Главная » ФЭНТЕЗИ РАССКАЗЫ » Любовное фэнтези » Высокие кедры Сибири. Тьма.
Высокие кедры Сибири. Тьма.
Высокие кедры Сибири 1

Высокие кедры Сибири. Тьма.

Читать любовное фэнтези про попаданок 

 

Часть 2. Начало здесь.

С момента всех странных событий, произошедших с нами, прошел ровно год, но они до сих пор ярким воспоминанием тревожили мою душу. То, что приключилось потом, я хочу рассказать лично, стараясь не потерять ни единого слова и ни единой буквы, чтобы эта история заставила задуматься всех, кто не верит в чудеса…

* * *
С Ренатой мы больше не разлучались. Пережитое нами, не позволяло нам расстаться и раствориться в разных концах этого города. Каждый день мы встречались у меня или у нее и без устали обсуждали все, что помнили.
Джоан отправилась со своим демоном в какие-то неведомые дали, а может и ведомые, но только им двоим, а мы с легкой грустью желали еще одной встречи с этой удивительной женщиной.

Илья уехал из города в неизвестном направлении, скорее всего в Москву к своей тетке, остальная компания тоже распалась и при встрече с нами бывшие друзья старательно прятали глаза. Но им было невдомек, что мы с Ренатой даже благодарили их, сидя на маленькой кухне, ибо без их предательства и страха, мы бы никогда не побывали в средневековой Англии, не узнали Джоан, и не познакомились бы с ужасно привлекательными Корби.

День Святого Николая начался с ледяного дождя, который сыпал по карнизу с ужасным звуком, похожим на маленькие отбойные молоточки. Выглянув из окна, я поняла, что к остановке я скорее доеду, чем дойду — тротуар был похож на зеркало. Откусив от бутерброда приличный кусок, я прилипла носом к стеклу, рассматривая знакомый силуэт, стоявший враскорячку под порывами ветра. Рената. Ее красный шарф трепетал как знамя коммунизма, тоненькие ножки разъезжались в разные стороны, а огромная сумка, в которой не хватало лишь пылесоса и утюга, служила ей видимо балансом, не позволяя подруге уехать в сторону железнодорожного вокзала.

Наблюдать за ее выкрутасами было конечно весело, но решив, что спасти ее сейчас будет куда проще, чем искать на вокзале, я положила бутерброд на стол и накинув куртку, спустилась вниз.
— Слава Богу! — заорала Рената, перекрикивая ветер. — Думала уж все…снесет к чертям собачьим!
— Цепляйся за меня! — я подставила ей руку и тут же чуть не взвыла от цепких пальчиков. — Больно!
— Потерпишь. — ответила нагла морда с красными от ветра щеками и потащила меня к подъезду. — У меня дело срочное!

— Мне на работу уже пора! Не может твое дело потерпеть до вечера? — я недовольно покосилась на нее. — Что уже стряслось в такую рань?
— Мне звонил отец Ильи! — выпалила Рената, как только мы захлопнули за собой дверь подъезда. В его тишине это прозвучало как гром среди ясного неба.
— Зачем???? — я изумленно наблюдала как подруга вытирает струйки воды, льющихся с подтаявшей шапки.

Мне действительно очень хотелось знать, что понадобилось человеку, с которым мы обе общались максимум пару раз.
— Я же риэлтор! Забыла? — немного с пафосом и немного с обидой произнесла Рената.
— И что? — я никак не могла понять каким боком ее профессия могла повлиять на желание отца Ильи, общаться с ней.
— Он предложил мне заняться продажей дома его матери! Ну, того дома, в лесу! — Рената уставилась на меня немигающим взглядом, словно ожидая, что я сейчас или в обморок грохнусь или начну плясать. — Ну?
— Чего «ну»? — я смотрела на нее как на притрушенную. — Мало того, что эту халупу в глуши леса никто не купит, но и не обижайся, риэлтор с тебя тоже не ахти…ты и пентхаус в центре Нью-Йорка за штуку баксов не продашь.
— Ой да знаю я! — отмахнулась от меня Рената. — Я же о другом! У нас есть возможность снова поехать туда… и у нас есть ключ! Та-дам!!!

Она помахала перед моим носом ключом и я похолодела.
— Ты хочешь…
— Я хочу снова попробовать залезть в тот подвал!
Меня затрусило, потом я застонала от той борьбы, которая происходила внутри меня, но здравый смысл все еще присутствовал и я подозрительно поинтересовалась:
— А почему он доверил это заведомо невыполнимое дело, тебе? Что, больше риэлторов в городе кроме тебя нет?
— Не знаю…может из-за того, что знакома с его сыном…- при этом Рената закашлялась. — Может подумал, что расстараюсь…
— Ну да…а то он не знает, что после тебя у него еще миллион таких был… — теперь закашлялась я. — Ну странно это все…

— Странно не странно, а такой шанс упускать нельзя! Подумаешь, отдам потом ему ключ и скажу, что покупателей не нашлось. Думаю он не сильно удивится… — талдычила свое Рената. — Поедем, посмотрим…вдруг Джоанн еще увидим…Она наверное живет в своем доме вместе со своим демоном…
Глаза подруги мечтательно закатились, но нужно сказать и я начинала поддаваться искушению увидеть все еще раз.

— Ну хорошо… Думаю если мы просто поедем посмотрим,ничего страшного не случится. А с чего ты взяла, что мы снова сможем попасть в прошлое? — эта мысль пришла в мою голову неожиданно, а главное вовремя. — Первый-то раз мы туда отправились потому что это было нужно демону, влюбленному в Джоанн!
— Не знаю, но мне кажется там нас ждет какое-то волшебство! — промяукала Рената и мы обе взвизгнули когда из под ступеней, ведущих в подвал, показалась морда с кудлатой бородой и подбитым глазом.
— Достали, б…ть уже! Волшебницы хреновы! Поспать честному человеку не дают! Валите отсюда, а не то я вас не в прошлое, а в травматологию отправлю!

* * *
— Древний сказал, чтобы мы зачистили место где был переход. Слишком много энергии там гуляет…мелкие бесы и всякая гадость проходят через него и таскаются по земле без цели. Завтра посмотрим на эту дырку…
— Ты пошляк, брат. — второй демон засмеялся, поглаживая большую собаку, сидевшую рядом.
— Бессмертие обязывает.
— Надеюсь там не будет этих примитивных, человеческих существ, смешных и неадекватных?
— Нет. Древний забрал свою женщину и после всего, что произошло, я вряд ли захочу видеть женскую, человеческую сущность. Они убоги. Странны. Жеманны и глупы.

— Не слишком ли ты строг к ним? — его собеседник весело улыбался. — Они ведь не виноваты, что родились лишенными знаний, для того, чтобы служить своим богам.
— И тем не менее, было бы лучше, чтобы они не попадались мне на глаза.

* * *
— Она согласилась? — Илья сидел в кафе, потягивая пиво из бокала и разговаривал с отцом по телефону.
— Да, причем сразу. — в трубке послышалось потрескивание, а потом шипение. — Черт, что за связь?! Но с чего ты взял, что в этой древней избушке, есть что-то вообще?
— Да потому что, когда эти две дуры упали в погреб, мы с остальными ребятами сначала принялись звать их, а потом испугались, что они свернули себе шеи и быстро покинули это место, находясь в состоянии шока…
— Состоянии шока… — хмыкнул отец в трубку. — Бросили девок и свалили…
— Сейчас не об этом! — Илья покраснел от злости и неловкости. — Давай поговорим о другом, более важном!

— Ну давай уже, рассказывай… — вздохнул отец и Илья продолжил:
— Я после вернулся туда и к своему удивлению, обнаружил на полу, под креслом, золотой перстень с огромным изумрудом!
— Но почему я узнаю об этом только сейчас?
— Да потому что, я сам растерялся… В тот день я был не один, а с другом и шарить по дому не стал, чтобы не вызвать подозрений. Но я нашел еще несколько старинных, золотых монет, что лишний раз убедило меня в том, что Тина и Рената нашли клад…
— Даже если и так, то почему ты решил, что они не забрали его с собой?

— Они кое-что забрали, вне сомнений. — прошипел Илья. — В спешке выронили некоторые вещи, но вернуться за остальным не смогли… Там все занесло снегом, который растаял только в апреле, а до октября там жил егерь, которому ты по дружбе предоставил наш дом! После, дороги размыло дождями и вот, с завтрашнего дня начинаются морозы… Лучшее время для возвращения за остальным!
— Да может там и нет уже ничего!
— Есть. Если бы они уволокли все, то вряд ли бы сидели в этом городишке, окруженном лесами, с ужасными, трескучими морозами. Они притаились, чтобы вернуться за остальным.

— А ты жестокий, сынок… Я не знаю, что там между вами произошло, но я точно знаю — что-то нехорошее… Как они оказались в погребе?
— Какая разница?! — разозлился Илья. — Ты хочешь найти клад, или я займусь этим сам!
— Не кипятись. Я завтра позвоню.
Илья засунул телефон в карман куртки и пробурчал:
— Вряд ли бы ты мне поверил, если бы я и попытался тебе рассказать все, что произошло…

* * *
— Мне как-то не по себе… — я не могла найти себе места. — Мы опять ввязываемся в какую-то аферу…
— Не нагнетай. — отрезала Рената, укладываясь на моем диванчике. За стеной уже слышался монотонный храп бабушки. — От того, что мы просто посмотрим, ничего не случится.
— Все какое-то подозрительное… — не унималась я. — Давай в первый раз ты не будешь предупреждать отца Ильи, что поехала к его дому в лесу?
— Почему? — удивилась Рената и недовольно простонала, когда я принялась умащиваться рядом. — Корова!

— Ты сейчас на пол пойдешь! — шикнула я на нее и та обиженно закряхтев, замолчала. — Просто будем немного осмотрительными. Не будем доверять всем подряд… Ничего страшного не случится, если отец Ильи не узнает об этом незапланированном визите в его родовое гнездо.
— Хорошо, согласна. — вздохнула Рената и рухнула на подушку. — Выдвигаемся завтра в одиннадцать утра. Подморозило и снег валит, к завтрашнему дню не будет ни одной лужи.
Она быстро заснула, закинув на меня свои костлявые ноги, а еще долго смотрела в окно, за которым под светом фонаря, кружили крупные снежинки…

Утро действительно оказалось морозным и снежным. Пушистые шапки на елях, высокие сугробы, в которых барахтались люди,пытающиеся добраться на работу и вся эта картина была почти идиллическая,если бы не предстоящее путешествие в лес.
Я подошла к настенному календарю и оторвала листок — 24 декабря, завтра день зимнего солнцестояния. Католическое Рождество. Передо мной замелькали картинки уютного домика Джоан, бал и кровь на снегу… Стало не уютно и страшно, словно что-то снедало меня. Предчувствие? Или простое самовнушение?
— м-м…как не хочется вставать…- с утренней хрипотцой протянула Рената — Давно встала?
— Нет. Может дома останемся? — я все еще лелеяла надежду. — Там снега навалило…

— Нет! Собрались, значит поедем!
Я услышала как по полу зашлепали босые ноги и повернулась к Ренате, которая расчесывала волосы перед большим зеркалом.
— Ладно, давай собираться…

Мы взяли с собой спички, фонарик, веревку и шесть бутербродов с колбасой и сыром. Натянули на себя теплые спортивные костюмы, шапки ушанки и рукавицы.
— Далеко намылились? — бабушка заглянула в комнату и с удивлением разглядывала нас во всеоблачении. — В такую-то рань?
— Погода хорошая…прогуляться охота. — широко улыбнулась Рената, но бабушка вряд ли поверила ей.
— Ага…ну да…ну да… — покивала она головой и посмотрела на меня. — Мне не нужно переживать?
— Ба! — воскликнула я, изображая беспечность. — Мы не далеко. Я тебе потом все расскажу.
— Хорошо…идите уже…
Бабушка пошла на кухню, а мы отправились в снежное утро…..

Ты уверена, что мы идем туда, куда нужно? — задыхаясь поинтересовалась я, у красной как рак Ренаты. — Мне кажется в тот раз мы дошли быстрее…
— Тут все одинаковое! — воскликнула Рената и остановилась, выдыхая белые клубы пара. — Елки елки, снег снег… блин, не могу больше…
— Давай дорогу вспоминай! — зашипела я на нее. — Не хватало еще в этом проклятом лесу заблудиться! И зачем я тебя послушала!

Я задрала голову и с нехорошим предчувствием, принялась наблюдать за все сильней раскачивающимися верхушками кедров. Крупные снежинки медленно падали с серого неба, но что-то мне подсказывало, что это только лишь начало.
— Я вижу деревню! — завопила Рената и я чуть не упала в снег от испуга. — Наконец-то!
— Слава Богу… — я злилась на то, что повелась и согласилась на эту авантюру. — Мне вот только покоя не дает мысль… неужели отец Ильи, всерьез надеется продать этот дом? Кому???
— Мне это вообще не интересно. — пропыхтела Рената, продираясь сквозь хвойные лапы. — У меня другая цель.
— Да понятно…

Деревня ничуть не изменилась с того момента, как мы покинули ее в прошлом году и темные домишки все так же угрюмо взирали на нас из под снежных шапок. Мы пробрались к дому Ильи и остановились возле шершавых, потрескавшихся дверей. Ощущения опасности, страха и чувство того, что мы делаем огромную глупость, навалились на меня с удвоенной силой. Покосившись на Ренату, я догадалась, что она испытывает те же чувства, но отступать уже было поздно.

Дрожащими руками, она извлекла из кармана ключ и всунув его в замочную скважину, повернула. С легким скрежетом замок открылся, но мы так и стояли, не в силах решиться хотя бы на один шаг.
— Долго мы стоять будем? — буркнула я и посмотрела на Ренату, щеки которой алели от мороза яркими маками.
— Входи… — прошептала она и отвернулась.
— Слышь, риэлтор! — возмутилась я так громко, что она испуганно шикнула на меня:
— Тише!
— Чего это? — я все больше злилась и боялась. — Ты кого-то боишься, продавец недвижимости???
Рената одарила меня уничтожающим взглядом и шагнула через высокий порог.

Холодное помещение было неуютным и как мне показалось враждебным.
— Есть план? — прошептала я, осматриваясь. В доме было чисто, видимо здесь все таки провели уборку.
— Нет… — прошептала мне в ответ Рената, пялясь на дверь спальни.
— В погреб я не полезу. — сразу предупредила я ее. — Я тебя наверху подожду.
Она мне ничего не ответила, но по ее выражению лица, я поняла, что лезть в погреб ей тоже не хочется. Немного помолчав, Рената успокаивающе произнесла:
— Давай не будем паниковать. Осмотримся сначала…походим тут…
— Давай недолго ходить, а? — недовольно ответила я. — Быстренько глянем и домой.

Мы гуськом посеменили по дому, вздрагивая от своих же шагов и я чувствовала, что замерзаю в этих застывших стенах больше чем на улице.
Все было спокойно, тихо и абсолютно ничего подозрительного не происходило, даже странно было представить, что здесь происходили столь страшные события.
— Давай хоть к двери подойдем… — прошептала Рената, не сводя глаз с дверного проема, за которым находился погреб. Мы словно загипнотизированные топтались на месте, но страх держал нас очень крепко, своими холодными пальцами.
— Ладно, давай…
Осторожно, словно опасаясь разбудить ужасного хозяина этого подвала, мы приблизились к его проему, плотно прикрытому деревянной дверцей.

Ничего не происходило минуту, две, пятнадцать и в конец осмелевшая Рената, нагнулась и дернула тяжелую ляду.
— Дура! — завизжала я и схватив ее за плечи, оттащила от темной пасти, выжидающе распахнутой посреди комнаты. — Совсем что-ли?!
— Чего ты? — раздраженно отпихнула меня подруга. — Мы же думали об этом… Джоанн увидеть, снова в сказку попасть…
— Смею тебе напомнить, что сказка оказалась не совсем доброй! — съязвила я.
— Но с хорошим концом! — парировала Рената.
— Мы не знаем, что нас может ожидать в этот раз! А вдруг тут все работает по какому-то определенному принципу и мы окажемся вовсе не там где ожидаем?!

Рената задумчиво опустилась на диван, ее раздирало чувство противоречия: хотелось повторить прошлогоднее волшебство, но в то же время и страх терзал ее возбужденную ожиданием приключений, душу.
— Ладно… — вздохнула она. — Ты все таки права… глупости это все… Два раза в одно чудо не войдешь…
— Домой? — я сжала ее холодную руку.
— Ага… — кивнула она и поднявшись, приподняла край дверцы носком ботинка. — Не будем искушать судьбу.
Рената легко подтолкнула ее и дверца с глухим стуком захлопнулась.
Мы обе испытали огромное облегчение, это было видно по нашим глазам и подгоняемые неведомой силой, понеслись к дверям.
Я распахнула их и услышала как Рената за моей спиной, выдохнула:
— Твою же мать!..
Перед нами стояла сплошная пелена снега, в бешеной круговерти которой, еле угадывались очертания высоких кедров.

* * *
— Ну что я тебе говорил? — возбужденно засмеялся Илья, сидя в теплом салоне автомобиля отца. — Понеслись наши красавицы за остальным сокровищем!
— Честно? Не ожидал, что все это окажется правдой. — угрюмый мужчина, с кустистыми бровями, барабанил пальцами по коже руля. — Но все это довольно подозрительно… Попереться в лес в такую погоду?
— Это же так удобно! — хмыкнул Илья. — Следы заметет снегом, да и в такую метель никто их не увидит…
— Ну тогда пусть готовятся. — жестко улыбнулся его отец. — Свое я им не отдам.
Мужчины покинули автомобиль и став на лыжи, легко заскользили по снегу в сторону заброшенной деревни.

* * *
— Только не это! — воскликнула я, с грохотом захлопнув дверь. — Ну как так? На нас, что, порча что-ли?!
— Успокойся, это скоро закончится и мы спокойно отправимся домой. — попыталась казаться спокойной Рената, но я с сарказмом протянула:
— Сугробы в пояс будут через пару часов! Мы даже к машине не доберемся! Ее еще и найти нужно будет…
— Все равно не стоит паниковать! — решительно ответила Рената. — Если нам предстоит здесь задержаться, то нужно сделать наше пребывание здесь, комфортным.
— Это как?
— Для начала растопить печь. — вздохнула подруга и принялась выбирать дрова из большой кучи в углу.

Я надувшись, сидела на колченогом стуле и наблюдала за суетящейся Ренатой. Из меня так и перли нелестные эпитеты в сторону подруги, но я, всего лишь позволяла себе легкие издевки.
— Правильно суетишься… наделала делов, теперь хоть как-то исправляй ситуацию.
— Чего это я наделала? — Рената повернулась ко мне, бросив свое занятие.
— Вот это все. — я расставила руки и обвела комнату взглядом.
— Что «вот это все»? — подруга повторила мой жест. — Метель вызвала? Ветер подняла?
— Сбила меня с толку и притащила сюда! — зло ответила я, не понимая как можно было быть такой спокойной. Этот дом, а особенно погреб, находящийся за стенкой, сводили меня с ума.
— Я тебе умоляю! — насмешливо воскликнула Рената и одарив меня таким же насмешливым взглядом, снова вернулась к своему занятию. — На привязи тебя сюда тащила!

Я замолчала, осознавая, что она конечно права и я сама приперлась сюда, поддавшись на ее разговоры. Мне стало грустно и я уставилась в окно, за которым мело с невероятной силой. Пригоршни снега, периодически сыпали по стеклу и я периодически поеживалась, ощущая неприятный озноб.
Наконец в печи затрещали дрова и как только первые волны тепла поплыли по комнате, я немного расслабилась. Злость проходила и я взглянула на ситуацию более пессиместично, решив, что раздражение и нервозность, в нашем случае не помощники.

— Не хотелось бы остаться здесь на всю ночь. — примирительно сказала я. — Хотя и понимаю, что этого не избежать.
— Согласна… — поддержала Рената. — Сказать честно, у меня нехорошее предчувствие.
— Блин! — завопела я, откидываясь на спинку стула. — Умеешь ты настроение поднять!
— Ну серьезно… не по себе как то…
— Тебе просто кажется. — оборвала я ее. — Сейчас согреемся, перекусим и настроение сразу же изменится.
— Наверное так и будет. — как-то не очень убедительно согласилась Рената, но я была согласна и на это, лишь бы не слушать о ее предчувствиях.

* * *
— Ну вот мы и на месте. — двое демонов в черных плащах материализовались в погребе и принялись рассматривать земляной пол.
— А вот и портал. — один из мужчин указал пальцем в еле заметные колебания, похожие на марево, поднимающееся в жару от асфальта.
— Уходим через него и сразу же закрываем? — предложил второй. — Просто так будет намного быстрее, чем снова пробираться сквозь все эти переходы.
— Да, но после того, как мы просочимся сквозь него, даже использовав заклятие замыкания, он еще будет некоторое время пульсировать.
— И что? Вряд ли здесь сегодня появятся люди, тем более я вызвал такую бурю! А если за это время сюда просочится еще парочка мелких бесов, то не думаю, что случится нечто страшное.
— Что ж, тогда вперед.

* * *
Я все так же сидела возле окна, лелея надежду на то, что каким-то волшебным образом снег закончится и мы через несколько часов окажемся дома за горячей чашкой чая, поедая бабушкины пирожки. Рената клевала носом, пристроившись возле печки, а я не тревожила ее, чтобы снова не поругаться.
Неожиданно, мне показалось, что в непроглядной снежной мгле, я вижу движущиеся силуэты. Не может быть… Я пригляделась — нет, не показалось.
— Рената! — позвала я, испытывая какой-то безотчетный страх. — Рената!
— Чего?- подруга сонно моргнула, глядя на меня осоловевшими глазами.
— Сюда кто-то идет!
— В смысле? — она резко выпрямилась и испуганно прошептала: — Как идет?
— Иди сюда!

Она сползла со стула и приблизилась к окну. Ее лицо побледнело, а глаза стали похожими на плошки.
— Блин…кто это???
— Не знаю, но мне это не нравится! — я опустилась на колени и потянула ее за собой. — Вряд ли это что-то хорошее!
— Согласна…какой нормальный человек попрется в такую погоду, в такую глушь???
— А если это не люди? — предположила я. — Или люди, но плохие? Преступники беглые например…здесь хорошо скрываться…
— Ой мама, как страшно! — пропищала Рената и тут мы явственно услышали мужские голоса. — Черт! Что делать?!
— Может они пойдут в другой дом…мы же заперли дверь… — еле сдерживая страх, ответила я и тут раздался звон ключей, кто-то пытался попасть в замочную скважину.

Сорвавшись с места, мы, не сговариваясь, помчались к погребу. Распахнув дверцу, мы спустились на несколько ступенек и оставив небольшую щель, замерли, прислушиваясь.
Через некоторое время послышались тяжелые шаги и мы услышали о-очень знакомый голос:
— И где они? Печь горит и в такую непогоду они вряд ли бы отправились в обратный путь…
Илья.
— Девочки видели нас… — ответил ему неприятный, грубый голос. — И теперь прячутся. Кыс-кыс-кыс…ау! Девочки-и!

— Это же Илья с отцом! — прошептала Рената. — Зачем они здесь?
— Не знаю, но мне страшно! — я закусила губу, вспоминая лицо Ильи, склонившееся над погребом. — Мне кажется это какая-то ловушка!
— Нам просто нужен наш клад… — вкрадчиво произнес Илья и мы с Ренатой переглянулись.
— Что он несет? Какой клад???
— Выходите по хорошему или все закончится для вас очень печально! — продолжал он, приближаясь. — Разойдемся по хорошему…и никого не найдут весной под расстаявшим снегом…обглоданными голодными зверями…
— Прости меня, Таичка! Я такая дура! — заныла Рената и я шикнула на нее:
— Дома поговорим.
— Ладно… — шмыгнула она носом и резко захлопнув дверцу, закрыла ее на засов. — Вот так.

— Я так и думал, что вы в погребе! — рассмеялся над нами Илья, постукивая ногой по полу. — А вылезти все равно придется…
— Ага, сейчас! — крикнула я. — Объясни, что происходит?
— Не корчи из себя дуру! — крикнул он в ответ. — Отдайте золото и драгоценности и вы свободны!
— Что ты мелешь?! — завопила Рената. — Какие драгоценности?!
— Что ты с ними разговариваешь? — послышался голос его отца и мы с ужасом увидели, как в щель между полом и дверцей, просовывается тонкое лезвие ножовки. — Сейчас мы их оттуда достанем.
Острая ножовка принялась пилить деревянный засов, осыпая нас мелкими опилками и мы поняли, что нам — хана.
Скатившись вниз с лестницы, мы заметались по небольшому пространству погреба, поскуливая от страха.

— Где же этот переход?! — выла Рената. — Где?!
— Я тебе говорила, что его уже давно здесь нет! — в свою очередь завыла я. — Все закончилось еще в том году!
Внезапно моя нога провалилась в пустоту и я ощутила, как мою щиколотку лизнул сильный порыв ветра и она моментально онемела.
— Что это???
— Где? — Рената приблизилась ко мне, осторожно передвигаясь в темноте.
— У меня нога куда-то провалилась!
— Это переход! — запищала Рената и тут дверца погреба распахнулась, впуская поток света. Я посмотрела вниз и увидела пульсирующую темноту, охватившую мою ногу. С каждым своим движением, это пятно становилось все меньше и меньше, а сверху на нас смотрели два озлобленных лица.
— Давай же! — Рената толкнула меня и я полетела вниз, чуть ли не задыхаясь от ледяного потока…

* * *
— М-м…бли-ин…как больно… — прежде чем открыть глаза, я услышала голос Ренаты и мысленно собралась с духом. Начинается…
В этот раз мы были не в густом, заснеженном лесу, а стояли посреди узкой улицы, по которой мчались экипажи. Верней стояла я, а Рената ныла, сидя на каменной мостовой, обхватив лодыжку.
— Пошли прочь с дороги, убогие!!! — закричал на нас возница одного из экипажей и я запищала, чуть не попав под копыта двух белых лошадей. Подхватив Ренату, я потащила ее к тротуару, на котором уже собралась толпа зевак.

— Сумасшедшие что ли? — пухлощекая девица в пуховом платке, разглядывала нас с любопытством. В ее руке была плетеная корзина, а из нее торчала голова здоровенного гуся. Он вертел ею по сторонам и переодически орал дурным голосом. — Что за тряпки на них? Девицы в штанах! Смотрите! Девицы в штанах! Позорницы!!!
— Или напились на случай Рождества! — хохотнул мелкий мужик с редкой бороденкой. — А, индюшки? Хорошо погуляли?
Протолкнувшись через толпу, мы быстро пошли прочь, напуганные и растерянные.

Через пару кварталов, мы свернули в темный переулок, шум и стук копыт остались позади и подруга принялась ныть, сбавляя шаг.
— Давай остановимся! Я не могу больше, нога болит! — Рената встала столбом посреди тротуара и мне тоже пришлось остановиться. — Куда мы идем?
— Хороший вопрос, вот только я бы спросила немного иначе: «Где мы?» — ответила я и обвела взглядом серые, каменные дома с темными, деревянными ставнями. Вокруг валялись пищевые отходы, снег под окнами был желтого цвета, что явно говорило о том, что на него выплескивались ночные горшки и не смотря на мороз, запах здесь стоял одуряющий. Между домами, на провисших веревках висело старое, застиранное белье, на которое гадили птицы, а из-за стен, доносились крики, пьяный смех и женский визг.

— Похоже на то место, где мы были в прошлый раз, просто сейчас мы видимо находимся в бедных кварталах. — проявила чудеса сообразительности Рената и я согласилась с ней.
— Нам нужно найти Джоанн. — я предусмотрительно отошла от окна, не испытывая особого желания оказаться под струей чьего-то горшка. — Нужно выбраться в центр и уже там определиться в какую сторону идти.
— Значит нужно идти обратно. — предположила Рената. — Мы сейчас углубляемся в трущобы.

— Нам бы вещи поменять… — я задумчиво посмотрела на тряпье, телепавшееся на веревках. — Потому что в наших костюмчиках, мы привлекаем к себе внимание.
— Ты хочешь украсть??? — Рената хлопнула своими смородинами. — Тинка, неизвестно кто их носил…
— А ты хочешь, чтобы нас побили за этот прикид? — поинтересовалась я у подруги. — Мы не дома, Рената!
— Ладно, давай…что делать…

— Это ужас какой-то! — Рената пыталась пригладить торчащее в разные стороны, гадкого, коричневого цвета платье. — Оно все в пятнах!
— За это спасибо скажи! — я протянула ей серого цвета чепец и клетчатую, шерстяную шаль. — На, кутайся.
Сама я была одета ничуть не лучше: темно-зеленая юбка, с истрепанным подолом, черный, жакет в заплатах и почти такая же шаль, с бахромой на концах. Спортивные штаны и кроссовки мы не снимали, благо их не было видно под длинными юбками, а вот курточки пришлось выбросить в сточную канаву и с сожалением наблюдать как шикарный белый песец, тонет в грязи и отходах.

— Этому костюму даже недели нет… — слезливо прошептала Рената и отвернулась. — Пошли уже, а то не дай Бог нас хозяева этих вещей увидят.
Мы пошли в обратную сторону и вскоре снова услышали цокот копыт и людской гомон. Без теплой куртки было холодно, шаль, обмотанная вокруг талии крест на крест, вообще не грела и через пятнадцать минут у меня уже зуб на зуб не попадал.
— Вот они! Смотрите! Вот же они! — раздался визгливый голос, как только наши ноги опять ступили на каменную мостовую. — Держите их!

Я даже и подумать не могла, что это относится к нам и чуть в обморок не грохнулась, когда нас схватили под руки.
— Что происходит?! — завопила Рената, вырываясь из крепких рук. — Отпустите!
Перед моим обалделым взглядом, появилась девица с гусем в корзинке и довольно сказала:
— Да, точно они! Переоделись только! Бессовестные!
— Да что такое?! — я с трудом повернула голову и завыла от боли в скрученных руках. Нас держали двое огромных мужиков, по виду похожих на полицейских или жандармов. — За что???

Один из них, извлек из высокой перчатки листок бумаги и развернув его, посмотрел сначала на нас, а потом на него.
— Как ваше имя?
— Имя? — я замялась, суетливо поглядывая то на девицу с гусем, то на испуганную Ренату. — Зачем вам?

Он поднес мне к носу листок и я с трудом сфокусировавшись на изображении, непонимающе пожала плечами. На белой бумаге были изображены две женщины со зверскими лицами, выпяченными подбородками и злобными взглядами, одетые в какие-то красно белые шмотки.
— Кто это?
— Ишь какая хитрая! — захохотала девица, а за ней загоготал и гусь. — Вас вся улица видела в этих нарядах! Чего вы с ними церемонитесь? Видно же, что они это и есть!
— Да вы что, с ума посходили?! — заорала я, но меня грубо толкнули вперед.
— Пошла! Пошла!

Мы почти бежали подталкиваемые тычками в спину под любопытными взглядами и смешками горожан, которых откровенно веселила вся эта ситуация.
— Вот же подлые бабы! — услышала я позади себя. — Им к празднику такой подарок сделали, а они в бега!
— Городской совет, в честь Рождества, выпустил из долговой тюрьмы десяток человек и готов пристроить их в лучшие дома на службу! — поддержал его второй жандарм. — А эти преступницы, деру дали, неблагодарные!
Меня еще больней ударили в спину и приказали:
— Стоять!

Мы остановились и усатый жандарм, постучал в высокие ворота.
— Открывай! Беглых привели!
Ворота распахнулись и я увидела высокого как оглобля священника с серым, землистым лицом.
— Эти?
— Вроде бы эти. — священник уставился на нас пронзительным взглядом. — За этот побег, я найду вам самую тяжелую работу и самого строгого господина!

Нас заволокли на задний двор небольшой церкви и определили в шеренгу, в которой стоял такой сброд, что мне даже страшно было глаза поднять, чтоб не встретиться взглядом с каким-нибудь беззубым, грязнобородым ублюдком или с лохматой старухой с гнилым клыком.
Жандармы ушли, а перед нами появился еще один священник с большой книгой, в которую он что-то записывал. Поправив очки, он осмотрел близоруким взглядом все это разномастное общество и снова уткнувшись в книгу, проскрипел громким голосом:
— Джек Фридли!

Из шеренги выступил молодой мужчина в грязном камзоле, который был ему узок в плечах и улыбаясь, развязно произнес:
— Ну я, Фридли.
— Отправляешься в дом маркиза Уотби. Будешь чистить конюшни!
Тут я заметила, что под навесом, где лежала куча соломы, стоит еще кучка людей, из которой отделился здоровенный детина и направился к Фридли.
— Пойдем голодранец! Тебе повезло, наш хозяин хороший человек. Пузо будет всегда полным.
Шеренга заулюлюкала с завистью и Фридли отправился за слугой, довольно улыбаясь перспективе провести Рождество не в тюрьме, а на теплой кухне с куском праздничного пирога.

— Холли О’ Нил! — продолжил священник и из шеренги вышла не молодая, но еще крепкая женщина с рыжими как огонь волосами. — В доме мистера и мисисс Лесли, требуется прачка!
Рыжая хохотнула и покачивая бедрами, пошла вслед за худой как жердь женщиной, с недовольным лицом.
— Сестры Вайт! Маргарита и ммм… Салли! — выкрикнул священник. Шеренга не шелохнулась. — Маргарита и Салли Вайт!
Люди начали переглядываться, стараясь обнаружить этих неожиданно пропавших сестер, но тщетно.
— Вы что, издеваетесь?! — прошипело у меня возле уха и я шарахнулась в сторону. — Шаг вперед, быстро!

Позади нас стоял священник, который открывал ворота и сверлил нас взглядом, полным недоброжелательности. Мы с Ренатой вышли вперед, наконец понимая, что сестры Вайт — это мы и есть.
— Отправляетесь в замок Корби, для службы на кухне!
— Корби??? — прошептала Рената, вылупив глаза. — Это же с ними мы встречались на балу-маскараде! Два брата…забыла как их там…
— Я вспомнила! — перед моими глазами всплыло то позорище на балу. — Надеюсь они нас не узнают!

— За мной, красавицы! Хватит языки чесать!
К нам подошла тетка, ну просто необъятных размеров и смерила нас оценивающим взглядом. Ее толстые, как две сосиски брови, поползли вверх в веселом изумлении.
— Как это вам удалось сохранить такой прекрасный цвет лица? Судя по тому, как вы жили последнее время, вы должны быть похожи на два старых, грязных сапога!
— И как это мы жили??? — Рената недовольно уставилась на тетку.
— А то ты не знаешь как жила! — воскликнула она. — И зубы какие хорошие…вроде и не курила…
— Я не курю! — прошипела подруга, но тетка отмахнулась от нее:
— Ну да! Еще скажи, что не пьешь и с мужиками по конюшням не трешься!
— Не ввязывайся в скандал. — прошептала я. — Иначе сделаешь еще хуже.
Рената одарила тетку убийственным взглядом и пошла вперед, путаясь в юбке.

За воротами нас ждала темная карета без всяких изысков и хамоватый конюх в зеленом жакете с медными пуговицами. — Познакомимся, цыпочки? — он почесал между ног и сплюнул. — На кухне работать будете?
— Не твое дело. — прошипела я, просачиваясь в карету.
— Ух ты какая мисс выискалась! — возмущенно воскликнул конюх и смачно выругался. — Я бы тебя…
— Заткнись Робби! — рявкнула на него толстуха и засунула свои телеса вслед за нами. — Невоспитанный ублюдок!
Через минуту карета дернулась и затряслась по мостовой, увозя нас в неизвестность.

* * *
Демоны сидели за длинным столом, уставленным всяческой снедью и с удовольствием поедали омаров в сметанном соусе.
— Все таки средневековье намного лучше чем современный мир. — мужчина отложил вилку и нож. — Аристократия, балы, поцелуи, сорванные украдкой в сени деревьев…
— Разделяю твою приверженность к этому веку брат, но насколько я помню ты считаешь смертных женщин — убогими, так что фантазии о поцелуях, сорванных в сени деревьев немного не уместны.
— Ну почему же… У меня появилась очень любопытная идея..
— Да? И что же это, Джон? — насмешливо, но с интересом поинтересовался его брат.

— Может устроим праздничный бал? Наша репутация отшельников и мрачных детей самого дьявола, сделает это мероприятие незабываемым. — ответил Джон, улыбаясь. — Замок наполнят все аристократы этого города и среди всего этого сброда будет масса женщин: от молоденьких, невинных малышек, до зрелых, опытных красавиц… Все рождественские праздники мы будем соблазнять их, оставляя в слезах, с испорченной репутацией или умирающих от любви… Чем не развлечение? Если кроме убогих, смертных женщин, поблизости никого нет?
— Ну что ж…не плохая идея! — Майкл оживился и оторвался от созерцания своих перстней. — Значит рассылаем приглашения на рождественскую неделю. Нужно приказать слугам, пусть готовят комнаты для гостей и украшают замок. Должны же мы повеселиться по своему, в этот святой праздник!

Этот милый разговор происходил девятнадцатого декабря и теперь, вспоминая о нем, братья Корби, с предвкушением ожидали прибытия гостей в сочельник. И еще парочка слуг, от церкви святого Марка, были бы в самый раз — лишние руки никогда не помешают.

Когда впереди показался замок, окруженный заснеженными деревьями, я непроизвольно ахнула от его неприступной величественности и невероятных размеров.
— Да, это и есть замок Корби! — гордо сказала наша провожатая, на мой восторженный «ах», будто это она была хозяйкой этого прекрасного строения. — Он был построен в двенадцатом веке.
— Ничего себе! — не удержалась Рената, разглядывая в окошко темный замок. — Сколько же в нем комнат?

— Сто четыре, не считая восточного крыла! — с пафосом произнесла толстуха. — А кухня с четырьмя печами и огромной кладовой!
— Зачем столько? — удивилась я, пожимая плечами. — Деньги некуда девать?
— У Корби столько денег, что тебе и не снилось! — фыркнула женщина, недовольно одергивая юбку. — Не вам судить, нищебродки! Радуйтесь, что попали в такой дом!
— Так мы радуемся… — кивнула я ей, чтобы она не рвала сердце. — Сил просто нет от радости.

Толстуха видимо почувствовала в моих словах некий сарказм и наставительно гаркнула:
— Меньше на глаза хозяевам попадайтесь и вообще под ноги не лезьте. Ясно?
Мы кивнули.
— Тем более в замке до Нового года, будут гости…графья да бароны всякие…А они люди привередливые, да нервные, можете и по шеям схлопотать!

По шеям схлопотать хотелось меньше всего, но что-то предпринимать тоже нужно было. Только вот что?
Я наклонилась к Ренате и прошептала:
— Ты не помнишь фамилию Джоанн?
— Не-а… — с сожалением ответила подруга, но тут же добавила: — Я помню фамилию ее подруги Ингрид! Лоули! Ингрид Лоули!

Я посмотрела на толстуху, надменно восседавшую на скамье и спросила:
— Извините, а вы не знаете мисс Лоули?
— Герцогиню Ингрид? — она посмотрела на меня с неприязнью. — Кто же ее не знает?
— А она будет на празднике?
— Нет, ее уж точно не будет! — женщина поджала губы. — Как только ее близкая подруга, эта ведьма Джоанн, исчезла, так и она выскочила замуж за какого-то заморского герцога и уехала с ним. А вы зачем интересуетесь, а?
— Мы…мы как-то давно служили в ее доме. — соврала Рената. — Очень давно.
— Небось сперли что-то, а теперь боитесь на глаза ей попасться? — хохотнула она. — Вы мне смотрите, а не то за воровство, вас Робби так на конюшне выпорет, что мало не покажется.

Мы переглянулись и Рената задрала к верху свои тоненькие брови. Я в ответ закатила глаза и на этом наш молчаливый диалог закончился.
Карета подкатила к величественному строению и толстуха зыркнула на нас почти что уничтожающе.
— Меня зовут миссис Присли. С этих пор вы будете слушаться меня беспрекословно. Это ясно?
— Ясно. — ответила я,понимая, что иного выбора нет.

— Выметайтесь из кареты и топайте за мной. — приказала она и мы послушно двинулись за ней.
— В первый раз интересней было! — пробурчала Рената, раздраженно стягивая узлы шали. — Мы на балу были,платьюшки одевали, в каком приключении участвовали! А сейчас? Тьфу!…
— А я тебя предупреждала, что возможно все будет по другому! — я разозлилась тоже. — Я тебе больше скажу! Нас еще работать заставят! И могу тебя огорчить, работать ты будешь не риэлтором!

— Задрала ты меня этим риэлтором! — прошипела подруга,но я не могла упустить такой момент постебаться над ней:
— Не, а что… может потом устроишься по профессии…будешь замками мутить…
— Отвали! — Рената рванула вперед за Присли и тут непонятно откуда, вылетел огромный,вороной жеребец, на котором восседал мужчина в черном плаще,отороченным мехом то ли волка,то ли еще какой собаки.
— Глупая гусыня! — воскликнул он,сдерживая коня,который встал на дыбы,целясь подруге прямо в бестолковую голову.

— О! Извините господин! — запричитала Присли,ломая руки. — Не гневайтесь, прошу! Это недалекие,деревенские женщины,которых прислали помогать на праздники! Вы больше их не увидите!
Она принялась толкать Ренату в сторону, в то время как у той глаза наливались кровью от бешенства и я молила Бога,чтобы она не закатила концерт. Но видимо я зря сомневалась в подруге, она глубоко вздохнула, не сводя глаз с всадника и ее ноздри снова слиплись с мерзлыми соплями.

Я с содроганием посмотрела на мужчину, на которого пялилась Рената, (вернее жрала его ненавистным взглядом) и с трудом проглотила ком, образовавшийся в горле.
Бледный, с большими,темными глазами, которые были ужасающе красивы и по красивому ужасны… В них было все: мудрость, жестокость, обещание наслаждений, порочность и звериная ярость. Его черные волосы развевались на ветру и крупные снежинки путались в них, медленно падая с серого неба.
— Опусти глаза, простолюдинка! — рявкнул он и хоть это предназначалось не мне, но я почувствовала как у меня слабеют колени.

Рената видимо тоже поняла, что с этим экземпляром шутки плохи и это явно не парень с соседнего подъезда и спряталась за Присли. Причем сделала это совершенно спокойно, ибо разница в их размерах была огромна.
Я стояла как комсомолка перед немцами с развивающейся юбкой и спрятаться мне было не за кем, оставалось лишь запеть : «Врагу не сдается наш гордый Варяг» и прыгнуть в пропасть.

Петь я не решилась, пропасти не было и я смирилась с судьбой, решив, что подруга выхватит по полной, если я конечно останусь в живых.
Корби перевел взгляд на меня и надменно, с презрением спросил:
— Вас прислал городской совет?
Я знать не знала, кто нас сюда прислал ( не считая конечно моей придурашной подружки), но потом вспомнила, что один из жандармов, что-то толковал по этому поводу.
— Ты слаба на ухо? — рявкнул он и я с нарастающей злостью, услышала как хрюкнула Рената за спиной Присли.
— Да! Их прислал городской совет! — срывающимся голосом ответила ему за меня толстуха, но этому дотошному мужику,этого было мало.
— Я спросил не у тебя, Присли!

— Да, нас прислал городской совет. — собрав всю волю в кулак, ответила я, надеясь всеми фибрами души, что он от меня отстанет.
— Вас выпустили из долговой ямы? — не унимался он. — Кому вы должны?
Я стояла в полной прострации, совершенно не представляя, что ему сказать. Вот кому я блин должна?
— Да всем должны… — вздохнула я и пожала плечами, вроде как такое положение дел меня ничуть не смущало. — Как начали в долг брать с пятнадцати лет, так и вот до сих пор…

Мужчина с недоверием смотрел на меня своими черными глазами.
— И что, вам давали вплоть до этого времени? Что же это были за глупцы?
— Давали… — кивнула я, морщась от безумного скрипа работающих мозгов. — М-м… два брата…богатые очень…вот значит…
— И почему они давали вам?
— А потому, что…жениться хотели… — ответила я и посмотрела на него стеклянными глазами, искренне полагая, что выгляжу очень правдивой, несчастной особой.

— И? — его видимо начинало раздражать моя нудная речь.
— Ну а потом мы отказались от замужества, потому что, они были старыми. дряхлыми мужиками, с трясущимися руками. — закончила я и облегченно выдохнула. Ну, а что? Вполне приличная версия.
— Значит вы целенаправленно обманывали пожилых людей, чтобы тянуть из них деньги? — взгляд его стал сердитым и опасным. — Отличные аферистки.
— Значит покупать себе молодую жену, это нормально? — не удержалась я, почувствовав себя жалкой бесприданницей,готовящейся к разврату с дряхлым «калигулой».

Присли открыла рот, а Рената вылезла из-за ее спины и ржала как конь этого проклятого Корби.
— После праздников, я отыщу этих несчастных и с удовольствием вручу вас им и проконтролирую венчание.
Я закашлялась, а Рената перестала ржать, испуганно хлопая глазами.
— Присли! Подавайте обед! — приказал он и поскакал к замку,осыпав меня снегом.

— Вот же повезло дурочкам! — с обидой в голосе воскликнула Присли, ведя нас к черному ходу замка.
Я конечно с трудом понимала, в каком месте нам повезло, а Рената и подавно, ее бледное лицо явно говорило о том, что она не ожидала такого поворота событий.
— В чем нам повезло? — с раздражением спросила она и женщина удивленно обернулась.
— Хозяин позаботится о том, чтобы вы были пристроены! Да еще к мужьям, у которых есть деньги! Не счастье ли? Вы, дуры безмозглые, не понимаете своего счастья что ли??? Надо же было отказать уважаемым людям! Старые они видите ли! Тоже мне королевы две!

Она толкнула обитую железом дверь и на нас пахнуло теплом и запахами готовящейся пищи. Пройдя небольшой коридорчик, мы оказались в большущей кухне с толпой суетящихся людей. На огромных печах что-то шкварчало, кипело и дымилось, в деревянных клетках гоготали гуси, куры и пищали кролики, в плетеных корзинах пестрели яркие овощи, от стука ножей шумело в ушах, а маленькие поварята сновали под ногами с горами посуды.
— Становитесь пока на мойку посуды! — приказала нам Присли, указывая на большие корыта с горячей водой. — Мойте хорошо, не дай Бог хозяева хоть пятнышко на тарелке увидят!

Прошло часа два, не меньше, а проклятая посуда не заканчивалась. Рената была похожа на закипавший чайник и это грозило нам новыми неприятностями. Остальные слуги посмеивались над нами, мы их явно чем-то забавляли и подруга прошипела,провожая взглядом очередного, веселого поваренка:
— Я не пойму, у нас, что на лбу рога торчат или хвост на заднице?
— Им весело, что две преступницы с долговой ямы, драют посуду за миску похлебки!
— За какую миску??? — Рената бросила ложку в корыто. — Нам что, денег платить не будут???
— Ага,жди. Тебе мужа богатого пообещали? Вот и все, хватит.
— Мужа, которого ты сочинила! Вот зачем нужно было трепать такую хрень???
— Так трепала бы сама! Спряталась за этой бабищей и типа молодец! Если как ты говоришь, сочинила,значит никого он не найдет и замужество отменяется!

Я швырнула тряпку на стол, чувствуя как меня распирает от злости. Я сейчас могла бы спокойно сидеть дома, смотреть новогодние фильмы и жрать мандарины, а мне приходится в каком-то чертовом средневековье, драить посуду за надменными вельможами!

— Не время для отдыха! — длинная как оглобля повариха, с дергающимся гусем в жилистой руке, оскалилась на нас как заправская овчарка. — За вас никто мыть не будет!

Я демонстративно отошла от корыта и сложив на груди руки, уставилась на нее упертым взглядом.
— Мой посуду! — завизжала она, но я так и стояла на месте и не думая делать то, что она от меня требовала. — Вот так значит???
Она замахнулась на меня, но Рената не долго думая, огрела ее большим серебряным половником по выпуклому лбу с таким размахом, что оглобля охнула и выпустив гуся, присела на мешок с мукой. Суета на кухне моментально стихла и все, кто был в комнате, уставились на нас с обалдевшими лицами.
— Вот это да… — протянул веснушчатый поваренок и тут же получил подзатыльник.
— А что здесь происходит? — в кухню вошла Присли. — Почему не работаем?
Картина представшая перед ней, говорила сама за себя: мы, с надутыми губами и упертыми взглядами и оглобля с сизой шишкой на лбу, распластавшаяся на мешке.
— За мной. Быстро.

— Сегодня сочельник и все нормальные,благочестивые люди,будут праздновать Рождество… — шипела на нас Присли, усадив на какие-то сундуки в маленьком, пыльном помещении. — Но не вы, Маргарита и Салли Вайт! Эту и следующую ночь, вы проведете здесь, в этом грязном чулане и не получите никакого рождественского угощения!
Она хлопнула дверью и загремела ключами, закрывая нас на замок.
— Подумаешь…напугала… — хмыкнула Рената. — Тоже мне праздник, вкалывать как лошадь, чтобы к вечеру получить кусок пирога и кружку кислого вина!
— Пусть празднуют, — поддержала я ее. — А я посплю.
Мы умостились на сундуках и притихли,думая каждая о своем.

Заснуть нам не удалось, а просто лежать на сундуках было не удобно. Твердые, резные крышки впивались своими выпуклостями нам в бока и если на моих еще что-то было, то Рената почти скрипела своими птичьими ребрами о лакированную поверхность.
— Нет! Это невозможно! — наконец не выдержала она и подскочила. — Я что сюда из будущего прибыла, чтобы лишения терпеть?!
— Али-иса-аа миелофо-он! — протянула я и затряслась от смеха, когда подруга разъяренно уставилась на меня.

— Ты долго будешь меня подкалывать???
— Ты так говоришь, будто тебя сюда насильно притащили! На что ты надеялась? Потанцуешь на балу, нахомячишься за рождественским столом Джоанн и рванешь домой Новый год праздновать? — поинтересовалась я.
— Не нуди. — Рената поднатужилась и откинула крышку сундука, на котором лежала. — Ух ты!
— Чего там? — я приподнялась и заглянула в сундук.
— Шмотки разные! — Рената принялась вываливать на пол разноцветное тряпье, радуясь, словно ограбила бутик Диора.

— Не вижу повода для радости. — я достала из быстро растущей кучи бархатное платье и покрутила его. — Похоже эти вещи давно вышли из моды, иначе бы их сюда не засунули.
— И что? — подруга заметушилась, ныряя в тряпье. — Я слышала на кухне, что сегодня будет маскарад!
— Так, ну и? — я примерно догадывалась, что она задумала.
— Мы пойдем на праздник! — Рената нацепила на голову какую-то ужасную конструкцию и поднесла к лицу маску, украшенную перьями, стеклярусом и остальной мишурой.

— С каких пор ты научилась сквозь запертые двери просачиваться? А, путешественница во времени?
— Ничего. Главное, чтоб план был, а это мелочи. — уверенно заявила она и я с предвкушением неизгладимых ощущений, снова устроилась на сундуке и приготовилась слушать.
— Мы позовем Присли и закроем ее здесь. Потом нарядимся и отправимся на бал! — совершенно серьезно выдала Рената.
— Ты представляешь каким образом мы будем скручивать Присли? — мне самой это было очень интересно.
— Я в кино видела как две девочки, заманили большого мужика и ударив его по голове, связали! — затараторила Рената. — Он конечно остался живой и в конце они даже подружились!
— Ты когда сквозь дыру сюда пролетела, башкой не ударялась?
— Не, а что?

-Если нам не удаться ее «скрутить», ты представляешь, что будет? — медленно спросила я, надеясь, что эта безрассудная наконец начнет соображать. — Она или сама нас прибьет, или оттащит на конюшню и устроит экзекуцию с помощью этого пошловатого конюха.
— Ну… — открыла было рот Рената, но тут же замолчала,видимо представляя сам так сказать процесс.
— Вот тебе и «ну»! — я прошлась по нашей » тюрьме » и вдруг увидела в полу, дверцу с тяжелым, медным кольцом. — А ну ка иди сюда…я что-то нашла.

— Давай дергать! — в этот момент лицо Ренаты было похоже на маску жреца майя, который готовится к жертвоприношению. — Я должна выйти отсюда!
— Тебе хочется вертеть задницей на этом треклятом балу!- развенчала я ее попытки казаться плененной немцами партизанкой. — Надеешься замутить с древним мужиком?
— Не с мужиком… — повела глазками подруга. — С хозяином этого замка!
— Ты себя в зеркало видела??? — я чуть не подавилась смехом. — Соблазнительница! Глаза как чернослив, фигура — доска красивее,а ноги как нитки!
— Вот значит как! — Рената закипела как чайник. — Значит у меня нитки, а у тебя идеальная фигура?

— Ладно, хватит! — я не хотела с ней препираться, хотя естественно считала, что моя фигура конечно лучше. — Давай уже будем что-то делать!
Она одарила меня убийственным взглядом и схватив тяжелое кольцо, потянула за него, пыхтя от натуги. Дверца с трудом, но поддалась и я принялась ей помогать, чтобы не дай Бог эта любительница сомнительных приключений, не подорвала себе живот.

Наконец перед нами возник темный проход, в котором смутно угадывалась каменная лестница. Я не долго думая полезла вниз, но Рената меня остановила:
— Подожди!
Она кинулась к куче тряпья и принялась рыться в ней, переодически заталкивая кое-что в большой мешок.
— Быстрей! — прошипела я и она наконец оторвалась от своего занятия.
— Да иду! Иду!
Мы закрыли за собой дверцу и опустились в темноту.

Это оказалось захватывающим «путешествием»! Этот каменный колодец видимо находился по центру замка и на его стенах мы обнаружили кучу отверстий, через которые можно было наблюдать за любой комнатой. Еще имелись двери, скорее всего умело замаскированные с противоположной стороны.
— Ну ничего себе! — восхищенно выдохнула Рената. — Да тут целый шпионский туннель!
— Что кстати, нам на руку. — я вполне разделяла ее восторги. — Понаблюдаем со стороны, что здесь происходит.
— А потом вылезем!
— Не сомневаюсь… — я покосилась на огромный мешок. — Не зря же ты этот «дом мод» прихватила.
— Гости начинают прибывать. — вдруг услышали мы мужской голос и чуть не заорали от неожиданности, но вовремя догадались, что звучит он из-за двери. — Посмотри на эти взволнованные женские лица…они просто прелестны!

Я прильнула к отверстиям, находящимися на уровне глаз и сразу же увидела такую картину: один из Корби сидел в кресле, с выгнутыми, позолоченными ножками, а второй стоял напротив, с бокалом то ли шампанского, то ли вина.
— После этого бала будет много разговоров! — засмеялся сидевший в кресле и по мне пробежали мурашки от этого чувственного, переливающегося бархатными нотками смеха. — Страдающие девицы, соблазненные жены и вдовы! Наше имя обрастет новыми «подвигами» и легендами!
— Майкл, нам стоит встретить гостей, иначе нас почтут невежливыми даже вся эта куча вдов, жен и девственниц.
— Джон, ты как всегда прав…сегодня мы будем очень внимательны… — мужчина оттолкнулся от золотых подлокотников и поднялся. — Где мой бокал?

Я почувствовала увесистый тычок.
— Дай мне посмотреть! — прошипела Рената, толкая меня в бок. — Я тоже хочу посмотреть! Что там?
— Успеешь! — я оттолкнула ее. — Подожди!
— Ты ничего не слышишь, Джон?
Я отпрянула от стены и мы замерли.
— Что именно?
— Мне послышались голоса…
— Слуги носятся по коридорам, или мыши.

Я показала Ренате кулак, но эта наглая морда, отмахнулась от меня и полезла к «наблюдательному пункту». Она с минуту вертела своей задницей, приплюснув лицо к стене, а потом оторвалась от подглядывания и прижавшись спиной к холодному камню, мечтательно прошептала:
— Какой он красивый…
— Кто?- я покосилась на нее. Я тоже кое-кого выделила из них и мне почему-то не хотелось снова делить ней одного мужика, пусть даже и древнего.
— Майкл… — протянула она, прикрыв глаза.
— Тот что с бокалом?
— Они оба с бокалом. — Рената внимательно посмотрела на меня. — Только не говори, что тебе тоже нравится Майкл.

Её глаз дернулся.
— Мне вообще никто не нравится. — я пожала плечами. — Мне это не нужно.
— Тинка! Быстро сказала! — угрожающе зашипела подруга. — Отвечай!
— Ну ладно! Ладно… Мне больше по душе тот, которого мы встретили во дворе замка!
— Фу-ух! — расслабленно выдохнула Рената. — Слава Богу!

— Да уж… мне Ильи хватило. — согласилась я. — Делать-то теперь чего будем? Тут холодно…
— Слушай! — Рената радостно потерла ладошки. — Мы поспешили уходить из чулана!
— Почему это? Ты хочешь вернуться обратно???
— Сейчас в замок набьется народу, что не развернешься! Мы не знаем плана комнат и рано или поздно нас вычислят. — Рената потопала вверх по ступеням. — А в чулане тепло и даже если кто-то заявиться проверить нас — мы на месте! Ну а к маскараду мы оденемся и спустимся вниз. Всю ночь будем пить шампанское и соблазнять Корби!

— По моему это их план… — хмыкнула я. — Братики решили в эту и не только ночь, портить репутации женщинам и девушкам!
— А мы, будем охотиться на них! — Рената так резко повернулась ко мне, что я чуть на упала со ступенек. — Это будет так интересно и забавно!
— Что-то мне подсказывает, что это плохо кончится…

Мы вернулись в чулан и стоило нам только отдышаться, как в двери повернулся ключ и в каморку вошла Присли с деревянным разносом.
— Прибывают гости и за вас никто и думать не будет! Скажите спасибо, что я забочусь о ваших желудках!
Она поставила разнос на сундук и я увидела на нем тарелку с ломтями черного хлеба и кувшин, видимо с водой.
— Чего это ты лицо воротишь? — недовольно произнесла она, звеня связкой ключей. — Может вам сюда баранью ногу принести? Или может рождественскую индейку?

— Спасибо. Нам и этого хватит. — скривилась Рената и та хмыкнув, вышла.
— Вот и хорошо, что до нас им никакого дела не будет. — я посмотрела на разнос, в надежде увидеть на нем хоть кусочек сыра, но тщетно. — Меньше шастать тут будут…жрать хочется…
— Потерпи, начнется маскарад, нажремся! — успокоила меня Рената. — И с собой прихватим.
— Думаешь на маскарадах кормят? — я пыталась вспомнить рождественский бал, на который мы ездили с Джоанн, но кроме вина, вылитого на Корби, ни одного продукта больше не вспомнила. — Все плясать будут и бухать.

— Я в книжке читала… — завела Рената свою пластинку.
— Про мужика, которому по башке дали? — прыснула я.
— Нет! — подруга надулась.
— А в какой?
— » Сладкий граф»! — Рената вопросительно посмотрела на меня. — И?
— Ну и что там писали о еде? — подруга могла мне поднять настроение и я еле сдерживала смех. — Вишни сосков, сладкий нектар, огромный леденец…
— Какой леденец? — она хмуро наблюдала за мной, не понимая причину моего веселья.
— Все, проехали! — я смеялась уже во всю и тут на ее лице появилась улыбка.
— Ой дура! Не было там леденцов!
— А что, сладкий граф был без леденца???
— Без… — тоже хохотала Рената. — Он был со столбом…нефритовым…

Мы смеялись минут пять, пока у нас не заболели животы, но потом я все таки решила узнать, чего там в этой книге было.
— Стояли столики с едой…всякие там бутеры, фрукты, конфеты, пирожные…
— Хватит. — остановила я подругу, переживая, чтобы она не захлебнулась слюной, да и я тоже. — Хоть бы так и было…

И понеслось… Мы снова принялись рыться в сундуках, извлекая оттуда необычные находки. За час, нам удалось найти семь флаконов духов, пудру, коробочку с мушками, румяна, нечто похожее на губную помаду, туфли на неудобных каблуках и двадцать три веера!
— Это же целое богатство! — чуть ли не визжала Рената от радости. — С этим можно сделать все, что угодно!
— Тогда давай делать, время идет… — я прислушалась к шуму, царившему во дворце.
— Пошли сначала посмотрим, что происходит. — предложила подруга.
— Да, нужно быть в курсе дела. — я достала из кучи тряпья меховую накидку и завернулась в нее. — Оденься, там холодно.

Укутавшись в старые меха, мы снова спустились в тайный коридор и принялись осторожно заглядывать в отверстия, проделанные в стене.
Во всех комнатах царили беспорядок и суматоха: слуги носились с утюгами, в которых пламенели угли, затягивали корсеты, завивали локоны и во всей этой кутерьме, постоянно говорили о братьях Корби. Даже две пожилые леди, с удовольствием обсуждали их, не скупясь в выражениях.

— Чего ты возишься?! — вопела молодая женщина в неглиже, уперев руки в крутые бока. — Из-за тебя, я приползу на этот чертов маскарад последняя!!! У нас остался час!!!
Бедная служанка с трудом поднимала тяжелый утюг, чтобы разгладить оборки на нежно-розовом платье, но нервной барышне этого оказалось мало и она ударила ее между лопаток щеткой для волос.
— Быстрее! Или ты не хочешь, чтобы я вышла замуж?!

— О-о… — протянула Рената. — Да они тут все думают, что их на смотрины позвали…дуры, ей Богу…
— А ты в курсе, что у нас тоже остался всего лишь час? — поинтересовалась я. — Чтобы напялить на себя все эти шмотки, времени уйдет немерено.
— Мне нравится твой настрой на это мероприятие! — довольно разулыбалась Рената. — Уже нетерпиться порвать эту вечеринку?
— Честно? — я тяжело вздохнула. — Я жрать хочу.
— Тоже уважительная причина. — согласилась подруга и мы пошли обратно.

* * *
Единственный плюс в этих нарядах был в том, что сшиты они были из бархата и сквозь них не пробирался неприятный холод, а так, все бесило меня. Подол путался
в ногах, платье было тяжелым и громоздким, лиф узким, а шлейф чересчур длинным.
— Я не знаю как пойду в этом! — я покосилась на черный хлеб и воду.
— Нет! Мы не останемся здесь! — завопила Рената, заметив мой взгляд. — Все будет хорошо, не паникуй! Смотри, что мы еще сделаем!
Она налепила на лицо несколько мушек и протянула мне коробочку:
— Давай! Это так прикольно!

Я немного поколебалась и тоже прилепила себе несколько.
— А теперь вот это! — Рената выудила откуда-то два ярко-рыжих, почти красных парика, с длинными локонами.
— Господи, где ты взяла этот ужас?!
— Нашла! Такие парики, видимо носили придворные дамы! Украсим их цветами и перьями!
Конечно спорить о том, что это плохая идея, я не стала, потому что она была хорошей. Чем больше наша внешность изменится, тем проще нам будет находиться на людях, ведь нас видело много слуг.
Мы одели парики, украсили их цветами, я — розами, Рената лилиями и немного припудрили.
— Возьми эту красную маску. — Рената протянула мне маску на половину лица, с прорезями для глаз, украшенными вокруг стеклярусом. — А я возьму черную.

Наложив румяна и накрасив губы, мы спустились в тайный ход и сразу же услышали как играет музыка, которую в чулане вообще не было слышно.
— Началось! — Рената трепетала в предвкушении приключения. — Как нам попасть туда?
— Нужно осторожно подергать двери, но перед этим посмотреть, нет ли кого в комнате. — предложила я и сразу же заглянула в отверстия в стене.
— Ну что там?
— Служанка…
— Пошли дальше.

Мы спускались все ниже, музыка становилась громче, но нам все время что-то мешало попасть в одну из комнат, то юркие слуги, то трепещущие от волнения хозяйки.
Наконец нам удалось найти пустое помещение и я с опаской повернула дверную ручку. Она поддалась. Не может быть.
Скользнув внутрь, я поняла почему дверь не было видно — мы оказались в шкафу.
— Ну ничего себе! — прошептала Рената, отплевываясь от огромных перьев, свисающих с верхней полки, на которой лежала небрежно брошенная шляпа.
— Давай шевелиться, чтобы нас здесь не застукали!
Раздвинув вещи, мы выползли на свет Божий и понаблюдав в щелку за коридором, покинули свое убежище.

Быстро пробежав по коридору, мы завернули за угол и оказались перед большой лестницей. Белоснежные перила были украшены зелеными, еловыми ветвями, которые были перетянуты красными лентами с колокольчиками и испускали тонкий, смоляной аромат. Внизу стояла большая ель и возле нее уже собирались наряженные гости. В воздухе витал запах духов и пудры, отчего у меня жутко чесался нос.
— Ну что…пошли вниз? — Рената с волнением сжала веер.
— А если в нас сразу узнают чужачек? — мне казалось, что даже сквозь слой грима и шелк маски, наши рожи сигналят о том, что мы залетные на этом празднике жизни.
— Сомневаюсь. — хмыкнула подруга. — Поверь, здесь кроме невинных девушек, целая орда дамочек, желающих внимания братьев Корби, а чтобы не быть узнанными, они грима не пожалели…
— Ну, чтоб так и было.
Когда моя нога ступила на первую ступеньку, я поняла, что пути назад нет.

— Вина, дамы? — я чуть в обморок от страха не упала, когда чей-то голос прозвучал совсем рядом.
Это был слуга в парадной ливрее, на одной руке обтянутой белой перчаткой он держал разнос с напитками, а вторая была за спиной.
— Да, спасибо. — Рената взяла бокал и я последовала ее примеру. Слуга поклонился и отошел.
— Чего ты дергаешься? — подруга отпила одним махом пол бокала. — Расслабься.
— Сейчас. — я опустошила бокал и почувствовав приятное жжение в желудке, выдохнула: — Вот теперь получше.

Я огляделась, оценивая обстановку: возле камина стояли мужчины, попивая крепкие напитки, по углам расположились мамаши с хихикающими дочерьми, обряженными в пастушек, греческих богинь и монашек в кружевных чепчиках. А вот рядом со сверкающей елью, собралась разноцветная стайка женщин в масках, по которым было явно видно, что прибыли они сюда за развлечениями другого рода. Хотя каждая из них, явно надеялась не упустить свой шанс и стать Корби, и скорее всего, у каждой из них, была готова куча уловок для этого.

— Что-то братиков не видно, — прошептала Рената. — Гости в сборе, а хозяев нет.
— Представь насколько им наплевать на общество, что они могут позволить себе держать это общество в гостиной, даже не поприветствовав.
— Но заметь, что все они готовы терпеть все, что угодно, лишь бы находиться здесь. — Рената поискала глазами слугу с вином и добавила: — Я сейчас. Стой здесь.

Она нырнула в толпу и тут же раздался важный голос, заставляя всех замолкнуть. Я встала на носочки и увидела возле больших дверей высокого слугу в белом парике.
— Уважаемые гости! Их светлости ожидают вас в бальном зале и велят объявить, что бал в честь праздника открыт!
Прошу всех подходить к входу в бальный зал семьями и не создавать давку!
— Ну что, началось? — Рената появилась рядом со мной, держа два бокала с вином. — Держи.
— А что если всех будут объявлять? — предположила я. — Типа: семья там каких нибудь Пупкиных, с дочерьми…
— Вряд ли… Это же маскарад! Поэтому никто Пупкиных палить не будет! — хихикнула Рената. — Все гости прибыли по приглашению и никто не заподозрит, что между ними затесался чужак.

Разнаряженная толпа двинулась в сторону предусмотрительно распахнутых дверей, а мы с Ренатой пристроились позади нее, решив не спешить.
— От этих запахов у меня начинает раскалываться голова! — раздраженно пробурчала подруга, допивая вино.
— Да, такое ощущение, будто женщины в этой комнате вылили на себя по канистре духов. — я стояла рядом с дамой в блестящем платье, от которой исходил такой сладкий дух, что у меня ноздри слипались.

Грянула музыка и из бальной залы послышался женский смех, звучавший громче скрипок. Возгласы восхищения заинтриговали и меня и Ренату. Мы переглянулись и уже активнее стали продвигаться к дверям.
Зрелище представшее нашим глазам, было восхитительно.
В большом зале стояла еще одна ель, ее раскидистые лапы сияли разноцветными свечами и хрустальными ангелочками. По всей комнате были расставлены вазы с красными розами, возле которых стояли бокалы с напитками и десертом. Свечи трепетали золотистым пламенем по всем углам, отбрасывая на стены причудливые тени.
— Ничего себе! — выдохнула я.
— Ну и размах! — Рената раскрыла рот, но тут же его захлопнула. — Красотища!
— Не поскупились братья на этот праздник… — ехидно продолжила она. — Пыль в глаза пустить они видимо любят.
Праздник соблазнения!

Хозяева этого торжества, встречали гостей, стоя возле огромного камина, в котором горело целое дерево, не иначе и мило улыбались, что не вязалось с их угрюмыми глазами.
— Как коршуны наблюдают за всеми. — мне это показалось очень удачным сравнением. — И улыбочки эти фальшивые…
Гости подходили к ним, благодарили за приглашение, восхищались и в общем вели себя подобострастно, что совсем выводило меня из себя.
— Я подходить не буду первая. — изрекла Рената. — Расшаркиваться.
— А нам и не нужно. Мы на этом празднике жизни по своей личной инициативе, а не по приглашению.
— Сейчас начнутся танцы и нам не желательно тут отсвечивать. — подруга принялась шарить глазами по залу. — Танцоры из нас мягко сказать, хреновые. Куда бы спрятаться?
— Пошли за елку. — предложила я. — Там поспокойней и столик с продуктами.

Мы поплыли к ели и замаскировавшись за ее густыми, пышными ветвями, принялись за дальнейший «осмотр» происходящего.
Мамаши устроились под стенами на мягких диванчиках, а их дочери принялись стрелять глазками, прикрывшись веерами. Более опытные, вертелись рядом с братьями, словно не понимая, что их просто хотят использовать. А хотя…может и понимали…
— Какие вкусные пирожные! — Рената зря время не теряла и уплетала их во всю, не особо заботясь о накрашенных губах. — М-м…попробуй!

Глядя как она ест и причмокивает, я тоже не удержалась и принялась за десерт, не отказывая себе и в вине, сладким водопадом, льющимся мне в горло вслед за пирожными.
Прикончив все, что было на разносе, мы облизывались как сытые кошки и тут в нашем уютном, источающим сосновый дух уголке, прозвучал знакомый до коликов голос:
— Какие прелестные маски! Ты не находишь, брат?
Бли-ин…да что же у них за мода цепляться к нам в тот момент, когда мы с едой или питьем?!

Рената что-то тихо проскулила и мы, натянув улыбки, повернулись к братьям Корби. У меня внутри все затрепетало, когда я снова увидела эти глаза и насмешливую улыбку. Джон Корби выглядел потрясающе: облаченный в темно-вишневый бархат, он был похож на темного рыцаря из девичьих снов.
— Я вижу, что дамы не против мужского внимания? — Майкл осторожно, кончиком пальца, убрал крошку с уголка губ Ренаты. — Может уединимся?
— В смысле? — Рената нахмурила свои «ниточки». — Где на нас написано, что мы не против мужского внимания???
— О…да вам нравится играть в недотрог? — усмехнулся Джон. — Какое странное выражение… «где на нас написано»…
— Я кстати могу на него ответить. — Джон Корби уставился на меня. — На лице написано. Вот например мушка в уголке рта, говорит — «я милостива сегодня», на виске у левого глаза — страстность, на середине щеки — любезность, а если чуть выше, — он коснулся моей кожи и я вздрогнула. — «я согласна»…

Черт! У меня взмокла спина от напряжения, которое я испытывала рядом с этими самоуверенными мужиками. Нафига мы налепили на себя эти проклятые мушки?! Можно же было догадаться, что они что-то означают!
— Но мушки не говорят, на что именно я согласна! — выпалила я в это насмешливое лицо.
— Странно… — Джон Корби внимательно смотрел на меня. — Насколько я знаю в нашем обществе все знают, что означает каждая приклеенная мушка на лице у дамы. Или у вас есть иные объяснения?

— Конечно. — меня бесил его тон, словно он говорил с дурочкой. — Мушка в уголке рта — «я вне себя сегодня»,на виске у левого глаза — холодность к таким как вы, а чуть выше середины щеки — » я согласна влепить вам пощечину, за любую грубость». Как вам мои объяснения?
— Куда нужно приклеить мушку, чтобы она говорила — «поворачивай оглобли, я не про твою честь?» — протянула Рената, так же нагло разглядывая Майкла.
На лицах мужчин читались смешанные чувства: шок, неверие, смех и заинтересованность.

— Кто же ты, маска? — Джон так смотрел на меня, словно желал испепелить мое шелковое прикрытие. — Я не знаю такого дерзкого и нахального существа. Или спрятав лица, дамы, вы решили бесстрашно грубить хозяевам этого дома?
— Если я не ошибаюсь, хозяева этого дома принялись грубить первыми, навязывая свое внимание. — ответила я, впадая в эйфорию от своей смелости. — И надеюсь, что наши маски так и останутся для вас тайной.

— Джон, пойдем поздороваемся с остальными. — Майкл почти ласково улыбнулся Ренате. — А вы, мадам, готовьтесь к тому, что я разгадаю вашу тайну. И кстати, круглая мушка, расположенная между вашим виском и глазом называется «убийцей» или «страстной особой». И судя по тому, что вашем лице она не одна, то интерпретация зависит от вашего возраста, положения в обществе и репутации… Итог: далеко не невинная девочка с испорченной репутацией. Тайна раскроется быстро. А теперь, спешим откланяться, дамы. Приятного вечера.

— Он только что назвал нас старыми проститутками! — зашипела Рената, краснея под маской.
— Не называл он нас так! — возмутилась я. — Чего ты сочиняешь?!
— Далеко не невинная девочка с испорченной репутацией, это по твоему что???
— Согласна, неприятно, но не так грубо как ты преподносишь! — я вздохнула. — Нам не нужно было лепить эти мушки! Мы всем своим видом показываем, что не против пошалить!

— Что бы там не торчало на моем лице, этот проклятый Корби ничего не дождется! — так громко завопила Рената, что стоявшая рядом женщина в розовом платье, удивленно обернулась.
— А по моему кто-то соблазнять братиков собирался? Все, запал прошел?
— Нет. Теперь мы точно добьемся от них такого внимания, что они на всю жизнь нас запомнят!
— Поверь, после сегодняшнего инцидента, их вниманием мы будем обеспечены. Вряд ли в их времени, женщины позволяют себе так общаться. — я даже не знала, радоваться или печалиться…неизвестно чем все это закончится.

— Давай оставим их в раздумьях… — предложила Рената, допивая последний бокал со столика.
— В каких???
— Куда мы делись. — подруга зло прищурилась. — Мы их заинтриговали, значит пора исчезнуть. Пусть ищут.
— Давай. — согласилась я. — Мне так не удобно в этих шмотках…

Мы гуськом посеменили по над стеночкой, стараясь меньше привлекать к себе внимание и благополучно достигли холла.
— Давай медленно подниматься по лестнице и весело разговаривать. — Рената улыбнулась настолько широко, что я увидела ее коренные зубы.
— То, что ты сейчас сделала, на улыбку не похоже… — я оскалилась на нее и подруга отшатнулась. — Не сравнивай…у тебя зубы кривые…
— Это у тебя они кривые! — я прикрыла рот и зло засопела. — Красавица блин!

Веселого разговора не получилось и мы молча перли по коридору, переодически сталкиваясь со слугами, которые кланялись нам и бежали дальше.
— Ты помнишь комнату, из которой мы вышли? — наконец подала голос Рената.
— Помню, вот она. — я кивнула на дверь и постучала в нее.
Нам никто не ответил и мы скользнули внутрь.

В комнате ярко горел камин, было жарко и мы с интересом уставились на большую ванну, стоявшую посреди комнаты.
— Везет же… — прошептала Рената. — Нам бы тоже помыться не мешало…
Я собралась с ней согласиться, но тут в коридоре послышались голоса и мы нырнули в шкаф.
— Хозяйка придет через час, у нее разболелась голова. Тедди, выливайте весь кипяток в ванну, вода как раз остынет до ее прихода. — услышали мы женский голос и сразу же после него, раздался топот ног и плеск воды.
— Быстрей оболтусы! Быстрей! — командовала женщина. — Мне еще охота спуститься на кухню и выпить пунша!

Через какое-то время возня в комнате прекратилась и послышался характерный звук закрываемого замка.
— Слушай, а почему бы нам не воспользоваться ситуацией? — прошептала Рената. — Они этой даме еще воды нагреют!
Мы вылезли из шкафа и прислушались, ничего подозрительного.
— В ванне кипяток. — я попробовала воду и отдернула руку.
— А тут и холодненькая есть. — Рената показала на два ведра, стоявших возле стены. — Сейчас разбавим.
Не долго думая, мы разбавили горячую воду и быстро раздевшись, вдвоем забрались в большую ванну.
— Та-ак…мылко пахнет приятно… — Рената покрутила в руках розовый кусочек и довольно зажмурившись, принялась намыливаться. — Кайф!

∗         ∗           ∗
Ты видел как эти хамоватые дамы, покинули бал? — Джон веселился во всю. — Так старались уйти не замеченными!
— Глупые создания. — Майкл, прищурившись наблюдал за танцующей девушкой с белыми, мелко завитыми волосами. — Тайна стала явной. Комната, в которой они скрылись, принадлежит Амелии. Баронесса Стоунбридж. А с ней, по видимому ее подруга Гортензия Бледли.
— Да…но этот разговор… — Джон задумчиво смотрел на свой бокал, словно вспоминая каждое слово. — Ты думаешь баронесса смогла бы разговаривать как портовый грузчик?
Я слышал, что она очень нежная и ранимая дама.

— Мы никогда не сталкивались лично, поэтому доверять слухам нельзя. Вдова Стоунбридж может быть самой нежной и ранимой на людях и отъявленной шлюхой за закрытыми дверями спальни.
— И как ты хочешь поступить с ней и ее подругой?
— Унизить. Таким языком они будут разговаривать со своими конюхами.
— Думаю для конюхов у них припасен не только язык! — рассмеялся Джон. — Хочешь навестить их?
— Обязательно! Этот визит дамы запомнят надолго!

* * *
Мы хорошенько вымылись, вытерлись теплыми полотенцами, висящими возле камина, совершенно не заботясь о том, что подумают слуги и хозяйка этой комнаты и снова натянули на себя платья.
— Пора уходить. — мне постоянно казалось, что нас схватят с поличным и отведут к братьям Корби на расправу.
— Да, тянуть нельзя. — Рената завязала волосы в пучок на макушке и скрипнула дверцей шкафа. — Уходим.

Через пятнадцать минут мы уже сидели в своей коморке и с облегчением смеялись.
— Представь реакцию дамочки, которая увидит ванну с грязной водой и мокрые полотенца! — Ренату это забавляло неимоверно. — Причем комната заперта на замок!
— Влетит слугам, подумают на них. — я подумала о бедной женщине, которая готовила эту ванну. — Ну и пусть…слишком уж они здесь наглые!
— Кстати, а что будем делать завтра? — вдруг спросила Рената.
— А что завтра? — не поняла я.
— Маскарад заканчивается, а без масок нам не появиться на людях… И соблазнение провалилось…
— Что нибудь придумаем…

* * *
— Что за гвалт? — Джон Корби удивленно прислушался. — Мне кажется, или вопит какая-то дама?
— Мало того, эти вопли доносятся из комнаты Амелии Стоунбридж.
Братья остановились возле комнаты, из которой слышались гневные крики и удивленно переглянулись. Джон легко постучал костяшками пальцев в дверь и за ней мгновенно воцарилась тишина.
— Да-да…кто там? — все еще взволнованный женский голос заставил братьев улыбнуться.
— Майкл и Джон Корби.

За дверями раздался вскрик, потом шорох и стук, и наконец дверь распахнулась. Служанка, смотрела на них со страхом и волнением.
— Мы можем войти?
— Но уже время…хозяйка… — стала заикаться служанка, но Джон перебил ее:
— Этих церемоний вы будете придерживаться в других домах, прочь с дороги.
Женщина отскочила в сторону и братья вошли в комнату.
— Ну что ж, леди…вот мы и увиделись… — Майкл шутливо поклонился. — Можем ли мы лицезреть вашу подругу, Гортензию?

— О-о… — молодая женщина в голубом, шелковом халате растерянно сжала его края на груди. — Но…но… Гортензия подхватила инфлюэнцию и проведет все праздники дома… Она так расстроилась, что не сможет попасть к вам на эту неделю балов…
— Посмотри на нее… — Джон кивнул на взволнованную Амелию. — Мне кажется ее формы не совсем похожи на формы тех дам, с острыми языками.
Баронесса недоуменно опустила голову, разглядывая свою фигуру.
— М-да… — Майкл повернулся к Амелии. — Леди, скажите, когда вы вернулись в свою комнату?
— Без четверти десять… — Амелия переводила взгляд с одного брата на другого и в ее глазах загорелся огонек вожделения. — Могу ли я узнать, чем вызван ваш поздний визит?

— Вы заметили что-нибудь странное когда вернулись? — Джон заметил, что женщина отпустила края халата, приоткрывая кружева сорочки.
— Мою ванну кто-то использовал!
— Что? — переспросил Джон. — Как использовали?
— В моей ванне кто-то мылся! — недовольно повысила голос баронесса. — Служанка клянется, что запирала комнату, но ведь здесь кто-то был!
— Как интересно! — глаза Майкла вспыхнули от удовольствия. — У нас в замке привидения!
— Облепленные мушками… — захохотал Джон. — Отдыхайте баронесса, встретимся за завтраком.

— Праздник соблазнения превращается в охоту на двух загадочных особ… — произнес Майкл, когда они покинули комнату Амелии. — Все таки это странно…
— Конечно странно! Нагрубить хозяевам дома, скрыться в чужой спальне, принять чужую ванну и исчезнуть! — воскликнул Джон. — Что это? Чьи-то нелепые шутки?
— А может все намного проще? — Майкл толкнул пальцем серебряный колокольчик, висевший на рождественском венке и тот тихо звякнул. — Это кто-то из слуг?
— Служанки решили побывать на балу, скрывшись за масками?
— А почему нет?

— Ну хотя бы потому, что у этих двух слишком нежная кожа и ухоженные ручки. Нет, это не служанки. — решительно отверг Джон предположение брата. — Но это действительно странно…
— Я должен разгадать эту загадку! — Майкл театрально схватился за голову. — О дьявол! Теперь мне не интересны все эти дамы в нашей гостиной!
— Завтра им предстоит появиться в своем обычном виде и думаю мы их моментально узнаем. Я даже уверен, что узнаю их и по голосу, и по манере держаться. — Джон скептически приподнял брови. — Не все так тайно как тебе хочется.
— А если они больше не появятся? — предположил Майкл и тут же с сожалением добавил: — Я даже немного жалею, что не удосужился познакомиться с некоторыми дамами нашего города! Лица большинства из гостей мне совершенно незнакомы!

* * *
Утро следующего дня было бы довольно не плохим, если бы не острое желание посетить комнату для раздумий.
Мы были чистые, уже наряженные в свои крестьянские шмотки и еще не совсем голодные, но вот эта проблема стояла ребром.
— Слышишь, звенят посудой? — зло прошипела Рената, подпрыгивая на месте. — Завтрак накрывают…у-у гады…
— Чего это они гады? — я тоже старательно морщилась, но это плохо помогало.
— А без горшка нас оставить, не гады? — буркнула подруга. — Никогда не думала, что когда-то для меня это станет такой проблемой!
— Все сейчас отчалят на завтрак, а мы наведаемся в туалет! — решила я и принялась кутаться в меха. — Пошли!

Мы спустились в свой тайный ход и спустившись к двери, ведущей в шкаф, прислушались. Хозяйка ванны собиралась к завтраку.
— Уходит она… — прошептала Рената скривившись. — Бли-ин, да иди же ты быстрей!
Вырвавшись из шкафа, мы заметались по комнате и только тут вспомнили, что ночной горшок — это все блага нынешней цивилизации.
— Ну прости, хозяйка этой комнаты! — выдохнула Рената, задирая юбки. — Явно это не твой праздник…

Облегчение наступило и мы усевшись на кровать,с наслаждением молчали,думая каждая о своем. Мне хотелось домой, ибо это метание между каморкой и тайным ходом, меня совсем вымотало, а перспектива работать на кухне и в скором времени стать женой какого-нибудь старика, вообще меня никак не устраивала.
— Хорошо сидим… — протянула Рената. — Но идти пора… застукают…
Мы поднялись, и как только вошли в шкаф, дверь в комнате громко хлопнула и раздались голоса.
— Вовремя мы. — прошептала Рената. — Представь,если бы кого-то из нас на горшке застукали!
— Тише. Послушай,что они говорят.
Мы навострили уши и я сразу же узнала голос Присли.

— Господи, Кэт! Ты хочешь, чтобы твоя хозяйка прибила тебя за ночной горшок???
— Но я выносила его! — воскликнула служанка,охая и вздыхая. — Я не понимаю…
— Будь внимательней, иначе ты долго не задержишься у баронессы на службе! — Присли отчитывала ее строгим голосом и мне стало жалко бедную женщину, которой приходилось заниматься столь противным делом. — Когда приберешься здесь, спустишься на кухню и найдешь меня. Слуги замка Корби очень заняты в эти праздники, а мне нужна помощь. Нужно взять у дворецкого список гостей и проверить кто из них прибыл, а кто нет. Вещи некоторых господ еще позавчера привезли в замок,а они не смогли приехать по каким-то причинам, поэтому нам придется собрать весь багаж и отправить обратно.

— Разве кто-то не прибыл на бал??? — казалось удивлению служанки не было предела. Ну как же, к самим Корби!
— Я слышала, что не прибыли сестры Аддингтон, их батюшка передумал и отправил их в Испанию… — пробурчала Присли. — Старым девам не место на балах у таких красавцев как их светлости…Тем более, говорят, что они страшны как армагедон и их никогда не приглашали не на один званый вечер…так и прожили затворницами.
Ее собеседница захихикала.
— Неужели это правда?
— Конечно правда. А теперь займись горшком баронессы. Твоя хозяйка милостиво позволила воспользоваться твоей помощью, поэтому не будем терять время.

— Это наш шанс! — мысли в моей голове завертелись как колесики в сломанных часах. — Мы можем стать этими сестрами Аддингтон!
— Что??? — Рената тяжело задышала и я испугалась, чтоб ее удар не хватил от накативших эмоций. — А как же все это…
— Мы должны найти комнату этих сестер — затворниц, быстрей чем туда ворвется Присли. Мы прикинемся ими и нормально, не скрываясь, проведем эти праздники, а дальше видно будет…

— Нас узнают! — Рената схватила меня за руку, словно ища поддержки. — Джон нас видел, а Присли?!
— Успокойся. Мы были похожи на страшных крестьянок, но если постараться, то можно ввести всех в заблуждение.
— Хорошо… но нас будут искать, когда мы исчезнем из каморки.
— И что? В нас никто не узнает крестьянских сестер Вайт, прозябавших в долговой яме! — я по адски усмехнулась. — Теперь мы будем сестрами Аддингтон…

Мы метались от дверей к дверям, справедливо решив, что проверять комнаты, в которых не горел камин, не валялись вещи и не суетились слуги — нужно первыми. Мы выскакивали со шкафов, появлялись из-за гобеленов, даже один раз вышли из зеркала, пока не обнаружили холодную комнату с четырьмя сундуками, одиноко стоявшими возле стены.
— Белинда Аддингтон! — я вгляделась в надпись на сундуке. — Мы на месте!
— Значит ты и будешь Белинда… — заявила Рената, осматриваясь. — Имя какое противное…
— Ок Присцилла Аддингтон. — согласилась я. — Я соглашусь на Белинду.
— Присцилла??? — подруга вылупила на меня свои глазенки. — Не-ет…
— Да-а… — довольно усмехнулась я. — А теперь, Присцилла, давай разжигать камин и извлекать вещи из сундуков, иначе все это будет подозрительно!

С камином я справилась довольно легко, благо, что рядом с ним лежали щепки и стопочка дров. Рената вывалила все вещи из сундуков на большую кровать и с интересом разглядывала эту довольно тусклую кучу.
— В этом ходить не возможно не только на балы, вообще одевать не рекомендуется!
— Давай потом с этим разберемся, — я принялась раздеваться. — Чего стоишь? Снимай все эти дрянные шмотки!

Мы сняли с себя крестьянские юбки и натянули белоснежные, льняные сорочки. Распустили волосы и улеглись на кровать, прикрыв лица полотенцами.
Не прошло и пяти минут, как в комнату ворвалась Присли со служанкой баронессы. Я с удовольствием наблюдала сквозь оставленную щелку, как они замерли, увидев нас.
— Кто там? — болезненным голосом протянула Рената. — Я дождусь в этом чертовом замке чаю?!
— М-м…извините…леди…- запинаясь промямлила Присли. — Мы думали вы не приехали…
— Как это не приехали??? — Рената села, держа полотенце на лбу так. что ее лицо было практически не видно. — У меня раскалывается голова! Слуги застряли еще вчера в дороге из-за сильной метели и нам с сестрой некому помочь! Господи, даже чаю нет… Хорошо же принимают в замке Корби гостей!

Я громко застонала и Присли чуть в обморок не свалилась.
— Сейчас все будет! Минутку леди!
— Шампанского! — завопила Рената. — Сейчас же!
Женщины ломанули к двери и я услышала как служанка баронессы пробубнела:
— Затворницы?
— Молчи! Сама еле на ногах держусь! — Присли вытолкала ее за дверь и повернулась к нам. — Сию минуту леди!

Нам принесли и чай, и шампанское, и обед, который состоял из жареного гуся, хлеба, сыра и двух кусков торта. Помимо этого, Присли прислала служанок, которые быстро развесили наши вещи в шкафах и услужливо замерли возле дверей, ожидая наших указаний.
— Леди, пока ваши слуги не прибыли в замок, нас приставили к вам. — девушка в накрахмаленном чепце неловко улыбнулась и ее длинные, белесые ресницы взметнулись до таких же белесых бровей. — Мы можем еще чем-нибудь вам помочь? Я — Мэл, а рядом — Синди.
— Сегодня намечаются еще какие-нибудь увеселительные мероприятия? — поинтересовалась Рената, не убирая полотенце с лица.

— Да! — воскликнула вторая служанка с конопатым личиком и пухлыми щечками. — К трем часам гости собираются играть в снежки, а потом, после чая, примутся играть в карты!
— В снежки??? — я недоуменно уставилась на нее. — Толпа взрослых людей будет играть в снежки???
— Да-а… — девушка искренне не понимала, что меня так удивляет. — На улицу вынесут столики со сладостями и вином! Это всегда так весело!
— Ну понятно… — кивнула я. — Значит будем веселиться…
— Когда нам прийти, чтобы подготовить вашу одежду? — поинтересовалась Мэл. — Вам нужно хорошо выглядеть. Вокруг столько красивых леди…
— Приходите как считаете нужным! — Рената вскочила с кровати и почти вытолкала их за дверь. — Снежки! Что за бред?

Мы уселись за столик и как настоящие великосветские дамы, принялись за трапезу, запивая ее шампанским.
— Развлечения у них здесь, я тебе скажу…странные… — пробурчала подруга, не совсем похожая на леди, с рычанием поглощая гуся. — Проголодалась я…
— А чего ты хотела? — я вздохнула. — Древний век…что им тут еще делать?
— Мне по барабану, что они тут делают, но бегать по сугробам у меня желания нет… Я дома набегалась.

— Но идти все равно придется. Вот только у нас и косметики-то нет, а у этих сестричек ее видимо и в помине не было.
— Придется в каморку сгонять…- предложила Рената. — Мы же с полотенцами на рожах не пойдем…в снежки играть.
— Тогда доедай и пойдем. — согласилась я. — Потом некогда будет.
Рената дожевала гуся и встала с небольшого, розового диванчика, вытирая руки об полотенце.
— Посмотри…что это?
— Где? — я проследила за ее взглядом. Подруга смотрела на дно открытого сундука. — Что там?
Рената нагнулась и извлекла что-то, завернутое в темный бархат. Мне сразу стало не по себе, словно оттуда должна была вылезти змея и я осторожно попятилась.
— Похоже на книгу… — прошептала Рената и заглянула под уголок бархатной ткани. — Да, так и есть. Это книга.

То, что это была книга, меня почему-то не успокоило, а наоборот, заставило еще больше занервничать.
— И что это за книга?
— Сейчас… — Рената развернула толстый сверток. — Тайны беззакония темного мира…
— Что за странное название? — по мне побежали мурашки страха, стоило вспомнить прошлогоднюю эпопею с демонами и инквизиторами… — Открой ее.

Подруга медленно подняла обложку и прочитала:
— » Книга сия принадлежит демоническому роду, происходящему от Каина и предназначена для обучения и взращивания молодого поколения. Все, кто не принадлежит к роду Каина или вообще к демоническому роду коснувшись сией книги — должен умереть. Если этот нечестивец заимеет эту книгу любым способом — будет жестоко убит и развеян по ветру. «…
— Откуда эта дрянь у двух молодых девушек??? — Рената даже рот приоткрыла. — Что за…
— Не знаю, но мне не нравится выражение «… кто коснется этой книги — должен умереть…» — я многозначительно посмотрела на сверток и Рената бросила ее на пол.
— Опять мы влипли в историю?!
— А чего ты ожидала?

* * *
— И где же книга? — угрюмый мужчина на белой лошади, разглядывал разбросанные по снегу немногочисленные вещи и четыре трупа, двое из которых были женскими.
— Ее не было с ними. — его спутник в черном плаще гарцевал рядом. — Я убил их еще вчера и обыскал каждый уголок этой кареты.
— Почему так мало вещей? Насколько я знаю, сестры Аддингтон ехали на праздник в замок Корби. — всадник на белой лошади наклонился и поддел кожаной плетью женский капор.

— Возможно остальной гардероб уже в замке, а книга с ним в одном из сундуков. Но как она оказалась у них? — мужчина в плаще быстро взглянул на своего собеседника.
— Эти мерзкие твари украли ее, когда я попал в снежную бурю и лошадь привела меня к их имению. Мне милостиво предоставили ужин и ночлег, но проклятые девицы рылись в моей сидельной сумке и украли несколько дорогих мне вещей. Но наказание все таки настигло их…- зло ответил он, с омерзением глядя на закоченелые трупы женщин.

— Я — хранитель этой книги! Она принадлежит демону, который покровительствует мне! Если я не верну ее на место, он меня убьет!
— Мы найдем ее. — твердо сказал второй всадник. — Во всей Англии нет колдунов сильней чем мы и книга не ускользнет от нас. Нужно наведаться в замок Корби, пока не обнаружили трупы и вещи не отправили обратно. Их по дороге распотрошат нерадивые слуги и тогда нам придется убить половину Англии, в поисках книги.

— Нужно вызвать метель, чтобы хоть немного скрыть мертвецов. — сказал всадник на белой лошади. — Уничтожь карету.
Другой мужчина кивнул и подняв руку в кожаной перчатке, словно хлопнул ею по воздуху. Карета затрещала и развалилась как старый ящик.
— Вот так…
С неожиданно потемневшего неба начал сыпать снег, становясь все гуще и мягко скрывая под собой и карету, и трупы.
Мужчины немного понаблюдали за начинающейся метелью и поскакали прочь, растворяясь в плотном мареве снежинок.

* * *
— Положи ее обратно в сундук и забудем о ней. — я ткнула пальцем в книгу. — Как будто мы ее не видели.
— Не зря она нам на глаза попалась! — прошептала Рената. — Вот посмотришь, что теперь вокруг нее все крутиться начнет!
— Прекрати! — оборвала я ее. — Я не хочу снова подвергаться опасности! Мне хватило того, что было в прошлом году!
— Но ты же тоже хотела увидеть Джоанн!
— Да! Увидеть Джоанн, а не бегать от инквизиторов или демонов! — почти завопила я и Рената вздохнув, подняла книгу и положила ее в сундук. Но я видела, что она все равно думает о ней, как о некоем знаке и это пугало меня, потому что в душе, я думала точно также…

Рената заперла сундук на ключ и продев сквозь ушко ленточку, повесила его на шею.
— Не дай Бог ее кто-то найдет! Нас точно на костре сожгут или повесят!
— Типун тебе на язык!

В дверь постучали и мы моментально рухнули на кровать, прикрывшись полотенцами.
— Да-да…кто там? — простонала Рената и в комнату вошла Мэл.
— Леди Аддингтон…извините меня…
— Что случилось? — я посмотрела на нее одним глазом.
— Вы не видели ничего подозрительного? — стесняясь спросила служанка.
— Что именно подозрительное?
— Меня прислала миссис Присли, чтобы я узнала у вас — не видели ли вы случайно двух подозрительных женщин, служанок? — Мэл было неловко, а меня бросило в жар.
— Подозрительных служанок? — пискнула из под полотенца Рената. — В смысле???

— Из замка сбежали две служанки, которых в честь праздника выпустили из долговой ямы и милостиво разрешили поработать здесь! — воскликнула девушка, видимо ее это сильно возмущало. — Но они сбежали!
— И пусть бегут… — промычала я. — Кому они нужны…тут что, слуг не хватает? — недовольно спросила я, чувствуя как в противоположность жару в груди, холодеют ноги.
— Слуг-то хватает! — снова вздохнула Мэл. — Но они же преступницы! За ними послали в погоню, но некоторые слуги думают, что они прячутся в замке!

— И ты пришла искать их здесь? — строго поинтересовалась я и девушка испуганно захлопала ресницами.
— Нет…нет… миссис Присли подумала, что может вы видели кого-то…
— Нет Мэл, мы никого не видели! — завопила Рената так неожиданно, что у меня кровь отхлынула от лица. — О Господи! Как же у меня болит голова!!!
— Простите леди Аддингтон! — чуть ли не заплакала бедная служанка. — Я…я…
— Иди Мэл. — милостиво разрешила я. — Придешь когда нужно будет идти на развлечения. Поняла?

— Да. — девушка выскочила за двери, а я повернулась к Ренате:
— Ты чего так заорала???
— От страха. — призналась подруга. — У меня инфаркт скоро приключится от таких переживаний!
— Пошли за косметикой, иначе не сдобровать нам в этой веселой компании! — я опустила ноги на холодный пол. — Нам еще долго переживать придется…вся наша конспирация хлипкая какая-то!

Не прошло и получаса, как мы вернулись обратно в комнату и уселись перед зеркалом. После недолгих процедур, в нас уже было трудно узнать краснощеких с мороза и растрепанных, деревенских баб и когда явились Мэл и Синди, мы смело смотрели им в глаза, не прячась за полотенцами.
— Сейчас я уложу вам волосы и будем одеваться! — хлопотала Мэл, нагревая в камине щипцы для волос. Синди была более молчаливой, и ее взгляд почему-то мне не очень нравился. Она иногда искоса поглядывала то на меня, то на Ренату и в этих подглядываниях сквозил странный интерес, которого не было несколько часов назад.

* * *

Братья Корби с удовольствием попивали вино возле горящего камина. За окном шел густой снег, а в белоснежной спальне Джона было уютно и тепло. Было немного странно видеть в этой ослепительно белой комнате двух одетых в черное мужчин.
— Итак, сегодня за завтраком я не увидел даже самую малость похожих на наших незнакомок, девиц. — недовольно произнес Джон. — Или они умеют тщательно маскироваться, или…
— Не спустились к завтраку. — добавил Майкл. — Поэтому нужно узнать у слуг кто из гостей завтракал в комнатах. Вот и все.

— Значит не будем терять времени. — Джон протянул руку и дернул несколько раз за веревку колокольчика, висевшего на стене. — Посмотрим как эти девицы будут себя вести с нами без масок.
— Ваша светлость! — в дверях появился слуга и замер с прямой спиной.
— Сейчас же разузнай кто из гостей сегодня не спустился к завтраку. — приказал Майкл и слуга скользнул за дверь.
— Нет, мне очень не терпится узнать кто же это! — Джон открыл шкатулку, стоявшую на высоком комоде и принялся примерять перстни, одевая их один за одним на длинные пальцы. — Надеюсь у них милые мордашки, а не рожи, гадкие как их языки!

— Это тоже будет сюрпризом. — улыбнулся Майкл. — Кстати, Древний со своей ведьмой решили остаться в настоящем. Он счастлив.
— Для меня это до сих пор необъяснимо. Он сходит по ней с ума…
В дверь тихо постучали и на пороге возник слуга.
— К завтраку не спускались лишь сестры Аддингтон. — с холодной вежливостью сказал он и не дождавшись больше вопросов, испарился.
— Я не думал, что будет так просто… — плотоядно усмехнулся Джон. — Ну что ж, привет сестрички…

* * *
Мы стояли возле двери, обряженные в платья, панталоны, короткие шубки, а под капорами торчали завитые кучери.
С лисьими муфтами, маленькими сумочками на жемчужных замочках и в изящных ботах на небольших каблуках.
— Зачем сумки с собой брать? — прошипела Рената.
— Там нюхательная соль. — недоуменно протянула Мэл и подруга закатила глаза.
— Если снежком пришибут, чтоб было чем в сознание приводить…

На улице было холодно, но по ходу это смущало только нас двоих. Толпа разгоряченных аристократов носилась по снегу, как стадо взбесившихся лосей, кидая в друг-друга увесистые снежки и мы с Ренатой спрятались за здоровенное дерево, чтобы не дай Бог не прилетело…
— А если из этих, — я кивнула на орущую толпу, — кто-то знает Аддингтон? Не может быть, чтобы их совсем никто не видел!
— Давай не будем нагонять страх на друг-дружку! Всем не до нас, они заняты этими загадочными и чудаковатыми братьями Корби. — Рената произнесла это с таким лицом, что я не выдержала и засмеялась.

— Чудаковатыми? — из-за дерева показалась голова Джона и я громко вдохнула. — Так значит вот какого вы мнения о нас?
— Разве ты ожидал другого? — Майкл вышел с другой стороны дерева и смерил нас насмешливым взглядом. — Они показали свое воспитание еще на рождественском балу…
— Они нас узнали… — прошептала Рената, но это мне было понятно и без нее.
— Узнали-узнали… — кивнул с довольным лицом Джон и посмотрел на меня. — Присцилла?
— Белинда… — угрюмо протянула я, чувствуя как кучери на моей голове шевелятся и вываливаются из под капора.

— Без масок вы не настолько смелые, да девушки? — Джон не сводил с меня глаз и мне казалось, что я уменьшаюсь, таю под этим взглядом. — И где же эта соблазнительная куча мушек?
— Ну вот как раз вас, этими мушками мы соблазнять не собирались! — прошипела я. — Не для вас налеплено было!

Джон позеленел от возмущения, но в долгу не остался:
— А кого? Сомневаюсь, что вы вообще кого-либо могли соблазнить…дамы не первой свежести.
— Что??? — Рената вылупила свои «смородины», ее нос покраснел, ноздри раздулись и она стала похожа на разъяренную мартышку. Ее кудри тоже съехали на лоб и продолжали съезжать дальше, что не мешало ей орать. — Не первой свежести?! Да кто…кто б говорил! Собрали здесь цветник, два павлина! Хвосты распушили и выхаживают перед всеми, красуются!

Рената в запале принялась расхаживать перед ними, оттопырив зад и вытянув шею, взмахивая при этом руками как курица крыльями.
Лица у братьев вытянулись и покрылись пятнами.
— Павлины???
— Не-ет… — с придыхом произнесла Рената. — Петухи!!!

— Ну все!!! — Майкл протянул было руку к подруге, но тут издалека послышался чей-то взволнованный голос:
— Ваши светлости! Ваши светлости!!!
Майкл опустил руку, сжав ее в кулак и повернулся к бегущему в нашу сторону слуге.
— Чего тебе?!
— Там прибыли двое… — слуга задыхался от быстрого бега. — Двое господ…просят вас!
— Кто такие? — недовольно поинтересовался Джон.
— Не знаю, ваша светлость! Но одеты они как настоящие аристократы!
— Ладно, пошли разберемся кто там. — Майкл посмотрел на нас и угрожающим тоном добавил: — А с вами, мы продолжим позже.

Братья ушли, а мы смотрели друг на друга, пока не начали хохотать во всю и не завалились в снег.
— Они просто обалдели! — радовалась я этому событию. — Ты видела их лица?
— Теперь они точно от нас не отстанут! — Рената попыталась утрамбовать свои кудри обратно под капор, но это ей не удалось. — Пошли в замок, я замерзла… Пусть эти аристократы сами тут со снегом играют!

Но из-за усиливающейся метели, игрища дворян закончились и вся толпа ринулась в замок, чуть не сбив нас со своего пути. Мы решили подождать и стали в сторонке, наблюдая за братьями, беседующими с какими-то мужчинами, державших за узду коней, один из которых был снежно белый, а второй черный.
— Еще гости прибыли? — задумчиво произнесла Рената, а мне вдруг стало как-то неуютно.
— На душе у меня неспокойно…словно должно случится что-то…
— Хватит уже! — заныла Рената. — Мне не по себе когда ты так говоришь!
— Ладно, пошли уже…я проголодалась уже.

* * *
— Слуга проводит вас в ваши комнаты. — Майкл улыбнулся двум недавно прибывшим мужчинам. — Через час, спускайтесь к обеду.
— Спасибо за гостеприимство. — один из мужчин наклонил голову. — Но мы не будем им злоупотреблять. Как только метель утихнет, мы продолжим свой путь.
Они последовали за слугой, а Джон развязав тесемки плаща, отдал его слуге.
— Какие-то они странные. Тебе не кажется?
— Да, я заметил. Но мне все равно. Пока наши гости не несут никакой угрозы, они могут быть хоть маньяками-растлителями.
— Слишком много растлителей в одном замке! — захохотал Джон. — Кстати, сестры Аддингтон — это что-то с чем-то!
— О дьявол! — воскликнул Майкл. — Дай мне сил вытерпеть этих нахалок!

* * *
— Я не хочу идти к обеду! — ныла Рената, развалившись на кровати. — Может мы поедим в комнате?
— Что вы, мисс! — возмутилась Мэл. — Это неприлично! Вас не было за завтраком, а теперь вы собираетесь пропустить обед?!
— Что, нужно идти? — вздохнула подруга и служанка развела руками:
— Конечно! Давайте я поправлю вашу прическу, она совсем развалилась! Какое платье хотите надеть?
— М-м… — замычала Рената и перевернулась на другой бок. — Не хочу…

Я тоже не испытывала восторга от этих мероприятий, тем более часто отсвечивать было опасно, но и вызывать подозрения своим отсутствием, было бы глупо. Поэтому Синди уже уложила мои волосы и держала унылое, серое платье с длинными рукавами.
— Вставай… Присцилла! — я чуть не поперхнулась этим именем. — Пора спускаться вниз!
Рената сползла с кровати и уселась на пуфик, сонно моргая.
— Как-то долго добираются ваши слуги… — вдруг сказала Синди и встряхнув платье, посмотрела мне в глаза. — Не случилось ли чего?
— Да… — я судорожно сглотнула. — Мы с сестрой уже начали переживать…
— Нужно отправить людей на поиски. — Синди не сводила с меня глаз. — Возможно им нужна помощь.
— Да, наверное. — промямлила я и покосилась на Ренату, которая моментально проснулась и злобно таращилась на предприимчивую служанку.

— Я займусь этим, не переживайте, мисс. — Синди выглядела довольной собой. — Я сейчас же от вашего имени, пошлю мужчин — слуг на поиски.
— Спасибо Синди. — поблагодарила я ее, еле сдерживая раздражение. — Мы будем весьма благодарны.
Все остальное время нашего одевания, мы провели в молчании и когда служанки ушли, заохали.
— Что теперь делать?! — Рената дернула руки вверх, чтобы схватиться за голову, но вспомнив о прическе, резко опустила их вниз. — Эта нездоровая возня приведет к тому, что нас вычислять!
— Как же я хочу домой! — почти завопила я. — Мне уже надоел и этот замок, и эти люди, и вообще все!!!

— В тот раз портал открылся сам по себе. А теперь я не знаю, что делать! И помочь некому! — заныла Рената. — Почему тогда портал открылся, а?
— Потому что мы выполнили то, для чего были посланы сюда! А в этот раз, мы приперлись сюда сами!!! — почти зарычала я. — Будем теперь тут вечно сидеть! Если конечно нас в тюрьму не бросят или не убьют!!!!

Мы перли по коридору как два разъяренных быка, толкая слуг, попадавшихся нам на пути. Злость от безысходности распирала меня и если бы сейчас мне попались братики, то не смотря ни на что, я бы высказала им все, что думаю! Но к сожалению или к счастью, Корби находились внизу с гостями, которые ожидали когда накроют на стол.

Из-за густой метели за окнами потемнело и на длинной поверхности стола, застеленного белоснежной скатертью, появились подсвечники с красными свечами. Не смотря на плохое настроение, запахи пищи возбудили во мне голод и я бы уже с удовольствием отобедала.
— Прошу за стол! — Джон улыбнулся гостям и направился ко мне.
Господи, чего ему нужно?! Он приближался, а я впадала в панику, моментально забыв о своем желании высказать ему в лицо свое недовольство.

— Окажите мне честь, леди Аддингтон, разрешите сопроводить вас.
— С чего бы это? — подозрительно поинтересовалась я, но тут же опомнилась. Не то время было, чтобы устраивать скандалы прилюдно. Взяв его под предложенную руку, я медленно пошла рядом. — Может вы сопроводите даму, более жаждущую вашего внимания?
— Нет. — он даже не смотрел в мою сторону. — Мне больше по душе дамы, которых воротит от моего внимания.

— Какие-то извращенные у вас вкусы… — буркнула я, а он тихо засмеялся.
Джон подвел меня к стулу, который стоял рядом со стулом хозяина дома и отодвинул его, опередив слугу.
— Прошу леди Белинда.
Я уселась и заметила, что Майкл усадил Ренату рядом с собой. Что они задумали?

Внимание окружающих нам было обеспечено. Женщины недовольно поглядывали в нашу сторону, посчитав нас фаворитками хозяев, но мы то знали, что эти проклятые нахалы, хотят совсем другого. Нужно было быть на чеку и готовиться к возможным провокациям. Вряд ли братья так быстро забывают обиды.
На другой стороне стола, возле Ренаты, устроились двое мужчин, в которых я узнала новоприбывших. Они разглядывали гостей и тихо переговаривались, словно искали кого-то среди этих напудренных лиц.

Рената сидела будто кол проглотила и как только слуга поднес бутылку вина, молчаливо предлагая налить в ее бокал, она кивнула так, что ее кудри мелко задрожали.
Начали разливать суп из морепродуктов и у меня заурчало в животе от потрясающего аромата.
— Непогода разыгралась не на шутку. — сказал Джон, обращаясь к новым гостям. — Не уверен, что она утихнет к завтрашнему вечеру.

— Это совсем не входит в наши планы. — ответил мужчина с густыми, темными бровями, которые нависали над жесткими, ястребиными глазами. — Нам нужно уехать.
— Как я вас понимаю… — вздохнула я и все лица повернулись ко мне.
— Вы тоже хотите уехать? — удивленно поинтересовался мужчина.
Я почувствовала взгляд Джона Корби и растерялась.
— Я…я имела ввиду, что плохо когда стихия нарушает планы.
— Да, но она не подвластна человеку. — мужчина слегка привстал: — Леди, имею честь представиться. Барон Лесток. А мой спутник виконт Эддери.

-Леди Белинда и Присцилла Аддингтон. — представил нас Майкл и я с недоумением наблюдала как брови барона поползли вверх от удивления. Он переглянулся с виконтом Эддери и снова посмотрел, сначала на Ренату, а потом на меня.
— Что- то случилось? — Джон Корби тоже заметил эту странную реакцию.
— Э-э…нет… — быстро ответил Лесток. — Просто я слышал, что сестры Аддингтон слывут затворницами…
— Ах…это… — Джон повернулся ко мне, скрывая от других ехидную усмешку. — Но ведь иногда и затворницам нужен глоток свободы. Не так ли, леди Белинда?
— Совершенно верно. — вяло улыбнулась я. — Постоянно находиться в стенах дома…это довольно уныло.

Весь обед я чувствовала на себе странные взгляды Лестока и его друга. Когда слуги принялись убирать со стола, мы отошли к камину и взяли по бокалу вина. Корби не цепляли нас, но я знала, что это лишь начало чего-то нехорошего. Вряд ли братья оставят нас в покое. Женщины же, излучали зависть и практически ненависть, словно Корби объявили о помолвке. Эта мысль как-то странно пощекотала мне нервы, отчего я получила удовольствие. Стать женой Джона…
— Какого черта они так таращаться на нас???

Я мысленно сказала спасибо своей подруге, за то, что она вернула меня в реальность.
— Ты о Лестоке и виконте?
— Да. Этот Эддери, чуть дырку на мне не протер!
— Может ты ему понравилась.
— Я тебя умоляю!!! — Рената подкатила глаза. — Этот Эддери похож на демона!
— Ну и сравнение! — я хмыкнула. — И пришло же в голову!
— Ты посмотри на их рожи! — подруга скосила глазенки в сторону мужчин, беседующих с хозяевами дома. — Угрюмые, злые…не то что братики…няшки…

«Няшки» выглядели не менее сурово чем Эддери и Лесток. По телосложению они были даже крупнее и через шерсть сюртуков, отчетливо виднелись хорошо развитые мышцы.
— Не вижу ничего няшного в них.
— Майкл такой красивый… — Рената не слышала меня. — Он похож на грустного ангела…
— Они нас назвали «дамами не первой свежести»! — возмутилась я, но Рената совсем убила меня:

— Это тебе Джон сказал.
— Хочу напомнить тебе, что свежесть у нас одного года рождения!
— Леди. — мы резко развернулись и увидели барона Лестока. — Не помешал?
— Нет-нет… — я напряглась. Что ему нужно?
— Вы давно прибыли в замок? — поинтересовался он. — Здесь красиво, не правда ли?
— Позавчера. — ответила я. — А что?
— Ваш батюшка с вами? Мне бы хотелось его увидеть. — Лесток смотрел на меня открытым взглядом, в котором кроме легкого интереса, не было больше ничего. Но я знала, что он что-то скрывает, чувствовала пухлой точкой.

— А отец остался дома. — вставила свои пять копеек Рената. — Мы здесь одни.
— Как??? — мне показалось притворным его удивление. — С вами нет даже слуг???
— Они застряли в дороге, но хозяева дома милостиво предложили своих служанок. — пояснила Рената и он вроде бы удовлетворился ее ответом.
— И что же их еще не нашли?
— Все еще идут поиски… — промямлила подруга. — Может их и в живых-то нет…
— Может быть и такое. — кивнул Лесток, — На улице очень холодно, метет пурга, поэтому продержаться в такую погоду — нереально. Но как говорится — надежда умирает последней,
Его позвал Эддери и мужчина откланявшись, покинул нас
— Какой дотошный! Ему больше поговорить не с кем?

— Что происходит??? — лицо Лестока выражало крайнее недоумение. — Для чего эти дамы играют роль сестер Аддингтон?
— Это все крайне подозрительно. — Эддери пристально наблюдал за девушками. — Они не простые штучки и первое, что пришло мне в голову, это то, что им нужна книга.
— Я соглашусь с тобой, ибо для чего тогда рядиться в чужой образ? — барон гневно сжал кулаки. — Кто бы они не были, я не позволю забрать книгу.
— Какие у тебя предположения? Кто они?

— Сто процентов из ста — ведьмы. — прошипел Лесток. — Неужели они думают, что могут тягаться со мною? Наивные дурочки!
— Когда нужно привезти книгу хозяину?
— Завтра. — Лесток сделал глоток вина, нервно вытирая губы кружевным платком. — У него черное венчание и книга должна участвовать в этом ритуале. Это типа как семейная библия для них.
— Я всегда задавался вопросом — почему они не хранят ее у себя, если она так дорога? — с интересом спросил Эддери. — Почему ты хранишь ее?
— Эта книга не должна попасть в чужие руки. Ни в руки демонов, ни людей. Поэтому они ищут себе хранителей, которые охраняют и прячут книгу до того момента, как она понадобится. Видимо в том месте, где обитают эти слуги дьявола, держать ее не безопасно. — ответил Лесток. — Ты представляешь, что он сделает со мной?

— Тогда почему мы тянем время? Не проще ли найти комнату этих выскочек и поискать книгу? — предложил Эддери. В его глазах горел опасный огонек и Лесток невольно усмехнулся.
— Ты уже готов к убийству, мой милый друг?
— Я всегда к нему готов. Людишки для меня ничего не значат, они лишь средство для достижения моих целей. — Эддери провел рукой над полупустым бокалом вина и он снова оказался полным.
— Возможно сегодня мой бокал будет полон человеческой крови…

* * *
— Ты заметил этот интерес со стороны барона и виконта к сестрам Аддингтон? — Джон взглянул на брата. — Настолько сильный, что они до сих пор не сводят с них глаз.
— Возможно они знакомы? — предположил Майкл, но тут же отверг свою версию. — Не-ет… очевидно, что сестры видели их в первый раз.
— Тогда напрашивается только один вариант — они понравились им. — сказал Джон и Майкл недовольно поджал губы:
— Наш дом не брачное агентство.
— Ты ревнуешь? — улыбнулся Джон.
— А ты нет?

* * *
— Лесток и Эддери ушли? — я обвела взглядом большую гостиную.
— Похоже. Я не чувствую этого скользкого взгляда. — буркнула Рената. — Не по душе мне они.
— Не бери близко к сердцу, всего лишь неприятные люди, вот и все. — успокоила я ее, но сама чувствовала себя как на иголках. Было такое ощущение, что над нами сгущаются грозовые тучи.
— Мне хочется побыть одной. — Рената сжала пальцами виски. — Все это меня раздражает… Корби дрянные мужики и выскочки. Зря я раскатала губу…
— Пойдем в нашу комнату и хорошо подумаем, что можно предпринять в нашей ситуации. Возможно нам стоит поискать хоть кого-то, кто знал Джоанн.
— Да, нам нужно выбираться отсюда.

Мы медленно пошли к лестнице, чтобы не привлекать к себе внимания и благополучно достигли ее середины, когда позади нас раздался вопль:
— Хозяин! Хозяин!
Мы с Ренатой повернулись, чтобы увидеть, что происходит и увидели Синди, которая вертела башкой, глядя то на Джона, то на Майкла. Отчего то моя душа стремительно понеслась к пяткам.
— Ты что, совсем потеряла уважение?! — рявкнул Майкл. — Как ты себя ведешь, женщина?!
В гостиной воцарилась тишина, все с удивлением и ожиданием чего-то занимательного, замерли, таращась на служанку.

— Простите меня! — завопила Синди и грохнулась на колени. — Простите!!! Ваши светлости, в вашем доме преступницы!!!
Народ зашумел, а Майкл подошел к служанке и с угрозой в тихом голосе, произнес:
— Что ты несешь, девка?!
— Это не леди Аддингтон! — вдруг еще громче завопила Синди, тыча на нас пальцем. — Это самозванки с долговой ямы!!! Их прислали сюда работать на праздники!!! Это сестры Вайт!!! Леди Аддингтон, убиты, их тела засыпало снегом в поле!!!
Гости загудели еще громче, все взгляды были прикованы к нам и я слышала как скулит Рената, цепляясь за мою руку.

Джон медленно повернулся в нашу сторону и я громко сглотнула, увидев его глаза.
— Так вот почему мне казалось знакомым твое лицо… — протянул он. — Мы встретились во дворе замка…
— Бли-ин…что делать?! — завопела подруга, задирая юбки и я последовала ее примеру.
— Не вздумайте бежать, будет хуже! — рявкнул Джон, но мы уже неслись вверх, не слыша остальных криков, из-за бешеного стука сердца в ушах…

* * *
— Ты слышишь этот шум? — Лесток резко выпрямился и отошел от сундука, в котором рылся. — Что-то происходит?
— Мне кажется сюда движется толпа. — изумленно приподнял брови Эддери. — Неужели кто-то видел, что мы вошли в эту комнату?
— Вряд ли. Но все равно нужно спрятаться. — Лесток осмотрел комнату и указал на шкаф. — Давай сюда.
Мужчины забрались в шкаф и прислушались.
— Действительно, голоса приближаются. — прошептал барон. — Черт! Не успели найти книгу!
— Может это не сюда. Давай подождем. — Эддери чуточку приоткрыл дверцу. — Никуда она от нас не денется.

* * *
Мы ворвались в свою комнату и заперев дверь, подперли ее тяжелым комодом.
— Как быстро все закончилось! — пропищала Рената бегая от кровати к шкафу. — Мы в западне!
— Подожди, не паникуй. — сказала я, хотя сама готова была выть от страха. — У нас есть черный ход.
— Точно! — Рената ломанула к зеркалу, за которым скрывался потайной ход. — Пошли!!!
— Открывайте или я вынесу дверь!!! — услышали мы голос Джона и дверь содрогнулась от удара.
— Мамочка! — взвизгнула Рената. — Да пошли уже! Чего ты стоишь?!

— Так быстро они дверь не сломают! — остановила я ее. — Давай возьмем теплые вещи, неизвестно, где нам придется ночевать и бродить!
— Какая ты молодец! — засуетилась подруга, снимая с шеи ключик. — В этом сундуке есть шубки и сапожки!
Мы хорошенько утеплились, извлекли из шкафа теплые, кашемировые шали, не обращая внимания на грохот и крики, доносящиеся из-за дверей и спокойно отодвинули зеркало в сторону.
— Подожди! — Рената подбежала к сундуку и вытащила оттуда книгу, завернутую в ткань. — Это мы тоже возьмем с собой, иначе если ее здесь обнаружат, нам еще и ведьмовство пришьют! А на костре я гореть не хочу!

Я была с ней согласна, но книга конечно меня немного пугала.
— Ладно, берем и ее.
— Дамы, откройте. — послышался спокойный голос Майкла. — Вас никто не обидит. Мы просто поговорим.
— Ага…жди… — погрозила двери кулаком Рената, но тут же грустно вздохнула. — Как жаль.., мы были бы классной парой…
Нырнув в темный проем, мы поставили зеркало на место и быстро пошли по скользким ступеням…

* * *
Лесток и Эддери вышли из шкафа и злобно переглянулись.
— Теперь они от нас никуда не денутся. — прошипел барон. — Пошли за ними.
Эддери уже отодвинул зеркало и всматривался в потайной ход.
— Они больше похожи на авантюристок чем на ведьм.
— Не сомневаюсь, что это так и есть. — Лесток быстро посмотрел на дверь, которую уже принялись ломать. — С нашей помощью они так и останутся в этом замке. В мертвом виде.

Мужчины тоже протиснулись в потайной ход и как только зеркало встало на место, дверь треснула и упала, впуская в комнату Джона и Майкла Корби, за которыми стояла любопытная толпа.
— Но здесь никого нет! — воскликнула Синди, которая как охотничья собака нюхала воздух, выглядывая из-за спины Майкла. — Они исчезли! Ведьмы!!! Ведьмы!!!
Толпа быстро подхватила этот вопль и зашумела, повторяя:
— Ведьмы…ужас какой…убийцы…
— Хватит! — прервал этот гвалт Майкл и грозно уставился на Синди. — Разве я позволял тебе делать выводы или вообще находиться здесь?!
— Но…я же… — испуганно залепетала служанка. — Они…
— Марш на кухню! — рявкнул Майкл и она попятившись, чуть не упала. — Немедленно!

— Дорогие гости, — Джон повернулся к собравшимся. — Я прошу вас вернуться в гостиную и продолжить развлечения. Ничего страшного не произошло и мы с братом разберемся с этим немедленно.
— Но возможно эти аферистки убили сестёр Аддингтон! Я только что слышала, об убийстве не только сестер, но и их кучера и лакея! — воскликнула пожилая дама в съехавшем на бок парике. — А теперь они скрываются в замке и я боюсь, что они доберутся и до меня!

— Успокойтесь мадам. Во первых я очень сомневаюсь, что эти дамы могли убить четырех человек, двое из которых мужчины. — Джон говорил спокойно и уверенно. — А во вторых, сейчас наши слуги обыщут каждый уголок в замке и вскорости эти дамы будут найдены.
— Мы очень надеемся на это ваша светлость! — женщина развернулась и похромала к лестнице, бурча под нос. — Это просто невероятно! Какой конфуз!
Остальные тоже потянулись за ней, вполголоса обсуждая случившееся.

Корби вошли в комнату где обитали девушки и принялись осматриваться.
— Если бы не куча людей за моей спиной, я бы догнал наших красавиц за секунду и вытряс из них все, что они скрывают. — раздраженно сказал Майкл. — Куда же они подевались?
— Сейчас…подожди… — глаза Джона наполнились чернотой, проникая сквозь стены. — Здесь есть потайной ход.
— Откуда??? — глаза Майкла тоже почернели. — Вижу…вижу…

* * *
Мы ужасно замерзли даже в своих шубах, видимо на улице похолодало и каменные стены блестели словно хрустальные. Зайти в какую либо комнату не представлялось возможным, везде нас могли обнаружить и тогда могло случиться что угодно. Вернуться в каморку тоже казалось неразумным и мы топтались возле оттаявшего пятна на стене, ощущая легкое тепло, видимо за ней находился горящий камин.
— Нам нужно найти выход на улицу. — предложила Рената, стуча зубами. — Уйти подальше от замка, а там дальше видно будет?.
— Значит нужно спуститься еще ниже. Вот только дело идет к вечеру, да еще непогода разыгралась… Это верная смерть. — ответила я. — Вот это мы влипли… Хотя…

— Что? — с надеждой в глазах замерла Рената.
— Мы можем вернуться в каморку и переночевать там, подперев дверь. Если кто-то надумает войти, мы успеем скрыться. — с запалом сказала я. — А завтра может что-то изменится…
— Тогда пойдем. Она совсем рядом… — прошептала Рената. Мы успокаивали себя, но каждая из нас думала о том, что ничего не изменится, что нас ждут тяжелые времена и возможно не одна опасность…

В каморке конечно жарко не было, но и жуткий холод остался в ледяных коридорах тайного хода замка. Мы подперли дверь сундуком и уселись на кучу тряпья, натянув шубы на колени.
— Завтра же найдем выход из замка и пойдем на поиски Джоанн! — зло выпалила Рената. — Я не хочу верить, что мы попали сюда навсегда! Это уже не развлечение, а какое-то ужасное недоразумение!
— Не хочу тебя обидеть… — начала было я, но подруга перебила меня:
— Да знаю я, что ты хочешь сказать! Что это я виновата, что это я недоразумение! Я согласна! Но делу это не поможет!

— Хорошо хоть сама понимаешь… — я потянулась к блюду с засохшим хлебом и завернула краюху в шаль. — Думаю нам это пригодится…
— Я сейчас заплачу… — всхлипнула Рената, но я не спешила ее успокаивать, мне вдруг показалось, что я уловила какой-то звук из тайного хода.
— Тс-с… — я приложила палец к губам. — Слышишь?
Рената плакать передумала и навострила уши.
— Что?
— Там кто-то есть. — я показала на дверцу, за который был ход. Которую кстати мы не закрыли, чтобы в случае опасности, можно было моментально нырнуть туда.
Звук раздался снова и подруга ахнула, закрыв рот ладошкой.
— Мамочка… — она встав на колени, подползла к дверце и прислушалась. — Там голоса и шаги… Кто-то идет сюда!!!

— Неужели нас вычислили? — меня как в холодную воду окунули. — Все, это конец…
Мы в какой-то агонии от этой безысходности, принялись волочить по полу небольшой сундук, чтобы поставить его на дверцу.
— Чем нам это поможет? — тяжело дыша спросила Рената. — Мы заблокированы. Разумнее сдаться сразу.
— Нет. — я покачала головой. — Я просто так не сдамся.

Мы уселись на сундук и принялись ждать. Долго нам этого делать не пришлось, дверца под нами дернулась — кто-то пробовал ее открыть.
— Ничего себе сколько дури! — прошептала подруга изумленно посмотрев вниз. — Приподнять нас с сундуком!
— Ничего, больше этого у них ничего не получится! — я топнула по дверце и взвизгнула, когда она дернулась с удвоенной силой. — Да этого не может быть! Там что, толпа качков?!
Раздался ужасный скрип и треск, словно дверцу ломало и корежило неведомой силой.
— Господи! — завопила я, вскакивая с сундука. — Что делать?!
И тут дверь в каморку заходила ходуном…

— Все, приплыли! — Рената вертела головой, глядя то на трещавшую дверцу, то на стонущую дверь. — Фенита ля комедия!
— Откройте! Быстрее! — из-за двери послышался голос Присли. — Я помогу вам!
— Это что, галлюцинации от страха? — я подошла ближе и крикнула:
— Поможешь нас на виселицу отправить?
— Верьте мне! — вполне искренне ответила мне Присли. — У вас нет времени!
— Что делать будем? — я посмотрела на Ренату.
— Открываем. Все равно выхода нет. — пожала та плечами. — Чем скорей все закончится, тем лучше.
Мы отодвинули сундук и дверь распахнулась.
— Быстрее! — огромная рука Присли выволокла сначала меня, а потом и Ренату. —

Бегите в правое крыло, там вас ждет Мэл! Бегом!
Мы помчались как ошпаренные, не думая что мы делаем, зачем и почему доверились этой ужасной женщине.
Завернув в коридор, ведущий в правое крыло, мы действительно увидели Мэл, которая была испугана не меньше нашего.
— Сюда! — она дернула в сторону тяжелую штору и мы увидели открытую дверь. — Сидите тихо!

Сердце выскакивало из груди, а руки и ноги тряслись от страха, когда мы оказались в небольшой комнатушке, заставленной старой мебелью. На трехногом столике горела свеча.
— Ситуация развивается стремительно! — выдохнула Рената, упираясь руками в колени. — Я даже предположить боюсь, что будет дальше.
— Для чего ей это нужно? — я имела ввиду Присли. — Она должна сдать нас, а не прятать.
— Скоро узнаем. — Рената опустилась на облезлую софу. — Не могу…вся дрожу как осиновый лист…ффу-ххх…

— Все нормально? — в комнату стремительно вошла Мэл, а за ней Присли.
— Еще не знаем… — я подозрительно наблюдала за ними. — Вы нам скажите.
— Я понимаю, что это все выглядит странно… — мягко сказала Присли. — В другой ситуации я немедленно бы позвала слуг и они держали бы вас до прихода хозяев, но мне кое-что рассказала Мэл.
— И что же она рассказала? — я недоуменно посмотрела на служанку, не понимая, что она вообще могла рассказать о нас.
— Я нечаянно подслушала разговор новых гостей. Барона Лестока и виконта Эддери.

— И что? — я не понимала какое отношение к нам имели эти странные мужчины, появившиеся так неожиданно.
— Это они убили сестер Аддингтон! — Мэл закрыла рот рукой и прислушалась. — Из-за какой-то книги!
Мы с Ренатой переглянулись.
— Этот ужасный барон сказал, что книга у вас и поэтому вы тоже должны умереть! Они…они…колдуны! — выпалила девушка, испуганно поворачиваясь к двери. — А вдруг они уже знают, что мы здесь?!

— Успокойся, Мэл! Мы не должны бояться тех, кто продал душу дьяволу! — строго сказала Присли и внимательно посмотрела на нас. — Я не хочу знать, почему вы прикидывались сестрами Аддингтон, это вы расскажете братьям Корби, но и не позволю каким-то нечистям, проливать в замке невинную кровь. Сейчас я позову их светлостей и вы им сами все расскажите.
— Может не надо? — жалобно протянула Рената, но женщина немедленно оборвала ее:
— Хватит игр!
— А может оно и к лучшему… — я уселась рядом с подругой. — Зови братьев.

Служанки ушли, заперев нас на ключ, а мы принялись возбужденно обсуждать все перспективы нашего разговора с Корби.
— Говорить им правду — значит попасть в дурдом! — заявила Рената. — Здравствуйте, мы из будущего!
— Да, это конечно неправдоподобно… но они же верят в колдунов? Может и нам поверят. — предположила я, но подруга отнеслась к этому скептично:
— Одно дело верить в то, что они варят лягушек и наводят порчу и совсем другое, поверить в наше путешествие!
— И что ты предлагаешь говорить им?

— Я не знаю! — Рената схватилась за голову, а потом вдруг кинулась к книге, сиротливо лежащей на полу возле софы. — Слушай…а может в этой книге есть заклинание какое-нибудь, чтоб нас домой вернуть?
— А с чего ты решила верить этой книге? — удивилась я. — Они же тут все мошенники, лягушек варят…
— Но не зря же они за ней охотятся! Даже на убийство решились! — Рената принялась с шорохом листать пожелтевшие страницы.
— Не смей ничего читать! — завопила я. — Опять в какую-то историю влипнем!
Но подруга не слушала меня, всматриваясь в книгу.
— Послушай…а это не поможет нам?

— Что там? — я готова была вырвать книгу у нее из рук и надавать ею по башке неугомонной подруге. — Ты в своем уме? Мало того, что мы отсюда вырваться не можем?!
— Да послушай ты! — Рената смотрела на меня горящими глазами. — Здесь есть инструкция, как призвать демона…хозяина книги…
— Зачем?! Ты в своем уме?! — я уже было протянула руку, чтобы забрать книгу у этой «обезьяны с гранатой», но ее пылкая речь остановила меня:

— Подожди! Если нас найдут Лесток и Эддери, то убьют. Если сейчас братья Корби усомнятся в нашей вменяемости, или в нашей честности, то отправят куда подальше!
— А если мы вызовем демона, то есть вариант попросить его о помощи!
— Демона?!
— Да! Мы скажем ему, что знаем Древнего и возможно этот демон найдет Джоанн! — выпалила Рената.
— Все это не внушает мне доверия! — я очень сомневалась в этой затее. — Мы можем такого наворотить!
— Мы уже наворотили. — пожала плечами Рената. — К колдунам мы не хотим попасть, в дурдом тоже, значит нужно воспользоваться третьим вариантом! И делать это нужно немедленно!

— Бли-ин!!! — завопила я в потолок. — Давай уже, черт с тобой!
Рената придвинулась ко мне и ткнула пальцем в какой-то текст:
— Начинаем!
Я тяжело вздохнула и сжав кулаки, принялась читать:
— Покровитель зла, демон-защитник, демон-хранитель! На тебя лишь уповаю и надежду возлагаю! Ибо могущественнее тебя на свете никого не знаю! Не к кому мне боле обратиться, от врагов мне без тебя не защититься! Меня услышь, отзовись, на призыв явись!

Мгновенная вспышка ослепила меня и я зажмурилась, чувствуя боль в глазах. В голове пульсировала мысль, что мы зря затеяли все это, но любопытство заставило меня разлепить веки и я не удержавшись, охнула…
Перед нами стояли Джон и Майкл Корби, в глазах которых читалось не то чтобы удивление, а практически шок.
— А что они здесь делают? — прошептала Рената, с трудом отрывая от них взгляд и поворачиваясь ко мне.
— Я не знаю… — прошептала я в ответ и покосилась на братьев….

-Вызывая демона, нужно следовать правилам и знать все нюансы вызова. — медленно произнес Майкл. — Это все описано ниже. Мы явились на ваш призыв потому, что в этом замке, МЫ являемся демонами-защитниками и демонами-хранителями, а хозяина книги может вызвать лишь тот, кому эта книга доверена. Итак, мы ждем объяснений.
Глаза Майкла превратились в черные пятна и Рената, сползая с софы, слабым голоском простонала:
— Я сейчас упаду в обморок…
— Тогда я выкину тебя из окна. — предупредил ее Майкл и подруга зло зыркнув на него, уселась на место.

— Вы что, демоны? — пропищала я, силясь выглядеть достойно.
— Они самые. — хмыкнул Джон. — А кто вы такие? Преступницы из долговой ямы или покойные сестры Аддингтон, а может Амелия Стоунбридж с подругой Гортензией? Отвечайте, откуда у вас эта книга!
— Не нужно так кричать… — промямлила я, вжимаясь пятой точкой в софу и успевая при этом ощутить острую пружину и подумать, что если меня захотят вывести из комнаты, придется тащить с нею же…
— Отвечайте! — заревел Джон и я тоже заорала, но скорей от страха:
— Да из будущего мы! Из будущего!!!

— Что это значит? — Майкл недоверчиво смотрел на меня, словно перед ним сидела не я, а Дженифер Лопес. — Из какого будущего?
Нам ничего не оставалось, как поведать им свою довольно дурацкую историю, что мы и сделали, замечая как на их лицах читается то неверие в наши россказни, то удивление, то насмешливость.
— Значит вы те самые смертные, которые спасли Джоанн? — наконец произнес Майкл. — Невероятно! Значит не зря нам ваши лица показались знакомыми… Но зачем вы опять отправились сюда???

— А это ты у нее спроси! — зло ответила я и просверлила подругу недовольным взглядом. — Чего ей дома не сиделось!
— А может я влюбилась в него! — Рената ткнула пальцем на ошалелого демона. — Что, убить меня за это?!
— И когда это ты успела? — ехидно поинтересовалась я. — Какая быстрая!
— А что? Я женщина свободная, мне тоже хочется…
— Стоп! — рявкнул Майкл. — О дьявол, у меня уже болит голова от вас! Как можно любить этих трещеток?!

— » Эти трещетки» — мы значит? — нахмурилась я.
— Все смертные женщины. — Майкл наблюдал за Ренатой как за подопытным кроликом. — Сумасшедшие создания.
— Ты хоть и зло, — нравоучительно заявила Рената, — но так рассуждать совсем глупо.
— Я не собираюсь обсуждать с тобой свои рассуждения! — прошипел Майкл. — Что с книгой?
— А что с книгой? — Рената обиженно отвернулась. — Колдуны нас убить за нее хотят… А мы ни в чем не виноваты!

— Колдуны это Лесток и Эддери? — уточнил Джон.
— А что же вы демоны, определить сразу не смогли, что они колдуны? — съязвила я и Джон угрожающе нахмурился:
— Да нам и дела нет, кто здесь колдун, кто ведьма, а кто лесная фея! От вас двоих столько проблем за несколько дней! Это уму непостижимо!
— Да ладно… — хмыкнула я. — Не много мы вам и проблем устроили…ну гульнули чуток…
— Сидите здесь! — Майкл так посмотрел на нас, что мы сникли и приуныли. — Через час будете дома. Я бы вас уже давно прибил…ваше счастье, что вы Древнему помогли.
Они вышли из комнаты, а мы надувшись, сидели в разных углах софы, думая каждая о своем….

Прошел час, но за нами никто не приходил. Свечка догорала и в комнате стали сгущаться тени, навевая на нас страх.
— Про нас забыли наверное! — раздраженно пробурчала Рената. — Долго мы здесь сидеть будем?!
— Не знаю! Ни братиков этих демонических, ни Присли с Мэл!
— А может они специально нас здесь оставили? — вдруг протянула подруга зверским голосом. — Мы сдохнем от голода и превратимся в мумий!
— Какая-то чересчур хитромудрая схема. — скептически сказала я. — Не легче ли было нас сразу грохнуть?
— А может они садисты! — не унималась подруга. — Исчадия Ада!
— Прекрати! Что ж ты унылая такая? — прикрикнула я на нее. — Радуйся, что скоро дома будем!

За дверями послышался какой-то шорох, они распахнулись и мы увидели незнакомого мужчину, судя по одежде — слугу.
— Следуйте за мной! Быстро!
— А ты кто? — Рената нахмурилась.- Тебя что, Корби послали?
— Да-да…они… — мужчина закивал. — Нужно уходить отсюда!
— Ну нужно, значит пошли…
Мы последовали за ним, но у меня в душе скребли кошки…

Он повел нас какими-то темными коридорами, холодными и мрачными как заброшенные катакомбы и казалось этим длинным переходам не будет конца. Когда я уже было хотела возмутиться, вдалеке задрожал огонек свечи — нас кто-то ждал.
— Кто это? — спросила Рената у пыхтящего слуги, но он словно не слышал ее. — Я тебя спрашиваю, кто это?!
— Сейчас увидите! — отмахнулся он от подруги и она резко остановилась.
— Я не пойду. Что-то мне это совсем не нравится!
— Согласна. — поддержала я ее и тоже остановилась. — Вообще не нужно было идти с этим прохвостом!
— Что??? — слуга злобно посмотрел на нас. — Ты посмотри какие цацы! Посмотрим, что вы сейчас запоете!

В этот момент я окончательно поняла, что нас развели и покрылась липким потом от страха, когда увидела, что огонек свечи приближается к нам.
— Что происходит, Лоу? — раздался женский голос. — Ты привел их?
Из темноты показался женский силуэт и в дрожащем свете, мы узнали Синди.
— Попались ведьмы?! — прошипела она и зло ухмыльнулась. — Ненавижу вас, проклятые колдуньи!

— Ты больная что ли?! — Рената угрюмо нахмурившись, двинулась в ее сторону, но служанка вдруг завопила:
— Святой отец! Вот они!!!
Услышав это, я чуть в обморок не упала, вспомнив все те ужасы, что мы пережили.

За ее спиной зашевелились тени и перед нами предстал священник, которого мы видели во дворе монастыря. Его длинная, несуразная фигура, горбатой тенью отпечатывалась на каменной стене.
— Это ведьмы! Они убили сестер Аддингтон! — зашипела Синди, таращась на нас безумным взглядом фанатички. — Посмотрите на них, святой отец! Разве может быть у женщины такая чистая, свежая кожа?! А зубы?! Блестящие волосы?!
— Хороший шампунь и отличный стоматолог… — буркнула Рената. — Тебе бы не мешало тоже посетить дантиста…дура.
Служанка окинула нас ненавистным взглядом.
— Они исчезли из комнаты! Стали невидимыми!!!
— Хорошо Синди… — священник перекрестил ее. — Ты молодец, дитя, что все рассказала мне. Сейчас я во всем разберусь.

Он вдруг протянул свою костлявую руку и вырвал из рук Ренаты книгу, которую она сжимала.
— Что это?
Я мысленно застонала. Какого черта она не оставила ее в комнате?!
Священник развернул материю и его без того длинное лицо, вытянулось еще больше.
— Дьявольское семя!!! Бестыжие предательницы Господа нашего!!! Гореть вам в аду!!!!
— Да пошел ты! — я схватила Ренату за руку и потянула назад, но непонятно откуда, за нашей спиной появились здоровенные детины. Они видимо прятались в темноте, дожидаясь случая.
— Но сначала вы сгорите на костре, ведьмы! — оскалился священник. — А ваш прах, я лично выброшу в выгребную яму!

Нам скрутили руки и поволокли дальше по узким коридорам, не обращая внимания на наши отчаянные вопли. Никто из находящихся в этом лабиринте переходов, не заметил как от стены отделилась маленькая фигурка и помчалась в противоположную сторону…

* * *
— Я не могу найти их светлостей! — Присли резко повернулась, когда в кухню вбежала запыхавшаяся Мэл. — Ну что, узнала что нибудь? Наши барышни сидят в темноте уж больше часа, а братьев все нет и нет!!! Господи, нужно что-то делать!!!
— Уже не сидят… — переводя дыхание выпалила Мэл. — Я поднялась к ним, чтобы поменять свечу и увидела как Джон и Майкл выходят из тайной комнаты!
— Но как они узнали?! — изумленно и испуганно воскликнула Присли. — Ты рассказала им о Лестоке и Эддери?
— Похоже девушки сами это сделали. Их светлости что-то говорили об этом. Я решила, что вы нашли хозяев и побежала к комнате Лестока, чтобы проверить, там ли он и чем все это закончится, но комната была пуста. Они все еще шныряют по замку, чтобы сделать свое темное дело — подумала я и вернулась к нашим пленницам…но…

— Что??? — Присли приподнялась со стула. — Что???
— Как только я поднялась по лестнице, услышала удаляющиеся голоса. Выглянув из-за угла, я увидела, что девушек уводят и пошла следом… Миссис Присли, их сожгут на костре!!!
— Рассказывай толком! — рявкнула Присли. — Кто их увел и кто сожгет на костре?!
— Это Синди привела священника из монастыря святого Марка! Отца Патиссона! Он сказал, что ведьмы будут гореть на костре! — всхлипнула Мэл. — Но ведь они ни в чем не виноваты! Я сразу поняла, что они хорошие!!!
— С этим бы я поспорила, но убивать невинные души — не позволю!!! — рявкнула Присли и тяжело ступая, пошла к дверям. — Где эти чертовы хозяева этого триклятого замка?! Мэл, беги в большую башню и звони в колокол!
— Хорошо миссис Присли!!! — служанка радостно подобрала юбки и помчалась прочь.

* * *
— Где скрываются наши новоприбывшие гости? — лениво поинтересовался Джон, попивая вино из хрустального бокала.
— Не все ли равно? — так же лениво ответил Майкл. — Сами вылезут вскорости. Я совершенно не хочу напрягаться, выискивая двух мелких колдунишек. Тем более, что возле комнаты где скучают наши красавицы, я поставил ловушку на колдуна. Если они там появятся, она сработает моментально.
— Неугомонные женщины ждут, что сегодня они уже будут дома. Их постигнет большое разочарование, когда они узнают, что это обман. — Джон выглядел очень довольным. — В темной комнате, с беспокойными мыслями…

— Пусть помучаются. Это будет им уроком на будущее. — Майкл хитро улыбнулся. — Разве мы можем отпустить их домой? Ты готов это сделать?
— Я??? — Джон возмущенно ткнул себя пальцем в грудь. — Никогда. Наконец мне стало весело, интересно, пропала эта постоянная скука… Женщина будет со мной навсегда….- ей придется привыкнуть к этому.
— Им придется привыкнуть… — поправил его Майкл. — Я обряжу ее в самые шикарные наряды, подарю драгоценности и меха… Дьявол, что это?!
Демоны подошли к окну и недоуменно переглянулись — на верху большой башни, какая-то женщина в зеленом платье, отчаянно дубасила в колокол…

— Прекрати немедленно! — Джон материализовался позади Мэл и схватил ее руку. — Хватит!
Служанка от неожиданности грохнулась на пол, но увидев кто перед ней, быстро поднялась, цепляясь за сюртюк Джона и задрав платье почти до колен.
— Дьявол, что ты делаешь, женщина?! — воскликнул демон, отдирая ее от себя.
— Ой…простите меня ваша светлость! — растрепанная Мэл покраснела. — У нас такое! Такое! А мы вас найти не можем!
— Что случилось?!
— Сестер Аддингтон…ой…сестер Вайт…
— Я понял. Дальше! — рявкнул Джон.
— Жгут на костре! — выпалила Мэл и снова села на пол.
— На каком костре?!
— В монастыре святого Марка!
Джон хотел было материализоваться, но взглянув на служанку, простонал и выскочил в дверь, хлопнув ею так, что с потолка посыпалась каменная крошка.
— А как он вошел? — пробубнела Мэл, вставая на колени. — Странно…

* * *
— Значит их забрал священник в монастырь святого Марка? — Лесток раздраженно ударил по старому зеркалу, висевшему в каморке. — Это точно?
— Точнее некуда. — я подслушал разговор двух служанок, ответил Эддери. — Кстати, они знают о нас…а это значит…
— Мне плевать, что это значит! — взревел Лесток. — Мне нужна книга или я начну убивать каждого в этом замке по очереди! И первыми, я убью Джона и Майкла Корби!

Лесток одним движением выбил дверь каморки и пошел по коридору. Попадавшихся ему на пути слуг, он убивал длинным стилетом, прокалывая им сердце ничего не подозревающих людей и шел дальше, ведомый звериной ненавистью.
Оседлав в конюшне лошадей, они с Эддери убили конюхов и поскакали под снегом в сторону города.

* * *
— Это что, шутка?! — Рената потирала ледяные руки, глядя в маленькое окошко на то, как посреди монастырского двора, собирают большой костер.
— Не веселая только! Допрыгались! — мне тоже было очень холодно в одном платье и я ходила из угла в угол, пытаясь согреться. — И спасти нас некому! Никто не знает где мы и вообще, нужны ли мы кому-то здесь?!
— Смотри! — Рената испуганно прижалась к решетке. — По моему это за нами идут!
Я подбежала к окошку и увидела четырех мужчин, направляющихся к нашей «тюрьме». Они с бесстрастными лицами вытащили нас на улицу и потянули к большой куче хвороста, возле которой уже начал собираться народ.
— Ведьмы! Смерть ведьмам! — доносилось из толпы и я заметила Синди, которая стояла в первых рядах. — Сдохните твари!

Нас словно парализовало от страха и мы лишь испуганно дергались в сильных руках наших мучителей. Через несколько минут, мы были привязаны к деревянным столбам и я с ужасом почувствовала горьковатый запах дыма. Эти нелюди нас подожгли! В моей голове не укладывалось все происходящее — разве можно жечь живых людей?!
В одном из окон монастыря, я увидела силуэт священника Патиссона, который наблюдал за нашей казнью.
— Ведьмы горят! — вопела Синди, широко открывая рот без двух нижних зубов. — Жарьтесь на святом костре, колдуньи!
— Да заткнись ты! — крикнула ей Рената и плюнула, попав прямо в этот широко распахнутый рот.

— Она меня заколдовала! — завопила Синди, отплевываясь. — Ведьма меня прокляла!!!
Толпа загудела, но нам уже не было видно этих ненавистных лиц, из-за густо поднимавшегося дыма и язычков пламени, с треском пожирающих сухие ветви.

* * *
Когда за его спиной громко хлопнула дверь, отец Патиссон обернулся, оторвавшись от зрелища казни.
— Кто вы? Что вам нужно?!
— То, что не принадлежит тебе, святой отец!
Лесток шагнул к нему и резко развернув, перерезал горло. Священник захрипел, хватая руками воздух и Лесток толкнул его в спину ногой. Патиссон ударился животом о край окна и полетел вниз.
— Вот она! — Эддери достал из ящика стола книгу и торжествующе засмеялся. — Книга у нас!
Лесток вытер лезвие стилета о полу плаща и посмотрел вниз, где разросталась паника возле тела священника. — А теперь пора пролить много крови.

Колдуны спустились вниз и миновав толпу, подошли к костру, возле которого уже никто не стоял. Все были напуганы смертью священника и на «ведьм» никто не обращал внимания.
— Это ведьмы подослали злых духов и они убили отца Патиссона! — завыла неугомонная Синди и кинулась к костру. — Подбрасывайте солому, люди! Пусть быстрей разгорается!
— Да! Она права! — выкрикнул Лесток и первый бросил пучок соломы в огонь. — Пусть горят!

Эддери рассмеялся и тоже бросил солому на кучу хвороста. Люди, как сумасшедшие кинулись к костру и в него полетели не только солома, но и бочонок с маслом. Хворост ярко вспыхнул и огромное пламя моментально охватило почти всю кучу, подбираясь к столбам, к которым были привязаны девушки.
— А теперь пришло время замка Корби… — ухмыльнулся Лесток. — Меня распирает ненависть, нужно выплеснуть ее. Эту резню долго не забудут…

* * *
Когда во двор монастыря ворвались Джон и Майкл Корби, пламя бушевало во всю. Майкл протянул руку и на ней образовался маленький, снежный вихрь. Он разростался, становился больше и через секунду, к костру мчался ледяной смерч, отбрасывая людей в стороны. Добравшись к огню, он со звоном рассыпался, туша его и застывая в воздухе, искрящимся облачком.

Толпа испуганно затихла, настороженно вглядываясь в демонов. Они же, кинулись к девушкам, которые были без сознания, надышавшись дымом и разрезав веревки, подхватили их на руки.
— Что это? — Лесток недобро покосился по сторонам и съежился. — Магия?
— Колдовство…колдовство… — зашумела толпа, пятясь назад. — Нечистая сила…

Демоны положили девушек на расстеленный плащ и повернулись к толпе, среди которой прятались Лесток и Эддери.
— Сюда…сюда… — прошипел Джон маня пальцем растерянных мужчин и вдруг их ноги оторвались от земли. Они плыли по воздуху к демонам, но ничего не могли сделать, не в состоянии разрушить мощную магию.
Их тела упали на затухший костер и он вспыхнул с новой силой, поглощая корчащихся колдунов вместе с книгой.

— Теперь ты. — Майкл посмотрел на Синди и та скорчилась от страха. Он провел перед ее лицом тыльной стороной ладони и девушка превратилась в сморщенную, старуху, с огромной бородавкой на носу. — С этого дня, все, кто встретит тебя, будут обзывать ведьмой и прогонять из городов и сел. Ты умрешь в одиночестве, в старой лесной хижине.
— А вы, — глаза Джона потемнели, когда он повернулся к толпе. — Разойдетесь домой и никогда, ничего не вспомните.
Люди медленно пошли к воротам, повинуясь мощному внушению и вскоре двор монастыря опустел.

Заворачивая в свои плащи, начинавших приходить в себя девушек, братья чувствовали что-то неведомое, но сильное, расцветавшее как цветок во льду, посреди зимы. Это неведомое чувство заполняло душу, согревало ее и заставляло сильней биться жестокие сердца демонов.
— Браво! Браво! — смеющийся голос прозвучал неожиданно. Кто-то хлопал в ладоши. — Я получил истинное удовольствие!

Корби изумленно смотрели на непонятно откуда взявшегося Древнего.
— Ты???
— Хорошую штуку я провернул с вами? — смеялся он. — Слишком высокомерны вы были в своем презрении к смертным женщинам! Не могли понять мои чувства к моей Джоанн…Что скажете теперь, демоны?
— Так это все ты??? — воскликнул Майкл, машинально целуя в лоб, кашляющую Ренату.
— Я и Джоанн! — довольно произнес Древний. — Мы придумали всю эту историю! Создали ситуацию, чтобы женщины попали сюда…я даже пожертвовал своим хранителем и книгой!
— Эддери и Лесток были твоими пешками??? — Джон не мог прийти в себя.
— Да, не способные ни к чему колдунишки! — хохотнул Древний. — Ну, а эта служанка тоже сыграла свою роль. Она всегда испытывала ненависть к ведьмам и вообще к красивым женщинам. Из-за нее погибло много ни в чем неповинных. Джоанн сама выбрала ее.

— Я не могу поверить… — протянул Джон. — Это какой-то бред!
— Ах, как хорошо все получилось! Страсти, любовь, смерть! Я очень люблю такие истории! — Древний веселился во всю. — Джоанн хотела отблагодарить девушек, а что может быть лучше любви демона?
— Но это не честно! — заревел Майкл. — Ты манипулировал нами!
— Не зли меня! — рявкнул Древний. — Джоанн уже в замке готовит свадебный ужин! У нас мало времени, а мне еще нужно вас сочетать браком!
— Браком?! — в один голос выкрикнули братья.
— Мне что, одному эту лямку тянуть?! — Древний одарил их уничтожающим взглядом. — Быстро в замок, сопляки!

* * *
Рената сияла от счастья, сидя за большим, праздничным столом, за которым устроились все те же гости, приехавшие на Рождество. Я ее понимала, поглядывая на Джона, выглядевшего потрясающе в черном наряде, с темной лентой в волосах. Джоанн улыбалась, глядя на нас и прижимаясь к своему Древнему.
— Мы бы точно не сгорели? — шепнула я ей.
— Нет! — засмеялась она. — Это так, чтоб больше драматизма было!

Тьма играла в свои игры, пусть не совсем честно, но на это она и Тьма…

(читать любовное фэнтези про попаданок)

Читайте ещё

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

x

Check Also

Во власти демона.

Во власти демона.

Из поездки в пустыню я привезла необычный сувенир. И моя жизнь изменилась… (мистические истории демон) ...

Все права защищены. https://journal.planetaezoterika.ru