Читать онлайн фэнтези про демонов и любовь
девушка луна мистика

Чудовище из тьмы.

Читать онлайн фэнтези про демонов и любовь

 

Старый автомобиль несколько раз дернулся и заглох, окрашивая воздух темными облачками черного дыма.
— Ну вот и приехали, — водитель повернулся ко мне и подмигнул, его густые, темные усы дернулись вверх, в подобие улыбки. — Три тыщи.
— Сколько??? — возмущенно воскликнула я, глядя на эту наглую морду. — Ты что, совсем обалдел?!
— Да в эту глушь больше никто бы не поехал, — спокойно ответил он, не обращая внимания на мое возмущение. — Это еще дешево даже. Сюда только я, да еще один водила дорогу знает…но он в запое.

Водитель старой колымаги весело хохотнул и сразу же нахмурился.
— Платить будешь или?..
Что такое «или» мне узнавать не улыбалось и со вздохом выудив из спортивной сумки кошелек, я отсчитала ему три тысячи.
— Ага! — мужчина довольно кивнул головой, перечитывая купюры. — Тебя хоть встретят? А то вечереет…
— Встретят. — мне не хотелось беседовать с этим обдиралой и я вышла из машины. — Спасибо.
— Да не за что, — он завел свой тарантас и развернувшись, проехал мимо, вздымая клубы пыли. — Пока красавица!

Я кисло улыбнулась ему вслед и огляделась. М — да… Вокруг был только лес, заросшая местами жухлой травкой дорога, по которой мы приехали и облезлый указатель, одиноко поскрипывающий на ветру оторванным концом.
— «Ясеневое». — вслух прочитала я и развела руками. — Ну и что дальше? Я на месте.
Где находилось это «Ясеневое» было неизвестно. Ну не в лесу же? Судя по ориентирам, которые оставили в письме, мне туда было не нужно и оставалось ждать возле скрипящего знака когда меня заберут.

Неделю назад мне пришло странное письмо и увидев отправителя, я даже немного растерялась. Тетка. Чего это она удумала мне письма писать? Последний раз я ее видела в пять лет и если честно, как она выглядела помнила очень смутно. После этого, в моей жизни ни она, ни другие родственники с маминой стороны участия не принимали.

» Дорогая Лариса. — гласило письмо. — Я представляю как ты удивишься, получив это письмо, но прошу, прочти его до конца. Я запомнила тебя совсем маленькой, когда приезжала на похороны твоей матери и моей сестры Галочки, упокой Господи ее душу. Хочу сразу попросить у тебя прощения за то, что не забрала тебя к себе, но ты ведь знаешь, что твоя бабушка, Наталья Робертовна, не общалась с твоей мамой и строго-настрого запретила всем нам, упоминать даже ее имя. Не знаю почему она отказалась и от тебя…возможно из-за твоего отца, которого она невзлюбила до глубины души, но теперь, приближаясь к смертному одру, она раскаялась и хочет видеть тебя.

Я слезно умоляю тебя Ларисочка, отбрось все обиды и приезжай в «Белую Лилию». К своей умирающей бабушке. С ув. тетя Элеонора, тетя Виоллета и дядя Эдуард. «

У меня не было обид ни на тетку, ни на бабку, потому что я их совершенно не знала и все семейные тайны, в которых скрывались причины бабкиного гнева на маму, она унесла с собой, ну а отец не мог ничего рассказать, так как погиб еще до моего рождения.

Все детство я провела у другой бабушки, папиной мамы, но она совершенно не понимала причин такого гнева и рассказала лишь то, что Наталья Робертовна была очень против отношений отца и матери, что несказанно ее удивляло, ведь мой отец был положительным молодым человеком из хорошей семьи.
Если честно, я обрадовалась, ведь за все мои тридцать лет с хвостиком, кроме отцовой матери, никаких родственников не объявлялось, а теперь оказывается у меня были и тетки, и дядя, и…бабушка. Поэтому предложение тетки, я приняла с радостью и намеревалась наладить отношения с нежданно объявившимися родственниками, глядя на свои радужные мечты сквозь розовые очки…

Мои мысли оборвал звук подъезжающего автомобиля и я с удивлением наблюдала как из густого пролеска появляется блестящая, черная » Чайка». Не фига себе! Ее хромированные диски сияли на солнце, а идеально чистые стекла переливались под его лучами. Это великолепие настолько нелепо смотрелось в этом диком месте, что я не выдержала и улыбнулась.

Автомобиль притормозил рядом со мной и оттуда вышел немолодой мужчина с седыми висками и большим орлиным носом, похожий на грузина.
— Лариса? — вежливо поинтересовался он, разглядывая меня добрыми глазами.
Я кивнула.
— На маму очень похожа, — сказал он и представился: — Дядя Георгий. Я водитель вашей бабушки. Присаживайтесь в автомобиль, уже темнеет, а дорога сами видите какая.

Ого! Бабуля оказывается была еще та штучка!
— Вы знали мою маму? — спросила я, усаживаясь на переднее сиденье.
— Конечно, — дядя Георгий поставил мою сумку назад и сел за руль. — Она была очень красивой. Жаль, что Наталья Робертовна так разозлилась на нее…
— А что вообще произошло? — осторожно поинтересовалась я.
— Не знаю, — мужчина отвернулся и мне показалось, что он не хочет говорить на эту тему. — Возможно она хотела другой судьбы для нее…а не…
— Моего отца. — закончила я за него и он кивнул, соглашаясь.
— Хотя твой отец был хорошим человеком. В чем — чем, а в людях я разбираюсь. — дядя

Георгий завел машину и взглянул на меня пронзительно, с острым интересом. — Надолго думаете сюда?
— Не знаю, — улыбнулась я. — Как встретят. Хотелось бы конечно поближе с родственниками познакомиться…я ведь совсем одна осталась.
— Познакомитесь… — хмыкнул он и поехал между густым пролеском.
Что это было? Мне показалось, что водитель вздохнул и покачал головой.
— А что это за «Белая Лилия»? — я поменяла тему, справедливо решив, что о маме и вообще, что касалось моей семьи, буду спрашивать у бабушки или теток. — Поселок же вроде бы «Ясеневое» называется.

— «Белая Лилия» — это поместье. — Георгий улыбнулся моему незнанию. — Оно находится в пяти километрах от «Ясеневого».
— Поместье??? — я вытаращила глаза. — Как поместье???
— О да! — мужчина тихо засмеялся. — Ваша бабушка довольно состоятельная дама.
— Обалдеть! — не удержалась я. — Оно большое?
— Очень. Тридцать комнат, не считая бальной залы и зимнего сада. — водитель явно получал удовольствие от моего изумления. — Конюшня и даже собственная маслобойня.

— Ого! — мне вдруг стало не по себе. Почему же моя мама была отлучена от такой жизни? Неужели из — за любви к отцу? Средневековье какое-то… — А что, бабуля дворянка какая-то?
— Да, предки ее, — он снова посмотрел на меня изучающим взглядом. — Ну и твои тоже, князья что — ли какие были, не знаю…
— А почему поместье так называется? — я заметила как небо впереди становится сиреневым, с легким золотом затухающего солнца. — Белая Лилия…
— Да там целая легенда есть! — засмеялся Георгий. — Да, да! Не поверите, но в ней сплелись такие занимательные мифы, что иногда просто дрожь берет!
— И что же там? — мой интерес к бабке и ее поместью рос в геометрической прогрессии.

— А это вы у своих родственников спросите, — отмахнулся он и мне показалось, что в его глазах промелькнул страх. — Не люблю я такие байки на ночь глядя рассказывать.
Та-ак…все это становится занимательным… Я посмотрела в окно и в почти сиреневых сумерках лес казался странным, неземным местом, похожим на обиталище духов и приведений. Легкий туман полз между деревьями, перекатываясь под колесами автомобиля и в его густой, плотной массе мигали зеленоватые огоньки светлячков. Удивительное место!

Автомобиль выехал на открытую местность так неожиданно, что я не удержавшись ахнула. Огромное озеро, поверхность которого была покрыта клочьями этого молочного тумана, встречало нас как большая, круглая чаша с расплавленным серебром внутри.
— Господи! Какая красота… — я завороженно уставилась на это великолепное зрелище. — Невероятно…

— Озеро белого дыма. — тихо произнес дядя Георгий, медленно проезжая мимо его берега. — Его так назвали геологии, приезжавшие сюда из Казахстана… А в народе его зовут Белое. Скоро и поместье покажется, оно в стороне от «Ясенового» и прилегает прямо к озеру.

Так оно и оказалось: увитые розами стены «Белой Лилии» показались мне миражом в сиреневой дымке вечера. Чем ближе мы подъезжали, тем тревожнее мне становилось. Я начинала волноваться и необъяснимый страх заставил трепетать мое сердце, ведь эти люди не хотели меня видеть больше тридцати лет!

Дядя Георгий помог мне выйти из машины, подав руку как настоящей барышне и я увидела, что широкая аллея, с горящими фонариками заканчивалась прямо возле полукруглых ступеней, поднимающихся к величественным дверям, на которые я и задрала голову, пытаясь разглядеть где они заканчиваются.

Они внезапно скрипнули и отворились, от чего я чуть в обморок не упала, впечатлившись от нового, таинственного, неизвестного мне места.
— Здравствуйте!
— Здравствуйте… — я перевела дыхание, которое сперло меня внутри и разглядела в тусклом свете фонарей полную женщину с добрым, улыбчивым лицом.
— Лариса? Заходите же! Вас все ждут!
Я несмело шагнула в открытую дверь и мне вдруг показалось, что меня проглатывает огромное чудовище, с чавканьем облизывая губы. Бред!
— Лариса!

Мне на встречу шла высокая женщина, спустившаяся с красивых, изогнутых ступеней и на ее лице застыла маска радушия. Именно маска! Я видела, что глаза ее были серьезными и колючими.
— Это я написала тебе письмо. Я — твоя тетя Элеонора.
Она подошла ко мне и протянула руки для объятий. Мне ничего не оставалось делать, как обняться с ней и вдохнуть запах дорогих, но сладковато-приторных духов. Маму я тоже помнила плохо, но у меня были ее фотографии, которые я разглядывала каждый вечер и сходство тетки с ней было потрясающим. Она отстранилась, все еще держа меня за плечи и взглянула мне в лицо чуть удлиненными, миндалевидными глазами.
— Наконец-то все наладится.

Тетке на вид было лет пятьдесят с небольшим, но выглядела она очень хорошо: ухоженная, с дорогим маникюром и аккуратной прической. Ее темно-синее платье подчеркивало все еще стройную фигуру и изящные руки.

— Лидия Петровна, — обратилась она к полной женщине, открывшей мне дверь. — Я сама покажу Ларисе ее комнату, а потом мы спустимся к ужину.
— Хорошо Элеонора Витольдовна.
Женщина ушла, а тетка легонько подтолкнула меня к лестнице.
— Пойдем милая. Господи, как я рада!

Мы поднялись вверх и я решила не придавать значение первому впечатлению, мало ли, что могло показаться? Сейчас ее лицо выражало лишь добродушие и не было похоже на маску, что вызвало у меня улыбку облегчения. И придет же в голову такое!
Сладковатый запах, похожий на теткин витал по дому и я не сразу поняла, что исходит он от букетов лилий, стоявших на каждом углу. Их белоснежные, глянцевые головки словно вылепленные из воска застыли в немом ожидании и мне на секунду почудилось будто они поворачиваются за мной.

Широкий коридор, по которому мы шли, убегал в темноту и странное ощущение из леса вернулось — ощущение ирреальности и присутствия чего-то необъяснимого. Высокие окна были распахнуты и теплый ветер колыхал шторы медленно, лениво, будто взмахивая ими на прощание, а сиреневые сумерки просачивались в них вместе с туманом, неся легкую прохладу.
— Нужно закрыть окна. — как бы невзначай произнесла тетка, идущая впереди и остановилась перед дверями с золотистыми цветами на их белой поверхности. — Это комната твоей мамы.

Она распахнула их и зажгла свет, щелкнув выключателем.
— Входи.
Я осторожно, с гулко бьющимся сердцем вошла в комнату и почувствовала как в груди образуется колючий комок. Мне захотелось плакать.

Мамина спальня оказалась большой и светлой, с красивой белой мебелью и начищенным паркетом цвета меда. На кровати лежало чудесное покрывало из бежевого бархата, украшенное затейливым рисунком по краям, а воздушная органза на балдахине придерживалась атласными бантами.
— Нравится? — улыбнулась Элеонора.
— Комната кисейной барышни… — усмехнулась я, представив свою квартирку с одной комнатой и кухней, в которой могло поместиться не более трех человек, и только в том случае, если третий заберется на подоконник.
— Да, когда мама покинула этот дом, ей было всего шестнадцать… — тетка взяла с маленького кресла куклу в шляпке и бальном платье. — Я всегда очень скучала по ней.

Она поправила на кукле шляпку и посадила ее обратно, в ее глазах была легкая грусть.
— Приводи себя в порядок и спускайся к ужину, столовая налево от холла.
— Хорошо. — я начинала надеяться, что новоиспеченная бабушка тоже раскаялась и вполне возможно наши отношения наладятся.

Тетка оставила меня одну и я прошлась по комнате, касаясь вещей, которые когда-то принадлежали моей матери, чувствуя как слезы, давно застывшие во мне, готовы выплеснуться наружу. Подойдя к окну, я восхищенно замерла, глядя на озеро раскинувшееся внизу. Молочный туман сгустился по его краям, а серебристая середина была чистой и неподвижной, похожая на огромное зеркало. Как странно, что моя мама жила в этом месте, а я только сейчас узнаю об этой стороне ее жизни.

Обнаружив ванную, я умылась пахучим, дорогим мылом и вернувшись в комнату, вытряхнула из сумки ее содержимое. Интересно, что в этом доме одевают к ужину?
Все, что я привезла с собой это пара джинс, несколько футболок, теплую кофту и шорты, не считая легких шлепанцев и кроссовок. Мне не приходилось одеваться в вечерние наряды и шпильки я всегда предпочитала удобной обуви. А может и зря…

Я вдруг вспомнила своего бывшего мужа, с которым мы развелись полгода назад. Он всегда удрученно сетовал, что я не похожа на гламурных кукол из глянцевых журналов, чем бесил меня неимоверно. Ему хотелось нарядить меня в цветные юбочки, откровенные кофточки и заставить меня ломать ноги на высоченных каблуках. Это видимо был идеал женщины в его понимании. В итоге он слинял к молодой кукле, которая подходила под этот идеал на все сто процентов. Обида все еще жила во мне, в особенности на то, что я потратила на него десять лет своей жизни, которые оказались выкинутыми коту под хвост.

Я решила больше не думать о нем, чтобы не портить настроение и натянув голубые джинсы и белую футболку, вышла из комнаты в поисках столовой. Окна в коридоре уже закрыли и шторы неподвижно свисали с карнизов, отблескивая шелковыми волнами под мягким светом светильников. Я шла по коврам, заглушающим мои шаги и ни один звук не проникал сквозь толстые стены, делая коридор похожим на аквариум. Мне вдруг стало жутко в этом большом, незнакомом доме, будто кто-то невидимый прятался за сумеречными углами и наблюдал за мной затаившись как хищный зверь. Ускорив шаг, я спустилась с лестницы и повернув налево сразу услышала приглушенные голоса.

Дверь в столовую была открыта и чем ближе я подходила, тем больше волновалась, предчувствуя встречу с родственниками.
За длинным столом, застеленным белой скатертью сидела довольно большая компания. Я сразу увидела в его главе величавую старуху, с недовольным лицом и строго сдвинутыми бровями. Ее тяжелый взгляд скользил по присутствующим и мне она показалась не похожей на умирающую… Справа от нее сидела тетка Элеонора, а слева немолодой мужчина с болезненно красным лицом и седыми усами. Наверное дядя, решила я. Эдуард Витольдович. Возле него напряженно выпрямив спину сидела еще одна женщина, более молодая чем остальные. Вторая тетка, поняла я. Виоллета Витольдовна. Ну, а остальные пятеро молодых людей видимо были внуки старой Натальи Робертовны.

Три девушки, двое из которых были близнецами лет двадцати пяти и блондинка примерно моего возраста выглядели шикарно. Близнецы в легких платьях небесно-голубого цвета, с короткими, стильными стрижками и коралловыми губами имели как раз тот вид, что так нравился моему бывшему, ну а блондинка просто поражала своей холодной, интеллигентной красотой и прозрачной, ухоженной кожей. Кроме них за столом находились двое молодых людей лет тридцати, совершенно разных, но тем не менее очень привлекательных. Спортивный шатен с красивыми, вьющимися волосами и загорелый брюнет, с крутыми плечами. М-да…Братики оказались просто мечтой любой женщины!

Я неловко замялась в дверях, чувствуя себя не в своей тарелке.
— Лариса!
Тетка Элеонора увидела меня и поднявшись из-за стола, проводила меня на свое место рядом с бабкой под пристальными взглядами присутствующих.
— Ну здравствуй…внучка…
Старуха повернулась ко мне всем своим телом, облаченным в черное платье с белым, кружевным воротничком, на котором поблескивала большая камея.
— Здравствуйте. — я попыталась ей улыбнуться, но вышло это как-то кисло. Не совсем так я представляла себе «умирающую» бабушку…
— Как добралась? Понравилось поместье? — она разговаривала со мной как следователь с уголовником.

— Да, все хорошо… Поместье это вообще нечто… — мне было неловко чувствовать на себе внимание всех этих людей.
— Ну поговорим позже, наедине. — она похлопала меня по кисти морщинистой рукой, унизанной кольцами. — Познакомься со своими родственниками.
Мне показалось или в ее словах прозвучал сарказм?
— Это твой дядя Эдуард, — она хлопнула краснолицего мужчину по плечу и тот вздрогнул и вымученно улыбнулся. — А вот этот шалопай, — она махнула рукой на шатена, — его сын Антон.

Антон улыбнулся мне белоснежной, голливудской улыбкой и наклонил голову в ироничном приветствии. Я тоже кивнула ему, проклиная про себя этих зарвавшихся снобов. Чувствую намучаюсь я здесь!
— Это твоя тетя Виоллета, — бабка показала на напряженную женщину с длинными, темными волосами. — А рядом ее дочери Лолита и Луиза.

Близнецы помахали мне ручками и я помахала им в ответ. Ну хоть эти глупые и бесхитростные не корчили из себя великосветских львиц.
— Элеонору ты уже знаешь. — старуха стрельнула глазами в стоявшую за моей спиной тетку.
— Да, — она вышла из-за стула и положив руку мне на плечо, сказала: — Познакомься, это мой сын Тимофей и дочь София.

Блондинка и брюнет совершенно не были похожи внешне, но холодный блеск их серых глаз и надменный, отсутствующий взгляд не давал усомниться в их родстве.
— Итак, — старуха стукнула об пол своей эбонитовой тростью. — Надеюсь все в «Белой Лилии» приложат максимум усилий для того, чтобы Лариса чувствовала себя как дома.
— Конечно бабушка, можешь не сомневаться. — Тимофей насмешливо посмотрел на меня. — Бедная сиротка будет чувствовать себя комфортно.
— Замолчи! — бабка еще раз стукнула палкой об пол. — Я не потерплю в своем доме склок!

— Тимофей… — умоляюще протянула тетка Элеонора.
— Прошу прощения, — брюнет лучезарно улыбнулся мне. — Сестрица, не обращай внимания, такой уж меня характер.
— Приструни свой характер. — оборвала его бабка. — Давайте ужинать.
Я совсем упала духом, но взяла себя в руки и когда все застучали вилками, тоже взялась за еду.

— Сегодня я видел рядом с озером рыбака. — дядя Эдуард промокнул лоб салфеткой. В комнате было действительно очень жарко.
Стук вилок и ножей оборвался.
— Какого еще рыбака? — бабка грозно посмотрела на сына.
— Не знаю… — пожал он плечами. — Я сегодня прогуливался по берегу после завтрака и наткнулся на него. Может какой мужик с Ясеневого?
— На озеро никогда не приходили рыбачить с Ясеневого. — старуха раздраженно отбросила нож.

— А что, на озере нельзя рыбачить? — спросила я и все лица повернулись ко мне.
— Ну от чего же…можно… — бабка зло взглянула на Эдуарда. — Только не люблю я когда на моей собственности чужие шастают. И местные об этом знают!
— А может ты боишься, что кого-нибудь чудовище из тумана заберет? — хмыкнул Тимофей и бабка гневно сжала набалдашник трости.
— Тимофей! — Элеонора покраснела и ее взгляд заметался между детьми. София улыбалась.

— Какое чудовище? — вечер становился занимательным. Я обвела всех взглядом, но улыбались лишь Тимофей и София.
— Тим специально нас пугает! — воскликнула одна из близняшек. — Теперь я буду бояться спать!
— А — а…так ты не знаешь о чудовище? — до этого молчавший Антон весело рассмеялся. — Это довольно старая легенда!
— И что же это за легенда? — я вспомнила, что водитель мне уже что-то говорил о легенде этого места.

— Антон, может не надо? — Виоллета стала еще напряженней чем была. — Не думаю, что…
— Тетушка, это всего лишь старая сказка, что вы все так всполошились? — молодой человек откинулся на спинку стула. — Тем более новая родственница еще не знает местных мифов.
— Да, мне очень интересно! — я заметила как нахмурилась бабка, недовольная этим разговором.

— В этом лесу, возле озера обитает страшное чудовище, — тихим голосом произнес Антон. — Оно прячется в белом, густом тумане и наблюдает оттуда за людьми, выискивая свою жертву…
— Откуда же оно там взялось? — усмехнулась я. — Леший?
— О-о! — воскликнул молодой человек. — А с этим связана наша семья!
— Каким образом? — удивилась я.

Близнецы прижались к друг-другу, София невозмутимо попивала вино, а Тимофей прожигал меня темными глазами. Что ему нужно? Если я ему не нравлюсь, то это взаимно.
— Лет эдак двести назад, — все тем же таинственным голосом продолжил Антон. — Один из наших предков, занимался черной магией, говорят он даже был знаком с графом Калиостро… Его снедало желание познать другую сторону бытия и темная его сторона, отчего он сходил с ума, вызывая ужасных жителей преисподней.

— Зачем? — прошептала Лолита, крепче прижимаясь к сестре.
— Чтобы они наделили его тайными знаниями и властью…но видимо темный мир оказался не так благосклонен к нему и однажды на его призыв пришел самый страшный демон преисподней… — Антон замолчал и в этой тишине послышался далекий раскат грома. — Он посулил магу богатство и власть, но потребовал от него нечто такое…
— Какое? — в один голос выдохнули близнецы.

— Не знаю, — пожал плечами молодой человек. — В легенде этот момент отсутствует. Но что-то пошло не так и демон проклял поместье Белая Лилия. И теперь, если не выполнять его желание каждый год в это время, он будет забирать пять душ и одну душу из нашей семьи!
— В какое время? — спросила я, находясь под впечатлением от рассказа. Мне было не страшно, просто очень уж была любопытная легенда для этих мест. Демоны, маги…
— Время летнего солнцестояния. — объяснил Антон, довольный произведенным эффектом.

— А какое желание нужно выполнять? — меня распирало от любопытства и я не заметила как тетки и бабка переглянулись.
— Так вот в чем и загвоздка! Какое у него было желание, история умалчивает или информация об этом потерялась со временем, но люди — то погибают!
— Как погибают? — вот это уже становилось не смешно.
— Стоило нашей семье появиться в Белой Лилии три года назад, как начались странные события! Сначала возле поселка перевернулся автобус с пассажирами и пять человек погибло, а после этого внезапно скончалась жена Эдуарда Витольдовича, моя матушка.

— И ты думаешь, что это месть демона? — улыбнулась я, удивляясь какого страха Антон нагнал на близняшек.
— Не знаю, — загадочно усмехнулся он. — Но на следующий год пять охотников из Ясеневого, заблудившись казалось в давно исхоженной местности, пережидали грозу под деревом и в него попала молния, а три дня спустя, умер муж тетушки Элеоноры. Но это еще не все! В прошлом году в поселке случился ужасный пожар и угадай, Лариса, сколько человек погибло? Пять. И конечно же душа из нашей семьи…муж тетушки Виоллеты.

Антон развел руками, словно говоря: Вот так вот, а ты не верила.
— Хорошо, — я поддалась его желанию вести со мной этот странный разговор. — Зачем тогда вы все, приехали сюда? Не проще ли было держаться подальше от этого места?
— Это самое интересное, — Антон выглядел довольным собой. — Всех сюда привело то, или иное событие, случившееся так некстати. Мой отец и покойный муж Элеоноры имели довольно прибыльный бизнес, который рухнул в одночасье и оставшись без средств к существованию, мы с отцом и семья тетки Элеоноры перебрались в родовое гнездо под крыло бабушки. А вот тетушка Виоллета оказалась здесь из-за того, что ее муж промотал в казино все их сбережения вместе с квартирой и дачей.

— Прекрати Антон! — воскликнула женщина, покрываясь красными пятнами. — Зачем все это грязное белье?!
— Но ведь Лариса наша родственница, она имеет право знать, — встрял в разговор Тимофей, с ленивой улыбочкой. — Ведь у нас очень интересная семья правда, тетя?
Она замолчала, но я видела что она гневается.
— А теперь ты! — почти радостно продолжил Антон. — Наша бабуля снизошла к тебе и попросила вернуться в родное гнездышко, ведь странно, правда? Кто же умрет в этом году?

За столом стояла гнетущая тишина, разбавляемая лишь раскатами грома.
— Хватит! — старуха почти прошипела это, обводя всех злым взглядом. — Мне надоели эти сказки! Ужин окончен!
Все стали подниматься из-за стола, а она посмотрела на меня и отрывисто, почти приказывая, сказала:
— Пойдем со мной.

Я молча пошла следом, немного ошарашенная поведением этих людей и этой легендой, которой они все таки предавали больше значения чем хотели показать.
Бабка шла быстро, с каким-то непонятным остервенением опираясь на трость, и она оставляла глубокие следы в мягких коврах. «Какая ты резвая, — подумала я, наблюдая с какой силой она сжимает набалдашник. — Здоровее чем все собравшиеся сегодня за столом…»

Ее кабинет находился на первом этаже и был темным и неприветливым, даже когда она включила настольную лампу с зеленым плафоном и разогнала сумрак по углам.
Кожаная мебель, тяжелые шкафы с книгами и пыльные, бархатные портьеры, от которых у меня моментально зачесалось в носу.
— Сядь. — она указала мне на кресло, стоявшее возле стола, а сама уселась напротив. — Хорошо, что ты приняла мое приглашение и приехала в Белую Лилию. У нас с твоей матерью были непростые отношения, но думаю нам с тобой нужно найти общий язык и наконец примириться.

Я молча смотрела на нее и в принципе была согласна с тем, что она говорит, но создавалось такое впечатление, будто она это делает не с желанием забыть старые обиды, а с какой-то странной выгодой. Хотя…что с меня взять? Может это у нее вид такой, все таки старуха оказалась довольно властной и строгой, перед которой пасовали и дети и внуки. Тем временем, она открыла один из ящиков стола и вытащила оттуда длинную, темную коробочку, в каких обычно хранят украшения.

— Я хочу тебе кое-что подарить, — старуха открыла футляр и извлекла оттуда браслет, украшенный драгоценными камнями.
Я просто рот открыла от изумления, увидев это чудо ювелирного мастерства. Золото, в которое были закованы рубины в форме цветов и изумруды в виде листиков. Неужели это мне??? Цена этому украшению была даже в цифрах страшной. По крайней мере для меня.
— Этот браслет всегда принадлежал нашей семье и теперь он твой. Подойди сюда.

Я встала и совершенно сбитая с толку, подошла к ней.
— Это слишком дорогой подарок!
— Нет ничего дороже родственных отношений, — ответила она и схватила меня за руку своими костлявыми пальцами. — Даже это.
Холодный металл коснулся моей кожи и я вздрогнула. Отчего-то мне вдруг стало страшно. Красные рубины мигнули кроваво и потухли. Браслет настолько крепко обхватил мое запястье, что стало неуютно и больно.
— Носи на здоровье. Внучка.
— Спасибо…
— Все, иди. Я хочу побыть сама.- ее словно тяготило мое присутствие, а если честно — меня ее тоже.

Я пожелала ей спокойной ночи и покинула кабинет, чувствуя облегчение.
Гроза надвигалась и гром грохотал все ближе. Мне уже не нравилось в этом доме. Он пугал меня.

Поднявшись в свою комнату, я стянула с себя джинсы и переоделась в пижаму, чувствуя усталость. За окном бушевало озеро и его такая гладкая до недавнего времени поверхность, грозно вздымалась от надвигающейся бури. Туман разлетелся и теперь его ровный берег был виден полностью. Ни одного дерева, ни даже кустика не было на этой песчаной поверхности, что еще больше делало его похожим на зеркало в золотистой — белой оправе.

Я выключила свет и прилегла на кровать, надеясь заснуть побыстрее, а не думать, думать…как это бывало каждую ночь. Дождь застучал по стеклу и я все таки провалилась в сон, раскинувшись на покрывале, пахнувшем сладким, цветочным запахом.

Проснулась я от того, что громко хлопала оконная створка. Штора взлетала до потолка, а шум дождя и озера стал почти оглушающим. Я кинулась к окну и немного поборовшись с намокшей от дождя шторой, захлопнула его и закрыла на шпингалет. Холодные капли стекали по моим голым плечам и шее, похожие на медленных, скользких насекомых и я провела по коже рукой, стряхивая их. Я посмотрела в окно и замерла, увидев темный силуэт, стоявший внизу, прямо посреди двора. Света от фонарей не хватало, чтобы разглядеть этого странного гостя и я стояла и вглядывалась в темноту, ожидая очередной молнии.

Она не заставила себя ждать и в ее белесом всполохе я увидела молодого мужчину, смотревшего прямо на меня. Разве это возможно??? Его бледное, красивое лицо было повернуто в мою сторону и дождевые капли блестели на нем как слезы, он поднял руку и послал мне воздушный поцелуй. Я резко отшатнулась от окна, когда он хищно улыбнулся и забравшись под одеяло, укрылась с головой. Мне показалось! Это игра воображения и только.

 

* * *

В наступившее, солнечное утро, все казалось призрачным и нереальным. Вчерашний мужчина под дождем теперь представлялся мне лишь гостем из сна и к завтраку я за него и думать забыла.
Браслет, подаренный мне бабкой, обхватил мою руку как кандалы, но снять его было бы не очень красиво, ведь это подарок, тем более в разрезе наших отношений он был даже символом мира и прощения. Я смазала под ним кожу кремом и пошла в душ.

Погода стояла отличная, умытая зелень весело шелестела под окном, пели птички и я распахнула окно, впуская в комнату свежий воздух. Легкий ветерок заскользил по моему лицу и я блаженно зажмурилась, вдыхая аромат цветов, растущих под окном.
— Доброе утро.
Мужской голос прозвучал снизу неожиданно и немного насмешливо. Я открыла глаза и посмотрев вниз, чуть не вывалилась из окна. На меня смотрел парень, которого я видела ночью. Господи, так это не сон!
— Доброе. — ответила я, немного смущаясь его изучающего взгляда, которым он так пристально смотрел, задрав голову. Интересно кто это?

Парень засунул руки в карманы темных брюк и пошел по аллейке к озеру, а я как дура таращилась на его высокую, стройную фигуру с красивым рельефом под черной рубашкой.
Ну дела! Значит он приехал этой ночью и ничего мистического в его появлении не было, а я записала его в миражи и призраки из сна. Нужно спуститься вниз и все разузнать.

В столовой было пусто, лишь домработница гремела посудой, готовясь к завтраку.
— Доброе утро Лидия Петровна! — поздоровалась я и женщина приветливо улыбнулась.
— Здравствуй Ларисочка! Как спалось?
— Хорошо. — я взяла яблоко со стола и с хрустом откусила. — А кто этот молодой человек? Незнакомый…

— А-а, ты наверное об Аскольде? — домработница положила последнюю вилку. — Это сын какого-то друга Натальи Витольдовны. Ночью вчера приехал. Я подробностей не знаю, но вроде бы она его сама пригласила погостить, когда узнала, что он в городе.
— Понятно…и надолго он здесь?
— Вот этого я не знаю. — пожала плечами Лидия Петровна. — Но близняшки уже с утра по два наряда сменили.

Еще бы! Хоть и видела я его издали, но то, что этот Аскольд был красивым парнем — заметила. От поклонниц у него отбоя не будет, и близняшки и София вряд ли устоят перед его внешностью.
— Ты уже здесь! Молодец Ларочка, я не люблю когда опаздывают к столу.

В столовую вошла моя бабка, облаченная в зеленое платье с неизменным кружевным воротничком. В ее ушах переливались серьги, а седые волосы были затянуты в тугой узел.
— Здравствуйте бабушка. — поприветствовала я ее и сразу заметила Аскольда, сопровождавшего старуху. Боже,да он настоящий красавчик! Вблизи молодой человек производил неизгладимое впечатление своими длинными ресницами, которые слегка закручивались на концах, полными губами и чуть насмешливым, искрящимся взглядом черных как ночь глаз.
— Здравствуй — здравствуй внучка. — она поманила меня к себе. — Подойди ближе.

Я приблизилась к ним, немного смущаясь этих черных глаз, которые разглядывали меня бесстыдно и оценивающе.
— Познакомься, это Аскольд. — к моему удивлению, старуха посмотрела на него с обожанием и …страхом?
Он протянул мне руку, с хитрой улыбкой, будто играя со мной в какую-то лишь ему понятную игру.

— Лариса, -я вложила в его ладонь пальцы и чуть не вскрикнула от боли, потому что браслет на моей руке наполнился таким жаром, что мне показалось, будто плавится кожа.
— Что-то не так? — спросил он, выпуская мою руку.
— Нет-нет, все в порядке. — боль ушла так же быстро, как и появилась. — Рада знакомству.
— Я тоже…очень рад.

В коридоре послышались голоса и в столовую впорхнули Лолита и Луиза. Обе девушки были одеты в розовые платья, розовые туфли и я даже немножко растерялась кто где. Близнецы при виде Аскольда засмущались и принялись шептаться, одаривая его восхищенными взглядами.
— Марш за стол, паршивки! — скомандовала бабка и девушки как перепуганные синички устроились на жестких стульях.
— Невозможно дождаться пока соберется эта взбалмошная семейка! — буркнула старуха и улыбнулась мне как самой любимой внучке. — Ларочка, проводи гостя за стол. Сядьте рядом со мной. Надоели мне эти паршивцы до коликов!

Что за роль она мне отвела? Подарки, проявление внимания…заглаживает свою вину? Так это нужно было делать с моей матерью.
— Прошу. — я обратилась к молодому человеку и указала рукой на стол. — Присаживайся.
Он вдруг взял меня за эту руку и повел за собой, вызвав у близняшек шквал эмоций. На их лицах промелькнула обида и явное недовольство к моей персоне.

Я шла за Аскольдом и совершенно не понимала, что происходит. Это что, знак внимания? Тогда почему именно ко мне, а не к гламурным близнецам или ухоженной Софье?
Его горячие пальцы легко поигрывали с моими и я растерянно хлопала глазами. Да что это???

Он отодвинул стул, помог мне сесть рядом с бабкой, а сам сел рядом, касаясь моей ноги своей коленкой.
— Доброе утро! — В комнату вошла Элеонора с сыном и я снова удивилась реакции на Аскольда. Тетка сначала испуганно застыла, а потом расплылась в улыбке. — Как хорошо, что ты приехал! Это для нас такое счастье!
— Я тоже так думаю. — ухмыльнулся он. — Приветствую тебя Элеонора. Давно не виделись.

Когда в столовой появились остальные родственники, обстановка накалилась до предела. Тетки и дядя вели себя довольно странно, будто чувствовали некое превосходство своего гостя. В их глазах я явно видела страх, хоть и глубоко спрятанный, но все же отчетливый и поэтому удивительный для меня.
Антон и Тимофей напротив, скорее всего чувствовали в нем соперника и немного щетинились, словно молодые щенки перед более старшим и ловким товарищем. Ну а девушки были сражены Аскольдом. Даже холодная Софья, покрывалась румянцем, глядя на него, а о близнецах и говорить было нечего.

Аскольд же вел себя спокойно, немного надменно с легкой ироничной снисходительностью. Но по отношению ко мне, он сразу менялся, и в это его ироничное поведение, примешивалось нечто изучающее, прощупавшее меня изнутри, похожее на рентгеновские лучи.
Я сильно не вникала в разговоры за столом и молча поглощала свой завтрак, чувствуя Аскольда рядом и его удивительную, горячую энергетику. За мной никогда, никто так пристально не наблюдал и это внимание тяготило меня, заставляя нервничать.

Еле дождавшись окончания завтрака, я захотела было незаметно выйти из столовой и прогуляться у озера, но меня остановил Тимофей.
— Не нравится наше общество?
— Почему ты так решил? — я с вызовом посмотрела в его глаза. — Просто хочу прогуляться возле озера в одиночестве.
— Будь осторожна. Там иногда люди пропадают.

Мне показалось или в его голосе прозвучала насмешка?
За что он ненавидит меня?
— Какая прелестная вещица, — он приподнял мою руку. — Бабкин подарок?
— Да.
— Ну-ну…

Уже спустившись по тропинке к озеру, я вспомнила это «ну-ну». Издевка? Скорее всего. Может это из-за внимания к моей персоне новоиспеченной бабушки? Но я не претендую ни на наследство, ни на другие блага с ее стороны, а вот угрозы похоже будут продолжаться.
Вокруг меня, куда бы не падал взгляд, был золотистый песок и серебристая гладь воды. Лишь яркое, голубое небо смотрело на меня сверху и солнечные лучи отсвечивали от спокойных вод.

Я шла по кромке воды и поглядывала на браслет, сжимающий мое запястье. Он вызывал во мне двоякие чувства — с одной стороны дорогое, красивое украшение, а с другой странная, немного пугающая вещь. В ярких, красных камнях перекатывались удивительные сгустки, похожие на живую субстанцию, отчего мне становилось не по себе.

Я не заметила как оказалась вдалеке от дома, а перед моими глазами был все тот же пейзаж. Стянув джинсы и усевшись на песок, я опустила ноги в воду и моментально ее теплые, мокрые языки принялись облизывать мои щиколотки. Ощущение было настолько приятным, что я будто задремала, отрешившись от происходящего. Но через некоторое время что-то изменилось, словно чужая, опасная тень надвинулась на меня, дыхнув холодным дыханием.

Я распахнула глаза и изумленно оглянулась. С озера надвигалось нечто серое, похожее на туман, но более густое и настолько подвижное, что мне даже чудилось движение в этой густой, молочно-серой мгле. Оно подобралось ближе, окутало мои ноги и бедра, запустило свои щупальца в песок и в этот момент даже солнце пропало, а небо стало зловещим, с темными, тяжелыми облаками.

Мне чудилось будто кто-то говорит из этого тумана, шепчет странные, пугающие вещи и вскочила, объятая ужасом. Господи, куда идти??? Передо мной была сплошная стена клубящегося дыма, сквозь который не пробивалась даже блестящая гладь воды. Как погода могла так быстро поменяться? От яркого солнца до этого сумасшедшего пасмурного дня?

Я стояла на месте и думала, что буду стоять до тех пор, пока не рассеется этот страшный туман, несущий в себе эти странные голоса, когда явственно поняла, что в нем кто-то есть и он смотрит на меня. Смотрит и ждет.
Я медленно обернулась, ощущая это присутствие спиной, на которую будто выплеснули ведро холодной воды. Он был там. Темный силуэт выделялся из молочной густоты затягивающим, пугающим мраком и я вскрикнула от неожиданности когда почувствовала, словно по моим ногам бежит куча насекомых. Я посмотрела вниз и замерла, очарованная увиденным.

Песчинки одна за одной, тонким ручейком тянулись к этой странной фигуре, щекоча мою кожу и все глубже и глубже затягивая меня в свою влажную теплоту. Когда мои ступни сковала тяжесть песка и вырваться не было ни сил, ни желания, я увидела как силуэт из тумана движется ко мне. Медленно, уверено, с целью понятной только ему и от этого еще более страшной. Я дернулась, приходя в себя, но ноги будто залили цементом и я упала, больно ударившись о землю. Но я дергалась снова и снова, как выброшенная на берег рыба, пока не поняла, что ОН уже рядом, а голоса из тумана затихли, притаились в его холодной глубине.

— Не подходи ко мне… — взмолилась я, страшась поднять глаза. — Не нужно…пожалуйста…
Холодная рука прикоснулась к моему запястью, на котором был браслет и я почувствовала как пальцы перебирают камни.
— Останься здесь… — прошептал тихий, завораживающий голос и я замерла. — Останься со мной…

— А-а! — завопила я, жмурясь так сильно, что перед глазами замелькали малиновые круги.
— Эй! Очнись!
Я открыла глаза, удивленная этим вполне живым голосом попятилась на заднице прочь от воды, возле которой все еще сидела. Рядом сидел Аскольд.
— Ты что, заснула?

Я быстро огляделась, но ничего кроме яркого, солнечного дня не увидела. Ни грамма тумана и не единого незнакомца, не считая конечно Аскольда.
— Наверное.
— Сюда не стоит ходить в одиночестве. — он приподнялся и отряхнул брюки от песка. — Тяжелая энергетика. Скорее всего под озером разлом, а они влияют на людей.
Но на тебя же не влияют! — мысленно огрызнулась я, недовольная тем, что он меня застал в таком не очень приятном положении.
— Я приму к сведению.

Аскольд вдруг подошел ко мне и взял за руку.
— Пойдем.
— А с чего ты взял, что я хочу уйти? — я попыталась было вырвать руку, но он не дал.
— Не стоит Лариса. Я не хочу, чтобы ты ходила здесь.
Я пошла за ним, но только лишь потому, что находилась в полном недоумении из-за этого его поведения и под впечатлением сна. Или не сна?

Он повел меня обратно по тропинке, молча и спокойно, будто делал это всю жизнь, а я, великовозрастная девица, плелась за ним как школьница.
— Я хочу, чтоб ты знала.
Он остановился так резко, что я влипла в его спину и отскочила обратно.
— Что? — удивленно поинтересовалась я, разглядывая его большие плечи.
— Я приехал сюда из-за тебя. И хочу предупредить, что у тебя нет выбора, нет шансов что-то изменить и нет возможности избежать этого.
— Ты о чем??? — мое сердце ухнуло вниз, а мозги совершенно не воспринимали то, что он говорит.
— Ты — моя. Это все.

Он потянул меня дальше, растерянную и сбитую с толку его словами, но я уперлась ногами в поросшую редкой травой землю.
— Да остановись ты! Я хочу знать причину этих барских замашек! Моя! Нет шансов! Что происходит?!
Он резко повернулся ко мне и тут сильный порыв ветра сломал сухую ветвь и она с треском упала возле нас.
— Ты сейчас молча пойдешь со мной. Это все.

В небе ни с того, ни с сего громко ухнуло и заурчало голодным зверем. Я испуганно огляделась и мне показалось как в густых кустах прячутся молочные щупальца, исчезая в зелени листьев…

Благо, что дом находился не так далеко от озера и этот путь мы проделали за десять минут быстрым шагом. Аскольд молчал, пугая меня своим сосредоточенным лицом и сдвинутыми бровями. Я уже жалела, что приехала в Белую Лилию и по своей спокойной жизни в маленькой квартирке.
Я с удивлением заметила, что браслет как-бы еще сильнее сжал мое запястье, причиняя легкую боль, камни стали ярче и чище. Я обернулась на озеро и в солнечных лучах мне вдруг померещилось, что оно парит, выпуская из себя легкие кольца тумана…

— Иди к себе в комнату, — Аскольд остановился возле ступеней внутри дома. — Скоро обед.
— Мне не нравится когда мною командуют. — я наконец освободила руку из его пальцев. — И я не люблю тайны и загадки. Это понятно?
— Иди к себе. — Аскольд посмотрел на меня почти угрожающе. — Я не хочу повторять.

Я взбежала по лестнице и уверенно направилась к своей комнате. Первое, что я сделаю — сниму браслет, а второе — уеду отсюда прямо сейчас.
Закрывшись на ключ, я принялась теребить застежку своего подарка, но она не поддавалась. Тогда я достала из косметички маникюрные ножницы и принялась ковырять ее ими и о чудо! Она поддалась! Браслет свалился с руки, стукнувшись о деревянную поверхность туалетного столика и камни в нем моментально потухли, будто перегоревшая гирлянда. На его месте кожа покраснела так, что была похожа на ожог и я испытав облегчение, громко застонала.

— Неужели…
Но стоило мне отвернуться и подойти к кровати, как створки окна распахнулись и порыв ветра ударил меня в спину. Я испуганно кинулась к нему и словно во сне, услышала тихий, протяжный шепот:
— Оде-ень…оде-ень…Останься со мно-ой…
Я почувствовала как под лопатками выступает холодный пот и захлопнув створки, кинулась собирать вещи.

На удивление меня никто не задерживал. Я беспрепятсвенно покинула дом никого не встретив и вышла на улицу. Тишина. Солнце припекало и цветы на клумбе привяли, опустив головки. Рядом стоял автомобиль, на котором меня привез Георгий, но мой взгляд упал на велосипед, стоявший возле стены дома. Я поеду на нем. Ничего, не обедняют.

Я выкатила его на аллейку и закрутила педали, удаляясь от дома. Нет…я все делаю правильно, этот сумасшедший дом не для меня.
Выехав в открытые ворота, я закрутила педали быстрее и велосипед стал набирать скорость, катясь с бугорка в сторону леса. Как только первые деревья промелькнули мимо меня, я поняла, что скорость становится все больше, а тормоза отказываются слушать меня и велосипед несется сквозь чащу прямо к озеру.

Испугавшись не на шутку, я вцепилась в руль, пытаясь удержать его и тихо заскулила от страха. Ветви стегали меня по лицу и удерживаться было все труднее, деревья резко закончились и я практически вылетела на золотистый песок возле озера. Да что же это такое?! Это проклятое место не отпускало меня!
Я встала и застонала от боли в щиколотке. Неужели вывих? Похромав к кромке воды, я присела и умылась.
Уехала! Вот тебе и гордое решение покинуть дом бабки. Снова я у озера, да еще с сумкой и поломанным велосипедом.

Произошедшии со мной странные вещи, не распологали к отдыху возле озера и подхватив сумку, я похромала по тропинке, надеясь добраться к Ясеневому, а оттуда уже в город.
Шла я долго, но все таки тешила себя надеждой, что ушла подальше от дома и без велосипеда. Когда деревья начали редеть, я похромала быстрее и тут же испуганно выдохнула: Не может быть!

Я стояла позади Белой Лилии, а сбоку от меня переливалась тарелка озера. Что за черт?!
— Я видел как ты взяла велосипед.
Я вздрогнула от неожиданности и тут же увидела Георгия, сидевшего на деревянной скамье. Шофер был в одной рубашке с закатанными рукавами, туфли стояли рядом, а ноги мужчина вытянул в густую траву.

— Да, я его немного помяла. — ответила я и присела рядом.
— Ты не уйдешь отсюда. — вдруг сказал он. — Это замкнутый круг.
— Вы о чем? — настороженно поинтересовалась я. — Почему я не могу уйти отсюда?
— Здесь творятся странные вещи и даже воздух пропитан чем-то темным…не обижайся Лариса, но твоя бабка вряд ли позвала тебя сюда вспомнив о родственных чувствах.

Шофер сорвал травинку и принялся жевать ее, его взгляд задумчиво скользил по озеру. — Мне нужно было предупредить тебя сразу.
— Опять эта легенда о демоне? — хмыкнула я. Да что они все как заведенные повторяют одно и тоже.
— Ты не веришь. — согласился Георгий. — Я бы тоже не поверил на твоем месте, но будь осторожна, здесь живет зло и оно смотрит на тебя.
— Ты зачем пугаешь внучку? — жесткий голос Натальи Робертовны заставил мужчину замолчать. Я посмотрела назад и увидела ее, приближающуюся к нам.
— Мы просто разговаривали. — сказала я. — Он ничем не напугал меня.
— Это хорошо. — она строго посмотрела на шофера. — Георгий, я не думаю, что рассказы о демонах входят в твои обязанности.

— Несомненно. — он неспеша обулся и покинул нас, стараясь не смотреть на старуху.
— Что это? — она толкнула мою сумку палкой.
— Мои вещи. — я взглянула на нее и спокойно выдержала ее взгляд. Если ее и боятся в этом доме, то я — нет.
— Ты хотела сбежать? — бабка почти пронзала меня своими колючими глазами.
— А разве я в тюрьме? — парировала я.
— Что произошло? — старуха злилась, но умело скрывала это, лишь на щеках ее дряблая кожа слегка подрагивала.

— Почему ваш гость позволяет себе такие вещи по отношению ко мне? — стараясь быть спокойной, спросила я.
— Аскольд что-то говорил тебе? — бабка нахмурила брови.
— Да, и это «что-то» мне не нравится, — ответила я, показывая полную уверенность в этом. — Я не собираюсь играть в эти игры.
— А куда тебе деваться? — вдруг прошипела она. — Ты уже не убежишь как твоя бестолковая мать!

— Что??? — я с изумлением и негодованием посмотрела на нее. В голове все перемешалось и недавняя радость по поводу приобретения новых родственников, испарилась. — Да как вы…
— Я больше не собираюсь терять ни единого из своих детей или внуков! Слышишь?! И если для этого нужно пожертвовать тобой, то я это сделаю! — она ударила тростью о землю. — Если Аскольд захочет сегодня же забрать тебя, я мешать ему не буду!

— Вы сумасшедшая! — я схватила сумку и помчалась обратно по тропинке, прекрасно понимая, что выход должен быть и ничего сверхъестественного здесь нет.
Я бежала, захлебываясь слезами и не понимала, что нужно этой странной, ненавистной женщине, называющей себя моей бабушкой, этим родственникам, которые вызвали меня сюда и Аскольду, нагло посягающему на мою свободу или на что-то похуже.

Но сколько бы я не бежала, неведомая сила возвращала меня обратно к дому и я в отчаянии начинала свой побег заново, а старуха сидела на скамье и наблюдала за мной, положив подбородок на набалдашник трости.

— Рассказывайте. — выдохнула я, присаживаясь рядом с ней и стараясь унять бешено бьющееся сердце. — Меня что, в жертву принесут? За этим меня позвали мои милые родственички?
— Внуки ничего не знают, за исключением размытой временем легенды. Незачем их подвергать их этому испытанию. — сказала старуха и повернулась ко мне. — Все, что рассказывал Антон — правда. В Белой Лилии поселилось зло и оно не уйдет пока не получит то, что хочет…

— Я тоже ваша внучка, если вы не забыли, — меня возмущала эта забота обо всех кроме меня. — Какая роль у меня во всем этом?
— Демон, пришедший на зов моего предка, — продолжила бабка, будто и не слыша моего вопроса, — потребовал от него за знания и власть…женщину из нашего рода.
— В смысле женщину? — мне начинало казаться будто я нахожусь в психушке.
— Каждые сто лет ему нужно отдавать женщину из нашей семьи, тогда все останутся живы.
— Я понимаю к чему вы клоните. Так отдайте ему женщину, благо их в вашей семье достаточно и без меня. — наглость этих «типа родственников» приводила меня в бешенство. Мало того, что они здесь все помешанные, так еще и меня втягивают в этот сумасшедший дом.

— Не все так просто, — старуха вдруг схватила меня за руку. — Где браслет?!
— Я сняла его и оставила в спальне, он причиняет мне боль! — я выдернула руку. — Подарите его кому-нибудь из своих драгоценных внуков!
— Георгий! Георгий! — закричала она прерывающимся голосом и мне показалось, что ее сейчас удар хватит.
Из -за угла показался шофер, его лицо было испуганным.
— Что случилось Наталья Робертовна???
— Немедленно поднимись в комнату Ларисы и принеси браслет! Немедленно!

Георгий помчался исполнять ее приказ, а она чуть не вопя от злости, прошипела:
— Больше не смей так делать! Ты погубишь всех нас!
— Мне это надоело! — я встала. — Не хочу слушать этот бред больше ни минуты!
— На женщине, которая должна принадлежать демону есть отметина, она с ней с самого рождения и это договор между нашей семьей и ним. — быстро заговорила старуха. — Это родимое пятно в форме цветка на животе!

Я замерла. Да, у меня было такое пятно и только сейчас я поняла, что оно похоже на…лилию! Да нет…не может быть…
— У твоей матери было такое пятно, — продолжила старуха, глядя на меня в упор немигающим взглядом. — Она убежала из дому с твоим отцом, отвергая свою судьбу и вот чем все это закончилось для нее! Проклятие убило ее!
— Моя мама умерла от рака! — я начинала дрожать словно что-то холодное и скользкое пробралось под одежду.
— Какая разница от чего?! От рака, от гриппа или от того, что кирпич на голову упал!

Демон не простил ее побега и уничтожил, а потом принялся за семью, заставив их снова вернуться в Белую Лилию!
— Но вы не могли знать о родимом пятне!
— Когда твоя тетка Элеонора поехала на похороны твоей матери, то заглянула тебе под сорочку, когда ты спала и привезла мне эту радостную весть. Теперь ближайшие сто лет, моя семья будет свободна от обещаний!
— А как же я?.. — прошептала я, раздавленная таким неприкрытым цинизмом. — Я что, ничего не значу?

— Ты значишь для нас многое. — произнесла старуха, словно командир, отправляющий солдата на смерть. — И впредь, не снимай браслет, если такое случится, то могут погибнуть невинные люди. Ты ведь не хочешь, быть виноватой в чьей — либо смерти? Браслет это печать демона. Ты одела его и теперь вы связаны с ним.
— Нет…нет…
Из-за угла показался Георгий с браслетом в руках.
— Помоги мне! — приказала ему старуха. — Спрячь поглубже свою жалость, или Он прибьет здесь всех, включая и тебя!

Георгий с виноватым видом направился ко мне и я побежала, но была быстро поймана и сжата в его сдерживающих объятиях. Он сжал мою руку и протянул старухе…Браслет сжал ее с еще большей силой и камни на нем вспыхнули с новой силой. Я носила печать демона.

В этот день я не выходила из комнаты и меня никто не тревожил, видимо полагая, что я должна переварить информацию в одиночестве.
Но мне не хотелось ни о чем думать и я, чтобы заглушить страх и беспокойство принялась рассматривать комнату и вещи, находившиеся в ней.

На стенах, оклеенных розовыми обоями, в красивых, резных рамочках, висели картины с изображением цветов, круглые часы с веселым циферблатом и фотографии мамы. Младенческие, из детского сада, школа…
На них она выглядела такой беззаботной и веселой, что у меня защемило сердце от жалости к ней. А меня хотели отдать чудовищу, которое повинно в смерти ее и других людей, попавших в это ужасное колесо горьких событий.

Я открыла ящик стола, на котором кроме письменных принадлежностей и папки с чистыми листами ничего не было. В нем были какие-то девичьи журналы, шкатулка с разной ерундой и пенал с карандашами, я попыталась задвинуть его обратно, но у меня ничего не получилось. Я дернула его снова, но он не поддался. Заглянув под низ, я заметила какой-то предмет, прикрепленный к дну ящика и с возрастающим интересом, принялась отдирать его.

Это оказалась старая, толстая тетрадь с потрепанными краями и потрескавшимся дермантином на обложке.
Любопытство распирало меня и я, усевшись на кровать, принялась рассматривать ее. Мне удалось прочитать выцветшие буквы и я задрожала от волнения. «Мой дневник» — гласила надпись. Это дневник моей матери!
С трепетом я открыла его..

12 июня 1978г
«Сегодня мы с Ромкой первый раз поцеловались! Это было так приятно! Но мама увидела нас и очень разозлилась. Она кричала и выгнала его из нашего дома, даже не смотря на то, что я плакала и говорила, что люблю его. Ненавижу ее! Она делает мне все назло! Я хочу убежать!

13 июня 1978
Это ужасно! Мама закрывает меня в комнате и мне приходится весь день смотреть в окно, как ее любимые дети Эдуард, Элеонора и Виоллета прогуливаются по лужайке возле дома, пьют чай в затененной беседке и проводят время за разговорами. Почему Эдуарду можно встречаться с девушкой, а мне с Ромкой нельзя??? Это не честно!
Вечером я попыталась поговорить с ней, но мама злилась на меня, но разговора не получилось.

Дальше листы были вырваны и продолжение уже датировалось 22 июня 1978г.

К нам в дом приехал красивый, молодой человек…Элеонора и Виоллета не отходят от него, будто возле него медом намазано. Мама говорит, что он сын ее хорошего знакомого и немного погостит у нас.
Аскольд. Странное имя. Да и парень тоже странный — молодой, красивый, а глаза такие, будто он уже лет сто прожил. Постоянно на меня пялится. Я Ромке рассказала, так он теперь меня ревнует, дурачок. Да-да! Я видела Ромку! Он пробрался в поместье и залез в окно! Я чуть в обморок от страха не упала. Мы долго сидели глядя на звездное небо и ушел он под утро, неслышно спрыгнув в траву с козырька лоджии.

Я улыбнулась и перевернула страницу. Папа…он был влюблен в маму всегда.

23 июня 1978г

Сегодня мама очень странная. Она целый день носится со мной как с писаной торбой. Улыбается, пытается шутить…этим она пугает меня. А к вечеру, она пригласила меня в свой кабинет и подарила золотой браслет с драгоценными камнями! Она что-то говорила о важности семьи, взаимопомощи, но я не могла взять в толк, что ей от меня нужно. За что этот подарок?

Я поблагодарила ее и сказала, что пойду спать, а на самом деле вылезла из окна и отправилась к озеру, где ждал меня Ромка. Мы просидели возле него до рассвета и Ромка предложил мне выйти за него замуж! Я согласилась!
О Боже, как я счастлива! Мне хочется и плакать и смеяться, внутри все сжимается от радости, но стоит вспомнить маму, настроение сразу же падает. Она не позволит. Моему счастью конец.

25 июня 1978г

Это самый ужасный день в моей жизни. Я хочу умереть. Сегодня Аскольд сказал, что я принадлежу ему и должна быть послушной. Мне было ужасно страшно когда он схватил меня за руку, браслет на ней словно обжег меня. Я оттолкнула его и убежала. У него ужасные глаза. Холодные и злые…
Подарок мамы мучает меня, он пронзает мою кожу миллионами иголок и причиняет боль. Мне хочется снять его, в этих камнях что-то живет…
Когда мама узнала, что я оттолкнула Аскольда, она пришла в ярость и избила меня своей тростью, оставляя на коже кровавые рубцы.

27 июня 1978 г

Все становится ужасным… Аскольд не дает мне проходу, а мама избивает меня каждый день, не давая зажить прошлым ранам. Они к чему-то готовятся и в доме царит словно предпраздничная суматоха. Это похоже на свадебные хлопоты.
Господи спаси меня! Я не хочу! Я люблю Ромку! Только его!
Мне ничего не говорят, но я чувствую как мать смотрит на меня, следит злым взглядом…

В обед привезли свадебное платье. Я выброшусь из окна!
Элеонора и Виоллета завидуют мне, я вижу это по их глазам, но как можно не видеть, что внутри Аскольда скрывается зло??? Страшное, темное облако окружает его и у меня мурашки бегут по коже при его появлении. Я знаю, что со мной произойдет нечто ужасное…
Сегодня я увидела его отражение в большом зеркале висящем в холле и чуть не закричала: за его спиной раскрывались огромные, черные крылья…он демон…он зло…Жаждущее затянуть меня в свои сети…

30 июня 1978г

Я пишу последнюю страницу своего дневника. Сегодня я или стану жертвой зла, поселившегося в доме или избавлюсь от него навсегда. Браслет лежит передо мной и его страшные камни потускнели, он больше не съедает мою энергию, он мертв.
Ромка ждет меня на озере с лодкой и вещами, которые я выкинула ему из окна. Теперь только Бог держит меня в своих руках и лишь в его силах удержать меня в них…
Я спрячу дневник и возможно кто-то найдя его, избавится от этого ужаса Белой Лилии… Но одно я знаю точно — ни я, ни мои дети, никогда не переступим порог этого дома.

Я прижала тетрадь к груди и закрыла глаза. Если бы она знала… Я в этом доме, я сама пришла в лапы зла, которое раскусила молоденькая девочка, а я, взрослая тетка, даже не обратила внимание на черноту сгущающуюся вокруг меня.
Но ведь отцу и матери удалось убежать! Может дело в том, что они поплыли по озеру? Да, наверное… Но где же взять лодку?

Во мне загорелась надежда. Маленькая, трудноосуществимая, но все же…
Когда в дверь постучали, я дернулась от неожиданности и быстро засунула тетрадь под матрас. В комнату заглянула экономка и ласковым голосом позвала меня к ужину.
Небо за окном захватывал сиреневый туман сумерек, печально ухала сова в лесу, а из открытого окна тянуло сыростью с озера. Мне ужасно не хотелось спускаться вниз, но я взяла себя в руки и вышла из комнаты.

Аскольд сразу же двинулся ко мне, как только я переступила порог столовой. Он взял меня за руку и повел к столу, словно исполняя какой-то ритуал. Бабка наблюдала за нами из под нахмуренных бровей, тетки и дядька потупились над тарелками, кузины поглядывали с завистью, а братья наблюдали с интересом.
— А у нас что-то происходит? — наигранно весело спросила одна из близняшек. Ее взгляд задержался на наших руках.

— Да, у нас будет свадьба. — хрипло ответила старуха и молодежь загалдела, с изумлением поглядывая на нас. Остальные прятали глаза. Я застыла буквально на мгновение, но тут же почувствовала болезненное сжатие сильных пальцев. Чтож…если вы решили все за меня, я подыграю вам, но уж постараюсь испортить все, что задумано.
Демон словно почувствовал мое настроение и нагнувшись ко мне, шепнул:
— Мне кажется, или в твоей голове со скрипом работают колесики?
— Тебе кажется.
— Жизнь любого, сидящего за столом зависит от тебя. Помни это.

Я посмотрела в его глаза. Глубокие и холодные.
— Мне все равно. Почему я должна переживать за людей, которые отдали меня чертенышу?
Он захохотал и все удивленно посмотрели в нашу сторону. Бабка напряглась.
— И тебе действительно не жаль если я сейчас оторву кому-нибудь голову? — улыбка на его лице стала зловещей.
— Мне кажется это уже их проблемы. — я не собиралась сдаваться этому существу с человеческим обликом.

Мама не сдалась.
» Но она умерла!» — шепнул внутренний голос.
Но не сдалась.

Вопросы готовы были посыпаться из уст братьев и сестер, но даже парни чувствовали отчетливое превосходство, опасность Аскольда и молчали, наблюдая за нами.
Демон наслаждался ужином, без конца поглядывая на меня и загадочно усмехаясь. Что ему нужно от меня? Что будет после свадьбы? Куда деваются отбывшие свой срок невесты, и что, он живет с ними пока их не коснется печать старости? Куча загадок окружала это и без того нереальное приключение, но разгадывать их собственноручно я не собиралась.
— Посмотрите! — воскликнул вдруг Антон, указывая на большое окно.

Все удивленно посмотрели в ту сторону и я тоже повернула голову в том направлении. Сквозь закрытые створки просачивался такой знакомый туман, тоненькими, похожими на кудряшки дыма, струйками. Они стелились по полу, вливаясь одна в одну и уже клубящейся волной подбирались к столу.
Аскольд резко встал и открыв окно, шагнул в темноту, ничего не сказав оставшимся. Туман потянуло назад и он быстро исчез вслед за демоном.
— Вы это видели??? — завопила Лолита, хлопая огромными глазами. — Это было так нереально!!!

Ее сестра повернулась ко мне и спросила:
— А куда ушел твой жених, Лариса? Как-то невежливо.
Я пожала плечами, не зная, что сказать, но тетка Элеонора вдруг прикрикнула на близнецов.
— Невежливо влазить с расспросами в чужие дела!

Девушки недовольно фыркнули, но вопросы прекратились.
— Я пойду отдыхать. — мне не хотелось оставаться с ними за одним столом. — Всем спокойной ночи.
— Хороших тебе снов, Ларисочка. — прохрипела бабка, но я проигнорировала ее пожелание. Мне не нужна ваша вежливость! Тем более спать я не собиралась.

Покинув столовую, я не пошла в спальню, а выскользнула из дома и стараясь не шуметь, обошла его, выглядывая Аскольда. Куда же он направился? Туман ему явно не понравился и даже мне было видно, что он напрягся. Скорее всего он пошел к озеру и если я потороплюсь, то обязательно успею догнать его.

Без страха я спустилась в темноте вниз по тропинке и прежде чем выйти на пустынный, открытый берег, прислушалась. Кто-то разговаривал, стоя рядом с озером и плеск воды заглушал слова. Я пошла под деревьями, стараясь оказаться ближе и вскоре оказалась прямо на против говорящих.

Аскольд стоял ко мне спиной и постоянно закрывал своего собеседника, голос которого был тихим, почти шипящим. Кто это? Неприятное ощущение жути проникло в меня с сырым воздухом и я поежилась.
— Ты хочешь войны? — донесся до меня голос Аскольда.
— Мы уже воюем. — ответил ему незнакомец. — И с твоей стороны было глупостью прийти сюда.
— Ты вторгся в дом.

— И что? Я имею право вторгаться в любое место куда захочу.
— Я понял, — голос Аскольда зазвенел. — Ты хочешь драки.
— Да. Ты правильно понял.
После этого Аскольда откинуло в сторону с такой силой, что демон отлетел почти к моим ногам и я зажала рот руками, чтобы не закричать. Подняв глаза, я застыла, глядя как в кромешной темноте сияет золотом незнакомец. Золотыми были его волосы, ресницы и кожа, золото лилось с его глаз, а струйки песка двигались под его ногами…

Аскольд одним движением поднялся на ноги, кинулся к незнакомцу и толкнул его в грудь. Тот отлетел так далеко в озеро, что я даже не услышала всплеска падающего тела. Теперь сомнений не оставалось — передо мной существа другой природы.
Аскольд застыл возле воды в напряженной позе, ожидая своего противника, но вокруг воцарилась такая тишина, что сдавливало ушные перепонки. Мне хотелось уйти, но я боялась быть обнаруженной, поэтому, чтобы больше не видеть демонических разборок, медленно развернувшись, оперлась спиной о ствол дерева.

То, что не одна, я поняла сразу, почувствовав кожей, присутствие чего-то инородного и опасного. Оно приблизилось и коснулось моего плеча. Я повернула голову и столкнулась взглядом с золотыми глазами. Мужчина приложил к губам палец и я кивнула, покрываясь холодным потом. Он улыбнулся и исчез, оставляя после себя в воздухе золотистое марево, а я вдруг почувствовала странное облегчение…что-то было не так…
С замиранием сердца, я подняла руку. Браслета не было.

Домой я вернулась сразу, как только Аскольд покинул берег озера. Быстро пробравшись в свою комнату, я заперлась и принялась лихорадочно соображать, как объяснить пропажу браслета. Потеряла? Но как? Он практически впился в мое запястье, я даже с трудом смогла расстегнуть застежку…
Да ну что они мне сделают? Не убьют ведь…

Но было страшно.
Окно распахнулось и волосы на затылке встали дыбом.
— Оста-анься-я со мно-ой…оста-анься…
Я схватилась за створки и увидела на подоконнике браслет.

Чертовщина! Существо из леса решило отдать мою вещь назад? Но зачем было забирать ее?
Я закрыла окно и взяв браслет за застежку, поднесла его к свету. Камни изнутри светились золотом, будто кто-то изгнал из них темную густоту и добавил солнца.
Защелкнув застежку на запястье, я не почувствовала дискомфорта: рука не болела, браслет не сжимал, а кожа прд ним не горела. Кто бы ты не был, странный незнакомец, спасибо…

Меня всю колотило от эмоций и я принялась расхаживать туда-сюда по комнате, обняв себя руками за плечи. Значит и у Аскольда есть враг и все эти вымыслы о чудовище из тьмы не лишены здравого смысла. Этот некто, находился на озере и приходил с туманом, словно холодная, осенняя ночь, он жил в этом мрачном лесу и об его присутствии сочиняли легенды…

Я подошла к камину и вдруг обратила внимание на темную полоску — одна из плиток плохо прилегала к остальным и я ковырнула ее ногтем. Она легко поддалась и я с замиранием сердца увидела отверстие, заросшее паутиной. Тайник.
Да мамина комната просто кладезь находок! Немного страшась, я просунула в это отверстие руку и сразу же нащупала в нем нечто твердое, завернутое в материю.

Книга?
Так и есть. Полуистлевшая ткань открывала обложку книги, страницы на торце которой стали коричневыми от времени.
» Страшные дела поместья Белая Лилия. Наука потомкам» Князь Липатов.
Мой предок! Неужели это он разбудил это зло, что терзает его потомков до сих пор? А может в этой книге есть ответы…

» За всю мою недолгую жизнь я познал многое…Науки, к которым я был склонен впитывал легко и с удовольствием. Но было всегда нечто такое, чего я не знал и это заставляло меня мучиться и искать истину. Так я познакомился с миром духов, демонов и ангелов. Это жестокий мир, наполненный своими законами и всегда готовый помочь просящему и всегда взимающий за это плату. Иногда непомерно высокую.

Мистические науки подтолкнули меня к желанию увидеть эти сущности, находящихся вне времени и бытия, попросить их, чтобы они наделили меня хоть толикой знаний, которыми владели…и я решился.
Когда пучины ада разверзлись и появился Он, несущий на своих черных крыльях запах серы и огня, я чуть не обезумел от страха и упав перед ним на колени взмолился о пощаде.
— Чего ты хочешь? — прогремел он, с легким свистом рассекая воздух крыльями.
— Знаний! — воскликнул я, протягивая к нему руки.
— Знаний? — удивился он. — Зачем тебе знания без власти? Проси и ее тоже.

В то время я не был князем и все мое богатство было лишь небольшой дом, оставленный родителями и уже почти заканчивающееся состояние отца, который был довольно преуспевающим купцом.
— Конечно я желаю власти! — крикнул я, осмелившись наконец поднять на него глаза. — Безумно желаю!

Демон смотрел на меня красивыми, пламенными очами, его брови были нахмурены.
— Ты все получишь, но при одном условии.
— Я согласен на все! — почти закричал я и он улыбнулся страшно и хитро. В его глазах читался восторг…

— Когда-то, на этом месте, ты построишь большое поместье и назовешь его Белая Лилия. — демон вдруг распахнул свои темные одежды и я увидел прекрасный рисунок на его теле — изумительной красоты цветы обвивали ужасные черепа с оскалившимися ртами. — Каждые сто лет, здесь будет рождаться дитя с отметиной на теле в виде цветка… Это дитя — мое. Превратившись в женщину, она должна будет прийти ко мне и остаться на целый век, до рождения следующей.

— Но зачем? — мне не хотелось отдавать ему свое потомство, но возможность почувствовать власть и насладиться тайными знаниями кружило голову. Разве одно дитя не стоит этих даров? Всего лишь одно дитя…
— Твои потомки будут дарить мне свою силу, душу и все человеческое, что есть в них, для того, чтобы мне было легче приходить в этот мир. Я хочу остаться в нем! — демон грозно посмотрел на меня, дрожащего от страха и возбуждения. — Но запомни смертный, если хоть раз что-то пойдет не так, я буду забирать пять душ твоих служащих и одну душу из твоей семьи. Но если договор прервется больше трех раз, я уничтожу всех, а твою душу буду вечность терзать в аду. Ты согласен?

Думал я не долго… Жажда всего того, что предлагал демон кружила голову и я совсем перестал соображать какому ужасному испытанию подвергаю свою семью.
— Да! Да, я согласен! — закричал я, протягивая к нему руки. — Я согласен!
Демон протянул мне браслет, украшенный драгоценными камнями и сказал:
— В этом браслете моя печать. Наденешь его на руку избранной и очередной договор будет скреплен. — перед тем, как исчезнуть, демон достал ужасный нож и полоснул им по моей шее. Кровь хлынула на браслет и камни ожили, заискрились живым светом. — Запомни смертный, пять и одна…
Демон исчез, а я кинулся смывать кровь с шеи, не чувствуя ни капли боли. Я добился чего хотел.

Прошло два года и все, что он обещал сбылось. Я попал на войну и совершив несколько подвигов, в том числе вытащив на себе с поля боя члена царской семьи, был награжден богатыми землями, крепостными и титулом князя. Построив на этих землях поместье, я назвал его Белая Лилия и окруженный благами и богатством, принялся за изучение книг, которые мне привозили из всех концов света и впитывал их знания как губка.

Через год я женился на чудесной девушке и совершенно забыл о демоне и нашем договоре. Но он заставил меня вспомнить о нем в тот день, когда родилась моя дочь.
Окрыленный счастьем, я вошел в спальню жены и склонился над кроваткой, в которой лежала новорожденная малышка. Дитя было прелестным если бы не странное, темное пятно на животике. Я присмотрелся и обмер — пятно было похоже на цветок лилии…Демон начал требовать плату.
Но то, что казалось таким мелким и незначительным ранее, теперь приобретало ужасную реальность. Как я мог отдать свою плоть и кровь демону? Злу, которое высосет из нее жизнь по капле, заставит мучиться долгие сто лет?

Я принялся искать выход, прекрасно понимая, что договориться с ним не удастся и демон не станет слушать меня.
Однажды, грозовой ночью, я вдруг понял, что мне нужно вызвать еще одного демона и попросить помощи у него, даже отдать ему свою жизнь, чтобы он защитил мою семью. Это решение придало мне уверенности и вселило в меня надежду. Этой же ночью, я принялся искать в своих книгах и древних текстах имя того, кто спасет меня. И я нашел его. Ваал. Ваал — Хаддад — демон бури, дух вероломства, безжалостный и коварный, обладающий силами разрушения, ненависти, мести, войны…

Овеваемый ветрами и оглушенный ужасной грозой, я взывал к Ваалу, стоя на берегу озера и лишь когда его поверхность вздыбилась, я испугался и подумал, что возможно я совершаю еще одну неповторимую ошибку. Но для стенаний было поздно, демон выбрался из пучины и разрывая клочья тумана своим большим телом, предстал передо мной.

— Чего ты хочешь, смертный? — его голос пробрался в каждую клеточку моего тела и сковал страхом. — Зачем ты призвал меня?
— Я прошу у тебя помощи! — взмолился я, падая перед ним на колени. — Я готов отдать тебе все, что ты не попросишь!
— И чем же я могу помочь тебе? — золотистые глаза Ваала проницательно разглядывали меня.

Мне пришлось рассказать ему все с самого начала и после этого я замер, страшась его реакции.
— А потом ты будешь искать демона, который уничтожит меня? — насмешливо произнес Ваал и я замотал головой.
— Нет, нет!
— Конечно нет. — прервал он меня. — Меня невозможно уничтожить, также как и демона Лилии. Но тебе повезло смертный…мы с ним ненавидим друг-друга и я готов испортить все, что он затеял.

— Спасибо! Спасибо тебе! — я не верил в свое счастье.
— Но это тоже не безвозмездно. — Ваал приблизился ко мне и прошептал, леденящим душу голосом:
— Твоя душа — это раз. Любая женщина твоей семьи — это два. Но лишь одна. Та, которую я захочу.
— Но как? — прошептал я, испуганно и жалко.
— Демон Лилии требует большего, а я всего одну и успокойся, это не твоя дочь. — он выжидающе посмотрел на меня.
Что мне было делать? Спасти многих, пожертвовав одной. Я согласился.

Этой же ночью, родимое пятно моей дочери пропало и на его месте осталась лишь чистая, розовая кожа. Это была самая главная победа.
Я решил хранить тайну Ваала и заставить свою семью верить в единственное проклятие демона Лилии, чтобы мое предательство осталось нераскрытым. Поэтому браслет я передал своему сыну и строго-настрого приказал исполнять все, что предусматривал договор с демоном.

Дочь моя выросла и стала матерью двоих сыновей, что несказанно меня радует, а сын еще не нашел свое счастье, но надеюсь наш род пополнится еще несколькими потомками мужского рода и долг демону Лилии отложится на долгое время. Мне очень хочется попросить прощения у своих потомков, но к сожалению это невозможно. Может когда-нибудь кто-то из них найдет эту писанину и вспомнит о своем непутевом предке. И самое главное, никогда не совершит такой глупости, которую совершил я…

 

Я посмотрела в окно. Луна круглым блюдцем заглядывала в него и виновато щурилась, будто нашалившая кошка. Значит вот кому я обязана своими проблемами…
Итак, Ваал все таки мешал демону Лилии в осуществлении договора и скорее всего это он помог скрыться моим родителям. Но Аскольд все таки добрался к маме и к остальным родственникам, попутно убивая других людей. Я прекрасно понимала, что Ваал помогает не из благородных побуждений, а из-за ненависти, но получить свободу я была согласна даже таким способом.

Я вдруг вспомнила происшествие на берегу озера, значит Аскольд знает, что его недруг мешает ему и возможно теперь станет более осторожным.
Спрятав послание своего предка обратно в тайник, я переоделась и забралась под одеяло. Мою голову не покидал образ Ваала, с его золотистым сиянием. Неужели это он просил меня остаться с ним, шепча эти слова из тумана? Но ведь его задача, помочь мне уйти из этого места, а не оставлять здесь… Я вдруг вспомнила его слова, цитируемые князем Липатовым: «…Любая женщина твоей семьи. Но лишь одна. Та, которую я захочу…»

А вдруг он захотел меня? Эта мысль заставила меня подскочить с кровати и кинуться к зеркалу.
Ничего особенного. Взъерошенная челка темных волос, узкое личико с большими глазами, румянец, пятнами расплывшийся по щекам…Слишком много желающих за это время заполучить эту » нереальную красоту». Я хмыкнула. Да уж…я моментально померкну рядом с сиянием его золота… Спать. Все. Остальное завтра.

Спала я крепко, без сновидений, будто это не на меня свалились эти странные приключения. Утро было бы прекрасным, если бы не предчувствие чего-то страшного и необратимого, шевелящегося в душе как клубок змей.
Я встала и мое внимание сразу же привлекло открытое окно. Но я ведь закрывала его! Штора слегка шевелилась от теплого ветерка и я заметила сквозь нее, какую-то вещь на подоконнике.

Медленно отодвинув штору в сторону, я восхищенно приоткрыла рот. Это была не вещь. Это была золотистая роза, упругая и влажная, с сильным, сладким ароматом и глянцевыми, изумрудными листьями. Я протянула руку, желая взять ее, но вдруг чья-то чужая рука схватила розу и вышвырнула ее из окна.
— Не смей прикасаться к ней!
Я уже знала кто стоит за моей спиной. Аскольд.

— Я думала ее положил ты. — сказала я, не оборачиваясь. Ему не стоило знать о моих находках и догадках.
— И тебе это понравилось? — его голос моментально потеплел. — Ты хочешь моего внимания?
— Нет. — я чувствовала его дыхание своей спиной. — Я не желала его.
— Возможно все изменится? — я почувствовала как он прижимается губами к моему затылку. — Нам ведь придется очень долго находиться рядом.

— А если я не хочу находиться с тобой рядом? — я повернулась к нему и наши лица оказались так близко, что у меня перехватило дыхание.
— Ты же все знаешь. — он в упор смотрел в мои глаза. — Договор нельзя нарушать.
— Ты, придумал его. И ты можешь аннулировать его. — я вдруг в порыве какой-то внезапной надежды, схватила его за руку. — Отпусти меня. Вокруг миллион женщин, которые пойдут с тобой не оглядываясь.

Демон разжал мои пальцы и его лицо приобрело жесткое выражение.
— Договор с адом, не в силах расторгнуть никто, кроме дьявола, ибо он является хозяином всех контрактов, которые мы заключаем со смертными. Смирись.
Я проскользнула между его телом, прижимающим меня к подоконнику и отошла от него подальше.
— Тогда запомни, я никогда не сделаю для тебя ничего по доброй воле. Ты мне противен.

Аскольд на секунду замер, его плечи напряглись. Потом он резко развернулся и вышел из комнаты, хлопнув дверью.
Я не чувствовала себя победительницей, мне хотелось плакать, что я и сделала, кинувшись на кровать…

Сославшись на головную боль, я не спустилась к завтраку и одев шорты с майкой, отправилась к озеру. Меня словно тянуло туда неведомой силой, хотелось посидеть в тишине под плеск воды, не думая ни о чем.
Я прошла по тропинке, спустилась вниз и прошлась по берегу, ступая по теплому песку. В одном месте он так глубоко ушел в озеро, что образовался маленький островок, на который я и пошла, оставляя глубокие следы.

Утреннее солнце припекало мои плечи и голые ноги, покрывая золотистым загаром и я сбросив с себя одежду и оставшись лишь в нижнем белье, шагнула в теплую воду.
Она была настолько приятной, что я, перевернувшись на спину, без страха поплыла дальше и дальше, наслаждаясь спокойствием озера и глядя в голубое небо, покрытое легкими облачками.

Странное, непонятное волнение, я почувствовала сразу…Озеро было спокойным, даже ветерок не волновал его серебристую гладь, но это было нечто, зарождающееся из глубины, похожее на ворочание огромного зверя. Я перевернулась на живот и быстро поплыла обратно, замечая как стайка птиц, испуганно взметнулась в небо с песчаной дорожки. Толща воды подо мною гудела и вибрировала и мне показалось, что даже ее плотность стала выше, будто я плыла по маслу…

Когда до островка оставалось не больше нескольких метров, вода передо мной вздыбилась с громким треском, словно разорвали кусок брезента и в огромном, искрящемся столбе, я увидела Ваала. Меня окатило волной и понесло от берега как щепку, почти захлебнувшуюся и ослепшую от воды, попавшей в глаза. Если бы не сильные руки, выдернувшие меня из этого водоворота, я бы непременно утонула, затянутая на глубину.

Я боялась открывать глаза, но чувствовала как он смотрит на меня. Легкий ветерок шевелил пряди моих волос и я чувствовала его пальцы, убирающие их с моего лица.
Я лежала на песке, а Ваал лежал рядом на боку, подперев голову рукой и рассматривал меня серьезными глазами.
— Я напугал тебя. Извини.
Я взглянула в золото его зрачков и покраснела. Ну до чего же хорош!
— Мне нужно идти. — я попыталась подняться, но он не дал, прижав меня к песку.
— Останься со мной.

Его рука лежала на моем животе и золотистые волоски щекотали кожу, такую белую, в сравнении с его бронзовой. Свежий, легкий аромат окутывал меня, а его глаза гипнотизировали, поглощая мой разум все больше и больше.
— Останься со мной…
Когда он прикоснулся к моим губам, я испытала нечто, похожее на оргазм, распластавшее меня своей силой по песку, не давая дышать, почти убивая своим напором…

Он выиграл это сражение поцелуем и оторвался от меня лишь когда я застонала, моля о пощаде, а может и наоборот…
Я не могла смотреть в эти золотистые глаза, боясь обжечься и торопливо схватив свои вещи кинулась прочь не оглядываясь. Меня никто не останавливал, но я чувствовала его позади себя, ощущала его присутствие настолько сильно, что каждая моя клеточка вибрировала в предвкушении того, что могло бы быть, останься я с ним на этом песчаном островке.

Я все еще дрожала, поднимаясь вверх по тропинке и не сразу заметила темную фигуру в ярких лучах солнца, слепивших глаза.
Аскольд стоял на верху и смотрел на меня, почти голую, возбужденную бегом, но больше всего поцелуем Ваала и его взгляд не предвещал ничего хорошего.
Я резко остановилась и принялась натягивать на себя помятые вещи и удивляясь сама себе: как я еще к дому в таком виде не выскочила…

Не успела я и глазом моргнуть, как демон оказался возле меня. Его ноздри трепетали то ли от гнева, то ли от того, что он увидел.
— Я просил тебя не ходить к озеру.
— А мне захотелось поплавать. — я стояла в одной майке, сжимая в руках шорты, а он медленно обходил меня по часовой стрелке.
— Ты кого-нибудь видела? — голос Аскольда был приглушенным и низким.
— Нет. Ни единой, живой души. — от его присутствия, волоски на моей коже становились дыбом. — Мне можно одеться?

— Подожди. — демон провел пальцами по моей ноге и вдруг схватив за руку, потянул за собой. — Пойдем на озеро. Я хочу побыть там вместе с тобой.
— Но я хочу домой…
Но он словно не слышал меня, таща сквозь заросли до самого озера. Я почти бежала за ним, не поспевая за его широкими шагами и обмерла, когда Аскольд потащил меня на песчаный островок.
Песок все еще хранил отпечатки наших с Ваалом тел и глаза Аскольда потемнели. Он все понял. Демон толкнул меня и я упала, совершенно ясно понимая, что сейчас произойдет…

— А теперь поиграем, да, моя будущая женушка? — Аскольд стянул футболку и я увидела на его торсе татуировку, описанную князем Липатовым. Сбросив штаны, он встал передо мной на колени, разглядывая хищным взглядом собственника. — Ты думала обхитрить меня?
Не смотря на мое сопротивление, демон стащил с меня трусики и отшвырнул их в сторону.
— Дай же мне попробовать тебя…
Его пальцы скользнули между моих ног и вдруг он зарычал, отдергивая руку.
— Дьявол!
Я с изумлением наблюдала как браслет на моей руке сияет золотистым сиянием. Глаза демона стали полностью черными…

— Она теперь моя! — из озера показался Ваал и Аскольд зарычал словно зверь, увидевший добычу.
— Нет! Этого не будет! — демон вцепился в меня мертвой хваткой, но Ваал вырвал меня из его рук и отбросил за спину.
— Попробуй забери ее!

Я приподнялась на колени, выплевывая песок изо рта и дрожащими руками натянула на себя шорты, которые к моей радости валялись неподалеку. В этих разборках я могла с легкостью пострадать, как морально, так и физически, что совершенно меня не устраивало и чувствовать себя игрушкой в демонических руках я не хотела.
— Не лезь Ваал! — Аскольд махнул рукой и я поехала задницей по песку прямо к нему. Он подхватил меня и прижал к себе. — Я тебя предупреждаю!
— Ты пугаешь меня? — оскалился тот и одним жестом заставил меня кубарем покатиться к нему, сдирая ноги о мелкие камешки и ракушки.

Я видела как Аскольд выставил руки и зажмурилась, представляя как полечу сейчас обратно, но сильные руки Ваала подняли меня над землей.
— Нет! — заревел он и кинул меня в воду. Я услышала как Аскольд закричал:
— Осторожнее, она же человек!
Сначала я не поняла, что произошло, но потом, видя удаляющиеся фигуры демонов, поняла, что практически лечу, брошенная как мяч. Я знала, что вряд ли выживу от удара об воду и принялась отчаянно молиться, заодно проклиная и демонов и бабку и князя Липатова.

Мне повезло, я как камень пластунец несколько раз отскочила от поверхности озера, испытав при этом жуткую боль и вошла в воду.
Отплевываясь и отхаркиваясь, я вынырнула на поверхность, испытывая страшную боль в теле и осмотрелась. Берег был не далеко, рядом плавала какая-то огромная коряга, а из под воды доносился знакомый гул. Я кое-как доплыла к плавающему бревну и вцепившись в него, приготовилась к появлению Ваала.
Когда демон вырвался из воды, я набрала побольше воздуха и спряталась под корягу, чувствуя как меня относит еще ближе к берегу той волной, что создал Ваал.

Когда легкие были готовы взорваться, я осторожно поднялась на поверхность и с облегчением заметила водяной вихрь, удаляющийся в противоположную сторону. Теперь осталось добраться к берегу, что было сравнимо с покорением Эвереста, но выбора у меня не было и морщась от боли, я поплыла вперед.

 

* * *
Прошел месяц с того ужасного дня на озере. Я по инерции ходила на работу, по инерции ела, принимала душ и разбирала постель, готовясь ко сну.
Когда я оказалась на берегу, обессиленная и разбитая, меня нашли местные рыбаки, которые не смотря на запрет, ловили рыбу в озере. Они отвезли меня в Ясеневое, а оттуда я добралась до города с местным участковым, которому рассказала удивительную историю о моем желании посмотреть на озеро белого тумана, где меня и избили, непонятные личности, украв при этом все мои вещи. Это я изложила в заявлении, опустив настоящие подробности моего появления и родство с хозяйкой Белой Лилии.

Две недели я отлеживалась в кровати, а потом стал звонить телефон, в трубке которого шипел знакомый голос Натальи Робертовны, а иногда слышался умоляющий голосок тетушки Элеоноры. Они угрожали мне, просили вернуться, но я лишь молча выключала телефон и мысленно показывала им большой кукиш. Даже если мне придется умереть как моей матери, то я буду знать, что выиграла этот бой со злом.
Откуда же я могла знать, что была наивной дурой и со мной еще никто не воевал…

Этот день тоже не предвещал никаких событий. Низкие тучи плыли над городом неся прохладу и колючие дожди, а я шла по тротуару, завернувшись в кофту с капюшоном и старалась не смотреть по сторонам, боясь увидеть золотистые глаза Ваала или черный взгляд Аскольда, преследующие меня.
Я зашла в подворотню и словно окунулась в тишину, лишь гулко стучали капли по жестяным козырькам. Мне нужно было пройти его и тогда я окажусь в своем дворе, не делая лишний крюк вокруг магазина и музыкальной школы.

Его я увидела сразу. Он стоял возле грязной стены и его сияние поразило меня своей чистотой. Оно лилось из его глаз как радуга в дождливый день и я замерла, не зная чего ожидать. Страх моментально вернулся ко мне, охватив противными щупальцами и я остановилась, зная, что при желании это существо догонит меня за секунду. Ну, а то, что это был не человек, мне стало понятно еще с первого взгляда.

Оно увидело меня и оттолкнувшись от стены, стало приближаться.
— Не бойся! — мужчина резко встал, увидев выражение моего лица. — Я не причиню тебе зла! Я пришел помочь!
— Кто ты? — я подозрительно разглядывала его, чувствуя в нем мягкую силу и открытость. — Я не нуждаюсь в помощи.

— Нуждаешься. — он все таки подошел ближе и я заметила какие странные у него глаза: яркие, светлые, окруженные странной сиреневой радужкой. — Зло идет за тобой.
— Я не понимаю о чем вы… — сказала я и попыталась обойти его.
— Ваал и демон Лилии придут за тобой. Они уничтожат твою душу.
Я остановилась.
— Кто ты?
— Я — Хазиель. Ангел Господень.

Я быстро пошла вперед, не желая этих разговоров и воспоминаний о том, что произошло со мной в Белой Лилии. Неужели мне не удастся пожить спокойно?!
Слишком много за это время я увидала неземных существ и более слабому человеку наверное уже пора было бы обратиться к врачу.

Я почти забежала в подъезд и возмущенно выдохнула, когда увидела ангела возле своих дверей.
— Ты что, будешь ходить за мной?
— Буду, — кивнул он. — Я должен защитить тебя.
— Ну ладно…заходи. — я открыла дверь и пропустила его в квартиру. — Расскажешь как ты узнал обо мне.

Абсолютно не смущаясь, он вошел и я обратила внимание на то, как ангел с интересом разглядывает окружающие его вещи.
— Проходи в комнату, — я показала ему на дверь. — Чай будешь?
Он отрицательно покачал головой и направился к дивану.
Я вздохнула и пошла следом.
— Итак, — я уселась напротив него. — Рассказывай.
— Я видел твоего ангела-хранителя, — он улыбнулся и у меня от его улыбки, задрожали коленки. — Он был весь опален…

— Это как? — я даже представить не могла как выглядит мой хранитель.
— Так бывает когда человек близко сталкивается с демонической энергией. Страдает ангел…он ведь всегда рядом… Бедняга поднялся на небеса, чтобы немного регенерироваться и от него я узнал твою историю…а потом захотел посмотреть на тебя и помочь.

— Как ты можешь помочь мне? — я уже чувствовала к нему симпатию. Длинные ресницы, вьющиеся, темные волосы и яркие, необычные глаза делали его похожим на друга куклы Барби, Кена.
— Еще не знаю. — он пожал плечами. — Но зло не должно портить человеческие души.
— Ясно. — я посмотрела на его красивые, длинные пальцы. — Ну располагайся, Хазиель…
Он снова мне улыбнулся. Так улыбаются дети во сне…

Что бы я не делала, он наблюдал за мной, рассматривал с интересом и его глаза светились ласковым светом. Он рассказывал мне о небесах, ангелах и демонах и был настолько искренним и открытым, что его хотелось слушать бесконечно. Когда в открытое окно бесшумно шагнул вечер, я постелила ему на полу, а сама легла на диван, ощущая исходящий от мужчины запах, похожий на аромат жасмина. Наверное так пахнут ангелы?

— Какие сны ты видишь? — спросил он, снимая одежду.
— Разные… — я с некоторым смущением наблюдала за тем, как он раздевается. — Иногда приятные, иногда странные, а иногда меня мучают кошмары…
Ангел расстегнул молнию на джинсах и потянул их вниз.
— Ты что делаешь?! — я закрыла глаза, поняв, что под джинсами ничего нет.
— А что? — его голос прозвучал немного растеряно. — Я что-то сделал не так?

— Мы не ходим обнаженные перед друг-другом! Это неприлично!
— Извини… — я услышала как он застегивает молнию. — Я не думал об этом…
— Я сейчас дам тебе халат. — я открыла глаза и ободряюще улыбнулась ему: действительно, ну не виноват же он в том, что его душа чистая и неиспорченная условностями.

Мой длинный, махровый халат был на него безбожно мал и красивые, мускулистые ноги Хазиеля соблазнительно маячили перед моими глазами.
— Все ангелы такие красивые? — не удержалась я от вопроса.
— Красивые? — удивился он, вытянувшись на надувном матрасе и положив руки под голову. — Мне всегда казалось, что люди намного красивее ангелов…такие разные…
Я незаметно окинула его взглядом и покачала головой…да уж…

— А разве ты не видишь сны? — вспомнила я его вопрос.
— Вижу, — Хазиель повернулся ко мне. — Но они только о небесах…я не знаю, что такое кошмары.
— Ты счастливый, — усмехнулась я. — Спокойной ночи.
— Спокойной ночи.
Я потушила ночник и заснула так сладко, как давно уже не засыпала.

Мне снились чудесные сады с необычными цветами, изумрудной травой и разноцветными бабочками, завораживающая музыка и белые облака…

Я пошевелилась и открыла глаза, когда слепящий свет из сна, разбудил меня в реальности. Мое дыхание сперло от эмоций, когда я сквозь полуприкрытые веки увидела Хазиеля. Ангел сидел на полу, лицом ко мне, полностью обнаженный и его большие, белоснежные крылья, как шатер накрывали меня, распространяя удивительный аромат. Его глаза были прикрыты, а руки сложены на груди, будто он молился, бледная кожа светилась в темноте и он казался нереальным в этой темной комнате.
Мне было так уютно, словно я вернулась в детство и снова закрыв глаза, я заснула, зная, что ничто не побеспокоит меня этой ночью…

Когда я проснулась от звона будильника, ангел был уже одет и стоял возле окна.
— Доброе утро.
— Оно действительно доброе. — я сладко потянулась. — Я отлично выспалась.
— Я рад. — он повернулся ко мне, улыбаясь ласковыми глазами. — Что будем делать?
— Я пойду на работу, а ты останешься дома.
— Нет! — Хазиель шагнул ко мне, напряженно глядя мне в лицо. — Я не отпущу тебя одну!
— Но ты не можешь пойти со мной…
— Я пойду.
Я вздохнула и пошла в душ. Придется брать отпуск за свой счет.

Мы шли по улице и Хазиель указал в сторону сквера.
— Давай посидим.
Я была не против и мы присели на лавочку под каштаном.
— Возможно ли, что демон оставит меня в покое? — меня не оставляла надежда на такой исход дела.
— Нет, если заключен договор, он просто обязан довести до конца задуманное. — ангел слегка приобнял меня. — Не бойся, я защищу тебя.

Его прикосновение дарило тепло и я положила голову ему на плечо. Если бы он остался со мной навсегда…
— Какая картина! — голос Аскольда прозвучал настолько неожиданно, что у меня внутри все сжалось в приступе ужаса. — Оторвись от своего кавалера и пойдем со мной.
Я повернулась к демону и почувствовала как Хазиель сжал мою руку.
— Ты не слышала меня? — Аскольд говорил тихо и спокойно, но за этим спокойствием скрывалась плохо прикрытая злость. — Встань и подойди ко мне.

Я посмотрела в ласковые глаза ангела и он легко покачал головой.
— Что происходит? — Аскольд резким движением попытался схватить меня за руку, но Хазиель ловко перехватил его кисть и в воздухе раздался едва слышимый треск.
Демон отдернул руку и изумленно уставился на ангела.
— Что ты делаешь здесь, отродье с куриными крыльями?!
— Не подходи к ней. — Хазиель никак не отреагировал на оскорбление. — Я не позволю забрать ее душу.

— Ты думаешь можешь бороться со мной? — прошипел Аскольд. — Ты слишком слаб для этого! Может пока не поздно ты возвратишься на небеса и продолжишь петь хвалебные гимны Богу?
— Не будь таким уверенным в себе. — Хазиель подался вперед и почти прикрыл меня своим телом. — Я не отступлю.
— Ну чтож, ты сама этого захотела. — прошипел Аскольд и растворился в воздухе.
— Теперь стоит ждать беды. — Хазиель стал грустным. — Мне жаль.
— Не стоит… Если бы я осталась с ним, бед было бы куда больше… — ответила я, но страх все сильней укоренялся во мне.

Всю дорогу к дому, Хазиель не отходил от меня ни на шаг, но я замечала напряжение, в нем и волнение в этих красивых глазах. А вдруг он действительно не сможет оказать сопротивление демону и Аскольд лишь еще больше разозлится?
Невеселые мысли не покидали меня весь день и ангел как мог пытался развеять их. Присутствие Хазиеля помогало мне и его внутренняя, божественная сила создавала невидимую ауру, успокаивающую меня. Он с удовольствием смотрел мои детские фотографии, смеялся над моими сбитыми коленками и даже съел кусок пирога, который получился похожим на кирпич (за что я ему была очень признательна).

Меня немного попустило и я даже достала бутылку вина. Мы расположились на полу сложив ноги в позе лотоса и ангел снова тихо заговорил, развеивая мои страхи и сомнения, окуная меня в мир, который был так близок.
Когда появился Аскольд, я даже не поняла, что произошло, он с ужасной силой ударил Хазиеля и тот впечатался в стену, кроша ее как кусок пенопласта.
— А теперь пойдем. — он протянул мне руку. Его дыхание было прерывистым и хриплым. — Если ты не хочешь, чтобы я уничтожил твоего божественного дружка.

Я встала и приблизилась к нему.
— Молодец. Где браслет?
— Я не знаю. Скорее всего он утонул в озере. — меня начинало подташнивать от страха.
— Идем. — демон взял меня за руку.
— Нет. — я повернула голову и увидела, что ангел встал. — Она не пойдет с тобой.

В один момент я оказалась на полу, прикрытая белыми крыльями, а сверху на Хазиеля сыпались мощные удары, обезумевшего демона. Ангел даже не дрогнул, согнувшись надо мной, лишь по его щеке скатилась слеза, давая мне понять какую боль он испытывал, защищая меня…
Зло зарычав, демон исчез и только потом Хазиель слегка покачнулся и опустился рядом со мной.
— И этот бой мы выиграли…

Меня трусило как в лихорадке, внутри смешивался страх с злостью и жалостью к прекрасному существу, страдающему от ненависти демона. Я помогла ему лечь и присела рядом, поглаживая его плечу.
— Чем я могу тебе помочь?
— Ничем. Скоро все пройдет. — Хазиель пристально посмотрел на меня. — О чем ты думаешь? Я чувствую в тебе вину…
— Ты не должен страдать из-за меня. Я этого не стою.
— Этого стоит каждый человек. — ответил он и я ему поверила.
Через несколько минут, он словно впал в забытье и я, обрадовавшись, что он заснул, выключила свет и вернулась на свой диван. Подложив под щеку руку, я смотрела на него, испускающего легкое сияние до тех пор, пока не заснула.

Я снова находилась в Белой Лилии и бежала в темноте по тропинке к озеру. Туман гнался за мной, протягивал свои щупальца и я чувствовала его холодные касания к своим лодыжкам. Мне было страшно до одури и слезы душили меня, собираясь тугим комком в горле. Что-то приближалось ко мне, темное и жуткое, прорезая лес своими огромными крыльями. Оно летело за мной.
Господи! Господи! — повторяла я как заведенная, не зная о чем я молю его, но шум крыльев становился все ближе и ближе, пока не оглушил меня, зависнув над моей головой.

Очнувшись от сна, я вскочила с дивана и кинулась к Хазиелю, желая вновь обрести то чувство защищенности и умиротворения. Ангел казалось ждал меня, он раскрыл свои объятия и я утонула в его запахе, пока он бережно баюкал меня как ребенка…

Еще не рассвело когда зазвонил телефон. Я уже знала, что это что-то не хорошее и дребезжащий аппарат напоминал мне раскорячившегося паука.
— Близняшки погибли… — голос бабки звучал глухо и зло. — Спасибо тебе.
Я опустилась на пол, прижимая трубку к уху. Как погибли? Веселых, глупых Луизы и Лолиты больше нет?
— Что случилось? — прошептала я, прекрасно зная кто виноват в этом.
— Они утонули в озере. — старуха истерически рассмеялась. — Ну почему он не забрал меня? Почему???

Она что-то говорила еще, но я не слышала ее. Нет…только не это…демон принялся косить своих жертв.
Я заплакала. Но в чем виновата я? В том, что не принесла в жертву себя?
— Не вини себя, — ангел присел рядом и тоже облокотился о стену. — Во всем виновато зло, которое мучает людей и будит в них самое плохое. Оно изворачивается, лжет и причиняет боль. Не ты…
— Я знаю, но от меня зависят другие жизни. — я уже решила, что буду делать. — Я не могу спокойно сидеть в стороне когда умирают люди.

— Что ты намерена делать? — ангел насторожился.
— Я поеду в Белую Лилию и сделаю все, что требуется от меня.
— Нет! — Хазиель схватил меня за плечи и несколько раз встряхнул. — Ты понимаешь, что сама потакаешь злу?! Он очень силен в этом месте, сильнее чем в любом другом!
— Не проси меня остаться Хазиель, ты сам пришел, чтобы защитить меня и подставил свою спину под удары демона, чем я буду лучше него, если позволю умирать невинным людям, прячась как крыса? — я встала и чувствуя странную легкость и спокойствие, пошла собирать вещи.
Ангел так и остался сидеть возле стены, глядя на меня с болью в больших, красивых глазах…

Когда мы подъехали к вывеске «Ясеневое», погода странным образом поменялась и Хазиель напряженно смотрел на небо, в нем чувствовалась борьба и желание постоянно держаться рядом со мной. Он то держал меня за руку, то шел позади, словно отгораживая от чего-то и был неразговорчивым и серьезным.
Путь к поместью нам пришлось идти пешком и когда перед нами возникло озеро, я заволновалась. Туман полностью заволок его зеркальную гладь и шевелился как живой, напоминая мне о Ваале, находившемся где-то рядом.

Белая Лилия встретила нас угрюмо и настороженно. Ее белый фасад посерел и словно лицо старика осунулся и покрылся трещинами как морщинами.
— Здесь живет зло. — прошептал Хазиель. — Оно насмехается над нами. Наблюдает.
— Да, я чувствую. — мне хотелось бежать прочь отсюда, но ведь я решилась…
Мы вошли в открытые двери и я собравшись с духом, крикнула:
— Есть кто-нибудь?
— А-а…явилась… — хриплый голос бабки раздался совсем рядом. — Чего тебе нужно? Посмеяться пришла? Только ведь знаешь, он тебя ведь теперь не отпустит…

— Где все? — спросила я, чтобы не слышать ее противного карканья.
— Девочки на кладбище…все остальные в доме…их жрет страх…из-за тебя…из-за тебя…
— Она ни в чем не виновата! — Хазиель побледнел. — Вы сами позволили злу поселиться здесь!
— А кто ты такой, чтобы судить меня? — старуха вышла из тени и я поразилась ее горящим ненавистью глазам. — Убирайся отсюда!
— Вы одержимы. — прошептал ангел и повернулся ко мне. — Давай уйдем отсюда.

— Разве я могу отпустить ее когда она сама пришла ко мне? — мягкий, ласковый голос пробрал меня морозом.
Я с изумлением повернулась и увидела Ваала, спускающегося по ступеням, легкой, небрежной походкой.
— Не ожидала меня увидеть, милая?
Он посмотрел на Хазиеля и хищно оскалился.
— Ты настолько смел, насколько глуп ангел… Ты пришел искать смерти?
Я стояла как громом пораженная, что он делает в доме? Где Аскольд?

— Я умею делать сюрпризы, — Ваал приблизился к нам и его немигающий взгляд остановился на мне. — Посмотри, что я тебе принес.
В его руке блеснул браслет, только в нем камни стали совсем желтыми, с легкой, золотистой дымкой.
— Одень его.
— Нет! — ангел оттолкнул меня в сторону. — Если ты его оденешь, твоя душа будет принадлежать ему!
— Заткнись чертов праведник! — Ваал отшвырнул Хазиеля с такой легкостью, будто он весил не больше пушинки. — Пора научить тебя уму!

Пока бедный ангел пытался встать на ноги, Ваал снова ударил его и мне показалось, что сейчас он умрет, ведь переносить такие удары было просто невозможно!
— Прекрати! — закричала я. — Не бей его, я одену браслет!
— Хорошо, — Ваал повернулся ко мне. — Я жду.
С ощущением того, что я поднимаюсь на плаху, я положила браслет на руку, чувствуя его холод, но стоило мне коснуться застежки, как чья-то рука сорвала его с меня и бросила в темную пасть камина.
— Мне кажется я вовремя.

Аскольд стоял напротив Ваала и их ненависть черным клубком повисла в воздухе. Старуха в ужасе скорчилась в углу, а Хазиель все еще пытался встать, цепляясь за стенку.
— Ты проиграл. — Ваал улыбнулся. — Договор заключился. Теперь она знает, что я — демон собирающий души Белой Лилии и эта женщина моя.
— Но я еще здесь. — Аскольд был спокоен и почти улыбался.

— Это ненадолго. Я позабочусь об этом. — Ваал бросил на меня хитрый взгляд. — Кстати, ты очень легковерна милая, подделать дневник твоей матери и писанину князя, мне не составило труда… А ведь бабка предупреждала тебя обо мне! Этот прекрасный, черноволосый демон защищал тебя от меня! Браслет — это печать демона защитника, который ты позволила забрать мне и переделать в свой знак. Знак Ваала, который ты не снимешь до конца жизни!

Я застыла, испытывая не просто шок, а впадая практически в ступор от происходящего. Аскольд, стоявший рядом, привычным жестом взял меня за руку. Его глаза стали полностью черными.
— Давай же, попробуй забрать ее.
Я почувствовала, что меня как щепку бросают в распахнутые двери и уже кувыркаясь по ступеням, я услышала жуткий грохот, доносившийся из дома. В плече что-то хрустнуло и я потеряла сознание.

В отключке видимо я была не долго, потому что ужасные звуки, доносившиеся из дома говорили о том, что битва продолжается. Я принялась медленно подниматься и тут же взвыла от боли, когда чьи-то руки попытались помочь мне.
— Да у тебя плечо сломано! — возле меня стоял Георгий, его лицо было испуганным, но по видимому бросать он меня не собирался. — Давай-ка я помогу тебе убраться отсюда.
— Нет, мне нужно в дом. — моя рука висела как плеть и даже малейшее движение причиняло мне невыносимую боль.
— Зачем??? — воскликнул шофер. — Убирайся отсюда! Ты разве не видишь, что сейчас здесь произойдет что-то ужасное?!

Я молча отвела от себя его руку и пошла по ступеням.
Когда я схватилась за ручку двери, чтобы не упасть, увидела страшную картину: бабка лежала возле камина с разорванным горлом, Хазиель раскинулся на полу, одно из его белоснежных крыльев было сломано и мне были видны почти прозрачные кости, обагренные кровью, а другое слабо шевелилось. Большое, французское окно,ведущее к озеру было выбито и тугой, плотный комок швыряло по всей лужайке где недавно весело проводили время мои родственники. Иногда из него появлялся Ваал, сея золотую пыльцу вокруг себя, а следом за ним Аскольд, потемневший от злости, с страшными, мутно-черными глазами.

Я кинулась к Хазиелю и заметила, что он слегка дрожит.
— Хазиель! Хазиель! Ты меня слышишь?!
— Все…будет…хорошо… — он открыл глаза и я с ужасом увидела, что они наполнены кровью, пульсирующей в разбежавшихся прожилках. — Не смотри на меня…
— Не говори ерунду! — я положила его голову себе на колени. — Чем я могу помочь?
— Здесь есть часовня…меня нужно отнести туда…
— Потерпи, я сейчас!

Я одной рукой сорвала с окна штору и расстелив ее на полу, взмолилась:
— Хазиель, помоги мне! Постарайся лечь на штору! У меня сломана рука!
Он попытался, но со стоном упал обратно. Я тянула его как могла и плакала громко, навзрыд, не обращая внимания на свою боль.
— Лариса! Мы сейчас поможем тебе!!!
Я удивленно задрала голову и увидела наверху Антона с Тимофеем. Молодые люди выглядели весьма напуганными, но тем не менее быстро спустились вниз.
— Что нужно делать?
— Отнесите его в часовню.

Мужчины поволокли ангела к выходу, а я кинулась к окну. Демоны стояли напротив, залитые почти черной кровью и тяжело дышали, гипнотизируя друг-друга горящими глазами. Аскольд заметил меня и заревел, сотрясая все вокруг:
— Уходи отсюда!!!
Ваалу хватило этого момента, чтобы с силой ударить его в лицо и повалить на землю. Я стояла и тупо смотрела, как он наносит удар за ударом, убивая демона этими ужасными вспышками, которые сопровождали каждый взмах его рук. Браслет!

Еще не совсем понимая, что я делаю, я подбежала к камину и выхватив из него украшение, швырнула его на пол и огляделась. Большой, бронзовый подсвечник стоял совсем рядом и я принялась бить им по браслету, кроша камни с громким треском. За окном воцарилась гробовая тишина.
Я взметнулась наверх и посмотрела на лужайку. Аскольд лежал на изумрудной траве, открытый солнечным лучам, его лицо было бледным, с темными потеками крови на висках и подбородке, а Ваал, как ужасный, разъяренный бык шел к дому и воздух вокруг него вспыхивал искрами.

Я кинулась обратно и когда фигура демона появилась в проеме окна, ударила по браслету со всей силы. Последний, целый камень лопнул и Ваал заорал, хватаясь за голову. Его тело охватили языки пламени, которые взметнулись к шторам, опаляя их и он медленно стал исчезать в них, прожигая меня взглядом золотистых глаз… Все было кончено.
Я выскочила на лужайку, переступив через кучку пепла, оставшуюся от Ваала и подбежала к Аскольду.

— Очнись! Очнись! — я положила голову ему на грудь, лихорадочно соображая есть ли у демонов сердце. — Ну пожалуйста!
— Где Ваал? — простонал он и я обрадованно посмотрела ему в лицо.
— Сгорел! Он сгорел!
Аскольд опять откинул голову на траву и прикрыл глаза.
— Все…теперь мне не от кого тебя защищать. Ты свободна.
— А может я не хочу быть свободной?

Его темные глаза снова распахнулись.
— Это то, что я подумал?
— Ага… — я смущаясь, хотела прикоснуться к его лицу, но завопила от боли.
— Что такое??? — демон с трудом приподнялся. — У тебя сломана рука??? Из-за меня!
— Ничего, это поправимо. — я улыбнулась ему. — Как? Как ты оказался моим защитником? На тебе татуировка лилии…

Аскольд задрал футболку и произнес:
— Каждый череп, который обвевает цветок, это душа, которую я не смог спасти. Сначала твой предок вызвал Ваала, а потом уже меня, попросив помощи в обмен за душу. Мы боролись с ним долгие года, играя людьми как куклами.., он добивался обещанных ему женщин, а я старался увести их от него. Твоя мать была хорошей, молоденькой и влюбленной, чтобы спасти ее, мне нужно было взять ее себе, но она была так влюблена…

— Ты помог им убежать?
— Да.
Я чуть не разрыдалась от чувств охвативших меня.
— Зачем ты напал на Хазиеля?
— Потому что хотел забрать тебя подальше и спрятать от Ваала, а он не давал мне этого сделать. Ну и еще потому, что мы с ним по разные стороны баррикад. — Аскольд замолчал, а потом добавил: — Ведь ты та женщина, которую я ждал века…

 

ЭПИЛОГ

Белая Лилия ожила с новыми жильцами и даже озеро прекратило выглядеть как застывшее зеркало, плескаясь о берег. Бабку мы похоронили рядом с близнецами, Виоллета уехала за границу, а Эдуард с Элеонорой вернулись в город. Тимофей, Антон и София остались в поместье рядом со мной.
Хазиель поправился и вернулся на небеса, но вскоре мы опять встретились…его безумно тянуло в общество Софии.
Теперь я была хозяйкой Белой Лилии и наши с Аскольдом дети будут защищать эту землю от зла… Но я навсегда запомнила одну истину: » Не всегда, что выглядит в твоих глазах плохо, таковым и является. «

А Ваал не умер. Демоны так просто не гибнут. Он ждал. Ждал когда у Аскольда родится дочь и он обязательно подарит ей свой браслет…

(Читать онлайн фэнтези про демонов и любовь)

 

2 комментария

  1. Отличная статья! Много полезного для себя подчерпнула!
    Да и вообще, planetaezoterika.ru/journal — очень хороший сайт!
    Спасибо Вам и хорошего всем настроения!

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector