страсти, при виде мужчины, стоявшего посреди комнаты. Елизавета встала на колени и поползла к нему, царапая ноги кусочками отколовшегося барельефа. Но как только она вдохнула его запах, уткнувшись трепещущими ноздрями во впадинку его пупка, на ее голову опустился тяжелый подсвечник, дробя кости ее черепа.
— Сука! — прошипела Софья, отталкивая ее от спокойно стоявшего мужчины. — Ты не получишь его!

Он протянул руку и вылетевший из тела Елизаветы серебристый комочек души, опустился на нее, слегка вибрируя.
— Еще одна…
— Любовь моя… — прошептала Софья, обхватив его за обнаженный торс. — Любовь моя…
— Ты знаешь, что нужно делать. — он оттолкнул ее от себя и сев за рояль, стал играть, прикрыв свои безразличные глаза.
Музыка плыла над деревьями, над озером…страстная, печальная, взлетающая к небу и бьющаяся об землю, а холодный труп медиума раскачивался на иве, глядя остекленевшими глазами в сторону » Холодного угла»…

Не прекращавшаяся третий день гроза, пугала людей, прятавшихся от нее по домам. Буря ломала деревья, швыряла их на крыши, которые рушились и трещали, а «Холодный угол», медленно опускался под землю, оглашая окрестности тяжелым гулом, от которого ужас сковывал сердца. Зло уходило на покой, пресытившись соблазненными душами, чтобы притаиться до следующего своего появления.

 

* * *
2015г

Месяц прошел как сон, но страшная тяга, сводящая меня с ума, притупилась и теперь я не так остро ощущала ту страсть к существу из найденного мною дома.
Мне пришлось вернуться. Скоропалительное решение, принятое мною, было следствием испуга за свою свободу, а возможно и жизнь. Нет, я не собиралась оставаться в этом городе, но без расчета и документов, у меня не было возможности жить дальше.
Уже подъезжая к вокзалу, я занервничала, но взяла себя в руки, убеждая в том, что за один день, проведенный в этом городе ничего не случится…

Когда я вошла в редакцию журнала, где работала, меня даже не заметили — все увлеченно обсуждали какую-то новость. Я немного постояла, наблюдая за возбужденными спорами, пока не услышала обрывки фраз, от которых меня буквально затрясло.
» Строительство в балке…приезжий бизнесмен-миллионер строит дом возле озера…огромный котлован…отличный наездник…»

Меня не интересовала особа миллионера, но почему никто не упомянул о доме под землей? Это была бы новость номер один для города! Его не могли не найти, если там велось строительство!
— О, Крис, привет! — меня наконец заметили. Лера, автор статей о моде и махнула рукой, приглашая присоедениться к ним. — Кофе будешь?

Я кивнула и стараясь казаться безразличной, спросила:
— Что обсуждаете?
— Ты выйдешь с отпуска только завтра! — засмеялся Игнат, наш младший редактор и его кудряшки весело запрыгали. — Вот и узнаешь, лентяйка!
— Землю у озера купил какой-то миллионер! — возбужденно заговорила Лера, протягивая мне кружку. — Он точно построит там что-то грандиозное! Работы ведутся даже ночью!
— И кто же он? — поинтересовалась я, хотя меня больше интересовал вопрос о доме. — Чего это его занесло сюда?

— Говорят когда-то давно, еще до революции, здесь жила его бабка. Вот он и решил покопаться в родословной и построить особняк, похожий на тот, что стоял там раньше!
Странно…- подумала я. — Хотя…если он и нашел дом, то зачем ему раскрывать эту тайну? Он вполне может распорядиться всем по своему усмотрению…
Мои мысли прервал голос главного.
— Кристина Сергеевна, зайдите ко мне!
Я поставила чашку и пошла в его кабинет.

— Отдохнула? — главный окинул меня своим тяжелым взглядом.
— Да…но я… — промямлила я, собираясь с силами, чтобы сказать ему о своем решении уволиться.
— Вот и хорошо. — он швырнул мне местную газету. — Смотри.

Я недоуменно подхватила ее и посмотрела на страницу, на которой крупными буквами было написано: «МИЛЛИОНЕР В ЗАХОЛУСТЬЕ. НАСЛЕДНИК ИЛИ ЗАХВАТЧИК.»
В статье говорилось о строительстве в зеленом массиве, о том, что земли города распродаются неизвестно кому, ну и все остальное в том же духе.
— Прочитала?
— Да, но…
— Насколько я помню ты ведешь в нашем журнале колонку о городских происшествиях?
— Да конечно…

— Все подробности об этом загадочном миллионере, должны появиться не позднее чем через неделю в нашем издании. Это понятно? — главный недовольно нахмурился. — Даже эти халтурщики из местной газетенки уже собирают сведения о нем, а у нас ничего!
— Вообще-то я в отпуске была! — я теперь вообще не знала как преподнести ему новость об моем уходе.
— Все. Твой отпуск закончен. Работай! — рявкнул он и я вылетела за двери, так и не уволившись…

Лера с сожалением посмотрела на меня.
— Ну что, пойдешь заборы стройки штурмовать?
— Слышала?
— Конечно! Главный всегда орет как сумасшедший… Ну ничего, а вдруг ты этого «принца» увидишь? Сразу же мне расскажешь все подробности!
— Обязательно… — я помахала всем ручкой и покинула редакцию, раздумывая над сложившейся ситуацией.

Ну что ж, будет возможность больше узнать обо всем и наконец удовлетворить свое любопытство насчет дома под холмом — почему этот миллионер так и не раскрыл его тайну?
Душа моя все еще протестовала, помня о своем полном порабощении страшной силой, но безрассудство как всегда успокаивало ее своими льстивыми речами…

Я пошла по немноголюдной улице в сторону балки, слыша из далека звуки стройки и страх почему-то ушел — куда вмешивается человек, там не остается волшебства. Хотя я-то должна была знать, что волшебство никакого отношения не имеет к злу и его демоническому существованию.

В глубь зеленых зарослей уже была наезжена широкая дорога, посыпанная щебнем, по которой один за одним ехали грузовики, наполненные строительным материалом. Я немного поубавила шаг и заметила забор и высокие ворота, возле которых находилась охрана, которая сначала осматривала, и только потом пропускала грузовики. Все серьезно! Значит просто так сунуть туда свой нос не получится. Я развернулась и пошла к местной библиотеке, решив начать оттуда и узнать чье все таки имение находилось на этой земле и чей потомок этот заезжий богатей.

История оказалась довольно занимательной… Никакой «дореволюционной» бабки там и в помине не было, тем более, что пожилая библиотекарша рассказала, что миллионер довольно молодой (она видела его мельком) и у него просто не могло быть такой бабки. А поместье там действительно было и называлось оно «Холодный угол». Его хозяевами были аристократы из Англии, которые покинули его еще в 1800 году и имение постепенно приходило в упадок. Почему эти люди оставили его, было неизвестно. Возможно миллионер наследник этих англичан, которые могли быть ему прапрапра…

— Поместье разрушилось полностью? — поинтересовалась я с замиранием сердца.
— Наверное да… — неуверенно ответила библиотекарша. — Об этом я ничего не знаю… Его скорее всего разграбили, а время не пожалело его древних стен…
— Понятно…
— Но есть еще интересная информация, — женщина поправила очки и сразу же предупредила: — Только это так…слухи…легенды. Никаких исторических фактов за этими слухами нет…
— И что же это? — я напряженно подалась вперед. — Что за легенды?

— Мне еще бабка рассказывала, что много девок там душу Богу отдали…вешались возле озера на ивушке, будто тянуло их туда…да и вообще считают до сих пор, что место это не хорошее… Бабке ее бабка рассказывала, что считали его дьявольским, будто нечисть там живет, а сами хозяева «Холодного угла» — бесы страшные. Призрак на том месте обитает, а может чёрт, кто знает…он девок соблазнял, а потом до смерти доводил.
— Ну, а вы что думаете обо всем этом? — я прекрасно знала, что это правда, ведь чуть сама не стала жертвой его опьяняющих ласк.

— Не знаю… — она пожала плечами. — Но там и вправду есть что-то…отчего же туда городские ходить боялись… Жуть до костей пробирает, тишина страшная, а то бывает в озере водовороты крутит или воет кто-то надрывно… Я думаю там геопатогенная зона. Ну это так, мои домыслы. Может и самоубийства эти не мифы, а реальность, только вешались они не из-за черта, а из-за особой энергетики царящей там. Слабые люди уж очень чутко на нее реагируют… Вот и все, что я знаю.
— Спасибо. Вы мне очень помогли. Пойду я. — я встала и уже было направилась к дверям, как библиотекарша вдруг остановила меня.
— Подождите! У меня есть еще кое-что!
— Да? И что же это?

— В нашем архиве есть дневник княгини Зотовой. Там тоже есть упоминания о имении «Холодный угол», судя по содержанию, молодая девушка встречалась там со своим любовником. Кстати она тоже покончила с собой, но здесь явно безответная любовь…так что всему есть объяснение.
— Я могу взять его под расписку? — взволнованно спросила я. — Он нужен мне для статьи.
— Конечно…может хоть кто-то после ее написания, заинтересуется нашей библиотекой и у нас появятся читатели. — грустно усмехнулась женщина и скрылась за стеллажами.
Через несколько минут она протянула мне старый дневник, обтянутый розовым бархатом…

Словно напоминание того колдовского, наполненного страстью дня, в небе собиралась гроза и провода над головой монотонно гудели, заставляя фонари то гаснуть, то вспыхивать снова. Я не решалась открыть дневник, будто зная о ком он был написан. Я боялась узнать в его строках своего любовника и воспламенившись снова, губить себя несбыточными мечтами. Я боялась опять услышать его зов, проникающий сквозь стены, а больше всего, я боялась помчаться на этот призыв…

Порыв ветра ворвался в открытое окно и взметнув шторы, сорвал бархатную обложку дневника, переворачивая исписанные листы…
» Мой милый друг, что может быть прекрасней глаз моего возлюбленного? Когда он сбрасывает с себя одежду, похожий на языческого бога или на дьявола…я становлюсь игрушкой в его руках. Безропотной. Покорной. Готовой лишь дарить наслаждение. Спасите меня! Нет! Нет…не спасайте…Я дышу лишь рядом с ним. Я дышу лишь когда он позволяет дышать…»

Меня бросило в дрожь от этих слов, безысходности и страсти сквозившей в них…мне показалось, что я могла бы написать тоже самое…
…Я дышу лишь когда он позволяет дышать…
Шум дождя вывел меня из раздумий и я подошла к окну, чтобы закрыть его. Порыв ветра снова взметнул шторы и мне вдруг почудился голос, звучащий в нем.
— Иди ко мне-е-е…
Я захлопнула створку, обрывая этот пугающий призыв и плотно задернула шторы.

На следующий день, я отправилась прямо в гостиницу, где проживал загадочный миллионер. Конечно глупо было надеяться, что он захочет со мной встретиться, но все же…
Меня встретили холодно. Еще бы! Какая-то местная писака к такому человеку! Но администратор гостиницы все таки позвонила его секретарю и объяснила ситуацию.
— Сейчас к вам спустятся. — недовольно произнесла женщина, ведя себя так, будто работая в этой гостинице, она сама стала миллионершей.

Я прошла к белоснежному дивану, стоявшему в холле и присела, не обращая внимания на ее взгляды. Внутри гостиницы было безлюдно и тихо, что и не удивительно если представить цену за номер. Я просидела минут с двадцать когда ко мне наконец спустилась молодая женщина в строгом костюме и представилась:
— Роза Стенли, секретарь Анжа Доунсона. Чем могу быть полезна?
— Вы говорите по русски? -удивилась я, разглядывая ее идеально белую рубашку и зачесанные в тугой узел, темные волосы.
— Да, конечно. — улыбнулась она. — Вас это удивляет?
— Ну может немного… А с самим господином Доунсоном я не могу поговорить?

— У него очень много дел. — спокойно ответила она, давая мне понять, что шансов у меня нет никаких. — Вы можете задать все интересующие вопросы мне…ммм…госпожа…
— Называйте меня просто Кристина. — сказала я и поняла, что вряд ли мне удасться узнать что-то стоящее. — Скажите, какое отношение господин Доунсон имеет к поместью стоявшему на месте, где сейчас ведется строительство?
— Эта земля принадлежала его предкам. Но конечно мистер Доунсон внес достаточно большую лепту в казну вашего города, прежде чем начать заниматься землей.
— Может вы знаете почему это имение называлось «Холодный угол»? — спросила я и обратила внимание на то как странно забегали ее глаза.
— Этого я не могу вам сказать. — Роза Стенли нервным движением поправила воротничок рубашки. — Я не знаю.

Я вдруг краем глаза заметила какое-то движение вверху. Незаметно я подняла взгляд и увидела мужчину, стоявшего на втором этаже, огороженном стеклянной перегородкой. Его силуэт был бы незаметен, если бы не черный костюм, резко бросавшийся в глаза.
— Вас интересует что-то еще? — нетерпеливо поинтересовалась Роза Стенли и я отвела взгляд от мужчины, пытающегося казаться незаметным.
— Могу ли я посетить строительство? — задала я самый главный вопрос.
— Нет. — твердо ответила она, но тут у нее зазвонил телефон и она отошла на пару шагов, сказав: — Минуточку…

Секретарша подобострастно кивала и что-то быстро говорила в трубку, из чего я сделала вывод, что ей звонил ее босс или как там у них это называется. Голова моя снова задралась вверх и я удивленно отметила, что незнакомец на втором этаже тоже говорит по телефону. Неужели?!

Анж Доунсон. Собственной персоной. Но сколько я не напрягала зрение, мне не удалось разглядеть его лица. Вот он убрал телефон и исчез за прозрачными дверями лифта, который сразу же поехал вверх, а Роза вернулась ко мне и явно скрывая свое недовольство, вежливо сказала:

— Мистер Анж Доунсон приглашает вас завтра посетить строительство, где будет присутствовать сам и с радостью ответит вам на все ваши вопросы. Всего хорошего.
Она слегка наклонила голову и развернувшись, пошла к лифту. Я удивленно провожала ее глазами и недоумевала отчего такое отношение? Ей какая разница если я увижусь с этим Доунсоном? Да и черт с ней, главное я добилась того, чего хотела.
Выйдя из гостиницы, я вдруг почувствовала неприятный холодок за спиной, будто кто-то смотрел мне вслед, но обернуться отчего-то побоялась. Завтра я попаду наконец в «Холодный угол». Что ждет меня там? И знает ли этот Анж Доунсон, что разбуженное мною зло, витает над землей его предков?..

Я лежала в кровати и мое сердце выбивало дробь от тех строк, что писала бедная девушка, смятая ужасной силой и погибшая от нее. Я прекрасно понимала, что ничем не отличаюсь от нее, но в тот момент, когда сильные руки демона из «Холодного угла», затащили меня, ползущую по ветвям в спальню и наши глаза встретились, мне показалось, что он чувствует! Чувствует тоже, что и я! Но нет…это всего лишь игра. Игра зла, соблазняющего и равнодушного, страстного и безразличного… Проклятого Богом и клубящегося неизменными желаниями под сводами древнего дома…

» Мой милый друг, моему повелителю нравится когда я стою перед ним на коленях, покорно опустив голову и ожидаю его пожеланий… Он прекрасен! Мой Бог, как же он прекрасен! Я всегда целую его ноги перед тем, как он начнет любить меня, прижимаюсь щекой к его животу, чувствуя как он просыпается и погружаюсь в эту сладкую трясину страсти как одержимая…»

Как одержимая… Я размахнулась и швырнула дневник в стену. Его листки разлетелись по комнате, падая на пол, на кровать и на мои вздрагивающие плечи…

Разбудил меня звонок телефона. Он настойчиво дребезжал до тех пор, пока я не сползла с кровати и не взяла трубку.
— Да…я слушаю.
— Доброе утро Кристина. — знакомый голос в трубке звучал слегка высокомерно. — Это Роза Стенли.
— Да, да я узнала.
— Анж Доунсон ждет вас к одиннадцати. Не опаздывайте.

В трубке раздались гудки и я с раздражением поняла, что эта секретарша меня ни в грош не ставит. Проговорила скороговоркой и отключилась, будто ей и разговаривать со мной было в тягость.
Я приняла душ, выпила кофе и решила не заморачиватся завязав хвост темной резинкой. Белая футболка, голубые джинсы — всё, что было на мне, не смотря на предстоящую встречу с миллионером. Засунув в сумку фотоаппарат и диктофон, я вышла из дома без пятнадцати одиннадцать.

— Журналистка? — вальяжно поинтересовался охранник, жуя жевательную резинку.
— Она самая. — я немного нервничала и его медлительность меня раздражала. — Пройти можно?
Он еще раз окинул меня бульдожьим взглядом и открыл прорезанную в железных воротах калитку. — Иди.

То, что открылось мне — было грандиозно… Теперь понятно, почему Анж Доунсон не говорил о своей находке! Дом был полностью освобожден от земли и нависал над озером, поблескивая новыми стеклами. Его очищенный от ветвей и корней фасад был еще не реставрирован, но судя по темпу работ, до этого оставалось не много времени… Я с восторгом и некоторым трепетом смотрела на это длинное, величественное строение и недоумевала: отчего миллионер согласился принять меня и раскрыть тайну дома?
— Кристина Сергеевна! — женский оклик раздался со стороны дверей дома и я посмотрела в ту сторону.

Секретарша махала мне рукой, выглядя при этом не очень гостеприимно. Я подошла к ней и вежливо поздоровалась, надеясь, что она все таки перестанет смотреть на меня волком.
— Проходите в дом. — сказала она, игнорируя мое приветствие и я решила больше не стараться наладить с ней общение — пусть витает в своих облаках!

Меня снова затрусило от воспоминаний пережитого в этом доме и мне на минуту захотелось убежать куда-нибудь подальше. Двери, ведущие во внутрь дома были новые, украшенные затейливой резьбой и от них еще исходил слабый запах лака. Роза Стенли легко отворила их и войдя, обернулась, приглашая меня идти за ней. Глаза ее странно блеснули и я во второй раз захотела уйти… Любопытство пересилило и я перешагнула порог «Холодного угла»…

Теперь он мало напоминал тот загадочный и мрачный «мавзолей», в который я пробиралась через окно, цепляясь за ветви. Большой холл, из которого вели три двери, был выкрашен в бежевые тона, а барельефы казались совершенно новыми. Я лишний раз убедилась в том, что деньги могут все…

Темно-розовые букеты стояли в углах этой светлой комнаты и источали умопомрачительный аромат, от которого сладко замирало сердце. Я покосилась на Розу и та, насмешливо глянув на меня, пошла к дверям. Мы зашли в коридор, который тоже претерпел разительные изменения, начиная от начищенного паркета и заканчивая новыми коврами. Единственное, что не изменилось, так это шелковые шторы, развевавшиеся на арочном проеме, ведущем в комнату с роялем. Сейчас они конечно были новыми и белоснежными, но ощущения при виде них у меня были прежние. Ветер, врывающийся в открытые окна, колыхал их и я видела в просвете между ними рояль, который так и стоял на своем месте…

Мы направлялись именно туда и мои ноги с каждым шагом становились все тяжелей.
Возле окна стоял мужчина спиной к нам, скрестив руки за спиной и что-то в его осанке заставило меня чуть попятиться назад, переполнившись жаром, окатившим меня с головы до ног.
— Ну здравствуйте Кристина Сергеевна. — глубокий голос заставил меня вздрогнуть. Я отказывалась верить в происходящее и посмотрела назад, потеряв из видимости секретаршу, но она исчезла…

Мужчина повернулся ко мне и я еле сдержала крик. Властное лицо моего страшного любовника было словно высечено из камня. Его глаза все также проникали в душу, а чувственные, полные губы казались мягкими и безумно желанными…
— Будем знакомы? Анж Доунсон к вашим услугам.
Он издевался и я замечала это по наклону его головы, по насмешливому блеску его глаз. — Как вам мой дом?

— Вы постарались. — выдохнула я, не соображая, что делать дальше и где искать спасения.
— О да! — кивнул он, рассматривая меня как микроб под микроскопом. — Я всегда довожу начатое до конца.
— Похвальная черта. — я тряслась от страха, глядя на него, освещенного лучами обеденного солнца, что не мешало ему выглядеть так же мрачно и зловеще, как и в темноте.
— Почему вы согласились показать мне дом?
— Мне нечего скрывать…тем более от вас, Кристина…

Он направился ко мне и я отчаянно захотела оказаться где-нибудь далеко отсюда, сжавшись возле стены и в то же время расплываясь от желания его ласк. Все вернулось и знакомые ощущения страсти и готовности делать все, что он захочет, охватили меня. Я нуждалась в нем и боялась до одури.

— Хватит игр. — грубо сказал он, приближаясь неумолимо как снежная лавина. Зло не боялось солнца и его лучи лишь подчеркивали его красоту и мощь. — Больше ты не убежишь от меня.
— Извините…но я думаю мне пора… — промямлила я и сама услышала как по дурацки звучат эти слова.
— Иди.
— Что? — не поняла я.
— Ты можешь идти. — снова повторил он.

Я развернулась и пошла к двери, но только лишь для того, чтобы вернуться обратно и упасть в его ждущие руки, вдыхая аромат его тела. Вдыхая аромат зла…
— Правильное решение. Ты должна слушать лишь меня.
Он подхватил меня и усадил на рояль, стаскивая узкую футболку и легко касаясь своими полными губами моей шеи.
— Пора отблагодарить меня за терпение. — прошептал он. — А мое время стоит очень дорого…

Я скользила спиной по гладкой поверхности рояля и ветерок из открытых окон, холодил мою разгоряченную кожу. Нависший надо мной демон был восхитителен…его искаженное страстью лицо, походило на изысканное изображение ангела, а его хриплые стоны казались мне самой сладостной музыкой. Серебристая испарина над верхней губой, длинные ресницы, вздрагивающие при каждом толчке, длинные пальцы, оставляющие на моем теле свои отметины… Он приподнимал меня и прижимался губами к моим губам, своей грудью к моей груди и мои ноги обхватывали его бедра, как когда-то ветви ползучих растений, обвивали этот дом…
Я лежала голая на рояле, а он сидел рядом и водил пальцем по моей влажной коже, отчего я вздрагивала и трепетала, не сводя глаз с его красивого профиля…

Он отпустил меня. Спокойно, с некоторым безразличием, будто это и не он полчаса назад ласкал меня горячим языком, облизывая как сливочное мороженое. Он знал, что теперь я никуда не уйду, а если и уйду, то он найдет меня где бы я ни была.
Я стояла под душем и перед моими закрытыми глазами мелькали его губы — влажные и слегка приоткрытые, обещающие наслаждение. Он посадил меня в машину под недовольным взглядом его секретарши и его шофер отвез меня домой. Интересно, он тоже трахает ее на рояле?..

Вдруг в мои мысли пробрался посторонний звук, доносившийся из-за дверей ванны и я похолодела. Что это? Дверь неожиданно распахнулась и я испуганно вскрикнула, увидев Анжа…он был похож на зверя. Его глаза горели диким огнем, а ноздри трепетали от возбуждения.
— Я хочу тебя прямо сейчас! — зарычал он и прямо в костюме забрался под душ, разворачивая меня к стене и наполняя собой. — Чёрт! Чёрт! Чёрт!
Его пальцы мяли меня как поролоновую губку, а губы яростно шептали мне в ухо:
— Говори, что ты моя! Говори!
— Я твоя…твоя…
Несколько сильных толчков и я забилась, придавленная им к стене, чувствуя как он мощно кончает, прошипев ругательства.

Он ушел резко как и появился, мокрый и тяжело дышащий, оставив меня дрожащую от возбуждения, непонимающую, что произошло. Кто сейчас был со мной? Демон? Анж Доунсон?… А разве была разница какое обличье принимал хозяин «Холодного угла»…

Завернувшись в халат, я легла на кровать и мой взгляд упал на дневник княгини Зотовой. Я не хотела его читать. Я боялась прочитать в нем свой конец…
Сны хаотично наплывали на друг-друга, мелькая яркими пятнами и я постоянно просыпалась от непонятной тревоги. Мне казалось, что в спальне кто-то есть и я постоянно вглядывалась в темноту, думая, что увижу Анжа…

Утром из редакции позвонила Лера и возбужденно спросила:
— Ну что? Видела миллионера?!
— Видела… — я зевнула и вспомнила Анжа, прижимавшего меня к стене ванной. Низ живота моментально свело от возбуждения.
— И как он? Хорош? — Лера решила пытать меня.
— Да, очень. — ответила я и это была истинная правда.
— Бл-ин, ну почему это не я пишу колонку об этом дурацком городе? — заныла она. — Ну ничего, я постерегу его возле гостиницы! Все таки у меня тоже есть удостоверение журналиста! В своем лучшем платье!

Она что-то еще тарахтела в трубку, но я ее не слышала, представляя как Анж увидит ее, повезет в «Холодный угол» и трахнет на рояле…
— Мне некогда, Лера. Созвонимся позже.
Я нажала на отбой и ее голос оборвался. Мне нужно было узнать кто он. Или я сойду с ума. Чтобы бороться со злом, нужно знать о нем все…

Библиотекарша удивилась моему запросу и ее седые брови встали домиком. — Демонология? Зачем она вам?
Но потом она стушевалась, понимая, что по большому счету это не ее дело. — Извините.
— Для меня это всего лишь информация! — улыбнулась я. — Мне нужно много подробностей для моих статей.
Хотя какие это должны быть статьи, в которых использовалась информация из книг по демонологии!
— Есть у нас пара книг…я принесу, может они вам помогут. — библиотекаршу казалось удовлетворило мое объяснение.

Я вспомнила книгу, найденную в доме, но никак не могла вспомнить что было написано в ней… Про демона собирающего души…
— Вот, пожалуйста. — женщина появилась из-за пыльных стеллажей и протянула мне три книги в темных переплетах. — Вы возьмете с собой или будете читать здесь?
— Я почитаю в библиотеке.
Я устроилась возле окна и принялась искать хоть что-нибудь, что помогло бы мне разобраться.

Перелистав кучу страниц, я наконец нашла кое-что, что заинтересовало меня.
Точно! В Бестиарии было именно это определение — Собиратель душ…
Я принялась жадно читать мелкие строки, не замечая ничего вокруг…
Собиратель душ родился от Дьявола и ведьмы в последнюю, ненастную ночь октября. Вся нечистая сила, колдуны и ведьмы собрались поприветствовать его… Младенец был прекрасен и Дьявол насмехаючись над святостью, назвал его Ангел…
— Анж… — прошептала я. — Ангел…

Дьявол наделил сына властью собирать души, соблазнять и сводить с ума женщин, которые попадаются на его пути. Противостоять ему невозможно, ибо от его яда нет противоядия.
Младенец рос вдалеке от людей, набираясь сил, подаренных ему отцом, под чутким покровительством его матери и черного колдуна, которого Дьявол сам назначил опекуном своего сына.

Деньги, власть, развлечения — все подарил ему его отец,восхищаясь талантом своего отпрыска и по достижению им тридцатилетия, его силы достигли своего пика. Женщинам, которые попали под влияние Ангела, оставалось только молиться Богу о своем избавлении, но они все больше попадали под влияние его чар и не спешили покаяться Отцу Небесному, поддаваясь пагубной страсти.
Я закрыла книгу и уставилась в окно, переваривая прочитанное и приходя в ужас от того, что это зло действительно существует. Но больше всего меня пугало то, что его невозможно было побороть…

Я вдруг почувствовала желание умереть, где-то в глубине души зазвенела тонкая струна, а в голове зазвучал голос:
Если ты умрешь, ему не достанется твоя душа… Пока еще не поздно…
Я вышла из библиотеки и пошла по узкому тротуару, глядя себе под ноги и отчаянно размышляя о своем будущем.
— Сядь в машину.

Этот приказ прозвучал так неожиданно, что я резко остановилась и удивленно посмотрела на автомобиль, остановившийся рядом. За рулем сидел Анж и его глаза прикрывали темные очки с абсолютно непрозрачными стеклами. Я моментально вспыхнула, вспомнив вчерашний вечер и почувствовала как щеки покрывают красные пятна.
— Сядь в машину. — снова сказал он и я на ватных ногах пошла к автомобилю, с ужасом понимая, что передо мной сын Дьявола!
Как только я захлопнула дверцу, машина сорвалась с места и понеслась по городу.

Я смотрела на его четкий профиль, красивые руки и уже горела в ожидании и предчувствии, позабыв о предостережении в книге ибо сила его притягательности была воистину огромна. Мне было все равно куда мы едем, я хотела просто заняться с ним любовью на этих кожаных сидениях и снова почувствовать его внутри себя.

Мы приехали в «Холодный угол» и Анж открыл передо мной дверцу. Я вышла и последовала за ним, молчаливо направляющимся в сторону дома. Заговорил он со мной в гостиной, не поворачиваясь и стоя ко мне спиной.
— С этого дня ты будешь жить здесь. И я сейчас не желаю слушать никаких возражений, и никаких вопросов. Я так решил. Тебя не должна касаться моя личная жизнь и мое времяпровождение.
— Я не могу жить здесь! — прошептала я, пораженная его словами. — Нет! Зачем все это?

— Скажи спасибо, что я сохранил тебе жизнь. — перебил он меня и повернулся, глядя в упор своими страшными глазами. — Запомни, я могу уничтожить тебя в любой момент, так что советую тебе быть умнее и не принимать поспешных решений.
— Можно мне задать тебе один вопрос? — я трусилась как кролик, пойманный хозяином за уши для жаркого.
— Да. Спрашивай. — он не сводил с меня глаз и терпеливо ждал.
— Почему ты не убил меня? Моя душа не нужна тебе?
— Это уже два вопроса. — он обошел меня и стал сзади. — Пока мне интересно играть с тобой — ты будешь жива. Ведь ребенок не ломает любимые игрушки… А твоя душа вскоре тоже пополнит коллекцию моего отца. Ты ведь знаешь кто он?

— Знаю… — я ощутила его руки, которые прижали меня к мужским бедрам, а потом скользнули под юбку, лаская и без того возбужденную плоть.
— Иди в спальню, я скоро приду… — он поцеловал меня в плечо и убрал руки, вызывая во мне протест. — Я надеюсь ты помнишь куда идти?
Ещё бы! Мне кажется я никогда не забуду этого места, где он взял меня в первый раз на старых простынях.
Слегка пошатываясь от чувственной неги, я пошла к дверям, из которых вдруг вышла Роза Стенли. Ее лицо пылало, а губы были плотно сжаты. Она подслушивала!

Я уже почти закрыла за собой дверь, как услышала ее голос.
— Мой господин, а что эта женщина делает здесь?
— Она будет здесь жить Роза. — ответил он. — Прошу, займись своими делами.
— Да мой господин.
Почему она обращается к нему так? Неужели и ее он сломил как и остальных девушек? Так же как и меня? Это ужасно! Но почему-то я не испытывала к нему отвращения. Просто не могла.

Спальня тоже преобразилась до неузнаваемости. Большая кровать с белоснежными простынями, была предусмотрительно расстелена и я снова покраснела. Меня здесь явно ждали. Новая мебель, шикарные ковры, свежие цветы в вазах… Дом совершенно потерял свою таинственность и его облик изменился. Он помолодел.

Я прошлась по комнате, выглянула из окна и замерла, когда в коридоре послышались шаги.
— Тебе нравится? — Анж взял мою руку и провел языком по нежной кожей от запястья до локтевого сгиба, вызывая во мне бурю чувств и ощущений. Вопрос прозвучал двусмысленно, что нравится, его язык или новая спальня?
— Нравится… — ответила я и не обманула ни в одном из вариантов.

Его присутствие совсем лишало меня сил и я моментально загоралась как сухое полено. Приятное покалывание внизу живота, томная слабость — это лишь малое, что я испытывала просто стоя рядом.

Анж снял с меня блузку, нежно сжал соски и словно разряды тока пронзили меня, заставляя выгнуться ему навстречу. Он провел ладонью по моему животу, проскользнул за пояс юбки и всё, я практически повисла на нем, постанывая от дикого наслаждения. Наконец он задрал мне юбку и положив на широкий подоконник, начал мощно проникать в меня, вцепившись сильными руками в дерево, отчего оно громко трещало и прогибалось. Мои соски терлись по гладкой поверхности и мне казалось, что я сейчас потеряю сознание. Анж стонал все громче, пока не зарычал прижимая свои бедра к моим ягодицам, а я вскрикнула и рассыпалась на мелкие кусочки удовольствия, не желая выпускать его из себя…

Я ходила по дому в его отсутствие, любовалась природой у озера и читала книги, которых было великое множество. Иногда я слышала как он играл и эта музыка проникала в меня как мед, сладостно отзываясь в глубине моего тела…а иногда я слышала женские стоны, полные безумной страсти… Потом я видела в окно, как их увозил молчаливый водитель, но ни одну из них, я не видела более трех раз… Анж насыщался ими и забирал душу, после чего приходил ко мне и яростно любил меня, будто вымещая на мне какое-то зло…

В тот день я вернулась с озера и как только подошла к спальне, услышала женские стоны, несущиеся из комнаты с роялем. Я медленно, как завороженная, пошла по коридору и остановилась за шторами, глядя в щель между ними. Анж оперся о рояль, откинув свою красивую голову назад, а Роза стояла перед ним на коленях, лаская его языком и издавая громкие стоны удовольствия. Меня словно ударили…я больше не могла мириться с этим, а это было последней каплей, которая переполнила меня.
Я развернулась и тихо пошла по коридору, не чувствуя слез, льющихся по горячим щекам… Он не забрал мою душу, но она уже принадлежала ему… Я любила Анжа. Я любила сына дьявола…

Покинув дом в чем была, я прошла мимо охраны, зная, что никто меня не остановит и пошла в сторону дома. Безразличие накатило на меня тяжелой волной и в этот момент мне было все равно, убьет он меня или заставит лишить саму себя жизни… Какая разница, если мне изначально была уготована смерть? Теперь я была готова себе признаться, что осталась в его доме не потому, что боялась его, а потому, что надеялась…

Господи,за что?! — воскликнуло мое рыдающее сознание. Это самое страшное зло, которое может увидеть человек и которое может коснуться его… Надежда — это Дар Бога и надеяться на Дьявола — самая большая ошибка…
— Кристина Сергеевна! Кристина Сергеевна!

Я остановилась и равнодушно обернулась, не имея желания разговаривать. Ко мне быстро шла запыхавшаяся библиотекарша, прижимая руку к сердцу.
— Я увидела вас в окно…еле успела…
— Я верну дневник. Завтра… — я намерелась продолжить свой путь, но она остановила меня.
— Постойте. Дневник здесь не при чем. Я знаю кто реставрирует » Холодный угол»…
— Это знают все. — усмехнулась я. — Разве это тайна?
— Я имею ввиду не Анжа Доунсона, а… Ангела…вы понимаете?
Я замерла и уставилась на нее, словно видя впервые.
— Что вы хотите?
— Поговорить. Я могу помочь вам.

Мы сидели в закрытой библиотеке и Раиса Абрамовна (так звали библиотекаршу), не спеша рассказывала мне о себе, подливая в рюмку рябиновой настойки.

— После войны мои родители приехали в этот город, здесь я и родилась… Сколько себя помню, легенда о дьявольском месте всегда была на слуху и страх приблизиться к нему, заставлял людей обходить его стороной. Мой отец всегда был на высоких должностях и наш дом всегда посещали интересные люди. Однажды, я услышала странный разговор, в котором прозвучало странное словосочетание » Черные ангелы»…

Мне было пятнадцать лет и я заинтересованно прислушивалась к этому разговору, навострив любопытные уши. Друг отца, служивший в каком-то тайном разведывательном управлении, рассказывал, что «Черные ангелы» это что-то типа тайного ордена, поклоняющегося дьяволу. Их деятельность была полностью засекречена, ведь в нем участвовали некоторые высокопоставленные лица. Один из этих чиновников, предоставлял им информацию о действиях этого ордена, рассказывая до мелочей все, что они затевали.

По большому счету, все понимали, что это обычное мракобесие и всерьез этих «Черных ангелов» не воспринимали, пока не узнали о их связях с такими же дьяволопоклониками из Англии, что уже попахивало шпионажем. Вообщем, чтобы не доводить ситуацию до непредвиденных неприятностей, некоторых членов этого ордена, попросту арестовали. И вот тут началось самое интересное… Они наперебой несли какой-то бред о сыне дьявола, который собирает души и о том, что они охраняют место, где тот должен появиться в следующее свое пришествие. Что это за место, ни один из них не признался. Их признали невменяемыми и заперли в психушке, где они и ушли из жизни…

— Чем это может помочь мне? — я искренне этого не понимала, хотя информация конечно была занимательной.
— Один из участников этого ордена не умер. — сказала Раиса Абрамовна. — Самый молодой из них, сын главного магистра, находится в доме престарелых при клинике и возможно от него можно узнать куда больше… Я очень заинтересовалась этим делом и перерыв все архивы, нашла все имена и фамилии задержанных, в том числе и этого Кима Максимовича Зарубина…

— Вы говорили мне, что в том месте геопатогенная зона и все вещи, происходящие там имеют обычное объяснение. — невесело улыбнулась я.
— Я не думала, что ты уже попала в сети дьявола…хотела, чтоб твой интерес к этому месту пропал… Но когда ты начала интересоваться Демонологией, а потом я увидела как ты села в машину… Ангела, все стало на свои места. Нужно спасаться и искать для этого любые пути…

Здание дома престарелых, одиноко стояло посреди соснового бора, вдалеке от психиатрической клиники и заполнив немудреный формуляр, мы пошли вслед за крупной медсестрой с большими руками. Она подвела нас комнате под номером семь и постучала.
— Эй! Слышь! К тебе посетители!
Я конечно была немного шокирована таким обращением, но медсестра не обращая на нас больше никакого внимания, пошла дальше по коридору, покрикивая на стариков, жавшихся к стенам.

Раиса Абрамовна приоткрыла дверь и заглянула внутрь.
— Там так темно…
Мы вошли в комнату и я заметила пробивающийся сквозь шторы солнечный свет. Распахнув их я повернулась и сразу же наткнулась на тяжелый взгляд старика, сидевшего на кровати. На вид ему было лет девяносто не меньше.
— Здравствуйте. — четко произнесла библиотекарша, отделяя каждую букву.
— Привет. — вдруг насмешливо ответил старик, дребезжащим голоском. — Ты что язык ломаешь?

Мы удивленно уставились на него, а он явно наслаждался происходящим.
— Что хотели?
— Нам нужна ваша помощь… — начала было я, но он грубо перебил меня.
— А с чего вы взяли, что я буду помогать вам?
— Будешь. — вдруг сказала Раиса Абрамовна и тихо добавила. — Хочешь сына своего увидеть?
— Какого сына? — старик недоверчиво посмотрел на нее. — Ты что мелешь?
— Которого Лидочка родила, а ты так и не узнал об этом.

Я, честно сказать тоже удивилась немало и уже совсем другими глазами смотрела на тихую библиотекаршу.
— Лидочка… — прошептал старик и из уголка глаза потекла слеза. — Она родила сына…
— Ты увидишь его если поможешь нам. — гнула свое Раиса Абрамовна. — Я расскажу ему о тебе и он обязательно придет.
— Что вам нужно?
— Как сопротивляться Ангелу? — библиотекарша нагнулась к нему и пристально уставилась на него.
— Это невозможно. — ответил старик и его подбородок затрясся. — Он все таки пришел!
— Пришел. — кивнула Раиса Абрамовна и положив ему руки на плечи, слегка встряхнула. — Хоть что-нибудь!

Старик долго смотрел на нее своими выцветшими глазами, а потом сказал:
— Единственная возможность не умереть — зачать от него.
— Что? — я похолодела, представив такую перспективу. — Разве это возможно?
— Еще ни одна не зачала от него! — недоверчиво протянула библиотекарша. — Запутать нас хочешь?
— Возможно все. — он хитро улыбнулся. — Но только после того, как магистры «Черных ангелов», проведут специальный обряд…
— Что еще за обряд?! — я не хотела участвовать в таких вещах.
— Обряд на дьявольское зачатие. — сказал старик. — Подумай хорошенько. Смерть или зачатие.

— А почему вы думаете, что это поможет?
— Свое дитя он не тронет. Женщина выносившая ребенка от дьявольского семени для всего зла — священна. У тебя будет иммунитет.
— Может есть еще какой-либо способ? — Раиса Абрамовна явно тоже была не согласна с таким поворотом событий.
— Нет. — отрезал старик. — Только так.
— Я не согласна! Я не хочу носить в себе зло! — мне и в голову не могло прийти, воспользоваться его предложением. — Пойдемте отсюда!

— Подожди Кристина… — Раиса Абрамовна схватила меня за руку. — Не спеши… Анж вернет тебя обратно и тогда ты точно умрешь. Рано или поздно это случится…
— Что вы предлагаете? — я не хотела слушать ее, но все таки остановилась.
— Пусть они проведут этот обряд. Ты забеременеешь, а потом мы избавимся от этого ребенка. Но зло оставит печать на тебе и уже никто не сможет навредить… Слышишь?
Ее тихий голос подействовал на меня успокаивающе и я трезво посмотрела на ситуацию. Мне не хотелось умирать.

Она что-то прочитала в моих глазах и повернулась к старику.
— Как связаться с орденом?
— Я сделаю это сам. — ответил он и его брови многозначительно взметнулись. — Если я нахожусь здесь — это не значит, что я одинок.
— Как ты уговоришь их сделать это? — библиотекарша была настроена помочь мне и я была благодарна ей за это. — Они могут отказаться проводить обряд. Будет много вопросов.
— Это уже мое дело. — старик явно знал, что говорит. — Когда я увижу сына?
— Сразу после обряда.

Мы вышли из ворот и медленно пошли по аллее парка.
— Тебе нужно где-то спрятаться до обряда. — сказала библиотекарша. — Иначе заморочит тебя совсем Анж и после его чар, ты и сама идти не захочешь.
— Где же мне прятаться? — я сомневалась, что от него вообще можно было скрыться.
— У меня пока побудешь. Думаю пару дней и все получится, а за это время надеюсь Анж не найдет тебя.
Я согласилась и мы пошли к ней домой, думая каждая о своем…

Через сутки я начала сходить с ума от желания видеть Анжа, ощущать его тепло и его руки, ласкающие меня… Я проклинала себя за то, что ушла от него и мои муки были страшными. Теперь я была готова бежать сломя голову обратно и вымаливать у него прощение за свое поведение, и надеяться на его снисхождение. Когда мои обезумевшие от страсти мысли я уже переставала контролировать, в доме Раисы Абрамовны раздался телефонный звонок. Она долго говорила с кем-то, а потом подошла ко мне и сказала:
— Готовься. Обряд проведут сегодня ночью.
— Кто это звонил? — я почувствовала облегчение. Наконец-то мои муки закончатся!
— Не знаю, он не представился. Сказал, что за нами приедет машина. Мы должны подойти ко входу в парк в половину двенадцатого.
— Скорей бы все это закончилось…

Я волновалась и постоянно смотрела по сторонам, переживая, что все наши планы может прервать появление Анжа. В парке было тихо, лишь листья слегка шумели от слабого ветерка. Луна вышла огромная и пугающая, ее желтый диск плыл над городом, словно большое око, подглядывающее за ночной жизнью.
Автомобиль подъехал неожиданно и бесшумно, остановившись прямо перед нами.
Мы забрались в салон и машина сразу же тронулась с места. Перед нами маячила спина водителя, но спрашивать его о чем-либо не хотелось. Было страшно.

Ехали мы недолго, из чего я сделала вывод, что мы не покинули город. Водитель не поворачиваясь, подал нам два темных платка. — Завяжите глаза.
Мы исполнили его просьбу и я услышала как открылась дверца машины. Чьи-то руки взяли меня за запястья и легко потянули, помогая выйти из автомобиля. Эти же руки направляли меня и иногда звучал глухой голос: — Ступенька. Выступ. Вверх. Вниз…
Когда наши шаги гулко застучали по каменному полу, я отчетливо услышала приближающееся, заунывное пение.

Ощущение присутствия людей, я почувствовала сразу и тут же с меня сняли платок. Я заморгала, немного ослепленная пламенем горящих свечей, а потом увидела, что в большой комнате, похожей на полуподвальное помещение находится около десяти человек в темных балахонах. Лица их были прикрыты капюшонами, да я и не старалась их разглядеть.
— Подойди сюда.
Этот голос прозвучал как приказ и я неуверенно подошла к говорившему.
— Разденься.

Сначала я хотела возразить, но глядя на эти молчаливые «капюшоны», разделась, понимая, что я пришла сюда не просто так. Меня поставили на колени и только после этого, я заметила, что стою в середине пятиконечной звезды, внутри которой оскалилась голова козла. «Капюшоны» запели громче, а говоривший со мной, стал читать что-то, похожее на молитву. Она наростала, приобретала почти ощутимые формы и мне показалось, что какой-то холодный сгусток проник в меня через темя и застыл на уровне груди.

И тут я получила первый удар, короткой, кожаной плетью, украшенной странными знаками. Он не был болезненным, но я закричала, потому что после него, этот холодный, колючий сгусток, переместился в поясницу. Меня ударили по пояснице и сгусток подпрыгнув, переместился в живот. Удар по животу заставил эту чужеродную субстанцию раскрыться у меня внутри, обжигая внутренности страшным холодом. Я вся тряслась, меня тошнило и последнее, что я услышала, были слова, сказанные мне на ухо: — У тебя есть два дня. Зачатие должно произойти не позднее двенадцати часов вторника…

— Кристина очнись! Кристина! — меня больно хлопали по щекам и я открыла глаза.
— Ну вот…а то я начала уже переживать.
Раиса Абрамовна сидела возле меня и я поняла, что нахожусь у нее дома.
— Но как?..
— Они помогли… — прошептала женщина. — Принесли тебя сюда.
Я привстала и прислушалась к себе. Ничего не болело и чувствовала я себя прекрасно.
— Как ты? — Раиса Абрамовна заботливо взбила мне подушку. — Ложись.
— Нет. Я пойду. — я встала и вполне твердым шагом пошла к выходу. — Не нужно, чтобы Анж появлялся здесь.
— Может ты бы еще полежала?
— Нет, я себя хорошо чувствую. Я позвоню завтра.
— Обязательно! Слышишь, обязательно!
Мы обнялись и я вышла из квартиры.

Когда я подошла к своему дому, меня ослепил свет фар, направленных прямо на меня. Я закрыла глаза ладонью и сразу же услышала знакомый голос.
— Где ты была?
— Гуляла. — я убрала руку и прищурившись, посмотрела на темный силуэт, освещенный ярким светом.
— Гуляла? — Анж схватил меня за плечо и вытолкнул из освещенного пятачка в темноту. — Ты гуляла два дня?
— Да. Мне было скучно. — мне было очень страшно, но я старательно это скрывала.
— Это первый и последний раз. — зарычал он, схватив меня ща шею. — Я больше не буду это терпеть.

Он запихнул меня в машину и нервно повернул ключи в зажигании.
Я молча сидела рядом, не поворачивая головы и не понимала почему он так реагирует. Если я вызываю в нем раздражение, почему он не убьет меня?
Я все таки не выдержала и посмотрела на него, любуясь прекрасным профилем и надеясь на то, что он затащит меня в спальню и сделает все, что приводит меня в трепет…

Он остался в спальне, но лишь для того, чтобы наказать меня за побег. Протащив за руку по коридору, он втолкнул меня в комнату и зашел следом. Его одежда полетела на пол и обнаженный, он раскинулся на подушках.
Я стояла перед ним, охваченная жестким приступом желания и не знала, что делать с его молчанием. А он не спешил разговаривать со мной, глядя в стену тусклыми глазами.
— Я жду. — его голос заставил меня вздрогнуть. — Покажи мне как ты раскаиваешься.

Сладким спазмом моментально свело низ живота и я осторожно приблизилась к кровати, все еще не понимая, что он конкретно хочет, чтоб я сделала. Анж молчал и я подползла к нему как кошка, уткнувшись носом в ямку над ключицей. Несмело прикоснулась губами к его коже и провела языком по груди, целуя сосок. Ниже, ниже…его живот напрягся пока я оставляла на нем мокрые дорожки. Когда мой язык наконец добрался к члену, щекотавшего мою грудь, он застонал и схватил меня за волосы.
Я даже не поняла как оказалась полностью раздета и наши сплетенные тела покатились по широкой кровати, нарушая тишину громкими вздохами и стонами.

На следующий день случился первый инцидент, который немного напугал меня. Я сидела возле рояля и легко перебирала пальцами клавиши, когда в комнату вошла Роза Стенли.
— Убери руки от рояля! — вдруг прошипела она и толкнула меня с такой силой, что я упала и ударившись затылком об пол, потеряла сознание.

Пришла я в себя уже в спальне, от того, что кто-то протирал мое лицо влажным, прохладным полотенцем и когда мой взгляд сфокусировался, я увидела Анжа.
— Что случилось? — грозно спросил он, как только наши глаза встретились.
— Я упала. — вяло ответила я. Какой смысл говорить ему о Розе, если у них любовная связь? Вряд ли это что-то изменит…тем более, я в этом доме никто, а с ней он практически не расстается.
— Ты просто упала со стула? — брови над его мертвыми глазами, не выражавшими никаких эмоций, взметнулись домиком. — То есть, ты сидела на стуле и упав с него потеряла сознание?
— Да. — кивнула я. — Так и было.

Он не поверил, но допытываться не стал.
— У тебя болит что-нибудь?
— Голова немного…
— Я позову врача.
— Не нужно. Со мной все в порядке.
Анж вдруг сжал мою руку и вышел, оставив меня в недоумении — это простое пожатие было намного интимнее всех ласк, которые он дарил мне.

Больше меня никто не тревожил и я проспала до следующего утра, видя во снах перекошенное ненавистью лицо Розы Стенли.
Голова прошла, но шишка все еще была довольно болезненна и я не стала закалывать волосы, оставив их распущенными. В спальню вошел Анж и спросил:
— Как ты себя чувствуешь?
— Хорошо…спасибо…
— Поехали съездим в одно место. — он протянул мне руку и я вложила в нее свои пальцы, даже не думая спрашивать куда он хочет поехать, а тем более перечить ему.
Он вывел меня из дома, держа за руку и на выходе мы столкнулись с Розой Стенли, которая только что вышла из машины. Она насмешливо посмотрела на меня, справедливо считая трусихой и как кошка мяукнула Анжу:

— Доброе утро, господин.
— Я скоро приеду. — резко ответил он и мы пошли дальше.

Машина остановилась возле ювелирного магазина и я занервничала. Что происходит?
Анж помог выйти мне из автомобиля и снова взяв за руку, повел к дверям магазина.
— Мой заказ. — обратился он приказным тоном к девушке-продавщице и та сразу же достала из под прилавка бархатный футляр, с золотым тиснением.

Анж подвел меня к зеркалу и я услышала как сзади щелкнул замочек. Мои глаза увеличились в размерах, когда на мою грудь легло прохладное золото ожерелья, украшенное камнями. Он нагнулся ко мне, застегивая его на моей шее и прошептал:
— Рубин олицетворяет страсть и способен приносить счастье в любви. «Если хочешь добиться взаимности, подари той, к которой склоняется твое сердце, рубин цвета пламени и разожжешь в ней любовь»…

А гранат — камень любви, который способен возбуждать любовные страсти и веселить душу… персидский поэт Хафиз писал, что: «как солнечный луч воспламеняет гранат в твоем перстне, так сердце мое разжигает любовь»…
Он поцеловал меня в шею и знакомые дорожки электричества пробежали по моей спине. «Если хочешь добиться взаимности…»
Нет…нет…этого не может быть…мне показалось.

Я вышла на солнечную улицу и остановилась возле автомобиля, ожидая Анжа. Легкий ветерок обдувал мое лицо и играл волосами, отчего я блаженно жмурилась и улыбалась.
— Крис! — я вздрогнула и посмотрела на улыбающегося парня, направляющегося ко мне.
— Игнат, привет!
Кудрявый, младший редактор присвистнул, глядя на ожерелье. — Ого! Откуда такое богатство?
— От верблюда. — пошутила я и слегка обняла его, когда он потянулся, чтобы поцеловать меня в щеку.
— Отойди от нее! — гневный рык Анжа нарушил прелесть нашей дружеской встречи и

Игнат немного удивленно и испуганно, поднял руки.
— Ты чего друг? Мы просто друзья, работаем вместе!
— Я сказал отойди от нее! — Анж встал между нами и я испугалась, что если он снимет очки, Игнат увидит его глаза.
— Все-все! Я пошел! — Игнат отошел подальше и крикнул: — Крис, позвони когда его не будет рядом!
— Кто это? — Анж сжал мою руку и я вскрикнула от боли.
— Мы работаем вместе! Это младший редактор!

— Поэтому он обнимал тебя?! — он снял очки и увидела, что серая дымка, обволакивающая его глаза исчезла и теперь по ним пробегали голубоватые змейки электричества.
— Ты ревнуешь! — я сама обалдела от своей смелости, но продолжала. — Ты не уверен в своей власти надо мной, Анж?
— Что ты себе позволяешь?! — заревел он, но потом взял себя в руки и прошипел: — Сядь в машину!
Я смело посмотрела в его глаза, не понимая зачем дразню его и забралась в салон автомобиля.

Анж давил на газ и машина мчалась по шоссе, пока не влетела в лес, выбрасывая из под колес комья земли. Он вышел и открыв дверь с моей стороны, вытащил меня из машины. Глаза его горели бешеным огнем и мне стало страшно.
— Это ты, сомневаешься в моей власти над тобой! — зарычал он, срывая с меня платьем одним легким движением. — Я слишком многое позволяю тебе! Но запомни — ты, лишь моя игрушка и то, что ты до сих пор жива, не твоя заслуга, а мое терпение!
Он толкнул меня и я упала на траву, сдирая локти и колени. Анж резко приподнял меня и вошел сзади, сжимая мои ягодицы. Что-то мощное и сладкое обрушилось на меня, не сравнимое ни с чем, что было до этого и я закричала от чувств, разрывающих меня.
— Ты еще не знаешь моей власти, дурочка! — рычал он, взрывая в моем теле салюты. — Ты не знаешь моей власти!

Я шла по коридору, завернувшись в его рубашку и снова столкнулась с Розой. Она уставилась на меня, почти голую, со стесанными, зелеными коленками и ее взгляд загорелся ненавистью, которая переросла в бешенство, стоило ей заметить ожерелье на моей груди. Она резко пошла вперед, толкнув меня плечом так, что я ударилась спиной о стену. Почему Анж держит ее возле себя и не убивает? Чем она отличается от других душ? Такая же игрушка как и я? Вопросы…вопросы… Но одно я знала наверняка — я вывожу Анжа из себя. Он теряет свое ледяное спокойствие рядом со мной…

После того как Анж подарил мне ожерелье и показал в лесу силу своей страсти, прошло две недели. Он не приходил ко мне и я, ослепленная ревностью, плакала в спальне, слушая женские стоны, разносившиеся по всему дому. Какой же дурой нужно быть, чтобы поверит в то, что он что-то чувствует ко мне! Наивная, нелепая дура! Разве он может что-нибудь чувствовать, появившись на свет из дьявольского семени?

Теперь я горела желанием знать, беременна я или нет, чтобы после того, как уничтожу его выродка, вырвать Анжа из сердца с мясом и кровью! Я уеду отсюда, возможно даже в монастырь, но никогда не останусь в одном городе с ним!
Сколько я не звонила Раисе Абрамовне, она не подходила к телефону и я начинала переживать. Может что-то случилось? Может Анж узнал, что я скрывалась у нее и убил? Мне не хотелось в это верить…

Утро субботы выдалось солнечным и в то же время дождливым. Набегала тучка и веселые капли, сверкали бриллиантами в ярких лучах, падая на зеленую листву. Я сидела возле окна, когда на подоконник вдруг села ворона. Она посмотрела на меня, хрипло каркнула и улетела. И тут раздался такой шум крыльев, что мне показалось, будто возле дома летит самолет. Воронье слеталось отовсюду, их черные, глянцевые крылья мелькали перед моими глазами и я испуганно отпрянула от окна. Птицы облепили подоконник, некоторые влетели в комнату, усаживаясь на мебель и я выскочив оттуда, побежала на улицу. То, что я увидела там, было невероятно! Вся крыша дома была облеплена этими страшными птицами, отчего казалось, что она шевелится.

Вдруг я почувствовала чье-то присутствие и обернувшись увидела Анжа. Он стоял за моей спиной и смотрел на крышу, его брови были нахмурены.
— Что это? — прошептала я.
— Знак. — ответил он. — просто я пока не пойму какой. Зайди в дом.

К вечеру, красивые, дождливые облачка сменились черными тучами, которые обещали бурю. Я лежала в кровати, у меня был жар и все тело ломило как при простуде. Где же я умудрилась?
Дверь открылась и в спальню вошел Анж. Он стал возле кровати и уставился на меня своими глазами. Я настолько плохо себя чувствовала, что даже поворачивая голову, чувствовала боль.
— Встань. — приказал он. — Я хочу, чтобы ты поприветствовала меня как положено.
Я откинула одеяло и с трудом села, ощущая как горит моя кожа, особенно на животе.
— Я не вижу радости. — он двумя пальцами поднял мое лицо. — Раздень меня.

Я поднялась и принялась расстегивать пуговицы его рубашки, дрожащими руками. Они выскальзывали из пальцев и Анж оттолкнул меня.
— Что происходит?!
Он сгреб шелк моего пеньюара в кулак и вдруг резко отдернул руку. Я с ужасом смотрела на его раскрытую ладонь, которая была в крови. Анж резко задрал пеньюар и я испугалась, увидев его глаза. Я опустила голову…
На моем животе пульсировал какой-то знак, из которого сочилась кровь.
— Знак Шакала! — Анж посмотрел на меня и его глаза стали похожи на два черных омута. Глубокие и страшные, они как темные колодцы затягивали в себя. Я не выдержала его взгляда, источавшего мощную энергию и потеряла сознание.

Очнулась я быстро, но Анжа в комнате уже не было. Я лежала на кровати, накрытая одеялом, свет не горел, лишь настольная лампа отбрасывала оранжевый полукруг. С замиранием сердца, я откинула одеяло и задрала пенюар…на животе ничего не было…
— Исчез?

Я нервно подскочила. Анж оказывается был в комнате и стоял у окна, глядя на мигающие молнии.
— Да…
— Кто тебе рассказал о обряде зачатия? — его голос был спокойным, но я не доверяла этому спокойствию.
— Какая разница. — я не собиралась подставлять Раису Абрамовну.
— Ты знаешь, что я теперь никогда не отпущу тебя? Этот ребенок связал нас навсегда.
— Я знаю…
Он больше ничего не сказал и так долго посмотрел на меня, что я не выдержала и отвернулась. Анж вышел, тихо закрыв за собой дверь.

Буря ревела всю ночь и даже утром не ослабила своей силы. Я смотрела как струи дождя, похожие на серебряные спицы вонзаются в землю и думала о том, что не смогу избавиться от этого ребенка. Я не смогу его убить, кем бы он не был…
Я вышла из спальни и пошла в библиотеку, надеясь отвлечь себя чтением от грустных дум и чем ближе я приближалась, тем отчетливее я слышала голоса, доносящиеся оттуда.

— Роза, хватит! Это случилось и ты должна принять это! — незнакомый, женский голос был твердым и немного раздраженным. — Давай закончим этот разговор!
— Но почему она?! Почему не я?! Тори, ты прекрасно знаешь, что я подхожу больше! — Роза была на грани бешенства. — Я всю жизнь готовилась к этому!
— Может ты и подходишь больше, но мой сын тянется к этой женщине, а это главное! — незнакомка видимо теряла терпение. — Ты слишком увлеклась Анжем, Роза! Как ты могла? Ты ведь не обычная девка, которых он имел, а потом отправлял на небеса!
— Да он просто завел себе игрушку, Тори! — выкрикнула Роза. — Он не может любить!
— Я думаю мне все таки видней! — резко ответила ей незнакомка. — А теперь иди и займись чем-нибудь!

Я быстро побежала назад и скрылась за дверями спальни. Кто это? Что за женщина говорила с Розой? Мать Анжа? Черная ведьма, получившая бессмертие за рождение сына самому Сатане? Но самая сладкая мысль билась у меня внутри — Анж любит меня! Это невероятно!
Меня снедало любопытство, хотелось хоть глазком посмотреть на мать моего любовника… Она появилась здесь не случайно… Видимо Анж сообщил ей о ребенке…
Ну что ж, оставалось лишь ждать…

День я провела в одиночестве. Еда, как всегда принесенная молчаливым слугой, казалась пресной и я отставила ее подальше от себя. Мне было скучно, а Раиса Абрамовна так и не брала трубку. К вечеру я немного задремала и мне приснился ужасный сон…

Я стояла возле комнаты с роялем и чудесная музыка наполняла меня своим волшебным звучанием. Сквозь прозрачные шторы, я заметила какое-то движение и несмело шагнула туда, надеясь увидеть Анжа. Он стоял ко мне спиной, обнаженный, а его красивый торс обвивали длинные ноги Розы. Она царапала его спину длинными ногтями, голова ее была запрокинута назад, а глаза закрыты. Бедра Анжа ритмично двигались, пронзая ее мокрое от пота тело и она хрипло стонала, подаваясь ему навстречу. Вдруг ее глаза распахнулись и я отшатнулась, испугавшись страшных, мерцающих, вытянутых зрачков. Она оскалилась и прошипела, высовывая длинный, раздвоенный язык: — Посмотри как он любит меня! А ты сдохнешь, дешевая душонка! Сдохнешь!

Она захохотала, а я закрыла уши и закричала, рыдая так, что заболело в груди.
— Проснись! Кристина проснись!
Я вынырнула из сна, хватая воздух как утопающий и увидела перед собой Раису Абрамовну.
— Что вы здесь делаете?! Это небезопасно! — выдохнула я, срывающимся голосом.
— Успокойся Кристина, успокойся…все хорошо…

Она мне показалась какой-то странной, ее губы улыбались, а глаза изучали меня.
— Ты беременна…нужно избавляться от ребенка. Пока не поздно.
— Нет. — я инстинктивно прикрыла живот руками. — Этого не будет. Я передумала.
— Что??? Ты же знаешь, чье семя проросло в тебе!
— Нет. — твердо сказала я. — Я не буду убивать его.
— Я знала! Я знала это… — Раиса Абрамовна вдруг улыбнулась и погладила меня по щеке. — Я не ошиблась…
— Я не понимаю… — мне показалось, что происходит нечто странное. — Как вас понимать, Раиса Абрамовна?
— Хватит называть меня этим дурацким именем! — засмеялась библиотекарша и вдруг на моих глазах превратилась в моложавую, прекрасную женщину с длинными, черными волосами. — Познакомимся заново? Я — Тори. Мать Анжа.

— Я сразу заметила, что мой сын изменился. Он ждал тебя когда ты исчезла… Это тяга, которая бывает лишь один раз и вот от такого рождаются дети…Как мне было заставить тебя родить мне внука? Уговорить на этот обряд? Только убедив тебя, что это поможет избежать смерти… — Тори смотрела на меня темными, умными глазами и я не знала, восхищаться ею или ненавидеть?
— Анж знал об этом?
— Нет. Он до сих пор не может разобраться в себе, но это дело времени. Я вижу все, что происходит с ним, тем более его отец это одобрил.

— Отец? — я до сих пор не могла принять эту информацию.
— Отец. — Тори снова улыбнулась мне. — Как бы его не называли другие — он отец Анжа.
— Что теперь будет со мной?
— Теперь ничего страшного с тобой не случится. Ты будешь жить с Анжем, ростить малыша и вообщем-то заниматься всем тем, чем занимаются обычные женщины.
— А Анж?… Он будет и дальше соблазнять и… — я не могла выговорить эти слова.

— Да, он будет и дальше соблазнять женщин и забирать души. Милая, он рожден таким и таким останется вечно. Ты должна понимать, что он не человек и всегда будет служить своему отцу. — Тори смотрела на меня строго, словно отчитывала нерадивого ребенка. — А теперь вставай, тебе нужно выйти на свежий воздух и немного прогуляться. Буря закончилась, а дождь не помеха, возьмем зонтик.

Она просто заманила меня в ловушку! — думала я, натягивая джинсы и свитер. — Обманом заставила меня забеременеть от Анжа. Есть ли выход из этой ужасной ситуации? Есть ли возможность исправить то, что я натворила? Наверное нет, ведь во мне уже жила маленькая жизнь…

Мы шли с ней возле озера, когда вдалеке показалась высокая фигура Анжа. Тори помахала ему и он направился к нам.
— Гуляете? — он был без зонта и его мокрые волосы облепили высокий лоб.
— Да, погода хоть и не очень, но это полезно Кристине. — ответила Тори.

Анж вытащил из кармана пиджака руку и я с замиранием сердца увидела в ней черную, бархатную коробочку. Господи, что он собирается делать?!
Он раскрыл ее и я онемела…в коробочке было кольцо с большим, красным камнем, настолько прозрачным, что даже дождевые капли выбивали из него мерцающие блики.
— Я почту за честь, если ты согласишься стать моей женой. — сказал он и я заметила как рассеивается в его глазах серая дымка. Его взгляд был ожидающим и настороженным. Что мне оставалось делать? Сказать нет и навлечь на себя гнев его ужасных родственников? Или может я все таки надеялась на что-то? Надеялась как и все женщины…что я стану именно той, которая…
— Да, я согласна…

Он вздрогнул, но тут же натянуто улыбнулся и взяв мою холодную руку, надел на палец кольцо.
— Шикарный бриллиант! — воскликнула Тори, не скрывая своего удовлетворения. — Очень дорогой, называется «Кровь девственницы». Я поздравляю вас дети!
Она обняла Анжа, а потом меня. — Будь ему хорошей женой.
Мне показалось или это было предупреждение?

— Мама, я заберу Кристину, нам нужно кое-что обсудить. — сказал Анж и взял меня за руку.
— Да, конечно. Я оставлю вас. — Тори подмигнула мне и пошла к дому.
Анж повел меня по краю озера и остановившись возле самой воды, он взял мой подбородок пальцами и повернул мою голову в сторону дома.
— Помнишь это окно?
Я посмотрела на окно спальни и шепнула: — Да…
— Тогда я испытал неимоверные чувства… Я оказался в их власти… Я перестал играть…

Я задохнулась от этого признания, вырванного из сердца самого дьявола.
— Анж…
— Замолчи! — он прервал меня и резко убрал руку от моего лица. — Ты не знаешь чего мне это стоило! А теперь… Ты обманула меня… Ты провела этот обряд за моей спиной…
— Я боялась, что ты убьешь меня! — воскликнула я, испуганная его настроением. — Я всего лишь игрушка для тебя! Ты забрал бы мою душу… Анж…
— Я боялся…я много говорил… — мой Ангел отошел от меня и повернулся спиной. — Я бы никогда не обидел тебя…

— Я не знала этого! Ты все время пугал меня! Я думала, что совершив обряд, а потом избавив….- я заткнулась и замерла, глядя в его напряженную спину.
— Что?! — он медленно повернулся ко мне. Его глаза полыхали. — Ты хотела избавиться от ребенка?
— Я…нет…нет… — сердце мое падало вниз, холодя кровь. — Я никогда не сделаю ему ничего плохого!
— Ты считаешь меня исчадием ада…а кто ты сама? — прошипел он. — Я больше никогда не пересеку порог спальни. Ты умерла для меня.
Он больше не смотрел на меня. Его спина удалялась, пока не исчезла за стеной дождя…

Я тупо смотрела на гладь озера, которую бороздили длинные, серебряные струи и плакала. Плакала о своей судьбе, о том, что я глупа и о том, что я никогда не покину стены «Холодного угла»…

В спальне было холодно и неуютно. Я сидела на кровати и качалась из стороны в сторону, глядя на кроваво-красный камень, хитро и опасно, блестевший на пальце.
На поместье давно опустилась ночь и тишина в доме казалась зловещей. Где Анж? Снова соблазняет невинные души?
Тихо скрипнула дверь и я с надеждой, уставилась в темноту. Призрачный силуэт осторожно двигался в сторону кровати и я испугалась. Кто это? Вряд ли бы Тори или Анж, крались в темноте. В сумрачном свете, льющемся из окна, я увидела женщину…

Роза!
Я подскочила и кинулась к дверям, понимая, что пришла она сюда явно не для того, чтобы пожелать мне спокойной ночи, но цепкие пальцы схватили меня за волосы и я упала на пол, вскрикнув от боли.
— Что сука, больно? — она потянула меня вверх. — Это только начало!
Я услышала как она рвет простынь и через минуту эта тряпка была у меня во рту.
— Вставай, тварь!
Роза выволокла меня из спальни, тыча чем-то острым в бок и потащила по коридору. Я спотыкалась и падала, а она била меня по животу и снова поднимала за волосы. Наконец мы остановились и раздался звук открываемой двери.
— Посиди здесь, крыса! — прошипела она и толкнула меня в пустоту.

Я кувыркалась по ступенькам, больно ударяясь о холодный камень и мое сознание потухло, когда мой висок наткнулся на острый выступ. Последняя моя мысль была о ребенке.

— Очнись, сука! — кто-то бил меня по лицу и эта резкая боль привела меня в чувство. — Слишком рано ты вырубилась!
Я с трудом открыла глаза и увидела перед собой лицо Розы.
— Наконец-то! — она открыла бутылку с водой, отпила и плеснула мне в лицо. — Ну как тебе, хоромы? Нравятся? Вот здесь ты и сдохнешь!

Я поняла, что нахожусь в подвальном помещении, из сырых камней сочилась вода и гулко падала на пол.
— Что молчишь? Страшно?
— Нет. — искренне ответила я. Чего мне уже бояться? — Что тебе нужно? Анж? Бери его, он не хочет меня.
— Ты брюхатая сука! Ты что, не понимаешь, что это значит? Вообще этот ребенок должен быть во мне!
— Я не знаю, что тебе сказать… — мне было действительно все равно. Я устала.
— Сейчас ты взбодришься! — прошипела она и ударила меня ногой в живот, от чего я скрутилась пополам и почувствовала как на губах выступила кровь. Ребенок!
— Не закрывайся, тебе это не поможет! — засмеялась она. — Анж подумает, что ты ушла! А ты, просто сдохнешь и все!

— Ты думаешь, что займешь мое место? — спросила я, сплёвывая кровь. — Ты это можешь сделать прямо сейчас. Отпусти меня, я исчезну.
— Не-ет…я не отпущу тебя…проще будет если ты умрешь. — Роза хищно ходила возле меня, а я не разгибалась, боясь нового удара в живот. — Ты не можешь сравниться со мной! Кто ты? Ничтожество! А я его сестра!
— Как сестра? — меня чуть не стошнило, когда я вспомнила как она стояла перед ним на коленях,

— Да, я его кузина! И поверь мне, я дольше ждала встречи с ним, чем ты тварь! Мне его обещали! Я родилась для того, чтобы быть матерью его детей!
— Хватит… — прошептала я. — Убивай меня. Я не хочу слушать эту гадость.
— Конечно убью! И не надейся на мою милость! — она замахнулась снова и ударила меня по лицу. И тут случилось невероятное… В животе что-то загорелось адским огнем и я схватив ее за лодыжку, дернула так, что Роза упала на пол. Я забралась на нее, чувствуя адскую ненависть и стала бить ее по лицу, по груди, чувствуя влагу, орошающую мои руки. Кровь! Я отскочила от Розы и замерла, охваченная ужасом. Ребенок! Это он защищал меня и себя…

Она поднялась с пола и воспользовавшись моей растерянностью побежала вверх по ступенькам. Хлопнула дверь и я осталась в темноте. Маленький комочек, живший во мне, был страшной силой и теперь я понимала это как никогда… Все равно…все равно я не обижу его. Никогда. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы он вырос хорошим и сдерживал свою тягу к злу. Если я конечно останусь жива… Роза может не вернуться больше и я просто умру от голода..
Темнота окутывала меня черным пледом и время словно застыло, прекратив свой бег. Я сидела в этой темноте и тишину разбивали лишь капли, падающие на каменный пол. Мне начинало казаться, что я схожу с ума…

Меня охватила дремота, вязкая и тягучая как вишневый сироп и я проваливалась в нее как в яму. В этом сне меня посещали странные, размытые видения, они то появлялись яркими пятнами, то мигали белесыми, туманными изображениями.
Когда яркий свет коснулся моих закрытых глаз, отбиваясь в голове красными кругами, я подумала, что мне это снится, но голос Анжа заставил меня открыть глаза и кинуться к нему из последних сил.
— Кристина…хорошая моя…
Он подхватил меня на руки и почти бегом стал подниматься по ступенькам к светлому пятну открытых дверей.

Я была очень слаба и все, что происходило вокруг меня, было похоже на замедленные кадры какого-то старого фильма.
— Что с ней? — я услышала голос Тори и с трудом повернулась к ней. — Она в порядке?
— Я не знаю! — Анж не останавливался. — Вызови доктора!
— Он уже едет.
Он толкнул ногой двери спальни и аккуратно положил меня на кровать, вглядываясь в мои глаза.
— Не вздумай терять сознание! Ты слышишь?

Я хотела ему улыбнуться, но получилась лишь вымученная гримаса.
— Посмотри на это! — я почувствовала как прохладные пальцы Тори коснулись моего живота.
— Что это?!
— Ее били по животу.
— Если я узнаю кто это сделал — разорву на части! — взревел Анж и я поняла, что они не знают кто запер меня в подвале.
— Если бы я лично не посадила Розу на самолет утром, то была бы уверена, что это сделала она. — сказала Тори. — Может кто-то из слуг? Это совершенно чужие люди и неизвестно кто они и откуда.
— Кристина, скажи кто это сделал? — Анж нагнулся надо мной, но к своему ужасу, я не могла пошевелить языком. — Что с тобой?!

Я вдруг перестала чувствовать свое тело…полностью…Я бешено вертела глазами, мычала, но оно перестало меня слушаться…
— Анж, отойдите от нее! — в комнату вошел доктор и наклонившись на до мною, пощупал пульс, потом приподнял веки. — Что с ней произошло?
— На нее напали, она несколько суток просидела в темном подвале…Что с ней?! — я слышала голос Ангела и одинокая слеза выкатилась из уголка глаза.
— Такое бывает. — сказал доктор. — Это шок.
— Это пройдет? — взволнованно спросила Тори. — Она ждет ребенка…
— Да, но я не скажу когда именно… С ребенком все будет хорошо. Я советую вам нанять профессиональную сиделку. Покой, положительные эмоции и массаж… Все.

Все, что происходило потом, было страшно… Я как живой труп лежала в кровати, глядя в потолок. Приходила сиделка, ухаживала за мной, усаживала, подсовывая под спину несколько подушек и кормила… Но самые приятные моменты происходили потом, к вечеру. Приходил Анж и всегда приносил с собой новую книгу. Он садился рядом и читал, поглаживая одной рукой мою руку. Он расчесывал меня и уговаривал как ребенка, чтобы я улыбнулась или прекращала выделываться и поговорила с ним. Я водила за ним глазами и старалась сказать хоть что-нибудь, но все было бесполезно, тело не слушалось меня…

Однажды Анж вкатил в комнату коляску и подняв с кровати, усадил в нее, принявшись заплетать мои волосы в косу.
— Сейчас пойдем гулять. На улице очень хорошая погода.
Я начала плакать, тихонько подвывая и он резко развернув коляску, взял мое лицо в свои ладони.
— Прекрати. Ты делаешь мне больно…
Я завыла еще сильнее, а он принялся целовать мое мокрое лицо, шепча какие-то нежные слова. Я нечаянно посмотрела в зеркало и увидела в нем отражение Тори. Она стояла в дверях и смотрела на нас. Ее лицо выражало ужас и отвращение. Наши взгляды встретились и она отвернувшись, тихо покинула комнату.

Анж вез меня по коридору, когда из-за угла показалась Роза. Она шла навстречу и я видела в ее глазах превосходство.
— Добрый день, Анж. — она даже не посмотрела на меня. — Я зайду вечером к тебе?
— Нет. Я буду занят. — ответил он.
— Да? И чем же? — она явно флиртовала с ним. — Как твой секретарь я не знаю о твоих делах…
— Я буду с женой. — Анж объехал ее и мы двинулись дальше.

Я вся дрожала и дыхание сбивалось от чувств, которые я испытала при виде Розы. Анж остановил коляску возле озера и присел рядом.
— Что случилось? Ты дрожишь…
Я так хотела ему сказать! Но лишь вертела глазами и не могла сдержать слез беспомощности.
— Мне кажется я понимаю… — прошептал он и сжал мои холодные пальцы.
— Анж! Анж! — крик Тори прозвучал неожиданно.
— Да, мама! Что случилось?!
— Это срочно!
— Ты побудешь здесь? — он пригладил мои выбившиеся пряди. — Я сейчас приду.
Я закрыла глаза, давая ему понять, что он может идти.
— Я быстро, Крис…

Я смотрела на ровную поверхность озера и думала, что мой Анж действительно превращается в Ангела. Что случилось с ним? Разве такое существо как он может себя так вести?
Сзади хрустнула ветка и я напряглась. Анж?
— Извини Кристина. — голос Тори звучал спокойно. — Ты же понимаешь, что это не то, что я хотела для своего сына… Жаль ребенка, но я приняла такое решение. Все таки Роза была права — она лучше подходит на эту роль. У них еще будут дети. Анж нашел тебя в подвале из-за того, что его звал ребенок… Если бы я не затеяла это, ты бы давно уже умерла и мой сын не превратился рядом с тобой в тряпку.
Я почувствовала как коляска наклоняется вперед и я как тряпичная кукла вывалилась из нее в воду…

Серая, прохладная глубина становилась ближе. Я опускалась на дно как камень и пузырьки воздуха из носа и рта проплывали перед моими глазами. Мое тело мягко ударилось о дно, подпрыгнуло как резиновый мячик и замерло. Перед глазами поплыли красные круги и я вырубилась.
— Ма-а-ма! Ма-а-мочка! — детский голосок звал меня так жалобно и нежно, что я встрепенулась. — Ма-а-ма! Помоги-и! Ма-а-мочка!
Я распахнула глаза и взмахнув руками, дернулась вверх, отталкиваясь ногами от дна…

Цепляясь мокрыми пальцами за глинистый берег, я с хрипами втягивала воздух в легкие и тут услышала голос Анжа.
— Кристи, я иду! — он предупреждал меня, чтобы я не испугалась. — Звонили из администрации. Благодарили за взносы…Кристи!!!!!!
Он дико закричал, увидев пустую коляску и не сразу заметил меня, вымазанную глиной и половиной тела еще находящейся в озере.
— Анж…Анж… — прошептала я, но он услышал и также как и в ту грузовую ночь, его руки подхватили и вытащили меня.
— Кристи…девочка моя…

Он внес меня в дом на руках и его глаза превратились в два грозовых облака, когда он увидел Розу и свою мать.
— Убирайтесь из моего дома! Немедленно!
— Ты не можешь… — прошептала Тори, испуганно глядя на него. — Ты забыл кто твой отец???
— Это ты забыла, что я тоже уже отец! — рявкнул он, прижимая меня к себе, дрожащую и мокрую. — Я могу уничтожить вас обеих прямо сейчас!
— Не нужно, Ангел… — прошептала я и он улыбнулся мне.
— Убирайтесь!
— Ты позор для своего отца! — прошипела Тори. — Мне стыдно, что ты мой сын!
— Анж…опомнись… — протянула Роза. — Опомнись…

В гостиную вдруг ворвался бешеный вихрь и распахнул двери и все окна.
— Пошли вон! — заревел он, а потом тихо добавил, целуя меня в висок. — Вы пугаете мою жену…
Женщины пошли к выходу, но в дверях Тори повернулась и сказала:
— Я все это так не оставлю. Мама вернется, сынок…
— Тебе больше некуда возвращаться. — ответил он, не поворачиваясь.
Вихрь снова пролетел по дому и дверь за ними захлопнулась, оставляя нас наедине.
— Теперь я буду играть только для тебя… — прошептал Анж. — Только после того как тебя отмою, конечно…
— Не красиво намекать женщине о том, что она грязная…
— Я не намекаю… Ты — чудовищно грязная!

ЭПИЛОГ

Музыка неслась по всему дому, бередя душу и сердце… Грустная, неземная, наполненная неимоверной тоской и любовью…
Страстная, печальная, взлетающая к небу и бьющаяся о землю…
Я стояла за прозрачными шторами и с любовью, которая сжимала сердце, наблюдала как Анж играет на рояле, глядя на маленького, который сучил ножками в корзине стоявшей на гладкой поверхности. Пусть кто-нибудь скажет, что Анж сын дьявола! Он — Ангел… и сын Ангела…

(читать фэнтези про любовь демонов)

Читайте ещё

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

x

Check Also

Во власти демона.

Во власти демона.

Из поездки в пустыню я привезла необычный сувенир. И моя жизнь изменилась… (мистические истории демон) ...

Все права защищены. https://journal.planetaezoterika.ru