Игры Голодных

Игры голодных 1.

Королева — жертва.

(читать фэнтези про вампиров и оборотней)

Мужчина был необычным. Слишком. Внешне он конечно ничем не отличался от обычных мужчин, ну если только привлекательностью: высокий, спортивный, с жестким лицом, покрытым слабой щетиной…но его глаза! Это был такой тяжелый взгляд, практически прибивающий к полу, что по мне мурашки бежали от страха. Это был один из тех опасных экземпляров, которые всегда отпугивали своей дикостью, заставляли смущаться и краснеть, мямлить невпопад. Ну, а не дай Бог, мне, с моим характером пришлось бы заговорить с ним, я бы точно упала в обморок.

— Кто это, Лар? — шепнула я барменше, которая ловко делала коктейли.

— Где? — симпатичная, с короткими, красными волосами девушка, посмотрела в зал.

— За вип столиком.

— И не смотри даже туда, — предупреждающий взгляд Лары удивил меня. Что не так? — Вообще не смотри и не подходи туда. Этот столик обслуживает Стелла. И только она, понятно?
— Да я просто спросить хотела…мужчина очень уж необычный. — я действительно не понимала такого отношения. Может из-за того, что я новенькая?

Лара вздохнула и словно прочитав мои мысли, сказала:
— Ты не подумай, я тебе это говорю, чтобы оградить. Это очень не простой человек. Очень. И все, кто собирается за этим столиком — компания не для таких как ты. Поверь мне.
— А что же с ними не так? — мужчина за столиком казался мне теперь еще более привлекательным.
— Это — опасные люди. Обходи их стороной. — Лара отвернулась от меня, давая понять, что больше не хочет общаться на эту тему.

Я посмотрела в зал, выискивая глазами Стеллу. Девушка записывала заказ у столика с влюбленной парочкой. Почему именно она могла обслуживать этого «опасного мужчину?» Может из-за того, что была высокой, длинноногой, с ровной, белоснежной улыбкой? Или потому, что умела так красиво нагнуться и ее загорелая грудь, слегка показывалась из выреза рубашки?

— Стелла! — густой, хрипловатый голос врезался в негромкую музыку и я с любопытством наблюдала как официантка кинулась к нему, ослепляя широкой улыбкой. Мне показалось или она была напугана?
— Юль, прими заказ за десятым столиком. — вывела меня из раздумий Лара. — Давай, быстренько, Стелла занята!
Я схватила блокнот и помчалась к влюбленной парочке, недовольно косившейся на резко забросившую их официантку.

К ночи ближе, в бар подтянулись еще несколько мужчин, которые уселись за вип столик и мне сразу же показалось, будто в этом темном углу собрались звери. Эти двое, были такими же угрюмыми как и «опасный» тип, с вызывающими трепет взглядами и тяжелыми подбородками. Они пили водку, по сторонам не смотрели, но у меня почему-то создавалось впечатление, что они не пропускают ничего, что происходит вокруг.

Стелла постоянно следила за из столиком и стоило кому-то из них поднять глаза, бежала туда, натягивая все ту же улыбку. Людей в баре было много и я уже совсем забегалась, мечтая о конце рабочего дня, чтобы упасть на кровать в своей маленькой квартирке и заснуть прямо в одежде.

Поставив на столик, за которым сидела шумная компания бокалы с пивом, я забрала разнос и пошла к барной стойке, поглядывая на пепельницы, как вдруг каблук на моих новых туфлях зашатался и обломился. Потеряв равновесие, я взмахнула руками и упала, больно ударившись коленкой о каменный пол. Зажмурившись, я посчитала до трех, терпя саднящую боль и подняла голову, натыкаясь на тяжелый взгляд. Краска кинулась мне в лицо и я смущенно опустила глаза, обзывая себя неуклюжей дурочкой. В голове мелькнула мысль: Почему не помочь мне подняться? Женщина упала, можно же хоть руку подать?

Но рука легла мне на голову, погладила лицо и скользнув под подбородок, подняла мое испуганное лицо.
— Ты читаешь мои желания. Разбитые колени, страх в глазах, покорная поза…И кто же ты, подарок?
Этот голос напугал меня. Колючки страха впились в мою кожу, как будто я схватила кактус голыми руками.
— Этот наша новая официантка! — ко мне подбежала Стелла и взяла меня за плечи. — Иди иди…
— Я не помню, чтобы звал тебя. — в голосе мужчины зазвучал металл и Стелла отошла от меня. — Принеси спирт и пластырь.

Стелла посмотрела на меня словно пожалела и быстро пошла к Ларе, которая внимательно наблюдала за происходящим.
Мужчина наконец помог мне подняться и разглядывая произнес:
— Сядь.
— Мне нужно работать… — промямлила я, сжимаясь внутри от страха.
— Сядь.
Я села. Господи, что ему от меня нужно?!
Двое других мужчин, с усмешкой наблюдали за мной, с плотоядным интересом.

Он провел по разбитой коленке и вдруг облизал палец, на котором осталась моя кровь.
— Ты на вкус как вино…
Я совершенно не понимала, что происходит и обратила внимание на то, что глаза его друзей заблестели, словно волки учуяли запах раненой оленихи.

Подбежала Стелла, с аптечкой в руках и мужчина, гладивший мои дрожащие коленки сказал, даже не глядя на нее:
— Обработай ей ногу.
Стелла присела возле меня и я испуганно поджала ноги.
— Не нужно! Я сама!
— Ты слышала меня, Стелла? — его голос как ледяной металл, скользнул по моей коже.

Она снова потянулась ко мне, быстро взглянув в глаза и мне показалось, что она просила…просила позволить ей. Она боялась. Я замерла, чувствуя как ее руки осторожно касаются царапин. Несколько минут и на моем колене устроился белоснежный пластырь, резко констатируя со смуглой кожей.
— Иди.

Стелла встала, не поднимая головы и быстро пошла к бару. Мужчина посмотрел мне в глаза и у меня появилось, ощущение, что я раздета, отчего плечи мои слегка сжались, но я взяла себя в руки и срывающимся голосом, сказала:
— Я пойду.
— Иди. Больше не падай. Юлия…

— Ты идиотка?! — Стелла схватила меня за плечи, стоило мне войти в кухню и сильно тряхнула.
— Ты чего? — я скинула ее руки и отошла. — Я ничего не сделала такого что…
— Тебе сказали не приближаться к этому столику? — перебила она.
— Я упала! — мне были непонятны ее претензии.
— Ты пялилась туда весь вечер! — прошипела Стелла. — Ты подставляешься сама и делаешь это с другими!

— Да что я сделала?! — я тоже повысила голос, не понимая в чем она меня обвиняет.
— Единственное, что я могу тебе посоветовать — увольняйся. Ты попала в нехорошую историю. — Стелла немного поутихла, но ее слова удивили меня. Да что я сделала???
— Ты можешь мне объяснить… — начала я, но она отмахнулась.
— У меня нет настроения с тобой разговаривать. Я тебе сказала все, что хотела — увольняйся.
Она вышла, а я зло подумала: » Чего это ради? Не дождешься!»

Смена закончилась, а Лара так и не заговорила со мной по нормальному. Они постоянно шептались со Стеллой и мне казалось, будто я сделала нечто такое, что прощению не поддается. Решив не обращать внимания, я переоделась и сухо попрощавшись, вышла из бара.

Улица была темной, изредка ее прорезали вспышки фар, а вывеска » Змеиное гнездо» над головой, мигнула и погасла.
Я медленно пошла по влажному тротуару и мне казалось будто густой туман, стелившийся по проезжей части можно было потрогать руками. Неприятное ощущение чужого присутствия, слегка холодило спину. Я оглянулась, но никого не увидела, улица была пустынна. Нет, снова это нехорошее чувство…

Шаги, сначала тихие и медленные, а потом превращающиеся в бег, напугали меня, заставили прижаться к стене, заставляя раствориться в ней. Из тумана появился силуэт и стремительно направился ко мне, будто все это время шел именно за мной. Темная куртка, капюшон — все, что могло напугать одиноко идущую девушку. И я испугалась.
— Меня ждешь, красотка? — грубый голос практически парализовал меня. — Какая хорошенькая!

Я кинулась к единственному фонарю, который освещал асфальт возле парка, но ноги словно свинцовые, тянулись вслед за мной, замедляя бег.
— Куда же ты собралась, малышка? — насмешливо прозвучало сзади и меня схватили за шею. — Стой!

Я бешено соображала, что делать, но сердечко, загнанной пташкой билось в груди, затрудняя дыхание. Пальцы на моей шее сжались и я закричала, увидев свет фар, медленно появляющийся из-за поворота.
— Помогите! Помогите!…
— Да заткнись ты, сука! — руки швырнули меня на асфальт и я застонала от боли. Свет фар слегка осветил меня и исчез в лабиринтах города. Слезы ручьем полились по щекам, когда чужие, грубые пальцы схватили меня за грудь, комкая тонкую ткань футболки.
— Помогите…
— Сейчас я тебе помогу, маленькая сучка… — на меня пахнуло луком и я зажмурилась, ощущая как это чудовище копошится в штанах.

Яркий свет фар, ослепил меня и я услышала тихий рокот мотоцикла, подъезжающего прямо к нам.
Монстр, сжимающий меня в своих тисках подскочил, но мотоциклист резво соскочил со своего «коня» и схватил его за воротник куртки.
— Подожди-ка…
Легкая возня закончилась тем, что неожиданный спаситель вырубил его с одного удара и швырнув на мокрый тротуар, склонился надо мной.
— С вами все в порядке?
Самые красивые глаза я увидела в этот момент.
— Да, спасибо…

Красивый мотоциклист помог мне подняться и спросил:
— Может вызовем милицию?
— Нет, не стоит… — я достала из сумки влажные салфетки и немного вытерла руки. — У меня нет желания провести эту ночь в отделении…он и так получил по заслугам.
— Ну как хотите. — мужчина дотронулся к моему локтю. — Сильно ушиблись?
— Все хорошо. — я вдруг подумала, что за этот вечер, я достаточно падала и слегка вздрогнула, вспомнив глаза ,»опасного» — как я его успела прозвать.
— Давайте я вас подвезу, в этом тумане слишком много опасностей. — он протянул мне руку и я взяла ее.
— Если вам не трудно.
— Не трудно. — он издал хриплый смешок. — Адрес скажете?

Мы мчались на его мотоцикле по ночному городу и клочки тумана, в который мы врывались,как порванная простынь разлетались по сторонам. Спина моего нежданного спасителя, была большой и твердой. Я с удовольствием прижималась к ней, сцепив руки на его крепком животе и ощущала как бьется его сердце под кожаной курткой. От мужчины исходил сумасшедший запах: обалденного парфюма, чистого тела, бензина и опасности… Я втыкалась носом в его спину и дрожала от предвкушения чего-то…Чего и сама не знала…

Хотелось ехать и ехать, ощущая мощную силу мотоцикла между ногами и крепкую спину моего спасителя, но мы уже въехали во двор и сделав круг, железный конь остановился под моим подъездом.
— Спасибо. — я протянула мужчине руку. — За спасение и за то, что подвезли.
Он сжал ее и с улыбкой сказал:
— Давид. Познакомимся?
— Юлия. — я тоже улыбнулась, ликуя от того, что он все таки решился. — Будем знакомы.

— Больше не ходите одна. Это опасно в такое время. — он не отпускал мою руку.
— Я работаю в » Змеином гнезде». Смена заканчивается в половине первого. — я пожала плечами.
— Да? — он вскинул брови. — Я обязательно заеду.
Давид еще раз сжал мою руку и завел мотоцикл.
— До встречи.
— До встречи.

События этого вечера не выходили у меня из головы. Сердечко трепетало от воспоминаний о Давиде, но приятные мысли перебивали не очень приятные. «Опасный» стоял перед моими глазами. Его жуткая, тяжелая энергетика была разрушающей. Мне никогда не попадались такие люди, с таким мощным полем и самоутверждающим поведением. Кто же он? Я решила, что завтра обязательно спрошу у Лары.

Ноги гудели от усталости, ссадины ныли и даже теплый душ не снял эту неприятную боль. Я включила ночник и приоткрыв балкон, вдохнула влажный, ночной воздух. Туман так и лежал густым покрывалом, клубясь и ворочаясь как белый медведь.

Вдруг, в этих расползшихся по асфальту волнах, я увидела темный силуэт. Он стоял одинокий и недвижимый, как ствол старого дерева, но я явственно видела его очертания: широкие плечи и слегка расставленные ноги. Мне показалось, что этот некто, смотрит именно на меня и его глаза отчетливо видят и мой балкон и меня, сжавшую напряженными пальцами дверь. Может это вернулся напавший на меня бандит? От этой мысли по мне пробежали мурашки. Нет, вряд ли… Этот был намного выше, приземистого, коренастого нападавшего и шире в плечах. Я снова посмотрела на него, выйдя из задумчивости, но никого не увидела… Человек растворился. Его съел туман…

 

* * *
На следующий день, меня на работе встретили холодно. Лара поздоровалась со мной сквозь зубы, а Стелла вовсе не разговаривала. Я помнила ее слова об увольнении и мне очень хотелось снова завести с ней этот разговор.
Но его неожиданно завела Лара.
— Ты не принимай близко к сердцу то, что сказала Стелла. Конечно работай и не думай об уходе, но держись подальше от вчерашних посетителей. Хорошо? — Лара выглядела искренней.
— Хорошо. — согласилась я. — Только пожалуйста, скажите: кто они?
— Да незачем тебе это знать. Они опасные и жестокие. Думаю этого достаточно.
— Они бандиты? — осторожно спросила я — другого мне и в голову не приходило.

Лара вздохнула и кивнула.
— Да. Бандиты. Юля, я тебе серьезно говорю — больше никогда не приближайся к ним.
— Ладно. — я подумала, что может она и права. Зачем искать неприятности?
Уже позже, натирая стаканы, я услышала как Стелла зло выговаривает Ларе.
— Пусть бы увольнялась! Зачем ты ее оставила? Ты понимаешь чем это может закончиться?
— Да успокойся ты! — прикрикнула на нее барменша. — Твоего места никто не займет.

— Ты думаешь я бы позволила ей занять мое место? — Стелла была в ярости. — Да я ей…
— Успокойся. Ничего ты ей не сделаешь, а если она уйдет, кое-кто это заметит и поймет, что девушка ушла из-за этого нелепого происшествия…А если этот «кое-кто» заподозрит тебя? Как думаешь, что будет?

Я прислушалась внимательнее. Что-то связывает Стеллу с «опасным» и она явно дорожит этой связью. Любовники? Вполне возможно, но тогда почему он так вел себя с нею?
— И что теперь делать? — Стелла немного поутихла. — Он все равно будет наблюдать за ней, если заинтересовался.
— Если он ею заинтересовался, то найдет ее и в другом месте. — Лара понизила голос. — А так, она будет у тебя на глазах и ты всегда сможешь что-нибудь предпринять.
— Ну да, может ты и права…

Стелла вышла из кухни и одарив меня холодным взглядом, прошла к столику, за которым сидели ее клиенты.
Я заглянула в кухню и услышала как Лара тихо пробурчала:
— Как же…Предпримешь ты что-то… Прихлопнут как мышь…

Я быстро вернулась на свое место и в моей голове закрутились жуткие мысли. Наверное эти люди действительно очень нехорошие…Прихлопнут как мышь…
Может и правда уволиться? Зачем мне эти проблемы?
— О чем думаешь?
Я вздрогнула и улыбнулась Ларе, которая неслышно приблизилась сзади.
— Да так…ни о чем серьезном…

Этим вечером народа в баре было немного и я откровенно скучала, разглядывая танцующую парочку. Стелла пила кофе, поглядывая на двери, а Лара переставляла бутылки.
— Уже половина двенадцатого. Может пойдешь домой? — предложила она. — Все равно людей нет, Стелла и сама справится.
— Хорошо. — я сняла фартук и повесила на крючок. — Ты уверена, что мне можно идти?
— Иди конечно.

Я взяла сумку и вышла, не попрощавшись со Стеллой, которая демонстративно отвернулась.
На улице накрапывал дождь и пахло мокрым асфальтом — запах, который нравился мне с детства… Я полезла в сумку за зонтиком, как на той стороне дороги, мигнули фары. Давид!
— Я ждал тебя.
— Но как ты узнал, что я выйду раньше? — мое настроение резко подпрыгнуло в гору.
— Почувствовал. — Давид протянул мне шлем. — Поехали? Мне кажется дождь становится сильнее.
Я напялила черный, гладкий шлем и уселась сзади него, стараясь не визжать от восторга. Он приехал!

Дождь полосовал пустынное шоссе, а байк летел по нему как большая, железная птица. Я прижала словно случайно, руки к груди Давида, желая ощутить толчки его большого сердца, как в первый раз, но вдруг поняла, что это всего лишь вибрация от езды. Неужели оно бьется настолько тихо? Я улыбнулась. Мой неожиданный спаситель нравился мне все больше.

Мы въехали в арку и шум двигателя затих, отчего грохот дождя по старой, жестяной крыше, казался почти оглушающим.
Я слезла с байка, а Давид обперся о него и вдруг притянул меня к себе.
— Ты вся мокрая…

Я с замиранием сердца посмотрела в его красивые, немного раскосые глаза и почти теряя голос, прошептала:
— Ничего, летний дождь еще никому не навредил…
— Не скажи… — он коснулся губами моего виска и меня словно током пронзило, от этого легкого прикосновения. — Можно запросто подхватить воспаление легких. Давай я проведу тебя до подъезда.

Он сжал мою руку и мы побежали под тугими струями, периодически попадая в глубокие лужи, которых в темноте не было видно.
Забежав в парадное, мы остановились, тяжело дыша, улыбаясь и разбрызгивая вокруг себя капли.
— Как же ты поедешь? — я осторожно подняла на Давида глаза, разглядывая его при свете электрической лампочки. — Ты намок…

Боже! Какой он…Короткие, темные волосы в легком беспорядке, полные, с ироничным изгибом губы, насмешливые глаза и бледная, почти прозрачная кожа…
— Со мной все будет в порядке. — улыбнулся он и нагнувшись, коснулся моих губ, скользнув между ними языком. Я вздрогнула от неожиданности и он сильнее прижал меня к себе, запустив пальцы под волосы и слегка сжав затылок.
Пока наши языки плясали в этом сумасшедшем танце, мое сердце было готово выпрыгнуть из груди, а в низу живота набирал силу ураган, сладко отдаваясь по всему телу, легким покалыванием.

Когда он оторвался от меня, я недовольно замычала и он тихо рассмеялся.
— Беги домой, Юлия…я не хочу, чтобы ты заболела…
— Давай постоим еще чуть-чуть… — умоляюще протянула я, желая снова почувствовать вкус его языка.
— Домой. — он провел пальцем по моим губам. — Не заставляй меня тащить тебя волоком…

Я рассмеялась, представив эту картину и нехотя пошла вверх по ступенькам.
— До встречи, Юлия…
Я оглянулась. Давид стоял в проеме двери, высокий, с широкими плечами и у меня задрожали коленки, от предвкушения чего-то волшебного… Мне показалось, что его глаза сверкнули и тут же потухли.
— До встречи, Давид…

В следующий вечер, я с удивлением, а вернее с изумлением, наблюдала как к столику «опасных» ленивым шагом направился Давид!
Он зашел в бар и окинув взглядом присутствующих, сразу же направился к этим людям, которые так напугали меня на днях. Неужели они знакомы? Мне стало не по себе.

Мужчина, приказавший Стелле обработать мою коленку, дружески пожал ему руку и Давид уселся спиной ко мне, словно не заметив. Но этого не может быть! Я отлично ощутила на себе его взгляд, когда он показался в дверях.
«Опасный»,что-то сказал ему и Давид обернулся, легко пробежав по мне взглядом. Его губы слегка изогнулись в странной улыбке и я отчего-то забеспокоилась. Что происходит?

Стелла бегала к их столику, показывая чудеса обслуживания, а я вяло плелась от одного столика к другому, стараясь не растерять остатки своего настроения. Лара как специально посылала меня в другую сторону зала, чтобы я даже не проходила мимо «опасных», но я была ей за это благодарна. Иногда я ловила на себе взгляды оттуда и еще больше волновалась от этого пристального внимания.

Давид был одет в узкую рубашку, темно-бардового цвета и черные брюки, на широком запястье поблескивали часы и он отличался от Давида-рокера, который два дня подряд возил меня домой, но эта одежда тоже очень шла ему, делая его немного строгим и похожим на банкира.
Возможно он не хочет со мной общаться находясь в их компании? Или я недостаточно хороша для него и меня можно целовать в пустом подъезде, а сказать «привет» в полном людей баре — выше его достоинства?
К закрытию, я практически довела себя до слез, обзывая себя полной дурой, позволившей себе увлечься таким красавцем…

Когда я вышла из бара, оглядываясь по сторонам, на улице была глубокая ночь. В этот субботний вечер, «Змеиное гнездо» работало до двух часов и пьяные клиенты все еще не могли разойтись, продолжая разговаривать, попивая пиво и подпирая стены нашего заведения. Я всматривалась в темноту, надеясь увидеть байк Давида, но его не было и свет фар так и не вспыхнул, неожиданно ослепив меня из-за угла.
Я прибавила шаг и уже была возле парка, когда возле меня вдруг остановился автомобиль, подъехавший настолько тихо, что я испуганно охнула, увидев его возле себя.
— Привет Юлия.

Стекло опустилось и я еле сдержала улыбку: Давид!
— Садись.
— А где байк? — я чувствовала себя как школьница на первом свидании.
— М-м…байк… — Давид задумчиво посмотрел на меня и наконец насмешливо вскинул брови. — Поломался…Нравится мотоциклы, Юлия?

— Я думала тебе они тоже нравятся…- я улыбнулась ему, а он вдруг схватил меня за шею и поцеловал, до боли раня зубами. Меня словно кипятком обожгло, скручивая внутренности в тугой узел. Бабочки в животе? Страусы — не меньше!
— Восхитительно…- прошептал он, откидываясь на сиденье. — Восхитительно…
— Я скучала… — робко произнесла я и он удивленно взглянул на меня, а потом улыбнулся одними глазами.
— Я тоже.

Всю дорогу к дому я поглядывала на Давида, уверенно ведущего автомобиль и удивлялась его способности меняться внутренне, что отражалось и на его внешности, добавляя лоска.
— Тебе нравится работать в этом баре? — вдруг спросил он, быстро и заинтересованно взглянув на меня.
— Честно? — я пожала плечами. — Я не в восторге. Но там хорошо платят…
— К тебе не пристают? — Давид снова пристально посмотрел на меня.
— Нет… — я улыбнулась. Мне была приятна его забота. — Все клиенты довольно воспитанные!
— Это хорошо. Мне бы не хотелось, чтобы ты подвергала себя опасности.
— Мне приятно это слышать…- я скрыла улыбку, повизгивая в душе от удовольствия.

Давид завернул в арку и остановил автомобиль в ее плотной темноте.
— Иди-ка сюда. — он потянул меня к себе и наши губы встретились. — М-м…это действительно хорошо…
— Ты так говоришь, будто делаешь это впервые… — прошептала я, подрагивая от возбуждения.
— Для меня каждый раз будет как первый. — он снова впился в мои губы, так требовательно и настойчиво, что я ощутила себя подтаявшим мороженным. Когда наше дыхание стало прерыва ться от страсти, Давид первым оборвал поцелуй и сказал, глядя в глаза:
— Пойдем я проведу тебя.

Во мне бушевал пожар и стоило огромного труда, чтобы не показать весь тот взрыв чувств, раздирающих меня.
— Что? — я все еще была под магией поцелуя.
— Я проведу тебя. — повторил он и вышел из машины. Дверца с моей стороны распахнулась и Давид подал мне руку. — Прошу.
Я совершенно не понимала его. Его поведение было непредсказуемым и слегка отстраненным. Что творилось в его голове?
Легкой, пружинистой походкой он шел рядом и я чувствовала его запах, от которого сносило крышу. У меня мелькнула мысль, абсолютно не свойственная ни моему характеру, ни моим принципам: А не пригласить мне его к себе?

Я вспыхнула от своей смелости и вдруг ощутила на себе его пристальный взгляд. Его лицо было повернуто ко мне и изредка я видела блеск его зрачков. Давид изучал меня как лабораторную мышь, пронизывая своими яркими глазами. Но что он мог видеть в этой кромешной темноте? Мне стало неуютно, будто я оказалась раздетой.

Свет, падающий из подъезда на бетонные ступеньки вдруг показался мне спасительным пятном.
— До встречи, Юлия. — Давид легко поцеловал меня в шею. — Иди. Я постою пока ты не зайдешь домой.
— Может… — начала я, еле шевеля непослушным языком.
— Иди домой, Юлия. — в его голосе послышался легкий смешок и я снова вспыхнула. Развернувшись, я быстро пошла по ступеням, коря себя за нелепое поведение. Возле дверей я остановилась на секунду, надеясь, что он окликнет меня, но этого не произошло. Я чувствовала, что он до сих пор стоит внизу, словно притаившийся тигр и было непонятно: то ли он охраняет меня, то ли выжидает момента, чтобы напасть…

 

* * *
— Стелла, я вижу страх в твоих глазах…
Девушка испуганно сжалась, но тут же несмело улыбнулась.
— Чего мне бояться, Адольф… Ты же не обидишь меня. Правда? — ее голос предательски сорвался на шепот.
— Конечно не обижу. Разве я смогу? — мужчина сжал нежную кожу на внутренней стороне бедра девушки и она чуть сморщилась. — Посмотри, что я тебе принес…
Он извлек из кармана пиджака золотую цепочку с тяжелым кулоном и протянул Стелле, которая напряженно сидела рядом с ним.
— Возьми. Это тебе.

Девушка взяла кулон в руку, но мужчина не отпускал цепочку.
— Что испугало тебя, Стелла?
— Я…я… — она заерзала на кожаном диванчике, обводя невидящим взглядом столики и танцующих.
— Что?
— Я подумала, что ты захотел ее…
— Кого ее, Стелла? — глаза мужчины превратились в холодные куски мрамора.
— Новенькую…Юлию…
— Нет, моя трепещущая птичка… Она нужна для других игр… Не со мной… — мужчина отпустил цепочку и она шлепнулась о бедро девушки, отчего та вздрогнула и судорожно вздохнула. — Больше никогда не заводи таких разговоров. Иди. Этой ночью я жду тебя.

— Я поняла Адольф. — Стелла встала и быстро пошла к стойке под пристальными взглядами его друзей, которые были свидетелями их разговора…
— Что-то случилось? — Лара с нервной усмешкой наблюдала за тем, как Стелла собирает осколки разбитого ею бокала.
— Я боюсь… — прошептала девушка и ойкнула, порезав палец. — Я очень боюсь…
— Недавно ты бесилась и переживала, что кто-то займет твое место… А я тебя предупреждала когда ты устраивалась на эту работу…

— Хватит, Лара! — Стелла обмотала палец салфеткой и присела на низкий стульчик, чтобы ее не было видно из бара. — Теперь-то что уже? Адольф казался мне таким мужественным…
— Теперь уже не кажется? — зло хмыкнула Лара. — Я тебе говорила, что такое это «Змеиное гнездо»!
— Скажи, Лар…как ты здесь смогла…ну…
— Мой отец когда-то очень помог Адольфу… — Лара вздохнула с каким-то безнадежным сожалением. — Они не трогают меня… Даже иногда предлагают помощь…
— Зачем ты взяла на работу Эту? — Стелла передернула плечами. — Тебе не жаль ее?

— Жаль. Но я не думала, что она приглянется Адольфу.
— А она приглянулась не ему… — прошептала Стелла и ее брови изогнулись словно от боли. — Понимаешь?
— Это еще хуже… — Лара покачала головой и развела руками. — Никогда бы не подумала, что эта невзрачная серость привлечет кого-то в этом месте!
— Если она узнает…
— И что? Она уже никому, ничего, не расскажет. Никогда.
— Лара… — Стелла сцепила пальцы и на салфетке выступила кровь. — Я же тоже…знаю…

— Я предупреждала тебя. — барменша отвела глаза и отвернулась.
— Лара! Не отворачивайся от меня! — Стелла кинулась к подруге и схватила ее за плечи.
— Неужели ты всерьез думала, что Адольф настолько увлечется тобой, что ты станешь какой-то особенной? — Лара скинула с себя ее руки. — Мне жаль вас всех, но я ничем не могу помочь. Ты сама влезла в это с напором драной, голодной кошки!
— Он дарит мне подарки… — растерянно зашептала Стелла и ее глаза забегали по сторонам, наполняясь слезами. — Он делит со мной постель…
— Не будь дурой. — Лара направилась к стойке, а Стелла вытерла фартуком слезы и принялась сметать остатки стекла с пола…

 

* * *

Я шла по шумным улицам, машинально поворачивая, перебегая дорогу, а в голове вертелись мысли о Давиде.
Какой же он загадочный! Словно весь пронизанный какой-то тайной…Переменчивый и непредсказуемый… Что могло его привлечь ко мне? Себя я считала довольно посредственной и ничем непримечательной. Темные волосы, темные глаза…нос в веснушках и тонкая шея, под которой выпирали ключицы. Вообщем мрак.
Время близилось к вечеру и я была довольна тем, что сегодня Лара вызвала меня к шести и мне не пришлось идти по жаре, и скучать в баре под недовольными взглядами Стеллы.

Я вдруг вспомнила, что Давид общается с «опасными» и снова почувствовала себя неуютно. Что общего у него с ними?
Я нетерпеливо постукивала ногой, дожидаясь зеленого света и как только сделала пару шагов по горячему асфальту, как из-за поворота выскочил темный автомобиль и с ревом понесся на меня.

Я будто окаменела. Время превратилось в плотный сгусток, сквозь который я слышала чей-то визг и рычание двигателя. Мои движения стали настолько замедленными, что я чувствовала каждое вздрагивание в мышцах. Когда бампер этого ревущего монстра уже был в полуметре от меня, чьи-то руки дернули меня назад и я упала, больно ударившись локтями об асфальт.
— Вы в порядке?!

Я все еще находясь в какой-то прострации, посмотрела на пожилого мужчину в голубых шортах, который присел рядом.
— Девушка вы в порядке?
Сбоку доносились испуганные и возмущенные возгласы, кто-то даже предложил вызвать скорую.
— Спасибо вам… — я встала и с сожалением осмотрела свою испачканную юбку и содранные локти. — Все в порядке.
— Может вас провести? — мужчина в шортах, пристально смотрел на меня, наверное ожидая, что я сейчас грохнусь в обморок.
— Нет — нет…не нужно…

Я медленно побрела по дороге, все еще находясь в шоке от случившегося. Перед глазами все еще стоял надвигающийся бампер и жесткое лицо, сидевшего за рулем, покрытое темной бородой. Я ведь могла умереть…

Возле черного входа в «Змеиное гнездо», я еще раз отряхнула юбку и вошла в бар, надеясь, что никто не заметит моих стесанных локтей до того момента, пока я не переоденусь.
Повара, окутанные паром, стучали ножами и крышками кастрюль, и никто не обратил на меня внимания. Я спокойно прошла в комнату где переодевался персонал и достала из своего шкафчика белую блузку с рукавом «три четверти». Вот и порядок — мои локти надежно спрятаны.

Я направилась в зал, ломая голову над тем, что же все таки произошло на светофоре. Случайность или нет?… Но кому это нужно? Зачем? Я была обычной девушкой, даже чересчур обычной и вряд ли в моей жизни есть такие тайны, за которые меня хотели бы убить… Ну не считая конечно соседки, под дверью которой постоянно гадил мой кот… Я представила как она клеит себе бороду и следит за мной, волоча за собой протез. Настроение улучшилось и я даже тихо засмеялась.

Лара молча кивнула мне и занялась перестановкой бутылок на стеклянных полках, больше не обращая на меня внимания. Я посмотрела в зал и вся моментально покрылась мурашками: за столиком «опасных» снова сидел Давид. До чего же он был хорош! Темная рубашка, слегка расстегнутая у ворота, короткие рукава которой туго охватывали мускулистые руки, чуть влажные, вьющиеся волосы, мягкий изгиб губ…
— Может ты поработаешь? — голос Лары вывел меня из этого волнительного ступора и я слегка покраснела, пойманная за созерцанием прекрасного мужчины. — Второй столик. Пиво.

Я поставила бокалы на разнос и пошла к двум парням, стараясь не смотреть на Давида. Мое сердце билось так громко, что казалось заглушало музыку.
Поставив пиво на столик, я все таки не удержалась и взглянула на него. Господи! Я чуть не упала от неожиданности — Давид в упор смотрел на меня, слегка прищурив глаза. Его ноздри трепетали, словно он принюхивался к чему-то и мне вдруг показалось, что он принюхивается ко мне. Бред. Я схватила разнос и пошла к стойке. Щеки мои горели.
— Я в туалет. — сказала я Ларе и та кивнула, показав на часы. Клиентов было много.

Умывшись прохладной водой, я приложила к лицу бумажное полотенце и покачала головой. Что делает со мной этот мужчина!
Скомкав полотенце, я вскрикнула от неожиданности. На меня из зеркала смотрел Давид! Он стоял сзади, руки его были в карманах идеально выглаженных брюк, а на лице застыло злое любопытство.
— Как ты вошел сюда? Это женский туалет…
— Что случилось? — перебил он меня, рассматривая своими мерцающими глазами.
— Я не понимаю… — мне почему-то стало страшно. О чем это он?

Давид шагнул ко мне и схватив мою руку, задрал рукав рубашки.
— Ай! Ты что?! — я чуть не заплакала от боли. Локти саднили ужасно и грубый материал рубашки добавил неприятных ощущений.
— Что это? — Давид разглядывал мою руку как будто от нее осталась кровоточащая культя и не меньше.

— Ты ворвался в женский туалет, чтобы расспросить меня о этих царапинах? — улыбнулась я. — А… откуда ты знаешь, что у меня эти царапины?
— Что случилось? — снова спросил он и его голос стал жестче.
— Меня чуть не сбила машина. — выдавила я из себя. — Я упала и ободрала локти…
— Какая машина? — его глаза загорелись, а губы сжались в узкую линию.

— Я не знаю… Темная…За рулем был мужик с бородой…
— Ты уверена?
— Да… — я немного замялась. — Да.
— Будь осторожна, хорошо Юлия? — Давид прикоснулся губами к моим царапинам и легкая боль с внезапным наслаждением пронзила меня тоненькой спицей. Он лизнул их и я издала что-то похожее на мурлыканье кошки.
— Что ты…делаешь…

Он резко поднял голову и я видела лишь его губы: влажные, полные, стремящиеся к моим губам…Они встретились так стремительно, что клацнули зубы и я почти упала на умывальник, цепляясь руками за его шею.
Боже! Что выделывали наши языки и в какие узлы они не заплетались, лаская друг-друга…Давид задрал мою юбку и его прохладные пальцы сжали мои ягодицы.
— Стоп. — он отшатнулся от меня и я осталась растерянная и тяжело дышащая возле холодного умывальника. — Приведи себя в порядок.
— Давид… — прошептала я, но он развернулся и вышел, хлопнув тонкой, пластиковой дверью.

Я поправила одежду и выглянула в коридор. Он был пуст. Как он вошел сюда? Вернее как его сюда пустили? Давид явно сразу же направился за мной и миновав Лару вошел в туалет для персонала. Странно…Она могла спокойно позвать охрану…
— Лара, я задержалась… — начала было я, но барменша лишь усмехнулась.
— Первый столик -«Кровавая Мэри». Седьмой — водка со льдом и бифштекс. Юля, Стелла работает за тебя.

Я схватила разнос с «Мэри» и помчалась к первому столику, поглядывая на Давида. Он вальяжно раскинулся на диванчике и наблюдал за мной, провожая глазами. Их я чувствовала на себе постоянно, они прожигали меня насквозь и я постоянно вздрагивала от того, что мне казалось будто ко мне прикасается кто-то невидимый.

Пока я бегала на кухню за бифштексом, Давид ушел и все вокруг, стало мне неинтересно.
Время тянулось медленно и я еле дождалась конца смены, по инерции убирая скатерти и протирая столы. Снова вернулась мысль: Что общего у Давида с «опасными»? Неужели это его друзья? Это наводило на размышления…

Темная улица была наполнена зноем и духота как ватное одеяло окутало меня, стоило мне выйти из бара.
Когда впереди мигнула фара мотоцикла, душа моя запела. Он здесь! Все волнующие меня мысли исчезли. Давид здесь!
— Устала? — Давид улыбался и его глаза смотрели на меня со знакомым прищуром. Он стоял обперевшись об мотоцикл и сложив на груди большие руки.
— Немного. — я тоже улыбнулась ему и вспомнив нашу встречу в туалете, почувствовала как по телу разливается жаркая волна.

Давид притянул меня к себе и уткнувшись носом в мою шею протянул:
— М-м…твой запах…
Жаркая волна, которая только — только уляглась, превратилась в цунами, захлестнувшее меня с головой. Я погладила его по волосам, но он вдруг отстранил меня и подозрительно спросил:
— Что случилось?
— Этот вопрос звучит уж очень часто… — я улыбнулась, но немного недоуменно. — Ничего после того, как ты оставил меня в туалете…после такого поцелуя…
— Да? — он тоже улыбнулся и взъерошил волосы. — Я волнуюсь за тебя…Поехали?

Мне не хотелось покидать пахнущие кожей крепкие объятья, но мчаться по ночному городу, прижимаясь к сильной спине, было куда заманчивей.
Мы снова летели по ночному городу и я замирала от восторга, ощущая Давида так близко. Байк выехал на пустынное шоссе и как только он прибавил скорость, как рядом появился темный автомобиль и постарался прижать мотоцикл к бетонному ограждению.

Давид вильнул в сторону, а я испуганно вцепилась в него, понимая, что нас преследует та же машина, которая чуть не сбила меня на сфетофоре. Да кто же это и что ему нужно?!
— Давид! Давид! — закричала я, теряя самообладание от страха. — Что он хочет от нас?!
— Тихо. Не кричи. — голос моего мужчины был спокоен и немного насмешлив, словно это не нас преследовал какой-то безумец. — Держись крепче.

Тем временем автомобиль чуть ушел в сторону, а потом ударил байк с такой силой, что его занесло под опоры моста, который мы проезжали. Я завизжала от ужаса, но Давид вдруг оттолкнулся одной ногой от опоры и выровнял мотоцикл, сделав это с такой легкостью, будто ехал на детском велосипеде. Свет фар скользнул по нам и я поняла, что машина приближается. Только не это! Неужели этот сумасшедший решил убить нас?!
Давид слегка обернулся, байк взревел, встав на дыбы и рванул вперед, оставляя преследователя позади.

Когда Давид остановил мотоцикл в арке возле моего дома, я еле стащила с него свое дрожащее тело.
— Малыш, ну ка иди сюда… — он легко привстал и оказался на земле, протягивая ко мне руки. — Моя бедная, испуганная девочка…
Я прижалась к нему и расплакалась, некрасиво шмыгая носом.
— Что он хочет от меня? На светофоре…и сейчас?
— На светофоре? — удивленно переспросил Давид, но тут же быстро произнес: — Ах, да…извини…

Он гладил меня по волосам, а я чувствовала себя защищенной в его объятиях и боялась оказаться вне этого ласкового круга.
— Не придумывай пока ничего…И не бойся… Я разберусь с этим. Хорошо?
— Хорошо. — я кивнула и облегченно вздохнула. Он разберется.

Дома это ощущение защищенности прошло и я снова начала прокручивать все моменты этого дурацкого дня, доводя себя до паники. Кем бы не был этот преследователь, он явно охотился на меня и настроения это не добавляло.
Я полежала в ванной, выпила вина и залезла под одеяло, сомневаясь, что засну этой ночью. Но на удивление сон пришел сразу и измученный нервными переживаниями мозг, отключился быстро.

Утро встретило меня дождем и прохладным ветерком, залетавшим в открытое окно. Я с удовольствием потянулась, но хорошее настроение ушло моментально, стоило мне вспомнить вчерашнее. Что же делать? Как идти на работу? Мне было страшно…
Зазвонил телефон. Номер неизвестный…
— Девочка моя, ты проснулась?
Давид!
— Откуда у тебя мой номер? — я заулыбалась. Все страхи рассеялись как ночной туман.
— Взял в баре. Как ты себя чувствуешь?
— После твоего звонка намного лучше…
— А если я приеду?

Меня обдало жаром и я взволнованно заерзала на кровати. Неужели это случится?
— Я очень хочу этого…
— Я еду.
Когда я открыла дверь и увидела его, мокрого и безумно сексуального, мое женское естество затрепетало и почти забилось в восторге. Давид шагнул в квартиру и я прижалась к нему чувствуя как намокает тонкий халат от дождевых капель, блестящих на его куртке.
— Ты такая теплая… — он подхватил меня на руки и поцеловал долгим, нежным поцелуем, слегка царапая кожу чуть отросшей щетиной.

Я расслабилась, наполняясь сладким томлением и предвкушением того, что должно было случиться между нами.
— Да, вот так…Расслабься моя хорошая…
Давид отнес меня в спальню и бережно положил на кровать, глядя на меня полными страсти глазами.

— Сейчас…сейчас… — он стянул с себя куртку, джинсы и когда белая футболка полетела на пол, я чуть не задохнулась от желания обладать этим телом. Давид был совершенен как греческий бог, вот только белые, давно зажившие шрамы покрывали эту безупречную красоту. Что это? Но стоило Давиду опуститься на меня как все мысли вылетели из головы, стайкой птичек.

Он так страстно входил в меня, что я улетала в неведомые дали наслаждения и желала, чтобы это не заканчивалось как можно дольше. Я приподняла веки, любуясь своим мужчиной…Его губами, мужественным подбородком, чистой кожей…и вдруг я увидела его глаза..потемневшие, глубокие как черная заводь, бездонные и пугающие… Давид нагнулся к моим губам и я снова забыла обо всем, наслаждаясь его запахом и его безумными ласками…

 

* * *
— Адольф, неужели в этот раз вы выбрали не длинноногую модель и не сексуальную стриптизершу, а славную, конопатую девчушку, а? С чем это связано?
Красивый, высокий мужчина с аккуратно подстриженной бородкой, сидел напротив «опасного». В его длинных пальцах дымилась сигарета, окутывая его лицо с яркими, зелеными глазами прозрачными кольцами.

— Марк, мне кажется ты был недоволен однообразием! — хищно засмеялся Адольф, поигрывая зажигалкой. — Давид первый решил что-то поменять. Натуральную прелесть ничем не заменишь, я вот уже двести лет в этом убеждаюсь. Поэтому «королева» в игре теперь обычная официантка.
— Я не против… — мужчина по имени Марк, откинулся на спинку дивана. — Ничего не поменялось в правилах?
— Нет… Можно забрать «королеву», ее можно прятать, чем дальше — тем лучше. —

Адольф снова хищно оскалился. — «Королеву» можно соблазнить, можно попробовать, но не убивать. Противника в игре можно убирать любыми способами — исключением является отсечение головы и поджог. «Королева» достается тому, кого выберет рефери, то бишь — я! Ну а потом, терзайте ее как хотите…
— Это все? — Марк закурил еще одну сигарету.
— Правила игры можешь прочесть в этой анотации. — Адольф протянул ему длинный лист. — Я рассказал общие моменты. Ты разве не помнишь их?
— Последний раз я играл пятьдесят лет назад. — мужчина мечтательно уставился в стену. — Это было чудесное время! Шестьдесят пятый, если я не ошибаюсь…

«Королевой» была певичка из ресторана «Арагви»… Правда на вкус она оказалась пресной как кровь теленка.
— Ты выиграл ту игру? — Адольф с интересом слушал Марка.
— Да. И эту тоже выиграю. — он встал. — Я еще не расплатился. Сколько?
— Игра стоит сто тысяч евро Марк, ты же знаешь, что конвенцией запрещено использовать людей в развлечениях вампиров.
— Я могу себе это позволить. — Марк положил на стол черный пакет. — Кстати, неужели не один вампир из конвенции, не участвовал в играх?
— Они это делают постоянно! — рассмеялся Адольф. — Вот тебе и хваленая забота о людях!

Марк вышел из «Змеиного гнезда» и сел в машину. Итак…что же здесь интересного…
1 В игре могут сражаться не более трех противников (добавление игроков обсуждается с рефери и оплата меняется)
2 «Королеву» выбирает рефери
3 Игроки могут договариваться между собой, используя слабые стороны друг-друга.
4 «Королеву» нельзя убивать до конца игры.
5 «Королеву» можно прятать…

— Это я уже знаю. — Марк засунул аннотацию в бардачок и сцепил руки за головой. Светло-серая футболка натянулась, выскакивая из пояса джинс и вампир легко почесал дорожку темных волос, бегущую от пупка и ниже. — «Королеву» можно соблазнять… Эта крошка забьется в истерике, когда узнает о том, в какой переплет попала…
Снова пошел дождь и Марк с холодным интересом наблюдал за «королевой» бегущей под большим цветастым зонтиком к бару. И не побоялась выйти из дома!

 

* * *
Я боялась до коликов, но на работу все таки решила выйти. Давиду конечно я об этом не сказала, понимая, что он обязательно будет против. Давид! Я вся покрылась мурашками удовольствия. Что он вытворял с моим телом эти полдня, даже вспомнить без сладких спазмов было невозможно. С ним мне было не страшно, но стоило выйти на улицу, как страх вернулся и теперь я уже жалела, что отправилась в «Змеиное гнездо». Можно было позвонить и сказать, что заболела…

Возле черного входа стоял темный автомобиль и меня передернуло. Неужели? Я прибавила шаг и почти влетела на кухню, хлопнув дверью.
— Ты чего? — Стелла ставила на разнос тарелки с салатом. — Привидение увидала?
Я натянуто улыбнулась ей и пошла переодеваться.

Какое-то смутное предчувствие терзало меня весь вечер. Мне постоянно казалось, что за мной наблюдают и мне грозит опасность. Я была рассеянной и Лара недовольно поглядывала на меня, что расстраивало меня еще больше.
— Что такое, Юля? — она подошла ко мне после того, как я уронила бокал. — Ты себя хорошо чувствуешь?
— Да, извини…просто немного болит голова. — солгала я и отвела глаза.
— До конца смены осталось сорок минут. Можешь идти домой. — Лара показалась мне какой-то странной.

Я обрадовалась. Хотелось домой.
Переодевшись, я попрощалась с поварами и уже взялась за ручку двери, как услышала голос барменши.
— Я бы советовала тебе посидеть дома. А еще лучше — уехать из города. Прямо сейчас.

Я резко обернулась и увидела Лару, выглядевшую так, будто она чувствует передо мной вину.
— Ты о чем?
— Да так…ни о чем… — она быстро вышла из кухни, оставив меня в полном недоумении.
Что она хотела сказать? Что знала?!!!

Я решила не думать об этом сейчас и вышла из бара, намереваясь вызвать такси, стоя на порожке. Темного автомобиля не было.
Как только я достала из сумочки телефон, темноту прорезал свет фар. Сжав ручку дверей, я была готова ринуться обратно, но услышав голос Давида, я расслабилась.
— Почему ты мне не сказала, что собираешься на работу?

Я раскрыла зонт и подбежала к автомобилю, получая удовольствие от недовольного лица Давида.
— Прятаться дома тоже не выход. — примирительно сказала я, устроившись рядом с ним. — Вполне возможно, что это какая-то нелепая случайность…
— Давай это буду решать я, что случайность, а что нет? — Давид сказал это грубо и я немного удивилась. Опять перемены в настроении? На нем был черный джемпер, узкие брюки, а на красивом запястье поблескивали золотые часы.

— Тебе понравилось сегодня? — он повернулся ко мне, в его глазах застыл почти болезненный интерес. Давид навис надо мной и его губы почти касались моих. — Тебе понравились мои ласки?
— Я только об этом и думаю… — прошептала я, завороженная его близостью. Что-то было не так…он был другим, не похожим на того Давида, который доводил меня до иступления этим утром.
Он схватил меня за шею и стал целовать до боли сминая губы. — Что ты чувствуешь сейчас? Отвечай, что?
— Я хочу тебя… — мне стало жарко, сердце выскакивало из груди, а губы горели.

Давид рывком стащил джемпер и расстегнул ремень на брюках.
— Иди сюда. — он потянул меня к себе и я оседлала его, прижимаясь к гладкому торсу. Давид отодвинул тонкие трусики и резко вошел в меня, отчего я громко застонала, испытывая жгучее наслаждение. Он рванул мою рубашку и пуговицы разлетелись по салону, глухо отскакивая от обтянутых кожей панелей. Наши тела соприкоснулись и это было похоже на взрыв, настолько сильные ощущения охватили меня. Он был весь внутри моего тела и языком и членом, выжимая из меня, нетерпеливые стоны. Я уже почти теряла сознание, когда он сжал мои ягодицы и зарычал, чувствуя как я сжимаюсь вокруг него.

— А сейчас тебе понравилось? — хриплым, прерывающимся голосом спросил он, не отпуская меня.
— Я даже разговаривать не хочу… — улыбнулась я. — Это было волшебно…
— Когда ты таким голоском говоришь…»волшебно», я снова хочу тебя… — Давид обхватил мои груди и провел языком по ложбинке между ними. — Ты готова повторить?
Я почувствовала как он внутри меня напрягается с новой силой.
— Ты потеряешь голову от моих ласк… Я тебе обещаю…

Все мои конечности отказывались двигаться после секса с Давидом. Я как тряпичная кукла покачивалась на сидении, завязав рубашку узлом. Зато Давид был бодр, словно это не он полчаса назад рычал от удовольствия мне в шею. Все было прекрасно, но ощущение будто его подменили — не проходило. Я поглядывала на него, любуясь четким профилем, полными губами и думала о том, как быстро меняется его настроение. Словно он меняет маски.
— Вот черт! — Давид вдруг хлопнул рукой по рулю. — Что там еще произошло?

Я посмотрела на дорогу и увидела небольшой затор. Неподалеку стояли машины скорой помощи и полицейских, из чего я сделала вывод, что скорее всего произошла авария.
— Посиди в машине. — Давид открыл дверцу и вышел. — Узнаю, что там такое.

Я улыбнулась. У меня бы и ума не хватило выйти на люди в разорванной рубашке, из которой грудь чуть ли не выскакивала. В машине тихо играла музыка и было тепло, дождь заливал окна и когда за стеклом появился размытый силуэт, я подумала, что это Давид. Дверца распахнулась и я открыла было рот, чтобы закричать, но мужчина в капюшоне зажал мне рот и вытащил из автомобиля.
— Не дергайся если не хочешь, чтобы я сделал тебе больно.

Я послушно кивнула, парализованная страхом и его ледяным голосом. Он развернул меня к обочине и я увидела темный автомобиль…
Незнакомец запихнул меня на заднее сидение и сел за руль. Мотор взревел и машина сорвалась с места, набирая скорость. Я посмотрела назад и заплакала, глядя как огни фар и авто Давида остаются позади.
— Что тебе нужно от меня?! — я тряслась от ужаса, обращаясь к своему похитителю. — Что тебе нужно?!

Он молчал, не реагируя на мои крики и это молчание пугало меня еще больше. Я бросила взгляд в зеркало заднего вида и отпрянула, вжавшись в сидение. Он смотрел на меня и улыбался. Нагло. Хищно. Он улыбался как охотник, заполучивший трофей.

Прошло больше часа, когда наконец автомобиль остановился. Всю дорогу я находилась в состоянии близком к умопомешательству, представляя жуткие картины того, что сделает со мной этот сумасшедший. Он преследовал меня! Он вытащил меня из машины другого мужчины как собачонку! Можно было не бояться выходить на улицу…он бы наверное сделал это легко и просто даже в моем доме.
Похититель вышел из машины и открыл передо мной дверцу.
— Выходи.
— Нет. — я забилась в другой конец авто. — Нет!
— Не выводи меня. — он легко дотянулся до моей ноги и потянул меня к себе по сидению, задирая юбку. — Не брыкайся, сука!

Он поймал мою вторую ногу, которой я отпихивала его как могла и резко дернул, вытаскивая меня из машины.
Я упала на землю, царапая спину о подножку и застонала от боли.
— Не брыкайся. — он поднял меня на ноги и осмотрел насмешливым и понимающим взглядом. — Отличный вид.
Мне было плохо видно его лицо из-за капюшона, но яркие, наполненные насмешкой глаза, отчетливо смотрели из темноты.
— Пошли. — он толкнул меня вперед и я пошла, прекрасно понимая, что в этой ситуации главный — он.

Мы шли по узкой тропинке, бегущей между деревьями и я постоянно спотыкалась в кромешной темноте, удивляясь как он видит в ней и свободно передвигается, словно ночной хищник. Впереди показались стены какого-то строения и мой похититель сказал:
— Вот мы и пришли.
Он толкнул дверь и мы вошли в пропахшее сыростью и плесенью помещение.

Мужчина взял меня за руку и потащил за собой.
— Сейчас сделаем чтоб было светло. — сказал он и вдруг вспыхнули свечи, стоявшие повсюду. Я заморгала, привыкая к их свету и увидела, что мы находимся в старом доме с облезлыми стенами и паутиной по углам.
— Не комфортабельный отель, правда? — хмыкнул похититель и толкнул меня к колченогому дивану с высокой спинкой. — Посиди здесь. Я разожгу камин, ты вся мокрая.
Странно, что это его заботит. Если бы он хотел меня убить, то вряд ли бы переживал за мое здоровье. Это обнадеживало, но и радоваться все таки было рано…

В полуразваленном камине вспыхнул огонь и это было довольно неожиданно — я не видела, чтобы он хотя бы спичку поднес к куче обрывков обоев, на которых лежали дрова.
Мужчина снял капюшон и я со страхом и интересом посмотрела на него. Красив. Очень. Темный, короткий ежик на голове, аккуратно подстриженная бородка, больше похожая на сильно отросшую щетину и зеленые как изумруды глаза, такие яркие, что становилось не по себе. Линзы?

Он снял куртку и повесил ее на стул, оставшись в одной футболке. Его накачанные руки были полностью покрыты татуировками — странные знаки не оставляли и кусочка чистой кожи.
— Может ты все таки скажешь, зачем я тебе? — я наблюдала за ним с опаской и постоянно дергалась, когда он делал какое-нибудь движение.
— Нет, не скажу. — оскалился он. — Не сейчас.
— Ты будешь держать меня здесь?

— Нет. Утром мы поедем дальше. — он уселся за стол и достал из сумки, принесенной из машины несколько бутылок. — Коньяк?
— Да, спасибо. — я дрожала как осиновый лист и это не укрылось от его внимания.
— На, переоденься. — мужчина извлек пакет и швырнул его мне. — Вот. И это.

Я с изумлением смотрела на спортивный костюм, футболку с надписью «I love rock en roll» , носки и кроссовки. Все это стоило по меньшей мере баксов пятсот.
— Я не понимаю…
— Или ты будешь ходить в таком виде? — он отпил прямо из бутылки. — Переоденься я сказал.
Я взяла вещи и огляделась.
— Где мне можно переодеться?
— Здесь.
— Но… — я почувствовала приближение страха.
— Ты будешь делать это здесь. — снова сказал он и его глаза вспыхнули.

Я дрожащими пальцами развязала узел рубашки и бросив ее на пол, быстро натянула на себя футболку.
— Хорошие ножки… — мужчина разглядывал меня с любопытством и кажется получал удовольствие от моих душевных мук, когда я стянула юбку и принялась влазить в спортивные штаны.
Он достал стакан и налил туда коньяк. — Иди выпей.

Если честно, я почувствовала себя намного лучше в чистых и сухих вещах, но это была слишком маленькая радость в этом море ужаса, происходящего со мной. Я осторожно приблизилась к нему и взяла стакан из его рук.
— Спасибо. И за вещи тоже…
— Не за что… — он вдруг резко поднялся и схватил меня за зад, прижимая к своим бедрам. — Я возбужден твоими прелестными ножками…а грудь…ммм…
— Нет! — я попыталась оттолкнуть его, но мужчина был очень силен. — Нет!

Он резко отпустил меня и снова сел, насмешливо поглядывая своими зелеными глазами.
— Не думал, что ты окажешься такой скромницей, трахаясь с двумя мужиками.
— Что? Что ты говоришь…
— Хватит корчить из себя недотрогу…подозреваю, что Давид и Даниил высекали из тебя искры, а?
— Что…что ты говоришь… — снова повторила я, пронзенная страшной догадкой. Вот почему Давид казался мне таким разным…
— Ты не знала? — мужчина захохотал, откидывая голову. — Ты — не знала! Черт! Я люблю эту игру!

Я сидела на диване, тупо глядя на огонь и не могла понять как такое могло произойти со мной…Они посмеялись надо мной! Заставили поверить в то, что есть мужчина, который неравнодушен ко мне…А я не могла сообразить, что меня имеют двое братьев!

Мой похититель наблюдал за мной и ему нравилось то, что со мной происходило.
— Кто ты такой? — я выпила коньяк и протянула ему стакан. — Откуда ты знаешь Давида?
— Зови меня Марк, малышка. — мужчина наполнил стакан. — Близнецов я знаю очень давно. Серьезные самцы…Но тебе наверное это и так известно…
— Зачем ты держишь меня здесь? — я проигнорировала его колкость. — Для чего я тебе?
— Для победы. — оскалился он. — Ложись спать, малышка, завтра придется рано вставать.
— Я задала тебе вопрос…
— Я сказал ложись спать! — зарычал он, поднимая свои яркие глаза. — Я не собираюсь отвечать на твои вопросы!

Дождь все лил, стуча по крыше, а я скрутилась клубочком на диване, наблюдая как Марк накачивается коньяком. Этот мужчина был непредсказуемым и что могло прийти ему в голову, оставалось лишь догадываться. Постепенно меня одолел сон и я расслабилась, отпуская изматывающие меня мысли.
— Вставай!

Я испуганно открыла глаза, не понимая, что происходит и сразу же увидела склонившегося надо мной похитителя.
— Что случилось?!
— Мы уезжаем! Поднимайся, быстро!
За окном было еще темно и я напуганная и растерянная наблюдала как Марк тушит свечи и поднимает сумку с пола.
— Пошли.

Мы снова вышли в сырой лес и быстро пошли по мягкой, сырой земле. Марк иногда останавливался и принюхивался, замирая как большой, охотничий пес и мне становилось все страшнее. Он держал меня за руку иногда сжимая ее, а я всматривалась в темноту, пытаясь понять, чего он опасается. Мне чудились шорохи и странные звуки, словно из леса к нам приближалось нечто и я готова уже была бежать без оглядки, если бы ни эта крепкая рука… Марк потащил меня дальше и вскоре я увидела блестящие бока машины. Засунув меня в автомобиль, он уселся за руль и мы снова поехали в неизвестность…

Начинало светать и первые лучи показались из-за деревьев, разгоняя ночной туман. Машина неслась по шоссе, Марк слушал музыку и не обращал на меня внимания. Я смотрела в окно на пролетающие пейзажи и равнодушно думала о том, что мы уехали от города очень далеко. Жизнь перевернулась с ног на голову и все события произошедшие со мной казались кадрами из какого-то фильма. Я спала с двумя мужчинами. Меня похитили и везут в неизвестном направлении. Супер!
Марк съехал с дороги к небольшому кафе и остановил машину.
— Тебе нужно поесть.
Я была не против, есть хотелось ужасно.

Он снова взял меня за руку и повел к небольшому, розовому зданию под названием «Завтрак у Тиффани».
— Претензиозно… — хмыкнул Марк и я про себя согласилась с ним.
В небольшом кафе в этот ранний час посетителей не было и сонная официантка недовольно поплелась к нам, поправляя прическу.
— Меню. — она положила перед нами две розовые книженции.

Я выбрала яичницу с беконом и апельсиновый сок, а Марк даже не открыл его.
— Ты не будешь завтракать? — спросила я, взглянув на него и сразу же опустив глаза.
— Буду, но позже. — ответил он и встал. — Ешь. Я сейчас приду. Не вздумай пытаться убежать от меня…пожалеешь.

Марк пошел к выходу, а я принялась доедать свой завтрак. Ага, сейчас! Буду молча сидеть и ждать когда ты вернешься!
Как только его силуэт скрылся за углом кафе, я встала и быстро вышла.

Незнакомая местность не испугала меня, я бежала по лесополосе, сообразив, что появляться на шоссе не стоит. Что делать дальше, я тоже не знала, но главное — это уйти подальше. Где-то в стороне шумело шоссе, а между этими деревьями было тихо и спокойно, лишь мое хриплое дыхание оглашало это лесное умиротворение. Сил у меня уже не было и я остановилась, оперевшись о ствол дерева.

Мне казалось, что бежала я очень долго и вряд ли Марк сможет найти меня, ведь он даже не знает в какую сторону я пошла. Все. Теперь нужно найти людей и попросить о помощи. Неожиданно вверху раздался шорох и я задрала голову, всматриваясь в густую, хвоистую крону очень высокой сосны. Белка?

Вдруг что-то огромное показалось из ветвей и с неимоверной скоростью принялось спускаться вниз. О Господи, что это?!
Я кинулась бежать, но тут передо мной словно упав с неба, появился человек, мягко приземлившись на ноги. Мне стало плохо.
— Привет Юлия. Я уже начал скучать…
— Давид????
— Нет. Даниил. Думаю Марк тебе уже рассказал. — он выпрямился и стал медленно приближаться ко мне. — Стой на месте. Не двигайся.

Я попятилась от него, не узнавая это красивое лицо, переполненное хищным превосходством. Он был одет в светлую футболку и легкие, светлые штаны, в которых застряли сосновые иголки. На его лице блуждала странная улыбка: было ощущение, будто он находился в возбужденном состоянии, как зверь, сжимающий в когтях добычу.

— Ты меня пугаешь, Даниил… — я выставила вперед руки, все еще пятясь от него.
— Вчера ты не была так испуганна! — он остановился. — Может потому что тебе нравилось заниматься со мной сексом?
— Прекрати… — я замотала головой. — Зачем все это???

И тут произошло нечто ужасное… Он вдруг оказался за моей спиной и обхватил меня руками.
— Меня все это так возбуждает, Юлия…
Я закричала и вырвавшись из его рук упала на землю. Отталкиваясь от земли ногами, я поехала задницей по влажной траве, но даже не заметила этого, охваченная паникой. Даниил стоял сложив на груди красивые руки и наблюдал как я пытаюсь отползти от него.
— Ну все, хватит. Нам пора убираться отсюда. — наконец сказал он и направился ко мне.

Приглушенный хлопок раздался за моей спиной и словно в замедленной съемке я наблюдала за тем, как в голове Даниила появилось круглое отверстие, из которого потекла тонкая струйка крови, затекая прямо в открытый глаз.
Я завизжала, прикрывая рот рукой, а он рухнул на землю прямо рядом со мной.
— Я же говорил тебе, чтобы ты даже не пыталась убегать? — Марк рывком поднял меня на ноги и намотав мои волосы на руку, прошипел: — Я тебе это говорил?!
Я видела пистолет в его руке и только теперь поняла, что игрушки закончены.

Происходило что-то ужасное.
— Ты убил его… — прошептала я, морщась от боли. — Ты убил человека…
— Человека? — он захохотал, отпуская меня. — Не переживай, с твоим любовником будет все в порядке. Он еще не раз встанет на моем пути.
— Но… — я уставилась на дыру во лбу Даниила. Все в порядке???
— Давай, пошла вперед! — Марк сильно толкнул меня в спину и я чуть не упала. — Быстрее!

Мы шли обратно и я всю дорогу думала о происходящем. То как Даниил спускался с дерева, как он совершенно непонятным образом оказался позади меня — вызывало у меня жуткие мысли и я стремилась придать им разумное объяснение. Что-то нечеловеческое сквозило во всем этом, какое-то потустороннее присутствие…Нет! Это просто мое испуганное воображение! Тогда почему Марк сказал, что с Даниилом будет все в порядке? Разве может с человеком быть все в порядке после выстрела в голову???

Марк вдруг остановился и прислушался. Я тоже притихла, но абсолютно ничего не услышала, лишь далекий шум трассы.
— Быстро ты оклемался… — недовольно прошептал Марк и меня словно ледяной волной окатило — о ком это он? О Данииле???

Когда он подхватил меня на руки я охнула от неожиданности, но то, что произошло потом, совсем лишило меня возможности трезво оценивать ситуацию. Марк побежал. Если говорить на вскидку — его джип ехал намного медленей при скорости сто пятьдесят километров в час. Перед глазами все мелькало, размытое в отдельные куски зеленого, коричневого и голубого…

Когда он резко остановился возле какого-то большого строения, похожего на гараж, я выдохнула и с ужасом посмотрела в его зеленые глаза.
— Приехали, мадам. — насмешливо сказал он и опустил меня на землю.
— Что ты такое? — прошептала я, понимая вдруг, что не хочу слышать ответ.
— Есть предположения? — Марк подмигнул мне и открыл тяжелые ворота. — Давай, а я послушаю на сколько работает твоя фантазия.

— Ты — оборотень. — утвердительно сказала я, чувствуя себя идиоткой. Если судить по фильмам, как раз они — здоровые, накачанные мужики со злостным выражением лица.
— Фу! — он посмотрел на меня через плечо и вдруг оказался рядом, прижав меня к стене. Его глаза смотрели на меня чуть насмешливо, с легкой издевкой. — Неужели я настолько уродлив?

Я молчала, скованная его близостью, ощущая терпкий запах то ли лосьона, то ли туалетной воды.
— Если бы я был оборотнем, я бы превратился ночью в огромного зверя и сожрал бы тебя вместе с этими прелестными ножками… — он скользнул рукой под резинку штанов и провел пальцами по внутренней стороне бедра, наслаждаясь ужасом, плескавшимся в моих глазах. — Еще попытка…
Марк оставил меня, учащенно дышащую, раздавленную его чудовищным магнетизмом и испуганную практически до истерики.

Пока я стояла подпирая стенку и борясь со своими страхами, внутри гаража раздался звук работающего двигателя. Через минуту Марк выехал на шикарном Гелентвагене и приоткрыв дверцу приказал:
— Садись. Даниил скоро будет здесь.
Я забралась в машину, не представляя его с дырой в голове. Хотелось просто заорать: Как, к чертям собачьим он может быть здесь?! Но я благоразумно промолчала и уставилась в окно.

К обеду солнце начинало припекать ощутимо. Марк одел солнцезащитные очки и посмотрел на меня сквозь их стекла.
— Есть хочешь?
— Не откажусь. — буркнула я. — Когда мы остановимся?
— Скоро. Надеюсь, что твоему любовнику понадобиться больше времени для восстановления, а его братец не крутится где-то рядом.
— Марк…скажи, что происходит? — я совершенно не понимала своей роли во всем этом.
— Всему свое время. Узнаешь.

Мы въехали в город и влились в поток машин, направляясь в центр. После нескольких поворотов и перекрестков, Марк припарковал автомобиль возле старинного здания с облупленными колоннами и я с удивлением прочитала: Театр юного зрителя. Короче — ТЮЗ.
— Удивлена? — Марк улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами. — Пошли.
Мы вышли из авто и он как всегда взял меня за руку, сильнее чем нужно сжимая пальцы.
В театр мы вошли с черного входа, который Марк открыл своим ключом. Пахнуло стариной, мастикой для полов и чем-то особенным…Так могли пахнуть только театры…

Марк повел меня по длинному коридору, половицы которого громко потрескивали под нашими ногами. Поднятая нами пыль кружилась в лучах солнца, весело клубясь в ярком, желтоватом свете, делая еще не реальнее все вокруг.
Марк открыл одну из дверей и включил свет.
— Посиди здесь. Я принесу еду.
— Здесь больше никого нет? — с опаской спросила я.
— Нет. — он развернулся и пошел обратно по солнечному коридору, но не дойдя и до середины, остановился. — Не делай глупости, а не то я прострелю тебе голову как Даниилу, только в отличии от него, ты просто умрешь.

Сказав это, он пошел дальше, а я так и стояла с открытым ртом, проклиная и Даниила и его брата и это хреново «Змеиное гнездо». А главное — Марка.
Он ушел, а я принялась рассматривать окружающий меня интерьер. Судя по всему это была гримерка. На вешалках висела различная одежда, от пышных платьев и шляпок, до греческих туник с золоченными поясами. Я совершенно забыла обо всем, разглядывая это великолепие и не удержавшись, сняла одно из платьев.

Темно-бордовое, бархатное, с накрахмаленным подюбником и белым кружевом, оторачивающим подол и глубокое декольте — оно манило меня как мечта и быстро скинув одежду, я натянула его на себя. Мутное, потемневшее от времени зеркало, показало мне мое отражение и я довольно закружилась, приподняв юбку, но тут же опустила ее, увидев кроссовки. Не сочетается…

Я с любопытством приоткрыла дверь, ведущую из комнаты не в коридор, а куда-то еще и прислушалась к темноте, чернеющей из проема. Тихо. Что же там? Мой взгляд наткнулся на небольшую коробку с включателями и я защелкала всеми подряд. Что-то загудело и я с восторгом ахнула, коротенький коридорчик вел на сцену, залитую ярким светом трех прожекторов.

Не долго думая, я побежала туда и встала в центре освещенного круга. Вокруг меня была темнота и я представила, что в ней находятся зрители, а я знаменитая актриса… Я закрыла глаза и снова закружилась в танце, бесшумно ступая по пыльным, деревянным полам.

Реальность совсем перестала существовать для меня и когда я наткнулась на твердое тело, непроизвольно вскрикнула. Марк стоял в круге света и наблюдал за мной. Сколько времени? Я покраснела.
— Я… — начала было я оправдываться, но он вдруг взял мою руку и положил себе на плечо.
— Разрешите? — другую руку он сжал крепкими пальцами и приобнял меня за талию.

Медленно мы стали кружиться по сцене и я была не в силах отвести взгляд от его зеленых глаз, у меня снова появилось ощущение нереальности, откуда-то зазвучала тихая, печальная музыка, а губы моего партнера неумолимо приближались к моим губам…
— Браво! Прекрасная пара! — звук аплодисментов раздался так неожиданно, что мы резко остановились. — Но думаю пора заканчивать…

Марк напрягся и я ощущала каждый мускул под своими пальцами. Он отпустил меня и сделал шаг назад. Я с ужасом смотрела как из его груди появляется длинное, плоское лезвие и останавливается в сантиметре от моей груди.
— Добрый день, Юлия. — из-за спины Марка появился мужской силуэт.
— Даниил???
— Нет, малышка, Давид. — он толкнул Марка и тот упал на пол, хватаясь руками за лезвие.
— Привет, солнце! — из темноты показался второй близнец и поняла, что сейчас потеряю сознание. Его лоб был чист. Никаких ран. Никаких отверстий.
— Власть меняется. — Давид обошел меня, рассматривая и принюхиваясь. — Теперь ты пойдешь с нами.

Я смотрела на его красивое лицо и вспомнила как он целовал меня, как любил в моей спальне под звуки дождя, барабанящего по стеклу. Кто они? Кто эти страшные люди, не умирающие от пуль? Прозрение пришло сразу. Вампиры. Я даже произнесла это слово вслух, пробуя на вкус и стараясь не засмеяться истерическим смехом. Глупо, нереально, бредово.

— Только догадалась, малышка? — Давид потянул платье вниз и оно легко скользнуло по коже, освобождая грудь.
— Прекрати! — я закрылась руками, чувствуя прохладу старого, каменного здания.
— Что здесь есть такого, чего мы не видели? — Даниил тоже подошел ко мне и прижался ко мне всем телом, отчего я явственно ощутила холод пуговиц его рубашки на обнаженной коже спины.

Они зажали меня между собой, лаская плечи и шею, а я стояла как каменное изваяние, переполненная чувствами.
— Ты дрожишь… — прошептал Даниил. — Тебе страшно?
— А как ты думаешь? — прерывающимся голосом произнесла я. — Что с Марком?
— Ничего страшного. — Давид выдернул из тела Марка клинок и провел им по моей груди, оставляя на коже кровавую полосу. — Через некоторое время он будет чувствовать себя превосходно.
— Я хочу ее прямо здесь и сейчас. — хрипло сказал Даниил и поцеловал меня в шею. — Давай-ка, разденься, Юлия.

— Это было бы прекрасно… — улыбнулся Давид и меня стало потряхивать еще сильнее. — Но Марк скоро очнется и создаст нам проблемы. Нужно увезти ее подальше отсюда.
— Как жаль… — Даниил провел пальцем по позвоночнику и меня словно током пронзило. — Такая обворожительная фантазия…
Он натянул на меня верх платья и приобнял за талию.
— Через пару часов мы остановимся в какой-нибудь гостинице и поиграем в двух злых вампиров и маленькую, дрожащую жертву…

Меня тошнило от страха, а ноги сделались ватными, или скорее похожими на два поролоновых столба. Сделав пару шагов, я неожиданно даже для себя самой, вырвалась из обхвата его руки и кинулась в коридорчик, ведущий в гримерку. Захлопнув за собой дверь, я услышала приближающиеся шаги:
— Юлия, неужели ты думаешь убежать от нас? Эта дверь настолько хлипкая, что я могу разнести ее в щепки. Тебе нравятся жестокие игры, малышка?

Я в отчаянии огляделась, но кроме пустых подоконников и пыли, ничего не увидала. Кинувшись в гримерку, я щелкнула замком и сразу же услышала как с громким треском вылетает дверь.
— Юлия, это последние двери… — вампиры стояли возле гримерки и нас отделяла лишь тонкая фанера. — Ну если тебе нравится играть в прятки пожалуйста…

Меня типало так, что я не могла сфокусироваться на вещах, окружавших меня. Я никогда не испытывала такого страха. Мой возбужденный, испуганный взгляд наткнулся на две шпаги, висевшие на стене крест на крест. Муляж? Мои дрожащие руки потянулись к ним и тут дверь распахнулась, жалобно застонав, ударившись о стену.
— Кис-кис…киска… — вампир потянулся ко мне и его глаза вдруг удивленно расширились. Он опустил глаза и с изумлением прохрипел:
— Киска…ты что…

Рапира вошла в него как в масло по самую рукоятку и мои пальцы моментально окрасились его кровью. Второго брата не было, но это не значило, что он не мог появится в любой момент. Решил, что со мной справится и один кровосос?
Даниил упал на колени (теперь я их различала лишь по часам), а я выглянула в коридор. Пусто.

Распахнув окно, я залезла на подоконник и оглянулась. Вампир медленно вытягивал из себя оружие и стоять на месте, таращась на него — было непростительной глупостью. Я спрыгнула на асфальт и помчалась к оживленным улицам, мечтая раствориться в людской массе…

Приблизившись к воротам, разделявшим тишину двора заброшенного театра и оживленный тротуар, я сбавила шаг, чтобы не привлекать к себе внимание. Слившись с идущими, я посмотрела назад и увидела Давида. Он стоял возле машины и его лицо было спокойно — он был уверен в том, что все в порядке. Как в замедленной съемке его голова повернулась в мою сторону и наши глаза встретились.

Я не выдержала и улыбнувшись ему, затерялась в толпе. Перебежав дорогу с возмущенно сигналящими автомобилями, я забежала в арку и нырнула в подъезд. В этих старых домах всегда был еще один выход. Мне нужно, чтобы он был!

Я стояла на песчаном берегу и смотрела как медленно ворочается река, похожая на огромного зверя. Громко играла музыка в кафе, весело смеялись дети, повизгивая на качелях, а облака быстро бежали по ярко-голубому небу. Что же делать дальше? Куда идти? Мои мысли возвращались к старому театру. К Марку. Что с ним? Здравый смысл кричал мне, что он не тот, о ком можно и нужно переживать, но момент нашего, так грубо прерванного танца до сих пор волновал меня. Чем больше мой рассудок доказывал мне, что нужно бежать куда глаза глядят, тем сильней меня тянуло вернуться.

Господи! Это существо похитило тебя! Относилось грубо и пренебрежительно! И до сих пор была непонятна цель всего этого!
— Да. — согласилась я и пошла обратно в театр.

Встретить близнецов, я не боялась. Вряд ли они будут сидеть и ждать, что я опомнюсь и вернусь к ним. Наверняка рыщут по городу в поисках моей такой падкой на приключения задницы. Но и Марка там может не быть…Он мог очнуться и покинуть театр, тоже отправившись на поиски меня. И зачем я им сдалась?
Мысли тревожили меня и наскакивали одна на одну, мешая и путая меня. Во дворе театра было тихо и пустынно. Ни машины близнецов, ни джипа Марка. Значит я пришла зря…Хотя…Нужно проверить.

Осторожно пробравшись в окно, из которого вылезла, я снова оказалась в пыльном коридоре театра.
Окровавленная шпага валялась в гардеробной и мне почему-то захотелось взять ее с собой, хотя вряд ли второй раз я успею ей воспользоваться. Страх вернулся. Неожиданно, неприятно засосало под ложечкой, но переборов свою нерешительность, я твердым шагом пошла к сцене.

Она была пуста. Прожекторы так и освещали деревянные подмостки, на которой подсыхали пятна крови.
— Никого нет… — вздохнула я. — А чего ты ожидала?
— Правда, а чего ты ожидала?

Я чуть в обморок не упала, напряженные нервы струнами зазвенели в груди.
— Один вопрос — ты дура?
Я медленно повернулась и увидела Марка. Он стоял в испорченной футболке и выглядел вполне здоровым. На его лице застыло изумление, перемешанное с насмешкой.
— Видимо да. — согласилась я и сразу же почувствовала себя именно такой.

Он подошел ближе и принялся ходить вокруг меня, рассматривая как диковинку в музее.
— Где братья? — спросил он, растягивая слова. — Судя по окровавленному орудию, кто-то из них ранен?
— Я…ээээ…
— А это значит, — он не слушал мое мычание, — что ты умудрилась ударить вампира шпагой и убежать. Само по себе это конечно уже странно…Но меня мучает другое…Зачем ты вернулась?

— Наверное не стоило. — промямлила я, наблюдая за его передвижениями. — Ты меня не отпустишь?
— Нет конечно! — оскалился он, взглянув на меня как на идиотку. — Зачем ты вернулась?
— За тебя переживала. — зло сказала я и услышав сама себя, поняла как это нелепо звучит.
— Что? — Марк остановился. — Что???

Я молчала.
— Ты знаешь, что ты умрешь, когда закончится игра? Возможно убью тебя я, а возможно кто-то из твоих любовников.
— Как убьешь? — я нервно сглотнула образовавшийся в горле ком. — Игра?
— Не знаю как… — Марк издевательски засмеялся. — Давид и Даниил будут трахать тебя и пить твою кровь, пока ты не умрешь. Пока в тебе не останется и капли.
Его злые, холодные глаза вглядывались в мои и я трижды прокляла тот момент, когда вернулась в это место.

 

* * *
— Игра становится интересной. — Адольф расслабленно развалился на диванчике в «Змеином гнезде». — Эта малышка ударила шпагой Даниила! Обычно королева просто трофей в мужских играх, а здесь характер…

У сидевшего напротив него вампира, резко сузились зрачки, но тут же вернулись в обычное состояние.
— Как она смогла это сделать?
— Очень просто, Стрела. — Адольф ухмыльнулся. — Никто не ожидал этого. Все игроки привыкли к тому, что королева — жертва. Она боится, она сооблазняется, она теряет волю. Крики, истерика…возможно попытка самоубийства, но не отпор!
— Тогда у этой игры довольно любопытное продолжение!
— Если характер этой малышки не будет сломлен, — Адольф сжал стакан и тот лопнул, впиваясь осколками ему в ладонь. — Я вступлю в игру.

 

* * *
Мы вышли из театра и я заметила, что погода снова меняется как и мое настроение. Не знаю о чем я думала когда бежала сюда, но теперь я мечтала лишь об еще одном удачном для бегства моменте. Марк взял меня за руку и потащил в сторону обычных гаражей, которые ютятся во дворах как спичечные коробки. Я даже не удивилась когда он открыл один из них и втолкнул меня внутрь.
— В машину.
Еще один джип. Бессмертные играли по крупному и не жалели ничего, чтобы поиздеваться над ничего не значащей для них человеческой жизнью.

Марк стянул испорченную футболку и швырнул на пол. Уже в машине, он взял новую и натянул на себя, на несколько минут задержавшись взглядом на розовом шраме.
— Это было неприятно. — и посмотрев на меня, добавил: — Ну и дура…
Мы выехали с гаража, дождь влупил по крыше авто и лобовому стеклу, а по моим щекам градом катились слезы.
Мы остановились в придорожной гостинице где-то после обеда и Марк, повел меня в номер, кинув администратору:
— Пятдесять шестой свободен?

Тот с понимающей ухмылкой кивнул и кинул ему ключ. Мне стало неловко, видимо Марк приводил сюда не одну меня…
— Расчитаемся позже.
— Да не вопрос. — молодой мужчина рассматривал меня как дешевую проститутку из привокзального кабака. Интересно, каких женщин он видел с Марком раньше? Я оборвала себя. Разве теперь это имеет значение? Моей жизни угрожает опасность и думать о том, кого сооблазнял здесь этот вампир — дурость да и только, тем более, что все они видимо давно уже мертвы.

Номер был большим, с красивым, широким окном и двухспальной кроватью. Не пять звезд, но довольно хорошее гнездышко для влюбленных.
Марк закрыл дверь и наконец отпустил мою руку.
— Иди в душ, я закажу еду.

Укутавшись в халат, я ела жареную курицу, сидя на кровати и не чувствовала ее вкуса. Марк стоял возле окна и смотрел на дождь. Кто его знает, что у него на уме…Я принялась перебирать в уме все фильмы о вампирах, которые видела и вспоминать, что может их убить…Свет? Нет, этого они точно не боятся…Кол в сердце! Тоже сомнительно… А если отрубить голову? Но как???
— Мне интересен ход твоих мыслей. — я вздрогнула, чуть не уронив тарелку. Марк смотрел на меня в упор. — Твое лицо принимало очень забавные выражения. Что задумала?

— А что, мне не о чем подумать? — огрызнулась я.
— На твоем месте, я бы попытался меня сооблазнить, перетянуть на свою сторону и использовать хоть один шанс, остаться живой. — с издевкой сказал он и уселся в кресло напротив меня.
— Ты не на моем месте. — зло ответила я, отставляя тарелку. — А сооблазнять, я тебя не буду ни при каких обстоятельствах.
— Тогда может ты разрешишь мне сделать это? — он все еще улыбался, но глаза его потемнели. — Сооблазнить тебя?

— Ты хочешь меня убить. — я с ледяным спокойствием смотрела в эти наполненные тьмой глаза. — А я, хочу убить тебя.
— Что? — Марк чуть подался вперед. — Я не ослышался?
— Нет. — я натянула на себя одеяло и отвернулась от него.
Он больше не говорил со мной и я слышала лишь стук бутылок. Идеальное занятие для бессмертного! Цирроз печени ему все равно не грозит…

 

* * *
Марк просидел в кресле до тех пор, пока темно-свинцовые тучи не охватили весь небосвод. В комнате стало сумрачно. Тишину нарушал лишь стук дождя и тихое дыхание, доносящееся с кровати. Он встал и поставив стакан на тумбочку, снял футболку и джинсы. Почему бы не попробовать то, что уже смаковали братья? Марк осторожно, чтобы не разбудить девушку, забрался под одеяло и принялся рассматривать ее умиротворенное сном лицо.

Высокие, словно приподнятые в удивлении брови, небольшие ушки, чуть острые вверху, темные ресницы и полные губы. Бантиком. Он усмехнулся. Веселые конопушки на переносице и изящные скулы…Совсем не его вкус…Марк запустил руку в ее волосы, пропустил их шелк между пальцами и сжал ее затылок, как только девушка испуганно дернулась.
— Лежи спокойно.

Он наклонился к ней и коснулся ее губ, поглощая крик, переходящий в мычание. Девушка пыталась бороться с ним, выгибалась, стараясь зацепить ногтями и лягала его острыми коленками, что ужасно бесило его. Наконец не выдержав, Марк сорвал с нее халат и принялся зло мять ее теплое, поддатливое тело, не обращая внимания на ее отчаянные писки. Схватив ее тонкие руки за запястья, он задрал их над головой и прошипел, глядя ей в глаза:

— Я хочу, чтобы ты ненавидела меня!
— Я тебя и так ненавижу! — прошипела она в ответ и Марк выпрямился, раздвигая ей коленом ноги.
— Вот и хорошо! — его взгляд скользнул по ее шее, груди и он чуть не вцепился ей в шею, от того, что увидел в ее подмышечной впадине. Марк вскочил и отплеввываясь, принялся тереть рукой губы, словно пытаясь смыть следы поцелуя. — Сука! Сука!

Увидев ее испуганные, наполненные слезами глаза, он кинулся обратно и схватив ее за шею, ткнул пальцем в небольшое, темное пятно. — Отвечай, что это?! Отвечай сука или я просто разорву тебя!
— Это родимое пятно! — закричала она, пытаясь оторвать от себя его руку. — Обычное, родимое пятно!
Марк отпустил ее и сел на кровати, обхватив руками голову.
— Вот это задница! Полная, хреновая задница!

 

* * *
Я смотрела как беснуется Марк и не понимала, что происходит. Он ходил по комнате и казалось из его глаз сейчас вырвется сноп искр. Что же так тянуло меня к нему? Заставляло чувствовать к нему притяжение, сродни болезненному?
— Где твои родители? — он остановился возле кровати и уставился на меня своим разгневанным взглядом.
— Не знаю! — тоже выкрикнула я, натягивая на себя одеяло. — Я выросла у тетки! Моя мать умерла, а отец исчез до моего рождения!
— Нет…Нет же…Только не это! — Марк присел рядом и схватился за голову. — Ну почему он ничего не сказал мне?..А если бы между нами что-то было? А если бы я убил тебя?..

Я лежала ни жива, ни мертва, глядя на его смятение и все таки решившись, прошептала:
— Что все это значит? О чем ты говоришь?
Марк посмотрел на меня невидящим взглядом и произнес будто в пустоту:
— Ты — моя сестра.
— Что??? — мое сердце ухнуло вниз и растеклось кипятком в ногах, сковвывая их невидимымы цепями. — Это невозможно…
— Возможно, если твой отец древней чем Петр первый. — Марк снова стащил футболку и задрал руку, показывая такое же родимое пятно в форме пятиконечной звезды. — Эту метку наследуют все потомки Молчаливого.

— Молчаливого? — я слушала его, но не понимала, что он говорит, находясь в полной прострации.
— Так называют нашего отца. — Марк невесело хмыкнул. — Кликуха у него такая.
Он был одним из стражников Ирода, выискивающих младенцев и убивающих их… Проклятие крови настигло его когда на небе взошла звезда — знак рождения Иисуса…Изначально все проклятые не переносили дневной свет, боялись церковных атрибутов, но со временем было найдено «противоядие»и мы уже давно не страшимся всего этого…

— Но я не вампир…
— И что? — Марк тяжело вздохнул. — Если мать — человек, то возможно, что и дитя родится обычным.
— Ты знаешь где он? — внутри все замерло, а потом затрепетало в ожидании ответа.
— Отец? — Марк оделся и налил себе коньяка. — Конечно. Правда я давненько его не видел.
— Могу ли я…
— Нет. — он ответил резко. — Сначала нужно решить проблему с Игрой. У тебя есть где можно отсидеться?

— Да…но когда я смогу…
— Не переживай, я сам отвезу тебя к нему, у меня тоже есть вопросы к папочке. — Марк кивнул на графин. — Будешь?
— Да. — я хотела выпить как никогда.
— Ты даже не представляешь как я рад тому обстоятельству, что между нами ничего не было. Я бы себе этого не простил.

Я встала и взяла бокал из его рук, уже по новому рассматривая Марка. Брат. Как странно это звучит, когда привыкла жить одна. Да еще и узнать об отце! Мой отец вампир!
— Перевариваешь? — улыбнулся Марк тоже разглядывая меня и вдруг нахмурился. — Теперь мне придется устроить обалденные разборки с близнецами.
— Не нужно… — я покраснела.
— Как это не нужно? Я же не могу позволить им вести себя так с моей сестрой! Когда они узнают чья ты дочь — это будет нечто…

— Ты знаешь, я не понимала себя когда вернулась в театр. Чувствовала себя идиоткой, но ничего не могла с этим поделать…
— Это родственное влечение. У таких как мы — оно очень сильно. — Марк подлил мне коньяка. — Напьемся систэр?
Я кивнула. У меня есть брат. Господи, неужели это правда?
— Я тоже всегда это чувствовал, только путал с сексуальным влечением. — Марк подмигнул мне. — Хотя ты правда ничего…
— Я??? — я захихикала, недоверчиво глядя на него. — Конопатая, уши торчат…

— Ты похожа на отца. — улыбнулся Марк. — Он тоже такой упертый как ты.
— Сколько же ему лет?
— Я не хочу даже озвучивать эту цифру. Я же тебе говорил, ему было двадцать семь когда родился Христос. — Марк подкатил глаза. — Непонятное проклятие…Сын Божий умер в муках на кресте, а древние детоубийцы до сих пор живут, поедая людей…Тебе не кажется?
— Все относительно. — я пожала плечами. — Ты чувствуешь, что устал от жизни?
— Временами. — Марк снова улыбнулся. — Но я хочу жить…Вообще, от нее нельзя устать.

— Ты тоже убиваешь людей. — веселье мое немного поутихло. — И женщин, с которыми вы играете…
— Я не буду сочинять красивые сказки или лгать тебе. Да, это так, но это моя природа — ее не изменить. Давай не будем говорить об этом? — Марк сжал мое плечо и ласковое тепло просочилось через халат. Я удивленно посмотрела на него.
— Вот это и есть родство детей проклятых звездой.
— Но я же не вампир… — снова повторила я. — Я не проклята…
— К сожалению это не так. Ты проклята. Кровь всегда найдет тебя. Не зря, что мы встретились, что ты попала в «Змеиное гнездо»… Твое превращение — вопрос времени.

— Но как? Кто превратит меня? — мое сердце забилось в страхе за свое будущее.
— Это придется сделать мне. — Марк словно извинялся передо мной. — Проклятие свершится в любом случае, но мне бы не хотелось, чтобы ты испытала боль или страх..поэтому это сделаю я.
— Когда? — ноги противно затрусились и я присела в кресло. — И как? Как это будет?
— Не сейчас. Не бойся. — Марк веселился, глядя на меня. — Но подробности рассказывать я тебе не буду, не то ты сойдешь с ума от переживаний.
— Это точно! — я протянула ему бокал. — Не хочу больше ничего знать! У меня и так голова кругом от этих откровений и от страха!

Утро было не добрым…по крайней мере для меня. Голова болела жутко и все звуки троило в черепной коробке как в пустой комнате. Марк выглядел прекрасно и посмеивался с меня, чистый после душа и пахнущий так вкусно, будто ночевал в кондитерской.
— Гель для душа в этом отеле — ванильный. — изрек он, заметив как я морщу нос. — Обычно я не пахну булкой.

Я тоже поплелась в душ, надеясь, что меня не стошнит прямо там от этого геля.
— Может ты ускоришься? — Марк теперь совсем не походил на мрачного, вампирского мачо. Хотя нет, походил конечно, но для меня уже в его глазах светился другой свет.
— Да, конечно. — я понимала, что мне нужно скрыться и время не терпело, но тело и голова были против меня.

После душа стало легче, я оделась и мы вышли из номера, улыбаясь друг-другу как старые знакомые или близкие родственники, что конечно являлось правдой, но администратор с понимающей ухмылкой проводил нас взглядом и не нужно было иметь семь пядей во лбу, чтобы понять о чем он думал.
— Так куда мы едем? — Марк помог мне забраться в машину. — И сколько времени это займет?

— Это небольшой городок возле Волги, там живет моя подруга. — ответила я и почувствовала умиротворение, Стася всегда действовала на меня подобным образом, даже когда я просто думала о ней. — Она перебралась туда несколько месяцев назад и будет там до тех пор, пока не закончится ее работа в этом месте.
— Отлично. — Марк завел автомобиль. — Надеюсь никто не найдет тебя там до тех пор, пока я не расскажу Адольфу о нашем родстве и он не отыщет близнецов, чтобы закончить игру.

 

* * *
Вампир по кличке Стрела зашел в «Змеиное гнездо» и Адольф сразу понял, что у него есть новости.
— И что же за события произошли в нашей новой игре? — спросил он, стоило тому лишь подойти к столику.
— Марк направляется к городу без королевы. — возбужденно сказал Стрела и хищно оскалился, рассматривая девушку с голой шеей за соседним столиком.
— Да не может такого быть! — Адольф даже приподнялся. — Никто не рискнет оставить королеву одну! Значит она сбежала!
— Может она у близнецов? — предположил Стрела.

— Нет, Давид звонил вчера и говорил, что они напали на след Марка. — Адольф выглядел довольным. — А вот то, что не звонит Марк — говорит о том, что он потерял королеву.
— Что ты будешь делать?
— Я вступаю игру. — глаза Адольфа сузились в предвкушении. — Объяви об этом игрокам, положи деньги на кон. Я отключаю телефон, ведь между игроками запрет на звонки. Мне некогда этим заниматься — я отправляюсь на поиски маленькой плутовки сейчас же.

 

* * *
Стася сложив на груди руки, смотрела на меня в немом ожидании. Я молчала, не зная, что сказать ей, отчаянно собираясь с мыслями.
— Стоит мне только уехать на пару месяцев, как с тобой приключается какая-нибудь хреновина. — наконец изрекла она. — И не нужно возражать. Не проведать же ты меня сюда заехала с этим огромным, татуированным качком! Кстати, кто он?
— Ты не поверишь… — промямлила я.
— Неужели ты связалась с бандитом? — версии из Стаси поперли как из рога изобилия. — Теперь ты втянута в криминальные разборки? А может он кого-то убил??? Точно! Я так и знала!
— Остановись Стася! — взмолилась я. — Он не бандит!

— Тогда кто?
— Брат? — она недоверчиво разглядывала меня. — Откуда он взялся?
— Это долгая история. Короче мы нашлись. У нас один отец. — я не знала как сказать ей о том, что он вампир, меня ищут вампиры, мой отец вампир и стоило ли?
— Хорошо, но что ты делаешь здесь? — Стася была неудовлетворена моим ответом. — Твой телефон отключен несколько дней, а теперь я вижу перед собой твою конопатую физию.
— Я все расскажу. Позже. — я умоляюще посмотрела на подругу. — Дай мне что-нибудь переодеться, я схожу с ума в этом костюме!

— Костюм с фирменного магазина тебе тоже брат-качок на Гелике подарил?
— На чем?
— На Гелентвагене. — буркнула Стася, скорее всего обидевшись на меня за нежелание рассказать ей все подробности. — Пошли дам тебе что-нибудь одеть… Чай будешь?
— А пива нет? — в горле запекло даже от одной мысли о пенном.
— В смысле? — она развернулась ко мне. — Ты серьезно?
Я кивнула.
— Сейчас сбегаю. — Стася извлекла из шкафа майку и шорты. — На, облачайся.

Подруга ушла, а я уселась в глубокое, мягкое кресло и начала придумывать, что рассказать ей о Марке. Правду?
Неожиданно в прихожей зазвенел звонок и я удивленно привстала. Кто это? Может Стася не взяла ключ?
Посмотрев в кругляш глазка, я действительно увидела подругу.
— Ты что, ключ забыла? — я распахнула дверь и с медленно потухающей улыбкой громко всхлипнула. Из-за спины перепуганной Стаси показалось мрачное лицо Давида.
— Привет малышка. Мне кажется наши игры зашли слишком далеко.

Стася испуганно подрагивала рядом со мной, когда вампир уселся напротив нас, сидевших на диване, в кресло, в котором до этого сидела я.
— Как ты смогла убежать несколько раз? — он задумчиво поглаживал нижнюю губу. — Проткнуть Даниила…Ускользнуть от Марка? Ты очень везучая, малышка…
Я молчала и мысленно взывала к Богу, чтобы он привел сюда Марка и он спас нас от Давида.
— Это твоя подружка? — вампир заинтересованно посмотрел на Стасю и та побледнела. — Хорошенькая…Ты не против если я немного развлекусь с ней? Не будешь ревновать, а Юлия?

Я с отвращением смотрела на его плотоядную ухмылку и не понимала, как он мог нравиться мне, доводить до дрожи одним своим присутствием…
— Не трожь ее. Она не участвует в игре. Бери меня.
— Марк поведал о наших забавах? — Давид оскалился и Стася сдавленно охнула, увидев его острые клыки. — Меня уже возбуждает, то что за нами будут наблюдать…Ты готова, поделиться со мной своей кровью, малышка?

 

* * *

— Где Адольф? — Марк сел напротив Стрелы и сжал кулаки.
— Он велел передать, что вступил в игру. Дегьги на кону, его телефон отключен. Теперь ты не сможешь узнать где он — это против правил.
— Черт! — Марк ударил кулаком по столу и бутылки, стоявшие на нем жалобно зазвенели.
— Что, прошляпил королеву, а Марк? — Стрела засмеялся. — Вряд ли теперь Адольф позволит ей уйти.

— Мне нужно найти его! — зарычал Марк и его глаза полыхнули. — У меня важная информация для него!
— Играй честно, вампир! — Стрела все еще улыбался. — Ищи сам!
— Королева дочь Молчаливого. Моя сестра.
Стрела поперхнулся виски и уставился на Марка. Коричневая струйка бежала по его подбородку, но он не спешил вытирать ее.
— Что???

 

* * *
Давид протянул мне руку и я встала. Он обошел вокруг меня и встав за моей спиной, откинул волосы с моей шеи.
— Наконец-то…Странно, а почему Марк не пробовал тебя? На коже нет его следов…
Его губы коснулись моей шеи и стали делать на ней влажные дорожки, отчего я покрывалась мурашками страха и отвращения. Я зажмурилась, чтобы не видеть переполненные ужасом глаза Стаси и вдруг услышала мягкий, ироничный голос:
— Тише-тише Давид…сегодня тебе придется немного приболеть, береги силы.

Я услышала громкий визг Стаси и распахнув глаза, обернулась. Давид стоял на коленях, глядя на «опасного» непонятно как, оказавшегося в квартире. Из его груди торчало острие клинка и с него капала тягучая кровь.
— Адольф… — со свистом прошипел Давид и удивленно приподнял брови.
— Брат наверное не успел сказать тебе, что я вступил в игру? — голос нежданного гостя оставался мягким и участливым. В кармане Давида зазвонил телефон. — А вот и братик с новостями…Поздно. Жаль, правда?

Я стояла как столб, не понимая куда же дальше меня заведут эти игры бессмертных и решила сказать правду. Пусть прекратят! Пусть отстанут от меня!
— Хватит! — завопила я, наступая на «опасного». — Хватит! Послушайте, я…
— Все разговоры потом. — Адольф улыбнулся мне и нажал на какие-то точки на шее.

Мое сознание померкло мгновенно.
Очнулась я от прохладного воздуха, овевавшего мое обнаженное тело. Я испуганно завертела головой и поняла, что лежу на кровати со связанными руками, абсолютно голая. «Опасный» сидел в кресле и задумчиво смотрел на меня.

— Маленькая, дерзкая девчонка… — его голос снова заставил меня покрыться гусиной кожей. — Как же ты смогла улизнуть от вампиров и превратиться из жертвы в полноценного игрока?
— Мне холодно. — я чувствовала себя под его взглядом словно под рентгеном.
— Извини. — он встал и прежде чем накрыть меня покрывалом, провел рукой по моим груди и животу, спускаясь к лобку. — Я просто хотел посмотреть на тебя.

Он выпрямился и отвернулся, разглядывая свое отражение в зеркало, висевшее над креслом.
— Вы должны отпустить меня. — выдавила я.
— Да? — он посмотрел на мое отражение. — Почему?
— Я дочь Молчаливого.

Тишина повисшая в комнате стала почти осязаемой. Адольф медленно повернулся ко мне и его голос стал похож на шипение змеи:
— Ты понимаешь, что говоришь?
— Вполне. — я почувствовала как от страха перестаю дышать. — Марк мой брат. Мы узнали об этом вчера. Я отмечена звездой.

Он оказался возле меня и откинув уголок покрывала посмотрел на родимое пятно.
— Как любопытно… — прошептал он и его потемневшие глаза принялись разглядывать меня с удвоенным интересом. — Дочь Молчаливого. Одного из самых древних вампиров…
— Теперь вы отпустите меня?
— Если я отпущу тебя и Молчаливый узнает о том, что тебя вовлекли в игру — полетят головы. Я этого не хочу. Не хочу связываться с древними — это бесполезная и опасная война. Но я могу сделать нечто другое…

— Что? — я предчувствовала что-то нехорошее. Его глаза были полны удовольствия от того, что он придумал.
— Пока ты человек, я внушу тебе, что ты любишь меня. Эта память останется с тобой и после того, как ты станешь вампиром, при условии конечно, если тебя обращу я…Мы обручимся. Сыграем свадьбу. Никто не пострадает, а я стану на ступень выше.

— Ты не сделаешь этого! — я принялась отчаянно растягивать веревки. — Ты не сделаешь этого! Марк не позволит!
— Марку мы покажемся не раньше чем через месяц, а за это время ты вполне могла бы в меня влюбиться…О том, что твой отец Молчаливый, я не знал. Телефон отключен, связи с миром нет…а ты…ты не смогла мне сказать эту страшную тайну, поскольку плохо верила в нее сама…

Он мило улыбнулся мне и я потерялась в его глазах, с огромными, пульсирующими зрачками.
Мы долго смотрели друг на друга и я вдруг поняла, что ничего не происходит. Абсолютно. Он развязал меня и спрятал веревки под кровать, все так же не сводя с меня глаз. Мысли пролетели в голове за одну минуту, за которую я и решила, что ни за что не признаюсь Адольфу в том, что его внушение не действует на меня. Он слегка отпрянул от меня и внимательно посмотрел в глаза.

— Что со мной? — несколько раз моргнула и дотронулась к вискам, совершенно не догадываясь как ведут себя люди после внушения.
— А что ты чувствуешь, дорогая? — его зрачки все еще немного пульсировали и от них у меня действительно немного кружилась голова.
— Я не хорошо себя чувствую…
— Приляг, это пройдет. Ты слишком много перенесла за это время. — Адольф слегка коснулся моего лба губами. — Может ты чего-то хочешь? Ты же знаешь, я с удовольствием порадую тебя.

— Полежи со мной. — я легла на бок и почувствовала как он ложится рядом, обнимая меня. — Почему я голая?
— Тебе было жарко, любовь моя. Но я совсем не против. — я услышала тихий смешок и вдруг поняла, что мне придется спать с ним!
Он укутал меня в покрывало и встал.
— Подожди минутку.
До меня донесся шорох снимаемой одежды и я напряглась. Нет…только не это…
Адольф вернулся и прижался ко мне своей прохладной кожей, снова положив на меня руку. Я лежала и молилась про себя, надеясь, что он не заметит моего состояния. Но ничего не произошло, я так и заснула, прижатая к его крепкому телу.

 

* * *
— Вот дерьмо! — Стрела швырнул телефон и раздраженно схватил пульт от телевизора. Куда делся Адольф? Почему он не дает о себе знать даже ему? — Он точно наворотит дел!
Вампир вдруг напрягся и уставился на входную дверь. Через секунду раздался звонок. Он встал.
— Здравствуй Стрела. Мир твоему дому.

На пороге стоял молодой мужчина с задумчивым, отрешенным взглядом, одетый в узкие, черные брюки и шелковую рубашку с коротким рукавом. Его бледная кожа резко выделялась на темном фоне, а глаза — пурпурные, с немного удлиненным зрачком, смотрели спокойно и внимательно.

— Мир тебе Молчаливый. — Стрела опустил глаза и отошел в сторону, пропуская нежданного гостя в квартиру. Он вошел и направился в гостинную. Он пах смертью.
— Давно не виделись. — древний вампир стоял немного расставив ноги и вся его поза выдавала в нем хищника.
— Наши пути не пересекались. — согласился Стрела, чувствуя опасность. — Что привело тебя ко мне?

— Ты не знаешь? — Молчаливый недовольно изогнул бровь. Видимо полу тайны его не устраивали.
— Я понял. Марк сказал мне о твоей дочери. — Стрела готов был проклясть все эти игры.
— Дальше. — вампир был зол. — Игры Голодных. Что скажешь мне по этому поводу?
— Я не заведую этим. — Стрела мысленно поблагодарил судьбу за это. — Но никто не мог знать, что она твоя дочь.
— Сколько охотников на нее?
— Близнецы, Адольф и Марк, но судя по прояснившимся обстоятельствам, он теперь на другой стороне…

— Кто из них знает о нашем родстве?
— Только Даниил, но Давид наверное уже тоже в курсе дела. Адольф не знает…
— Где она?
— Уже думаю с Адольфом. Но связи с ним у меня нет.
Молчаливый исчез и Стрела услышал лишь как хлопнула входная дверь. Он облегченно вздохнул и дрожащими руками налил себе выпить.
— Нужно с этим завязывать…

 

* * *
Я проснулась от запаха кофе и моментально открыла глаза, вспомнив, что ночь провела с Адольфом. Возле кровати стоял столик с кофейником, двумя пирожными и белой розой в вазочке. Шик! Вампир пытается изо всех сил играть влюбленного. Ну чтож, всё лучше чем убегать от кого-то, а дальше будет видно, Марк обязательно меня найдет. Я налила себе кофе и прислушалась.

Тихо. Судя по обстановке снова гостиница, но даже из душа не слышался плеск воды. Может Адольф ушел? Я завернулась в покрывало и подошла к двери. Открыто. Я даже выглянула в коридор..Странно…Хотя да…я же влюблена в него безумно и зачем мне убегать?
Я прошлась по номеру и мне в голову пришла мысль: Что он ответит мне об отсутствии одежды? Даже если он уверен в своем внушении, то такие мелочи все равно не пройдут бесследно.

Я улыбнулась и открыла шкаф. Улыбка медленно сползла с моего лица — одежда аккуратно лежала на полках. Не много конечно, но для путешествия в самый раз. Что же делать? Что Адольф пытался внушить мне? Ведь есть же какой-то сценарий! Теперь я боялась выдать себя неосторожным словом..Господи, да оденься и уматывай отсюда! — вопил мой внутренний голос и решила не противиться ему.

Натянув на себя нижнее белье, легкий сарафан и голубые балетки, я наскоро расчесалась, выдергивая себе волосы резкими рывками и только сделала шаг к выходу, как дверь открылась и в номер вошел Адольф с пакетом в руках.
— Встала? — улыбнулся он и поцеловал меня в губы. — Может сходим сегодня на пляж вечером? Я вина купил, шоколад…кстати твой любимый…

Ясно. Значит его внушение распространялось куда дальше этих событий, раз он «знает о моем любимом шоколаде».
— С удовольствием. — я нежно улыбнулась ему, стараясь не переигрывать. — Спасибо за кофе. Роза чудесна.
— Ты — лучше. — он отставил пакет и обхватил мою талию. — Я всегда считал, что ни один цветок не достоин тебя…

— Какой же ты льстец…
— Я до сих пор не могу понять как ты умудрилась вскружить мне голову всего за несколько месяцев? — он так открыто смотрел на меня и улыбался, что у меня мороз по коже пошел. Актер! — Признавайся, ты наверное подливала мне в виски приворотное зелье?

Ага! Значит по его версии, мы знакомы несколько месяцев. Как раз столько я проработала в «Змеином гнезде».
— Конечно… — промурлыкала я. — Постоянно. До тех пор, пока ты не обратил на меня внимание…
— Как же мне было не обратить на тебя внимание, если ты была самой красивой,из девушек в баре? Помнишь как ты испугалась, когда я сказал тебе, что вампир? —

Адольф нежно поглаживал мои шейные позвонки и вопреки моему желанию, предательские иголочки удовольствия вонзались в меня в районе бедер.
— Конечно помню! — хмыкнула я, прикрывая глаза. — Тогда я думала, что сойду с ума!
— Пойдем я покажу тебе, как люблю тебя…пойдем моя девочка…

Он легко подтолкнул меня к кровати и я запаниковала. Секс с Адольфом не входил в мои планы.
Если сейчас я откажу ему или начну брыкаться, он поймет, что внушение не действует и что тогда? Вряд ли он оставит меня в живых, чтобы потом не решать эту проблему с Марком и моим мифическим отцом. А убив меня, он может свернуть все это на близнецов, Адольф намного сильнее их — это даже я видела. Что ему стоит прибить парочку вампиров и сказать, что спасал меня, узнав кто я?…Подстроить шикарное алиби и остаться в шоколаде. Оставалось лишь одно — отправиться с ним в кровать и выдавливать из себя стоны страсти. Марк ну где же ты?

Выдавливать стоны мне из себя не пришлось… Господи, да что же они за существа-то такие??? Все, что он не делал со мной, взрывало во мне салюты и вулканы один за одним просыпавшиеся в моем теле, истекая огненной лавой. Адольф ласкал все мои заветные местечки и шептал на ухо такие вещи, что я вся сжималась внутри от жара, терзающего меня. Похоже ему это очень нравилось и он выбивал из меня стоны один громче другого, прижав к матрасу сильным торсом.

Задыхаясь, я лежала рядом с ним и слегка подрагивала от пережитых эмоций, а его член и не думал падать, все так же настойчиво упираясь мне в бедро.
— Мне кажется я снова хочу тебя… — прошептал он, покусывая мочку моего уха.
— А мне не кажется…я это чувствую… — я повернулась к нему и он скомкав простыни, пртжал меня к себе, вдавливаясь в мой пупок

 

* * *
Мы шли к реке, а мое тело все еще дышало негой и лекая усталость охватившая меня все еще блуждала во мне. Адольф держал меня за руку, наши пальцы переплелися и мы молчали, но это молчание было приятным.
Начинало смеркаться и влага от речки ощущалась все сильней, пахло рыбой и тиной. Адольф растелил на траве покрывало и присел, усадив меня между ног. Я прижалась к нему спиной и попросила:
— Налей мне вина, любимый…
Он исполнил мою просьбу и тихо сказал:
— Помнишь наш первый секс? Я тогда сказал, что люблю тебя…

Я выпила вино и кивнула.
— Помню. Для меня эти слова стали неожиданностью…я до сих пор их вспоминаю…
— О да…для меня они тоже стали неожиданностью. — вздохнул Адольф. — Ведь в моей легенде их не было.
— Что? — я захотела повернуться к нему, но его сильные руки сдавили мне горло, причиняя боль.
— Внушение не подействовало, не так ли?
— Мне больно! — прохрипела я, вцепившись в его руки.
— То ли еще будет! — Адольф рывком поставил меня на ноги и уставился на меня своими жуткими глазами. — Что же мне с тобой делать?

Я — устала. Мне все это надоело до чертиков. Пока я дождусь папашку, все эти проклятые вампиры перетрахают меня по очереди.
— Остынь. Твои игры Голодных не идут ни в какое сравнение с моими играми. — я размахнулась и ударила его в грудь, отчего он отлетел к огромному дереву и ударился о него спиной. Какое же это удовольствие не скрывать свою сущность!
— Как такое возможно??? — Адольф вправил вывихнутое плечо и с трудом встал. — Что происходит???

— Ты думаешь я не знала, что вампиры читают мысли? Знала…хотя некоторые это пытались тщательно скрыть. Вот я старательно и разыгрывала мнительную, испуганную жертву…я надеялась, что папашка явится и спасет меня, но ты слишком рано решил меня разоблачить, вампир!

— Ты не могла знать, что попадешь в игры Голодных. — в глазах Адольфа не было страха, лишь огромный интерес.
— Я? — мне захотелось смеяться, что я и сделала, громко расхохотавшись. — Мне стоило просто упасть перед тобой, чтобы ты обратил на меня внимание! Вы слишком самоуверенны, вампиры. Самое трудное — это было скрывать мысли, приходилось постоянно концентрироваться и не расслабляться даже дома.

— Зачем тебе это нужно?
— А как мне было добраться к отцу? А? Думаешь легко разыскать древнего вампира? Даже вы не знаете где он. Попав в игры, я не знала, что Марк мой брат…я просто хотела, чтобы отец пришел за мной. Я всегда чувствовала, что он наблюдает за мной. Всегда.

— Кто ты? — Адольф пристально смотрел в мои глаза, словно стараясь понять, что скрывается внутри меня, но вдруг он напрягся.- Мне кажется здесь кто-то есть…
— Да, ты прав. — я посмотрела в темный кустарник. — Это ко мне.
Хрупкий силуэт вышел в сумеречный свет и я с радостью выкрикнула:
— Стася! Наконец-то!

Подруга была одета в спортивный костюм и настроение у нее было приподнятым. Она улыбалась и махала мне рукой.
— Я с подарками! — Стася опустила на песок спортивную сумку и извлекла оттуда голову Давида, а потом и Даниила. Она посмотрела на Адольфа и подмигнула ему. — У нас игры лучше, в наших правилах можно отсекать головы вампирам.

— Кто ты? — еще раз спросил Адольф и в его голосе зазвенел металл. — Я бы почувствовал если бы в тебе текла кровь не человека!
— Ты слишком переоцениваешь свою чувствительность. — я улыбнулась ему мило и непринужденно. Чем не светская беседа? — Перебить запах моей нечеловечьей крови, легко. Обычный узелок с осиновой стружкой, отбивает у вас нюх напрочь. Ты удивлен? О да! Я вижу… Но я расскажу тебе еще одну тайну — Стася моя сестра и соответственно сестра Марка…Папашка настрогал нас троих. Только вот матери у нас разные. Очень разные.

Грозный рык взорвал тишину и Адольф развернулся к Стасе, уже не в силах сдерживать изумление, граничащее с ужасом. На ее месте стояла, слегка выгнув спину рыжевато-огненная волчица. Ее огромные лапы мягко погружались в песок, когда она двинулась к нему.
— Советую бежать. — сказала я. — Я еще как-то терплю вас, вот сестра нет.

 

* * *
Марк летел по ночному шоссе, надеясь добраться к сестре быстрее чем Адольф. Был шанс, что у подруги она сможет дождаться его. Вдруг свет фар высветил высокую фигуру, одиноко стоявшую на трассе и Марк резко нажал на тормоз, отчего резина задымилась, а автомобиль вильнул в сторону.
— Что за?…
Марк схватился за ручку дверцы и тут увидел за стеклом лицо Молчаливого.
— Отец???

Вампир обошел машину и сел рядом с сыном, хотя они были больше похожи на друзей или на братьев.
— Ты здесь! — Марк облегченно вздохнул. — Откуда ты узнал о происходящем? У тебя дочь…
— Я всегда знал, что у меня дочь. — Молчаливый посмотрел на сына пурпурными глазами, в которых блестел лед. — И не одна.

— Как не одна? — Марк начинал нервничать, предчувствуя как надвигается нечто нехорошее.
— Подружка, к которой ты ее отвез — тоже моя дочь.
— Вот это новости… Но тогда нам нужно торопиться, близнецы или Адольф могут добраться до них, если уже…

— Если они уже не мертвы… — продолжил за него Молчаливый.
— Девушки???
— Близнецы и Адольф. — древний вампир так посмотрел на Марка, что тот сразу понял — шутки здесь неуместны.
— Я не пойму…расскажи мне все!

— Их мать была из стаи, которая жила в лесу возле нашего дома. — Молчаливый плавным движением пригладил брови. — Эти девушки — самое опасное, что ты мог видеть в своей жизни. Они выросли в стае, куда их забрала их мать и всю жизнь охотятся на таких как мы.
— Но она не убила меня!
— Убила бы, но позже. — древний вампир, сжал плечо сына. — Она охотится за мной. Я пришел, чтобы защитить тебя, а не своих дочерей.

Марк не мог поверить в происходящее. Ему казалось, что это какой-то розыгрыш! Он никогда не задумывался, что есть существа сильнее его, что оборотни, о которых он только слышал из баек живут и имеют к нему непосредственное отношение. Молчаливый все время наблюдал за дорогой и по его лицу, Марк видел, что дело серьезное. Когда им перегородил путь старый жигуленок, древний вампир предупреждающе поднял руку.
— Я сам.
— Но…
— Я сам.

Он вышел и встал перед автомобилем, скрестив на груди руки.
Марку безумно хотелось выйти, но он знал, что отцу это не понравится. Захлопали дверцы машины и он увидел в свете фар две женские фигуры, которые остановились напротив отца.

 

* * *
Я смотрела на это ничтожество, которое было нашим отцом и не испытывала ничего кроме ненависти. Он — вампир. Этого достаточно. Мать ненавидела их всей душой после того, как он бросил ее и ушел с такими же древними кровососами искать более интересные места для охоты и жизни.

— Может поговорим? — он был спокоен и я это ощущала. Знает свои силы?
— О чем? — я поморщилась от этих банальных фраз. — О том как ты бросил мать и смылся, оставив ее на постоянные издевательства членов стаи из-за того, что она понесла от вампира?
— Я не бросал вашу мать. Она не смогла уйти из стаи. Она ушла от меня.
— Ты врешь! — Стася напряглась и я увидела как ее глаза превращаются в желтые, светящиеся блюдца.

— Нет. Я не вру и вы чувствуете это. В вас течет и моя кровь. — Молчаливый двинулся к нам, но Стася уже стала волчицей и предупредительно зарычала. — В вас течет кровь вампиров.

Сестра кинулась на него, но успела лишь клацнуть зубами возле его лица, Молчаливый ударил ее по морде и она отлетела на обочину, громко скуля от боли. Мое звериное, волчье «я», вырвалось наружу и я за Стасей кинулась на отца, оттолкнувшись задними лапами от машины. Уже в полете я увидела Марка, выскочившего из джипа и вставшего перед отцом. Он выставил руки и упал, впоймав меня, не обращая внимания на раны, которые я ему наносила.
— Систэр! Систэр успокойся!

Я замерла, орошая слюной его лицо. Он легко дотронулся к моей шее и я снова почувствовала тепло, которое чувствовала в номере гостиницы.
— Это родственное влечение, систэр…Ты помнишь? — он смотрел на меня своими умными глазами и я вдруг отскочила от него. Что я делаю? Что я делаю???
Стася все еще лежала на обочине, тихо поскуливая, видимо у нее была сломана лапа, а может и не одна. Молчаливый подошел ко мне и присел напротив, глядя мне в глаза.
— Вы мои дочери, не забывайте об этом. Я всегда помогу вам.

Я зарычала и он покачав головой встал.
— Мы уходим. Если вы не готовы смириться с тем, что мы существуем, мы никогда не увидимся. Только помни об этом…
Вампир прикоснулся ко мне и знакомое тепло только сильнее чем прежде затопило меня.
Он оставил меня и пошел к Стасе, я услышала его тихий, успокаивающий голос. Марк, весь окровавленный, стоял в стороне. Через несколько минут их джип скрылся в темноте, оставив нас на пустой трассе…

 

* * *
Столик «опасных» теперь занимали мы. Игры Голодных закончились — начались игры Волков.
Правила игры гласили:
1. Королем может быть только вампир.
2. Короля можно сооблазнять, держать в цепях.
3. Короля НУЖНО убить по окончании игры. Либо отсечь голову, либо сжечь…

(читать фэнтези про вампиров и оборотней)

Читайте продолжение:Игры голодных 2.Охотница.

 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector