Главная / ФЭНТЕЗИ РАССКАЗЫ / Любовное фэнтези / Страсть к зверю. Яд Аконита.

Страсть к зверю. Яд Аконита.

Читать фэнтези о любви оборотня

 

Наверное я счастливая женщина… Ну, в тех пределах, которые «отвечают» за женское счастье. У меня есть дом, работа, муж…правда детей нет, но с этим я давно смирилась. Я довольно привлекательна, правда не всегда нахожу время, которое могу потратить на себя, а может это обычная лень. Ничего такого, что могло бы как-то встряхнуть мою жизнь — не происходило. Будничная серость. Работа. Магазин. Плита.

Муж — Валера, трудился на СТО, а я — сиделкой, ухаживала за инвалидами и недееспособными гражданами, за которых платили их богатые родственники. С поликлиники я уволилась пару лет назад и мое образование медсестры, позволило мне устроиться на эту работу. Денег постоянно не хватало и этот заработок существенно помогал нам выкручиваться из трудного материального положения.

В этот день я проснулась рано, голова немного болела от неудобной позы, в которой я заснула вечером в кровати, читая книгу ибо делать в этой кровати больше было нечего. Муж обращал на меня внимание максимум пару раз в неделю и этот максимум еще зависил от количества выпитого пива за просмотром футбола. Я была вполне довольна, ибо секс уже давно не приводил меня в трепет, а тем более не вызывал во мне ничего кроме скуки. Валера несколько раз сжимал мне грудь, тыкался носом в шею, ища в этот момент «заветный вход» и все заканчивалось на второй минуте отчаянного пыхтения.

Я немного накрасила ресницы,мазнула блеском по губам и выскочила из дома, представляя как будет ворчать мой подопечный — семидесятилетний пенсионер с болезнью Паркинсона. Единственное чем я могла похвалиться — отличным резюме и своим наработанным опытом, которые пользовались спросом и в компанию часто поступали запросы именно обо мне, что несказанно меня радовало. Мой последний «Паркинсон», вскоре покидал и меня, и страну — дети забирали его к себе в Австрию, а мне предстояло встретиться с новым работодателем, который ожидал меня сегодня к трем часам. Как раз к этому времени я должна была сделать последний укол своему пациенту и помочь собрать вещи.

Я заскочила в маршрутку и привычно схватилась за поручень возле последнего сидения — в это время она была всегда переполнена и поэтому проехать сидя, мне редко удавалось. В салоне было душно, не смотря на прохладную погоду и одуряюще пахло сладкими духами от пожилой женщины в широкополой шляпе. Я покачиваясь, думала о том, что возможно новый работодатель окажется более щедрым, ведь в конце концов мне это обещал мой шеф и я смогу купить новый телевизор, сделать ремонт и отремонтировать свою старенькую девятку. Маршрутка дернулась, останавливаясь возле остановки «Белые клены» и женщина в шляпе наконец-то вышла, унося за собой сладковато-приторный шлейф духов, а вместо нее хлынула толпа, давя друг-друга, скрипя сумками и громко возмущаясь.

Вдруг сквозь эту колыхающаяся массу, протиснулся молодой человек в кожаной куртке и темных очках. Он встал рядом со мной и взялся за поручень сильной рукой, отчего его куртка распахнулась и я увидела крепкий торс, обтянутый темной майкой. Маршрутка тронулась с места и я, не удержавшись подалась вперед. Парень ловко подхватил меня и придержал свободной рукой, отчего я чуть не влипла носом в его грудь и сразу же почувствовала его запах — молодой, терпкий, с легким ароматом одеколона.

Я вспыхнула и отстранилась, чувствуя его взгляд даже через темные очки. Мне стало неловко. Чего он смотрит? Разглядывает? В душе все сжалось… Когда-то это было и со мной, давно, будто в прошлой жизни, а теперь-то что заморачиваться? Кому вообще пришло бы в голову разглядывать тридцатитрехлетнюю тетку в темном, неприглядном пальтишке и в поношенных балетках? Тем более парень был очень симпатичным и в поклонницах дефицита он скорее всего не испытывал. Крепкий, с красивой фигурой, мягкими, полными губами, он был похож на модель из журнала, а его загорелая кожа говорила о том, что он где-то отдыхал и это в апреле!

Маршрутка остановилась и я пошла по проходу, на минуту прижавшись к нему и почувствовав его горячее тело. Очень горячее. Он наблюдал за мной- я это знала, ощущала спиной его взгляд. Вдохнув поглубже прохладный воздух, я провела глазами маршрутку и пошла мимо ряда магазинов, кафе и цветочных ларьков, уже мысленно улыбаясь себе и своим фантазиям. Тоже мне звезда! Мальчишка хорош, но ты то какое к этому имеешь отношение? — Да никакого!- вслух произнесла я, от чего мои фантазии разлетелись испуганной стайкой и я зашла в булочную.

* * *
Эмиль вышел в центре города посмотрел по сторонам, прислушиваясь к своим ощущениям, но зверь, сидевший в нем молчал — значит опасности поблизости не было. Он пошел по тротуару, чувствуя как в нем нарастает сила перед полнолунием, но присутствие в этом городе вампиров, не давало ему спокойно спать и жить, а тем более спокойно охотиться. В этот раз их встреча была довольно продуктивна — Эмиль покалечил одного из кровососов, хотя и пострадал сам, рана от укуса на руке еще болела. Он понимал, что отец будет недоволен, но ничего не мог с собой поделать, мальчиком на побегушках и щенком, жившим на деньги папочки он тоже уже быть не мог…

Он мог сам строить свою жизнь, сам зарабатывать авторитет в кругу этого мира и поднимать свои бабки. Темная сторона этого города была страшной, если бы люди знали, что творится на улицах после полуночи — бандиты и грабители показались бы для них божьими одуванами. Вампиры владели казино, отелями и дорогими магазинами, а оборотни были хозяевами ночных клубов, ресторанов и заводов, что всегда приводило их к взаимовыгодному сотрудничеству и некоторые даже были компаньонами. Вражда между ними давно закончилась, но иногда конфликты все еще случались.

Эмиль залюбовался белоснежной лилией на витрине цветочного магазина. Дивный аромат… Но и он не сравнится с тем,что источала женщина ехавшая в маршрутке. Его зверь зашевелился в нем при этих воспоминаниях. Простая, но что-то было в ней такое, что притягивало взгляд, а этот запах… Эмиль почувствовал напряжение в джинсах, нужно было выйти за ней и трахнуть прямо в какой-нибудь подворотне, чтоб она кричала и отбивалась, а потом стонала и выгибалась на встречу… Нет, это напряжение нужно было обязательно снять, он достал телефон и набрал номер Дианы, которую трахал уже несколько месяцев. До ее дома было несколько кварталов и Эмиль быстро преодолел их, изнывая от непонятного жара, поедающего его изнутри.

— Милый прив… — Диана выглядела очень сексуально в шелковом, голубом пеньюаре, но он даже не заметил этого, развернув ее к стене, он резко вошел в нее и излился в несколько толчков, испытывая мощный оргазм. — О Господи, Эмиль! — промурлыкала Диана, обхватывая его шею тонкими руками. — Что случилось? Я первый раз вижу тебя таким… Ты так хотел меня? Эмиль оторвал от себя ее запястья и застегнул джинсы. Он сам был ошеломлен случившимся, сексом он занимался долго и со вкусом, доводя до изнеможения женщину под ним, а сегодня брызнул как юнец в первый раз!

— Все, я пошел. У меня дел по горло. — сказал он, игнорируя ее вопросы и обиженно вытянутое лицо, после его слов.

— Ты не останешься?

— Нет.

* * *
Я приготовила завтрак, сделала укол Льву Николаевичу, который уже с утра был чем-то недоволен и ворчал на меня то за пригоревшую кашу, то за открытую форточку. Я заложила стирку и остановилась перед зеркалом, разглядывая свое отражение. Как промчалось время…почему я этого не замечала раньше? Я потрогала свое лицо, растягивая кожу возле глаз и расстроенно вздохнула, скоро тридцать три… И что? Каждому свое… Неужели этот мальчишка в маршрутке так подействовал на меня, своим взглядом, горячим телом? Нет. Глупости все это. У меня есть муж, устоявшаяся жизнь… Я вдруг вспомнила как Валера, узнав, что я хочу отказаться от работы, на которой мне нужно было выполнять не только обязанности медсестры, но и управляться по дому, недовольно выговаривал мне.

— Ты же знаешь как нам сейчас тяжело! А тебе предлагают доплату за эту работу! Подумай, Лен, а ремонт? А новая машина? Я не смогу потянуть все сам! Ну подумаешь, поубираешь за милым старичком, еще ни одна не умерла… Конечно то, что вместо милого старичка мне попался «монстр» в инвалидной коляске, Валера не знал. Хотя если бы и знал, то наверняка ничего бы не изменилось… Но я любила его и наверное он был прав… Ведь ему действительно тяжело…

— Лена! — недовольный голос Льва Николаевича вывел меня из задумчивости.- Лена! Ты где?! Я встряхнула волосами и натянула улыбку.

-Иду Лев Николаевич! Минуточку

* * *
Ну все! Я чуть ли не пела от радости, передав родственникам Льва Николаевича и получив свою зарплату. Настроение потихоньку поднималось и я уже думала о том, что приготовлю на ужин, что куплю бутылочку вина и мы обязательно с Валерой «обмоем» мою новую работу. Плохо лишь то, что сломалась моя девяточка и мне придется ехать в конец города на маршрутке, потому что даже получив зарплату, я не могла позволить себе такси. Я зашла под козырек остановки, прячась от накрапывающего дождика и тут зазвонил мобильный.

— Да?

— Это Елена Евгеньевна? — приятный, глубокий голос.

— Да, а кто это?

— Это Якоб Леффлер, к трем часам назначена наша встреча. Ваш телефон мне дал ваш шеф.

— Здравствуйте! — мое сердце быстро забилось. Неужели что-то случилось? Зачем он звонит? Может хочет отказать?

— Я слушаю вас…

— Вы сейчас где?

— Стою на остановке «Универсам», я скоро буду, не переживайте!

— Елена Евгеньевна, стойте там же, сейчас за вами подъедет машина.

— Да я бы сама…зачем… — Не спорьте. Все, до скорой встречи. Леффлер отключился, а я облегченно вздохнула, значит работу я не потеряла. Что-то знакомое в этой фамилии… Леффлер… В голове всплыла какая-то статья в местной газете о прекрасном финансисте, миллионере и благотворителе… Интересно, за кем нужно ухаживать? И почему настолько богатый человек не нанял на работу сиделку европейского уровня? Странно… К остановке подъехала шикарная Ауди и в окошке появилась голова шофера.

— Елена Евгеньевна?

— Да. Он вышел из автомобиля и открыл передо мной дверцу. — Прошу.

Мне стало неловко. Две молоденькие девчонки, стоявшие под большим, цветастым зонтиком, зашептались, насмешливо разглядывая меня. Видимо их удивлял тот факт, что кто-то мог подвозить, а тем более на таком шикарном авто замухрышку вроде меня. Я быстро нырнула в салон, стесняясь себя и шофер закрыл за мной дверь. В автомобиле пахло кожей и бергамотом, отчего мне стало еще более неловко от своего пальто, пахнувшего «морозной свежестью».

Ауди мчалось по ровной дороге, мимо пролетали деревья и я вдруг подумала, что больной наверняка тоже находится где-то вдалеке от города, как же я буду добираться к нему каждый день? Сколько мне придется тратить на бензин или билет на автобус? Неужели придется отказаться? Чем ближе мы подъезжали, тем больше я волновалась. Ну почему я не узнала все заранее? Дом оказался шикарным,больше похожий на дворец чем на человеческое жилище и я растерянно заморгала, стоя перед этим великолепием. Дверь передо мной распахнул высокий мужчина, с яркими, необычными глазами и широко улыбнулся

— Елена Евгеньевна?
Я кивнула.
— Проходите, Якоб ждет вас. Он принял мое пальто и я смущаясь пошла за ним в кабинет хозяина, одергивая простую, серую юбку и приглаживая слегка помявшийся свитерок. Якоб Леффлер был моложавым мужчиной лет сорока на вид, с приятной, располагающей внешностью и открытой улыбкой. Он сидел в высоком, кожаном кресле и курил сигару, дым от которой, синеватым облаком висел в воздухе, слегка скрывая его лицо. Но его глаза мне были хорошо видны — блестящие, живые, странного, желтоватого цвета. Или это свет из окна делал их такими необычными?

— Рад видеть вас. — он указал мне на кресло, стоявшее напротив. — Присаживайтесь Елена. Можно я буду вас так называть?
— Да, конечно… — неловко улыбнулась я.Мне казалось, что этому человеку вообще можно все. Богатство, власть и уверенность сквозили в его движениях, поворотах головы и вся атмосфера кабинета просто вопила об этом, заставляя чувствовать себя чуть ли не убогой.
— Мне рекомендовали вас в качестве сиделки. — начал он, не сводя с меня изучающего взгляда. — Я сейчас изложу все свои пожелания относительно работы, а вы уже сами решите, принимать мое предложение или нет. Насколько я понимаю, на данный момент вы свободны?

— Да. Сегодня моего подопечного увезли в Австрию и я вполне готова к другой работе.
— Отлично. — Якоб Леффлер встал и подошел к высокому окну и я восхитилась тем, как отлично сидит на нем темный костюм двойка. — Ухаживать нужно за моим отцом. Он прикован к постели и в ваши обязанности будут входить обычные вещи, которые делают в таких ситуациях: Следить за приемом лекарств, гулять с ним в парке, составлять компанию и вести разговор если он этого пожелает… Кроме вас, будет еще одна женщина, в ее обязанности входит уборка и приготовление пищи.

Но она будет находиться в доме не более трех часов, остальное время за вами.
— В смысле, за мной? — я удивленно посмотрела на него. — Вы хотите сказать, что…
— Да, вам придется пару месяцев пожить с ним. Я хочу оборудовать ему комнату в этом доме и тогда вам не придется ночевать с ним, вас будет привозить и отвозить мой шофер. Но пока ситуация складывается таким образом… — он замолчал и быстро вернувшись к столу, черкнул что-то на бумажке.

— Это ваша зарплата. Я приоткрыла рот, глядя на цифры, написанные размашистым почерком.
— Это за год???
— Нет, это за месяц Елена. Я понимаю какой это тяжелый и неблагодарный труд.
Судя по зарплате, которую он мне предложил — действительно понимает… Я слегка отошла от шока и промямлила:

— Но у меня семья, муж…
— Я понимаю… — мягко улыбнулся Якоб Леффлер. — Дадите ответ завтра. Мой шофер отвезет вас. Прошу.
Я поняла, что разговор окончен и встала.

— Я позвоню Якоб…м-м…
— Фридович. — помог он мне. — Необычно, да? Мы датчане и отца зовут Фрид…да-да, того самого, за которым нужен присмотр… Я вежливо кивнула, удивляясь тому, как хорошо он говорит по русски и направилась к дверям, которые уже предусмотрительно распахнул молодой человек, сопровождавший меня в кабинет.
— Локлен проводит вас.
— До свидания Якоб Фридович. — попрощалась я и пошла вслед за парнем.
— Звоните Елена. Надеюсь вы согласитесь работать на меня. — сказал он мне вслед и закрыл двери.
— Якоб хороший человек.- вдруг сказал Локлен, улыбнувшись мне как старой знакомой. — И справедливый.

— Да,наверное. Мне тоже так показалось. Я забралась в автомобиль, который уже ожидал меня и задумалась, не представляя, что скажу Валере о предложении Леффлера. Машина тронулась с места и повезла меня обратно в город.

* * *
Эмиль почувствовал уже знакомый ему запах и удивленно принюхался. Откуда? Может этот запах остался на его одежде, после того, как она прижималась к нему в маршрутке? Вряд ли…он бы не был таким сильным… Он снова вспомнил ее чудесные глаза и приятные черты лица, которые мог бы никогда не увидеть, если бы не бросил свою машину возле ночного клуба и не ринулся за вампиром…Но все же, откуда этот запах? Эмиль приоткрыл окно своего черного Лексуса и приподнял изумленно брови. Как это возможно??? Из дома его отца, к которому он подъехал пару минут назад, вышла незнакомка с маршрутки! Вот откуда этот запах…

Она села в отцовскую Ауди на заднее сиденье и автомобиль выехал со двора. Эмиль развернулся и поехал следом. Она вышла возле супермаркета и он тоже вошел в магазин, следуя за женщиной и разглядывая ее сзади . Обычная баба…сколько ей ? Тридцать? Больше? Но что было в ней такое, что притягивало взгляд…неуловимое, магическое, словно она сошла с картины какого-нибудь итальянского художника. Эмилю хотелось стянуть с нее это серое пальто со всеми остальными вещами и рассмотреть ее тело, белое, будто прозрачное… Он почувствовал как у него снова встал.

Черт! Этот запах сведет его с ума! Она что-то покидала в корзину и пошла к кассе, а он схватил с полки бутылку виски и пошел следом. Очередь двигалась медленно и Эмиль стоял настолько близко, что мог спокойно разглядывать ее нежную шею, слегка склоненную набок, завитки волос, трепетавшие от его дыхания и возбуждался все больше и больше. Она выложила продукты и запихнув корзину под ленту, повернулась и взглянув на него покраснела. Узнала. Эмиль усмехнулся, заметив как дрожат ее пальцы, отсчитывая деньги.

* * *
Я практически выскочила из супермаркета, не понимая, что со мной происходит. Так неожиданно появился этот парень из маршрутки и меня словно в раскаленную лаву окунули. Он улыбался — значит узнал. И что? Как дура, ей Богу!
— Садись подвезу! — приятный, глубокий голос прозвучал откуда-то слева. Я удивленно повернулась и увидела парня из маршрутки, медленно ехавшего за мной на шикарном Лексусе.
— Не нужно, спасибо.
— Да не бойся, я не кусаюсь. Дождь начинается, садись.
Как назло на пакете лопнула ручка и яблоки с апельсинами покатились по грязному тротуару.

— Да что же…!
Парень выскочил из авто и принялся помогать мне, ловко собирая фрукты и складывая в пакет, который захватил с собой.

— Вот. — он протянул мне его и наши руки соприкоснулись, ударяя меня таким разрядом, что перед глазами запрыгали звездочки. Я взглянула на него и вздрогнула, от этих глаз, с желтоватым оттенком, где-то я видела такие же… Не знаю, почувствовал ли он тоже, что и я, но даже если и так, то вида не подал.
— Садись.
Я на ватных ногах направилась к авто, абсолютно не соображая, что делаю. Он поставил мои пакеты на заднее сидение и уже через минуту сидел рядом.

— Эмиль. — сказал он и улыбнулся.
— Что? — я все еще не могла понять как оказалась в его машине и какие силы двигали мной когда я соглашалась.
— Эмиль Леффлер. — парень с ожиданием смотрел на меня. — Леффлер? — я по новому посмотрела на него. Теперь понятно… Дорогая одежда, машина… И глаза у него — его отца, только чуть жестче что-ли… — Вы сын Якоба Фридовича? Невероятно…
— Ты знаешь моего отца? — парню это было явно интересно.
— Да…он предложил мне работу.

— И какую же?- мне показалось, что он напрягся. — Сиделкой у вашего дедушки. — ответила я и почему-то смутилась.
— Ты будешь ухаживать за старым Фридом? — парень завел автомобиль и мы поехали по мокрой трассе.
— Еще не решила, принимать это предложение или нет. — я почему-то не хотела рассказывать все подробности сыну Якоба.
— Как тебя зовут? — спросил он и включил музыку.

Боже! Он так просто называл меня на «ты», будто мы были с ним друзьями. Интересно, сколько ему лет? Хотелось ответить — Елена Евгеньевна, но я неожиданно для себя промямлила: — Лена.
— Очень приятно, Лена. — он так смотрел на меня, что внутри моего тела начинал разгораться пожар, не реагируя на мои попытки взять себя в руки.
— Куда вас везти?
— Квартал маршала Жукова…только высадите меня возле остановки, дом рядом…я не хочу, чтоб меня кто-нибудь видел…
— Ты замужем? — его пальцы на руле слегка напряглись.
— Да и люблю своего мужа. — Зачем то добавила я и опять покраснела.

— Похвально. — Эмиль притормозил возле остановки и помог мне выйти. — До встречи Лена. И кстати, называй меня на «ты». Я кивнула, забрала из его рук пакеты, стараясь не дотронуться к его горячей руке и не оглядываясь пошла по заполненному людьми тротуару. Я знала, что он смотрит мне вслед и от этого мое сердце трепетало как у девочки.

Дома все было как обычно. Валера торчал за компьютером, в несвежей майке и широких трусах, яростно барабаня по клавиатуре.
— Привет. — сказала я, остановившись в дверном проеме.
— Привет. — не глядя на меня ответил он. — Как дела?
— Мне кажется я не смогу работать у Якоба Леффлера. Хотя зарплата очень высокая… — Я положила перед ним бумажку с цифрами. — Мне придется пожить там несколько месяцев, а я не думаю, что это хорошо…

Валера быстро взглянул на бумажку и сразу же перестал играть, медленно поворачиваясь ко мне на своем вертящемся стуле. — Ты хочешь отказаться от таких денег??? Лен, ты шутишь? И это в нашей ситуации?
— Ну какая у нас ситуация? — я присела на диван, на котором у нас всегда спали гости. — Много семей живут хуже чем мы…и тем более мы расстанемся на долгое время…

— Меня не интересуют чужие семьи! — раздраженно сказал Валера и схватился за сигареты. — Ты -единоличница, Ленка…только о себе и думаешь!
— Я??? — обида захлестнула меня. Да как он смеет? Валера видимо понял, что перегнул палку и присел рядом, неловко обнимая меня за плечи и целуя в шею. — Лен… Ну Лен… Ты же знаешь как нам нужны деньги… Потерпим немного, в конце концов это всего лишь два месяца…

— Ладно. — согласилась я. И правда, не умру же я за это время,а таких денег мне никогда не заработать… — Позвоню Якобу Фридовичу…
— Якоб Фридович…он что, не русский? — Валера приободрился и снова уселся за компьютер, бросив сигареты на стол.
— Датчанин… — вздохнув ответила я и пошла на кухню готовить ужин.

* * *
Валера встал раньше меня, он что-то напевал в ванной и мне почему-то стало неприятно. Радуется деньгам?
— Ленчик! Подъем! — он заглянул в спальню, выбритый и свежий. — В офис не опоздаешь?
Я зевнула и села, еле скрывая раздражение.

— Не опоздаю. Он присел рядом и поцеловал меня в грудь через ночнушку, просовывая руку между ног. — Давай по быстренькому…
— Я не хочу. Нет настроения. — Я убрала его руку и встала. — Извини.
Тень обиды промелькнула в его глазах, но он не показал вида и лишь вздохнул.

— Ну ладно…может вечером…
Пока я чистила зубы, Валера оделся и крикнул мне из прихожей:

— Пока!
— Пока! — я даже выглянула из ванной,чувствуя вину. — Я позвоню!
Он ушел, а я выпила кофе и стала собираться. Шеф конечно был доволен, ведь денег в компанию я принесла немало, согласившись работать на Леффлера. Еще этот Эмиль! Я вспыхнула, почувствовав как забилось сердце. Как можно было трактовать вчерашнее? Никогда мужчины так не действовали на меня, даже Валера. Было в нем что-то первобытное и опасное, он будто…зверь, вырвавшийся из клетки…

Воображение мое расшалилось и я, чтобы не дать ему разыграться еще больше, наскоро расчесавшись, впрыгнула в балетки и захлопнула за собой дверь. Сбежав по ступенькам, я с удовольствием вдохнула весенний воздух, пронизанный запахом лопающихся почек. После вчерашнего дождя кое-где оставались небольшие лужи и я аккуратно их обходила, стараясь не намочить ноги, новые туфли я еще не купила, а старые могли расклеиться в любую минуту.
— Доброе утро!
Сначала мне стало жарко, потом холодно, я споткнулась и чуть не упала, но крепкая рука Эмиля поддержала мен под локоть.

— Привет. На работу?
Я с немым изумлением повернулась к нему, шагающему рядом. Как же он был хорош! Темные, короткие волосы слегка растрепаны на глазах темные очки и соблазнительная, чуть кривая улыбка. Что он тут делает???
— На работу… Позволь поинтересоваться, ты что здесь делаешь? — я злилась. Фантазии фантазиями, но происходящее меня пугало. Слишком часто мы видимся за эти два дня… Ну была бы я молоденькая, длинноногая девчонка, еще понятно, а так…
— Прогуливаюсь. — улыбка Эмиля стала шире, обнажая белоснежные зубы. Зубы хищника. Он что, издевается?

— В нашем городе есть более популярные места для прогулок. — я сдвинула брови, давая понять, что шутить со мной не стоит.
— Лен, ты что злая такая? — он и не думал отступать, все так же сооблазнительно улыбаясь. — Не выспалась?
— Я не понимаю, что ты от меня хочешь. — я остановилась и повернулась к нему.
— Это тебе. — в его руках красиво склонила головку белая лилия. — Она пахнет как ты.
Я покраснела мгновенно, возмущенно прожигая его глазами.

— Это слишком. Тебе так не кажется?
Он вдруг посерьезнел и немного сдвинув очки,тихо сказал:

— Нет, не кажется.
Его желтоватые глаза в упор смотрели на меня и я почувствовала внизу живота легкое покалывание и приятную тяжесть. Да что же это??? Я даже не заметила как нежная лилия оказалась у меня в руках, а Эмиль пошел по тротуару твердым, уверенным шагом. До работы я добралась как в тумане. Перед глазами стоял Эмиль, его глаза и голос будоражили меня и заставляли мое тело гореть как в огне.

* * *
Эмиль сел в свой Лексус припаркованый неподалеку и закурил. Какая она! Взглядом прожгла, как будто окурок о кожу потушила. Он тяжело задышал, вспомнив как прикоснулся к ее руке и словно опьянел сразу. Зверь внутри него взбудоражился и глаза Эмиля превратились в желтые огни. Зазвонил телефон, разрушая волшебство его мыслей и он нехотя взял трубку.
— Да!
— Не думай, что на этом все закончилось, Леффлер.
— Что тебе нужно, Алекс? Разве вчера мы не решили наши проблемы? — Эмиль весь ощетинился, услышав голос вампира. — Не попадайся мне больше.
— Ну-ну…все корчишь из себя непобедимого оборотня? Смотри, чтоб не пожалел о вчерашнем.

Эмиль выключил телефон и отшвырнул его от себя. Он еще смеет угрожать ему! Ничтожество!
Вчера в клубе, он сразу заметил этого худого и нескаладного Алекса, сына местного бизнесмена Звездина. Тот вел себя вызывающе, пил без меры и едва не дошло до того, что Алекс чуть не укусил человека, на виду у всех, грозя разоблачением всей их диаспоры. Эмиль вывел его на улицу и популярно объяснил, что так больше делать не стоит, на что вамир отреагировал не совсем адекватно, вцепившись ему в руку, за что и был наказан. Эмиль почувствовал как напряглись мышцы под курткой, он еще и угрожает ему! Леффлеру! Бестолковый вампир!
Он откинулся на кресло и закурил еще одну сигарету, хотелось выпить и секса.
Эмиль вспомнил Лену и снова возбудился, подстегиваемый злостью и наполняющейся луной…

* * *
Я подписала все договора о работе и немного посплетничав с секретаршей шефа, отправилась домой собирать вещи. В сумке завибрировал телефон — пришло смс. Я достала его из кармашка и прочитала входящее сообщение. » На ваш счет зачислено…»

Это еще что такое? Я набрала шефа и тот довольно объяснил, что это Якоб Леффлер перевел мне аванс. Аванс? Да я еще и дня у него не работала! Я нашла его номер в контактах и вдруг передумала звонить. Захотелось безрассудства. А почему нет? Я согласилась на эту работу и вечером буду уже на месте, а то, что Леффлеру захотелось дать мне аванс, так это его личная инициатива. Даже такая сумма…
Мои глаза наткнулись на вывеску магазина брендового, нижнего белья и ноги сами понесли меня туда…

Домой я приехала с покупками. Это были новые туфли, несколько кофточек, джинсы, юбки и пара кожаных курточек. Я прижимала их к лицу и вспоминала Эмиля, аромат которого смешивался с запахом его кожаной куртки, прячась в спальне как преступница. Но разве спрячешься от самой себя? Он специально ждал ее под подъездом, пока она не выйдет из квартиры. Специально! От этой мысли мне становилось жарко и стыдно одновременно. Я понимала, что у меня с ним никогда, ничего не будет. Никогда.

Я сложила все свои обновы в чемодан, мне не хотелось, чтоб их видел Валера. Снова начнет выговаривать меня за то, что я трачу деньги на ерунду.
Но он не пришел в четыре часа как обещал и я позвонила ему.
— Мне пора. Я уезжаю.
— Извини малыш, я не смогу тебя проводить, работы — море! Ты не обиделась?
— Нет. Просто мы не увидимся два месяца.
— Лен ну не начинай…
— Ок. Созвонимся.
Я выключила телефон и взяв чемодан, вышла из квартиры.

Машина уже ждала меня под подъездом, шофер вышел мне на встречу и устроил мои вещи в багажнике.
— Здравствуйте Елена Евгеньевна.
— Здравствуйте…извините, как вас зовут?
— Михаил. Ну что, поехали?
— Да, конечно.

Деревья пролетали мимо, а я все еще думала о Валере. Ну неужели ему все равно, что меня не будет шестьдесят дней? Я даже на выходные не смогу приехать, ведь больного человека просто так не оставишь. Работа у него… Знаю я его работу…пиво с мужиками в гараже, а дома компьютер. Чтож…может соскучится за все это время, повнимательней будет…

В салоне играла тихая, приятная музыка и я задремала, скрутившись клубочком на заднем сидении.
— Елена Евгеньевна… Елена Евгеньевна!
Меня кто-то аккуратно тряс за плечо и я открыла глаза. Михаил.
— Приехали.

Я зевнула и вышла из машины, с интересом разглядывая местность куда меня привезли. Красивый, кирпичный дом стоял на холме, окруженный начинающими расцветать деревьями. Место было уедененное, внизу текла река и тишина обволакивала как одеяло.
— Очень красиво… — прошептала я. — Скажите, Михаил, а магазины здесь есть?
— Нет, нужно в город ехать. Но если вам что-нибудь понадобится, позвоните Якобу Фридовичу и я все привезу или отвезу вас.

Он подхватил мой чемодан и пошел к дому, а я вдруг испугалась. Что меня ждет? Почему такая большая сумма за уход? Может этот Фрид очень тяжелый человек? Все. Остановись. Не накручивай…
Я глубоко вздохнула и поплелась за шофером, угнетенная этой мертвой тишиной…

* * *
— Эмиль! Сколько можно! — Якоб Леффлер был взбешен, его желтые глаза метали молнии. — Я тебя предупреждал, чтобы ты не связывался с вампирами?! Предупреждал?!
— Ну предупреждал и что? — Эмиль сидел в кресле напротив отца и его лицо казалось высеченным из камня.
— Зачем ты сцепился с Алексом? Зачем?!
— Он вел себя неподобающе. Тем более в клубе, который я хочу купить.
— Для этого есть охрана, которая следит за НЕ людьми! — Якоб вскочил с кресла и стал нервно расхаживать по кабинету. — Этот придурок, трепется по всему городу, что оборотни развязали войну с вампирами! И что ты! Ты! В этом повинен! Ты понимаешь Эмиль, что у меня много дел с вампирами и что некоторые из них, я веду с отцом Алекса — Звездиным!

— Я должен был не обращать внимания как этот прыщ ставит под угрозу тайну нашей диаспоры?! — Эмиль встал рядом с отцом и посмотрел ему в глаза. — С каких пор дружба с вампирами для тебя стала важней, чем справедливость?!
— Да какая к черту справедливость?! — Якоб схватил сына за плечи и слегка встряхнул. — Между ними, в принципе как и между нами, есть такие особи, которые жаждут развязать войну! Они только и ждут подходящего случая! Ты понимаешь чем это может закончится?! Прольется много крови и если мы можем драться с ними на равных, то обычные люди будут погибать из-за этих войн, не в силах оказать противостояние!

Эмиль уперся кулаками в подоконник и зарычал, понимая, что отец прав.
— И что теперь?
— Пусть забудется вся эта история. Уезжай.
— Куда???
— В дом к старому Фриду. Побудь там немного. Я прошу тебя.
— Хорошо отец. — Эмиль обнял его. — Я сделаю как ты хочешь.
Он вышел из кабинета, но зверь внутри думал иначе, ему хотелось крови…

* * *
Я остановилась посреди большого холла и задрала голову, разглядывая мое новое жилище. Дом был красивым и уютным, немного пустынным конечно, но это понятно, ведь в нем кроме больного старика и женщины прислуги, больше никого не было. Шофер поднялся по лестнице на второй этаж и приоткрыл дверь в одну из комнат.
— Елена Евгеньевна, вам сюда.

Я заглянула в нее и на моем лице появилась довольная улыбка. То, что нужно! Большая кровать, зеркальный шкаф, стол, на котором стоял компьютер и золотистые деревянные полы. Я подошла к окну и распахнула его настежь, впуская свежий, весенний ветерок. Внизу текла река и ее шум проникал в комнату как волшебная песня.
— Устраивайтесь Елена Евгеньевна. Якоб Фридович скоро приедет и вы познакомитесь со старым Леффлером.
— Да, спасибо Михаил.

Он ушел, а я распаковала вещи и переоделась в удобные джинсы и легкую футболку — в доме было жарко и спустилась вниз, слыша как на кухне гремит посуда.
Седоволосая женщина что-то резала, без конца вытирая руки о фартук и напевала себе под нос.
— Здравствуйте. —
Она повернулась ко мне и улыбнулась.
— Привет! Приехала? Вот и хорошо. Не могу я ночевать тут, у меня внуки дома и так неделю уже здесь.
— Меня Лена зовут. — я протянула ей руку и она легко пожала ее липкой от теста рукой.

— Марина Васильевна. — она снова принялась за готовку. — Ты не переживай, старик Фрид не хлопотный. Молчаливый, разговаривает редко…справишься.
— А что за болезнь у него? — поинтересовалась я, вспомнив вдруг, что Леффлер ничего мне об этом не сказал.
— Хозяин сам тебе расскажет. — ответила женщина и посмотрела в окно. — А вот и он.

Я тоже посмотрела на улицу и увидела выходящего из автомобиля Якоба Леффлера. Он на ходу застегнул пиджак и поправил растрепанные порывом ветром волосы. Да сколько же ему лет если Эмиль его сын??? Или сколько тогда лет Эмилю?
Я вышла из кухни и как только переступила порог гостинной, столкнулась с ним лоб в лоб.
— О! Елена Евгеньевна! — он весело подмигнул мне своими странными глазами. — Осмотрелись?
— Да. Здравствуйте Якоб Фридович.
— Готовы познакомиться с моим отцом?
— Конечно! — я кивнула ему. — Скажите, а чем он болен?

— Эта болезнь уже давно приковала его к постели, но мы не теряем надежды поставить его на ноги. — расплывчато ответил Леффлер и взяв меня под руку, повел в другое крыло дома. — Он крепкий старик.
Мы прошли по коридору и Якоб Фридович постучал в дверь, находящуюся прямо напротив высокого окна.
— Отец это я!
— Заходи Якоб…- голос моего подопечного, был сильным и уверенным, что если честно сказать, не мало удивило меня.

Леффлер пропустил меня вперед и зашел следом.
— Ну как ты? — он наклонился над кроватью, в которой лежал больной.
— Ничего не изменилось со вчерашнего дня. — засмеялся старик. — Ты задавал этот вопрос вчера днем.
— Я привел тебе девушку. — мягко сказал Леффлер. — Она будет ухаживать за тобой и следить, чтоб ты не забывал пить свое лекарство.

Он отошел от кровати и я увидела сильного мужчину с седой бородой, восседавшего на своем ложе. Его глаза были живыми и блестящими, так похожие на глаза сына и внука.
— Ты хочешь запереть столь прелестную особу со старым, немощным стариком? — в его глазах запрыгали веселые огоньки. — Она зачахнет здесь!
— Не переживайте, я справлюсь. — улыбнулась я ему, облегченно понимая, что мы найдем общий язык.
— Скоро ты будешь в моем доме. — Якоб сжал его руку. — Елена Евгеньевна, идите я покажу вам лекарства.

Я подошла к тумбочке, заставленной пузырьками и обратила внимание на то, что они без наклеек с названиями.
— С красной крышкой — по утрам, с зеленой — в обед, а с синей ровно в десять часов вечера. Запомнили?
Я повторила за ним все, что он мне сказал и Леффлер остался доволен.
— Я поеду, отец. Увидимся на днях. Сегодня внука жди.
— Эмиля? — обрадовался тот. — Наконец-то этот щенок появится перед моими глазами…
Я похолодела. Эмиль приедет сюда??? Зачем??? Хотя это дурацкий вопрос, в этом доме живет его дед… Будущее обещало быть веселым…

Я провела Якоба Фридовича к машине и он сказал мне напоследок:
— Сегодня должен приехать мой сын. Эмиль. Не пугайтесь. Он поживет здесь некоторое время… — Леффлер сел в автомобиль. — До свидания Елена Евгеньевна.
— До свидания.
Я поднялась к старому Фриду, но он дремал, откинувшись на подушки. Часы показывали семь и небо начинало темнеть, готовясь к ночи. Я вышла из дома и пошла вниз, к реке, кутаясь в широкую, старую кофту, которую очень любила.
От реки веяло прохладой, сухие камыши тихо потрескивали и шуршали под легким ветром, было тихо и спокойно. Я присела на расколотую молнией иву и задумалась.

* * *

Эмиль заглянул во все комнаты, но Лены нигде не было. Дед спал, кухарка уехала домой, а она как сквозь землю провалилась. Он зашел в спальню, в которой ее запах был особенно силен и открыл шкаф. Все вещи на месте… Эмиль дотронулся к ее халату и притянул его к лицу. М-м… Зверь хотел секса, бурного и жесткого. Он ворочался в нем, горячил кровь и желал окунуться в скользкое от желания тело. Из открытого окна потянуло сквозняком и в массе различных запахов, он уловил едва заметный аромат Лены. Эмиль подошел ближе и посмотрел вниз. Она сидела возле реки, прижавшись к стволу дерева. Эмиль легко запрыгнул на подоконник и исчез в сгущающейся темноте.

Беззвучно приблизившись к ней, он остановился, разглядывая ее спину и ягодицы, обтянутые джинсами.
— От кого прячешься Лена?
Она встрепенулась и спрыгивая с дерева вдруг вскрикнула.- Ой мама!
— Что?! — Эмиль кинулся к ней.
— Я кажется ногу подвернула. — Лена застонала, потирая лодыжку. — Ты меня напугал!

Эмиль подхватил ее на руки и понес к дому, все теснее прижимая к себе при каждой попытке вырваться. Как же ему хотелось швырнуть ее на землю и ворваться в ее тело, с каждым толчком выбивая из нее стоны страсти. Эта женщина сводила его с ума, он не понимал этого странного чувства, охватившего его с первой встречи. Не такие женщины нравились ему и делили с ним постель, но отделаться от этой страсти, он не мог и тянулся к ней как загулявший кобель.
Возле дома, она снова зашевелилась у него на руках и их губы оказались в опасной близости.
— Отпусти… — прошептала Лена и он ощутил ее дыхание на своей коже. — Отпусти…увидят…

Эмиль медленно поставил ее на землю, свирепея внутри от неудовлетворенной страсти и ее теплого дыхания. Она захромала к дверям, а он вдруг вспомнил о ее муже. О том мужчине, который делит с ней постель и пользуется ее телом когда пожелает. Возможно она кричит, испытывая наслаждение, а может тихо и нежно стонет… Эмиль зарычал и ударил кулаком в стену дома.

* * *

Я доковыляла к своей комнате и с облегчением поняла, что боль отступает. Видимо все таки это был просто ушиб. Меня всю трясло от испытанных эмоций. Глаза Эмиля, его губы… Господи! Это было невыносимо… Его запах сводил меня с ума- терпкий, опасный, его молодое тело пылало жаром и я чувствовала как оно реагирует на меня… Нет, с этим нужно заканчивать.
Я втерла в ногу обезбаливающую мазь, выпила таблетку и пошла к Фриду. Старик читал, постукивая по одеялу большими пальцами, на некоторых из них, переливались драгоценными камнями золотые перстни. Что за болезнь свалила этого сильного человека?

— О, добрый вечер Элен! — он закрыл книгу и радушно разглядывал меня своими необычными глазами. — Пришли проведать своего подопечного?
— Вам ничего не нужно? — поинтересовалась я, мне был приятен этот большой мужчина.
— Может стакан какао, а дорогая? — он подмигнул мне. — Но только в вашей компании. Сделайте и себе стаканчик.
— Хорошо. Я мигом. — я вышла из его комнаты, стараясь не хромать и спустилась на кухню.

От того, что я увидела там, у меня перехватило дыхание. Эмиль стоял у открытого холодильника и пил молоко из бутылки, тонкая белая струйка стекала по его груди и терялась в махре полотенца, которым были обернуты его бедра. Мокрые волосы, одинокие капли на плечах…он только что из душа… Я стояла как истукан, пялясь на его загорелое, гладкое тело и не хватало лишь слюны, стекавшей по подбородку. Эмиль поставил бутылку на место и насмешливо посмотрел на меня, словно читая мои мысли.

— Как нога?
— Нормально. Видимо просто ушиб. — я подошла к кухонным ящикам и принялась искать кастрюльку, чтобы сварить какао.
Сильные руки уперлись в стол и оказалась в их кольце, чувствуя как он дышит мне в шею. Я спиной ощущала его обнаженную грудь и растекалась как подтаевшее мороженное.
— Что ты делаешь? — я постаралась придать своему голосу максимум строгости. — Немедленно отойди от меня!

Его член упирался мне в кобчик и я вдруг испугалась, что он сейчас изнасилует меня прямо на кухонном столе. А испугалась ли? Может совсем наоборот?
Эмиль резко отпрянул от меня и насвистывая покинул кухню.
Меня всю трясло и я чуть не выронила кастрюлю из своих дрожащих рук. Открыв холодильник, я достала бутылку молока, из которой пил Эмиль и тоже отпила с нее, прикасаясь к месту где были его губы…

Фрид был прекрасным собеседником и я удивлялась, почему Марина Васильевна сказала, что он молчаливый и неразговорчивый? Может просто им не было о чем поговорить?
Мы пили какао, он рассказывал мне о своей родине и я даже на некоторое время забыла об Эмиле, наглом, бесцеремонном, но таком притягательном…

Часы пробили десять раз и я протянула ему пузырек с синей крышечкой и налила в стакан воду из графина.
— Пора.
Фрид послушно выпил лекарство и сказал:
— Теперь тебе нужно уйти. Иди Элен.
Я вышла, удивленная тем, что он так сухо распрощался со мной, словно спешил и сразу услышала из-за двери стоны и тихое рычание. Неужели ему плохо???

Я приоткрыла дверь и увидела как Фрид выгибается на кровати дугой, комкая пальцами простынь.
— Господи! Что с вами?! — я попробовала его пульс — он зашкаливал. Его лоб покрылся испариной, а на лице появился зверский оскал. Он вдруг распахнул глаза, которые стали удивительно желтого цвета и уставился на меня невидящим взглядом. Это продолжалось с минуту, потом Фрид обмяк, вытянулся и его глаза закрылись. Я опять проверила его пульс — норма. Он спал.

В свою спальню я пришла к двенадцати, просидев возле Фрида два часа и не решаясь позвонить Якобу. На вид старый Леффлер казался вполне здоровым, он спал глубоким сном и даже слегка похрапывал. Я понаблюдала за ним пару часов и все таки решила пойти отдыхать.
Сон сморил меня сразу как только я коснулась головой подушки и мое уставшее тело поплыло на волнах сна…

 

* * *
Эмиль стоял возле окна и наблюдал как Лена разговаривает с шофером, облокотившись на открытую дверцу. Она была в спортивной мастерке и цветных лосинах, которые обтягивали ее как вторая кожа. Миша что-то рассказывал ей, а она весело смеялась, отчего ее щеки раскраснелись, а на щеке появлялась ямочка. В нем закипал гнев. Его раздражало это общение… Сколько ему лет? Тридцать пять? Тридцать семь? Ну конечно, по виду он подходит ей больше… Возможно они станут любовниками…

Лена пошла к дому и Эмиль вышел из комнаты, спустился вниз и оказался с ней лицом к лицу.
— Нравится шофер? — спросил он, не давая ей пройти.
— Ты о чем? — Лена взглянула на него быстрым, удивленным взглядом.
— Мило ворковали возле машины. Так что, нравится?
— Я не собираюсь отвечать на дурацкие вопросы. — она попыталась пройти мимо, но Эмиля уже несло и он схватил ее за руку, но промазал и потянул рукав, который треснул и остался у него в кулаке.

— Стой я сказал!
Я оттолкнула его, выскочила из дома и стараясь побыстрее скрыться, помчалась к речке. Я бежала и боялась, что он догонит меня, начнет снова предъявлять нелепые претензии. Да что он себе позволяет?! Кто он вообще такой, чтобы заводить такие речи? Я оглянулась и увидела, что он идет за мной медленным шагом, словно хищник, играющий со своей жертвой. Не долго думая, я отвязала от древка лодку, запрыгнула в нее и оттолкнулась от берега. В этом месте течение было не большое и я не особо боялась, что меня унесет. Лодка уже почти достигла середины, когда я обратила внимание на то, что в ней собирается вода.

В лодке была пробоина, а плавать я не умела…страх сковал меня в свои железные тиски и я испуганно замерла, глядя как прибывает вода, доходя мне практически до щиколоток. Я взглянула на берег, но никого не увидела, наверное Эмиль вернулся в дом. Схватившись за весла, я попыталась грести, но отяжеленная лодка не двигалась с места, погружаясь сантиметр за сантиметром в речные воды.

Паника охватила меня и сквозь ее плотную пелену, я не сразу услышала рев мотора. Ко мне приближался катер, который умело вел Эмиль. Он остановился рядом и помог мне перебраться к нему, легко подхватив и поставив на сухое дно. Я с благодарностью посмотрела на него, а он вдруг влепил мне пощечину, а потом схватил мое лицо руками и начал покрывать его быстрыми поцелуями.
— Какая же ты дура! — шептал он. -Ты же могла погибнуть!

Его губы нашли мои и я с диким восторгом стала принимать эти жесткие поцелуи. Тело мое дрожало, а губы тянулись к нему, впитывая в себя его запах… Это было настолько восхитительно, что я стонала от удовольствия, даже не думая о том, что я делаю что- то неправильно. Он усадил меня на кожаное сидение катера и спустил с меня лосины вместе с трусиками, пробравшись пальцами мне между ног. Я сжалась, стесняясь того, что вся мокрая, но он с силой раздвинул мне ноги и принялся ласкать, доводя меня до исступления.

Я не могла оторваться от его рта, а он расстегнув зубами молнию на мастерке, освободил мою грудь из выреза майки и приник к ней губами, лаская языком каждый сосок. Его пальцы двигались все быстрее, а я чувствовала, что сейчас взорвусь и когда он посмотрел на меня своими яркими глазами и сказал: — Кончай Лена…давай сладкая…. — я разлетелась на мелкие кусочки.

— Ты хотела меня… — прошептал он. — Какая же ты вкусная, мокрая…ты вся горишь…
Он приподнял меня на руки, а я не могла сдержать дрожь, такого я не испытывала никогда. Он прижимал меня к себе, целовал шею, волосы, а я как бестыжая, гулящая девка, снова наполнялась возбуждением и цеплялась за его плечи…
Зазвонил телефон и Эмиль выругался, все еще покусывая мою шею. Сработал автоответчик и мы услышали голос Якоба Леффлера.
— Эмиль, я еду к вам. Надеюсь ты вел себя нормально? Елена Евгеньевна хорошая девушка, не спугни ее…
Эмиль быстро схватил трубку и ответил отцу.
— Да, я слушаю…

Они поговорили, но по коротким, ни о чем не говорящим ответам, я ничего не поняла. Эмиль поцеловал меня и сказал:
— Нужно возвращаться, отец скоро приедет.
— Да, конечно, — я привела одежду в порядок, но не смела поднять на него глаз от стыда, который накатывал на меня в этот момент как и возбуждение минуту назад.— Мне нужно зайти к Фриду. Эмиль завел катер и мы помчались к берегу…

Растрепанная, с горящими щеками, я быстро понеслась к дому, стоило только Эмилю пришвартоваться. Я бежала не оглядываясь, сгорая от стыда и своей несдержанности, которая привела меня к бурным ласкам с этим молодым, агрессивным нахалом. Ноги мои подгибались от перенесенного удовольствия, нежная кожа ныла от его грубых ласк и я была уверена, что на этих местах останутся отметины. От мысли о Валере, меня словно подбросило. Я даже не подумала о нем! Хороша жена…

Снедаемая угрызениями совести, я проскользнула в свою комнату, чтобы меня в таком виде, не дай Бог не увидела Марина Васильевна.
Наскоро переодевшись я уже собралась к старому Фриду, как вдруг зазвонил мой телефон. Валера. Я поднесла трубку к уху, чувствуя себя предательницей и как можно спокойнее произнесла:
— Да, Валер.
— Привет. Ты как там? Я соскучился…

Меня пронизало такое чувство вины, что я чуть не расплакалась.
— Я тоже.
— Дома без тебя пусто. — он тоскливо вздохнул и я вдруг, сама не ожидая того, ляпнула: — Давай сделаем ЭКО. Денег нам хватит.
— Ты о чем? — Валера видимо не понял эту аббревиатуру.
— Искусственное оплодотворение…
— Ты это серьезно? — спросил он и я на минуту загорелась надеждой. — Я еще на эту гадость деньги не тратил. Тем более мама сказала, что врачи в этом деле не добросовестные, посадят нам что нибудь чужое… а мне потом воспитывай… Лен, ну я тебя и так люблю…

Я сдержалась, чтобы не заплакать и тихо сказала:
— Я тебя тоже люблю. Мне идти нужно. Пока.
Отключив телефон, не в силах больше слышать его голос, я обернулась и увидела потемневшее от злости лица Эмиля. Он хлопнул дверью так, что вокруг нее обсыпалась штукатурка и на лестнице послышались его удаляющиеся шаги.

* * *

Да на черта она ему сдалась?! Стонала в катере от его ласк, а через несколько минут уже признавалась в любви своему мужу! Захотелось острых ощущений? Больше она их не получит. Тоже мне красавица выискалась!
Эмиль гнал свой Лексус по трассе и рычал зло, по волчьи, разрываясь от противоречивых чувств. Он хотел ее так, как никогда, никого не хотел и знал, что она тоже хочет его. Дрожала под его руками, таяла…

Вот тварь! Эмиль ударил ладонями по рулю и машина вильнула в сторону. Нужно расслабиться. Он резко, проскрипев шинами влетел в поворот и помчался по узкой дороге, которая вела в ночной клуб на окраине, где в основном собирались оборотни и вампиры. Люди были там тоже, но не много, в основном персонал, стриптизерши и случайные посетители. Эмиль достал телефон и набрал номер Дианы.
— Жду в «Кровавой розе». Поторопись.
Ему нужно отдохнуть и перестать думать о Лене, баб и без нее хватает.

 

* * *

Мы с Фридом погуляли в парке — я возила его в коляске по аллейкам и слушала его занимательные истории. Они были интересны, но не в этот момент. Я без конца думала о Эмиле, его губах и горячих руках… Черт!
Когда приехал Якоб, я сидела на кухне и пила чай.
— Здравствуйте Елена Евгеньевна. Как вы тут поживаете?

Леффлер прекрасно выглядел и излучал силу и богатство. Он был одет в серый джемпер и бежевые брюки, свежий и сильный.
— Хорошо. — я изобразила радостную и довольную улыбку. — Мы подружились с вашим отцом.
— Что-то вас тревожит… Я вижу по вашим глазам. Надеюсь это не мой сын? — Якоб пристально посмотрел на меня, но я состроила совершенно наивное лицо и покачала головой.
— Нет конечно! Все хорошо.
— Это радует. Вам ничего не нужно?
— Я бы хотела съездить в город. Мне нужно кое-что купить.

Мне нужно было спиртное. Я должна была выпить, или я сойду с ума.
— Поезжайте. — улыбнулся Якоб Фридович. — Отец принял лекарство?
— Да, остался только вечерний прием.
— Тем более. Пусть Михаил отвезет вас.
Леффлер пошел к отцу, а я пошла собираться.

Из зеркала на меня с упреком смотрело мое отражение. Бледная женщина с темными кругами под большими, нервными глазами. Мне вдруг стало противно. Молодость уже стояла возле следующего перехода, а я никогда за все время своего как мне казалось счастливого замужества, не выглядела шикарно, соблазнительно или хотя бы женственно… Я распахнула шкаф и выхватила из него кожаную куртку, свободную майку с глубоким вырезом и черные, похожие на кожу лосины. Смело. И пусть! Никогда я не была так взволнованна и напряжена как в этот момент. Красная помада? Отлично. Платформа — да-а!

Я взъерошила свои короткие, темные волосы и сама офигела от своего отражения. Теперь это была не измученная женщина, а дерзкая кошка. Я улыбнулась зеркалу — ну и пусть, что это путешествие будет лишь к магазину, зато какие эмоции!
Михаил смотрел на меня офигевшим взглядом, будто приведение увидел.
— Елена Евгеньевна… — протянул он восторженно. — Я не думал, что вы можете быть такой…
— Какой? — улыбнулась я, усаживаясь на заднее сиденье.
— Яркой…
— Настроение такое, Миша. Отвези-ка меня к ближайшему магазину.
— Не вопрос.

Проехав немного по трассе, мы свернули на узкую дорогу и по ней приехали в небольшой городок, с красивыми улочками и ухоженными домами.
— А что это за городок? — спросила я, прильнув к окну.
— Виноградов. — ответил Миша. — Его лет сто назад построили. Здесь карьер был, рабочим дома настроили, детсады и школы. Карьера уже нет, а город цветет.
Вдруг что-то громко хлопнуло и Миша резко нажал на тормоз. — Вот зараза!
— Что случилось?
— Колесо пробил. Вот же черт!

Он вышел из автомобиля, а я следом за ним.
— Нужно колесо менять. Это будет не быстро… — Миша почесал затылок и вздохнул. — Может прогуляетесь, Елена Евгеньевна? Магазинов здесь полно. Если хотите конечно.
— Я так и сделаю. Занимайся, не буду мешать.
Я пошла по тротуару и мой взгляд наткнулся на красивую вывеску, оплетенную красными розами. » Кровавая роза».
Вот где я пропущу стаканчик! Под вывеской значилось: » Работаем круглосуточно «.

В полутемном помещении тихо играла музыка и красные светильники отбрасывали пурпурные блики. Помещение было украшено свежими розами и их запах блуждал по залу, дурманя своим насыщенным ароматом. Я прошла к барной стойке и бармен с необычными, белыми волосами подмигнул мне.
— Хотите выпить, красотка?
— Да, очень. — я подмигнула ему в ответ, чувствуя себя как никогда в жизни — смелой, дерзкой и неотразимой. — Вот только не знаю что…
— Выпейте бренди… — предложил он, ставя передо мной стакан. — У нас он отличный.
— Хорошо. — согласилась я. — Бренди так бренди.

После выпитого, меня немного попустило и я уже не так мрачно смотрела в свое будущее. Все образуется. Эмиль не то, что мне сейчас нужно. Я буду стараться сохранить свою семью.
— Почему такая красотка в одиночестве?

Я вынырнула из своих мыслей и повернув голову, увидела молодого человека, присевшего рядом на барный стул. Его слегка раскосые глаза, смотрели на меня оценивающе, с легким интересом. Бледная кожа, красные на ее фоне губы….неприятный тип…
— Захотелось побыть одной. — ответила я и отвернулась, давая ему понять, что разговор окончен.
— С характером, да? — хмыкнул он и заказал себе водку.

Я надеялась, что он отстанет, но ему кажется нравилось задевать меня.
— Может признаешься, что ждешь кого-то? — он иронично приподнял бровь.
— Кого? — я недоуменно посмотрела на него.
— Сильного, умелого мужчину… — прошептал он и его рука легла мне на спину.
— Я никого не жду. — я сбросила его руку, но он лишь ухмыльнулся. По моей коже пробежали мурашки страха. Как бы не прибавлял мне смелости мой экстравагантный наряд, внутри я оставалась забитой, серой мышью, пугающейся собственной тени. Тем более опыт посещений таких мест, в моем случае равнялся нулю…

* * *
Эмиль, развалившись сидел в кресле и нахмурившись курил. Диана что-то мурлыкала рядом, но он не слушал ее, мысли о Лене не покидали его. Он налил себе выпить и с наслаждением ощутил горячие щупальца спиртного у себя в желудке. Напротив сидел Локлен и явно наслаждался обществом юной подруги Дианы, длинноногой и грудастой брюнетки.
— Ты какой-то напряженный, Эмиль. Что-то случилось? — Локлен согнал девицу с колен и тоже налил себе виски.
— Все нормально. Просто время подходит. — Эмиль хотел идти, но возвращаться в дом, где кругом витал ее запах, не было сил.
— Да, это время действует на всех нас. — согласился Локлен.

Эмиль повернул голову в сторону барной стойки и замер, обалдевший от того, что увидел. Там сидела Лена! Выглядела она потрясающе. Сексуально. Необычно. Восхитительно. Он почувствовал как наростает напряжение в штанах. Что она здесь делает?! Да еще в таком виде!
Диана, сидевшая на его коленях, многозначительно потерлась о его выпуклость.

— Поедем ко мне, милый…
Но Эмиля начинала накрывать волна злости. Возле Лены крутился вампир по кличке Милк (из-за особой бледности кожи), по хозяйски обнимая ее чуть ниже спины. Милк был лучшим другом Алекса и уже одного этого хватало, чтобы его ненавидеть. Она что-то говорила ему и ее красные губы сексуально изгибались.
— Я его сейчас убью! — зарычал Эмиль, сталкивая Диану.
— Что такое, Эмиль? — Локлен проследил за его взглядом и присвистнул. — Ничего себе! Насколько я понимаю это…
— Да, это она!
Милк все больше прижимался к ней и у молодого Леффлера глаза налились кровью.

Он медленно поднялся с кресла и размашистым шагом направился к барной стойке.
— Что это за телка? — обиженным тоном спросила Диана, с неудовольствием глядя на удаляющегося Эмиля.
— По домам. Живо! — зарычал на них Локлен и те испуганно подскочили, зная характер этих опасных мужчин. — Бегом я сказал!
Локлен понимал, что сейчас может начаться все что угодно, но какое отношение к друг-другу имели эти оба, он даже не подозревал.

Эмиль подошел к Милку и оттолкнув его от Лены, ударил в лицо, вминая нос вампира в череп. Тот отлетел и ударился об стену, но тут же резво поднялся и кинулся на Эмиля, стараясь попасть в шею, но тот быстро увернулся и снова ударил вампира.
С дальнего столика подтянулись еще несколько вампиров, но Локлен стал рядом с Леффлером и еле слышно, чтоб не слышала Лена и зарычал:
— Тихо — Тихо мои друзья…весь клуб кишит оборотнями, так что я бы не советовал делать резких движений.
— Быстро пошла к выходу! — рявкнул Эмиль и толкнул Лену к ступенькам. — Пошла к выходу!

Он видел ее испуганные глаза, но слава Богу в этом она видела лишь обычные разборки больших мужчин. Дура! Заявилась в таком виде!
— Все, расход! — Локлен приподнял руки. — Ну не поделили телку, с кем не бывает!
Вампиры разошлись, но Милк посмотрел на Эмиля таким взглядом, что тот сразу понял — месть не за горами.
Они попрощались с Локленом на улице и Эмиль, все еще злой и нервный, запихнул Лену в свою машину.
— Поедешь со мной.

— Меня Миша ждет. — наконец сказала она, нарушив молчание.
— Ничего. Поедет без тебя. — грубо ответил Эмиль, нервно барабаня пальцами по рулю. — Какого черта ты делала в «Кровавой розе»?
— А разве я обязана отчитываться? — недовольно ответила она, но он видел, что ей страшно. — Я уже большая девочка, чтоб самой решать куда ходить!
Эмиль посмотрел на ее красные губы и зверь внутри возбужденно ощетинился. Не уйдешь теперь. Допрыгалась.

Он резко крутанул руль и погнал машину по неровной дороге, ведущей в лес.
— Куда мы едем?- Лена взглянула на него своими большущими глазами, ее дыхание было частым и тяжелым. — Куда мы едем?! Остановись!
— Все. Приехали! — Эмиль остановил автомобиль и вытащил ее из машины. Она извивалась, кричала даже пыталась брыкаться, но он уложил ее на теплый капот и сорвал с нее штаны, наслаждаясь прикосновениями к ее гладкой коже. — Ори! Давай! Громче!

Эмиль задрал на ней майку и впился губами в ее соски, покусывая их твердые бугорки. Крики Лены превратились в стоны и он подтянув ее ближе, смял ее рот в требовательном поцелуе. Эмиль сходил с ума, ее тело было так близко, теплое, податливое. Зверь в нем бесновался, рвался наружу и он не хотел его останавливать. Его пальцы скользнули между ее ног и он почувствовал, что она готова принять его, сжав ее влажную плоть, он принялся ласкать ее, пока Лена не стала умолять его о близости.

Подхватив ее под колени, он ворвался в нее одним, сильным толчком и замер, наслаждаясь тем, как ее мышцы сжимаются вокруг него. Ее живот подрагивал от возбуждения и Эмиль накрыл его рукой, медленно вторгаясь в ее сладкие глубины.
— Да…да…вот так…покажи как ты меня хочешь… — Эмиль почувствовал как она кончает, выкрикивая его имя и излился в нее, получив такой мощный оргазм, что зверь внутри него, восторженно завыл, сотрясаясь от дикого удовольствия…

* * *
Всю обратную дорогу Эмиль останавливался, чтобы поцеловать меня, будто ставя печать за печатью на моих губах, шее, груди. Его хриплые стоны, возбуждающее рычание кружило мне голову и больше всего мне сейчас хотелось снова оказаться на теплом капоте, подмятой под его сильной тело, чтобы он терзал меня до иступления, пока я не умру от восторга.
Выскользнув из машины, я мечтала принять душ, чтобы немного успокоиться, ведь мне еще было нужно проведать Фрида и уделить ему внимание. Два часа с Эмилем пролетели как один миг, только тело все еще требовало его ласк.

Я постояла под прохладными струями, с неким мазохистским наслаждением разглядывая синяки на своей коже от его рук и зубов, вздрагивая от каждого звука и в то же время надеясь на то, что это Эмиль.
Натянув на себя теплый халат, я пошла на кухню, пообедала, выпила кофе, приготовили Фриду полдник, но он так и не появился. Я выглянула из окна — его машины не было. А что ты хотела? Опомнись! Ты же сама недавно себе говорила, что никакого будущего между вами не будет. Ничего не изменилось.
Фрид читал, но увидев меня, отложил книгу.

— Что на полдник?
— Апельсиновый сок и куриная грудка с овощами.
— Разве курица это мясо? — вздохнул он. — Ладно, давай. Если надо — значит надо.
Старик поел и с тоской посмотрел в окно, за которым начинал накрапывать дождик. — Думал в парк выехать…ну чтож, тогда вздремну…
Я укрыла его еще и пледом поверх одеяла и приоткрыла форточку, впуская свежий воздух.

— Отдыхайте.

∗  ∗  ∗

 

Эмиль с бешенством глядел на Якоба и его глаза превратились в желтые щелки.
— Ни за что!
— Подумай Эмиль. Это касается не только твоих чувств, но и всего нашего будущего. — Якоб не обращал внимание на вспышку сына. — Ты должен жениться на дочери Изотова. Она отличная партия, подумай. Молода, красива, богата. Она нашей породы, Эмиль и у вас будут отличные дети.

— Элитные щенки, ты хотел сказать? — прорычал Эмиль. Его член еще помнил мягкость Лены и ему не хотелось думать о других женщинах. Ему хотелось поехать к ней и еще несколько раз ощутить ее под собой.
— Эмиль, я сказал тебе все, что хотел. Выбор за тобой. Но запомни — я никогда не приму другую невестку. Никогда.

Якоб твердо вынес взгляд сына, на его лице не дернулся ни один мускул.
Эмиль перевернул кресло и вышел, готовый кого-нибудь разорвать.
— Я так понял о Елене Евгеньевне отцу знать не стоит? — Локлен стоял на улице, ожидая Эмиля.
— Да, не говори ему ничего.
— Даже и не подумал.
Эмиль сел в свой Лексус и поехал к женщине, которая свела его с ума. Навсегда.

* * *
Дождь усилился и согретая теплотой халата, я задремала на своей кровати, устав от надоедливых мыслей. Сквозь сон я почувствовала легкую прохладу, которая пробиралась по моим ногам к бедрам и зашевелилась, стараясь укутаться получше. Но вдруг мое тело поехало вниз и я очнулась от того, что голова Эмиля была между моими ногами, а халат задран до самой талии.

— Нет! — я попыталась встать, но он уложил меня обратно и то, что случилось после, унесло меня в неизведанные дали. Его язык делал со мной такие вещи, которые взрывали во мне искры и поджигали пожары. Я старалась не стонать, чтобы не дай Бог не быть услышанной, кусала губы, цеплялась за простыни и за его короткие волосы, но он все изводил меня, пока к животу не подобрался уже знакомый огонь. Эмиль оторвался от меня и перевернув на живот, лег сверху, раздвигая коленом ноги.

— Приподнимись…
Меня не нужно было просить и вскоре его напряженный член оказался внутри меня, высекая из меня лишь хрипы, вырывавшиеся из сцепленных зубов, которыми я прикусила простынь. Медленно, потом быстро, снова медленно…я была готова взорваться, я шептала ему об этом, просила, пока наконец он не сжалился надо мной и в несколько глубоких толчков, довел меня до оргазма. Я содрогалась под ним, а он лился в меня своими потоками, сжимая между пальцами мои соски.

Измученная любовью, я заснула на его широкой груди, чувствуя себя практически невесомой. Эмиль прижал меня к себе сильной рукой и мне показалось, что только для этого я жила все это время.
Проснулась я по сумасшедшему счастливой, но Эмиля рядом не было и на меня сразу же напали сомнения. Чему я радуюсь? Тому, что меня трахает сын моего работодателя? Опять тяжелое чувство вины навалилось на меня и я почувствовала озноб, словно прохладный ветер пробрался в комнату…

За окном уже стемнело и я пошла к Фриду, прислушиваясь к звукам дома, но в нем стояла мертвая тишина. Мой молодой любовник снова покинул меня.
— Элен, прикрой окно. — Фрид сидел в инвалидной коляске, расчесывая мокрую бороду. — После душа немного свежо.
Я подошла к окну и мое сердце радостно сжалось. Не смотря на дождь,Эмиль подтягивался на турнике на освещенной фонарями площадке и его мокрое тело с соблазнительно напрягавшимися мышцами, легко поднималось туда — сюда…туда — сюда…
Мой. Он мой. Как я жила без него?

— Может почитаете мне, Элен? — Фрид перенес свое тело на кровать. — Перед ужином?
— С удовольствием! — я взяла книгу и принялась за чтение, с первых же строк улетев мыслями на спортплощадку.
Где-то через час в дверь раздался настойчивый стук и в комнату вошел Эмиль, неся поднос с едой.
— Привет дед. Пора ужинать.
— Зачем ты…вы… это моя обязанность… — промямлила я, покраснев от одного взгляда на него и вспоминая, что проделывал со мной его язык пару часов назад.
— Я не собираюсь отнимать у вас работу. — усмехнулся он, расставляя на столике тарелки. — Просто сегодня хочу послушать байки Фрида. Идите отдохните Елена… Евгеньевна.

Его «идите отдохните»,прозвучало так, будто он приказал мне готовиться, к чему-то. Внизу живота сразу вспыхнул пожар и сладкое томление, растекаясь между ног.
— Но лекарство…
— Идите Элен, — Фрид согласно кивнул головой. — Внук все сделает.
Я схватилась за ручку двери, но тут услышала голос Эмиля.
— Заберите поднос, Елена Евгеньевна.
Он подошел ко мне, протягивая его и прошептал:
— Чтобы когда я приду, ты была голая.
Я схватила поднос и быстро вышла в коридор, пылая от сжигающей меня страсти.

Что же он делает со мной… Предвкушение было еще ярче секса и я была напряжена до предела и натянута как струна. Выключив свет, я сняла халат и оставшись совершенно голой, легла на прохладные простыни, вздрагивая от каждого шороха. Сколько прошло времени, я не знала, оно превратилось в какую-то эфемерную субстанцию, но возбуждение не покидало меня, подстегиваемое темнотой и ожиданием. Легкие шаги взвинтили мою нервную систему до состояния оголенного провода и я уже была не в силах сдерживать тяжелое дыхание. Дверь еле слышно скрипнула, тоненькая полоска света мигнула лишь на секунду и комната снова погрузилась в темноту.

Первое, что я услышала — был его запах, сводящий с ума, терпкий аромат самца, притаившегося в этом мраке. Легкое клацанье ремня, шорох падающих вещей и горячие руки на моих лодыжках. Они поднимались все выше и выше, пока не достигли бедер и замерли. Палец скользнул внутрь меня и я застонала, не выдержав этой пытки темнотой.
— Молодец… — прошептали его губы возле моего уха, опаляя своим дыханием кожу, которая сжалась на затылке. — Голая и ждущая меня…девочка…

Он проник языком в ушную раковину и эти острые ощущения взорвались по моему телу мелкими иголочками. Он лизал мою кожу, покусывал, лаская все мои сокровенные места, а я млела, отрываясь от реальности и испытывая то жар, то холод. Эмиль лег на меня, касаясь напряженным членом между ног и легко вошел в мое тело, проникнув в этот же момент, своим горячим языком в мой рот, сминая его требовательным поцелуем. Его толчки были сильными и жадными, словно это не он несколько часов назад, насаживал меня на свой член как бабочку на булавку.

Я уже знала, что кончу раньше, не в силах сдерживать лавину, накатывающую на меня, но он лишь посмеивался, снисходительным, хриплым смехом, удерживая мои извивающиеся бедра под собой.
— Не спеши…не спеши моя прелесть…я еще не наелся…
Взрыв был ошеломляющим. Мы достигли оргазма вместе, сплетаясь дыханием в одном надрывном стоне. Эмиль медленно вышел из меня и прошептал:
— Я не устану иметь тебя никогда…

Я лежала с открытыми глазами, глядя как сереет небо за окном. Эмиль спал рядом, не отпуская меня ни на минуту за всю ночь и моя душа то пела от счастья, то падала вниз от мучительных переживаний из-за неправильности происходящего. Осторожно высвободившись из его объятий, я оделась и села на широкий подоконник, терзаясь угрызениями совести. Где-то там, далеко, спокойно спал мой муж, даже не подозревая, что его непутевая жена кувыркалась в кровати с молодым мужиком. Да и нужна ли я Эмилю, по большому счету? Очередное приключение избалованного, богатого парня, возле которого были девушки, похожие на моделей с подиума…

Я привяжусь к нему, влюблюсь страстно и безвозвратно и когда это закончится, потеряю и мужа, и себя…
— О чем ты думаешь? — я вздрогнула от его голоса.
— Я хочу, чтобы ты мне пообещал кое-что.
— Все, что угодно… — он приподнялся на локте, напряженно всматриваясь в мое лицо сквозь рассеянные, предрасветные сумерки.
— Уезжай.
— Что?
— Я прошу тебя, не приезжай сюда эти два месяца. — мое сердце разрывалось от боли, но я знала, что поступаю правильно. — Потом я уволюсь.

Эмиль молча оделся и больше не взглянув на меня ни разу, вышел из комнаты. В тишине апрельского рассвета заурчал двигатель и его Лексус исчез за воротами, а я разрыдалась, уронив голову на колени и раскачиваясь из стороны в сторону.

Прошло полтора месяца. Эмиль так и не появился, а Якоб сказал, что он уехал на Кубу. Днем, я проводила время с Фридом, а ночью выла в своей кровати от непрекращающейся душевной боли.
Каждый вечер я замечала, что у Фрида начинались припадки после приема лекарства из бутылочки с синей крышкой, но он тут же засыпал крепким сном до самого утра. Причина его болезни все так же оставалась тайной. Моими единственными собеседниками, кроме Фрида, были Миша и Марина Васильевна. Иногда звонил Валера, но разговоры с ним не приносили мне радости, я раздражалась и настроение портилось на весь день.

На улице бушевала середина мая и запахи сводили с ума, заставляя трепетать мою уставшую душу. Я хотела домой.
Новость, которая выбила из меня весь воздух, принесла мне мама. Она позвонила рано утром и срывающимся голосом сообщила: — Валеру убили…
— Что? — я медленно опустилась на кровать, выронив расческу. — Как убили?…
— Я ничего не знаю! Господи какое горе!

Мама что-то причитала в трубку, но я уже не слышала ее — какое-то отупение напало на меня, словно вокруг меня были глухие стены, через которые не проникал даже дневной свет. Я встала и пошла на кухню, по инерции перебирая ногами и держась за перила, чтобы не упасть.
— Марина Васильевна, побудьте с Фридом, я должна уехать.
— Что случилось?
— Мужа убили…
— Как?! — воскликнула она, но я уже покинула кухню и пошла искать Михаила.

Без лишних вопросов, он усадил меня в машину и мы помчались в город, хотя мне казалось, что автомобиль еле едет.
» Валеру убили…» — эти слова вертелись у меня в голове, но их смысл, все еще не доходил до меня во всем своем ужасе, я бестолково таращилась в окно и чувствовала как глухо и медленно бьется мое сердце, словно готовое остановиться.

Мама сидела за столом на нашей кухне и плакала. Ее глаза покраснели и опухли.
— Что случилось??? — я схватила ее за плечи и встряхнула. — Ты можешь сказать, что случилось???
— Я не знаю! — всхлипнула она и оторвав от себя мои руки, усадила меня на стул. — Леночка, деточка, я тебя прошу успокойся… Это случилось еще ночью, а твой телефон был отключен… Вот, это телефон следователя, позвони ему…
Я выхватила у нее клочок бумажки и трясущимися руками набрала номер, записанный на ней. Гудки…бесконечные и равнодушные.
— Да. Я слушаю вас.
— Это Елена Артемова…
— Да-да…вы сейчас дома? Я через пятнадцать минут буду.

— Тело вашего мужа обнаружили соседи, примерно в двенадцать часов ночи. — приехавший следователь старался быть вежливым и участливым, но я видела, что ему все равно. — Где вы были этой ночью?
— Я работаю у Якоба Леффлера. Временно проживаю в его доме и этой ночью тоже находилась там. Что случилось с моим мужем??? — мой голос сорвался на крик и я наконец ощутила слезы на своих щеках.
— Ему сломали в трех местах позвоночник, — следователь опустил глаза. — В том числе и в шейном отделе.
— Его избивали??? — мне было трудно дышать, а говорить тем более.
— Нет, следов побоев нет. Ни синяков, ни ушибов. Это все очень странно… Может вы, знаете что-то? Подозреваете кого-то?
Меня начинало трусить и зубы колотились друг о друга раня щеки.

— Нет! Я ничего не знаю! Какое чудовище могло сотворить такое?! Как можно так жестоко лишить человека жизни?!
Ко мне подошла мама и заставила выпить какие-то таблетки, которые я жадно запила водой, выплескивая ее из стакана.
— Я пойду. — следователь встал и виновато потоптался на месте. — Приношу свои соболезнования. Мы обязательно найдем убийцу.
Он ушел, а на меня навалилась свинцовая тяжесть, придавив меня к стулу. Мой мозг затуманился и я безразлично уставилась в окно, за которым будто насмехаясь, бурлила жизнь и ярко светило солнце…

Все происходящее потом, было похоже на кошмарный сон. Я на все смотрела как будто со стороны, вроде бы не со мной это происходило и не мой муж лежал в гробу с бледным, искаженным смертью лицом, не его опускали в коричневую землю и не над ним сейчас возвышался аккуратный холмик…
Кто-то подходил ко мне, говорил какие-то слова, даже по моему был Якоб Леффлер — я ничего не помнила. Мне нужно было остаться одной и отдаться наконец своим мыслям и своему горю…

* * *

В квартире было тихо, окна плотно зашторены, но мне мешали даже приглушенные звуки, доносящиеся с улицы. Я не вставала уже ровно месяц и никакие уговоры матери, не заставили меня подняться с кровати. Иногда у нее получалось затолкнуть в меня пару ложек супа или каши, но еда не лезла мне в горло. Я видела как исхудали мои руки, но мне было все равно. Я была истощена любовью и смертью.

Звонок прозвучал неожиданно и противно резко, будто по сердцу полоснули чем-то острым. Я недовольно застонала и накрылась одеялом с головой, слыша как мама пошла к дверям. Щелкнул замок, послышались чьи-то тяжелые, приближающиеся шаги и испуганный голос матери. Что еще приключилось??? Дверь в спальню распахнулась и я высунувшись из под одеяла, прищурившись посмотрела на высокий силуэт, застывший в светлом проеме. Мое сердце отчего-то так сильно забилось, что я начала задыхаться от боли, нарастающей в груди. Этого не может быть!
Красивые глаза Эмиля оказались в нескольких сантиметрах от меня и он выдохнул дрогнущим голосом:
— Что ты с собой сделала? Вот же дурочка…родная моя… Иди сюда…

Он подхватил меня на руки и прямо в одеяле понес к дверям, сжимая так сильно, что казалось сейчас треснут ребра.
— Что происходит?! — мама испуганно смотрела на огромного мужчину, несущего меня как ребенка и закрыла дверь своим хрупким телом.
— Это Эмиль…мама… — прошептала я и видимо что-то в моих глазах, заставило ее отойти от дверей.
— Я ее не обижу. — сказал он и перешагнул порог.

Никогда в жизни мне не было так уютно как сейчас в его руках. Я вдыхала его запах и понимала, что все мои горести остались позади, оттесненные его широкой спиной.
Соседки возле подъезда удивленно разинули рты, провожая взглядом Эмиля, кутавшего меня в одеяло как драгоценную ношу. За рулем Лексуса сидел Локлен, увидев нас, он вышел из машины и окрыл заднюю дверцу. Эмиль забрался туда, прижимая меня к себе и наконец поцеловал меня, нежно, с горечью и невыразимой тоской, глядя своими серьезными глазами на мое исхудавшее лицо.
— Моя. Моя…

Всю дорогу мы целовались как ненормальные, он что-то шептал мне, ласково поглаживая мои прозрачные пальцы и в то же время злился на меня за эту худобу. Локлен улыбался, поглядывая на нас в зеркало заднего вида и я тоже улыбнулась ему.
— Как ты узнал?
— О чем? Что ты решила похоронить себя заживо?
— О том, что мне больно…и о том, что ты нужен мне…
— Почувствовал.

Я посмотрела в окно и увидела, что мы подъезжаем к дому Фрида.
— Не бойся, там никого нет. — прошептал Эмиль и взглянув на мои раскрасневшиеся щеки, добавил: — Сначала тебе нужно поесть, а потом уже все остальное. Ты похожа на скелет.
— А где Фрид?
— Он пошел на поправку и отец забрал его к себе. Он долго вспоминал тебя.
— А ты? Ты вспоминал меня? — я слушала как бьется его большое сердце.
— Каждый день…но сначала хотел убить тебя.
— Я сама готова была убить себя… — прошептала я, пряча лицо. — Но ты должен понять меня…
— Я понимаю…все хорошо…

Локлен попрощался и уехал с Мишей, который приехал по звонку Эмиля и видела, что водитель тоже рад меня видеть, хотя и немало удивлен.
Эмиль быстро присек мои попытки пойти к дому самой, подхватив меня на руки.
— Какая же ты легкая….мне придется кормить тебя как на убой.
— Тогда я стану некрасивой.
— Для меня ты будешь красивой всегда.

Эмиль был просто шокирован, когда увидел Лену в таком состоянии. Ее кожа стала прозрачной на изящных скулах, а под глазами залегли тени. Ее руки были настолько худы, что переломать их можно было одним пальцем. Сердце сжалось от сильных чувств переполняющих его. Разве мог он знать, что случится? Не мог. Но он не должен был покидать ее, пусть даже она прогоняла его. Эта вина лежит полностью на нем.

Он боялся спустить ее с рук, словно она могла исчезнуть. Он набрал ванну и аккуратно раздел это светящееся тельце, нежно прикасаясь к торчащим косточкам.
— Я могу оставить тебя одну, не думая о том, что ты утонешь?
— Я же не маленький ребенок! — она смешно надула губы.
— Я принесу тебе халат. Твои вещи так и висят в шкафу.

Сколько раз Эмиль вдыхал ее запах, прикасался к ее одежде, не в силах поехать к ней и забрать. Даже силой. Потом отец сказал, что у нее погиб муж и он сразу же помчался за ней, игнорируя даже тот факт, что отец до сих пор настаивал на его женитьбе. Он увезет Лену на Кубу и они останутся там, пусть отец хоть сам женится на этой Изотовой.
Вернувшись в ванную, Эмиль завернул Лену в халат и поцеловал, наслаждаясь ее мягкостью, ее запахом и тем, что это наконец -то случилось после долгой разлуки.
В дверь позвонили и она испуганно вздрогнула.
— Не пугайся, это привезли заказ из ресторана. — Эмиль оставил ее расчесываться и пошел открывать.

 

* * *

Мы пили я — вино, он — виски и ели какие-то немыслимо дорогие блюда, я даже названий их не могла выговорить, но было вкусно. Я рассказала Эмилю о Валере и его лицо на секунду изменилось, когда я сказала ему причину смерти.
— Убийцу не нашли?
— Нет. И вряд ли найдут…
Он обнял меня за плечи и мы замолчали, глядя на плящущий в камине огонь. Я даже не знаю сколько прошло времени, как вдруг Эмиль выронил из рук стакан и упал на бок.
— Эмиль! Эмиль, что с тобой?! — я схватила его за запястье, нащупывая пульс — он был ровный и сильный, его глаза были закрыты, а веки слегка подрагивали.
— Он спит.

Я вскочила, переворачивая поднос с едой и увидела двоих мужчин, стоявших в тени.
— Кто вы?! Что вам нужно?! — я снова присела возле Эмиля, с ужасом наблюдая как из темноты появляется бледное лицо с красными губами.
— Привет! Вот и встретились!
Это был парень из клуба. Рядом с ним стоял еще один мужчина с жесткими, темными глазами, его кожа тоже была не естественно бледной, хотя и не такая как у стоявшего рядом. Он изучающе, пристально смотрел на меня и мне стало жутко до одури.
— Сейчас мы проведем маленькую операцию твоему оборотню. — неприятно засмеялся красногубый и направился к Эмилю.
— Кому??? — я закрыла его собой. — Вы что, пьяны???
— Она не знает! — захихикал он, оборачиваясь на своего спутника. — Леффлер скрывал от своей любовницы, что он есть на самом деле!

Он отшвырнул меня в сторону и я отлетела к ногам мужчины с жестокими глазами. Он резко поставил меня на ноги и зафиксировал сведенные за спиной руки. Его лицо наклонилось ко мне, принюхиваясь и я вся сжалась, ощущая идущий от него холод. Тем временем, красногубый поднял руку Эмиля и полоснул ножом по тонкой кожей подмышечной впадины. Брызнула кровь и я закричала, вырываясь, но хватка держащего меня, была стальной.
— О нет! Нам не нужно оставлять следов! — весело произнес красногубый и достав из кармана большой, носовой платок, промокнул кровь. — Не переживай, через пару минут не останется и следа. — Это предназначалось мне.

В его руке появилась красная капсула, которую он впихнул в открытую рану на теле Эмиля.
— Вуаля! — он намочил платок в виски и протер испачканную кровью кожу. — Ничего нет!
Я с недоумением смотрела на идеальное ровное тело без всяких признаков ран и порезов. Как такое может быть?!
— Они быстро регенерируют. — словно прочитав мои мысли, сказал красногубый и улыбнулся.
— А теперь то, что касается тебя, Лена. — заговорил за моей спиной мужчина и от его тихого голоса я похолодела. — Поговорим?

Он отпустил меня и я кинулась к Эмилю. — Что вы сделали с ним?!
— О том, что твой любовник оборотень, ты уже проинформирована. — все также тихо начал он усаживаясь в кресло. — Только не нужно сейчас вот этого: Этого не может быть! Их не существует!
Существуют. И не только они.

За моей спиной я услышала рычание и быстро обернулась. Красногубый скалился как собака, демонстрируя длинные, белоснежные клыки, его глаза стали красными как угли из камина и я тихо завыла от страха, прижимаясь к Эмилю.
— Спасибо Милк. — продолжил второй. — Мы — вампиры. Твой любовник несколько раз покалечил моего сына и теперь пора отвечать. В нем сейчас находится капсула с соком аконита или по простому травы борец. Если ты не будешь выполнять то, что я скажу, капсула разорвется и он умрет в страшных муках. В ней находится микроскопический датчик и если ее кто-нибудь попытается извлечь, он сработает и капсула лопнет. Если у нас с тобой возникнут какие-либо проблемы, я нажму на вот эту кнопку и она тоже…лопнет. — он показал мне небольшое устройство, похожее на брелок.

— Что нужно от меня? — я вся тряслась как больная собака, не чувствуя как слезы заливают мое лицо.
— Мы сделаем Леффлеру очень больно. Ты выйдешь за меня замуж. Не правда ли чудесная, изысканная месть, а?
Тем более, что теперь ты вдова. — он подмигнул мне. — Леффлер знает толк в женщинах…ты особенная…нам будет хорошо вдвоем Елена Евгеньевна.
Он встал и приподняв мое мокрое лицо, сказал:
— Веди себя как ни в чем не бывало. Помни — единственное неверное движение и он умрет…

Они ушли так же бесшумно, как и появились в этом доме, а я сидела на полу, оглушенная случившимся, на грани нервного срыва. Все эти разговоры о вампирах и оборотнях… Эмиль оборотень? Я как заведенная гладила его спину, успокаивая себя. Я не буду той, из-за которой он погибнет. Только не он. Только не он…
Эмиль тихо застонал и я приняла решение. Одним глотком осушив полстакана виски, я закашлялась и вытирая слезы поплелась к камину. Подбросила дрова, убрала с пола остатки еды, взяла с дивана две подушки и положила их на ковер, на котором мы сидели. С огромным усилием подтянула Эмиля на подушку и легла рядом. Алкоголь взорвался во мне пожаром, туманя мозг и я забылась в полупьяном сне.
— Эй…проснись…

Я застонала, просыпаясь и вдруг вспомнила вчерашний вечер. Меня словно холодной водой окатили. Эмиль целовал мои плечи, сдвинув халат, а рукой развязывал пояс. — Я вчера вырубился, да? — прошептал он. — Я сам не понимаю как это произошло…
— Ты устал. — ответила я и повернулась к нему, еле сдерживаясь, чтоб не зарыдать.
— Тогда я исправлюсь прямо сейчас…
Он стащил с меня халат и удовлетворенно замычал.
— Да-а… я скучал за тобой…

Его губы спускались все ниже и ниже, оставляя влажные дорожки на моей разгоряченной коже, язык проник в впадинку пупка, опустился ниже и я задрожала от наслаждения, волнами накатывающими на меня. Приподнявшись, Эмиль развел мои ноги еще шире и заполнил меня всю, покусывая шею, плечи, а потом зализывая свои укусы горячим языком. Его член все глубже проникал в меня, потом выскальзывал, вызывая во мне бурю протеста и снова таранил мощными ударами. Его желтые глаза заволокла дымка страсти, я глянула в них и забилась в сносящем крышу оргазме. На секунду его глаза загорелись и он тоже кончил, что-то прорычав в сторону.

Почему я раньше не придавала значения его необычному взгляду? А ведь у отца и деда он был таким же… Оборотень. Интересно, какой он когда превращается? — эти мысли кружились у меня в голове и все было похоже на дурацкую сказку или на голливудский фильм. Я лежала на его плече, чувствуя его горячую кожу своей щекой… Мой… Нет. Это последнее дыхание моей любви…

Все началось в этот же день… Мы все еще лежали в объятиях друг-друга, когда в дом вошел Якоб Леффлер.
Я вскочила, натягивая халат, а Эмиль встал передо мной, закрывая своим телом.
— Что ты здесь делаешь???
— Хотел посмотреть кого трахает мой сын и немало удивлен. — он посмотрел на меня тяжелым взглядом. — Здравствуйте Елена Евгеньевна.
— Добрый день… — мне было неловко и отчего-то страшно, я чувствовала, что должно произойти нечто ужасное.
— Не так ты проста как казалась. — сказал он, прожигая меня глазами. — Нравится соблазнять мужчин? Играть с ними? Как долго ты играла безутешную вдову?
— Прекрати! — зарычал Эмиль, сжимая кулаки. — Не смей оскорблять ее!
— Хорошо, больше не буду. Пусть она сама расскажет тебе о своих отношениях со Звездиным старшим.

Меня словно ударили, я схватилась за горло, ощущая как воздух перестал попадать в мои легкие. Как же быстро все случилось…вернее все закончилось…
Эмиль медленно повернулся ко мне. Его глаза просили меня опровергнуть эту информацию, но я молчала.
— Я бы сказал больше… — Якоб протянул ему газету. — Она даже замуж собирается.
Эмиль выхватил ее из рук отца и я заглянула в нее через его плечо.
… Бизнесмен Звездин Филипп объявил о предстоящем бракосочетании с Еленой Артемовой…

Голова моя закружилась и я чуть не упала, но успела схватиться за руку Эмиля, но он отбросил мои пальцы.
— Но я видел…она…ей было плохо…
— Возможно ей было плохо от того, что она не могла решить с кем ей остаться? Переживала, что сделает неправильный выбор. А Елена Евгеньевна? — Якоб ненавидел меня, я это чувствовала. — Но потом выбор был сделан и тут появился ты…и она решила оторваться напоследок с молодым любовником.
— Но если она собралась замуж за Звездина, то должна знать кто он… — Эмиль говорил голосом полным ярости, я видела как подрагивают мышцы на его спине.
— Вы знаете кто ваш будущий муж? — Леффлер с презрением смотрел на меня.

— Вампир… — просипела я. Эмиль резко повернулся, в его глазах вспыхнула боль. Я потянулась к нему, но он отошел в сторону, оставив меня одну в этой сгущавшейся пустоте.
— Откуда ты узнал, что мы здесь?
— Локлен сказал и показал газету с этой «чудесной» новостью. Если Звездин узнает об этом — никакие уговоры не помогут избежать войны. Я прошу покинуть этот дом Елена Евгеньевна. — сказал он холодно. — И для вашей же безопасности, не распространяться о вашей связи с моим сыном.
Если бы они знали! Если бы они только знали!
Я посмотрела на Эмиля, он стоял окаменевший и равнодушный. Он поверил! Чтож, это хорошо… Он останется жив — а большего мне не надо…

Я собрала вещи и спустилась вниз, говоря себе, что нужно думать только о Эмиле и его безопасности, но увидев его глаза, я сникла. Он спрятал боль и вместо нее появилась ненависть, страшная и глубокая как черный омут реки.
— Вас уже ждет такси. — сказал Якоб Леффлер, стараясь не смотреть на меня — я вызывала в нем брезгливость. Свою виртуальную пощечину я получила, а нож в сердце все так же медленно поворачивался, принося мне адскую боль. Я подошла к дверям и остановилась, в последний раз посмотрев на Эмиля. Посмотри на меня! Посмотри! Но он даже не обернулся.
Такси выехало на трассу и я начала рыдать как сумасшедшая, напугав водителя.
— Что случилось??? Вам помочь чем-нибудь???
— Нет, спасибо…извините…

В квартире было пусто, лишь Валера смотрел на меня с фотографии укоризненно и немного печально. Я достала телефон и позвонила маме.
— Наконец-то! — воскликнула она. — Целые сутки я сходила с ума! Где ты была?
— Не спрашивай, у меня нет настроения разговаривать…Я дома…
— Мне приехать?
— Нет, не нужно. Я сама приеду на днях. Пока.
— Если, что, ты только позвони…я приеду.
— Хорошо.

Я бросила сумку с вещами, которые все таки забрала из дома Леффлера и поплелась на кухню. В холодильнике стояли несколько бутылок вина и я открыв одну из них, стала пить прямо из горла, чуть ли не захлебываясь этой сладкой, липкой жидкостью.
Вторую бутылку я пила уже в спальне, хохоча во все горло как умалишенная.
— Хватит! — чья-то рука вырвала бутылку и поставила ее на тумбочку.
Я заткнулась и медленно подняла голову. Передо мной стоял Филипп Звездин собственной персоной.

— О-о! Будущий муж! — снова захохотала я, стараясь сфокусироваться на его бледном лице. — Зачем пожаловал?
Он больно хлестнул меня по лицу и я упала на кровать, чувствуя как из разбитой губы течет кровь. Подняв меня одной рукой, вампир поволок меня в ванную и открыв кран с холодной водой, опустил мою голову под ледяную струю. Я фыркала и вырывалась, но он был очень силен. Вскоре весь хмель выветрился из меня и на смену ему пришел озноб и страх перед нежданным гостем. Он швырнул мне в лицо полотенце и вышел из ванной.

Филипп сидел на кухне и курил когда я еле перебирая ногами, появилась в дверях.
— Пришла в себя? — жестко спросил он, разглядывая меня с ног до головы. — Садись.
Мне пришлось присесть, геройствовать резко расхотелось.
Он толкнул ко мне пачку сигарет. — Куришь?
— Нет.
— Молодец. А теперь о главном. Леффлер без ума от тебя. Щенок совсем голову потерял и теперь я просто обязан испортить ему жизнь… — Филипп ухмыльнулся. — Ты не глупая малолетка, не гоняющаяся за деньгами корыстолюбивая сучка и внешность у тебя необычная…притягательная…а что может быть лучше чем нагадить Леффлеру и остаться в выигрыше самому? Собирайся. Ты переезжаешь.
Я открыла было рот, но он вдруг оказался возле меня и легко схватил за шею. — О нет…всегда помни о своем любимом щенке. Всегда. А теперь встала и пошла.

* * *
Эмиль сидел в машине и зверь внутри него бесновался, он жаждал крови и убийств. Страшных. Жестоких.
Звездин приехал сразу после того, как приехала она и сейчас находился у нее в квартире. Как он не почувствовал обман? Ложь, которой она опутала его с первой встречи, все ее уловки… Как она вела себя! Эмиль поверил ей… Поверил… Он хотел только ее. Даже сейчас. Она как яд проникла в его кровь и распространилась там, выжигая раны.

Дверь подъезда открылась и Эмиль увидел Лену. Его сердце бешено забилось, а кровь побежала быстрее. Рядом с ней показался вампир, высокомерно подняв подбородок, он держал ее за руку, а она шла опустив голову, ее глаза были за темными очками и Эмиль не мог видеть их выражения. Но ее запах он чувствовал и сходил с ума от него как наркоман. Он хотел убить и ее и Звездина, разорвать их на куски, чтоб кровь брызгала во все стороны. Эмиль зарычал и нажал на газ, чувствуя, что зверя ему не удержать…

* * *
Дом Филиппа находился в центе города — большой, белоснежный особняк с круглыми колоннами, вокруг которого зеленел парк. Вампир вышел из авто и подал мне руку, взявшись за которую я почувствовала холод, идущий от его кожи.
Мы вошли в дом и его рука опустилась к моим ягодицам.
— Теперь ты будешь жить здесь. У меня есть сын, но он живет отдельно, так что нам никто мешать не будет. Слуги научены не показываться на глаза пока их не позовут. Интересует что-то еще?
— Спать мы тоже будем вместе?
— А ты как думаешь? — его глаза блеснули красным. — Зачем мне жена, с которой нельзя делить постель? Пойдем я покажу тебе нашу спальню.

Мне даже представить было страшно, как мы будем заниматься сексом. После Эмиля я не хотела мужчин, а тем более Филиппа, который был повинен во всех моих бедах. Он был красивым, моложавым брюнетом с идеальными чертами лица, но вызывал во мне отвращение.

Спальня была большая и красиво обставленная, впрочем как и все в этом доме, но я видела в ней лишь тюрьму, в которую меня запрут на долгие годы… Если конечно не убьют.
— О чем ты думаешь? — Филипп погладил меня по лицу. — Надеюсь не об Леффлере?
Я молчала.
— Ты оценила скорость появления заметки в газете о нашей предстоящей свадьбе? — он явно издевался надо мной. — Вот что делают деньги… Заметь, в них ты тоже нуждаться не будешь. Завтра я дам тебе кредитную карту — можешь тратить деньги на свое усмотрение.

Он чуть наклонился и коснулся моих губ своими холодными губами, ожидая, что я отвечу на поцелуй. Я покорно приоткрыла рот и его язык скользнул в него с хозяйской настойчивостью.
— Молодец. Ты прекрасно понимаешь, что от тебя требуется. Думаю мы поладим. — он расстегнул на мне кофточку и погладил сначала одну, потом вторую грудь, сжимая их все сильнее. — Мне понравилось, что я увидел…
Взгляд его стал страстным, а дыхание прерывистым, он воткнулся носом мне в шею и провел по ней языком.
— М-м…теперь я понимаю Леффлера…

Филипп неохотно оторвался от меня и с сожалением добавил: — У меня еще есть кое-какие дела. Продолжим вечером… Не скучай.
Я осталась одна. Руки мои дрожали когда я застегивала на груди пуговки. К горлу начала подступать тошнота и я побежала в ванную, где извергла из себя все, то, что еще оставалось в желудке. Меня колотило с такой силой, что я не могла умыться, шлепая себя по лицу непослушными руками. О Боже! Эмиль! Как же мне страшно….

Вечером Филипп не пришел и я провела всю ночь в нервном ожидании. Но видимо у него были дела важнее чем я и это меня радовало. Под утро мне снова стало плохо и я помчалась в туалет, надеясь, что не испорчу по дороге дорогие ковры вампирского дома. В желудке было пусто и меня рвало желчью, от горечи которой сводило зубы. Дрожащая как осиновый лист, я присела возле унитаза, облокотившись на холодный кафель стены. Что со мной? Последствия пережитого? Или… Я замерла, боясь даже подумать об этом. Но эта мысль настойчиво билась в мозгу, пока я не произнесла ее вслух. — Я беременна?

Сердце ухнуло вниз, сделало сальто и вернулось на место. Я начала лихорадочно думать. Когда в последний раз у меня были месячные? Я даже не вспоминала о них…бурный роман с Эмилем, смерть Валеры… В апреле. В последний раз они были в апреле! А сейчас середина июня…
Я медленно поднялась и быстро умылась холодной водой. Подняв  глаза к зеркалу, я посмотрела на свое отражение и сама поразилась стальному блеску в своем взгляде. Этот подарок Эмиля я была обязана сохранить любой ценой. Долгие годы я безрезультатно ждала этого, но видимо любовь смогла сделать то, что не могли сделать врачи.

Но если о моей беременности узнает Филипп Звездин? Я инстинктивно прикрыла живот руками и вдруг в мою голову пришла опасная идея. Мой ребенок. Ребенок Эмиля. Он родится и будет жить. Я сделаю все для этого.
В комнату кто-то вошел и быстро промокнула лицо полотенцем.
— Ау…где же ты, Леночка?
Филипп. Я выдохнула и вышла из ванной. — Доброе утро.
— Доброе, доброе… — он сидел на кровати и вертел в пальцах кредитку. — Почему ты не завтракаешь? Решила голодом себя заморить?
— Я ждала тебя. — выдавила я.
— Сомневаюсь, что наши кулинарные пристрастия совпадают! — рассмеялся вампир, протягивая мне кредитную карту. — Держи. Я же обещал.

Он встал и направился к двери. — Извини, что не зашел вчера. Дела. Я сейчас пришлю сюда завтрак и впредь, будь добра питайся нормально и регулярно.
Филипп ушел, а я пошла в душ. Настроение поднималось все выше и выше — мне было ради кого жить.

* * *
Эмиль помог выйти из машины дочери Изотова и она благодарно улыбнулась. Высокая, стройная, с длинными волосами медного цвета и ослепительной, голливудской улыбкой, она была просто неотразима. Ее звериные глаза, опушенные длинными ресницами, лениво скользили из стороны в сторону, разглядывая витрины магазинов. Эмиля она не трогала вообще. Его зверь молчал, не реагируя на эту шикарную самку, даже легкий запах псины, проскальзывающий в нотках ее цветочных духов, не будоражил волка. Запах Лены — вот, что заставляло его рычать и изнывать от страсти… Лена…

Эмиль не хотел думать о ней. Никогда. Он запретил себе это, но иногда она пробиралась в его голову, сводя с ума и боль возвращалась.
— Эмиль! — его спутница недовольно смотрела на него. — Ты слышишь меня???
— Да, Николь, я тебя слышу. — он равнодушно повернулся к ней. — Что?
— Я хочу посмотреть нижнее бельё. — она показала на двери бутика. — Что — нибудь выбрать к свадьбе…
— Пойди посмотри. — Эмиль подумал, что это время он прекрасно проведет в каком — нибудь ближайшем баре
— А разве ты не пойдешь со мной? — она обиженно надулась. — Эмиль…
— Мне это не интересно… — он вдруг почувствовал знакомый запах и весь напрягся.

Она здесь. Эмиль быстро пробежал глазами по окружавшим его людям и сразу увидел Лену, заходившую в бутик нижнего белья. — Хотя, пошли, посмотрим, что там есть.
Николь радостно вцепилась в его руку и они поднялись по ступенькам в магазин.
Ее запах был повсюду. Зверь начинал бесноваться, помня ощущения от их близости. Эмиль повел носом и определил, что Лена находится в одной из примерочных кабинок. Выбирает белье для вампира? Зверь внутри ощетинился.
— Может мне это примерить? — Николь показала ему белый, кружевной корсет с атласными лентами.
— Примерь. — отмахнулся он. — Думаю тебе пойдет.

Николь схватила еще какие-то тряпки и скрылась в примерочной. Эмиль медленно подошел к кабинке, в которой находилась Лена, сам не понимая, что делает и слегка отодвинул штору. Она стояла перед зеркалом в длинном, черном, шелковом пеньюаре, который делал ее белую кожу похожей на мрамор. Ее аромат заполнил все пространство небольшой примерочной и Эмиль просто сходил с ума, глядя на ее алебастровую спину. Их глаза встретились в зеркале и Лена испуганно отшатнулась.
— Что ты здесь делаешь?!

Эмиль уже не мог сдержать себя, он схватил ее за плечи и впился в ее губы, зверея от возбуждения. — Для вампира наряжаешься? — прошипел он ей в лицо.
— Оставь меня в покое или я закричу! — Лена упиралась маленькими кулачками в его грудь, ее глаза были широко распахнуты. — Уйди!
— Дрянь… — выдохнул он и оттолкнув от себя, вышел из примерочной. Он ненавидел ее, но в штанах было тесно от восставшей плоти, которой нужна была женщина. Ему нужна была Лена!
— Ты хорошо выглядишь. — прорычал он, отдергивая штору и хватая Николь за руку. — Пошли. Я хочу секса.
Она схватила платье и натягивая его прямо на корсет, побежала за ним. Эмиль швырнул изумленной продавщице деньги и выволок Николь из магазина.

* * *
Я выглянула из окна своей спальни, услышав звук подъезжающего автомобиля и увидела Филиппа, идущего к дому. Меня трусило от страха, но мне нужно было что-то делать, пока моя тайна не стала причиной моей смерти. Смерти я не боялась, но теперь я отвечала не только за себя.
Прошло пару часов и наконец я услышала звук шагов, приближающихся к спальне.

Дверь открылась и в комнату вошел Филипп, развязывая на ходу галстук. Он глянул на меня и его глаза удивленно расширились, страшные, красные, они лишали меня воли и лишь страх еще сильней пульсировал в венах.
— Что я вижу? — прошептал он, разглядывая меня, обтянутую черным шелком. — Какие чудесные перемены…
Вампир навис надо мной и погладив по лицу, скользнул рукой ниже и схватив за нежный шелк, разорвал пеньюар до широкой, кружевной вставки снизу.
— Вот так…так мне нравится больше…

Он раздвинул мне ноги и спустив штаны, вошел в меня, кусая плечи, шею и грудь. Я терпела, стараясь не плакать и даже обняла его, запустив пальцы в густые волосы.
Наконец он скатился с меня и прикрыл глаза. Я попыталась встать, но он схватил меня за руку.
— Ты куда?
— В ванную.
— Не спеши. Ляжь обратно.
Я покорно лягла обратно.
— Ты предохраняешься?
— Нет…
— Молодец. Я бы хотел еще детей.

Зазвонил телефон и вампир сел, разговаривая с кем-то.
— Спасибо Леффлер. Спасибо. Я надеюсь вы почтите своим присутствием мою свадьбу? Хорошо….Да….Жду….До встречи.
Я побледнела и вся сжалась. Только не это…
— Я не мог упустить такого шанса! — рассмеялся Филипп. — Эмиль будет взбешен!

— Когда же свадьба? — спросила я, прикрывая голое тело, на котором ерзали шелковые тряпки. — Я так понимаю в скором времени?
— Через две недели. — ответил Филипп, снова ложась на подушку. — Можешь готовиться. Платье…драгоценности…в общем, что хочешь. А сейчас иди-ка сюда…

 

* * *

Эмиль лежал на кровати и курил, глядя в потолок. Секс с Николь принес лишь физическое, сиюминутное удовольствие, но душевная потребность в Лене, все еще терзала его. Николь пила шампанское, покачивая ногой, ее загорелое, сильное тело разительно отличалось от естественных форм его бывшей любовницы и вызывало у Эмиля лишь раздражение.
— Что же одеть на свадьбу Звездина? — вдруг задумчиво произнесла она. — Может мое новое, красное платье? А, Эмиль?
— Одевай что хочешь. Я все равно туда не пойду.
— Почему? — она отставила бокал. — Эмиль ты не можешь…
— Могу. — он встал и стал натягивать джинсы. — Там будет мой отец и твой…тебе не будет скучно.

— Говорят его женой станет смертная… — Николь удивленно пожала голыми плечами. — Зачем она ему? С ними же одна морока…слабые, вечно ноющие, умирающие людишки. Хотя…если он ее обратит…или уже обратил… Как ты думаешь, Эмиль?
Он похолодел. Лена — вампир? Нет…Звездин не поступит с ней так. А с другой стороны…может Лена сама этого хочет. Тогда у него появится еще один повод ненавидеть ее.
— Пусть он делает, что хочет. Она его жена.
— А куда мы поедем отдыхать после свадьбы? — сменила тему Николь. — Якоб говорил, что тебе нравится Куба…
— Мы не поедем в Кубу. — резко ответил Эмиль. На Кубу он собирался отвезти Лену и тащить туда Николь, значило окончательно потерять любовь к этому месту. — Франция тебя устроит?
— Кла-а-асс! — она запрыгала на кровати. — Обожаю Францию!

 

* * *

За эти две недели я смирилась со своей участью, но ненависть к Филиппу не исчезла, а притаилась где-то глубоко в закутках моей души. Он познакомил меня со своим сыном — Алексом и тот отнесся ко мне довольно не плохо, но я почувствовала в нем скрытое презрение, будто он общался с лягушкой. Интересно, он в курсе какие причины сподвигли его папашу жениться на мне? Скорее всего, что да…
Он следил за мной постоянно, провожая красными глазами, отчего у меня мурашки ползли по спине и становилось холодно. Белокожий Милк подмигивал мне, намекая на тайну, которая свела нас вместе — видимо его веселил тот факт, что весь этот маскарад приносил мне немыслимые мучения.
И все таки эти две недели прошли. Свадьба должна состоятся завтра и пути назад уже не будет. Хотя разве он был?

Дом был полон гостей, среди которых были и люди, но в основном это были вампиры и оборотни. Они держались ровно, сдержанно, ведь у некоторых были совместные дела, что подразумевало взаимное уважение и какое ни какое общение.
Я смотрела на себя в зеркало и отражение казалось мне чужим. Жемчуг на шее был похож на драгоценный ошейник, холодно поблескивая в свете солнечных лучей, он душил меня, не давал дышать… Разве могла я подумать еще несколько месяцев назад, что буду стоять в шикарном свадебном платье посреди огромного особняка, готовая спуститься вниз и выйти замуж. За вампира.

Филипп ждал меня возле белой, воздушной беседки, где находилась представительница ЗАГСа и выглядел довольно строго, в черном костюме и белоснежной рубашке, в рукавах которой переливались бриллиантовые запонки. Меня к нему подвел Алекс, пялясь в мое глубокое декольте, жадным взглядом. Я шла как марионетка, ведомая чьей-то сильной рукой и искала взглядом в толпе приглашенных глаза Эмиля. На секунду мне показалось, что вот они! Но нет…это Якоб… Он смотрел на меня насмешливо, с презрением и мне стало не по себе… Если бы…Хватит! Если бы, если бы…сейчас нужно думать лишь о ребенке в моем животе.

Рядом с ним стояла высокая, красивая девица и меня словно иглой кольнуло в сердце. Кто она?
— Повезло отцу. — шепнул мне Алекс. — Что ты по гостям глазами шаришь, оборотня своего ищешь?
Я выдернула у него руку и шагнула к Филиппу.
— Ты прекрасна. — он окинул меня хозяйским взглядом. — Начинайте.

* * *
Эмиль стоял за деревом в парке Звездина и наблюдал за церемонией. Она шла с Алексом и была такой бледной и несчастной… Видно было, что над ней поработали стилисты вампира. Темные, короткие волосы, красные губы и все это на фоне белого платья, сливавшегося с ее кожей. Или ее обратили??? Нет. Эмиль ощущал ее запах и он не изменился. Оборотни немного пахли псиной, вампиры испускали легкий, какой-то металлический аромат, а Лена все еще пахла собой…
Он прижался лбом к шершавому стволу и крепко сжал зубы. Как она могла? Как…
Эмиль резко развернулся и пошел прочь.

* * *
— Ты запала мне в душу и с каждым днем, это чувство к тебе пускает новые корни… — Филипп водил пальцами по моей спине, а я лежала на животе, отвернувшись от него, чтоб он не видел выражения моего лица. — Меня бесит то, что ты принадлежала оборотню… Скажи, ты думаешь о нем?
Я почувствовала как его пальцы легко сжимают шею.
— Зачем думать о том, что заведомо невозможно. — ответила я не поворачиваясь. Его хватка ослабла и он поцеловал меня в то место, которое только что сжимал, ероша мои короткие волосы.
— В субботу свадьба Леффлера и дочери Изотова Николь. Мы приглашены.

Я почувствовала как заболело все внутри, будто жаром обдало. Жгучие слезы выступили на глазах и я сильно зажмурилась.
— А если я не хочу идти?
— Ты пойдешь. — жестко сказал вампир. — Или боишься разрыдаться, увидев этого чертового Леффлера?
— Нет. — я старалась говорить спокойно. — Просто я себя нехорошо чувствую.
— Это продолжается уже несколько недель. Что происходит?
Я взяла себя в руки, чтобы страх, который испытывала, не заметил Филипп и тихо сказала:
— Может я беременна?

Он повернул меня к себе и заглянул в глаза.
— Ты думаешь?
— Я не уверена, но может быть…
— Завтра же поедешь к врачу. — он возбужденно сел. — Я позвоню в клинику…
— Не нужно. У меня есть хороший доктор, у которой я наблюдаюсь. Я ей доверяю. — я спрятала руки под подушку, чтоб он не увидел дрожь моих пальцев.
— Ты уверена? Я могу найти тебе самого лучшего врача.
— Можно мне хоть что-то решать самой?
— Если ты считаешь это правильным — делай как знаешь. Главное, чтоб с ребенком ничего не случилось.
— Я же тебе сказала, что доверяю ей.

На этом наш разговор был закончен, но вампир находился в возбужденном состоянии еще долго…Из чего я поняла страшную истину своего будущего… Неужели есть смысл верить в то, что Филипп не отличит ребенка оборотня от ребенка вампира?
Значит мои планы рушатся. И это опасно не только для меня, но и для сына Эмиля. Я чувствовала, что это будет сын.

* * *
Эмиль сидел за свадебным столом, выпивая рюмку за рюмкой. Николь была счастлива и радостно принимала поздравления от гостей, порхая по ресторану в воздушном платье цвета шампанского. Ее существование ничего не омрачало и будущее для нее выглядело радужным и без облачным. Деньги, курорты, молодой, здоровый муж…
Эмилю было все равно. Он просто хотел, чтобы его оставили в покое. Во Франции есть дом, за которым простирался лес, вот туда он и собирался. Пусть эта рыжая болонка Николь, делает что хочет, а он будет бегать по лесу, охотиться и ни о чем не думать. Ни о чем.

Отец пригласил Звездина с супругой, но Лена не приехала. И хорошо. Он бы не вынес этого. Он знал, что у него сорвало бы крышу. Эмиль снова выпил и отшвырнул стакан.
— Я надеюсь ты будешь в состоянии сесть в самолет?
Якоб Леффлер присел рядом и налил себе тоже.
— Я не пойму твоих страданий. Молодая, красивая жена, достаток…все впереди… — он подозрительно посмотрел на сына. — Или эта чертовая баба, все еще живет в твоей голове?

Эмиль сжал кулаки под столом. Меньше всего ему хотелось этого разговора.
— Молчишь…значит я прав… Но теперь можешь не рвать сердце. Звездин похвастался, что скоро станет отцом. Она беременна и на свадьбу не пришла из-за того, что нехорошо себя чувствует. Отпусти ее. Она носит вампирское дитя.
Эмиль почувствовал как земля уходит из под ног и под ним разверзается черная пропасть. Нет! Нет! Нет…
Он встал, переворачивая стул и направился к Николь. Она вскрикнула, когда Эмиль подхватил ее на руки и понес из ресторана.
— Что происходит, Эмиль? От тебя сильно пахнет виски…
— Хочу отдать супружеский долг.
— Сейчас???
— Немедленно. И приготовся, трахать я тебя буду до самого нашего отъезда.
Он швырнул ее на заднее сиденье своего кабриолета и прыгнул за руль, пытаясь разогнать черную пелену перед глазами.

* * *
После того, как все узнали о моей беременности, отношение ко мне изменилось. Филипп был более ласков, моя мама носилась со мной как с писаной торбой, а вот Алекс затаил на меня зло. Ему не хотелось, чтобы у отца были еще дети, он прекрасно понимал, что Филипп будет любить маленького больше, чем великовозрастного, неуправляемого сына, а если он или она еще и будут оправдывать надежды отца, то вся красивая жизнь могла закончиться. Конечно мне были смешны его страхи, ведь я знала, что мой ребенок никогда и ничего не получит в доме Звездиных, ибо тайна раскроется как только малыш появится на свет.

Я стала думать как выйти из этой ситуации. Как покинуть дом Филиппа еще до родов и где спрятаться, чтобы месть вампира не настигла меня. Но тут же мои мысли прервала лишь одна, но такая болезненная… Эмиль. Филипп убьет его, если я убегу. Из этого кошмара не было выхода…
Время шло, а проблем становилось больше. Теперь я начинала думать еще и о том, как буду объяснять Филиппу, рождение семимесячного ребенка. Это конечно вполне возможно и довольно часто происходит, но в нем вспыхнут подозрения и тогда… А что тогда? Конец во всех этих вариантах один — смерть.

Эта ночь была лунной и тихой. Филипп лежал рядом и его пятерня распласталась на моем животе. Он лениво спросил:
— Ты все таки не хочешь узнать пол ребенка?
— Нет. Я и так знаю, что это будет сын.
Он усмехнулся.
— Жаль только, что себя истинного, мой малыш покажет не раньше чем через три года.
— Ты о чем?
— Наши дети, так же как и у оборотней, становятся похожими на свою сущность по истечении трех лет, лишь в этом возрасте у них начинают менятся глаза и появляются другие черты и способности нашего рода…Так что это обычные младенцы, орущие и писающие в памперсы…

Я еле сдержала облегченный вздох. Значит срок увеличился и кое-какое время мой ребенок будет в безопасности, а я уж точно постараюсь что-нибудь придумать.
— Ты до сих пор думаешь о нем? — вдруг спросил вампир и тишина после этих слов показалась мне гробовой.
— Зачем ты вспоминаешь о нем? — я твердо посмотрела на него. — Оставь это в прошлом.
— Наверное ты права.

Я отвернулась и перед моими глазами появилась картинка из магазина нижнего белья. Как в зеркале я увидела его глаза — сумасшедшие, страстные, горящие желтым светом. Как он впился в мои губы, до крови сминая их своим жестким ртом. Он ненавидел меня и хотел… А мы могли быть счастливы…
— Спокойной ночи, Лена. — сказал Филипп, целуя меня в спину.
— Спокойной ночи, Филипп.

Мне приснился старый Фрид. Мы гуляли по парку и разговаривали о чем-то легком и абсолютно не важном. Цвели деревья, было тепло и уютно… Даже когда я проснулась, на душе было хорошо. Решение пришло неожиданно. Мне нужно поговорить с Фридом. Но как? Нужно найти повод, чтобы войти в дом Леффлера. Этот повод представился в скором времени.

— Как ты себя чувствуешь? — Филипп встал за моей спиной и я отложила книгу, которую читала сидя в беседке на улице.
— Хорошо. А что?
— Мы с Леффлером закончили строительство торгового комплекса и по этому поводу он хочет сделать банкет. Не хочешь составить мне компанию?
— Если ты этого хочешь…
— Хочу. Мне нравится показывать тебя и наш живот остальным.
— Когда же состоится это мероприятие?
— В среду. Будь готова к шести часам.

Лучшего повода было не найти и я разволновалась, представляя предстоящий разговор и надеясь, что Фрид не прогонит меня прочь.
Теперь мне нужно было подобрать красивое платье, в котором я бы не смотрелась как школьный глобус, а была красивой беременной и сделать прическу — мне почему-то хотелось предстать перед Фридом во всей красе…

* * *
Эмиль бежал по лесу и его хриплое дыхание нарушало тишину ночи. Он бегал до изнеможения, но это не помогало. Ему везде мерещилось лицо Лены, ее красивые глаза и мягкость ее тела, по которой он невыносимо скучал. Зверь внутри тоже поскуливал лунными ночами и иногда даже выл на далекую, чужую луну…
Сначала Николь требовала внимания и он имел ее жестко, быстро, стараясь не смотреть на лицо этой комнатной болонки. Но потом все еще больше изменилось.
Каждое утро он приходил домой голый и грязный, заваливался в кровать и спал до вечера. Николь перестала разговаривать с ним — он ее пугал, но Эмиля это не интересовало. Взглянув в его налитые кровью глаза, она убегала и иногда, когда у него не было настроения, он ловил ее и заставлял заниматься с ним сексом. Теперь не зверь был внутри него, а он внутри зверя…

* * *
Решив, что все складывается отличнейшим образом, я окрыленная предстоящей встречей с Фридом, решила сразу же отправиться по магазинам. Покинув беседку, я прошлась по аллее, усыпанной желтыми, ноябрьскими листьями и заметила Алекса, поджидающего меня возле небольшого фонтанчика.
— Привет. — он пристроился ко мне и пошел рядом. — Воздухом дышишь?
— Да, надоело дома сидеть.
— Уже знаешь кто будет? — он кивнул на живот.
— Нет. — я чувствовала себя не комфортно в его обществе, а тем более он никогда не горел желанием общаться со мной или устраивать семейные прогулки по парку.
— Понятно… — он вдруг остановился и схватил меня за руку. — Подожди.

Я удивленно посмотрела на его руку и он ее убрал.
— Ты не знаешь, какие у отца планы на счет меня?
— Без понятия. — я начинала понимать к чему он клонит и зачем завел этот разговор. — Филипп не рассказывает мне о своих планах.
— Будь осторожна Лена… — он ухмыльнулся. — Не советую пытаться наложить руки на деньги отца. Твоему щенку….
— Хватит! — я прервала его гневную тираду. — Отойди! Мне некогда!
Он еще пару секунд гипнотизировал меня своими красными глазами, но все же отошел, пропуская меня.
— Смотри, я предупредил.

Наступила среда и в вечерней темноте, дом Леффлера переливался яркими огнями. Автомобили гостей съезжались к главному входу: мужчины все как один были в черных костюмах, а их спутницы сверкали бриллиантами.
Я отдала свое манто слуге и пригладила платье, мягкими, шелковыми волнами, струящееся к полу. Темно-бордовое, с завышенной талией, оно как нельзя лучше подходило под мою фигуру и мой круглый живот довольно красиво смотрелся под этим дорогущим шелком.
— Добрый вечер. — Якоб Леффлер подошел к нам, как только увидел. — Поздравляю Филипп.

— Я тоже тебя поздравляю, в конце концов это наш совместный проект. — вампир засмеялся и они пожали друг-другу руки и Якоб посмотрел на меня с натянутой улыбкой, скрывая за ней истинные чувства. — Здравствуйте Елена Евгеньевна…вас я тоже поздравляю…
Его взгляд был направлен на мой живот.
— Спасибо Якоб Фридович. — спокойно ответила я, хотя в душе творилось черти что. Если бы он знал хоть толику того, что произошло, то вряд ли бы сейчас корчил из себя оскорбленную невинность и одаривал меня своим презрением.

Они с Филиппом принялись обсуждать свой успех, а я отошла от них, выискивая в толпе разряженных монстров, старого Фрида. Неужели его здесь нет? Эмиль говорил, что он пошел на поправку…
Моя последняя надежда рушилась, ведь бегать по огромному дому Леффлера, заглядывая в комнаты — было бы непростительной глупостью…
— Неужели это вы?

Я подскочила на месте и радостно обернулась. Старик Фрид! Хотя теперь, назвать его стариком и язык бы не повернулся. Он выглядел отменно, даже его седая борода потемнела, а глаза стали еще более яркими. Фрид стоял на своих ногах, высокий и мощный — похожий на древнего викинга.
— Здравствуйте! — мне было приятно видеть его и в его глазах, я не увидела ненависти и презрения. — Вижу вы все таки побороли свою болезнь.
— Да, наконец-то я стал чувствовать землю под ногами… У вас Элен я вижу тоже все хорошо? — он разговаривал со мной просто, как с хорошей, старой знакомой.
— Я хочу кое-что передать вам. — тихо сказала я, открывая сумочку. — Это очень важно…
— Да? И что это?
— Лена! — Филипп махнул мне рукой. — Подойди сюда!

Я быстро передала Фриду письмо, которое писала всю ночь, стараясь поведать в нем все мелочи тех страшных событий, ведь поговорить бы нам вряд ли удалось и махнула Филиппу в ответ.
— До свидания. Надеюсь вы сможете помочь…всем нам…
Я пошла к мужу, в последний раз глянув в настороженные и серьезные глаза Фрида. Он незаметно засунул конверт в карман и пошел в толпу гостей…

— Как вы находите моего отца? — вежливо поинтересовался Якоб Леффлер когда я подошла к ним. — Он отлично выглядит, не правда ли?
— Да, по правде сказать, я была изумлена. — искренне ответила я. — Он даже помолодел.
— А как твой сын, Якоб? — вдруг спросил Филипп и у меня засосало под ложечкой. Неужели специально? Скорее всего…
— Эмиль сейчас живет во Франции. Счастлив в браке. Ну это понятно, — он подмигнул Филиппу, — молодая, красивая жена… Николь шикарна, ведь так?
— Да, у Изотова очень красивая дочь…

Я стояла с улыбкой на лице, от которой у меня уже болели скулы, а сердце мое кровоточило от свежих ран. Малыш недовольно зашевелился, будто чувствуя мою боль и я решила взять себя в руки, нужно думать только о нем.
Эмиль молодой, красивый мужчина, а они переживают такие увлечения быстро и безболезненно. Пусть будет счастлив даже без меня. Главное, что он будет жить…

∗   ∗   ∗

Буран, налетевший с севера, накрыл Францию снегом и Эмиль сидел в своей спальне, тупо глядя на танцующие в сумасшедшем ритме, снежинки. Сегодня лес был словно хрустальный, ветви, отяжеленные ледяной коркой, тихо звенели на ветру, напевая что-то магическое и волшебное, а тишина, укутанная снегом, напоминала смерть…
Он вдруг понял, что никогда не сможет жить без нее, никогда не ощутит яркости этой жизни и оставалось лишь два варианта — уйти в горы, навсегда превратившись в зверя или вернуться за ней. Быть с ней вопреки всему. Даже то, что она носит дитя вампира не остановит его. Они уедут и Эмиль воспитает этого маленького кровососа по законам оборотней. Больше ничего не остановит его. Он давно простил ее.
Эмиль встряхнулся и отправился в душ, ему нужно было привести себя в порядок. Зверь совсем овладел им.

* * *
Чем ближе подходил срок родов, тем больше я переживала. Мне нужно было убедить Филиппа, что ребенок семимесячный. Переживания сделали меня нервной и малыш тоже вел себя беспокойно, колотя меня ножками изнутри. От Фрида никаких новостей не было и я уже не верила в то, что мне кто-нибудь поможет. Нужно было надеяться только на себя…
В этот январский день было до того холодно, что казалось будто весь мир, окружавший дом вымер, утонув под бесконечным снегом, валившим с неба.
Я немного погуляла по парку, но быстро замерзла и пошла к дому, чувствуя как горят от мороза щеки. Возле входа стоял автомобиль Алекса и я скривилась — до чего неприятный тип.

В доме было тихо, лишь из кабинета Филиппа доносились приглушенные голоса и я пошла туда, надеясь услышать что-нибудь интересное для себя. Но то, что я услышала…
— Значит я для тебя уже никто?! — голос Алекса переходил в крик.
— Ну о чем ты говоришь?! — Филипп отвечал ему раздраженно, словно тот до чертиков надоел ему. — Ты — мой сын!
— У тебя скоро родится еще один!
— Ты взрослый мужчина, а ведешь себя как ребенок! Давай прекратим этот разговор раз и навсегда. Все мои дети важны для меня!
— А ты уверен, что это твой ребенок? — прошипел Алекс и в кабинете воцарилась гнетущая тишина.

Я похолодела.
— Ты о чем, Алекс? — угрожающе спросил Филипп.
— А может когда ты убивал ее мужа, она уже носила ребенка от оборотня!
— Заткнись и убирайся из моего дома!
— Уйти придется тебе. — прошипел Алекс и я услышала звуки борьбы, чавканье и тяжелые стоны, переходящие в хрип. — Прощай отец.
Я почувствовала ужасную боль внизу живота и с ужасом увидела как ковер подо мной окрашивается кровью. Я закричала, падая на пол, а боль все пронзала меня, раскаленным копьем.

Увидев выходящего из кабинета Алекса, я поползла к лестнице, понимая, что убежать от него мне не удастся. Он улыбнулся мне страшной улыбкой и швырнул мне какой-то окровавленный кусок, который с тихим шлепком упал перед моим лицом.
— Это сердце твоего мужа. — прошипел он, медленно надвигаясь на меня. — Теперь оно твое навсегда… Ты не довольна, маленькая, грязная, человеческая самка? Почему? Или ты хотела чего-то большего?
— Вызови скорую, — простонала я. — У меня роды начались…
— А почему так рано? — страшная улыбка не сходила с его лица. — Может потому что этот щенок внутри тебя, отродье Эмиля?

Я снова закричала от боли, но это ему лишь приносило удовольствие. Алекс пнул ногой меня в живот и оскалившись, присел рядом.
— Твоя кровь так сладко пахнет… Может мне пообедать тобой, а дорогая мама?
Я чувствовала как мое сознание проваливается раз за разом, в какие-то темные ямы и я не могла с собой ничего поделать. Боль уже пробралась в каждую клеточку моего тела и я уже не могла терпеть ее.

Вдруг дверь распахнулась и в дом вошел Фрид, в черном пальто, припорошенном снегом, он поднял голову и его желтые глаза гневно расширились.
— Помогите… — прохрипела я и тут же снова закричала от боли.
Фрид скинул пальто и мягкими, быстрыми шагами, стал подниматься по лестнице, не сводя глаз с Алекса.
— А вот и старый пес пожаловал! — засмеялся вампир и приподнял меня за шею. — Наверное за своим щенком?
— Ты же знаешь, что не справишься со мной. — голос Фрида был спокойным, но разрушительный гнев уже бушевал в его груди.

— Когда-то же справился! — спесиво заметил Алекс, не обращая внимания на то, как я корчилась от боли.
— Так это был ты??? — Фрид скинул свитер, оставшись в одной лишь майке. — Ты считаешь, что подкрасться как крыса и воткнуть мне шприц со своей кровью в шею — это твоя победа надо мной??? Ты гадкий и мерзкий слюнтяй, с больной головой! Отпусти девушку немедленно! — зарычал он. — И я дам уйти тебе живым.

— Вопрос: дам ли я уйти живым твоему внуку! — прошипел Алекс, выставляя перед собой заветный «брелок» с красной кнопкой.
— Ты бредишь. Эта ерунда не сработает — Эмиль за тысячи километров отсюда.
— Да? А я думал у вас сегодня вечеринка в нашем доме. — Алекс ткнул пальцем в сторону двери и визгливо рассмеялся. — Теперь вы все в моих руках!

Я, ослабевшая окончательно, повернула голову и увидела Эмиля, стоявшего в дверях. Залетающий с улицы снег, окутывал его прозрачным маревом и он казался мне нереальным.
— Эмиль…
— Держись моя девочка. Я не позволю тебе умереть… Я с тобой…держись…
— Как мило! — издевательским тоном воскликнул вампир. — Ты сейчас сам сдохнешь!
Вдруг, две большие руки обхватили его голову и дернули, срывая ее с плеч. Глаза Алекса удивленно моргнули несколько раз и замерли, а тело, перевалившись через перила, упало под ноги Эмиля.
— Похоже, что войну мы все таки развязали. — Якоб отшвырнул голову и подхватил меня на руки. — Держись! Не теряй сознание! Все будет хорошо! Ты мне веришь?
Я слабо кивнула головой и…потеряла сознание.

* * *
Очнулась я от того, что кто-то гладил мои руки.
— Мама…
— Да это я Леночка… Слава Богу!
— Где мой сын?
— Какой сын? — мама удивленно заглянула мне в глаза.
— Мой сын! — я попыталась встать, но низ живота свело ужасной болью и я снова упала на подушку.

— Эй…ты чего? — я резко повернулась на голос Эмиля и восторженно уставилась на маленький сверток в его руках. — Мама хотела сказать, что у нас дочь…
— Да. — кивнула она и встала, уступая место Эмилю. — У вас тут вообще не разберешь, что происходит… Санта-Барбара какая-то…
— Как дочь? — я настолько была уверена, что это будет сын, что немного не соображала откуда появилась дочь.
— Бывает рождаются и девочки. — тихо рассмеялся он и я вдруг до слез поняла, как скучала за ним. Мой единственный. Мой. — И хочу тебе сказать, — добавил Эмиль, — что она мне нравится больше чем ты…
— Дай мне ее…

Малышка была серьезной с аккуратными губками, сложенными трубочкой, она рассматривала нас своими пока еще голубыми глазками и вздыхала.
— Как хочешь назвать ее? — Эмиль прикоснулся губами к моим мокрым щекам.
— Эмилия… Она будет Эмилия…
— Прости меня… — прошептал он. — Я должен был понять…
— Ты не мог ничего сделать… — я погладила его по волосам. — Я сама решила так поступить.

И тут меня пронзила ужасная мысль…
— А как же капсула с ядом? — встрепенулась я. Страх снова схватил меня в свои тиски.
— Пусть будет. Трогать я ее не собираюсь, а дальше что-нибудь придумаем. Не переживай…
— Можно?
В палату вошли Якоб и Фрид и из-за огромных букетов цветов не было видно их лиц.
— Где тут наша внучка?

Якоб Леффлер осторожно взял Эмилию из моих рук и с нежностью заглянул в ее личико. — Она чудесная! Отец, ты только посмотри на нее!
Фрид подошел ко мне и сжал мою руку.
— Прости нас дочка. Иногда не ведаем, что творим… А я боялся показать письмо Якобу…могли бы и не успеть.
— Я больше не хочу жить прошлым… — я сжала его руку в ответ. — Ведь всех нас теперь ждет прекрасное будущее…

Эпилог.
Я лежала на груди Эмиля и слушала его большое сердце. Мой ненасытный любовник, мой муж… Его красивое мощное тело раскинулось на простынях, а правая рука сжимала меня подобно стальным тискам. Эмилия тихо сопела в кроватке, устав от своей наглости и дерзости, что передалось ей от отца и я была счастлива…
За окнами снова набирал силу апрель и я, пережившая за этот год, ужаснейшие вещи, знала, что если бы у меня был выбор еще раз прожить тот день — я бы все равно села в ту маршрутку…и обязательно бы согласилась ухаживать за не таким уж и старым Фридом…)))

(читать фэнтези о любви оборотня)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector