Главная » ФЭНТЕЗИ РАССКАЗЫ » Любовное фэнтези » ТЫ ПОПАЛА В АД ….ДЕТКА ! Асмодей. Часть 1.
ТЫ ПОПАЛА В АД ….ДЕТКА ! Асмодей. Часть 1.
любовь демона 1

ТЫ ПОПАЛА В АД ….ДЕТКА ! Асмодей. Часть 1.

Трилогия о любви демонов .

Часть 1. Асмодей.

Асмодей сидел на своем железном троне и наблюдал за своими владениями скучающим взглядом. Высокие горы с крутыми склонами, поросшими лавандой, запах которой долетал к нему в открытое окно, огромная, красноватая луна над морем и слабый отсвет, льющийся из провала Вечных Мук… Он — Князь Инкубата и Суккубата. Князь — четвертого чина демонов — «карателей злодеяний, «злобных, мстительных дьяволов». Начальник всех игорных домов в Аду. Пятый из десяти архидемонов в каббале. Демон Луны…. И такая скука…

— Ты прекрасен как эта ночь… — вкрадчивый, женский голос раздался позади него и Асмодей улыбнулся.
— Здесь всегда ночь,Обизат.
— Да — а…и мне это нравится… — голая женщина с загорелым, сильным телом, прижалась к спинке трона, положив подбородок на плечо демона и ее черные, длинные волосы, мягким покрывалом, окутали его руку, сжимавшую подлокотник. — Ты слышишь стоны из провала Вечных Мук? Это идеальные звуки, правда?
— В Аду для тебя должно быть все идеально. Ты — демоница, Обизат и наслаждаться страданиями — твоя обязанность.
— Сегодня я хочу наслаждаться тобой, мой князь…

Асмодей встал и расправил широкие плечи. Красные глаза вспыхнули ярко и быстро,оставляя в глубине легкий, перламутровый отсвет. Темные, с рыжеватым оттенком волосы, были выбриты замысловатыми узорами, а густая щетина отливала медью под бликами огня из камина. Его тело было полностью расписано странными знаками и на перекатывающихся мускулах, они постоянно приходили в движение. — Тогда иди сюда и сделай все, чтобы я не почувствовал себя разочарованным.
— О да, мой князь! — Обизат выскользнула из-за трона и кошачьими шагами приблизилась к Асмодею. Ее руки обняли его мощную шею, а полные губы коснулись упрямо сжатого рта…

Через час Обизат ушла, зная, что Асмодей не любил когда кто-то занимал слишком много его пространства, а демон лежал на большой кровати, уставившись в потолок, расписанный фразами самого Люцифера. » Как жить без наслаждений? Никак. Есть ли наслаждения без боли? Нет. Причиняй боль — получай наслаждение.»
Асмодей закрыл глаза и факелы, горящие на стенах с шипением погасли, оставляя после себя кучерявые дорожки дыма. Тьма. Красная луна заглянула в окно, но Асмодей уже спал.

Что-то происходило. Непонятное и опасное надвигалось со всех сторон и демон выхватил меч, готовый разрубить любого на куски. Клинок тускло блеснул и рукоятка меча срослась с его ладонью, становясь единым целым с демоном. Асмодей огляделся, рассматривая незнакомое место, так похожее на Ад. Мрачный лес с кривыми деревьями, высокая, серебристая трава, похожая на волосы старика, красная луна…но что-то было не так…

Демон почувствовал странную пульсацию и пошел на нее, сминая траву, которая тихо шептала и пела под его весом. Вот оно! Светящееся пятно впереди манило и звало, будто любовница, повторяя его имя: Асмодей…Асмодей…посмотри…
Демон приблизился к нему, сжимая меч и застыл, с изумлением разглядывая то, что открылось его глазам. Небо внутри этого пятна было голубым, слепящим и его красные, кровавые глаза сощурились, не в силах выдержать этого света, деревья опушенные зеленой листвой, трава изумрудного цвета и цветы, так не похожие на черные, ядовитые орхидеи Ада… Асмодей коснулся дрожащей поверхности и его откинуло, пронзив страшной болью. Демон заревел и проснулся. Факелы вспыхнули и под их пламенем его тело засеребрилось капельками пота…

— Тебя ударило светящееся пятно? — высокий демон с такими же красными глазами, приподнял красивую, густую бровь.
— Да Астарот! Меня ударило пятно! — Асмодей злился. — Этот сон снится мне довольно часто и порядком надоел!
— Нужно обратиться к Гаапу, он читает сны. Этот демон воистину знает все. — Астарот шагнул на широкий, каменный подоконник и посмотрел вниз. — Но мне кажется я знаю, что тебе снится… Обизат приходит к тебе каждый вечер?
— Нет, я не могу терпеть ее присутствие больше чем раз в неделю. Мне скучно и я начинаю злиться.

— Я нашел себе новое развлечение. — Астарот завис в воздухе и плавно полетел к луне, приглашая за собой Асмодея. — Это куда более интересное занятие, чем спать с демоницами…
— И что же это?
— Я могу тебе показать. Хочешь?
— Конечно! — Асмодей был очень заинтересован. Любопытство разгоралось в нем подобно пламени очага. — Ты заинтриговал меня!
— Ты когда-нибудь бывал на земле? — спросил вдруг Астарот, черным пятном выделяясь на огромном диске луны.
— Нет! А ты?
— Да…бывал…она похожа на твой сон…

Асмодей замер, чувствуя как бьется его сильное сердце.
— Что ты искал?
— Смертных женщин…
— Зачем???
— Ты сам поймешь когда я тебе покажу…

Замок Астарота возвышался прямо над пропастью и отсветы из пекла, лизали его мрачные стены. Демоны вошли в него, высекая из каменных полов искры своими шпорами и Астарот загадочно улыбнулся Асмодею, показывая на лестницу, ведущую в круглую башню с единственным окном.
— Нам туда.
Они поднялись по широким ступеням, разгоняя летучих мышей и наконец оказались в комнате без углов, в которой стояло огромное зеркало, поддерживаемое тремя опорами в виде львиных лап. Зеркало было необычным, с мутной, потрескавшейся поверхностью, от него исходило голубоватое сияние и Асмодею захотелось дотронуться к нему.

— Подожди… — шепнул Астарот. — Сначала представь, что ты хочешь увидеть…
— Женщину… — выдохнул демон и его красные глаза сверкнули. — Не такую как…демоницы…другую…
Он протянул руку и коснулся поверхности зеркала. Оно задрожало и Астарот прошептал:
— Смотри!

Да, это была женщина! Демон сразу заметил плавные изгибы тела и напряженно вглядывался, пытаясь разглядеть больше. Женщина смотрела прямо на него, расчесывая светлые как поющая трава в лесу волосы и чему-то улыбалась. Асмодей придвинулся ближе, с непонятным трепетом рассматривая гладкую, светлую кожу с легким румянцем, голубые глаза и золотистые ресницы. Она была такой хрупкой и нежной…с губами похожими на розовый бутон, с высокой грудью под прозрачным одеянием, через которое просвечивались соски. Но изображение вдруг задрожало и исчезло, заставив демона недовольно зарычать.
— Что случилось?
— Хочешь ее? — Астарот улыбался. — Тогда нужно отправиться на землю.
— Хочу! Прямо сейчас!

∗       ∗      ∗

Я сидела в сквере на неудобной лавочке и разочарованно вздыхала. Свидание видимо отменялось и я не знала, радоваться мне или огорчаться. Я долго не соглашалась на эту встречу, но моя родная тетка настояла, расписав кавалера как умного, рассудительного и желающего семью мужчину. Тем более, что я, по ее словам уже давным-давно должна быть замужем и растить детишек. Не выдержав напора, я сдалась и теперь старательно подавляла зевоту, задыхаясь от неимоверной жары.

— Таня?
Я только собралась уходить, как к лавочке подошел невысокий мужчина в серой рубашке и темных, коротких штанах.
— Да…а вы…Леонид?
— Да! — расцвел он и выудив из-за спины чахлый букет ромашек, протянул мне. — Извините, я на автобус опоздал…
Только не это! Я с содроганием смотрела на его близоруко сощуренные глаза в толстых очках и красный нос (тетка, что-то говорила о его аллергии), который он постоянно промакал платочком. Я приняла букет и постаралась улыбнуться ему, но видимо моя улыбка была больше похожа на гримасу боли, потому что Леонид занервничал еще больше и громко высморкался, будто затрубил.

— Можно я присяду? — он кивнул на место возле меня и я неуверенно махнула рукой. Он присел и я услышала от него запах детского мыла и дешевых сигарет.
Молчание затягивалось и Леонид неловко кашлял, косясь на меня из под очков.
— А где вы покупаете кефир Таня? — наконец спросил он.
— Что? — я недоуменно посмотрела на него.
— Вот я например, в Гастрономе, знаете, на углу Королёва?
Там дешевле чем в супермаркете, представляете?
— Да неужели? — я почувствовала как у меня заломило челюсть…

— Да! — воодушевился мой кавалер. — И простокваша тоже! Знаете, у меня ведь проблема с кишечником…
Этого я не могла вынести и резко перебила его:
— Вы знаете, Леонид, я как-то больше предпочитаю коньяк!
— В смысле? — он поправил очки и нервно пригладил брюки.
— Нет, ну можно конечно ограничиться и водкой…Может выпьем? Я знаю одну рюмочную, она неподалеку… Там конечно немного грязно, но мы ведь не будем обращать внимание на такие мелочи, правда?

Леонид несколько раз моргнул и встал, уставившись на свои сандалии, из которых выглядывали ярко-голубые носки.
— Извините Татьяна, но ваша тетя не говорила, что вы выпиваете…моей маме это не понравится! — он смешно и неуклюже кивнул мне. — Я должен идти, извините еще раз…
— Ой как жаль! — воскликнула я, показывая разочарование всем своим видом. — Ну чтож, придется идти самой. Маме привет.
Леонид помчался по аллейке, а я облегченно вздохнула, представляя как устрою тетке разгоняй и больше никогда не поведусь на ее уговоры встретиться с очередным женихом. Ромашки в моих руках поникли окончательно и я бросила их в урну, избавляясь от последних воспоминаний об этом Леониде с его кефиром и проблемным кишечником.

Дома я одела свои любимые, изношенные шорты и такую же майку, включила телевизор и закрепила на мольберте холст. Уставившись на чистую поверхность, я грызла кисточку и думала, что же такое нарисовать… Мой доход в основном состоял от продажи картин, которые я рисовала и сдавала в магазин подарков или в торговый центр, в отдел сувениров. Что только не выходило из под моей кисти! И шикарные букеты, и сельские пейзажи, и томные красавицы в обнимку с леопардами, но сегодня хотелось чего-то другого…

Мое внимание привлек голос диктора в телевизоре и я прислушалась.
— Прорыв трубы с горячей водой в подземном переходе на перекрестке улицы Степана Разина и проспекта Содружества оказался очень сильным. Внутри перехода находятся оптика, книжный магазин, и «Цветочная лавка».
Продавцы и владельцы узнали о том, что их имущество затопил кипяток, только утром.
Напомним, само затопление произошло минувшей ночью. Характер повреждения трубы и причина, будут выявлены при расследовании.
— Отлично! — воскликнула я. — Значит ближайшее метро работать не будет!
Теперь мне придется тащиться с картинами через весь город в тесных автобусах, с вечно недовольными пассажирами.

 

∗             ∗           ∗

          Асмодей вырвался наружу вслед за Астаротом, ломая твердые плиты пола и потоки горячей воды хлынули из покореженных труб. Они выплыли на улицу, до смерти пугая бомжей и Астарот сказал:
— Считай информацию. Тебе нужно понять где ты находишься.
Асмодей кивнул и обвел светящимися глазами пустые улицы. За углом одного из домов, он увидел движущееся, тепловое пятно и пошел туда, сметая пыль и мусор своим длинным одеянием.

Это была парочка влюбленных. Они страстно обнимались, не замечая его приближения и когда парень наконец обнаружил его присутствие, было уже поздно. Асмодей начертил в воздухе огненный знак безмолвия и испуганная девушка оцепенела, не в силах сделать даже шаг. Демон схватил парня за шею и притянул к себе, впиваясь зубами в чуть солоноватую плоть. Кровь хлынула из раны, проникая в Асмодея вместе с обрывками памяти, четкими, красочными картинами и отдельными фразами. Парень дергался как жук на булавке и Асмодей наконец отпустил его, даровав жизнь. Он взял, что хотел. Этого было достаточно.

Новые ощущения и чувства охватили самого старого демона, который помнил еще те времена до его падения, когда он был ангелом. Все новое, будоражащее всколыхнуло кровь.Чего только не было в этом странном мире, какие только эмоции не испытывали люди, пройдя свой путь от рождения и до самой смерти…
Асмодей вернулся к Астароту и прорычал:
— Я хочу здесь задержаться!
— Что нам мешает это сделать? — усмехнулся Астарот, взмыл вверх и застыл перед большим окном. — Посмотри, мы можем жить так же…

За окном двое молодых людей ужинали с девушками и между ними явственно чувствовалось притяжение, которое скорее всего вспыхнет с новой силой в постели.
— Нет, — Асмодей повернулся под порывами ветра в сторону мигающих огней центра, с его дорогими ресторанами, казино и престижными районами. — Я хочу туда.
— Все что угодно. — Астарот полетел в сторону огней. — Мы можем здесь делать все. Но только ночью…Днем мы обязаны возвращаться в Ад.
— Я не собираюсь жить в этом месте вечно. — Асмодей даже не обратил внимание на лопнувший фонарь, осыпавший его искрами. — Возможно я заберу женщину и закрою ее в Аду.

— Не думаю, что это понравится твоим демоницам!
— А мне все равно, что им может не понравится… — Асмодей зло усмехнулся. — Ты открыл для меня новые удовольствия, Астарот…
— Ты же знаешь, что я с тобой с дня падения и всегда готов порадовать такого милого ангелочка как ты!
— Заткнись, чертова задница! — Асмодей метнул в него шар светящейся плазмы, но демон ловко увернулся, взмывая к лунному диску.

 

∗         ∗         ∗

Вечером мусор не выносят — давно знакомая, непреложная истина из маминых наставлений. Но не для меня. Я жила своим невписываемым способом, не втискиваясь в рамки и условности. Куча бумаги, косточки от вишен и картофельные очистки, отчаянно пахли под мойкой и больше игнорировать этого было нельзя. Я вытащила пакет из ведра и вышла в подъезд, накинув на себя легкую кофту. Повернув в замке ключ, я развернулась и вскрикнула, наткнувшись на высокий силуэт, замерший в темноте.
— Ты чего? — силуэт шагнул ко мне и я узнала свою соседку — Симону. — Испугалась?

Симона, дочь главврача нашей поликлиники, жила в этом доме уже с полгода, открыто наслаждаясь прелестями свободной жизни. Ее белокурые волосы, кукольная внешность и длинные ноги всегда вызывали во мне легкую грусть, а если честно черную зависть. Себя я даже в зеркале не любила, стараясь пристально не разглядывать свою, как мне казалось непрезентабельную внешность.
— А ты чего тут в темноте прячешься? — я недоуменно оглянулась, ожидая увидеть какого-нибудь кавалера.
— Да я не прячусь! — недовольно ответила Симона, нервно потирая руки. — Жду. Ко мне должен мужчина приехать, а тут как назло родители прикатили! Он сказал как подъедет, перезвонит…а ты папашку моего знаешь…он после последнего моего загула, отслеживает все передвижения…и телефон отобрал…закончилась моя жизнь вольная…

Симона замолчала, задумчиво глядя на меня и вдруг сказала:
— Тань, ты же на улицу?
— Ну да…мусор вынести…
— Я тебя очень прошу, ну подожди возле подъезда черную Ауди. Подойдешь когда она подъедет и скажешь мужчине, который будет в ней, что я перезвоню ему позже, ладно? — она увидела на моем лице недовольную растерянность и протянула: — Ну пожалуйста! Я в долгу у тебя не останусь! Пожалуйста… Ты даже не представляешь какой он! Он вчера сказал мне несколько слов и я попала в его сети как бабочка! Господи как он хорош! Ты сделаешь это для меня, а?

Я вздохнула и согласилась. Конечно, кого еще попросить как не услужливую, серенькую Таню…Я уж явно не отобью этого богатого мужика на черной Ауди…
— Спасибо! Спасибо! — Симона чмокнула меня в щеку и испуганно дернулась когда дверь ее квартиры неожиданно распахнулась.
— Симона, что происходит?! — высокий, грузный мужчина окинул меня недовольным взглядом.
— Ничего папа, это соседка за солью зашла! — Симона явно говорила, что попало, ведь мой вид с мусорным пакетом никак не вязался с визитом за солью.
— Домой. Быстро.
— Я иду, папа. — она зашла в квартиру и прежде чем закрыть дверь умоляюще посмотрела на меня.
Вот оно мне надо? Я нервно выдохнула и потопала вниз.

Швырнув пакет в мусорный бак, я медленно пошла обратно, надеясь, что кавалер Симоны не явится и мне не придется объяснять незнакомому мужчине ее проблемы.
Дул свежий ветерок и жара к вечеру немного спала, сильно пахла акация и ее сладкий аромат плыл по темным улицам. Я присела на узкую скамейку на детской площадке и принялась ждать, коря себя за то, что поперлась выносить мусор вопреки маминым наказам.

Свет фар полоснул серый фасад дома и во двор медленно въехала машина, поблескивая полированными боками. «Ну вот и принц» — злорадно подумала я и нехотя встала. Машина остановилась и свет фар потух, сделав ее почти невидимой в темноте. Я подошла ближе, не зная как лучше сделать: постучать в окошко или просто встать рядом, в надежде, что меня увидят. Блин, ну какой неудобняк!
Мои мытарства оказались напрасными, дверца авто распахнулась и я увидела большую фигуру, с такими крутыми плечами, что даже удивилась как ЭТО могло поместиться в машине. Во рту неожиданно пересохло и я просипела:

— Здравствуйте!
— Симона? — хриплый, тяжелый голос резанул слух. Даже бархатные нотки, сквозившие в нем, были пронизаны опасностью.
— Я за… — «нее» хотела сказать я, но он вдруг схватил меня за руку и дернул к себе. Я испуганно пискнула, чувствуя недюжинную силу в его руках и уперлась ногами в асфальт.
— Не упирайся, детка… — я не видела его лица, но почувствовала, что он улыбается. Нормально? Да чтобы я, да еще раз…

Не успев даже слова сказать, я очутилась в машине на заднем сидении с заблокированными дверцами. Мужчина уселся за руль и завел автомобиль, не обращая на меня внимания.
— Что вы делаете?! — завопила я, дергая ручку двери. — Я не Симона, вы перепутали!
Но мои крики растворились в громкой музыке, рвущейся из динамиков и реве мощного двигателя…

 

Я находилась в шоке от происходящего и вцепившись в спинку водительского и пассажирского сидения, просунулась между ними.
— Да услыште меня наконец! — почти закричала я, но он резко крутанул руль и машина влетела в поворот, который вел в густой пролесок сразу за городом. Она также резко остановилась и я сначала ударилась лбом о подголовник, а потом рухнула назад.

Мужчина выключил музыку, вышел из автомобиля и открыв дверцу, вытащил меня наружу. Тихо шелестела листва, пели сверчки и все было достаточно мирно если бы не огромный мужик, державший меня своими лапищами.
— Иди — ка сюда детка… — хрипло произнес он, прижал меня к себе и впился в мои губы. Боже, это было нереально! Конечно мне было страшно, если точно сказать — я была ужасно испугана, но поцелуй этого медведя сбил меня с толку и заставил изумленно замереть. Язык мужчины был горячим и напористым, а руки сжимающие мой затылок крепкими, с ласкающими пальцами.
— Какая ты сладкая… если бы я знал это раньше, то взял бы тебя так страстно…ммм…

Я была как растаявшее мороженное и казалось еще секунда и я растекусь лужицей под его руками. Что-то нереально сильное исходило от него, будто какие-то волны парализующие тело накатывали на меня и обездвиживали.
— Я не Симона… — прошептала я, понимая, что пользоваться этой ситуацией в моем случае — перебор.
— Что? — он все еще прикасался губами к моим губам и его дыхание было прерывистым и горячим.
— Я не Симона…

Мужчина схватил меня за руку и поволок к капоту. Включив фары, он толкнул меня в их свет и стал разглядывать, излучая плохо скрытое раздражение. Да он красавчик!
— Меня ввели в заблуждение твои светлые волосы! — рыкнул он. — Почему ты сразу не сказала, что ты не она?!
— Я пыталась!
— Особенно когда всовывала свой язык в мой рот?
— Что??? — я онемела от такого заявления и чуть не расплакалась от такой несправедливости и злости на Симону и ее кавалера.
— Садись в машину! — выдавил он сквозь зубы и уселся за руль.
— Да пожалуйста! — я забралась на заднее сиденье и уставилась в окно, желая быстрее оказаться дома.

— Симона передала, что позвонит вам позже! — сказала я, перед тем, как захлопнуть дверцу автомобиля. — У нее небольшие проблемы в семье!
Он ничего не сказал мне в ответ и машина рванула вперед, чуть не отдавив мне носки старых мокасин.
— Вынесла мусор! — воскликнула я и быстрым шагом пошла к подъезду.

 

*              *            *
Асмодей несся по шоссе и смеялся. Вот это да! Перепутать женщин! Симону он нашел сразу после того, как увидел ее в зеркале Астарота и в тот же вечер она попала под его очарование. Он не спешил и краем уха слушая ее болтовню, рассматривал ее лицо и тело. Ему это очень нравилось и он был настроен забрать Симону в Ад, чтобы она всегда оставалась с ним, даря удовольствие своим белоснежным, хрупким телом. Но это «недоразумение», прижимающееся к нему полчаса назад вывело его из себя, а теперь вот он смеялся, вспомнив ее бессильную злость. Хотя губки у нее были мягкими и очень вкусными…
Вечер обещал быть скучным и Асмодей решил зависнуть в нескольких барах, где сладкоголосые певички будут развлекать его до самого утра. Он повернул на кольцо и влившись в поток машин, унесся к огням города.

 

*        *        *
Я все еще кипела, вспомнив этого нахала, когда передо мной снова возникла Симона.
— Ну что? Ты видела его?
— Видела. — недовольно буркнула я. — Все передала.
— Спасибо тебе! — воскликнула она, сжимая мои руки и затараторила, вызывая во мне приступ бешенства. — Мы познакомились вчера. Это невероятный мужчина! Он такой сильный, очаровательный…сексуальный…
Я с недоумением смотрела на нее, не понимая как этого орангутанга можно было считать очаровательным. М-да… Воистину — каждому свое. Тем более он был богат и это видимо в глазах Симоны предавало ему еще больше очарования.

— Я пойду, хорошо? — мне надоели ее дифирамбы своему кавалеру. — У меня еще куча дел.
— Если тебе что-нибудь нужно, ты только скажи!
Чтоб ты заткнулась.
— Обязательно. — я улыбнулась ей и вошла в квартиру. Наконец-то!
В большом зеркале, висевшем в прихожей, отразились мое бледное лицо с яркими румянцем, пятнами алевшем на скулах, широко распахнутыми, темными глазами и  припухшие губы, к которым я осторожно прикоснулась кончиками пальцев.
Пусть целует свою Симону! Я резко отвернулась и пошла в комнату, запретив себе думать и о ней, и о нем.

 

— Ты должен хорошо подумать прежде чем утащить эту женщину с собой в Ад.
Астарот попивал вино из высокого бокала и полы его светлой рубашки развевались от порывов ветра, несущихся со стороны моря. Они стояли на длинной лоджии, глядя на темные воды, накатывающие с горизонта.
— Ты можешь иметь ее здесь. Зачем подвергать ее такой опасности?
— Скоро начинаются ночи Адского Карнавала, ты знаешь, что мы не можем пропустить эти праздники… Это ровно шестьдесят шесть ночей. Я хочу, чтобы все это время она была со мной.  — Асмодей достал из кармана кусочек золота со спичечный коробок и покрутил его в пальцах. — За этот бренный металл здесь убивают.
— Это — алчность. Вполне приличный грех…так что насчет девушки? Что скажет Люцифер?

— Думаю он пойдет мне навстречу. Я всегда служил ему верой и правдой. В конце концов и в Аду я оказался из-за него.
— Князем. Командующим  огромными легионами демонов.
— добавил Астарот.
— Я решил.
— Тогда делай. — Астарот забрался на тонкую перекладину разделявшую лоджию с панорамой города и моря. Ветер взметнул его рубашку и затрепал ее как крылья. Где-то далеко внизу гудели сигналы машин и шумел город. — Как ты собираешься сказать ей об этом?
— Никак. Я просто накину ей мешок на голову и все.
— Не плохо. Мне нравится.

— После праздников мы вернемся обратно и начнем то, что задумали. Это будет настоящая корпорация Зла. — Асмодей тоже запрыгнул к Астароту и сел лицом к морю, свесив ноги. — С виду это будет серьезная компания, занимающаяся добычей драгоценных металлов и камней, но через нас, сюда будут приходить демоны наслаждаясь земными женщинами и выполняя задания, которые мы будем давать им.

— Что им мешает приходить сюда самим? — Астарот заинтересованно посмотрел на него. — Их здесь и так очень много. Мелкие гады из Преисподней давно шастают по земле. Это мы — древние, переполненные знаниями и силами демоны, сидим в своем Аду и раздаем приказы…
— У меня есть предложение к Люциферу. Ему понравится. — Асмодей улыбнулся. — Каждый демон будет под строгим учетом и для каждого найдется дело. Нечего без толку по земле бегать.
— Из этого может что-то выйти.
— Да. Я знаю

 

*               *              *
Сегодня я была в хорошем настроении. Даже несколько раз спела «О Боже какой мужчина!» и выпила маааленький бокал вина. Меня пригласили на день рождение, вернее на ночную вечеринку возле бассейна и я отчаянно рылась в шкафу, выискивая что надеть. Ноль. Джинсы, майки, какие-то непонятные шорты… К таким мероприятиям я была не готова. Меня позвала туда хорошая знакомая: она тоже занималась малеванием картин и их сбытом. Вечеринку у бассейна устраивал ее друг, состоявшийся художник, к нашей зависти неплохо зарабатывающий и позволявший себе вот такие вечерины.
— Нужно идти. — увещевала меня она. — Лишние знакомства не помешают! А может и с личным повезет!

Я еще раз окинула взглядом свою непрезентабельную одежку и вдруг впомнила о Симоне. Она же мне кричала: Помогу чем могу! Вот пусть старается! В конце концов это ее кавалер меня затащил в машину и выделывал со мной всякие штуки! Ну этого ей конечно знать не стоит…
Набравшись смелости, я позвонила в ее дверь.
— Приве-ет… — она явно не ожидала меня увидеть и тоже куда-то собиралась. Ее волосы были накручены на бигуди, а в квартире витал запах лака для ногтей.
— Привет. — я вкратце изложила причину своего визита и она немного помявшись, все таки впустила меня внутрь.
— Я немного занята…но сейчас что-нибудь придумаем. Только смотри, вещи дорогие…не дай Бог…

Она полезла в зеркальный шкаф и исчезла в нем, будто в Нарнию отправилась. Через минут пять она вылезла оттуда и сунула мне темно-бордовое платье, с юбкой колокольчиком и босоножки черного цвета на шпильке.
— На, только смотри…
— Я поняла. — схватив платье, я направилась к двери. — Спасибо. Ты меня выручила.
— Да не за что…обращайся…и послушай, завей волосы…- Симона показала себе на голову. Тут зазвонил телефон и она подпихнула меня к выходу. — Ой, все, мне некогда! Вещи занесешь завтра вечером!
— Хорошо. — вышла из квартиры и услышала как она говорит:
— Хорошо, я выйду…да…я тоже жду с нетерпением…
Я скривилась и пошла домой.

Волосы я все таки по ее совету завила, хотя то, что вышло у меня на голове, было больше похоже на копну сена, но платье и туфли сидели идеально, что как ни крути, прибавляло мне настроения. Я взяла сумочку и посмотрела на часы. Девять. Такси наверное уже подъезжает. Глубоко вдохнув и не спеша выдохнув, я вышла из квартиры и сбежав вниз, стуча каблучками, выпорхнула из подъезда.

Остановившись возле дороги, я снова тихонечко запела: «О Боже какой мужчина!» и сразу же увидела свет фар. Автомобиль ехал очень быстро, вряд ли это такси. Я немного отошла в сторону, но машина остановилась прямо передо мной и мое сердце отчего-то испуганно екнуло. Неужели Ауди медведя? Так и есть. Дверца открылась, он вывалился из машины и я только пискнула, когда на мою голову опустилась какая-то тряпка. Мешок??? Меня подхватили на руки и засунули в машину. Да что же это такое?! Я хотела заорать, но вдруг поняла, что не могу даже замычать. Я просто онемела. Онемела!!!

Сколько мы ехали, я не знала, все смешалось в моей голове от страха своей неожиданной немоты. Как я не напрягалась, из моего рта не вылетело и звука. Машина неслась и неслась, подпрыгивая на кочках, а я все больше впадала в панику.
Когда наконец эта пытка закончилась и автомобиль остановился, я с замиранием сердца стала ожидать продолжения, ведь скорее всего мой похититель снова перепутал меня с Симоной. Но даже думая, что это она, он накинул мне на голову мешок! Что происходило в его голове и зачем он это сделал??? Может он хочет ее убить и сейчас не разобравшись, лишит меня жизни?! Боже, только не это! Я принялась себя успокаивать, но это получалось у меня очень плохо.

Мужчина вышел из машины и я ощутила порыв теплого воздуха, когда дверца напротив заднего сидения распахнулась. Уже знакомые, сильные руки обхватили мою талию и потащили, не смотря на то, что я пыталась сопротивляться.
— Тише, тише моя красавица! — горячо прошептал он, скользя по моим бедрам, которые так бесстыдно показались из под задравшегося платья. — Сейчас я отнесу тебя в одно интересное место…где мы можем быть вдвоем.
Господи, да он маньяк! Меня будто парализовало от этого понимания, но я решила взять себя в руки и трезво оценить ситуацию, чтобы не растеряться и сбежать, как только выпадет возможность.

Он взвалил меня на плечо, придерживая рукой за зад и ее горячую кожу, я чувствовала даже через платье.
— Какая у тебя упругая попка! — он шлепнул меня и я возмущенно выпучила глаза, не в состоянии закричать. — И кожа гладкая…шелковистая…
А может это у них такие игры с Симоной? Извращенцы!
Его рука принялась гдадить меня по ногам, потом забралась под платье и я принялась дергаться, не желая этих прикосновений, которые были так приятны…и которые предназначались не мне. Да что с моим голосом, черт! Может это от испуга?
Мужчина засмеялся прижав меня крепче.
— Не бойся, я сделаю тебе лишь приятно.

Внезапно, к уже обуревавшим меня чувствам, присоеденилось еще что-то…этот страх даже в сравнение не шел с испугом от выходки грубого медведя. Он нарастал так быстро, что мое дыхание сводило словно от быстрого бега. Я не могла понять причину этого внезапного чувства и когда сквозь ткань мешка проявилось какое-то странное, светящееся пятно, мне стало совсем плохо. Чем ближе оно становилось, тем сильнее меня охватывала паника, ужас, отвращение и вязкое, липкое чувство неконтролируемого страха. Я ощущала как становлюсь мокрой от холодного пота и потеряла сознание, ослепленная наполнявшим меня жутким светом…

 

*        *       *
— Ну вот ты и дома… — Асмодей уложил девушку на свою кровать и факелы ярко вспыхнули. — Давай-ка я сниму с тебя этот мешок…
Он аккуратно освободил ее от грубой ткани и убрав влажные волосы с лица оцепенел. Нет! Ад и кровь! Это что, шутка?!
Перед ним лежала не Симона, а та, с которой он ее перепутал в первый раз. Девушка была без сознания, видимо не выдержала перехода. Энергетика Ада могла покалечить куда более сильнее, ей повезло, что жива осталась. Ее темные ресницы слегка подрагивали, а лицо казалось белее мела, отчего полные губы ярким пятном выделялись на обескровленной коже. Асмодей гневался так, что каждый камень его замка чувствовал это и слегка скрежатал.

— Это твоя Симона? — Астарот вошел без предупреждения и удивленно прислушался к волнующимся камням. — Да она красавица, Асмодей! Ах какая грудь…
— Это не она! — зарычал демон и замок испуганно застонал.
— Как не она??? — Астарот приподнял бровь. — А кто???
— Недоразумение!

— Нужно вызвать Урфура, он осмотрит ее. — Астарот приподнял руку девушки и отпустил, она безвольно упала на кровать.
— Как ты себе это представляешь? Врач Ада придет осмотреть смертную, непонятно откуда появившуюся здесь! — Асмодей ходил из угла в угол.
— А если бы это была Симона? Ты же не оставил бы ее умирать?
— Она бы не умерла! За сутки до этого, я дал ей корень мандрагоры. Она бы вполне нормально перенесла это…путешествие!
— ХитрО…тогда оставь ее в покое, пусть умрет. Вопрос отпадет сам собой. — Астарот наклонился над девушкой. — Хотя нет…отдай ее мне. Я тоже хочу провести ночи Адского Карнавала с женщиной.

— Нет. — Асмодей не понимал почему это сказал. — Она останется здесь.
— Твое желание позабавиться с Симоной пропало? — усмехнулся Астарот.
— Нет, но  празднества начнутся не позже чем через два часа и у меня не будет времени снова поить ее мандрагорой, а тащить ее сюда без нее — риск. Симона слишком хрупкая и может не пережить…Черт! Все праздники насмарку!
— Я же тебе предложил свою помощь. — Астарот хитро улыбнулся. — Я заберу девушку, а ты по доброй памяти развлечешься с Обизат или другой демоницей…
— Она без сознания.
— Я все таки приглашу Урфура.
— Нет. Она будет со мной. — Асмодей вспомнил ее мягкие губы и еще раз окинул обездвиженное тело девушки мрачным взглядом, но в этот раз он был оценивающим. — Зови Урфура.

Но врачевателя тревожить не пришлось, девушка застонала и пошевелилась. Ее глаза медленно открылись и через секунду, она резко села в кровати.
— Вы куда меня затащили?! Наглый, самоуверенный извращенец! Немедленно отпустите меня! — ее вопль разнесся по всему замку и последнее слово вылетело из окна и загудело где-то возле красной луны: Меня-я-я…
— Неожиданно… — Астарот улыбался одними кончиками губ. — Значит вы, милая барышня, считаете его, — он ткнул пальцем в Асмодея,  — извращенцем?
— А как назвать человека, который натягивает женщине мешок на голову?! — снова завопила она и демон сморщился. — Кстати, а вы кто?!!!

— Милая барышня…Асмодей не человек. Хотя извращенцем я бы его точно назвал…
Она сидела в изголовье кровати, сжавшись в тугой узел и Асмодей чувствовал это.
— Не человек? — ее темные ресницы взлетели вверх в немом вопросе.
— Нет. — мило согласился Асмодей и его глаза вспыхнули красным. — Я — демон, детка.
— А-а… — протянула она и снова хлопнулась в обморок.

Урфур с изумлением смотрел на девушку, лежавшую на кровати Князя демонов и наконец прокашлявшись, поинтересовался:
— Что вы собираетесь делать с нею, ваше сиятельство?
— То, что делают мужчины с женщинами! — рявкнул Асмодей. — Осмотри ее и помоги прийти в себя!
— Когти Сатаны! Впервые вижу, чтобы в Аду гостевали люди! — врачеватель приподнял веки девушки и внимательно послушал пульс. — Люцифер знает об этом?
— Пока нет. — Асмодей подошел ближе к худощавому демону в красной мантии. — Надеюсь и узнает он не от тебя, да Урфур? Я сам расскажу ему.
— Да что вы, ваше сиятельство! Мой рот на замке!
— Отлично.

Врачеватель извлек из широкого рукава маленький пузырек и открыв его, капнул несколько капель в полуоткрытые губы девушки. Она закашлялась и открыла глаза.
— Помогите мне! Меня держат здесь насильно! — завопила она, схватившись за рукав Урфура и сразу же замолчала, увидев, что у него нет глаз. Асмодей наблюдал за этой картиной и старался не захохотать во все горло, глядя на лицо девушки, на котором ее глаза казались чайными блюдцами. Урфур обладал сверхчувствительностью и глаза были ему не нужны. Лицо с носом и ртом. Асмодей привык к нему и врачеватель не казался ему чем-то особенным: в Аду были вещи и пострашнее…

— Не думаю, что смогу чем-то порадовать вас. — ответил Урфур девушке, отошел от кровати и поклонился Асмодею. — Всего хорошего ваше сиятельство.
— Спасибо Урфур.
Врачеватель вышел, а демон ткнул в свою пленницу пальцем:
— Не вздумай больше падать в обморок или я тебя выкину с окна.
— В мешке? — ее голос был испуганным, но он явно услышал в нем злобные и саркастические нотки. С характером.
— Вообще без ничего.
— Этот мужчина без глаз…
— Врач Ада. Тоже демон.

Ее глаза наблюдали за ним с недоверием и страхом. Она не могла поверить в реальность происходящего и Асмодей вдруг подумал, что возможно это и хорошо, что она побывает здесь первой, на ней он поучится как вести себя с Симоной и в конце концов если ее кто-нибудь здесь прихлопнет, ему будет все равно. Нужно было идти к Люциферу и рассказать о ней, он не верил Урфуру и не хотел, чтобы Люц узнал об этом от него.
— Сиди здесь тихо. Я скоро вернусь. Поняла?
Девушка кивнула, настороженно наблюдая за ним.
— Надеюсь ты понимаешь, что с тобой может произойти нечто очень нехорошее если тебя здесь обнаружат до того, как я расскажу о тебе?
— А «здесь» это где? — шепнула она.
— Ты попала в Ад…детка… — Асмодей увидел ее наполняющиеся ужасом глаза и захохотав, вышел.

 

∗       ∗      ∗

Люцифер покинул свои чертоги , отправившись с инспекцией по Преисподней и Асмодею оставалось лишь надеяться, что Урфур сдержит слово и не раскроет рта. Нет, он не боялся Люца, как никак Асмодей был одним из самых главных демонов триады зла и их дружба длилась уже вечность, но и делать что-то за его спиной, ему не хотелось.
Демон прошелся по дворцу, стоявшем между двумя реками — Летой и Стиксом, посидел в библиотеке и все таки решил вернуться в замок и отложить разговор с Люцем на потом. Вспомнив о своей пленнице, он раздраженно смял перчатки: Что делать с ней? Может избавиться от нее и все? Например отдать Астароту…

∗       ∗        ∗
Я осталась в одиночестве и в глубокой, черной заднице…Это просто не может быть правдой. Это больше похоже на нелепый, дешевый, фантастический роман! Мне вспомнились красные глаза моего похитителя, его большое, мускулистое тело…Черт! Это никуда не годится! Но сдаваться я не собиралась — где бы я не была, я буду бороться до конца…
— Решительность на вашем лице, красавица делает его еще более привлекательным.

Я подскочила на кровати, уставившись на непонятно откуда взявшегося мужчину, который был до этого здесь с «медведем».
— Асмодея еще нет? — он выглядел немного насмешливым, но четкая заинтересованность сквозила в его слегка прищуренных глазах. Мужчина был очень красив, с таким же как и у его друга хорошо развитым телом. Его полные, резко очерченные губы улыбались, но я чувствовала, что он пристально наблюдает за каждым моим движением.

— Если вы о том нахале, который упаковал меня в мешок, то я его не видела. — с вызовом ответила я, стараясь не поддаваться панике от слова «демон», крутящемся у меня в мозгах. Мужчина весело хохотнул и присел на кровать, оказавшись возле меня на расстоянии вытянутой руки. Его глаза ощупывали меня, скользили с настойчивостью по моему лицу и телу и предательские мурашки поползли по моей спине.

— Если он откажется от тебя, я заберу тебя себе… — прошептал он и его пальцы коснулись моей щеки, погладили ее, слегка нажимая на уголок губ и сжали подбородок. Меня словно кипятком окатили, это ощущение подняло жар во всех частях моего тела и я тупо смотрела на его красивое лицо, не в силах раскрыть рта.
— Не откажусь. Астарот, убери свои руки от моей добычи!
В комнату вошел мой похититель и его глаза метали молнии.
— Ты распалился мой друг! — засмеялся тот и встал.- Но возможно мы спросим женщину? Вдруг она захочет остаться со мной?
— Что за игру ты затеял? — «медведь» вопросительно посмотрел на мужчину по имени Астарот.
— Никаких игр. Она гневается на тебя и не хочет. А я мог бы провести с ней незабываемые праздники.
Я в замешательстве смотрела на них и во мне закипал гнев. Как они смеют?! Обсуждают меня как вещь!
— Это она тебе сказала? — набычился Асмодей и стрельнул в меня взбешенным взглядом.
—  Нет, но по девушке и так видно, что она не в восторге от твоего общества. — Астарот мило улыбался ему, не смотря на злость, бушующую в его глазах. — Да,  и насколько я помню ты был расстроен, что она не Симона и хотел убить ее.
Что??? Меня затрусило от злости и если честно от страха. Убить???
— Мои планы изменились. — Асмодей взял себя в руки, но ярость все еще плескалась в нем.- Она меня захочет и мне даже не придется прибегать к силе или колдовству.
— Ты самоуверен. — Астарот направился к дверям и сказал: — Мне тоже ничто не мешает соблазнять ее.
— Не приближайся к ней! — зарычал Асмодей, но Астарот лишь тихо засмеялся и вышел.
— Здесь так принято, обсуждать человека в его присутствии? — дрожа от переполнявших меня чувств, спросила я, с опаской наблюдая за передвижениями «медведя».
— Здесь принято все, что хочется мне.- прошипел он, все еще клокоча от злости.
— Когда ты отпустишь меня?
— Не знаю. — он снял тяжелый, кожанный жилет с металлическими пластинами, вытащил меч и положил его на стол.- Не спрашивай меня ни о чем, женщина.
Я молчала, ослепленная блеском лезвия и когда мужчина стащил с себя что-то похожее на тунику древних воинов, замерла, впечатлённая тем, что увидела. Его тело было безупречно. Стальные мускулы перекатывались под загорелой кожей, а темная дорожка волос убегала под кожаные штаны, опасно повисшие на бедрах. Крепкий живот бугрился мышцами, украшенный замысловатыми татуировками.Куда ты смотришь?
— Что? — я покраснела, понимая, что он видимо задал свой вопрос не раз.
— Ты таращилась на меня как кот на горшок со сметаной.
— Не правда! — возмутилась я, пойманная с поличным и от этого злясь еще больше.
— Не правда? — его голос стал похож на бархат.- Ты хочешь сказать, что не пожирала меня глазами?
— Нет!
Он стал приближаться к кровати и я запаниковала. — Что ты делаешь?!
Асмодей опустился на колени и стал надвигаться на меня, забираясь почти сверху. Он остановился лишь тогда, когда его лицо было в сантиметре от моего. Я не знала, что он собирается делать и словно парализованная не могла оторвать взгляд от его красных глаз. Мышцы на его напряженных руках бугрились и перекатывались под кожей, заставив меня громко сглотнуть.
— Как тебя зовут? — его теплое дыхание коснулось моей кожи.
— А? — в его присутствии я совершенно теряла самообладание.
— Ты оглохла после того как попала сюда, женщина? — раздраженно поинтересовался он.
— Таня…меня зовут Таня…
— Итак, Таня…проясним следующее. — Асмодей резким движением подтянул ноги и уселся на меня, прижимая своим весом к кровати. — Пока ты находишься со мной, возможно я захочу делить с тобой постель…
— Нет! — я категорически не допускала такую возможность и испуганно заерзала под ним.
— Что значит «нет»??? — он сжал меня ногами так сильно, что заломили кости. — Я не нравлюсь тебе?
— Нет!
— Мне казалось, что то, что ты увидела несколько минут назад произвело на тебя впечатление…
Асмодей снова наклонился надо мной и его рука обхватила мою грудь, сжав пальцами выпуклость соска. От этого прикосновения меня словно пронзили сотни киловатт электричества и он заметил это, улыбаясь одними уголками губ. Я чувствовала его запах, терпкий, горьковатый, немного похожий на полынь и вербену. Асмодей слегка прикусил мочку моего уха и провел языком по шее, отчего я затрепетала и поняла, что предательски мокрею между ног. Когда он резко отпрянул от меня, мои глаза были еще затуманены.
— Думаю с этим не будет проблем. — утверждающе сказал он и встал с меня, расстегивая пояс штанов.
— Да что ты…да… — я пришла в себя и залилась краской. Боже, какой позор! — Притащи сюда Симону и приставай к ней!
— Маленькая, злобная мышь! — прошипел он и я охнула, когда он стащил с себя штаны. Перед тем как отвернуться, я успела заметить,  что то, что находилось у него между ног, было довольно внушительных размеров. — Не смей говорить о ней. И не смей лгать, что не таяла от моих прикосновений!
Господи, зачем он разделся?! Зачем?! Я дрожала, таращась в стенку и ожидая как сейчас прогнется кровать под его весом. Но вместо этого я услышала как хлопнула дверь и плеск воды. О! В Аду оказывается были и блага цивилизации!Астарот задумчиво смотрел на себя в запотевшее зеркало, сидя в большой ванне и вспоминал девушку, лежавшую в кровати Асмодея. Она была прелестна. Он почувствовал как его член напрягся в теплой воде и Астарот представил как он скользит в ее влажных глубинах. Ему стоит постараться, чтобы заполучить ее себе и он это сделает. Возможно это будет нечестная игра, но оно стоило того. Неужели Асмодей не замечал ее прелести? Как сладки ее губы, как длинны ее ресницы, какой чудесный румянец заливает ее прозрачную кожу… Астарот еще больше возбудился, представляя как он будет гладить ее нежные бедра, подбираясь к заветному местечку…
Все псы Ада! Эта женщина просто обязана быть его!
*       *      *
Асмодей вышел из ванной, обмотав бедра полотенцем и сразу же заметил как потупилась его гостья.
— Подойди сюда. — позвал он ее, но она не двинулась с места. — Мне позвать Урфура, чтобы он прочистил тебе уши перцовыми каплями?!
Девушка быстро подняла на него глаза и сразу же их опустила.
— Зачем?
— Затем, что я так сказал! — рявкнул он, раздражаясь от ее непокорности. Если бы здесь была Симона…его белокожий ангел….он бы наверняка уже лежал на ней, пронзая гладкое, извивающееся  тело.

Она нехотя встала и осторожно приблизилась к нему. Асмодей приподнял ее подбородок и посмотрел в испуганные глаза. — Одежда в шкафу. Прими ванну и переоденься, возможно сегодня я покажу тебя Люцу.
— Кому? — ее зрачки удивленно расширились.
— Люциферу. — протянул он, наблюдая за ее реакцией.
— Как?… — она часто заморгала. — Это же…нет, я не могу…он ужасен…я боюсь!
— Ты считаешь Люца уродом? — Асмодей выгнул бровь, разглядывая бледную как поганка в адском лесу девушку. — Конечно! У него козлиная голова, рога и копыта….и хвост! — ее глаза стали в пол лица и Асмодей захохотал, запрокинув голову.
— Ты серьезно, женщина? — демон с трудом унял смех. — Люц самое прекрасное существо, которое ты увидишь в своей жизни!Он разглядывал ее лицо, которое было так близко к нему и наклонившись, поцеловал. Девушка закрыла глаза и демон обхватив ее лицо руками, прижав ее спиной к стене. Она немедленно открыла глаза и прошептала:
— Не делай этого!
Она толкала его в грудь, но Асмодей не обращал внимание ее сопротивление.
Он запустил руки в ее волосы, запрокинув ее голову назад и впился в ее губы таким собственническим поцелуем, что она обмякла в его руках. Демон слышал как бьется ее сердце — сначала испуганно, а потом со все нарастающей страстью, он явно нравился ей, как бы она это не пыталась скрыть. Полотенце соскользнуло с его бедер и ему стоило большого усилия, чтобы не зарычать когда его возбужденный член коснулся ее живота, обтянутого прохладным шелком. Она застонала, смущенная и испуганная.— Ну что, ты так и будешь отрицать, что испытываешь страсть ко мне? — прошептал он, с трудом сдерживая себя, чтобы снова не прикоснуться к ее припухшим от поцелуя губам.
— Я испытываю лишь страх! — дрожа ответила она и смело посмотрела ему в глаза.
— Лгунья. — Асмодей поднял полотенце и швырнул его в сторону.
Он направился к шкафу с одеждой, испытывая при этом все муки Ада и желая сейчас швырнуть эту трясущуюся обманщицу в кровать и просто изнасиловать ее. Если бы на ее месте была Симона…* * *
Я находилась в таком шоке, что с трудом соображала. Когда этот огромный мужчина прижал меня к стене, окутывая своим теплом и запахом, я просто забыла где нахожусь и что он возможно мой враг. Тело демона прижималось ко мне и чувствовала каждый твердый мускул его живота, впечатывающийся в меня. Его полотенце упало на пол, но мужчин это совершенно не заботило и я с трепетом ощутила его горячую плоть, трущуюся о мой живот. Я не могла поверить, что могла вот так сразу воспылать страстью к незнакомцу. Враждебному даже НЕ человеку!

Он прошел через комнату к большому, черному шкафу и его смуглые ягодицы выглядели скульптурными в золотом пламени факелов. Мне стоило больших усилий, чтобы не смотреть на него…
— Займись собой. — его хриплый от затухающей страсти голос вывел меня из задумчивости.
Асмодей уже оделся и я про себя восхитилась его совершенной красоте. Чисто белая туника с распахнутым воротом, кожаные штаны, обтягивающие мощные бедра…настоящее совершенство…мечтающее о Симоне…

— Ты искал меня, друг? — Люцифер выглядел великолепно в темной, гладкой броне, с распущенными черными,  волосами. — Мне доложили о твоем визите?
— Здравствуй Люц. — Асмодей слегка наклонил голову, приветствуя хозяина Ада. — Выпьем?
— Не откажусь. — он пристально наблюдал за демоном яркими как лазурное небо глазами. — Что-то случилось? Какие-то неприятности?
— Нет. — Асмодей шутливо закатил глаза. — Все дело в женщине.
— О-о! — Люц оживился и приняв бокал из рук Асмодея, уже более заинтересованно спросил: — И что же за проблемы у этой демоницы, что понадобилась моя помощь? Насколько я помню ты никогда не просил меня за женщину Моди.

— Не называй меня так! — рассмеялся Асмодей, но тут же посерьезнел. — Это не демоница Люц…
— И- и?… — Люцифер отпил из бокала. — М-м…что за прелесть это старое вино из Адского виноградника…
— Она смертная.
— Ты спустился на землю и трахнул смертную женщину? — скорее утверждая, чем интересуясь, произнес Люц.
— Нет…я еще не спал с ней… И она здесь, Люц.
— Что??? — Люцифер изумленно уставился на друга. — Ты шутишь? Я жажду услышать все, от начала до конца. Люцифер смеялся очень долго своим раскатистым, волнующим смехом и когда наконец его веселье закончилось, он похлопал Асмодея по плечу и сказал:

— Моди, делай что хочешь. Я позволяю тебе. В конце концов мы демоны и творить всякие гнусности, наша наипервейшая задача. Приводи ее на праздники, я с удовольствием посмотрю на бедную девочку.
Легкие, почти неслышные шаги раздались из темного каменного коридора и Люцифер поинтересовался: — Ты ждешь кого-то?
— Это я, Люц!
— Астарот! Мой верный герцог! Ты подкрадываешься как пустынный дух!
— Я слышал ваш разговор о женщине…

Асмодей нахмурился. Что он затеял?
— О моей женщине. — угрюмо произнес он, сверля его взглядом.
— Я смотрю на это иначе… — Астарот широко улыбнулся ему. — Возможно мы поступим по другому?
— Я принес ее сюда! Она моя!
— Но если бы не мое зеркало, ты бы никогда не получил ее. — парировал Астарот.
— О — о! — Люцифер изумленно и радостно рассматривал споривших демонов. — Как интересно! Моди, я помню ты говорил, что хочешь другую женщину, так отдай эту Астароту, зачем устраивать распри?

— Она моя. — прорычал Асмодей, совершенно не понимая, что делает, но ему было все равно. Возможно это был собственнический инстинкт?
— М-м… — Люц обхватил подбородок длинными пальцами, на которых сияли кольца. — Я решу по другому.
Вот черт! Асмодей с яростью посмотрел на Астарота, но тот одними губами прошептал: — О Моди, извини!

Еще минута и Асмодей бы заревел как разъяренный бык, но Люц поднял руку и сказал:
— Остынь, а ты АСТИ, не дразни его!
Астарот нахмурился, но промолчал, что вызвало улыбку у Асмодея. Асти!
— Итак, повелеваю: вы оба будете соблазнять девушку до тех пор, пока она не выберет одного из вас.
— Я могу взять ее сейчас в кровати и она будет моя. — прошипел сквозь зубы Асмодей, но Люц покачал головой:

— Запомни: Демон никогда не насилует человеческую свободу, а прибегает к чарующим обольщениям и лукавым советам и убеждениям. Мы не можем нарушить свободу людей, лишь только влиять на мысли и действия.  Итак, я повелеваю: До тех пор, пока девушка не произнесет, что хочет кого-то конкретно из вас — она ничья. Все. Жду вас на празднике и прошу вас, не выясняйте отношения!
Как только за Люцем захлопнулась тяжелая дверь, в замке раздался звон мечей…
— Это будет незабываемо! — рассмеялся Люц и вскочил на серебристого коня, закованного в латы.

 

Над Адом клубились грозные тучи, Сильфы — духи воздуха, разжигали костры к празднику, не смотря на молнии, прорезающие небосвод. Но и они замерли в воздухе огненными шарами, преклоняясь перед Люцифером, красота которого приравнивалась ко всем драгоценным камням вселенной…

 

Я задумчиво смотрела на наряды в шкафу, они явно предназначались Симоне…одевать мне их не хотелось, но ослушаться хозяина замка тоже мне не улыбалось. Я выбрала платье цвета ночного неба, с длинным шлейфом и кружевной, прозрачной вставкой спереди. Вырез декольте немного шокировал, но в остальных нарядах он был еще откровеннее. Воистину адский наряд!
Прежде чем уедениться в ванной, я наконец решилась подойти к окну и посмотреть на то, что меня окружало.
— Матерь божья!  — воскликнула я и камни в стенах испуганно застонали, вибрируя и подрагивая. Видимо такие слова в этом месте произносить было нельзя…

Передо мной раскинулась удивительная картина… Почти красные тучи на небосклоне клубились с почти ощутимым треском от молний пронзавших их, а под ними раскинулась странная местность, поросшая черными деревьями. По обозримой как на ладони поверхности, текли две огромные реки, но с высоты замка, они казались не шире альбомного листа. На образовавшемся между ними острове, возвышался темный дворец, его вход был сделан в виде распахнутой драконьей пасти. Огромный провал, над которым стоял еще один мрачный замок, пульсировал и оттуда доносились ужасные стоны, долетающие до окна. Кругом жглись костры и черный дым поднимался к небу, в котором всплыла кровавая луна, прорезая тучи…

Он зашел неожиданно, когда я уже оделась и мне пришлось задержать дыхание, чтобы не охнуть от его взгляда, в котором явно читалось вожделение. Его правая бровь была рассечена, но кожа вокруг нее уже стянулась.
— У тебя лицо, будто ты черта увидела. — хмыкнул он ощупывая меня взглядом сантиметр за сантиметром.
— А разве это не так?
— Не дразни меня, женщина. Иначе это плохо закончится.
— Да, и как же? — дыхания явно не хватало.

— Смотри, что ты делаешь со мной! — Асмодей резко схватил меня за бедра и прижался к ним, позволяя мне почувствовать его твердую плоть, упиравшуюся в меня как грозный клинок. Он снова толкнул меня к стене и вскрикнула, ощутив спиной холодный камень, а грудью жар его тела, пробирающийся сквозь тонкую ткань платья.Я захотела оттолкнуть его, но он поймал мои руки и прижал к стене над моей головой.
— Моя лгунья, — выдохнул он в мою шею. — Твоя борьба приведет к обратному результату и ты окажешься подо мной в кровати.

 

Он отпустил мои руки и они безвольно упали вдоль тела, зато его пальцы продолжали свою опасную игру, сдвигая мое платье вверх по бедрам и выше. Он просунул  мускулистую ногу между моими ногами и засмеялся довольным, бархатистым смехом, когда почувствовал, что мои бедра влажные от желания. Боже, какой позор! Я была похожа на распутную девку!

Я вспыхнула от этих мыслей, но это было сильнее меня и проклиная себя за слабость, я обхватила его шею и потянулась к нему за поцелуем. Но он вдруг стянул лиф моего платья и опустив голову слегка укусил мой сосок.
— Ах! — пискнула я, не ожидая такой откровенной ласки.
— Когда я уложу тебя в постель, ты скажешь свое «ах!» миллион раз, женщина…
Если быть откровенной, то я была готова лечь с ним в постель прямо сейчас, не обращая внимания на все, то, что привело меня сюда. Разве можно было не сойти с ума, когда над тобой нависала горячая гора мускулов, терзая нежную кожу страстными поцелуями? Оказалось, что можно. Когда он прорычал мне на ухо:
— Симона…

Меня словно окатили холодной водой и я моментально вернулась в реальность, почувствовав сквозняк из открытого окна на разгоряченной коже. Ну нет! Я не сдамся и не покажу слабость, находясь даже в этом проклятом месте. Он сказал ее имя настолько тихо, что я сделала вид, будто не услышала этого, да и сам он скорее всего не обратил на это внимание. Он произносил имя желанной женщины.
— Поцелуй же меня, Астарот… — я прикоснулась к его губам, прикрыв глаза.
Он застыл, я это почувствовала сразу. Его тело превратилось в камень. Его руки сильно сжали мои бедра, грозя синяками… Асмодей отодвинулся от меня, его лицо выражало ярость. Возбужденный член, все еще упирался в штаны и я взглянула на эту выпуклость слегка виновато прикусив губу.
— Я жду тебя внизу! — рявкнул он и громыхнул дверью.
Один — один.

 

Успокоить свое дыхание мне удалось не сразу, но расчесав волосы и одев туфли, я почувствовала себя лучше. Укус демона все еще горел на моей коже и каждое прикосновение горело вместе с ним. Он желал меня и я это видела. Когда он вошел в комнату, он желал именно меня, а не Симону. Если я попала в это страшное место, мне нужно было за что-то держаться, чтобы не сойти с ума. За что-то реальное. Пусть даже это будет игра в любовь с демоном.

 

*       *       *
Асмодей расхаживал по каменному полу, высекая искры золотыми шпорами и еле сдерживал себя, чтобы не разнести все к чертовой матери! Она назвала его Астаротом! Она думала об этом проклятом демоне! Остановись. И что? К чему все это? Пусть думает о ком угодно, он отдаст ее Астароту сегодня. Пусть забирает, если ему она так нужна! Но этот внутренний, горячий монолог прервался, стоило ей появиться на лестнице.

Светлые волосы золотистым ореолом окружали ее головку и падали на плечи красивыми волнами. Щеки девушки еще горели, а губы были припухшими. До чего же она хороша! — подумал вдруг Асмодей и образ Симоны стал каким-то далеким и блеклым. Астарот ее не получит! Злость в нем закипала как лава в вулкане на краю пекла.
— Мне долго тебя ждать, женщина?! — рявкнул он и она испуганно вскинула на него ресницы, глядя большими глазами. Как бы она смотрела на Астарота? С желанием? Страстью? Возможно ее губы приоткрылись бы ему навстречу и грозный герцог Ада терзал ее обнаженную в своей большой кровати…
— Дай сюда свою руку!
Она протянула ему дрожащую ручку и он сжал ее. Пусть его сегодня грызут все псы ада — он ее не отпустит.

Возле ревущих, полыхающих костров стояли столы, накрытые темно-красными скатертями, на которых было все, что можно пожелать. Лучшее вино из виноградников Ада, фрукты и сладости, мясо и яркие овощи — все, чтобы доставлять удовольствие собравшимся здесь. Большие шатры были разбросаны по всему периметру острова между кострами и в них слышался то смех, то страстные стоны — ночи Адского Карнавала начались.
Вся триада Зла находилась здесь во главе с Люцифером. Демоны низшей касты не допускались сюда и праздновали возле провала Вечных Мук.

Асмодей надел черную, бархатную маску и протянул своей спутнице серебристую маску, украшенную драгоценными камнями и перьями.
— Давай помогу.
Девушка молча приложила маску к лицу и Асмодей завязал тонкие ленты под волосами. На минуту он залюбовался нежным изгибом ее шеи и она вздрогнула когда демон провел по ее груди горячей рукой, материализуя ожерелье из черных бриллиантов.

— Что это? — выдохнула она, касаясь пальцами к прохладным камням.
— Подарок. — он прикоснулся губами к ее шее и с удовлетворением почувствовал как ее сердце забилось сильнее.
— Ты долго будешь прятать от меня свою спутницу? — Люц махнул ему рукой из своего шатра и Асмодей повел Таню к нему.
— Это…он? — прошептала она и демон почувствовал как она непроизвольно сжала его руку.
— Он самый.

 

*        *        *
Я шла и мои ноги противно дрожали от страха. Сейчас я увижу самого дьявола! Начала закрадываться ужасная мысль, что я попала в дурдом, а все это — следствие моей буйнопомешанной психики.
Он восседал на золотом троне и был настолько прекрасен, что слепил глаза. Синее чем самое синее небо глаза смотрели спокойно и заинтересованно.
— Как зовут тебя, смертная?
— Татьяна… — просипела я и мое сердце сжалось под взглядами демонов и демониц, окружавших его.

— Согласно легенде, римский правитель Ромул пригласил сабинян на праздник в честь бога Конса, — мелодичным голосом сказал Люцифер. — Во время которого по его сигналу были похищены сабинские женщины, а их мужчин прогнали воины. Тит Татий собрал войско, атаковал и, благодаря предательству Тарпеи, захватил Капитолийский холм. Однако сабинские женщины, уже взятые римлянами в жёны, уговорили Тита и Ромула примириться. Условием перемирия стал договор о совместном правлении Римом… Тит Татий был еще тем козлом! Ты знаешь, что твое имя произошло от его?

— Нет… — я прокашлялась, прогоняя ежей из горла.
— Тебе это и не нужно, — засмеялся Люцифер, обнажая ряд белоснежных зубов. — Тебе нравится у нас?
— Я еще не осмотрелась. Но возможно когда-то я скажу, что в Аду не так уж и плохо…
Люцифер засмеялся и поискав кого-то глазами в толпе, крикнул:
— Астарот, подойди к нам, тут кто-то жаждет встречи с тобой!
Я почувствовала как Асмодей сжал мою руку и чуть не застонала от боли. Мои пальцы дернулись и он ослабил хватку. Наши ладони были мокрыми .

Астарот поздоровался с Асмодеем, но я чувствовала напряжение между ними. Что происходит?
— Пойдем со мной, он протянул руку в ожидании мох пальцев. — Я угощу тебя вином.
— Она не пойдет с тобой! — тихо зарычал Асмодей.
— Моди! — голос Люцифера прозвучал предостерегающе. Я не понимала, что за напряжение витает в воздухе, но поубавить пыл Асмодея, желала безумно.
Он нехотя отпустил мою руку и я вложила ее в протянутую ладонь Астарота. Вот тебе! За то, что назвал меня Симоной!

Демон в красной, кожаной маске повел меня к столам и я отчетливо слышала недовольные перешептывания других демонов. Я скорее всего им не нравилась и я даже немного понимала почему…
Мы приблизились к высоким, темным графинам и Астарот налил в бокалы вино, похожее на кровь.
— Ты прекрасно выглядишь в этом платье.
— Спасибо… — я пригубила вино и окинула его оценивающим взглядом. Демон был красив, но в перед моими глазами стояло лицо Асмодея. Я огляделась, выискивая его в толпе масок и наконец заметила, стоящего с шикарной, стройной демоницей в платье, похожем на рыбью чешую. Она так по хозяйски гладила его по руке…

— Прогуляемся? — глаза Астарота улыбались. — Здесь есть сад…правда все цветы в нем ядовиты.
— Как и большинство находящихся здесь. — буркнула я и пошла рядом с ним, позволяя ему взять себя за руку.Сад был воистину великолепен. Огромные, черные и красные  орхидеи свисали влажными головками с каждого куста, а шевелившиеся лианы сжимали свои бутоны, похожие на красные, голодные рты. У меня немного закружилась голова. Густой, тяжелый запах цветов одурманивал сознание.
— Таня… — Астарот прошептал мое имя словно лаская его языком. — Ты предназначена для меня.

Я старалась сфокусировать на нем взгляд, но перед глазами плыл туман.
— Ш — ш… я хочу любить тебя, как ты того заслуживаешь…
— Отпусти меня…
— Нет… — мощные руки Астарота обхватили мою талию и приподняв меня, он сел на мраморную скамью, усадив лицом к себе. Чем ближе он наклонялся, тем больше я откланялась от него, пока он не навис надо мной, его лицо под маской отсвечивало золотом в отблесках костров.Мелкие бриллианты на маске как капли, переливались над резким очертаниям его жестоких и прекрасных губ.

Господи нет! Я не хочу! Не хочу!
— Отпусти меня! — прошептала я, но мне показалось это криком. Голова гудела от странных запахов и густого, сладкого вина.
— Это нечестно Асти… — голос Люцифера звучал немного грустно, немного насмешливо. — Используй только себя, а не дурман моего сада.
Астарот с силой сжал мои руки и встал, а я в очередной раз подумала, что появятся синяки.

Сильный порыв ветра выветрил из моей головы дурман и я уже трезво посмотрела на Люцифера.
— Я больше не позволю ему играть не честно. — улыбнулся он и предложил мне руку.
— Играть? — я чуть не упала, запутавшись в длинном шлейфе, опутавшем мои ноги.
— Ты должна быть в восторге, сладкий, смертный кусочек. За твою постель сражаются двое самых могущественных демонов Ада. Но выбор только за тобой. Я прослежу за этим…Давно в Аду небыло любовных треугольников…
Он наклонился и расправил шлейф у моих ног, слегка пробежав пальцами по лодыжкам.
— Будь осторожна, они такие неуправляемые…
Люцифер поднялся и поигрывая бокалом исчез в ядовитых зарослях.

Я подняла глаза и увидела Асмодея, его лицо было темным от ярости.
— Теперь моя очередь. — прохрипел он и Астарот отошел от меня, шутливо показывая на освободившееся место.
— Только я еще не закончил, друг… И не проиграл. Запомни.
Он схватил меня за шею и оставил на моих губах жесткий поцелуй, словно припечатывая клеймо.Он ушел, а Асмодей грозно навис надо мной, позволяя почувствовать мощь его большого тела.
— Женщина! — зарычал он. — Подними глаза!

Я стояла потупившись и искренне не понимала, что я и кому должна.
— Посмотри на меня! — заревел он.
— Что?! — тоже заорала я, подняв взгляд и уже не пугаясь его красных глаз. — Насколько я понимаю выбор за мной? В вашем соревновании я и судья и приз? Значит жди!
Он схватил меня за талию и прижал к своему твердому, мужскому телу. — Что ты делаешь, женщина? Что ты делаешь со мной?!
Я посмотрела вверх, в его странные, жестокие, мерцающие глаза и жесткое лицо воинственного демона. Его мощное, твердое тело обещало сумасшедшую страсть, похожую на конец света…

 

Асмодей коснулся ее сочных губ, желая стереть с них след Астарота и почувствовал как она задрожала, принимая его язык.
— Тебе надоели твои адские игорные дома, Асмодей? — тягучий, женский голос казался не менее ядовитым чем дурман в этом саду. — Или игры со смертными куда более интересны?

Девушка отпрянула от него так резко, что ему пришлось удержать ее, чтобы она не упала. Обизат!
— А знает ли она, что в приступе ярости ты можешь сломать ее тонкую шею одним пальцем? Или о том, что эта ярость неконтролируема? Хотя да…извини дорогой…игрушке о правилах знать не обязательно…
— Я не помню чтобы звал тебя, Обизат. — голос Асмодея был похож на медленную, испепеляющую лаву.
— Ты никогда не зовешь меня, мой князь, я сама прихожу когда чувствую, что тебе нужно расслабиться…

— Я не нуждаюсь в твоих услугах. Прочь с дороги. Пойдем. — он взял Таню за руку и поволок из сада, не обращая внимания на полные ненависти глаза демоницы. Он запрыгнул на лошадь и подхватив девушку, усадил впереди себя. Конь нетерпеливо заржал, перебирая копытами.
— Кто она? — Таня сидела с напряженной спиной, словно боясь прижаться к нему и почувствовать его жар.
— Не думаю, что это имеет значение. — демон тронул поводья и конь помчался по потрескавшейся земле. Неудержавшись, девушка все таки упала на него и он сжал ее в крепком кольце своих рук, удерживая поводья.
— Сиди смирно.

Она замерла, но он так явственно чувствовал ее попку, прижатую к его члену, что сидеть смирно приходилось ему. Всю дорогу она вздыхала, ощущая как напряжение в его штанах нарастает и испуганно взрагивала от малейшего движения его рук. Такая ли ты боязливая на самом деле? — усмехнулся Асмодей и прижал ее еще сильнее, в это время сам сходя с ума от дикого желания.
Возле замка, он спрыгнул с лошади и аккуратно снял ее, слегка касаясь грудей большими пальцами рук. Дьявол, как она напряжена!
Девушка взметнулась по лестнице стоило им только войти в двери. Асмодей с улыбкой наблюдал как длинный шлейф скрывается за мраморными перилами. Она выберет его. Она будет кричать в постели его имя так громко, что даже Люцифер услышит его в своем дворце!

 

Я забежала в спальню и задыхаясь, прижалась спиной к двери. Это невозможно! Я испытывала такие яркие чувства к этому мужчине, что где-то в глубине души становилось больно. К мужчине, который грезил о другой женщине, который имел шикарных любовниц и играл с нею как кот с мышью…
Я выровняла дыхание и напрвилась к шкафу. Лучшее, что я сейчас могла сделать — это поспать. Ночная рубашка, которую я нашла была довольно откровенной, но остальные были еще хуже…оставалось прикрыть ее халатом, который был не менее прозрачным. Я приняла ванну и уже вознамерилась спать, когда в спальню вошел Асмодей, неся поднос с едой.

— Ты можешь умереть с голода и усложнишь мне задачу по твоему соблазнению. — он улыбался, но в его голосе звучали плохо скрытые нотки страсти.
Как бы мне не хотелось его присутствия, но еда на подносе выглядела очень соблазнительно. Да и желудок противно урчал, требуя пищи.
— Хорошо, я поем.
Он поставил поднос передо мной и уселся в свой железный трон, наблюдая за горящими кострами. Праздник продолжался.
Я сначала немного стеснялась его присутствия, но голод взял свое и я принялась за еду, прикрывая глаза от удовольствия. Немного вина тоже не помешает!

Асмодей молча смотрел в окно и мне была видна лишь его мускулистая рука, лежавшая на подлокотнике. Я отставила поднос и услышала его голос:
— Что ты делала с ним в саду?
— С кем? — переспросила я, прекрасно понимая о ком он спрашивает и пытаясь выиграть время для того, чтобы придумать ответ.
— Не зли меня, женщина.
— Ничего. Мы ничего не успели. Нам помешал Люцифер. — ответила я, желая еще больше разозлить его и тут же задаваясь вопросом — Зачем???
— Тебе нравится Астарот? — его голос слегка охрип.
А тебе нравится Симона! — хотела выкрикнуть я, но помолчав, сказала: — Очень…
Железный трон с грохотом упал на пол, камни в стенах испуганно застонали. » …А знает ли она, что в приступе ярости ты можешь сломать ее тонкую шею одним пальцем?…» Насмешливый голос демоницы прозвучал у меня в ушах и я прижалась к спинке кровати.

 

Я до жути боялась мужчину, которого мне хотелось попробовать с того момента, когда он впервые поцеловал меня.  Асмодей уперся одной рукой в спинку кровати, а другой схватил меня за шею, требовательно наклоняя мою голову и открывая губы для поцелуя. Поднос с грохотом упал на пол и покатился, жалобно дребезжа. Его язык обвел мои губы, пронзая ярким наслаждением и я приоткрыла их, впуская его внутрь.
Внизу горели костры и веселый смех уносился к кровавой луне, заглядывающей в окно и я чувствовала ее влияние, разгораясь страстью.

Мои руки погладили его плечи,  широкую спину, и опустились к его мускулистым ягодицам, спуская с них штаны. Одним резким движением Асмодей подтянул меня под себя и я почувствовала его твердое тело сверху. Он просунул одну ногу между моих бедер и его горячая плоть коснулась моей кожи, гладкая и шелковистая.
Я потеряла контроль над собой и своим сознанием, мне хотелось больше и я прижалась к нему так сильно, как могла, впечатываясь в него и желая его все больше.

— Как ты сделала это со мной, женщина? — зарычал он, зарываясь лицом между моих грудей и опаляя жаром своего дыхания. Его руки скользнули под ночную рубашку и задрали ее, переполняя меня чувствами от прикосновения к его коже обнаженным животом. Его член упирался в меня и я не хотела останавливать его требовательную мощь.
— Ты хочешь меня? — его голос прозвучал жадно и требовательно.
Мне нужно остановиться. Я не игрушка. Мне нужно остановиться!
— Отвечай женщина! Ты хочешь меня? — наши животы терлись о друг-друга и его жесткие волоски приятно щекотали кожу. Возбужденная плоть становилась все больше и все настойчивей. Если бы я чуть сдвинула ногу в сторону, он бы скользнул в меня без проблем и с моей гордостью было бы все кончено.
— Скажи — я хочу тебя Асмодей. — приказал демон.

Я молчала, прикрыв глаза, борясь с собой и безумно желая раскинуть эти чертовы ноги в стороны и пусть он сделает наконец это со мной!
— Посмотри на меня и скажи это. — его голос звучал угрожающе.
Я молчала, находясь на грани капитуляции.
Он резко вскочил с кровати, безупречно красивый и обнаженный как древний бог. Я, очарованная смотрела на его тяжело дышащую грудь, на напряженный живот и то, что недавно упиралось в меня, а теперь грозно покачивалось перед моими глазами.

Он стащил штаны, висящие на бедрах, швырнул их на пол и направился к дверям, освещаемый светом факелов.
— Ты и ему не скажешь этих слов, я тебе обещаю. — прорычал он не оборачиваясь и вышел. Одинокий сквозняк метнулся по комнате и факелы погасли. Я осталась одна в темноте и в постели. А тело ныло от неутоленного желания.
— Моди! Моди! — голос Люцифера прозвучал как гром среди ясного неба. — Ты, что спишь, чертов демон?
— Что случилось Люц? -Асмодей спустился вниз, даже неудосужившись одеться.
— О-о! Я тебя умоляю, Моди, надень на себя что-нибудь! — Люцифер отвернулся и продолжил: — В восточном лесу Яра — Мы ранили нескольких демонов, нужно что-то делать с этим или эти прожорливые твари начнут лезть к замкам.

— Я отправлюсь туда и разберусь с этим. — Асмодей обмотал бедра сорванной с окна шторой и спустился вниз. — Астарот знает?
— Астарот остается здесь, ходят слухи, что Святой Михаил собирает свое войско, чтобы напасть на нас. Он будет смотреть за границами Ада. — Люцифер понимающе взглянул на демона. — Боишься, что он успеет соблазнить твою смертную? Но твоя поездка не займет много времени, думаю ты успеешь вовремя.
— Пусть соблазняет, возможно он понравится ей больше. — прорычал Асмодей и его глаза слегка засветились.

— Ну что ж, тогда собирайся…..

Асмодей не спеша ехал возле провала Вечных Мук и его грудь разрывало что-то пугающе черное, яростно пробиваясь через грудную клетку. Пусть остается с Астаротом и избавит его от своего присутствия. Она вчера отчетливо сказала, что он ей нравится…. Так тому и быть. Но как бы он себя не уговаривал, желание иметь эту женщину все еще терзало его.

Впереди показался всадник, быстро приближающийся к нему и в нем Асмодей узнал Астарота.
— Здравствуй друг. — демон подъехал к нему настолько близко, что их ноги соприкоснулись.
— Здравствуй. — Асмодей сжал поводья и лошади закружились на потрескавшейся земле.
— Уезжаешь? — Астарот улыбнулся. —  Но ты можешь не переживать, я позабочусь о Тане в твое отсутствие.

— Я не советую тебе приближаться к ней. — Асмодей еле сдерживал гнев.
— Ты пытаешься ограничить мое общение с ней? — Астарот надменно выгнул бровь. — У тебя ничего не выйдет. Или ты боишься?
— Мне нечего бояться. И ты это прекрасно знаешь.
— Тогда нет никаких проблем. Освободи мне место. Пока ты будешь воевать с Яра — Ма, я повоюю с женщиной. — Астарот хищно улыбнулся. — Не задерживайся.
Он поскакал прочь, а Асмодей громко выругался ему вслед.

Я видела в окно как демон покинул замок и направился к огненному горизонту. Его грозные латы тускло сверкали под кровавой луной, спина была прямой, а плечи расправленными. Я словно чувствовала его напряжение и бурю, терзающую его. Куда он отправился? Почему ничего не сказал? В дверь постучали и через секунду в комнату заглянуло мужское лицо с высоко поднятыми бровями, которые формой напоминали треугольник.

— Его сиятельство передали, что будут через несколько дней. Дела у него. Может надо чего?
— Я проголодалась. — сказала я этому «удивленному» мужчине, соображая куда мог отправиться Асмодей.
— Через полчаса принесут. — недовольно буркнул он, из чего я решила, что восторга от общения со мной он не испытывает.
— А куда отправился Асмодей? — решилась я задать мучающий меня вопрос.
— Во первых не фамильярничай, смертная, он для тебя — Его Сиятельство! А во вторых — это тебя не касается! — мужчина хлопнул дверью, а я возмущенно погрозила ему кулаком, чего он конечно не увидел.

Я достала из шкафа одну из белоснежных туник демона и перед тем как натянуть ее на себя, прижала к лицу, вдыхая приятный аромат. Она была настолько большой, что полностью скрыла колени, а рукава пришлось закатить, чтобы не быть похожей на Пьеро. Но ничего другого я одевать не хотела и уютно устроившись в его железном троне, принялась смотреть в окно, любуясь горящими кострами.
Я не заметила как задремала и в моих снах сразу же появился Асмодей : он разглядывал меня жаждущим взглядом, и из его красивых губ вырвался требовательный рык.  Он обхватил большими руками мои груди и напряженные соски оказались между его пальцами, которые он слегка сжал и я застонала от резкого наслаждения. Язык демона заскользил по моей шее: влажный, горячий, он заставлял меня дрожать и жалобно постанывать, прося большего…

— Ах как ты горяча, девушка… — глубокий, хриплый голос прозвучал настолько реально, что я открыла глаза и с ужасом увидела мужские руки на своей груди. На моей шее все еще горел влажный след от языка, а теплые губы касались уха. — Моя нежная,  смертная роза…
Я резко встала, сбрасывая с себя эти настойчивые руки и все еще находясь под властью возбуждения из сна, увидела Астарота.
— Минуту назад ты не была так резка…и мне кажется, я слышал звуки страсти из этого прекрасного ротика…. — он подошел ко мне и прикоснулся большим пальцем к губам. Глаза демона горели и были неестественно большими, он быстрым движением схватил меня за бедра и прижал к себе ,страстно выдыхая мне в лицо: — Продолжим то, что начали в саду Люца?

— Прекрати это! — я попыталась вырваться из его объятий, но он очень крепко держал меня и сколько бы я не отклонялась назад, он наклонялся за мной. Когда мои ягодицы коснулись холодного камня подоконника, его руки уперлись в него, заключая меня в кольцо. Его лицо, красивое какой — то жестокой красотой приближалось ко мне и чем ближе становились глаза демона, тем больше меня пугало темное зло, плескавшееся в их глубине. Мои волосы трепал ветер и половина моего тела висела над пропастью, грозя утащить за собой вторую мою половину, а ноги разъехались в стороны, пытаясь удержать равновесие. Астарот оторвал одну руку от подоконника и скользнул под тунику, поглаживая внутреннюю сторону бедра и подбираясь все ближе к тому месту, нижнего белья на котором давно уже не было.

— Хватит! — пропищала я, впадая в панику, но он и не думал останавливаться, улыбаясь воистину демонической улыбкой.
— Не советую тебе дергаться, иначе можешь упасть…а я могу не успеть поймать тебя… — почти промурлыкал он и сжал мою промежность горячими пальцами.
— Прекрати! — почти прокричала я, вырываясь и не думая о том, что одно неверное движение и я полечу вниз. Я чувствовала его твердый член, который он со стоном извлек из кожаных штанов, и который теперь упирался в нежное место между ногой и пахом. Его гладкая поверхность скользила по моей коже и я видела как потемнели от страсти глаза Астарота. — Прекрати! Я не хочу!!!

Его глаза вдруг стали почти черными и я поняла, что он гневается.
— Мечтаешь об Асмодее?! — прорычал он, вдавливаясь в мой живот так, что казалось прижатая к каменному выступу поясница сейчас треснет от напряжения. — Хочешь, чтобы он тебя трахнул?! Только ты ему не нужна! Он терпит тебя только потому, что не смог притащить сюда свою обожаемую Симону! Ах да… — его глаза зловеще сверкнули. — Этот легкий интерес, вспыхнувший к тебе объясняется лишь соревнованием между нами…Всего лишь!
— Отпусти меня! — всхлипнула я, осознавая, что он говорит правду. Асмодей видел во мне лишь жалкое подобие Симоны. Астарот уменьшил давление на меня и отстранившись, швырнул в кресло, упершись в подлокотники.

— А я предлагаю тебе свое внимание и заботу. Я подарю тебе наслаждение и все, что ты захочешь. Все. Подумай об этом хорошенько на досуге. — прошипел он и прежде чем застегнуть штаны, с сожалением погладил свое орудие, демонстрируя его невероятный размер.
В дверь снова постучали и в комнате возник мужчина с удивленными бровями, в его руках был поднос с едой и бутылка вина. Он не глядя на нас поставил все на столик и вышел, даже не повернув голову в нашу сторону. В комнате было тихо, лишь тяжелое дыхание Астарота и мои тихие всхлипывания нарушали эту гнетущую тишину. Демон оттолкнулся от трона и нагнувшись, прикоснулся к моим губам.

— Думай хорошо, моя нежная, смертная роза. Скоро Асмодею надоест твое присутствие и он захочет избавится от него. Я конечно заберу тебя, но тогда ты не получишь того, что я обещаю тебе сейчас…лишь мою злость. Сделай правильный выбор. Астарот шагнул в окно и исчез, оставив меня трясущейся будто в комнату пробрались ледяные щупальца зимы и скользнули под тунику.
Мне нужно выпить! Срочно! Я кинулась к бутылке вина и швырнув в угол пробку, принялась пить прямо из горлышка. Терпкая жидкость полилась по горлу и я сразу ощутила легкое головокружение. Комната завертелась перед моими глазами и рухнула на кровать.

 

*       *       *
Асмодей летел к замку, словно у него выросли крылья или его конь превратился в Пегаса. Он надеялся, что за его отсутствие, Астарот не сооблазнил Таню и все двое суток, которые он провел убивая Яра — Ма, в его голове возникали картины одна ужаснее другой. Как она обхватывает демона своими ногами, выгибается ему навстречу, или позволяет ему вторгаться в ее тело сзади, а Астарот ласкает ее бедра, приподнятые к нему. Черт! Это может свести с ума! Асмодей спрыгнул с коня и ворвавшись в замок, задрал голову, словно пытаясь сквозь толщу камня, разглядеть свою гостью. Он взбежал по лестнице и распахнув дверь, сразу почувствовал: что -то не так…в комнате витал запах смерти…
— Таня? — позвал он, с опаской приближаясь к кровати, на которой горой высились скомканные одеяла. — Таня?

Она лежала под этой грудой тряпья и ее бледное лицо было похоже на маску покойника. Асмодей сдернул с нее все, что скрывало это обездвиженное тело и разъяренно взревел. Тело девушки было опутано красными линиями, похожими на щупальца. Они разбежались по всей поверхности кожи и кое — где выступали кровавыми каплями. Он схватил ее за плечи, но она не отреагировала, ее голова безвольно упала в сторону, а изо рта покатилась струйка крови. Асмодей с ужасом наблюдал как ею пропитывается его туника, надетая на девушке.- Отравление. —

Урфур пощупал пульс Тани и исследовал кожу, пробегая по ней пальцами. — Мне тяжело говорить именно о девушке, я не лечу смертных, но это похоже на яд черной орхидеи.
— Сделай все, чтобы она жила! — Асмодея трясло и он не понимал, что с ним происходит. Ему казалось, что если она умрет, он просто сойдет с ума. — Все!
— Я не могу обещать, — Урфур выпрямился. — Слишком много времени прошло. Яд проник в каждую клеточку организма.

— Я не желаю этого слышать! — заревел Асмодей и факелы вспыхнули настолько сильно, что под потолком образовалась огненная арка. — Лечи ее Урфур! Слышишь?!

Он сел на свой трон, задумчиво подперев подбородок сильной рукой и смотрел на старания врачевателя невидящим взглядом. Она слишком слаба, чтобы бороться с ядом черной орхидеи и ее смертное тело медленно погибало… Белая кожа была похожа на алебастр и неестественно красные губы, наполненные кровью выглядели жутко на этом бледном лице.

—  Ах ты птичка моя…- прошептал Асмодей и встал. — Что ты скажешь Урфур?

— Только время скажет. — спокойно ответил безглазый демон, пряча свои пузырьки в шкатулку. — Я дал ей противоядие и спустил кровь. Теперь нужно ждать.

Он поклонился Асмодею и вышел, тихо шурша своей мантией. Демон подошел к кровати и присел рядом с девушкой, взяв ее за руку. Она казалась такой хрупкой, что он не верил в ее выздоровление. Кто посмел сделать это? Кому помешала его птичка? Асмодей нахмурился и его высокий лоб прочертила горизонтальная линия. Он не позволит обижать ее и кто бы это не сделал,  должен ответить за это Как случилось, что она стала небезразлична ему? Почему его сердце начинало биться быстрее стоило ему только подумать о ней? Симона казалась ему чем-то далеким и чужим, а эта маленькая птичка, будоражила его мысли…Если только она сможет побороть яд, он отдаст ее Астароту. Астарот нравится ей и возможно с ним она найдет то, что не смогла обрести в этом замке. Он погладил ее по лицу и аккуратно положил ее ручку поверх одеяла.

— Спи моя птичка…

— Асмодей… — тихий голос заставил его обернуться. — Асмодей… Девушка была без сознания, но звала его, еле шевеля алыми, кровяными губами. Демон наклонился над ней и прислушался. Может ему показалось? — Асмодей…не уходи…не уходи…

— Я не уйду. — он разделся и прилег рядом, осторожно обняв ее. Сердце выскакивало из груди, а дыхание сжималось внутри в тугой комок. — Теперь я не уйду никогда…

 

Я была в темноте. В жаркой, страшной темноте. Вокруг меня проносились тени, шепча какие-то странные вещи, мне хотелось плакать и боль…боль сводила меня с ума. Все тело словно пронзали сотни иголок, которые пробирались к мозгу и впивались в него, доводя меня до безумия. Потом мне стало холодно и эти иголки превратились в острые льдинки. Замораживая кровь они мчались под кожей со скоростью автомобиля и лишь когда горячая рука коснулась моих пальцев, льдинки начали таять. Если бы только это был Асмодей…он спас бы меня от этого жуткого холода. Обязательно спас.

Его красные глаза предстали передо мной и я потянулась к нему, как будто издалека слыша его голос: — Теперь я не уйду никогда… Благословенное тепло окутало меня и я перестала дрожать, вжимаясь сильнее в это спасительное удовольствие. Иглы, лед и боль покидали меня… В туманных промежутках возвращающегося сознания, я чувствовала как мое тело поднимают и несут, а потом опускают в теплую воду, в которой я казалась себе легкой, практически невесомой. Ласковые руки осторожно скользят по мне, смывая неприятное чувство холода и страха, заматывают в мягкое полотенце и снова несут в кровать. Мне хотелось сказать что-то, узнать кто же этот ласковый спаситель, но изо рта вырывалось лишь жалобное мычание, после чего я слышала тихий смех.

Я открыла глаза и замерла, глядя на Асмодея, который прижимал меня к себе. Моя голова лежала на его бицепсе, а волосы закрутились за остальную часть руки, привязав меня к нему так крепко, что стоило мне пошевелиться, как кожу на голове неприятно стянуло. Нога демона лежала на моих бедрах, а свободная рука обхватывала живот и часть груди, прижимая к твердому, сильному телу. Я начала вспоминать, что произошло? Как он оказался в постели рядом со мной, абсолютно голый?! Итак…после ухода Астарота я выпила вино и…потеряла сознание. Я вспомнила как закружилась голова, как острая боль пронзила внутренности, как я забралась под одеяло, пытаясь согреться…

— Как ты себя чувствуешь?

Я подняла глаза и встретилась с взглядом его красных глаз. Он был великолепен. Чуть сонный и вполне земной, не считая конечно красных глаз, демон слегка зарос темно-рыжеватой, почти медной щетиной. Его полные губы слегка улыбались, но не надменно и зло, а тепло и открыто.

— Более менее…а что произошло? — я чувствовала себя неловко, что не мешало мне получать удовольствие от его прикосновений.

— Тебя отравили. И я собираюсь разобраться с этим. — Асмодей резко встал и я вскрикнула, когда он потянул за собой мои волосы, накрученные на его руку. Демон замер, а потом рассмеялся, раскручивая пряди. — Ты опутала меня. Наши лица были так близко, что я чувствовала его дыхание и зажмурилась, чтобы не видеть этих полных губ. Боже, как же ты хорош!

— Ты голодна? — я почувствовала как легко скрипнула кровать и сразу же вокруг меня образовалась пустота. — Немного. — я открыла глаза и снова их закрыла. — Ты голый!

— Конечно, а как бы по другому я согрел тебя? — удивился Асмодей. — Ты тряслась как осиновый лист.

— Спасибо… — Да не за что… Я приоткрыла один глаз. Асмодей улыбался.

— Я пришлю, чтобы поменяли постель и принесли еду. — демон был уже одет и стоял возле дверей.

— Ты зайдешь еще? — спросила я, чувствуя, что между нами, что-то изменилось. — Обязательно. Он вышел, а я упала на подушку и вдохнув его запах, захихикала как дура.

 

*        *        *

— Кто приносил девушке еду?!- Асмодей навис над худым демоном с угловастыми бровями. — Отвечай Грамон!

— Я. — тот испуганно пятился от Асмодея, который наступал на него. — Но я не понимаю…

— Как в еде оказался яд черной орхидеи?!

— Что??? — глаза Грамона расширились от ужаса. — Но этого не может быть!

— Ты сомневаешься в диагнозе Урфура?! — взревел Асмодей и ударом кулака проломил крепкий, деревянный стол.

— Я…нет…что вы… — залепетал Грамон и вдруг завопил : — Приходила госпожа Обизат! Принесла вино для гостьи! Я больше ничего не знаю!!!

— Ах ты!… — Асмодей зырычал и ударил кулаком в каменную кладку прямо над головой Грамона, который в ужасе присел и закрыл ее руками. — Почему к девушке никто не заходил после моего отъезда???

— Я думал…ну…я не знаю…

— Все ясно. — Асмодей уставился грозным взглядом на бедного Грамона и прошипел: — Впредь, всю еду, которую вы носите гостье — пробуйте сами. Если с ней что-то случится…

— Я понял!! Ваше сиятельство, я все понял!

— Я надеюсь. — Асмодей еще раз пригвоздил его убийственным взглядом и еле сдерживая ярость, покинул  замок.Обизат! Проклятая змея! Ревность сводит ее с ума!

 

Демон ворвался в ее дом и заревел, распугивая слуг:

— Выйди ко мне! Немедленно!

— Почему ты кричишь мой князь? — Обизат появилась сзади Асмодея, по кошачьи щуря глаза и потянулась к его плечам, но он оказался быстрее, схватив ее за запястье.

— Кто разрешал тебе появляться в замке в мое отсутствие?!

— Я всего лишь принесла бутылку хорошего вина твоей гостье. — промурлыкала демоница, облизывая красные губы. — Разве это запрещено?

— Хорошее вино с ядом черной орхидеи? — вкрадчиво поинтересовался Асмодей, сдавливая все сильнее тонкое запястье.

— Она всего лишь смертная ! — прошипела Обизат, морщась от боли. — Что ты так носишься с ней?! Кусок мяса и несколько литров крови!

— Я запрещаю тебе приближаться к ней! — Асмодей отшвырнул демоницу от себя и сказал, удерживая ее взгляд: — Ты меня знаешь, Обизат. Я уничтожу тебя.

 

*       *      *

Когда я вышла из ванной, поднос с едой уже ждал меня на столике и я с опаской обошла его несколько раз, помня свой неудачный эксперимент с вином. Меня отравили. Это конечно пугало. Очень. Кто меня мог настолько ненавидеть, чтобы желать смерти? Хотя…это Ад и скорее всего его обитателям не нужны особые причины, чтобы уничтожить человека. Оставаться здесь было небезопасно и я собиралась поговорить об этом с Асмодеем, тем более, что внимание Астарота становилось все настойчивее и эти игры мне не нравились.

— Почему ты не ешь? Я вздрогнула от неожиданности когда в окне показался Асмодей, медленно поднимаясь в воздухе. В его руке была темно — красная роза. Он шагнул в комнату и подошел ко мне так близко, что наши колени соприкоснулись. Полная, бархатная роза благоухала между нами необычным, сильным ароматом, сквозь который пробивался запах Асмодея: пряный и немного горьковатый.

— Это мне? — я наклонила голову и вдохнула чудесный аромат.

— Она похожа на тебя.

— Да? И чем же? — я посмотрела на на него и стушевалась его взгляда., который красноречиво говорил о страсти, бушующей в его демонической крови.

— Ты тоже там такая как эта роза, бархатная и нежная… — он почти рычал, пронзая меня своими красными глазами…..

 

— Где? — сначала не поняла я, потом было поздно… Асмодей скользнул пальцами под халат и прикоснулся ко мне, заставляя сдавленно ахнуть от наслаждения, пронзившего меня.

— Ты не можешь знать как я выгляжу…там… — прошептала я, так явственно ощущая его пальцы, скользящие медленно и чувственно.

— Я обмывал твое тело когда ты была без сознания…. — шепнул он мне на ухо и его зубы легонько сжали мочку. — И вполне мог рассмотреть все твои м-м-м…чудесные места…

— О нет! — я вспыхнула, а он лишь тихо рассмеялся. — Тебе нечего стесняться, мне все понравилось.

— О — о! — все, что могла воскликнуть я, еле держась на подгибающихся ногах. Асмодей ловко кинул розу и она упала стеблем в стакан с водой, сделав несколько кругов по хрустальному ободку. Его губы прикоснулись к моим губам и я растаяла, ласкаемая его языком и пальцами, безумно желая большего. Он расстегнул штаны и его член вырвался наружу, касаясь моего живота.

— Дотронься к нему… — прошептал он хриплым голосом, облизывая мою верхнюю губу. — Давай…

Стук в дверь привел его в бешенство, Асмодей не отпуская меня, рявкнул:

— Что?!

— Ваше сиятельство, мессир просит вас почтить его своим присутствием. — испуганный голос за дверью слегка дрожал.

— Черт! — выругался демон и сжал мое лицо в больших ладонях. — Дождись меня. Хорошо?

— Разве я могу куда-то деться отсюда? — я была разачарованна, мое тело кричало от возбуждения.

— Я имел в виду дождись меня такой же сладкой, мокрой и возбужденной… — он долго поцеловал меня и поправив одежду вышел.

— Мессир… — я вдруг вспомнила  книгу «Мастер и Маргарита». Это Люцифер. Черт бы тебя побрал! Именно в этот момент! Мне не хотелось думать о будущем, о Симоне и о нечеловеческой природе своего демона — мне хотелось его страстных объятий и обжигающих ласк……

 

*       *        *

— Что опять случилось, Люц? — Асмодей не мог успокоить свою страсть, которая бушевала в нем и выпирала из кожаных штанов.

— У меня была Обизат. — Люцифер выглядел недовольным, его небесные глаза излучали злость. — Ты угрожал ей из-за смертной. Ты знаешь, что это недопустимо.

— А с каких пор стало допустимо проникать в мое желище и травить моих гостей? — яростно парировал Асмодей и Люц удивленно посмотрел на него.

— Успокойся. За это она получит свое наказание, но ты знаешь, что МЫ намного выше чем смертные и…мне кажется, что твоя увлеченность этой женщиной становится опасной. — Люцифер был зол и сложив за спиной руки, угрюмо наблюдал за Асмодеем. — Если ты будешь так одержим ею, демонам может это не понравится, начнется бунт. Игра может превратиться в кровавую бойню.

— Какое дело демонам до моих отношений с этой женщиной?

— Если бы это было просто желание навредить или заставить ее страдать, они бы были просто в восторге, но ходят разговоры, что ты…влюблен Асмодей. — Люц вопросительно посмотрел на него, поигрывая перчатками и после продолжительной паузы добавил: — Будь осторожнее, ты становишься на зыбкий путь. Он прищурился, словно пытаясь разглядеть в Асмодее нечто глубоко спрятанное и ушел, оставив демона в раздумьях, которые совсем не были радужными. Нужно было что — то делать, чтобы не подвергать девушку опасности, но тогда он останется без нее… Асмодею нужно было подумать и демон схватив плащ, вышел из замка, надеясь, что быстрая езда приведет его мысли в порядок.

 

*         *         *

Я не могла взять себя в руки после ласк Асмодея и ходила из угла в угол, постоянно поглядывая на дверь. Если он войдет сюда, я была готова отдаться ему без лишних слов и никому не нужных ужимок. Этот мужчина свел меня с ума и терять рассудок дальше, я хотела только с ним. Внизу раздался стук копыт и я выглянула из окна : Люцифер гнал лошадь и его черный плащ трепал ветер, раздувая его как темный, пиратский парус. Мне стало не по себе, я чувствовала, что — то произошло и он приезжал не просто так… Следом за ним, из замка выехал Асмодей и погнал лошадь в другую сторону, окутанный красной пылью. Он не придет…

Я расстроенно отвернулась от окна и посмотрела на поднос : среди принесенных вкусностей, красная роза была напоминанием о поцелуях демона и его жарких словах. Ее запах витал по комнате, обещая наслаждение в его объятиях… Я поела и одев самое безобидное платье из темно — фиолетового шелка, спустилась вниз, желая рассмотреть замок Асмодея снаружи. Никто меня не удерживал и успешно миновав ступени, я  оказалась возле тяжелой, входной двери, которую с трудом открыла. Обойдя величественное строение, я оказалась позади него и углубилась в странный лес, раскинувшийся красивым полукругом передо мной. Все деревья были черными, с гладкой, смолистой корой и пушистой кроной, на которой тихо шелестели плотные.,глянцевые листья. Трава в этом лесу была высокая и серебристая, ласкающая мои руки нежными прикосновениями.

Я прислушалась: трава издавала звуки! Она пела! Тихо и мелодично, будто сотни маленьких эльфов играли на скрипочках. Присев на старую, выщербленную скамью, я прикрыла глаза, вслушиваясь в эти странные звуки и немного абстрагировалась от времени, но чужое присутствие почувствовала сразу. — Слушаешь траву, красавица? — вкрадчивый голос Астарота прозвучал совсем рядом и распахнув глаза, я увидала его прямо перед собой. Демон сидел возле меня и с улыбкой наблюдал за мной. — Ты напугал меня. — я попыталась встать, но он удержал меня, схватив за руку. — Подожди, не убегай от меня. — Астарот придвинулся ближе и обхватил мою шею, нежно перебирая пальцами завитки волос. — Посмотри мне в глаза. ..Я неуверенно подняла взгляд и между нашими глазами протянулась невидимая, прочная нить и разорвать ее я была не в силах.

— Давай же…давай…покажи мне какая ты страстная… — прошептал он и нагнувшись ко мне, прикоснулся к моим губам.
— Оставь меня… — выдохнула я, пытаясь сбросить с себя наваждение, но у меня ничего не получалось и мое сознание все больше порабощалось сильной, темной волей. — Я не могу оставить тебя…не могу… — Астарот прикусил мою нижнюю губу и прижал к себе мое безвольное тело. — Как же я хочу тебя…сейчас…в этой поющей траве…

— Нет… — простонала я, борясь с его немилосердным влиянием. — Нет…
— Нет? — гримаса злости исказила красивое лицо демона и он замер надо мной, как темный, огромный коршун. — Что останавливает тебя, а? Ответь!
— Асмодей… — прошептала я, прижатая к твердому телу так крепко, что дыхание  трудом вырывалось из легких. Мне хотелось сказать, что я желаю лишь его и буду желать всегда, но язык еле шевелился и я лишь слабо застонала, даже не подозревая, что в нескольких метрах стоит Асмодей и его лицо излучает ярость и гнев…
— Мое предложение остается в силе, — прорычал Астарот, отталкивая меня. — Но теперь я добавлю : или ты моя, или… Он встал и быстро пошел прочь, а я сидела раздавленная случившимся и думала о том, что только что с его уст прозвучала угроза…

Как он мог поверить в то, что она неравнодушна к нему?! Что она звала его без сознания и нуждалась в нем?! Асмодей рычал как зверь, вспоминая как она постанывала в объятиях Астарота, подставляя ему свои губы. Черт! Черт! Он метнулся обратно, но тут же остановился, раздираемый противоречием. Неет…она не достанется Астароту…никому и никогда… Плевать он хотел на всех недовольных демонов и игры Люца — все будет так, как он решил. И не иначе.
Асмодей поднялся в спальню и застыл у окна, в ожидании Тани. Через некоторое время он услышал легкие шаги, но не обернулся.

— Асмодей… — прошептала она и он весь напрягся от ощущения жуткого скачка внутри. Этот голос…она еще не знала, что он ей приготовил. Демон повернулся к ней и она попятилась: он знал, что источает гнев и его глаза горят неестественным огнем.
— Что с тобой?.. — прошептала она, пытаясь скрыть зарождавшийся страх.
— А с тобой? — вкрадчиво прошептал он, надвигаясь на нее. — Ты хорошо себя чувствуешь?
— Да…
— Особенно после прогулки, правда? — это прозвучало несколько зловеще и девушка вздрогнула.

— Я не понимаю..

— Хватит. Я не желаю больше ничего слушать.- Асмодей перевел взгляд на ее полные груди, прикрытые темным кружевом и плотоядно усмехнулся. — Время выбора прошло.

 

*            *             *

Я смотрела на Асмодея и понимание проползало в мою душу как червь. Он видел меня с Астаротом! Нет…о Боже, нет… Мне хотелось кинуться к нему, объяснить, но его потемневшее лицо пугало меня. Но я не виновата в том, что Астарот очаровал меня на этой проклятой лавке в черном лесу… Зачем я говорила, что он нравится мне? Зачем? Пока я терзалась и корила себя, демон приблизился ко мне и его горячие пальцы схватили платье . Он недобро улыбнулся мне и рванул его в стороны, оставляя меня обнаженной и растерянной от своей неожиданной наготы.

— Вот так лучше, — промурлыкал он и встал сзади меня, опаляя горячим дыханием мою кожу. — Наконец я попробую тебя всю…
Его губы прикоснулись к моей шее и меня словно пронзили тысяча иголочек удовольствия, я глубоко вздохнула и потянулась руками к нему, желая почувствовать его, но демон сжал мои кисти и вернул руки на место.
— Я не разрешал прикасаться ко мне.

Что-то неистовое прозвучало в его голосе, страшное и звериное, напугавшее меня до полусмерти и я замерла, чувствуя его за собой всеми нервными окончаниями. Он принялся целовать мою шею, плечи, скользя языком по поверхности кожи, после этого его зубы легко прикусили напряженные мышцы, что вызвало во мне всплеск дикого возбуждения, смешанного с страхом. Колючие мурашки пробежали по позвоночнику и отсалютовали внизу живота. Демон словно чувствовал происходящее во мне и когда я услышала шорох снимаемой одежды и не сдержала глубокий вздох, он хрипло рассмеялся.

Его губы и язык снова вернулись к своему будоражащему действию, но руки не касались меня и я прикусила губу, чтобы не попросить его об этом. Но вот его пальцы обхватили мои волосы и приподняли вверх, для того, чтобы проложить дорожку поцелуев по холмику позвонка и ниже. Прикоснись ко мне! Ну прикоснись же… — кричала каждая частичка моего тела и он услышал. Сначала по моим ягодицам скользнул твердый член, дразня и заставляя все сжиматься внутри, потом его руки опустились на мою грудь и сжали ее, перекатывая между пальцами отвердевшие соски. Горячий, упругий живот прижался к моей спине и член уперся в ложбинку между ягодицами. Одна рука медленно заскользила вниз, по моему подрагивающему животу и на секунду остановилась…

— О — о… — выдохнула я, сходя с ума от желания потереться о то, что так по хозяйски упиралось в меня. — Пожалуйста…. Асмодей сдвинул руку и его пальцы коснулись влажной, возбужденной плоти, медленно обводя все ее тайные уголки. Я всхлипнула и схватилась за его руку, но он замер и прорычал:

— Нет. Ты забыла, что я тебе сказал?

 

Я убрала свои дрожащие пальцы с его руки и он продолжил терзать меня, безумно медленно и безумно нежно. Когда я готова была практически упасть, не силах больше терпеть этой пытки удовольствием, Асмодей подхватил меня на руки и положил на кровать, нависнув надо мной с горящими глазами, его хриплое дыхание было лучшим доказательством того, что он хотел меня, но было в этом что — то злое и первобытное, вырвавшееся наружу, недающее расслабиться.

Как только его полные губы коснулись моего рта, поцелуй превратился в жестокое порабощение, принося и наслаждение и боль. Он неистово терзал мои губы, сминая их и слегка покусывая : умело владея языком,Асмодей прижимал меня к кровати, а его рука не покидала уютного места между моих ног. Оставив мои рот, демон провел языком по моей груди, спускаясь все ниже, задержался возле пупка, пробрался внутрь языком и скользнул вниз..
— Не нужно… — простонала я, сгорая от страсти, стыда и желания, чтобы он продолжил.
Он поднял на меня свои потемневшие глаза и хрипло сказал :

— Ты будешь повторять мое имя…всегда…
Когда его язык коснулся меня, пробуя на вкус и исследуя каждую складочку, это было похоже на взрыв, на конец света, на полет…и я застонала:
— Пожалуйста…. пожалуйста…
Он поднялся выше и его большой, возбужденный член слегка вошел в меня, не двигаясь дальше из — за своего размера.
— Расслабься…впусти меня… — прошептал он, его напряженные руки слегка подрагивали.

— Я постараюсь… — меня колотило так, что расслабиться у меня вышло с трудом.
— О- ох! Он одним мощным толчком вошел в меня, повторяя такие сладкие слова:
— О — о детка… Моя птичка…да…да…какая ты тесная…
Мне не нужно было много, мое тело уже было готово извергнуться горячей лавой и подавшись ему навстречу, я закричала:
— Асмодей!..
— Кончай моя сладкая, я хочу это видеть… — прохрипел демон и несколько раз двинувшись во мне, издал громкий рык удовлетворения.

Тело мое дрожало, а дыхание было тяжелым и прерывистым. Такого я не испытывала никогда: страсть демона нашла во мне шокирующий меня отклик, взорвавший во мне каждую клеточку.
Он откинулся на спину и прикрыл свои красивые глаза. Заснул? Но нет, демон повернулся ко мне и не открывая глаз, притянул меня к себе.
— Теперь ты будешь спать только так.
На это утвердительное высказывание я не нашлась, что ответить, да и не хотела…

Рядом с ним, да после такого секса, я готова была спать даже стоя.Я проснулась от того, что Асмодей рычал, сжимая мокрые простыни большими руками, его голова металась по подушке, а по виску бежала струйка пота, теряясь в густой щетине. Его мощное, твердое тело напряглось еще больше и мышцы бугрились словно он боролся с кем — то.
— Асмодей! — я запрыгнула на него,  схватила его лицо в ладони и приподняла голову. — Проснись, Асмодей!

Он внезапно открыл глаза и я тут же оказалась под ним, надеясь что он не сломает мне ребра своими огромными руками.
— Это я! Успокойся! — мне стало страшно, ведь я лежала в постели не с обычным мужчиной, а с великолепным жителем преисподней. Его внутреннее составляющее вряд ли совпадало с моим или даже с самым последним злодеем моего мира. Он и был злом во плоти.

Его лицо приняло осмысленное выражение и демон ослабил хватку, позволяя мне вздохнуть полной грудью. Он снова упал на свою подушку и шумно выдохнув, лениво спросил:
— Тебе надоело жить, женщина?
— Судя по твоей реакции, ты действительно готов был убить меня.
— Я не привык спать с кем то в одной постели и вполне нормально, что воспринял тебя как угрозу, особенно когда ты скакала на мне…
— Не правда! — воскликнула я, обрывая его тираду.- Я…я…
— Ты сейчас залезешь на меня и позволишь поцеловать свою хорошенькую грудь, а потом еще раз убедишь меня в том, что я прекрасно в тебе помещаюсь… — Асмодей легко усадил меня на себя и засунул пальцы между нашими телами. — Да ты уже мокрая, женщина! Это мне очень нравится…

Я вспыхнула, но все эти откровенные выражения нравились мне, как и его настойчивые прикосновения. Мне вообще нравился этот мужчина, а может даже больше… Демон уже был готов ворваться в мое тело и я не препятствовала ему, привыкая к его размеру. Наслаждение волнами накатывало на меня, я гладила его мускулы, медленно приподнимаясь и опускаясь на нем, а он смотрел на меня такими глазами… Темп все нарастал и когда пальцы Асмодея сжали мои бедра, прекращая движение, я полностью ощутила наполненность им, словно я проросла в нем…или он во мне…
Оргазм в этот раз был продолжительным и сильным, я сжималась вокруг него, а он  уже был готов взорваться, когда я простонала, падая на него: — Люблю тебя…

 

*         *        *
Асмодей услышал тихий стон и в нем все перевернулось. Он наклонил девушку к себе и властно поцеловал, бурно кончая. Выплескиваясь в нее, демону хотелось, чтобы этот миг не заканчивался никогда…. » Я люблю тебя…» Люблю…

— Ты моя. Слышишь, женщина? — зарычал он, вглядываясь в нее, лежавшую рядом и гладя это раскрасневшееся лицо. — Ты моя.
— Я твоя…твоя… — тихо произнесла она в ответ и он поверил ей. Сразу и безоговорочно.

Свернувшись калачиком, девушка положила голову на его грудь и засыпая прошептала:
— Расскажи мне о своих лошадях. У тебя их много?
— Пять, не считая Черта. Они очень норовливые, — Асмодей улыбнулся. — Слишком свободолюбивые и у каждой свой тяжелый характер… Но они любят меня и никогда не оставят.
— Совсем никогда? — Таня разговаривала вяло и сонно.
— Ну может когда меня не станет…
— Этого не может быть. — она улыбнулась ему в плечо и вдруг спросила:- Ты можешь вернуть меня домой?
— Могу. — он напрягся, ощущая черноту, охватывающую его.
— Ты пойдешь со мной?……

— Я буду везде, где будешь ты.
— А меня не будет там, где нет тебя…
Асмодей посмотрел на нее и улыбнулся. Таня сладко спала. — Спи моя птичка…спи…

Красная луна освещала комнату своим практически пурпурным сиянием, делая лицо спящей девушки нежно розовым и демон залюбовался ее высоко — изогнутыми бровями, родинкой возле уголка глаза и чуть приоткрытыми, влажными губами. Что может быть прекрасней чувства, которое охватило его? Когда хотелось защищать, оберегать и не отпускать от себя ни на миг… Асмодей должен был что — то предпринять, потому что он прекрасно понимал : Тане грозит опасность. Вокруг нее сгущались тучи — Обизат со своей ревностью, Астарот со своей страстью и Люц, пекущийся о равновесии Ада.

Зло, царившее в нем, легко распознало зарождавшееся чувство и готовое мириться с похотью, соблазнением и издевательством, не могло позволить в Аду любви… Странный, незнакомый аромат привлек его внимание и демон встал. Удивленно нахмурившись, он приблизился к окну и замер, изумленно глядя на нежный, розовый цветок, пробившийся сквозь камни замка. Его тонкие, прозрачные лепестки трепетали на ветру, приоткрывая желтую серединку. Асмодей шагнул в окно и немного проплыв по воздуху, уже зная, что увидит, обернулся. Весь замок был усеян этими розовыми малышами, испускающими сильный аромат. Аромат любви… Он горько усмехнулся и выпустив огненный шар, отвернулся, чтобы не видеть как корчатся в огне тонкие стебельки. Камни замка горько застонали, им видимо пришелся по душе этот необычный для Ада наряд. Необычный и вызвавший бы ярость демонов, в особенности Люца….

Асмодей еще раз поглядел на девушку, впитывая в себя каждую черточку и провел рукой перед ее лицом, делая ее сон крепким, похожим на кому. Он оделся и завернув ее в одеяло, покинул замок. Демон уже второй день давал ей мандрагору и теперь не боялся, что Таня заболеет, не вынеся перехода. Лошадь легко несла их по сухой, потрескавшейся земле и голова девушки покачивалась на его плече, касаясь нежной кожей виска его щеки. Поддавшись порыву, Асмодей прижался губами к ее ароматным волосам и не убирал их до самого перехода, чувствуя внутри тяжелый комок, разрастающийся и не дающий дышать.

 

*         *        *

Я проснулась от яркого солнца, светившего мне прямо в глаза. Как же хорошо… Не открывая глаз, я протянула руку, ища своего демона, но тут же испуганно замерла. Стоп! Какое солнце в Аду???
Медленно, я разлепила веки и не удержавшись, заплакала. Нет…только не это… Я лежала в своей кровати, одетая в любимую пижаму и никаких признаков паранормальщины вокруг не наблюдалось. Вскочив на ноги, я пробежалась по квартире, но ничего подозрительного не увидала : мольберт так и стоял, ожидая моего внимания, корзина с грязным бельем, кружка с недопитым чаем… Что происходит???

Я присела на стул и вслушалась в тишину. Может мне это приснилось? Все, начиная с момента, когда я собиралась на вечеринку? Нужно идти к Симоне и тогда все прояснится. Я одела халат и вышла в подъезд, Боже как страшно…неужели Асмодей это всего лишь плод моего воображения? Дверь мне открыл ее отец.
— Я вас слушаю, красавица.
— Э — э…здравствуйте…а Симона дома?
— Нет, она уехала в Польшу к бабушке. Я могу вам чем нибудь помочь?
— Нет. Спасибо… А какое сегодня число?
— Семнадцатое июля, — мужчина удивленно приподнял брови.
— Извините, — я стушевалась. Он наверное решил, что я не в себе.
— До свидания.

Он закрыл дверь, все еще поглядывая на меня с подозрением, а задумалась; значит сегодня семнадцатое… На вечеринку я собиралась шестнадцатого…Тогда или время в Аду идет не так как на земле, или мне действительно все это приснилось. В квартире настойчиво затрезвонил телефон и я кинулась домой.
— Алё, подруга! Ты почему вчера на вечерину не явилась? — голос подруги был еще не совсем трезв. Видимо праздник все таки удался. — Было весело! Там расхаживали такие экземпляры!.. Кстати один из них, сейчас плещется в моей ванне! — захихикала она. — Алё — ё…
— Да — да, я слышу тебя… — рассеяно протянула я. — Давай созвонимся позже и ты мне все расскажешь? — Хорошо, как хочешь… — обиделась она и положила трубку.

Итак… Что? Ничего не понятно… Возможно я и правда заснула и мне привиделось все, от начала и до конца. Как я к Симоне за платьем ходила, как меня Асмодей в машину затянул… Асмодей… Господи, тогда это был самый реалистичный сон, который мне пришлось увидеть!

 

*            *            *
— Ты вернул девушку домой? — Люц серьезно смотрел на Асмодея, сидя напротив него за длинным столом. — Это лучшее решение в твоем случае.
— Да, я знаю. — прошло уже несколько лунных суток, а сердце демона все еще кровоточило от этой раны.
— Ты должен понимать, что это не привело бы к хорошему концу, Моди… — уже мягче сказал Люцифер и встал. Он прошелся к камину и остановился к демону спиной, глядя на огонь. — Я хочу спросить тебя…
— О чем, Люц? — Асмодей не хотел ни говорить, ни слышать, ни даже двигаться. Ему нужно одиночество.
— Как это, чувствовать такое к женщине? Асмодей медленно поднял глаза на Люцифера. — Как будто ты падаешь в провал Вечных Мук и тебе это безумно нравится. — И ты бы продолжил туда падать?
— Не задумываясь.

Астарот лежал на кушетке красного дерева, стоявшей в алькове каменной лоджии, с которой открывался шикарный вид на Ад и пил вино. Он был похож на большого, грациозного леопарда, лениво раскинувшегося  на толстой ветви. Астарот был раздражен и возбужден одновременно, он хотел эту девушку и больше не хотел ждать. Его мужское достоинство постоянно находилось в состоянии безумного напряжения, которое нужно было снять. Первый раз конечно он сделал бы это с ней быстро, чтобы убрать это ужасное возбуждение: заставил бы ее стать на коленки, выгнуть спину и наконец почувствовать членом ее горячую плоть, двигаясь в ней все быстрее и быстрее… А после, любил ее медленно и сладко, долгие часы не выпуская из постели.

Астарот возбудился не на шутку, эти сцены, которые он прокручивал в голове, довели его до предела.
— Броди! Немедленно иди сюда! — заревел он и через несколько минут перед ним возникла его служанка. — Займись этим… — он небрежно показал на свой торчащий член. — Шевелись!

 

*             *             *

Асмодей покинул Люца еще более злым, чем пришел к нему. Новые чувства терзали его как голодная собака кость и у него не было сил справиться с ними, даже его вечная, демоническая мудрость была не способна помочь ему. Он должен был находиться рядом с ней, пусть даже это будет только ночью, ведь быть совсем без нее — равносильно смерти. Асмодей вернулся в замок и упал на кровать, которая еще хранила запах Тани и уткнулся лицом в подушки, царапая щетиной тонкий атлас.

 

*              *            *

Прошло несколько дней, а я все еще находилась в полном неведении относительно своего сна…или не сна?
На мольберте появлялись огненные горизонты Ада, праздничные костры, кровавая луна и черные орхидеи…
Из под моей кисти возникало лицо Асмодея, с красными глазами и я почти выла ночами, сходя с ума… Это было подобно откровению и я понимала, что больше не испытаю таких чувств никогда. Ни один мужчина не сравнится с НИМ. Такое бывает лишь раз в жизни и некоторые живут, даже не зная какие бывают чувства. Они и созидают и разрушают. Мне повезло — я узнала.

К вечеру на горизонте собрались тучи и где-то вдалеке слышались раскаты грома, похожие на рычание какого-то огромного зверя. Я выпила успокоительное и прилегла на кровать, глядя невидящим взглядом на экран телевизора. Веки становились тяжелыми, а тело расслабилось, голос диктора становился размытым и звучал словно издалека. Состояние покоя и блаженной истомы охватило меня полностью и я заснула, снова ища в во снах своего демона.Сильный удар снес меня с кровати и я упала возле батареи, вскрикнув от ее ребристых выпуклостей. Сонный мозг был не в состоянии оценить происходящее и я испуганно вглядывалась в темноту, пытаясь разглядеть невидимого нападавшего. Нащупав край подоконника, я встала и в сполохе молнии увидала высокую фигуру. От нее веяло враждебностью и злом.

— Кто ты?
— Я? — насмешливый, женский голос прозвучал резко и по змеиному шипяще. — Я — та, которая угостила тебя ядом черной орхидеи.
— Но зачем?.. Что тебе нужно? — я пятилась к балконной двери, надеясь выскочить на балкон.
— Мне нужно, чтобы тебя не стало. Асмодей мой.
Значит это был не сон! Радость от этого ошеломляющего понимания, смешалась со страхом.
— Я не нужна ему. Он отправил меня обратно. Так что, можешь расслабиться. — я нащупала ручку двери и сжала ее.

Она хохотнула и лениво произнесла, вздохнув на высокой ноте:
— Я должна быть уверена, что мне больше ничего не помешает. Она рванулась ко мне и я успела открыть дверь, но демоница схватила меня за шею и сжала пальцы. Ее лицо придвинулось ко мне вплотную и я узнала в ней ту, которая прижималась к Асмодею на празднике.
Дыхания не хватало, а от безумной силы этого исчадия ада, мои позвонки готовы были рассыпаться в порошок.
— Обизат… Обизат…ты как всегда очень жестока… — голос прозвучал неожиданно и демоница бросив меня, повернулась на него. Я медленно сползла по стене, стараясь сделать хотя бы глоток воздуха и держась за горло. Боже как же больно!

— Проваливай….это не твоё дело Астарот!…..

— Как ты смеешь разговаривать со мной в таком тоне?! — рявкнул Астарот и она отступила, склонив голов— Ты забыла свое положение?!
— Ну позволь мне убить ее…прошу тебя… -страстно зашептала демоница. — Я отдамся тебе, сделаю все что ты захочешь…
— Ты не нужна мне. — голос Астарота звучал насмешливо.

Я пыталась разглядеть его в темноте, но тщетно, она хорошо скрывала его.
— Мне плевать на твои прелести.
— Тебе тоже нужна она?! — завопила Обизат и от этого вопля у меня зашевелились волосы на голове. — Как может нравится это уродливое, слабое тело?! Я все равно сделаю это! Люцифер поймет меня!
Она молниеносно кинулась ко мне, но как только ее пальцы снова коснулись моего горла, Астарот появился из темноты и с хрустом оторвал ей голову. Тело демоницы упало на пол и забилось в конвульсиях, а через минуту вспыхнуло и превратилось в пепел. Голова тоже рассыпалась прахом и все это вынесло порывом ветра в распахнутую балконную дверь.
Астарот отряхнул руки и сказал:
— Ну здравствуй моя нежная роза. Ты рада видеть меня?

 

*            *            *

Она молчала и смотрела на него испуганными глазами. Ветер, врывающийся в комнату поднимал ее светлые волосы и они ореолом окружали ее милое лицо. Астарот вдруг вспомнил небо и времена до падения. Светящиеся ореолы, белые крылья…
— Ты не очень гостеприимна к гостю, который только что спас тебя от смерти. — он огляделся и присел в небольшое, еще наверное бабушкино кресло. — Мне кажется ты должна жить в более достойных условиях. У меня есть квартира в центре.
— Мне нравится моя квартира. — ответила она хриплым голосом и прокашлялась. — Зачем ты здесь?

— Я пришел за тобой как только узнал, что Асмодей отправил тебя обратно. Разве я не предупреждал тебя? Астарот с удовольствием наблюдал за ее печалью, и она вполне могла стать толчком, который приведет девушку к нему в объятия.
— Асмодей… — начала было она, но он раздраженно махнул рукой.
— Где он? Что — то я не вижу его! Может он спрятался? Асмодей, друг мой, выйди! — Астарот начинал злиться и его мефистофельская внешность появлялась еще сильнее. — Он не придет. Ты разделила с ним постель?

Астарот напряженно вглядывался в ее лицо и понял все. Подлокотник кресла с треском сломался под его рукой и мелкие щепки рассыпались на ковер. Так и есть! Он все таки поимел ее!
— Ну ничего моя нежная роза, я сотру все, что он успел оставить и вскоре ты будешь думать лишь обо мне. — Астароту хотелось прямо сейчас завалить ее в кровать и доказать ей, что он сможет заставить ее кричать от страсти. Но нет…насилие не входило в его планы. Он задумчиво смотрел на девушку с грустными глазами и думал, что Асмодей обязательно появится здесь и у него очень мало времени, чтобы все повернуть в свою сторону. Астарот поманил ее пальцем, но она так и осталась стоять на месте, игнорируя его жест.
— Не заставляй меня быть злым. — зарычал он и поманил ее еще раз. — Подойди сюда.

Девушка двинулась в его сторону, будто преодолевала какое-то препятствие и подойдя ближе остановилась на расстоянии вытянутой руки. Астарот вздохнул и притянул ее к себе, усаживая на колени.
— Послушай, что я хочу тебе сказать… — он убрал волосы с ее шеи и она вздрогнула. — Если вдруг Асмодей когда-нибудь появится здесь, ты должна сказать ему, что хочешь остаться со мной. Что ты сгораешь от страсти, думая обо мне…что ты влюблена в меня…
— Нет! — она дернулась, пытаясь встать, но он удержал ее.

— Да. Иначе я скажу Люциферу, что он собирается покинуть Ад и воссоединиться с тобой. Как ты думаешь, что будет? В свете последних событий, эта информация будет для Люца последней каплей. Демон может навсегда покинуть Ад, только одной дорогой…
— Какой? — в ее глазах загорелась надежда. Глупенькая.
— Той, которой ушла Обизат.
Девушка побледнела, это он видел даже в темноте. Отлично.
— Люцифер не поверит тебе. — прошептала она и Астарот рассмеялся.
— Он даже не усомнится в моих словах. В Аду все знали, что он… — демон резко замолчал, понимая, что чуть не сказал лишнее.

— Любит меня… — закончила Таня и улыбнулась.
— Чтож, я не буду лгать. Так и есть, Асмодей влюблен и это его первая и самая страшная ошибка. Люц не простит ему такого. — Астарот говорил вкрадчиво, опутывая ее пленом своих слов.
— Ты готова пожертвовать его существованием ради своего кратковременного удовольствия?

Он почувствовал как она окаменела. Ее кожа стала холодной как лед, будто вся кровь ушла из этого замершего тела.
— Все пройдет…нам будет хорошо… — Астарот обхватил ее грудь и чуть не застонал от того, как его член уперся в ее попку. — Ты забудешь его как только мой язык окажется между твоих ног…
— Я должна подумать… — девушка вся сжалась, будто находилась в клетке с тигром, что бесило демона ужасно. — Чтож, подумай. — он отпустил ее, с сожалением и плохо скрытой злостью. — У тебя есть время до завтрашнего вечера.
Как только она соскользнула с его коленей, Астарот исчез, чтобы появиться на самой высокой горе мира и заорать в безразличное небо…

 

*          *           *
Я испытала всю гамму негативных чувств после исчезновения Астарота : страх, ненависть, злость и поистине адское желание сдохнуть. Мне захотелось плакать, но я не плакала, а просто выла, как раненая волчица. Когда внутри все опустело, я принялась неистово молиться, чтобы Асмодей не появился никогда, ведь два варианта, которые были у меня, разрывали сердце на части. Отказать Астароту и уничтожить Асмодея, принять его предложение и увидеть глаза любимого демона…

Интересно, слышит ли Бог, просящих о демонах? Грозовая ночь сменилась таким же днем, а я все лежала в кровати, не в силах поднять свое тело и хотя бы отнести его в душ. Для себя я давно решила, что скажу Асмодею все то, что требовал от меня Астарот. Я не могла и не хотела рисковать его жизнью. Не приходи ко мне! Не приходи! — молила я в пустоту, отчаянно надеясь, что Асмодей больше никогда не появится в моей жизни.
Но он появился. ..

Как только вечер опустился на город, он бесшумно материализовался в моей спальне.
— Птичка моя… — прошептал он и во мне вспыхнули все звезды вселенной. Мне хотелось кинуться к нему, расплакаться на этой широкой груди и потеряться с ним в каких — нибудь неведомых мирах.
— Асмодей…
— Здравствуй друг. — я с ужасом смотрела на выходящего из ванной Астарота. Как он там оказался??? Демон был абсолютно голым, медленно обматывая бедра полотенцем. Гад…какой же гад…

Лицо Асмодея потемнело от гнева и боли, я смотрела на него и хотела умереть.
— Что ты здесь делаешь? — тяжелое дыхание со свистом вырывалось между стиснутых зубов демона.
— Она выбрала меня. Это конец Асмодей. — Астарот подошел ко мне и обнял за талию. Я чувствовала бешеный стук его сердца и жутко хотела вырвать его из этой бездушной груди.
— Скажи мне это. — красные глаза Асмодея казалось потухли, когда он посмотрел на меня. — Скажи, Таня…

Я видела, что он боялся смотреть на меня, боялся того, что он мог увидеть в моих глазах. В моей душе все переворачивалось, но мое лицо было спокойным, что стоило мне огромных усилий.
— Он говорит правду. Я выбрала его.
— Я люблю тебя. — ужасная боль плескалась в глазах Асмодея.
— Я выбираю Астарота. — сказала я, проглотив колючий комок, сжимающий горло.
— Ты уверена? — Асмодей сжал кулаки, его грудь высоко поднималась. — Повтори еще раз.
— Она уже сказала тебе…
— Заткнись Астарот! — демон был похож на раненого льва.

— Да, я похожа на твоих лошадей. Слишком свободолюбивая и норовливая. — отчетливо произнесла я, чтобы он УСЛЫШАЛ меня. — Поэтому мое мнение поменялось. Я страстно желаю Астарота.
— Хорошо. — Асмодей в последний раз посмотрел на меня и исчез. Его глаза были почти черными.
— Молодец. — Астарот развернул меня к себе и поцеловал в губы. — Я знал, что ты будешь умницей.
— У меня есть к тебе одна просьба. — я отошла от него на несгибающихся ногах и присела на кровать. Внутри все умерло. Мне было все равно. Но я должна была оплакать свою любовь.

— Я слушаю тебя. — Астарот сложил на груди большие руки. — Дай мне время. Я не могу…
— Три недели. — он поднял мое лицо за подбородок. — У тебя есть три недели. После этого я приду и трахну тебя на этой кровати, ты будешь рада видеть меня и сгорать от страсти. Да?
— Да. — ответила я и одинокая слеза скатилась по моей щеке.
— Ну чтож, оставляю тебя рыдать под траурные марши. — он нагнулся и лизнул мне губы. — До встречи, моя нежная роза.Комната опустела, но я опустела раньше.

 

*            *             *

Асмодей врывался в параллельные миры вселенной, путаясь в тьме и свете, в пыли и водяных потоках, его сердце не взорвалось от боли, нет…оно взрывалось каждую минуту, причиняя ему немыслимые муки. Все злое и звериное, что было в нем, обратилось против него, поднимаясь внутри желанием убивать и разрушать. Обессилев от перемещений, он вернулся в Ад, покрытый пылью и грязью, превратившись в исчадие того мира, который был его домом…

— Ну вот и ты, Моди… — печальный голос Люца было первым, что он услышал. Асмодей поднял глаза и исподлобья посмотрел на демонов стражников, окружавших Люцифера. — По законам Ада, ты будешь заключен под стражу и доставлен в подземелье смертников.
— За что? — прохрипел демон, но на его лице не дрогнул ни один мускул. Ему было все равно.
— Я подозреваю, что ты убил Обизат. — Люц, вглядывался в своего друга, ища хоть что-то в этих мертвых глазах.

-Она мертва? — легкое удивление скользнуло по его лицу. — Туда ей и дорога.
— Ты хочешь сказать, что не убивал ее? — Люц приподнял бровь. — Кто же тогда?
— Я не убивал ее. И не знаю, кто это сделал. — невесело усмехнулся демон. — Но готов пожать ему руку.
— Я не верю тебе. Только ты желал ей смерти. — Люцифер отвернулся и направился к коню. — Взять его.

Стражники скрутили не сопротивляющегося князя и растворились в воздухе. Люц запрыгнул на лошадь, его лицо было задумчивым и серьезным, когда он оглянулся на пятно перехода….

 

Асмодей сидел в углу сырой, тесной камеры, с потолков которой капала вода, склонив голову, его запястья сковывали тяжелые кандалы, но он казалось не замечал их. Густая щетина превратилась в короткую бороду, а белоснежная туника была серой от грязи. Теперь он понимал кошмар, повторяющийся каждую ночь — он предостерегал его… Земля принесет ему страдания. Борьба с любовью не под силу даже демону. Он смотрел в пол и думал, думал….

Как? Как она могла так поступить? Он видел ее глаза, он чувствовал как бьется ее сердце, как она дрожит от страсти к нему. К нему, не к Астароту! По законам Ада его казнят, а прах развеют над Провалом Вечных Мук. Но это его совершенно не заботило. Лучше умереть, чем испытывать такую боль. Он снова и снова прокручивал последнюю сцену с Таней и вспоминал их разговор : » Я выбираю Астарота… Да, я похожа на твоих лошадей. Слишком свободолюбивая и норовливая, поэтому мое мнение поменялось. Я выбираю Астарота.

Он сжал кулаки и цепи на его запястьях зазвенели. Но почему она вспомнила о его лошадях? К чему она это сказала? Асмодей вдруг взбудоражился и поднялся, тяжело дыша… что-то было не так… Его потускневшие глаза снова вспыхнули красным. Снова ее тонкий голосок зазвучал у него в голове : «- Расскажи мне о своих лошадях. У тебя их много? — Пять, не считая Черта. Они очень норовливые, — Асмодей улыбнулся. — Слишком свободолюбивые и у каждой свой тяжелый характер… Но они любят меня и никогда не оставят.»
Их последний разговор… Черт! Как же он непроходимо глуп! Его птичка хотела сказать ему этим, что она любит его! Значит Астарот чем-то напугал ее и когда она говорила, что выбирает Астарота, вспомнила о лошадях Асмодея и попыталась намекнуть ему… Глупец!
— Стража! — заревел он и эхо его жуткого рева отбилось от каменных стен темницы. — Мне нужен Люцифер! Немедленно!!!

 

*           *          *

Мне не хватило бы и жизни, чтобы оплакать свою любовь к Асмодею, а три  недели, «подаренные» мне Астаротом, пролетели как один миг. Этим вечером он придет, чтобы взять то, что так давно добивался. По мне поползли мурашки страха, граничащего с паникой. Последнюю неделю мое самочувствие ухудшилось настолько, что я сползала с кровати, чтобы вывернуть в унитаз, то, что так старательно запихивала в себя. Я похудела и лишь горящие нездоровым блеском глаза еще делали меня похожей на живого человека. Зеркало было самым страшным испытанием для меня и глядеть на свое отражение, мне приходилось скрипя сердцем. Я должна была приготовиться…

Когда луна заглянула в мое окно, в комнате появился Астарот. Его нетерпение читалось в резких движениях его рук и расширенных в предвкушении зрачков. Он смотрел на меня, сидевшую за туалетным столиком, с аккуратно расчесанными волосами, слегка накрашенными ресницами и чуть тронутыми розовым блеском губами.
— Что с тобой, моя нежная роза? — он был явно удивлен моим видом. — Ты хочешь вызвать во мне отвращение? Зря…у тебя это не получится. Твоя худоба даже нравится мне…
Мое сердце бухало в груди отбойным молотом, когда он стал приближаться ко мне, хищно улыбаясь.
— Сними халат…дай мне посмотреть на тебя… — его голос сорвался на хрип, а красивое лицо приобрело выражение зверя перед прыжком.

Я закрыла глаза и приготовилась к смерти. Таблетки, выпитые мною пятнадцать минут назад начинали действовать.
— Остановись Астарот.
Я с трудом подняла уже свинцовые веки, комната кружилась перед моими глазами, но Люцифера я узнала сразу. Астарот изумленно замер и его скулы задвигались в приступе бешенства.
— Люцифер???
— Он самый. — мужчина подошел ко мне и встал рядом. — Уймись. Она не будет твоей.
— Почему?! — зарычал демон, переводя взгляд с него на меня.

— Она выбрала меня!
— Она ждет ребенка от Асмодея. — спокойно сказал Люц. — Маленькое, демоническое существо я почувствовал как только появился здесь. Как никак я отец всех вас…

Меня словно ударила молния. Боже! Ребенок Асмодея умрет вместе со мной! Как же я не догадалась о своем положении, дура! Все же было настолько явственно!
— Нет!!- взревел Астарот и его глаза стали светиться таким жутким светом, что я снова зажмурилась. — Нет!!!
— Я всегда верил в нашу дружбу. — когда я услышала голос Асмодея, то сознание уже покидало меня, но я успела увидеть его заросшее бородой лицо и то, как он ударил Астарота.- Ты мне не соперник, Асти.
— Ну почему же… — Астарот вытер кровь с лица и улыбнулся хищно и зло. — Я могу сделать тебе очень больно…

Демоны свирепо смотрели друг на друга, а я пыталась удержать убегающее сознание.
— Я убью тебя. — прошипел Асмодей.
—  Мы не умираем в драках, — презрительно усмехнулся Астарот. — Может ты лучше прыгнешь в Провал Вечных Мук и тогда девушка достанется мне?
Демоны почти рычали, глядя на друг — друга, их мускулистые тела бугрились и злость стала почти осязаемой.. Астарот посмотрел на меня и приподнял брови, его оскал обнажил окровавленные зубы:
— Как ты могла устоять передо мной, моя нежная роза? Я не так красив, как Асмодей?  Я мог бы тебя доставить к звездам и заставить охрипнуть от крика, кончая подо мной. Но ты отвергла меня.

— Я люблю Асмодея… —  я слабо улыбнулась. — С первого взгляда, с первого поцелуя…
— Любовь. Что это за безумие, ради которого вы, смертные терпите такие муки? — Астарот захохотал жутко, почти рыдая. — Безумцы!!!
— Асмо..де..й… — прошептала я и стала падать вниз, прямо на  вовремя подставленные руки Люцифера.- Я не могу умереть…только не сейчас… — хныкала я, щурясь от яркого света и жара, опаляющего мне лицо. — Только не сейчас…
— Ты жива и вскоре будешь чувствовать себя очень даже неплохо. — насмешливый голос Люца показался мне самым чудесным звуком в мире. — Я конечно не всемогущ, как Отец наш небесный, но избавить человека от последствий приема ваших довольно плохих лекарственных препаратов — могу.
Я открыла глаза и с удивлением заметила, что нахожусь в замке Асмодея, возле ярко  горящего очага.
— Но как???…

 

— Теперь мне нужно лучше следить за Адом. — вздохнул Люцифер. — Потому что каждая смертная, зачавшая от демона сможет таскаться туда-сюда, с помощью своего демонического отпрыска. Проходной двор, честное слово… Я широко улыбнулась, чувствуя как под моей щекой бьется большое сердце моего демона. Он держал меня на руках, прижимая к груди и его безумно — красивые глаза полыхали.
— Я ухожу, Моди. И я тебя прошу, давай без приключений. Люц вышел и вскоре я услышала удаляющийся стук копыт. Кровавая луна заглянула в окно, а камни замка довольно заскрипели, бережно баюкая тоненький стебелек, пробивающийся из древних трещин.

— Я никогда не отпущу тебя, любовь моя. — прошептал Асмодей и я погладила его бороду, в которой медные блики переплетались с серебряными. — Лучше сгореть заживо и быть развеянным над Провалом Вечных Мук, чем никогда не видеть твоего лица. — Асмодей прикоснулся к моему животу и улыбнулся. —  Люц сказал, что у нас будет девочка.
— Девочка??? — я вдохнула его запах и довольно зажмурилась. — Это хорошо…
— Это чудо, за которое я благодарен тебе… — он встал, держа меня на руках, подошел к окну и замер, глядя на полыхающий горизонт, а смотрела в его глаза и знала, что сделаю все, чтобы свет в них не погас никогда…

 

ЭПИЛОГ.

— Нет, Люц, ты не можешь со мной так поступить! — Астарот стоял возле перехода и ревел как медведь, упираясь в крепких руках стражников, которые еле удерживали его. — Давай поговорим!
— Я сказал все. — Люцифер, ласковым шлепком успокоил гарцующую лошадь. — Ты лишаешься некоторых своих сил и ссылаешься на землю без права возвращаться в Ад.
— Я не смогу без Ада!
— Ты убил подобную себе! — не выдержал Люц и повысил и без того громовой голос. — Скажи спасибо, что тебя не казнили!

— Я защищал девушку! — Астарот зло прищурился. — Она ведь была уже беременна, не так ли? Тогда и Обизат пыталась убить демоническое существо!
— Ты мог обездвижить ее и привести ко мне, это вполне в твоих силах. Ты выше ее по положению, Асти! Но нет! Тебе нужно было показать всю свою удаль! — Люц раздраженно, махнул стражникам, чтобы те кинули Астарота в переход.- Хватит! Благодари меня за доброту, я помню о твоих заслугах. Прощай Асти.
Стражники втолкнули демона в светящееся пятно и он с воплем ярости исчез в нем.
— Одна головная боль! — Люц натянул поводья и поскакал прочь. — Эти смертные женщины лишат меня всех лучших представителей преисподней!!!

 

* * *

Два года спустя.

— Какая она красноглазая… — Люц протянул руку и пощекотал животик младенцу, сучившему ножками в колыбели. — Если бы не эти глаза, она была бы похожа на херувима!
Девочка схватила его за палец и уставилась своими глазками в его голубые глаза. Темные, кудрявые волосики венчали ее макушку и Люц погладил их свободной рукой.
— Можно ее взять на руки?
— Попробуй. — Асмодей усмехнулся. — Она с характером. Люцифер осторожно вытащил младенца с колыбели и вдохнул его запах. Малышка сморщилась и заорала, потянув его за волосы.

— Ад и кровь! — воскликнул Люц и протянул ей свой медальон. — На, жестокое дитя!
Малышка замолчала и заинтересованно вцепилась в украшение.
— Все, теперь его придется ей отдать. — Асмодей забрал дочь и Люц сняв цепочку с шеи, оставил медальон в маленьких ручках.
— А вот и мама! — Люцифер приветливо улыбнулся, вошедшей Тане. — Твой злой демон не обижает тебя?
— Нет, он самый лучший. — она подошла к мужу, державшему дочь и прижалась к его груди.
Люцифер закатил глаза и направился к двери. Уже выйдя в коридор, он снова заглянул  комнату и сказал :
— Кстати, в тебе мальчик.
— Какой мальчик?! — в два голоса завопили влюбленные, но из -за дверей раздался лишь смех.

 

Продолжение : ЧТО МНЕ АД БЕЗ ТЕБЯ ? Астарот. часть 2.1

 

Читайте ещё

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

x

Check Also

Во власти демона.

Во власти демона.

Из поездки в пустыню я привезла необычный сувенир. И моя жизнь изменилась… (мистические истории демон) ...

Все права защищены. https://journal.planetaezoterika.ru