Главная / ФЭНТЕЗИ РАССКАЗЫ / Юмористическое фентези / Женщина за тридцать или кулич для нечисти.
Читать бесплатно любовно юмористическое фэнтези
Кулич для нечисти.

Женщина за тридцать или кулич для нечисти.

Читать бесплатно любовно юмористическое фэнтези

 

С чего начинать? Не знаю… Наверное с того, что я никогда бы не подумала, что со мной может такое приключиться… Я живу в обычном доме, езжу на вполне обычном автобусе и вообще — довольно обычная женщина за тридцать, жизнь которой, мягко сказать не сложилась.

Вот и сейчас я ехала в автобусе и ощущала взгляд сидевшего напротив мужика под пятьдесят в своем декольте.
— Молодачка… — пропыхтел он, нагибаясь ниже и обдавая меня запахом ядерного самогона. — Пасху одна отмечаешь или с мужем?

Я тяжело вздохнула и отвернулась, не желая вступать в этот бесполезный разговор.
— Гордая, да? — не унимался мужик, шелестя старым пакетом, в котором уютно устроилась небольшая корзинка. — Сидит тут…сиськи вывалила…не девочка уже чай, чтоб кочевряжиться…
— Мужчина, отстаньте от меня пожалуйста. — вежливо попросила я, розовея от его хамства. Женщины, сидевшие сзади, ехидно хихикали, ожидая продолжения «концерта».
— Да кому ты нужна! — громко ляпнул он, хлопая себя по коленям. — Сидит тут…королева!

Всю дорогу до рынка, я таращилась в окно, сгорая от стыда, а мой сосед все не унимался, пытаясь вызвать меня то ли на разговор, то ли на скандал.
Праздник Светлой Пасхи, обещал быть веселым…

Выскочив из автобуса, я сразу же рванула к рядам с молоком, яйцами и остальной деревенской снедью. Мои куры неслись из рук вон плохо и никакие подкормки и увещевания на этих тварей не действовали. Они гордо таскались по заднему двору, беседовали между собой и игнорили меня по полной, за исключением моментов, когда я их кормила — тогда они с достоинством клевали предложенное и снова меня игнорили.

Нахальный мужик остался далеко позади и я с головой окунулась в покупки: яйца, молоко, масло, присыпка…кое-что еще по мелочи…и теплое весеннее солнышко, совсем выбило у меня из головы инцидент, произошедший в автобусе. Я купила несколько кустиков роз, чтобы посадить у родных на могилке и двинула обратно к рыночному вокзалу, вдыхая запах беляшей и пирожков с капустой.

— Все ходишь? — я резко остановилась перед непонятно откуда взявшимся передо мной мужиком из автобуса. — Конфетку хочешь?
Я впала в ступор и некоторое время смотрела на него молча, даже не представляя, что сказать.
— Говорю, конфетку хочешь? — мужик протянул мне карамельку. — Давай, сладкое-то ведь любишь, а?
— Спасибо. Не люблю. — я попыталась его обойти, но он вдруг схватил меня за руку, цепкими пальцами и прошептал, орашая мое ухо горячей слюной:
— Я же просто так не отстану… Запомни, молодачка, в пыль превращусь, но моей будешь!

Я вырвала свою руку и почти оттолкнула мужчину с брезгливостью:
— Оставьте меня в покое!!!
— Запомни: или сама придешь, или отправлю тебя на кладбище!

Я помчалась к автобусу, который уже пыхтел между двумя маршрутками и поражалась: как можно так пить??? Совсем что-ли ум за разум?

В поселке я жила с детства, но лицо этого престарелого жигало, было мне абсолютно не знакомым. Усаживаясь возле окна, я посетовала, что этот алкаш испортил мне приятную поездку на рынок и снова попыталась забыть неприятное происшествие, мысленно насчитывая скольким покойным родственникам мне нужно отнести куличи и сколько теста по этому поводу нужно замесить, но мое занятие прервал телефонный звонок.

— Манька! Алло! — голос своей подруги я не спутала бы ни с чьим другим.
— Привет Катюха, чего не спится? — я широко улыбнулась — мои две подруги в лице философски-веселой Катьки и бесшабашно-капризной Алены, делали мою жизнь по особенному живой и непредсказуемой.
— Мы это…к тебе в общем. — весело выдала подруга и засопела, ожидая ответа.
— Ну так жду в воскресенье! — подтвердила я, но Катька опять вздохнула и поправила:
— Сегодня. У Алены проблемы.
— Что случилось?
— Она и мужа и любовника бросила…
Ящик кагора в моем подполе видимо зазвенел, ибо сердце мое отчаянно ёкнуло…

Я тоже тяжело вздохнула, как и моя горячо любимая подруга.
— Жду. Только от помощи не откажусь. Ясно?
— Манька, да когда мы отказывались?! — возмущение Катюхи было вполне обоснованным: она, как и я — сельский житель, но всегда готова была помочь и обладала живым пониманием сельского хозяйства, в отличии от Алены…

Нет-нет! Она тоже помогала от всей души, но измученная своим же напором, она ложилась под деревце и стонала, отгоняя надоедливых мух: — Ох Боже…это не для меня… ох… дай мне силы…
Бог прислушивался к ее мольбам и силы ей давал…чтобы приготовить обед и ужин. У Алены это настолько хорошо получалось, что все последующие разы после неудачных копаний в огороде, мы распределили обязанности — я и Катюха в огороде, Алена готовит еду.
Всем сразу стало легко и весело, и после этого, проблем с помощью у нас не возникало.

— Дуйте уже… — буркнула я, сама получая удовольствие от предстоящей встречи. — Я картохи нажарю…
— А мамка твоя, не из Найденовых?

Я даже телефон выронила от неожиданности — знакомый алкаш, сидел рядом и внимательно смотрел на меня красными глазками.
— Из Найденовых. И что? — я подняла телефон и трижды прокляла этот день. — Вы что, преследуете меня?
— Нет — я домой еду. — мужик смотрел на меня с явным удовольствием. — А мамку не Раиса звали?
— Раиса. Какое это имеет значение? — значит этот придурок точно из местных… мне захотелось, чтобы в этом «пазике» стоял мотор из какого-нибудь гоночного авто и мы домчались до поселка за пять минут…терпеть этого алкаша полчаса — сил не было.

— Ага…ага… — закивал он, морща лоб. — И чего, от рака померла?
Теперь меня это стало просто бесить.
— Вы нормальный? — прошипела я. — Может какие-то границы иметь нужно???
— Какие границы? — удивился он и нагнулся ко мне, от чего я отпрянула к окну. — Я же ведь знаю, что к тебе две бабы едут… вот и у меня друзья есть… У Савелия самогон знатный, Аркадий кабана забил…Пасху-то отгуляем…

Он увидел мое выражение лица и прервал мое намерение выдать речь:
— А ты не старайся, все так и будет.
Пока я хлопала ртом как рыба без воды, он помахал ручкой какому-то мужику с двумя сумками и пересел к нему, весело рассказывая о сахарной браге.
— Я в шоке… — все, что удалось прошептать мне и автобус тронулся, разгоняя вокзальную пыль.

Катька с Аленой прибыли через час после того, как я перешагнула порог своего дома. Я увидела их еще издалека, медленно чапающих по дороге, с полными сумками. По одну сторону дороги цвели яблони, похожие на принаряженных девушек, а по другую ровным строем стояли домики, отчего наша последняя улица, так и называлась — Яблоневая.

Собаки неистово лаяли, возбужденные их приближением и любопытные бабы глазели через свои заборы, гадая к кому это гости. Но как только мои подруги подходили ближе, раздраженно плевались — ни та, ни другая, не обладали покладистым характером и уже успели погрызтся с половиной улицы.
— Маня!!! Манюха!!! — Алена замахала свободной рукой, завидев мою голову между кустами сирени. Собаки забрехали еще сильней. — Еле доехали в твою глухомань!
Подруги добрались к моей скамейке и плюхнулись на нее, еле дыша.
— Если бы не природа — никогда бы не поняла твоей жизни в этой деревне! — Алена обмахивалась газеткой, надув блестящие губки. — Катюх…скажи ей…

— А может мы и сами сюда переедем? — Катюха провела взглядом трактор, в котором сидел Вовка Кореец ( его бабка была якутка и основательно наградила внука узкими глазами и смуглой кожей, за что его так и прозвали. ) — Экземпляры тут…ну-у…хорошие такие…
— Он женат. Успокойся. — остудила я пыл подруги и скрипнув калиткой, вышла к подругам. — Ну с наступающим, красавицы мои!

Мы крепко обнялись, немного всплакнули и я потащила их в дом, понимая в этот момент, что мне их сильно не хватало.
— Переодевайтесь и к столу. — я сняла с плиты шипящую сковородку и понесла ее на улицу, под навес. — Все готово.
— Вот умеешь ты настроение поднять! — весело воскликнула Алена, стаскивая лифчик возле открытого окна, которое выходило на задний двор. — И картошка у тебя вкусная!
— Ты бы не маячила перед окном! — крикнула ей Катюха. — Сейчас какой-нибудь деревенский мачо увидит твои «прыщи» и неровен час воспылает страстью!

— Ой! Кто бы говорил! — обиженно протянула Алена, но от окна отошла. — Можно подумать у самой грудь пятого размера!
— Да кто ее здесь увидит? — я с удовольствием слушала веселую перебранку своих подруг. — Лес кругом!
— Вот прячется в лесу какой-нибудь маньяк и наблюдает за твоим стриптизом… — не унималась Катька. Она уже переоделась и тащила на стол миску с салатом и плетенку с хлебом.

— Я тебя умоляю! — Алена показалась в дверях с бутылкой водки. — Какие здесь маньяки? Им-то и взяться здесь неоткуда!
— Так у меня вино в погребе! — я уже чувствовала как пересохло во рту. — Мы что, водку до обеда пить будем?
— А почему бы и нет? — пожала плечами подруга. — Кто это придумал, что водку по утрам пить нельзя? А до вина мы еще доберемся, праздники на носу.
Я тяжело вздохнула и присела на скамейку, накрытую цветастым половиком.
— Ну тогда поехали.

 

* * *

— Ишь как тебя разобрало, Михаил Степанович… — ухмыльнулся мужик, в видавшей виды, некогда синей рубашке. — Молодуха какая сна лишила?
— А чего уж… — сидевший напротив, худощавый, с крупными кистями мужчина, криво улыбнулся. — Молодачка в соку, самое то… Чувствую, что радость она мне подарит, силу мужскую поднимет…
— Мало тебе баб в Оленевке было? — его собеседник, высокий, лысый, с выпирающим кадыком, достал из под стола бутыль с самогоном и стукнул им о деревянную поверхность. — Теперь решил за Вишневое взяться?

— В хорошем все же месте наш хутор стоит, — протянул Михаил Степанович и подхватил вилкой огурец с тарелки. — Всю жизнь мне отец покойный говорил: Построен хутор наш на сильном месте: под землей удивительная мощь ворочается, а на самой земле, когда-то дороги пересекались. Большой перекресток был здесь сын и пользовался он дурной славой… Люди пропадали, скот исчезал, а когда в обоз молния ударила и убила десять человек, перестали вовсе по этой дороге путники ходить…

— Да знаю я эту историю, Степаныч, — сидевший напротив, плеснул самогон в стаканы. — Чай и сам всю жизнь тут прожил и отцы наши крепко дружили…
— Так я к чему веду — вокруг хутора нашего, четыре деревеньки, — закивал, соглашаясь Михаил Степанович. — Всех баб уж перепробовали, а до Вишневого все руки не доходили, Аркаша… А сегодня в автобусе такую бабенку увидал, что все внутри зашевелилось. Она правда заартачилась, зашипела как кошка, но это дело поправимое… Подруги к ней сегодня приехали, и вам с  будет чем поразвлечься.

— О как! — Аркаша потер руки в предвкушении предстоящей забавы. — Миша, а землю с кладбища ты принес? Чую я, что дождь будет, так потом на погост не влезешь.
— А как же…а как же… — мужчина развел руками. — Я завсегда об этом забочусь… А где же Савелий? Сколько ждать можно?
— Он в Вишневое пошел, курей черных купить. — Аркаша поднял свой стакан. — Давай-ка пригубим Михаил Степанович…
— Ага, давай, давай…

Мужчины выпили и принялись за закуску, когда во дворе хлопнула калитка. Через минуту, из-за угла появился коренастый мужчина, с холщовым мешком, в котором орали куры. Его мощные руки были покрыты густыми, рыжими волосами, которые на голове имели более светлый оттенок из-за солнца и пробивающейся седины. Один его глаз закрывало мутное бельмо и от этого его взгляд казался жутковатым.
— Мимо Райкиного дома шел…кое-что видел… — он вытряхнул кур из мешка и те забегали по двору, возмущенно вытягивая шеи.

Мужчины за столом переглянулись и заулыбались.
— Дочка-то Райкина, сочная баба…
— Дак я на нее глаз сегодня утром уж накинул. — Михаил Степанович погрозил пальцем Савелию. — Наливная вся…
— Подружки к ней что-ли приехали, — продолжал недавно пришедший, усаживаясь за стол. — Я огородами пошел, смотрю, а они на стол накрывают, наверное посиделки устраивают…глаза поднимаю, а одна перед окном стоит, в чем мать родила. У меня все внутри перевернулось, так захотелось в окно это влезть и…эх…

— Так за чем дело встало? — хохотнул Аркаша, обтирая потную лысину платочком. — Когда наше желание женщин, оставалось не удовлетворенным? Про третью расскажи, что за баба?
— Хороша…фигура как часы песочные, брови вразлет… — Савелийналил себе самогона. — А вот жду не дождусь, когда в кровать затащу зазнобу эту, что в окне торчала!
— Значит решено. — Аркаша плотоядно усмехнулся. — Вот и утеха нам на праздник нашлась!

— Так что там за история с мужем и любовником? — наконец поинтересовалась я у подруги и та закатила глаза, недовольно цокая языком.
Мы уже выпили по паре рюмок и теперь закусывали за обе щеки.
— Надоели хуже горькой редьки! — прошипела Алена, очищая яичко от скорлупы. — С одним нянчилась десять лет, а второй держать меня в ежовых рукавицах надумал…а я птица вольная…

— Вот и будешь теперь одинокая! — возмущенно оборвала ее Катюха. — Есть мужик и хорошо! Так нет, ее как черти подталкивают в таком возрасте!
— Нормальный у меня возраст! — возмутилась Алена, подталкивая меня локтем: — Не, слышала? Возраст!
— Ладно, хватит! — я взялась за бутылку, не желая слышать даже намека на свои годы. — Давайте лучше сменим тему!

— Согласна. — заулыбалась Алена и сложив ладошку лодочкой, приставила ко лбу. — А что это за домишки на бугорке? Там живет кто-нибудь?
— Хутор это, — я тоже посмотрела на темные, покосившиеся строения, нелепо смотрящиеся рядом с цветущими деревьями. — Ворожеевский.
— Странное название…

— Говорят там всегда колдуны жили и место там проклятое. — я вспомнила как мама мне рассказывала об этом хуторе. — Построили его три чернокнижника, после того, как на дороге, проходившей по этой местности, молнией десять человек убило. Угрюмые и косматые, жили они отшельниками, ни с кем не общались, но люди боялись их очень. Много кого, говорят они со свету сжили, а сколько девок перепортили и баб, не счесть…

— Да как же они угрюмые и косматые, девок заманивали? — хмыкнула в воцарившейся тишине Катюха.
— Так оморачивали бедняжек так, что те как привязанные за ними шли. Натешаться они с ними, а девкам и бабам замужним — позор на голову.
— М-да… — Алена явно впечатлилась моим рассказом и поежилась. — А сейчас там живет кто-нибудь?
— Вроде бы живет кто-то… — пожала я плечами. — Я никогда не видела этих людей. Свет там вечерами не горит, но мне кажется, что я замечала отблики свечей…

— Мама… — прошептала Алена, а Катюха икнула и потянулась за компотом.
— Настращала ты нас Манька! — выдохнула она, вытирая розовые усы. — Давай, наливай лучше!
Мы снова выпили, заговорили о мужиках, но взгляды моих подруг все равно периодически направлялись в сторону Ворожеевского хутора…

— Может на речку сходим? — предложила Катюха, лениво щурясь под теплым солнышком. — Возьмем пивка, рыбки…посидим возле водички…
— А что, — поддержала ее Алена. — Можно и на речку, чего дома сидеть?
Деваться было некуда и мне пришлось согласиться: на речке я была давно, а прогулка с подругами обещала быть веселой.

Мы взяли покрывало и через магазин, отправились к речке. Солнышко припекало основательно, глаз радовала изумрудная травка и глянцевая листва, было хорошо и спокойно.
— Как же хорошо у тебя! Не то, что в городе! — Алена, с раскрасневшимися щеками, была похожа на матреху. — А запахи какие!
Мы шли по узкой тропинке, которая убегала вглубь яблоневого сада, а потом огибала бугор с Ворожеевским хутором. Катюха задумчиво задрала голову и протянула:
— А пошли к этому хутору сходим, а?
— Зачем??? — Алена даже приостановилась, испуганно глядя на Катюху. — Что ты там хочешь увидеть?

— Ну интересно же! — подогретая спиртным, подруга просто излучала решительность и смелость. — Заодно и убедитесь, что все это сказки о колдунах и замороченных бабах.
— Что-то я не хочу убеждаться. — заныла Алена, глядя на меня умоляющим взглядом. — Пошли на речку, у меня нехорошие предчувствия…
— Ой, да прекрати! — отмахнулась Катюха. — Пять минут. Посмотрим и сразу на речку, да Мань?
— Ну пошли уже! — вздохнула я, хотя мне и самой хотелось поближе посмотреть на этот «ужасный» хутор. — Одним глазком глянем и на речку.

Ветхий забор окружал три дома и остальные обветшалые постройки, кренившиеся от времени в разные стороны. Хутор застыл в гнетущей тишине, как одинокая старуха-нищенка, в рваном тряпье и мне стало неуютно под этим забором, обросшим изумрудным мхом.
— Тут жутко… — прошептала Алена и я мысленно согласилась с ней. — Будто кто-то наблюдает за нами с той стороны забора…
— Ну и фантазия! — Катьке было весело и совершенно не страшно, это место будто и не пугало ее. — Обычные заброшенные домишки…
Мы осторожно пролезли в узкую дыру в заборе и оказались внутри, вздрагивая от каждого звука.
— Мне кажется, я голоса слышу… — Алена остановилась и я тоже прислушалась.

— Точно!
— Пошли отсюда! — Алена потянула Катюху за руку, но та подкралась к углу дома и выглянула из-за него, показывая жестом, чтоб мы молчали.
Я тоже подошла к ней и посмотрела из-за угла: так это же тот мужик, который прицепился ко мне в автобусе! Он сидел в компании двух таких же странных типов и вся эта чудаковатая компания, пила самогон из большого бутыля.
— Ханурики какие-то… — прошептала Катюха. — Небось бомжи хутор ваш легендарный заняли…
— А вдруг это колдуны? — Алена прикрыла рот ладошкой, бледнея от страха. — Сейчас…

Но договорить она не успела. Рыжий мужик, сидевший к нам спиной, вдруг резко обернулся и мы спрятали головы, прижавшись к стене.
— Тут кто-то есть. — услышали мы его голос и Алена зажмурилась, закусывая губу.
— Интересно, кого это к нам в гости занесло? — насмешливо поинтересовался другой голос. — Выходите, или я сейчас сам встану и тогда вам не сдобровать.
Мы попятились назад, распластавшись по шершавой стене и тут услышали шуршанье травы под чьими-то шагами. Кто-то из мужчин направлялся в нашу сторону и нам ничего не оставалось делать, как нырнуть в распахнутую дверь этого строения, стены которого мы так тщательно обтирали.

— Вот черт! — прошипела Катюха в темноте. — Не хватало, чтоб нас тут бомжи сожрали!
— Дура! — Алена тихо застонала, хватая меня за руку. — Что делать, Маня?
— Для начала замолчать!
Заткнувшись, мы стояли как три статуи, ожидая самого страшного и оно конечно же произошло.
— Думаете спрячетесь от меня? — голос нашего преследователя, прозвучал рядом с открытой дверью.

Алена завизжала и кинувшись в противоположную сторону, где светились очертания еще одних дверей, перевернула какую-то ерунду и на наши головы посыпался град из мелких предметов, больно раня плечи и затылки.
Неизвестно, открыла ли Алена дверь, или выбила ее — нам это было неинтересно, мы просто выскочили в образовавшийся проем и покатились вниз с бугра, холодея от страха…

Скатываясь к подножию бугра, мы уже хохотали вовсю. Катюха отряхивая грязную юбку, весело поинтересовалась:
— Это же нужно такими умениями обладать! Набить такую шишку на башке, зато пакет с пивом сохранить в целости и сохранности!
Алена осторожно прикоснулась к шишке на лбу и хмуро покосилась на подругу:
— Мастерство не пропьешь…

На приличном расстоянии от хутора, нам было уже не страшно: в кустах щебетала какая-то птаха, журчала речка и все выглядело довольно мирным и уютным.
Я задрала голову и посмотрела на покосившиеся домишки, которые будто с упреком взирали на нас с возвышенности. Вдруг мне показалось, что возле щербатого забора, маячит чей-то силуэт. Стало неуютно, по коже пробежали колючие мурашки.

— Видела? — замогильным голосом пробасила мне на ухо Алена. — Подозрительные они какие-то!
— Что там? — Катюха тоже задрала голову, но силуэт уже исчез.
— Мужик там стоял! За нами наблюдал! — Алена сняла балетки и пошла по прохладной траве. — Давайте уже уйдем отсюда!
— Ну, а что… — Катька была непробиваемой. — Побеспокоили этих ханурей, вот они и вылезли посмотреть, кто мы такие. Забудь. Они небось уже дальше бухают.
Я вроде бы и была согласна с ней, но что-то неуловимо неприятное, липкое, шевелилось в моей душе, словно в грязь наступила и она сухой, тянущей корочкой осталась на коже…

Возле речки было тихо, лишь мягко шелестел камыш и об камни шлепалась водичка, переливаясь под солнышком. Мы расстелили покрывало и уселись на нем, подставляя свои телеса под теплые лучи.
— Вот ты испугалась! — Катюха ткнула Алену в бок. — Колдуны! Колдуны!
— А я тебе говорю, что мужики эти — непростые… — Алена подтянула пакет с пивом и принялась рыться в нем. — А я такое чувствую! У меня тонкая, душевная организация!
— Ой, я не могу! — даже я рассмеялась. — Душевная ты моя!

— А что это?
— Где? — мы с Катюхой наблюдали как Алена достает из пакета какую-то штуку, утыканную перьями.
— Откуда это? — мне эта вещь показалась довольно отвратительной и неприятной.
— Я не знаю!
— А мне кажется, я знаю. — Катюха взяла двумя пальцами неизвестную штуковину и поднесла ее к глазам. — Это, могло упасть в пакет, когда мы в сараюшке прятались.

— Ага…когда я какую-то полку перевернула… — согласилась Алена, отобрав у Катюхи эту странную вещь. — Похоже на амулет или еще какую колдовскую штуку…
— Господи, Алена! — Катюха вырвала из ее рук бутылку с пивом. — Тебе так хочется колдуна?
— Дура! — Алена возмущенно повернулась ко мне. — Мань, ну скажи, что это какая-то колдовская гадость!
— Похоже… — я даже дотрагиваться к ней не хотела. Концы черных крыльев, утопленных в воск, были испачканы засохшей кровью, а на потемневшем медальоне воска, отчетливо виднелись какие-то знаки.

— А вот я бы хотела не колдуна, а высокого мужика, с крутыми плечами и длиннющими ресницами! — Алена бросила перистую штуку на покрывало и показала Катюхе язык. — Чтоб он был сексуальным и загорелым!
— Вот ты губу раскатала! — засмеялась Катюха, разливая пиво. — Реальнее живи!
— Ну вот честно, Кать, а какого хотела бы ты? — завелась Алена. — Есть же и у тебя какой-то идеал?
— Есть. — согласилась она, задумчиво попивая из стакана. — Но я прекрасно понимаю, что это всего лишь мечта…

— Да ладно, колись! — мне тоже стало интересно. — Сто процентов есть какой-нибудь тайный образ!
— Хорошо. — внезапно согласилась Катюха и подняв глаза к синему небу, замурлыкала: — Он должен быть непременно высоким, голубоглазым блондином, с красивыми руками и волосатой грудью…
— А волосатая грудь обязательный атрибут? — Алена с интересом слушала откровения подруги и еле сдерживала смех.

— Да! — Катька стрельнула в нее глазами. — Это же моя мечта, значит чего хочу, того и намечтываю!
— Слово-то какое! — я уже смеялась во всю. — Намечтываю!
— Давай-ка теперь ты! — Катька протянула мне стакан с пивом. — За свои мечты расскажи нам!
— Я? М-м… Не буду ориганальна… — я встала и расхаживая перед подругами, рассказывала: — Высокий. Брюнет. Обязательно с красивым, выразительным взглядом…
— Все ясно… — Алена махнула рукой, останавливая мою речь. — Слишком много мелодрам в нашем досуге…

— Пусть в этом году сбудутся все наши мечты! — Катюха подняла стакан и мы стукнулись ими.
— За мечту!
— За мечту!
Никто из нас не обратил внимание на то, как завибрировал амулет с перьями, подпрыгнул легко на покрывале и снова замер, притаившись за пакетом с бутылками…

 

* * *

— Какие бабы любопытные! — Савелий расстегнул ворот рубашки и привалился к стене дома. — Веселые…
— Хорошие девахи… — крякнул Михаил Степанович, ковыряя в зубах вишневой веточкой. — Уж не терпится простыни помять…
— С чего начнем? — Аркадий разделся по пояс и лениво почесывал выпирающий живот.
— Нужно с визитом прийти. — ухмыльнулся Михаил Степанович. — Осмотримся, поговорим, а там видно будет.
Если чего не так, такого наворожу, сразу посговорчивее станут.

— Да куда они денутся, Миша? — хмыкнул Савелий. — Сколько их было-перебыло…
— Жениться нам нужно. — вдруг сказал Михаил Степанович и его собеседники изумленно замерли.
— Жениться???
— А чего? — мужчина навалился всем весом на стол, возбужденно улыбаясь. — Вот смотри Аркаша: баба всегда под рукой, да и молодуха не ровня старухе…сыт будешь, обстиран, приласкан…

— В твоих словах есть смысл… — глаза Аркадия тоже загорелись. — Молодец ты Миша!
— А то! — он самодовольно усмехнулся. — Я дело говорю!
— Только вот оморочка больше трех дней не действует, — заговорил Савелий. — Как же до венца-то дотянуть?
— Дотянем. Ты, Савушка, запамятовал, что на кладбищенской земле можно приворот сделать. Намертво.

Михаил Степанович стал серьезным, даже немного злым.
— На земле опасно, баба чахнуть начнет. — сказал Аркадий, показывая куда-то назад. — Кладбище старое знаешь где и кто там лежит? Забыл от чего матери наши умерли после родов?
— После родов, Аркаша, после родов…

— Ну с этим понятно… — Савелий наполнил стаканы. — Бабы наши будут как пить дать, а вот о силе, что под хутором спрятана, мне поговорить ох как хочется!
— А чего о ней разговаривать? — Михаил Степанович угрюмо посмотрел на него. — Должны мы ее отыскать! Быть такого не может, чтоб скрылась она от нас!
— Так почитай всю жизнь ищем, — вздохнул Аркадий. — А она все в руки не дается.

— Отец говорил, что если мы амулет раздобудем, который желания исполняет, то и силу отыщем. — сказал Савелий, но тут же махнул рукой: — Если бы хоть знать как он выглядит! Столько хлама кругом, а он где-то среди него.
— Да уж…этот амулет наверное тяжелее найти чем силу! — согласился Михаил Степанович. — Но есть еще один вариант — если здесь как в те, давние времена сразу несколько человек от молнии погибнут, то сила из под земли выйдет и тот, кто ее обуздает, оставит у себя навеки.

— Молнию вызвать не проблема! — Савелий раздраженно поднялся и прошелся вокруг стола. — Как людей сюда заманить? И как потом в деревне отреагируют на такое происшествие?
— Да какая разница как там кто-то отреагирует? — прошипел Михаил Степанович. — Уже все равно будет!

 

* * *

Домой мы шли раскрасневшиеся, распевая песни и допивая пиво из последней бутылки.
— А мне кажется, или мы другой дорогой идем? — Катюха остановилась и огляделась.
— Нет, не кажется, — успокоила я ее. — Срежем немного, а то вон из-за леса какая туча прет…Возле кладбища пойдем, а там через дорогу и деревня.
— Мимо кладбища? — прошептала Алена, озираясь по сторонам. — Моторошно как-то…
— Ради Бога! — Катюха слегка покачиваясь, пошла дальше. — Живых нужно бояться, а не мертвых! Мань, я правильно говорю?

— Правильно Катюха. Давайте чапать быстрее, не охота под дождь попасть и ветер какой-то нехороший поднялся… — я задрала голову и посмотрела на сизую тучу, медленно надвигающуюся из-за леса. Казалось, будто ее клубящиеся края, цепляются за верхушки огромных сосен и разрываясь как вата, остаются висеть на них. Что-то странное было в ней, опасное, не похожее на обычные грозовые облака, оно ворочалось внутри, постанывало и мне вдруг стало страшно…

— Ты моя-я нежно-ость! Ты мое-е… — песня Катюхи оборвалась, как только из-за кустов шиповника показались первые могилы.
На удивление, даже ветер, так неприятно задувавший под одежду, здесь притих и ничего не нарушало покой этого места.
— Все равно жутко здесь… — Алена поежилась. — Хочется быстрей уйти!
— Давайте шаг прибавим. — я быстро пошла по тропинке, вдыхая тяжелый запах сирени, смешанный со старой краской.
— Да что же это! Вот блин!

Мы с Катюхой повернулись и увидели, что наша подруга влезла в кусты шиповника и барахтается в них, раня руки и ноги острыми шипами.
— Стой на месте! — рявкнула я, понимая, что просто так, сокращения Алены не прекратить. — Не дергайся!

Подруга застыла, а мы с Катькой принялись освобождать ее от цепких ветвей.
— Как можно было сюда залезть? — я и сама чувствовала как колючки впиваются мне в кожу.
— Вы не поверите! — Алена морщилась от боли, но терпела. — Будто толкнул кто-то!
— Знаю я этого кого-то… — засмеялась Катюха. — Пивонс на водку…
— Да я серьезно!

Я дернула пакет, который тоже повис на ветвях, он с треском разорвался и из него посыпались бутылки и остальная фигня.
— Вот зараза! — я попыталась схватить хоть что-нибудь и тут мне в руки упала безобразная штука с перьями. Машинально сжимая ее в ладони, я вдруг заметила как из царапины на руке, кровь попадает на потемневший воск и исчезает в вырезанных углублениях. Отчего-то мне стало неприятно, а если сказать честно меня это напугало. Я бросила его Алене и тут над нами громыхнуло… Алена завопив во все горло: — Мама! — швырнула его Катюхе.
— На фига ты мне его бросила?! — Катька уже не выглядела рассудительной и насмешливой. — А-а-а!!!!

Штука с перьями взлетела куда-то вверх, а мы понеслись вперед, толкая друг-друга и вопя так, что нас наверное слышали в деревне…
Когда ворота кладбища оказались позади и мы, проскочив дорогу, оказались возле первого дома, Катюха прохрипела:
— Сбавляем темп…не могу больше…

Легкой трусцой, наша компания добралась к моему жилищу и только тут, я поинтересовалась у Алены:
— Ты на хрена эту гадость с собой тащила?
— Я не знаю как она в пакете оказалась! — заныла та, разглядывая исцарапанные руки. — Не ложила я ее туда!!!
— День добрый молодачки! Чего это вы тут обсуждаете?

Мы медленно повернули головы и мои глаза полезли на лоб. Чудовище, которое цеплялось ко мне утром, и которого я видела на хуторе, стояло возле моей калитки с двумя такими же ханурями.

— Это же колдуны! — прошептала Алена, а Катюха простонала:
— Блин, да что они дались тебе, колдуны эти?!
— Что нужно? — я даже представить боялась, зачем они пришли. Рожи у них были гадкие, хитрые, со скрытой злобой, светящейся в глазах.
— Поговорить. — утренний алкаш подмигнул мне и Катька прыснула за моей спиной.
— О чем??? — я начинала злиться. Руки и ноги, исколотые шиповником, жутко чесались, а в туалет хотелось до коликов в животе.

— Я же говорил, что с друзьями приду. — улыбался мой «поклонник», показывая на удивление, белые и крепкие зубы. — Познакомимся ближе, мы все одинокие, авось, что сладится…
— Чего??? — Катюха опередила меня, возмущенно выступив с упертыми в бока руками. — Ты чего, болезный? У кого сладится?
— Да у нас с тобой! — хохотнул лысый мужик и плотоядно усмехнулся, повергая подругу в шок.

— Слышь, зов предков, шел бы ты домой, не про тебя честь. — выдала она и махнула рукой. — Дайте пройти!
— Вот так значит Маша? — автобусный знакомый посмотрел на меня в упор и по мне прошелся озноб, колючими, холодными иголками. — Чтож…я по хорошему хотел…
Эта безумная троица прошла мимо нас и я услышала как ойкнула Алена.
— Ты чего?
— Этот, с бельмом, шепнул, что завтра я к нему сама приду! — Алена побледнела. — Что он имел ввиду?

— Он тебя с белкой перепутал. — Катюха толкнула калитку и мы вошли во двор. — Ну и экземпляры… Башка трещит, сил нет…
— Рано начали, — согласилась я, бросив покрывало на скамейку. — Давайте в душ, а я сейчас на стол накрою.
— А что это за придурки? Откуда он тебя знает?

Я поведала подругам утреннюю историю и добавила, что видела их на хуторе.
— Да, это точно они! — подтвердила Алена и покосившись на Катюху, добавила: — Жуткие они! Вот чует мое сердце, что будут нам от них неприятности!
— Я тебя умоляю! — Катюха взяла полотенце, предложенное мной, халат и со смехом произнесла: — Алкаши местные от выпитого смелыми стали, да и решили посвататься, тем более они нас на хуторе видели и может решили,что мы на огонек заглянули…А этот, с большими ручищами, после знакомства с Манькой в автобусе, небось решил, что она речам-то его вняла и пришла с визитом…

— Вот дура! — я подпихнула ее в сторону душа. — Язык без костей! Давай, иди мойся, а то дождяка начнется, а нас еще двое!
— Аленке в душ нельзя, — Катька издевательски подмигнула ей. — А то вдруг колдун за задницу укусит!
— Очень смешно! — Алена скривилась и отвернулась. — Неугомонная…

Свеженькие после душа, мы снова оказались за столом и уже сидя под навесом, расслабленно наблюдали за надвигающейся грозой.
— С вами никакой печени не хватит… — бурчала я, нарезая батон колбасы. — На диету сесть хотела…
— Какая диета??? — возмутилась Катька, набив рот картошкой. — Вся красота сойдет!
— Ага! — Алена приободрилась и уже не вспоминала ни колдунов, ни кладбище, ни бельмястого мужика. — Нужно кушать если хочется.

— Весомый аргумент… — я повернулась к ней и подозрительно поинтересовалась: — Горе-то когда закончилось?
— Какое горе? — подруга громко икнула.
— По поводу избавления от мужа и любовника? Ты прям смотрю воспарила на деревенских просторах…
— Издеваешься? — Алена надулась и оттолкнула от себя надкусанный огурец. — Больше ни ногой я…

— Маня! Мань! — поток возмущенных слов моей подруги, прервал голос соседки, которая зашла во двор и теперь стояла возле калитки, с интересом глядя на наше сборище.
— Проходите, баб Нюсь! — позвала я ее и она тут же двинула к нам.
— А я тебе редисочки принесла. — баба Нюся поставила на стол полную мисочку и поправила платочек, поглядывая на бутылку. — Гуляете?

— Подруги приехали. — я кивнула на бутылку. — Выпьете с нами?
— А чего ж не выпить? Выпью конечно. — баба Нюся уселась поудобнее и обвела нас веселым взглядом. — Хороши девки!
— Давно уже не девки, — вздохнула Алена, показывая, что это обстоятельство ее очень напрягает. — Не шешнадцать уже…
— Вот глупая! — воскликнула старушка и ее седые брови, взлетели вверх. — Баба, она когда в самый сок входит, вот тогда краше всего и делается! Молодость — дуростями полна, старость — придуростями, а серединка между ними — золотая, женщине дана для счастья, любви и расцвета, запомни!

— Ой как вы хорошо сказали! — обрадовалась подруга, будто ей только что, лет десять списали. — Только где ж ее любовь-то найти?
— А ее искать не нужно, — спокойно ответила баба Нюся. — Ты главное душу открой, а любовь как будет рядом идти, огонек твой увидит и обязательно зайдет.
— К вам-то зашла? — к Катьке вернулась рассудительность, а с ней и цинизм.

— Милая моя… — баба Нюся наклонилась к ней и тихо сказала: — Я такая открытая, что она ко мне раз десять заглядывала. И сейчас еще дверцу открытой держу…
Мы захохотали, весело поглядывая на друг-друга, а она продолжила:
— Манька, тащи рюмку, я с разговором пришла.
— Ага, я мигом.
Если баба Нюся пришла поговорить, значит важное что-то сказать хочет…

 

* * *

-Давайте девки за красоту вашу выпьем и за счастье бабье. — баба Нюся подняла рюмку и мы последовали ее примеру.
Она выпила, сморщилась, закусила кусочком колбаски и вдруг стала совершенно серьезной.
— А теперь, коровушки вы мои, поговорим о неприятных вещах.
— О каких? — я удивленно посмотрела на нее. — Вроде бы я вас ничем не обидела, баб Нюсь…

— Да не в обидах дело, Мань, — она ласково погладила меня по руке. — Видела я сегодня, как к вам хуторские приходили.
— Алкаши эти? — улыбнулась я. — Да и черт с ними! Мы их прогнали, делов-то!
— Вот как раз черт всегда с ними… — вздохнула баба Нюся и достала из-за пазухи старую фотографию. — Вот это, сестра моя — Евдокия…

Я взяла из ее рук фотокарточку и увидела на ней молодое, задорное лицо, с ямочками на пухлых щечках. Девушка на фото была красавицей — с толстой косой, уложенной вокруг головы, темными бровями и губками бантиком.
— Семнадцать лет ей на карточке… — продолжала баба Нюся. — Это пятьдесят третий год…аккурат перед своей смертью и сфотографировалась…
— А почему она умерла? — я никак не могла понять, какое отношение к этому рассказу, имеют три мужика с хутора.

— Извели ее колдуны с хутора.
— Я же говорила! Говорила! — завопила Алена и Катюха дернувшись, уронила вилку.
— Да что ж ты так кричишь?!
— Вы это серьезно? — спросила я, хотя сомневаться в правдивости бабы Нюси, мне еще не приходилось.

— Куда уж серьезнее… — женщина засунула фотографию обратно и промокнула влажные глаза, краем платка. — Повадился за ней старый хрыч ходить, проходу не давал. Она горемычная уж и из дома выйти боялась, чтоб с этим чудовищем косматым не встретится… А потом словно подменили ее, сама на хутор бегать стала. Уже люди замечать стали, разговоры пошли…Я с ней поговорить пыталась, а она как неживая на меня смотрит глазами пустыми, и все равно как только вечер, из дома уходит… Мать сколько слез пролила…отца у нас не было, он на фронте погиб, она одна нас воспитывала, а тут такое…

Однажды собралась мать и пошла на хутор, а я за ней увязалась. Она вся на нервах была, меня не заметила и так я до самого Ворожеевского с ней и дошла. Прилипла к забору и гляжу, что там происходит.
Колдуны эти треклятые, на улице за столом сидели когда мать во двор вошла. Она кричать стала, плакать, а этот, что за Евдокией ходил, встал и в дом пошел. Выходит значит оттуда уже с нею и говорит, мол забирай дочь свою.

И тут сестра моя, в плач как кинулась, за этого старика цепляется, просит: Не отдавай меня!
Мать еще больше кричать стала, в ногах у него ползать и говорит тогда колдун: Хорошо, забирай ее, она мне надоела уже.
Махнул рукой и Евдокия как привязанная за матерью пошла. Два дня чахла, а на третий в сарае повесилась…

— Господи… — прошептала Алена, впечатлившись от рассказа бабы Нюси. — А эти мужики каким боком к колдунам?
— Мишка, Аркаша и Савка, их дети. — лицо женщины, стало злым. — Яблочко от яблоньки не далеко падает! Сколько баб на их счету, тоже не счесть!
— У них??? — Катюха брезгливо поморщилась. — Да как такое возможно, в трезвом уме???
— Так вот в чем и дело, ум-то у всех и не трезвый был! Они же гады, заморочат так, что бабы сами к ним бегут, как и Евдокиюшка моя…

— Ну это вообще мистика какая-то! — недоверчиво протянула Катька, но легкая дымка страха уже повисла в воздухе.
— Ну это ваше дело, верить мне аль нет, а я вас предупредила.
Я снова разлила водку по рюмкам, с трудом переваривая все услышанное.
— Так они что, нас теперь очаруют и того… — Алена замялась, ее глаза стали как блюдца. — Ну того…
— И того, и этого. — хмыкнула баба Нюся. — Не малые же девчата, соображать нужно…
— Фу! — Алена сдвинула брови и прижала к сердцу ладошку. — Я не дамся!
— Ты меня-то слышишь, что я говорю? — старуха посмотрела на нее как на наивную дурочку. — Чары наведут такие, что сама поскачешь на хутор, в припрыжку!

— Хорошо! Хорошо… — прагматичная Катюха обвела нас строгим взглядом. — Даже если теоретически предположить, что все это правда, то напрашивается вопрос — как всего этого избежать?
— Да! Как? — мы уставились на бабу Нюсю и она призадумалась.
— Есть один вариант, но вот уж не знаю…
— И что это за вариант? — хоть кол на голове теши, а мне все равно не верилось во все это.

— Попросите помощи у старой Фёклы, которая на кладбище живет. Она может помочь, но вот возьмется ли?..
— Что это за Фёкла? — Алена прижалась ко мне теплым боком и я чувствовала как бьется ее сердце. — И почему она живет на кладбище?
— Фекла мно-ого знает… — протянула баба Нюся. — Я еще девкой была, а она уже старухой ходила…
— Не может быть! — Катька заерзала на лавке, выражая возмущение и недоверие.
— Не может быть! Не может быть! — нервно воскликнула старушка, раздражаясь от ее скептицизма. — Я посмотрю, что вы завтра запоете!
— Баб Нюсь, не обижайтесь! Ну просто действительно звучит все как-то чудно… — я зыркнула на Катьку. — Рассказывайте.

— Мне мать рассказывала, что Фёкла с самого детства на кладбище жила. Ее бабка умерла, оставив девочку четырнадцати лет, круглой сиротой, но она к людям не пошла, а так и осталась в этом доме среди могил. Научила бабка ее премудростям всяким и как только, что случится в деревне, к ней за помощью люди и бежали…
— А почему она Евдокию, сестру вашу не спасла? Почему ваша мама к ней не обратилась? — мяукнула Алена, кутаясь в кофту. Гроза надвигалась медленно, но уверенно, неся с собой прохладный ветер.

— Обратилась… — вздохнула баба Нюся. — Но Фёкла отказала ей…
— Почему?
— Колдунам этим, нечистая покровительствовала, да такая, что даже Фекле была не по силам. Продали душу они бесам за силу и теперь охраняли их демоны днем и ночью…
— Ну, а как же она нам поможет? — удивилась я.
— Так старые колдуны померли давно, а значит и бесы ушли… — баба Нюся погрозила пальцем в сторону хутора. — Если бы у этих, такая силища была, они бы окромя баб испорченных, уж давно тут таких дел наворотили…

— Так почему же тогда другие женщины к Фёкле не обратились? — не выдержала Катюха. — Если с этими колдунами она сладить может?
— Да потому, что не верит сейчас в это никто. Чем угодно дела эти объясняют, только вот в волшебство верить перестали, а зря… Многих бед избежать можно было… — баба Нюся поднялась. — Ладно, пошла я…У меня еще дел полно, а вы думайте…забота ваша…

Я провела ее к калитке и старушка на минуту остановилась, глядя на с беспокойством.
— Маша, я тебя очень прошу, будьте осторожны…Не хочу я, чтоб с вами беда приключилась.
— Хорошо. Не переживайте, баб Нюсь.
Она ушла, а я вернулась к подругам, которые оживленно обсуждали услышанное от гостьи.

— Глупости какие-то…Фёклы эти, колдуны… — Катюха с аппетитом жевала колбасу. — Какой-то день сегодня…только об этом и разговоры!
— А я верю! — возбужденно зашептала Алена. — Вот придут завтра эти ужасные мужики, заколдуют нас и все!
— Да чтоб у меня с кем-то из них случилось «всё» — никакое колдовство не поможет! — заплевалась Катюха. — Они же мерзкие!

Я находилась в двойственном положении: с одной стороны все эти росказни о колдунах, вызывали лишь смех, а с другой стороны я чувствовала какое-то напряжение, предчувствие что-ли? Да и бабе Нюсе можно было верить, она вполне разумная, адекватная женщина…

— Ты чего призадумалась? — Катька следила за мной насмешливыми глазами. — Перевариваешь историю?
— Зря ты так… — я присела за стол. — Есть в этом что-то…
— Ну вы и впечатлительные! — Катюха взяла с тарелки яйцо и стукнула им о край пустого стакана. — Я не поняла…оно что, сырое???

— Да не может быть, я эти яйца из одной кастрюльки… — начала было я, но замолчала, с ужасом наблюдая как из яйца в стакан выливается кровянистая жидкость, а за ней туда же, плюхается маленькая змейка.
— Мама!!! — заорала Катька, отталкивая от себя стакан. Существо, плавающее в нем, упало на стол и резво поползло в сторону Алены.
Визжа и горлопаня, мы кинулись прочь от места нашего застолья и спрятались за жестяной бочкой с водой.

— И зачем мы сюда прибежали? — Катюха посмотрела сначала на меня, а потом на Алену. — Нужно было раздавить эту тварь и все!
— Так чтож ты такая умная не раздавила? — возмутилась Алена, передергивая плечами. — А теперь сидит тут деловая, шепотом разговаривает!
— У меня шок был!

— Ну да, а мы просто так за тобой ломанулись, от делать нечего!
— Откуда в яйце появилась змея??? — прошипела я, останавливая их перепалку, это волновало меня больше всего. — В вареном яйце???
— Даже предположений нет… — пробурчала Катька, у которой на все вопросы, всегда был ответ. — Это действительно странно…

— А я где-то читала, что это черная магия! — лицо Алены выглядело зловещим и мрачным, под последними лучиками солнца, которое съедала черная туча. — Теперь-то вы понимаете, что это все серьезно?!
— Бли-ин, как бы мне хотелось, чтобы всему этому было логическое объяснение! — простонала Катюха и выползла из-за нашего убежища. — Пошли уже…уползла небось гадина эта…

— Собираем посуду, и в дом… — вздохнула я, опасливо разглядывая вокруг себя землю. — Все равно сейчас дождь пойдет. Там и поговорим.
Мы быстренько убрали со стола и когда я уже стряхивала скатерть, пошел дождик, сначала робкий и несмелый, а потом все более настойчивый и частый.
Стрелки на часах показывали пятнадцать минут четвертого и немного порассуждав на тему случившегося, мы не заметили как заснули, сморенные дождиком, спиртным и приключениями…

Проснулась я от того, что Алена уперла свою пятку мне под ребра, больно царапая своим гламурным педикюром.
— Вот коза! — я столкнула с себя ее ногу и села на диване, на котором мы и задремали. — Катюха!
— М-м… — раздалось со стороны тахты. — А сколько время, что, ночь уже?
Действительно, было темно как ночью и чтобы не упасть, направляясь к включателю, я включила мобильник. Ровно пять часов вечера.
— Не поняла…

— Что? — тахта заскрипела. — А?
— Время пять вечера…
— Не может быть…у тебя наверное часы сбились. Сейчас я на своем посмотрю…
— Наверное… — я щелкнула включателем, но свет не загорелся.
— Слушай, правда пять часов… — с сонным удивлением протянула Катюха. — Включи свет.

— Нет света… — ответила я и тут в небе мигнуло и загрохотало. — Обалдеть…
— Девочки, а что, ночь? — раздалось со стороны дивана.
— Нет, вечер. — я посветила на растрепанную Алену. — Пять часов.
— Хватит прикалываться… — она встала на коленки и прижалась носом к окну. — Господи…вы только посмотрите.
— Что там? — сердце мое учащенно забилось, предчувствуя нехорошее. — Алена, что там?
— Идите сюда…

Мы с Катюхой тоже забрались на диван и уставились в окно. Все небо заволокла ужасная, похожая на чернила туча, лишь на горизонте виднелась тонкая, голубая полоска, а где-то из середины леса, поднимался огромный, качающийся из стороны в сторону смерч…

— Это что, торнадо??? — завопила Алена, тыча пальцем в окно, будто мы видели не тоже самое.
— Ага, а мы в штате Оклахома! — съязвила Катюха, но мне было не до шуток.
— Он же мне сейчас дом снесет! — заорала я и кинулась к выходу, сшибая по пути мебель. — Чего застыли? Бегом за мной!

Подруги опомнились моментально и грохоча тем, что я нароняла, помчались следом.
Мы выскочили на улицу и даже сквозь свой страх и панику, я почувствовала — что-то не так… Мои подозрения подтвердила Катька:
— Как же так?.. Ветра нет…

Вокруг стояло жуткое безмолвие. Все застыло, словно экспонаты из музея восковых фигур: ни листья, ни ветви, ни трава, ничего не шевелилось. Лишь смерч, все также покачивался в глубине леса.
— Мне страшно… — прошептала Алена и в первый раз, Катюха согласилась с ней:
— Мне тоже…
— Что будем делать? — я опасалась возвращаться в дом, но и в погреб лезть боялась — вдруг привалит чем-нибудь.

— Нужно бабу Нюсю предупредить! — вдруг выдала Алена и мне стало стыдно, что я не подумала об этом. — Она же старенькая!
Я побежала к калитке, а девчонки кинулись за мной…
Баба Нюся стояла на крыльце и смотрела на смерч. Увидев нас, она спокойно поинтересовалась:
— Напужались?
— Нужно спрятаться! — суетливо затараторила я. — Пойдемте с нами!
— Ничего не случится. — старушка похлопала меня по плечу.- Это не стихия разгулялась…это — колдовство…

— Как колдовство? — я с недоверием покосилась на лес. — Вы хотите сказать, что это хуторские?
— Это что-то более страшное… — баба Нюся указала на собаку, которая забилась в будку и тихо выла. — Не знаю, они, или кто другой силу эту подняли, но теперь беда точно случится…
— Боже мой!!!

Я резко повернулась на Катькин крик и обомлела, проследив за ее взглядом…
В середине смерча нарастало сияние. Кровавое. Пульсирующее. Оно разрослось до невиданных размеров и превратилось в сияющий череп, с туманными глазницами.
До дрожи в душе зазвонили колокола на церковной звоннице: хаотично и беспорядочно, будто кто-то дергал за веревки неумелой рукой, а от того жутко и страшно…

— Вы это видели?! Видели?! — вопила Алена, а мы с Катькой стояли разинув рты, не в силах пошевелиться. Это было нечто грандиозное и настолько нереальное, что казалось сном.

Смерч, с сияющим черепом вдруг начал подниматься в небо, вытягиваясь в тонкую струйку и как только он полностью растворился, хлынул дождь.
Мощный ливень, прорезали огромные градины, а сеть молний над нами, была похожа на паутину. Жуткий треск заставил нас броситься в дом бабы Нюси, где мы и попадали на стулья, едва дыша от ужаса.

— Теперь я верю, в то, что вы говорили… — выдохнула Катька, держась за сердце. — Вот только какой беды нам ждать?
— Да кто же знает? — баба Нюся достала из буфета бутылку с самогоном. — А ну-ка, давайте, как лекарство…бледные как смерть.
— А откуда вы знаете, что это не колдуны? — спросила я старушку, немного успокаиваясь от ее тихого голоса.
— Нет здесь таких ворожбитов, чтоб стихиями владели. — ответила она, звеня рюмками. — Может и не обошлось без них, но колдуны лишь проводники для такой силищи. Позвать могли.

— Вы хотите сказать, что теперь им демоны помогать будут? — выдохнула Катюха, краснея от крепкого самогона.
— Может и так случиться. — кивнула баба Нюся. — Вот тогда будет горюшко…
— М-да… Приехали в гости… — протянула Алена, подперев голову кулачком. — Чего мне дома не сиделось?..

 

* * *

— Ты погляди как погода испортилась! — Михаил Степанович громко зевнул, стоя у окна. — Дождь — зараза разбудил…
— Разбудил… — крякнул Аркаша, слазя с высокой кровати. — Такое ненастье, будто нашаманил кто… Савка вона спит, как дитё и в ус не дует!
— Пойду на двор выйду. — Михаил Степанович почесал ширинку на мятых штанах и скрипнув дверью, вышел.
Вернулся он скоро и задумчиво уселся за стол, уставленный разной снедью.
— Чего это ты, Миша? — Аркадий уселся напротив. — Случилось что?
— Да в воздухе витает что-то, не пойму… — тихо произнес мужчина. — Чувствую, будто приключилось нечто, а не пойму что…

— Да и мне моторошно как-то, — Аркаша поежился, выискивая мутными глазами бутылку с самогоном. — Нужно узнать, чего приключилось.
На кровати заворочался Савелий, кашляя и бурча что-то под нос.
— Савка, как себя чувствуешь? — Михаил Степанович посмотрел на него тяжелым взглядом. — Нутря не выскакивают?
— Я что-то пропустил? — мужчина уселся в кровати и потер волосатый пятерней грудь.
— Не ты один… — буркнул Аркадий. — Мы с Мишей тоже пытаемся это понять.
— Гроза была?
— Наверное…

— Так может молния в землю ударила? — предположил Савелий. — Под нами же, на этом холме такая мощь спит, вот и притянула она к себе молнию… А после разряда еще долго воздух дышит энергией этой, вот и муторит нас…
— Да что ж мы, не услышали как молния в землю ударила? — недоверчиво поинтересовался Михаил Степанович.
— А может и не почувствовали! — захохотал Савелий, присоединяясь к товарищам. — Столько водки выпили…и не такое проспишь…
— Ну кто знает…кто знает…

Домой мы вернулись в начале одиннадцотого, дождавшись пока закончится дождь, который из мощного ливня, превратился в монотонную морось и тихо стучал по окнам. Баба Нюся проводила нас к калитке и на прощание сказала:
— Не тяните, а завтра с утра, к Фёкле идите.
Теперь нам и самим хотелось к Фёкле.
— Может нам все это снится? — Алена забралась на диван с ногами и закуталась в одеяло.

— Всем троим? — Катюха скептически улыбнулась. — Вряд ли.
— Может прямо сейчас к Фёкле пойдем? — Алена покосилась на темные окна. — Ждать боязно…
— А на кладбище ночью идти не боязно? — удивилась я. — Как ты себе это представляешь?
— И на кладбище боязно… — согласилась подруга. — Но как только рассветет, сразу же пойдем!
— Не сомневайся даже.

Мы улеглись и испуганно притихли, ожидая всего, что угодно — от визита колдунов с хутора, до черных змей.
— Как же заснуть? — заныла Алена, прижимаясь ко мне холодными ногами. — Мне кругом колдуны мерещатся!
— Вы хоть вдвоем лежите! — Катька завертелась на тахте. — А мне вообще страшно!

Мы разложили диван и легли втроем, немного успокаиваясь от близости друг-друга. Через час мы уже крепко спали.

Как только в окнах забрезжил слабый рассвет, мы не сговариваясь, вскочили, похожие на лохматых чертиков из шкатулки.
— Кофе выпьем? — предложила я, потирая глаза. — Не могу проснуться…
— Какое кофе? — пробурчала Катюха, натягивая джинсы. — Давай со всеми этими колдунами и демонами разберемся, а потом уже и кофе, и все остальное будем…
— А тебе не кажется, что рановато Фёклу беспокоить? — я посмотрела на циферблат старых часов. — Четыре часа утра!

— Нет, пойдем. — Катька была непреклонна, а по лицу Алены, я видела, что и она была настроена решительно. — Дождемся неприятностей и что будем потом делать?
Мы вышли в сырое утро, я закрыла дом и побрела следом за подругами, все еще пытаясь разлепить тяжелые веки. Трава была мокрой от вчерашнего дождя, с ветвей капало и уже через несколько минут, мы были насквозь мокрые. В чаще запел соловей, выводя изумительные трели, но мы ничего не видели и не слышали вокруг, озабоченные предстоящими неприятностями.

За дорогой показалось кладбище, окутанное дымкой от испарения земли и эта картина была настолько мистической, что мы замерли, тараща глаза на темнеющие очертания могил.
— Как же страшно, зараза… — прошептала Алена и я мысленно с ней согласилась.
— Нужно идти. — если Катюха и боялась, то старалась этого не показывать.

Последний раз ухнул в ветвях филин, улетая от восходящего солнца и мы вздрогнули, оглядываясь по сторонам. Туман плыл между могил, змеился в старинных надгробиях и было так тихо, что казалось, будто мертвые наблюдают за нами.

— Сейчас пошлет нас Фекла куда подальше — и будет права! — выразила я свое недовольство.
— Не пошлет. — уверенно заявила Катюха. — Думаю ей самой эти колдуны поперек горда стоят.
— Точно! — закивала крашеной башкой Алена. — Только где ее искать?
— А кладбище не маленькое… — язвительно добавила я и ехидно улыбнулась.
— Ну и хорошо, — довольно потерла ручки Катька. — Значит пока мы ее найдем, она и проснется.

Мы побрели по некогда главной аллейке, вытягивая шеи в поисках домика Феклы, но туман скрывал весь обзор, словно специально пряча дорогу к старой ведьме.
— Чего ищите? — голос прозвучал настолько неожиданно, что я чуть в обморок не свалилась, прямо на мраморное надгробие какой-то барыни Ложкиной Авдотьи Панфиловны. — Да ты тише, тише, пугливая…потревожишь Авдотью, потом попробуй обратно загони…уж больно любят они в людской мир выбираться…
— Кто? — просипела я, глядя как из кустов, выходит старуха в черном.
— Покойнички, кто ж еще?

— А-а… — протянула я, каменея от страха. За плечом с присвистом, вздохнула Алена. — Извините.
— А чего ты извиняешься? — улыбнулась старуха. — Ты ж не меня из могилы подняла…
Она встала напротив нас и я увидела в ее руках тряпичную котомку, набитую чем-то до верха.
— А вы не подскажите, как нам Фёклу найти? — Катюха говорила почти шепотом и я понимала ее. Старуха была очень колоритной.

— Подскажу. — кивнула она. — Уже нашли.
— В смысле? — пискнула Алена, выглядывая из-за моей головы.
— Я — Фёкла. — старуха указала на себя скрюченным пальцем. — С чем пожаловали?
— Вы??? — я не ожидала, что наши поиски, закончатся так быстро.
— Я, я! — раздраженно проскрипела она. — Чего надо?
— От колдунов нас спасите! — взвизгнула Алена и мы с Катькой отшатнулись от нее. Наверное и барыня Ложкина ударилась головой о крышку гроба.
— От хуторских что-ли? — поинтересовалась Фёкла. — Что, жизни не дают?

— Они хотят нас…нас… — Алена замялась, пытаясь подобрать слова, но старуха перебила ее:
— Да поняла я, что они от вас хотят! Пойдем со мной. — она исчезла в кустах так внезапно, что мы даже не заметили в какой именно стороне пропал подол ее черной юбки. — Чего застыли???

Ведьма высунула голову из густых зарослей и недовольно уставилась на нас.
— Ага! — Катюха первая ломанула за ней, а мы поперли за ней, треща ветками на все кладбище.
Пройдя по узкой тропке, мимо старинных, а порой даже странных надгробий, мы оказались возле небольшого домика, крыша которого была увита лианами темно-зеленого хмеля. Покосившиеся могилы, почти в плотную прижимались к стенам этого удивительного строения и я даже потерла озябшие плечи, представляя как можно было спокойно жить с такими соседями.

— Проходите, — Фекла распахнула дверь, покрытую мхом. — Да не бойтесь, не съем я вас…
На удивление, ведьмино жилище оказалось внутри уютным, несмотря на маячившие в окошках кресты и серые плиты. В квадратной комнате уместились круглый стол, накрытый бархатной скатертью, шесть стульев с изогнутыми спинками, узкая кровать, закопченный очаг и старинные часы, упиравшиеся в потолок невысокого домишки.

— Присаживайтесь. — Фёкла указала нам на стулья и мы послушно уселись, не переставая разглядывать все, что нас окружало.
Старуха сняла видавший виды, старый плащ, повесила его на деревянную, грубо сколоченную вешалку и тоже присела на стул, сложив на груди сморщенные руки, унизанные золотыми кольцами.

— Значит это вы силу освободили?
— Какую силу? — переспросила я, вообще подозревая, что ведьма говорит сама с собой или со стеной, в которую она смотрела невидящим взглядом. — Вы о чем?
— А вот об этом. — Фёкла извлекла из под скатерти уже знакомую нам штуку с перьями и бросила ее на стол. — Знакомая вещица?
— Откуда она у вас??? — пропищала Алена, отодвигаясь от стола вместе со стулом.

— Нашла. — старуха пристально оглядела нас. — Знаете как она работает? А я сейчас расскажу… Все просто: загадать желание, снесть амулет на кладбище, оросить кровью…все…получите желаемое. Но при этом освобождается такая магия, что даже природа замирает от ее силы…
— Но мы ничего не освобождали! — Катька нервно поправила волосы. — Мы просто его выкинули и все!
— Я видела вчера эту мощь над лесом… — страшным голосом прошептала ведьма. — Зачем вы ко мне пришли? Вы освободили зло…я вам не помощница.

— Да ничего мы не освобождали!!! — завопила снова Катюха, тараща глаза на ведьму. — Что вы заладили???
Фекла внимательно посмотрела на нас и тихо произнесла:
— Где вы взяли амулет?
— Он в пакет упал, когда мы на хуторе были… — встряла Алена, придвигаясь к столу. — Когда колдуны нас искали!

Ведьма с интересом слушала ее и мне пришлось влезть, чтобы популярно рассказать Фёкле о наших приключениях. — Амулет ждал…он хотел освободиться… — прошептала ведьма. — Но он все равно исполнит то желание, что вы загадали.
— Но мы ничего не загадывали… — в голосе Алёны звучали уверенные нотки. — Ничего…
— Этого не может быть. Он работает только на желаниях.
Мы переглянулись.
Ведьма взяла амулет и поломала его пополам. Под воском с перьями, оказался серебрянный диск, испещренный странными знаками. Фекла очистила его и с содроганием прошептала:
— Шуандриг…сдерживающий демонов…

 

* * *

Мы вышли от Феклы и растерянные, пошли к дому, думая каждая о своем.
— Чтобы избавиться значит от колдунов, нам нужно закрыть врата, которые ведут в мир демонов? — скептически произнесла Катюха и присела на лавочку возле одной из могил. — Присядьте.
Мы с Аленой уселись рядом и тяжело, в один голос вздохнули.
— Ну да…
— А вам не кажется, что это непосильная для нас работа?
— Кажется. — пискнула Алена и вжала голову в плечи. — Я в обморок упаду, если демона увижу!

— А успеешь? — хмыкнула я. — Насколько я понимаю, нас могут стереть с лица земли за несколько минут.
— Ведьма сказала, что сможет нас избавить от посягательств колдунов ровно до Светлого Воскресенья… — задумчиво прошептала Катька.
— Ну и что? — Алена пожала плечами. — А в понедельник на смерть к демонам..
— А если мы просто уедем отсюда? — продолжила Катька. — Подальше от всех этих колдунов и демонов… Или все таки нет…наверное я останусь…

Я выглянула из-за Алены и удивленно посмотрела на Катюху, которая смотрела куда-то в сторону, открыв рот. Сразу же я услышала шорох и со страхом повернула голову в ту сторону, куда вылупилась подруга. Мой рот тоже медленно приоткрылся.

— Я что, сплю? — выдохнула Алена, переходя на шипящий шепот. — Мама дорогая…
На окраине кладбища, в зарослях сирени весело журчал родничок и ничего удивительного в этом конечно не было, но то, что мы увидели возле него, или скорее кого, лишило нас дара речи…

Трое мужчин, исполинского роста, набирали в большую пластиковую бутылку воду и при каждом движении, под их узкими футболками, бугрились мышцы. Это было воистину завораживающее зрелище и я как зачарованная смотрела на мощного брюнета, который наблюдал за шустрой белкой, прыгающей с ветки нв ветку. Словно почувствовав мой взгляд, он повернул голову и я чуть с лавочки не свалилась, увидев самые красивые глаза в мире. Даже несколько метров, разделяющих нас, не уменьшили прелести его взгляда, темного, как самая глубокая ночь в мире. Он будто нисколько не удивился нашему присутствию и я даже могла поклясться, что мужчина улыбается. Брюнет что-то сказал своим друзьям и те тоже посмотрели в нашу сторону, с веселым любопытством.

— Ну ничего себе экземпляры… — прошептала Катюха, не сводя глаз с мужчин. — Особенно этот блондин, в черной футболке…
— Манька, а этот, в шортах…- Алена толкнула меня в бок. — Это же мужчина моей мечты…

Мне вдруг стало неловко за наши глупые рожи и я отвела глаза от улыбающегося брюнета.
— Пошли домой, нам не до мужиков этих…
Мы встали и поплелись по дорожке к выходу из кладбища, еле сдерживая желание обернуться.
— Они за нами идут! — возбужденно затарахтела Алена, наступая мне на пятки. — У меня даже мурашки по спине!

— От колдунов и демонов мурашки уже прошли? — мне казалось, что я единственная, кто помнил о наших проблемах.
— Девушки! — раздался позади нас голос, который я сразу же окрестила «брутально-соблазнительным». — А что вы так рано на кладбище делаете?
— А вы? — я заметила как Катюхины щеки порозовели. — Что вы здесь делаете?
— Работаем поблизости. — резанул голос мое возбужденное ухо и я почему-то решила, что это говорит брюнет.

— И где это вы здесь работаете? — я даже остановилась и повернулась к странным мужикам.
— А мы археологи. — улыбка брюнета была хитрой и чуточку наглой. — Раскапываем древние курганы.
— Что-то я не слышала ничего о раскопках. — я выдержала его взгляд, покрываясь испариной от этих черных глаз.
— Мы только вчера приехали. — блондин с золотистыми ресницами не сводил взгляда с Катюхи. — Живем в палатках прямо на месте раскопок. О Золотом кургане слышали?
— Не-ет… — прошептала Катюха, улыбаясь как притрушеная. — Не слышали…

— Знаю я за этот курган. — я одарила Катюху недовольным взглядом. — И что вы там найти хотите?
— Захоронение жрецов. — охотно ответил брюнет. — Согласно легенде, в кургане много культовых предметов и еще всякой всячины.
— Ой как интересно! — Алена включила заинтересованность, ее глазки заблестели, но мне казалось их блеск больше предназначался высокому шатену в широких шортах, который вполне неоднозначно подмигивал ей, поигрывая мышцами, покрытыми красивым загаром. — А можно прийти посмотреть?
— Приходите. — шатен широко улыбнулся. — Мы сегодня вечером кулеш будем варить.

А у нас вино есть! — радостно заявила Катюха и я изумленно посмотрела на нее. Эво как поперло! У нас!
— Я — Егор. — представился шатен, не переставая улыбаться. — Вот этот шикарный блондин, — он указал на парня в черной футболке, — ни кто иной как как — Клим, а этот знойный мачо — Томаз.
— Катерина. — подруга взмахнула ресницами как заправская соблазнительница и я вообще перестала понимать, что происходит. — Вот эта шикарная девица, — она взглянула на Алену. — Аленушка, а эта жаркая барышня — Мария.

Жаркая барышня???!!! В моем взгляде, обращенном на подругу, пылал не то что жар, а целое адское пламя.
— Здорово… — улыбнулся брюнет и часть моего адского пламени, бушующем в глазах, достался и ему. — Значит мы ждем вас вечером?
— Обязательно! — Алена видимо готова была бежать вместе с ними, прямо сейчас. — А как вас найти?

— В лесу возле кургана. — ответил ей Егор, сворачивая на узкую тропку. — Там полянка есть с кривой сосной. Найдете.
Мужчины пошли в другую сторону, периодически оглядываясь, а я медленно повернулась к подругам.
— Вы забыли, что у нас проблемы?
— Нет, не забыли! — раздраженно буркнула Алена. — Но одно другому не мешает! До Пасхи еще три дня…и вообще, вдруг нас демоны убьют? Хоть расслабиться перед смертью…

— Что за унылые речи? — Катюха витала в облаках, жуя травинку. — Все будет хорошо…а на вечеринку сходить нужно.
— Поедание кулеша ты называешь вечеринкой? — хмыкнула я.
— Не накручивай. — отмахнулась Катька и мне ничего не оставалось, как возмущенно ворчать, топая за ними.

Баба Нюся ждала нас возле своего забора, выглядывая из-за него с обеспокоенным лицом.
— Ну что, были у Фёклы?
— Были… — вздохнула я и старушка быстро помчалась к калитке.
— Рассказывайте!

Баба Нюся уселась на скамейку у стола под навесом и нервно затеребила фартук.
— Фёкла сказала, что мы вызвали зло. — я развела руками, до сих пор не понимая как мы это сделали. — И вчерашнее светопреставление, было из-за нас.
— Как это из-за вас??? — баба Нюся обвела нас недоуменным взглядом. — Вы что ли, демонов вызвали???
— Мы нашли амулет на хуторе… — начала я свой рассказ. — Оказалось это какой-то сдерживатель демонов…и мы его активировали, загадав желание…
— Вы что, были на хуторе??? — старушка с ужасом уставилась на нас.

— Были… — виновато выдохнула Катька. — Посмотреть хотели…
— Вот дуры! — баба Нюся обозвала нас еще кое-как не скупясь на выражения. — И какое желание вы загадали, недалекие?
— Ну не загадывали мы ничего! — простонала Алена. — Мы и знать не знали, что это за ерунда!
— Может нечаянно загадали? — баба Нюся покачала головой. — Сила нечистая только и ждет, чтоб воспользоваться слабостью человеческой, лазейку найти…

Мы молчали, соображая, что же могли загадать этому проклятому амулету.
— Нужно вспомнить! Обязательно нужно вспомнить! — старушка погрозила нам пальцем. — Голову сломайте, но вспомните! Что еще Фёкла сказала?
— Что нам нужно ворота, из которых зло пришло, закрыть. А она до Пасхи оградит нас от колдунов. — промямлила я, чувствуя себя так, будто предала родину и теперь меня ждет расстрел и не меньше. — А как их закрыть мы не знаем.

— Вспоминать! — почти рявкнула баба Нюся и встала. — Вы должны знать, что исполнил амулет, чтобы все исправить!
Она ушла, а мы уселись за стол и подперли щеки кулачками.
— С чего начнем? — деловито поинтересовалась Алена, покачивая шлепанцем.- Может святой водой польем что — нибудь?

— Например? — мы с Катькой повернули к ней головы, в ожидании какого — нибудь перла.
— Ну…врата эти…
— А где они? — я начинала улыбаться. — Не просветишь?
— На хуторе. — спокойно ответила подруга. — Где же им еще быть? Там же место проклятое и людей там молнией убило…

Смысл в ее словах был и мы уже с уважением смотрели на нее.
— Ты же сама говорила, что колдуны на этом месте деревню построили. Место силы там! — Алена выпучила глаза, показывая степень своего страха и волнения. — Значит и врата в этом месте!
— Согласна. — Катюха устало потерла глаза. — Только вряд ли святая вода поможет…даже если мы весь хутор ею обольем.

— А что поможет? — я вопросительно посмотрела на Катюху. — Нам как раз об этом ничего и не сказали!
— Сказали! — Алена раздраженно хлопнула ладонями по столу. — Чем вы слушали? Если мы вспомним, что загадали амулету — найдем решение!
— Хорошо, давайте думать. — я поднялась и добавила: — Только поедим сначала…
— Эта идея мне нравится! — повеселела Катюха. — Я на нервах всегда жрать хочу!

 

* * *

— Ну что, друзья, призовем барышень? — Михаил Степанович потер руки, освобождая стол от грязной посуды. — Чего-то с утреца ласки женской захотелось…
— Да пора уж, и так долго бегали. — поддержал его Аркаша и извлек из кармана матерчатый мешочек. — Вот, держи. Семя конопляное.
— А у меня еще в том месяце закончилось, — Михаил Степанович развязал мешочек и высыпал его содержимое в закопченную, металлическую чашу. — На ту, приезжую перевел, а она бревно-бревном оказалась.

— Да…не те бабы нынче… — мечтательно протянул с кровати Савелий. — Вот раньше помню, глянешь на нее и душа в узелок скручивается… Вся налитая как яблочко, косы с руку толщиной…эх…
— Эко тебя раззадорило, Савушка! — захихикал Аркаша. — Ничего, сейчас девки придут, отпустит…

Михаил Степанович открутил крышку на стеклянной банке и оттуда выползла черная змейка. Она юркнула в щель деревянного стола и исчезла.
— Сделала свое дело. — колдун осторожно извлек из банки три волосины и посмотрел на них, приподняв к свету. — Всегда на нее полагаюсь.

Он бросил волосы в чашу к конопляному семени и поджог все ее содержимое.
— Последний ингредиент! — Аркаша полез рукой в граненый стакан, испачканный кровью. — Голубиное сердце!
Он швырнул его в дымящуюся чашу и облизал пальцы. Дым стал гуще и плотнее, окутывая возбужденные лица колдунов, а голос Михаила Степановича прозвучал зловеще в тишине дома:

— Всех чертей призываю! В дом нечисть зазываю!
Чертям приказываю, а нечисти наказываю:
Приведите сюда девиц: чтоб к людям были немые, на все советы глухие!
Чтоб к нам одним были милые, а к другим постылые!
Как я сказал — слово в узел завязал!

В чаше ярко вспыхнул огонь и сразу же погас. Дым рассеялся и лишь тяжелый запах конопляного семени, остался витать в комнате.
— Ну теперь можно и позавтракать. — Аркаша водрузил на стол бутылку самогона и выудил из банки соленые огурцы. — Савка, вставай! Ты же не будешь перед бабами в одних портках ходить?!

Солнце двигалось к обеду, но сколько Аркаша не выглядывал в окно, кроме пестревших маками полей, ничего не видел.
— Как так? Колдовство не подействовало??? — Савелий почти с ужасом смотрел на свои руки. — Может силы в нас нету???
— Не говори ерунду! — зло прошипел Михаил Степанович, сметая со стола чашу с пеплом. — Кто-то колдовство наше на «нет» изводит!

— Кто? — Аркаша задумчиво постучал пальцами по подоконнику. — Не Фёкла ли?
— Фёкла? — Савелий удивленно выгнул густые брови. — Она жива что-ли? Давно я за нее не слыхивал…
— Жива… — прошептал Михаил Степанович, двигая желваками. — Старая дрянь… Решилась все таки влезть не в свое дело… Ну что же, сама напросилась.
Колдун встал и снял со стены длинный, кожаный ремешок.
— Ты куда, Миша? — Савелий настороженно наблюдал за ним.
— А в гости пойду наведаюсь… — тихо ответил он. — Наблюдай Савушка за хутором, а ты, Аркаша, сходи-ка в деревню…

 

* * *

На кладбище было тихо, пахло сиренью и старой краской. Михаил Степанович осторожно шел между кустами жасмина и волчьей ягоды, стараясь не шуметь.
— Чего крадешься, Миша?
Колдун вздрогнул, но тут же взял себя в руки. Фёкла сидела на поросшем мхом надгробии и перебирала сорванную траву, отбрасывая жухлые стебельки в сторону.

Старуха подняла на него насмешливые глаза:
— Убить меня пришел? Да не прячь ты этот ремень, не прячь, я и по глазам все вижу.
Михаил Степанович опустил руку, которую медленно заводил за спину и предупреждающе произнес:
— Не лезь куда не просят.
— А куда это я залезла? — с наигранным удивлением поинтересовалась она, не прекращая своего занятия. — Помешала делу вашему мерзкому? Не дала еще трех девок загубить?

— Не твое это дело, старуха! — зарычал колдун, приближаясь к ней. — Сидела бы тихо на своих могилах, может и жива осталась!
— Ишь ты прыткий какой! — хрипло рассмеялась Фёкла. — Это раньше я не лезла, потому что отцы ваши, бесов к себе подпустили, а сейчас ты мне не указ Миша… Иди по добру, по здорову.

Колдун замахнулся на нее, но тут же упал, сбитый неведомой силой. Он глухо застонал, прикасаясь дрожащими пальцами к разбитому об памятник лицу и поднял глаза на Фёклу.
— А ты не сверли меня взглядом. Не сверли. — старуха не спеша собрала траву в мешок и встала.

Ремень , который держал в руке Михаил Степанович вдруг ожил и вырвался, похожий на гадюку. Он несколько раз стеганул колдуна по пояснице и взлетев, запутался в ветвях березы.
— Иди Миша. Иди.
Колдун с трудом встал и окинув старуху полным ненависти взглядом, исчез в темно-зеленых зарослях.

Фёкла спокойно выдержала его взгляд, но как только он убрался, тяжело вздохнула и опустилась на землю, держась за сердце. Голова ужасно кружилась, тело не слушалось ее, а ноги онемели, потеряв чувствительность. Слишком тяжело давалось ей это колдовство, но никто не должен был знать, что она уже не так сильна как прежде, иначе… Иначе ей не жить.

 

* * *

— Может мы помощи у археологов попросим? — с энтузиазмом предложила Алена, дожевывая остатки яичницы.
— Ну конечно! Как я сразу не догадалась! — воскликнула я, радостно улыбаясь. — Мы придем к ним на кулеш и сразу же поведаем им о колдунах, демонах и прочей хрени, которая с нами приключилась.
Алена надувшись молчала, а Катюха хохотала, разбрызгивая вишневый компот.
— Они сразу же решат что мы ку-ку и пошлют нас на х…
— Ой, да поняла я куда они нас пошлют! — отмахнулась Алена и тоже заулыбалась. — Знаем мы туда дорогу…

Через секунду мы хохотали уже втроем, совершенно забив на те страсти, которые разгорались вокруг.
— Значит так, — Катюха утерла слезы, льющиеся от смеха. — Сегодня пойдем к археологам на кулеш, а завтра, наведаемся на хутор. Нужно придумать как выманить оттуда этих упырей старых.
— И как же мы их выманим?- Алена суетливо заерзала на лавке. — Я боюсь.
— Мне конечно это тоже непонятно… — я покосилась на Катюху. — Надеюсь без живца?

— Да…это действительно не очень реально… — вздохнула Катька, но тут же приободрилась. — У нас еще есть время и мы обязательно что-нибудь придумаем.
— Только для этого нужно думать, а не по мужикам бегать. — с нажимом на предпоследнее слово, сказала я, но была лишь окинута недовольными взглядами своих ветреных подруг. — Нам еще куличи печь.
— Напечем. — успокоила меня Катька, мечтательно улыбаясь. — Завтра таких куличей налепим, что ой-ёёй!
— Не сомневаюсь… — внутренне я уже согласилась с нашим вечерним рандеву, но червячок сомнения, все еще точил мою душу.

 

* * *

— Неужели этот живой труп с кладбища, решил встать на нашем пути??? — один глаз Савелия, налился кровью. — Она что, забыла с кем дело имеет???
— Дряхлая мумия… — бурчал Аркаша, колдуя над лицом Михаила Степановича, рана на котором затягивалась на глазах. — Зря ты Миша ходил туда, нужно было ее так загубить, чтоб ее, суку проклятую, удар схватил!

— Ничего, она еще ответит за это… — прошипел колдун и посмотрел на друга. — Ходил в деревню, Аркаша?
— Ходил…бабы наши, за столом хохочут сидят, будто и не берет их ничего!
— Так не берет! К Фёкле они ходили!
— Кто же их надоумил?

— Есть у меня одна мыслишка… — Михаил Степанович недобро покосился на кур, бегающих по двору. — Нюська-соседка… Отец мой, сестру ее загубил.
— Убрать ее нужно. — Савелий тоже посмотрел в окно на черных кур. — Принести сердце, Миша?
— Неси. Нечего ей советы раздавать.
Колдун умылся, смывая присохшую кровь, одел рубаху и взял с полки ритуальный нож, завернутый в черную тряпку.
— Пора на покой Нюся…за сестрицой поди уже соскучилась…

Куриное сердце было еще теплым, когда он вогнал в него нож, прибивая его к поверхности стола. Колдун что-то прошептал над ним и несколько раз повернул лезвие, пока оно не оказалось острием на запад.
В этот момент, баба Нюся, резко выпрямилась, бросив тяпку, которой она сбивала траву в огороде и схватилась за сердце. Острая боль пронзила ее грудь, заставив вскрикнуть и обожгла руку…

— Ну вот и все. — колдун вынул нож и снова завернул его в тряпку. — Одной проблемой меньше.
— А с бабами, что делать будем? — Савелий занес в дом уже общипанную тушку курицы. — Курятинки сейчас отведаем…
— А что с бабами? — Михаил Степанович плотоядно усмехнулся. — Чистый четверг пройдет, в пятницу Фёклу я дожму все таки и ничего нам уже не помешает.

— Вот и славно. — Савелий бросил курицу в большую жаровню и принялся раскладывать на столе овощи. — Только вот амулет бы еще найти.
— Шуандриг рядом…Никуда от нас не денется. — глаза колдуна ярко блеснули. — Нас ждет прекрасное будущее… Амулет даст нам все, что мы не пожелаем, а сила живущая в нем, будет помогать нам, как помогала нашим родителям.
— За это нужно выпить! — мужчины противно захихикали, стукаясь мутными стаканами. — За будущее!

 

* * *

К вечеру настроение моих подруг резко пошло в гору. Они бегали по дому, периодически орошая себя духами и звеня бутылками с моим кагором. Если быть честной, то я тоже бегала вместе с ними, с волнением вспоминая парня по имени Томаз.
Обрядившись в спортивные костюмы, мы вышли из дому ровно в семь часов и направились в сторону леса.
— Ах, как жаль, что я не могу одеть платье и свои новые туфельки… — вздохнула Алена, поправляя свое декольте. — Тогда уж точно Егор бы от меня никуда не делся…

— Все…хана мужику… — Катюха весело подмигнула мне. — Наша гламурная овечка, вышла на тропу войны!
— Чего это я овечка? — Алена сдвинула брови. — Я — может тигрица!
— Ну извините, мадам лев… — Катюха дурачась, поклонилась. — Не доглядела.
Мы не спеша шли по тропинке, огибающей холм, на котором стоял хутор и Алена прошептала:
— Мне не по себе от одного взгляда на это место.
— Да уж… — я тоже посмотрела на зловещие домишки, где скрывались колдуны. — И нам с этим нужно что-то делать…

Вид хутора подействовал на нас удручающе и оставшуюся часть пути, мы угрюмо сопели, шурша в высокой траве. Когда показался курган, я немного занервничала, словно десятиклассница перед первым свиданием и повернулась к подругам.
— Может для поднятия духа?
— С языка сняла. — Катюха извлекла из сумки бутылку кагора, три яблока и пачку «Орбита». — Штопор?
— Прошу. — Алена достала из кармана штопор и протянула Катьке. — А что там, в кургане?

— Честно, не особо знаю. — пожала я плечами. — Слышала, что этот курган скифский… Что похоронены там какие-то ихние шаманы или еще кто…
— Жрецы. — вставила Катюха. — Археологи говорили.
— Ну да, наверное… В общем, кто-то, когда-то, пытался там копать… Несколько человек из соседней деревни, возбужденные россказнями о кладах, решили попытать счастья, но после этого их больше никто не видел. Все инструменты, одежда и остальная утварь валялись возле кургана, а людей как будто и не было…

— Да у вас тут сплошная аномальная зона! — воскликнула Алена и сделала большой глоток из бутылки. — Сайлент-Хилл отдыхает…
— Да может это всего лишь страшилки…
— Ага…одна «страшилка» уже стала правдой! — Катюха показала глазами на хутор. — Нам еще с курганом осталось заморочится.
— Сами на кулеш рвались. — я взяла бутылку из рук Алены. — Да ладно, за курган уж точно ерунда…

Поляну с кривой сосной мы нашли сразу. Смех и запах жареного мяса, привели нас точно к месту где расположились археологи.
— Вечер добрый! — громко поздоровалась Катюха, разглядывая полуобнаженных красавцев, с видом голодной пираньи.
— Привет! — археологи обрадовались нашему появлению так искренне, что мне даже стало подозрительно. — А мы только с речки, в земле копались, запачкались по уши.

— Вода же еще холодная! — пискнула Алена, выпадая в осадок от накачанных землекопателей.
— Нормально. Не растаем. — улыбнулся ей Егор и мне показалось, что подруга даже слегка покачнулась. — Давайте к нашему столу.
Мы подошли ближе и пока мужчины одевались, уселись за грубо сколоченный, деревянный стол, на котором уже лежали яркие овощи, хлеб и зелень. Катюха выставила весь арсенал бутылок, которые мы приперли и зашептала:

— У меня никогда таких красивых мужиков не было!
— Вот это и подозрительно! — зашептала я в ответ. — Мы уж точно на фото моделей не похожи!
— Манька, ты можешь хоть раз в жизни, наслаждаться моментом??? — Алена явно была настроена решительно. — Везде подвох видишь!
— Знаешь что… — я набрала побольше воздуха, чтобы высказать ей все, что я думаю, но меня прервал Томаз, подошедший сзади:
— Что-то не так?

— Все хорошо! — в мою спину словно воткнули тысячи иголок и я быстро обернулась. — Вот, как обещали, вино принесли.
— Спасибо. — мужчина смотрел на меня так, будто хотел вывернуть на изнанку. В его черных глазах, казалось горело темно-багровое пламя, специально приглушенное, спрятанное глубоко-глубоко…в такую бездну, где не было дна. — А мы шашлыки затеяли, посчитав, что кулеш как-то не совсем подходит моменту.

Мои взгляд был прикован к его лицу, но я с трудом понимала, что он говорит, очарованная тембром его голоса, полными губами и ямочкой, скрывающейся в темной щетине. Из ступора меня вывела Катюха, громко и радостно завопив:
— Ура! Мы любим шашлык!
Томаз явно заметил мое оцепенение и его губы скривились в понимающей улыбке, из-за чего мне захотелось провалиться сквозь землю. Я быстро отвернулась от него, обзывая себя разными, нехорошими словами и тут же наткнулась на издевательский взгляд Алены, не долго думая, я натянула поглубже рукав и скрутила в нем смачный кукиш, который сразу же и показала подруге.

К столу подошли Егор и Клим, свежие, сияющие и совершенно не похожие на археологов. Они уселись рядом с подругами и я уже поняла, что Томаз сядет рядом со мной, отчего меня кинуло в жар, а руки и ноги превратились в ватные рульки.
Мужчины открыли вино и я с облегчением выпила, еле дождавшись окончания тоста «за знакомство». Уж сильно меня будоражило соседство Томаза.
— Вы наверное выросли здесь? — поинтересовался Клим и Катька с довольным видом принялась докладывать ему наши биографии, таращась на его длинные пальцы, обхватывающие кружку.

— Маня выросла. А мы с Аленой в гости приехали. Дружим мы давно, еще со школы. Раньше ни здесь, ни в моем поселке школы не было, мы с Манькой в город ездили, а Алена городская, так и сдружились. А вы откуда?
— Мы? — мне показалось, что Клим немного растерялся. — Из Москвы. Работаем в МАИ — Московский археологический институт…
— Интересная у вас работа… — промурлыкала Алена, кокетливо поглядывая на Егора, который заметно отвечал ей взаимностью. — Расскажите нам о этом кургане, жуть как интересно!

Я же, словно попала в какую-то невидимую ловушку, опутавшую меня странными, тяжелыми нитями чужой энергетики, которая проникала в мой мир, всасывалась в него, распространяясь по телу. Я знала, что мужчина, сидящий рядом знает, что я чувствую и меня это пугало.

— Вообще, захоронения скифских жрецов, довольно странная штука… — вздохнул Егор. — Они вроде бы есть, но вроде бы их и нет. Слишком тяжело отыскать такие курганы. Возможно из-за того, что они были как бы приближены к миру тайного и мистического, жрецов хоронили отдельно от предметов культа, поэтому и опознать могилу, как принадлежащую жрецу — тяжело. . Есть предположение, что Золотой курган хранит в себе именно редкое захоронение — и людей тайного культа, и древних артефактов. Отсутствие среди многочисленных скифских курганов явных погребений жрецов, говорит об особом для них погребальном обряде…Возможно тела жрецов просто оставляли или сжигали на поверхности земли, а их ритуальный инвентарь уничтожали отдельно…

— Так вы думаете, что в этом кургане как раз все вместе? — Алена сделала умное лицо, а я вдруг подумала, что конкретно, Егор на вопрос не ответил.
— Вот как раз, мы так и думаем. — улыбнулся ей мужчина и подлил в стаканы вина. — Или скорее надеемся.
— Ты не рассказал именно об этом кургане. — не удержалась я. — Есть же какая-то история, легенда, или еще что?
Мужчины переглянулись и я почему-то занервничала.

— Есть предположение, что в Золотом кургане, покоятся жрецы — принадлежавшие к воинскому сословию. Аргимпасы. Они гадали по коре липы. При этом кусок коры разрезался на три части, и жрец пророчествовал, переплетая и расплетая их вокруг своих пальцев. Их почитали и боялись. — это сказал Томаз и я вместе с воздухом, завибрировала каждой клеточкой своего тела.

— До появления кургана, на этом месте было капище бога
войны Таргитая, где приносились жертвы. По легенде, Таргитай спустился к жрецам на своем золотом коне и повелел им хранить свой меч-акинак, который может принести огромную власть и бессмертие. Жрецов похоронили живыми, с великими почестями, наложницами и несметными сокровищами, чтобы они охраняли меч, до того дня, когда Таргитай вновь явится на землю за великими воинами, которые займут место в его непобедимом войске. Вот так.
— Как интересно! — протянула Алена и действительно, мы были очарованы рассказом археологов, было в нем нечто будоражащее, какая-то страшная, а оттого и притягательная тайна. — Вот это будет сенсация, если вы найдете сокровища!

— А знаете ли вы, что на курганах лежат проклятия? — хитро улыбнулся Клим. — Скифские волхвы, шаманы и жрецы наследовали свои знания из глубокой древности и знали кровавую магию… Энергию для ритуалов жрецы многократно усиливали жертвоприношениями домашнего скота, а иногда и пленников, и накладывали на курган защитные заклинания…

У меня по спине поползли противные мурашки страха. Слишком много мистики окружало нас в последнее время. Я не могла понять откуда у меня этот внутренний трепет, но чувствовала, что даже на этой поляне происходит нечто неуловимо-ужасное… Это было так, будто стоишь в темной комнате, вглядываясь в кромешный мрак и знаешь, что в нем кто-то есть и этот кто-то, видит тебя.
— Как это? — прошептала Катюха и за столом воцарилась гробовая тишина.

— Вариантов множество. — Клим обвел нас почти светящимися в начинающих сумерках глазами. — Например перерезали шею десяти девушкам и этой кровью, на которую перед этим наложили заклятье, поливали погребальную камеру. Тот, кто пробирался внутрь, был удушен призраками и оставался в захоронении навечно, сам становясь хранителем мертвеца…
— Мамочки… — выдохнула Алена и Егор положил ей на плечо руку, слегка прижимая к себе.
— Не бойся, мы разгоним всех привидений.
Если бы я только знала, что это не пустое хвастовство и не обычный флирт…

— Все! Хватит с нас этих страстей мистических! — Клим поднялся и весело добавил: — Давайте мясо есть!
Мне тоже хотелось вот так просто сказать: «Хватит!», и чтобы все наши проблемы мигом решились, но в отличии от археологов, которые завтра максимум будут страдать от легкого похмелья, нам предстоят дела куда страшнее…

Через несколько минут, Клим водрузил на стол блюдо с мясом и чего уж скрывать, я сама с удовольствием принялась за шашлык, решив, что все таки последую примеру подруг и хоть на этот вечер забуду о демонах и колдунах, чтобы не портить настроение ни себе, ни окружающим своей недовольной миной.

Постепенно я расслабилась и даже общение с Томазом уже не вызывало во мне того странного трепета и смущения. Мужчины оказались приятными собеседниками и помимо мистических, поросших мхом древности историй, знали еще кучу анекдотов и веселых баек.
Но как бы не был хорош вечер, темнота уже полностью опустилась на лес и одинокий филин завел свою пугающую песню.

— Нам пора. — к моему искреннему удивлению, это сказала Алена, слегка отодвинувшись от Егора. — Уже темно, а нам еще через лес и мимо кладбища идти.
— Тогда мы вас проводим. — Томаз встал и помог мне выбраться из-за стола. — А то настращали вас своими рассказами.
— Вот-вот… — хмельно захихикала Катюха, беря под руку Клима. — А не то еще какой-нибудь колдун утянет!
Мы с Аленой замерли и многозначительно уставились на нее, а я вдруг почувствовала как напряглась рука Томаза.

— А почему именно колдуны? — весело поинтересовался Клим, но было видно, что и он напрягся.
— Ну-у…не знаю… — замялась подруга, заметив наши недовольные лица и догадавшись, что ляпнула что-то не то. — Первое, что в голову пришло.
— А-а… — кивнул Клим. — А то я подумал, что здесь колдуны водятся! Понадеялся на местную, деревенскую страшилку!
— Да ну! — я выпалила это совершенно беззаботно. — Откуда им тут взяться?

Но маленький червячок подозрения, все равно точил мою душу — уж очень странно парни отреагировали на Катюхины слова, хоть и хотели это скрыть.
Томаз накинул мне на плечи свою куртку и мы пошли по тропинке, между темными деревьями. В лесу было прохладно и я была благодарна ему за заботу, кутаясь в источающую приятный, мужской аромат вещь.

— У тебя очень красивые глаза.
Мое сердце сделало кульбит и замерло. Он что, флиртует в открытую??? Что же делать? Что делать? А что делать?.. Симпатичный мужчина, уделяет мне знаки внимания, а я как десятиклассница впадаю в гормональный мандраж! Потом сама жалеть буду! Тем более, мужик не просто симпатичный, а практически ангел, с его удивительной внешностью! — эти мысли пролетели в моей голове за секунду.

— Спасибо. Вот только я, не вижу в них ничего особенного. — я издала легкий смешок, приготовившись к легкому кокетству, но пофлиртовать мне не удалось… Томаз вдруг схватил меня за плечи и легко отыскав в темноте мои губы, принялся целовать меня с таким напором, что я сначала растерялась, а потом оттолкнула его от себя.
— Ты что??? — прошипела я, надеясь, что меня не услышат идущие впереди пары. — Очумел???

— А если и так? — мужчину видимо не остановил мой отказ, а скорей раззадорил. Он прижал меня ближайшему дереву и легонько укусил за шею. — Если ты сводишь меня с ума, с нашей первой встречи на кладбище?
— Отпусти. — я сбросила со своей талии его руки и пошла вперед. — Мне не нравится такое поведение.
— Все равно моя будешь. — что-то в его голосе заставило меня обернуться и мне показалось, что его глаза вспыхнули в темноте ночи.

Оставшуюся часть пути, мы с Томазом прошли молча. Я не стала догонять подруг, решив, что своим присутствием, помешаю им общаться с Климом и Егором.
Томаз шел рядом и мое тело реагировало на него так, как никогда не откликалось ни на одного мужчину. Это заводило, но и пугало одновременно, ведь знала я его всего лишь несколько часов, а он уже пробрался в мои тайные закоулки сознания, в которые я-то сама боялась заглянуть.

Всем своим существом я ощущала, что в нем что-то не так, но не могла понять о чем сигнализирует мое подсознание. Было в этих мужчинах нечто глубокое, искусно спрятанное, будто специально закиданое слоем мишуры, чтобы посторонние глаза не заметили этого тайного знания, иногда мелькавшего в их глазах. Может они ни какие не археологи? Возможно обычные, черные копатели, разоряющие могилы? Но и это не вязалось с образованностью, умением себя вести и удивительно правильной речью.

Эти мысли одолевали меня до самого хутора, который как мрачный отшельник притаился на холме. Совершенно неожиданно, в чистом, звездном небе прогремел гром и я удивленно задрала голову: не может быть! Красивая, яркая луна плыла за нами по звездному покрывалу и ни одной тучки на горизонте не виднелось!

Я с изумлением наблюдала как темнеет небосвод и через секунду мне на лицо упала первая, холодная капля.
— Давай ускоримся. — Томаз взял своей теплой рукой мою ладонь и мы побежали за остальными, обдуваемые резко поднявшимся ветром. Я не стала выдергивать свою руку, мне даже нравилось его сильное, настойчивое желание трогать меня, ощущать через прикосновения и в какой-то момент я даже простила ему бесцеремонный напор в лесу. С кем не бывает…выпил человек, кровь заиграла…

Дождь припустил во всю и когда мы добежали к калитке, мне ничего не оставалось, как пригласить мужчин к себе. Ведь не отправлять же их в ливень обратно?
— Это удобно? — Егор помог Алене снять мокрую мастерку и повесил ее на спинку стула. — Мне кажется, что мы тебя стесним.
— Все нормально. — я ободряюще улыбнулась ему. — Места всем хватит.
— Правда, ребят, оставайтесь. — Катюха потянула Клима в комнату. — Такой дождь…

И словно в подтверждение ее слов, по крыше заколотил град, с тихим шорохом, скатываясь на землю.
— Замерзла? — горячие пальцы стерли с моей шеи капли, коснувшись края заколотых волос. — Тебе нужно раздеться.
В его устах это прозвучало так, будто он говорил о совсем других вещах и я покраснела.
— Проходи в комнату.
Томаз обошел меня и присоединился к остальным, а я закусила губу, чувствуя себя беспомощной перед его очарованием.

— Что это?
Я посмотрела на Егора и замерла: он держал в руках шуандринг.
— Это…а-а…это мне подруга сувенир из Индии привезла. — ляпнула я первое, что пришло в голову. — Так, безделушка.
— Да? — удивленно хмыкнул Егор, разглядывая амулет. — Я бы поспорил о его индийском происхождении…
— Такой ерунды полно в магазинчиках с сувенирами. — я забрала у него амулет и засунула его в карман. — Пойдем, поможешь мне матрасы с чердака снять, спальных мест к сожалению на всех не хватит, вам придется спать на полу.

— Ничего, мы не гордые. — Егор послушно пошел за мной, а я никак не могла успокоиться со своей подозрительностью. Теперь мне казалось, что Егор как-то странно смотрел на шуандринг, будто знал что это и вся эта показная заинтересованность — всего лишь игра на публику. И этот странный дождь, начавшийся совершенно неожиданно… Но по видимому, все вокруг казалось странным только мне одной: Катюха и Алена, были поглощены общением с археологами. И вот тут я ошибалась.

Я кипятила чайник, когда на кухню вошла Катька. Она плотно прикрыла дверь и тихо сказала:
— Археологи наши, похоже не совсем археологи.
— С чего ты взяла? — по моей спине пополз холодок страха. Неужели мои подозрения, все таки оправдаются?
— Я вспомнила, что мы загадали амулету. — глаза Катюхи блестели немного влажно, с легким испугом.

-Да ничего мы ему не загадывали! — не удержалась я. — Это ерунда какая-то! Неужели я бы не запомнила…
— Помнишь на речке? — перебила меня Катька, не особо обращая внимания на мои слова. — Амулет был с нами, когда мы описывали мужиков, которых бы нам хотелось.
— Что??? — я открыла было рот, чтоб отмести эту версию как идиотскую, но вдруг замерла в ужасе. — Высокий брюнет с выразительным взглядом… Томаз…
— Загорелый, сексуальный Егор и блондин с волосатой грудью — Клим! — выпалила Катюха и тихо застонала. — Что делать???

— Подожди, без паники. — я вспомнила как Томаз порывисто целовал меня, прижав своим мощным, спортивным телом к дереву. — Возможно они и сами не понимают, что с ними происходит. Это же действие шуандринга. Вполне вероятно, что они действительно археологи… Вот я сразу почувствовала подвох! Слишком уж хороши они для таких барышень как мы!
— Если мы расскажем завтра Нюсе о том, что вспомнили свои желания, то вероятно исправив ситуацию, потеряем этих мужчин навсегда… — вздохнула Катюха.

— Ничего не поделаешь. — я грустно улыбнулась, понимая, что когда закончится действие амулета, горячий Томаз даже не вспомнит обо мне. — Главное закрыть врата, которые мы открыли по своей глупости и избавиться от колдунов.
— Я понимаю. — подруга подхватила горячий чайник и направилась с ним к гостям. — Хоть в этот вечер почувствую себя королевой…
— Вы у меня всегда королевы.
Катюха скептически хмыкнула и исчезла за дверью.

Я долго не могла уснуть, слушая мерное дыхание подруг и троих мужчин, спящих на полу. Непогода все еще бушевала за стенами моего дома, но мои мысли были далеки от неспокойных стихий. Все время, пока мы пили чай, потом застилали ипровизируемую кровать, Томаз не сводил с меня глаз, прожигая своим взглядом мою кожу. Что-то удивительное читалось в этом взгляде, будто он испытывает какие-то новые, совершенно незнакомые ему ощущения, он смотрел на меня как младенец, открывающий безграничный мир. Что же происходило в его голове? Как амулет смог настолько сильно овладеть его сознанием, что я, обычная женщина, казалась ему самым желанным существом?

Легкое пожатие моей свесившейся с дивана руки, заставило меня сжаться от острого чувства удовольствия. Что не говори, а желание мужчины, возбуждает порой даже больше самых откровенных ласк. Но это всего лишь амулет. Ничего нет.
Я аккуратно высвободила свою руку и отвернулась. Нужно спать. Завтра Чистый четверг.

 

* * *

Проснулась я еще до восхода солнца. Осторожно встала, чтобы не разбудить подруг — пусть еще немного поспят. Первая схожу в душ, поставлю чайник, а потом и их подниму.
Перешагнув через спящих мужчин, я вошла на кухню и прикрыла за собой дверь. Включила газ, поставила чайник и зевая во весь рот, отправилась в душ, борясь с желанием вернуться в постель и проспать до обеда.

Простояв под горячими струями минут двадцать, я постепенно пришла в себя и завернувшись в халат, переступила порог кухни… Томаз стоял возле стола и смотрел в окно, за которым покачивался фонарь.
— Ты странно действуешь на меня.
Я замерла, испытывая чувства от всепоглощающего наслаждения, до жуткого разочарования тем, что всю жизнь, ожидала этих слов от любимого мужчины, а слышу их от омороченого амулетом красавца с обложки.

— Это пройдет. — с уверенностью ответила я и присела на стул, с противоположной стороны стола, чтобы между нами было хоть какое-то препятствие.
— Ты не понимаешь. — он посмотрел на меня и я чуть не задохнулась от темной глубины, плескавшейся в его глазах. — Я почувствовал это в первый раз.
Что почувствовал? Страсть? Влюбленность? Притяжение к женщине? Но этого просто не может быть!

— Что ты почувствовал в первый раз? — я как мазохистка, ожидала каждое слово, которое буду вспоминать с тупой болью.
— Когда я увидел тебя впервые, то ощутил как закипает кровь, как стремится она к сердцу, обжигая вены… — Томаз сжал края стола. — Это ужасные ощущения.
Как странно он говорит о казалось бы обычных, хоть и прекрасных вещах. Словно не от мира сего…
— Томаз, нам пора.

Я, все еще очарованная его словами, непонимающе посмотрела на Клима, стоящего в дверях. Лицо мужчины было напряженным и болезненно бледным.
— Да. Пора.
Не сказав мне больше ни слова, Томаз вышел вслед за Климом, а я, спохватившись, помчалась за ними. На крыльце стояли подруги и я встала рядом, глядя на удаляющиеся спины археологов.
— Я никогда не слышала таких слов… — всхлипнула Алена. — А можно как-нибудь их оставить?
— Наверное нет. — Катюха обняла ее за плечи и повела в дом. — Скоро солнце встанет, пойдем купаться.

 

* * *

Мы ставили куличи в духовку, когда совершенно неожиданно, дверь в дом распахнулась и я выронила кастрюлю под яйца, увидев Фёклу.
— Не знаете ничего? — она угрюмо посмотрела на нас.
— А что случилось? — Катюха присела на стул и нервно застучала пальцами по колену.
— Нюся померла. — Фёкла зыркнула на нас так, будто это мы ее убили. — Еще вчера вечером.
— Как померла? — я тоже опустилась на табурет, а Алена тоненько ойкнула.

— А вот так. Хуторские извели. — Фёкла вдруг пристально уставилась на дверной проем, ведущий в комнату. — У вас кто-то есть?
— Нет, никого. — новость о смерти соседки, повергла меня в шок. — Как же это случилось???
— Сердце прихватило. — Фёкла не сводила глаз с комнаты. — Колдуны ее со свету сжили, чтоб не мешалась. Теперь и за мной придут.
— Как за вами? — Катюха даже привстала. — Что же теперь делать?

— Вы своим делом занимайтесь. Врата закрывайте. — отрезала ведьма. — А со своим я сама разберусь.
— Мы вспомнили, что амулету загадали. — прошептала Алена.
— И что это?
— Мужики…
— Тьфу ты! — Фёкла раздосадованно плюнула на пол. — Мозги только в одну сторону смотрят! Вот шельмы!

— Так мы же не специально! — с обидой в голосе возразила Алена. — Ничего такого мы не хотели!
— Не хватало, чтоб еще специально! — охнула Фёкла, хватаясь за спину. — Поясницу так крутит, что невмоготу…

Она присела на стул и ее тяжелый взгляд, устремился на нас с плохо скрытым недовольством.
— А колдуны нас точно не тронут? — опасливо поинтересовалась Алена. — А то душа не на месте…
— Сказала же, что до Пасхи — не тронут! — ведьму мы явно раздражали. — Мужики-то явились?
— Явились… — виновато забубнели мы.

— Археологи. Курган ваш раскапывают. — добавила Катюха и Фёкла изменилась в лице.
— Как курган???
— Вот так. Сказали, что ищут каких-то жрецов с артефактами. — затараторила Алена, испуганно глядя на старуху.
— Место это проклятое! — Фекла зло блеснула глазами. — Они в доме этом были?!
— Были. — у меня от чего-то онемели пальцы на ногах и липкий страх, заскользил по шее и напряженной спине.- Грозу пережидали…
— Дуры вы! — прошипела ведьма так ужасно, что наша троица похолодела. — Демоньё это! Не мужики они — бесы из преисподней на ваше желание, самолично явились!

— Как бесы? — Алена побледнела и трясущимися руками, взяла со стола черпак с водой. — Настоящие что ли?
— Нет, еперный театр, игрушечные! — выругалась Фёкла и повела носом. — А я то, думаю: чего это так злом по углам воняет! Демоньём проклятым!

Я находилась в состоянии какой-то прострации, Алена пила из ковшика большими глотками, а Катюха молча таращилась на ведьму, похожая на манекен, из сельских промтоваров.
— А что же делать? — прошептала я, с надеждой поглядывая на старуху. — Что же с нами будет?
— Самое главное — закрыть врата. — ведьма устало опустила плечи. — Тогда и решать будем, чего дальше предпринять. Демоны не зря явились, они в этом кургане что-то ищут.

— А что они могут там искать? — спросила я, вспоминая Томаза и в моей крови закипела раскаленная лава.
— Знаю я одну историю занимательную… — Фёкла поправила свой черный платок. — В этом кургане, хранится еще один амулет. Когда шуандринг и этот мощный, напитанный черной, жестокой магией древних артефакт объединятся, на землю опустится демоническая ночь…полчища бесов заполонят наш мир и человечеству больше не будет здесь места.

— Но почему же они раньше не раскопали этот курган? — Катюха смотрела на Фёклу круглыми глазами, в которых плескался страх. — Ведь они же помогали старым колдунам, которые на хуторе жили!
— Помогали, но не за спасибо. Хуторские для них этот курган и начали раскапывать. Демоны им силу, помощь в делах богопротивных, а колдуны захоронение копали. Вокруг него, заклятия были наложены, чтобы обитатели преисподней, не могли амулет вытащить, вот они и решили руками хуторских, штуку эту древнюю добыть. — Фёкла пожевала губами и продолжила:

— Только не под силу оказалось колдунам в курган пробраться, уничтожили их проклятия, охраняющие его…
— А как же демоны собрались сейчас раскапывать? Не боятся уже что ли заклятий? — удивилась Катька. — А?
— Вот и страшно это! — лицо старухи сморщилось от слез, бегущим по щекам. — Какой же силы демоны эти, если даже древних заклятий не боятся! Эти не чета прежним… Эти — сама смерть…

 

* * *

— Говоришь мужики какие-то с ними были? — Михаил Степанович с ненавистью смотрел в зеркало, из которого на него глядел покрытый морщинами, пьяный алкаш, с выцветшими волосами.
— Я ночью встал ко двору, слышу голоса… — глаз Савелия с бельмом, неестественно светился в полумраке, а голос походил на шипение змеи. — Осторожно в лес спустился, смотрю бабы наши идут, а с ними мужики молодые. Я до деревни их провел, чуть глупостей со злости не натворил! И целовались, и тискались у меня на глазах, твари! Я не стал тебя будить, чтоб сон не портить…

— Я не позволю каким-то индюкам смазливым, баб наших увесть! — колдун ударил кулаком по столу и посуда, стоявшая на нем, жалобно задребезжала.
— Абсолютно с тобой согласен Миша. — Аркадий залез на стул и снял с угла паутину вместе с пауком. — Я предлагаю, заманить баб сюда. Если морок не берет их, пусть помощники наши их к хутору выманят, а там силой возьмем, пока Фёклу с ее колдовством, не упокоим на ее же могильнике.
— Давай Аркаша, давай… нет сил больше ждать. Покуражимся, повеселимся!
Аркадий что-то прошептал над пауком и выкинул его за дверь, а паутину положил себе в карман.
— Вот и все. Паук еще никогда не подводил.

 

* * *

— Значит проблем у нас вдвое больше. — грустно изрекла я, с неохотой выуживая яйца из краски. — Пока о колдунах переживали, демоны объявились…
Фёкла ушла, оставив нас в расстроенных чувствах и теперь все валилось из рук. Еще и известие о смерти бабы Нюси, опечалило меня полностью.
— Это просто невероятно! — Катюха бросила тряпку, которой протирала посуду. — Целую ночь мы провели с демонами в одном помещении!
— Я лично, вообще расклеилась… — Алена уныло скривилась. — Такие мужчины и демоны… Мне Егор сказал, что у меня самые прекрасные в мире руки… и фигура…

— Да уж… подкатили они красиво… — Катюха покраснела. — И целуется Клим неплохо…
— Ты что, с ним целовалась?! — Алену словно ветром со стула сдуло. — Ну ты даешь!
— Наша Манька тоже зря времени не теряла. — Катька зыркнула на меня хитрым взглядом.
— Что ты мелешь? — я сделала возмущенный взгляд, но подругу это не смутило.
— Да ладно, видела я как Томаз тебя к дереву прижимал!
Теперь пришла моя очередь покраснеть.
— Нет, ну так не честно! — заныла Алена, обиженно надувшись. — Они с демонами целовались, а я из себя недотрогу корчила!
— Вот бы ни в жизнь не подумала… — буркнула Катька. — Чегг это тебя накрыло?

— Хватит обсуждать этих притворщиков. — Алена выглядела такой серьезной, что я не удержалась и засмеялась. — Время не терпит. Все равно нужно решаться на какие-то действия, так почему не сделать это сейчас?
— И что ты предлагаешь? — Катька тоже посерьезнела. — Вряд ли мы сможем остановить демонов.
— Мы можем попытаться закрыть врата и тогда проблема решится сама собой — и с бесами, и с колдунами.

— С чего начнем? — я чувствовала как во мне нарастает паника. Все происходящее было похоже на какой-то дешевый ужастик.
— Как не крути, нужно на хутор идти. — вздохнула с неимоверной тоской Алена. — Чем быстрей мы это начнем, то есть вероятность, что мы это и скорее закончим…если конечно живы останемся…
— Так, — Катюха замахала руками, показывая, что она против. — С разгону мы туда не побежим. Сегодня придумываем план, а завтра, с утра приводим его в действие. Нужно подготовиться.

— Я согласна. — быстро сказала я — мне очень не хотелось идти на хутор. — Нужно обязательно подготовиться.
— Тогда давайте думать. — Алена тоже активно согласилась, будто это и не она только что, рвалась в «бой». — Куличей мы напекли, яйца покрасили…все…свобода…
— Кстати, а где амулет? — Катька посмотрела на меня и я похолодела.

— Амулет? — я вспомнила как засунула шуандринг в карман спортивной кофты. — Я его в карман положила…
— И? — подруги в ожидании уставились на меня.
— Сейчас посмотрю. — я кинулась в комнату, уже зная, что его там нет. Утром, когда мы провожали архелогов, вернее демонов, шундринга в кармане не было.

Я опустилась на колени и принялась ползать по полу, заглядывая под мебель и моля Бога, чтобы этот проклятый амулет, просто, куда-нибудь закатился.
— Манечка, а что происходит? — жалобно протянула Алена и я поднялась с пола, виновато глядя на подруг, стоящих в дверях.
— Его нет.
— Давайте еще посмотрим. — испуганно предложила Алена, но Катька остановила ее озвучив мои мысли.
— Не найдем мы его. Амулет демоны спёрли.
— Как спёрли??? — Алена переводила взгляд с меня, на Катьку.

— Обыкновенно. — меня вдруг осенила догадка. — Они специально дождь вызвали, чтоб в дом к нам попасть. Им нужен был амулет.
— И мужиками они красивыми прикинулись, чтоб мы башкой думать перестали. — поддакнула Катька. — Хорошо сыграли.
— В смысле прикинулись? А на самом деле они какие? — Алена все больше нервничала.
— Не знаю…может с рогами или с копытами… я демонов не видела. — ответила ей Катька и та прикрыла рот ладошкой.
— Ой ужас!

— Ну все… — тихо произнесла я, падая на диван. — Если они курган разроют, то никакие врата мы уже не закроем…
— Вот гады! — Катька топнула ногой по полу и погрозила кулаком в окно. — И чего вам в своей преисподней не сидится!
— Я знаю, что делать! — в мою голову пришла совершенно простая мысль. — Нужно бежать в поселковый совет и рассказать председателю, что какие-то залетные, курган раскапывают!
— Идея хорошая! — Катька принялась натягивать шорты. — Побежали!
— А вдруг у них разрешение есть? — предположила Алена и мы замерли, путаясь в вещах.
— А вдруг нет? — Катька снова принялась одеваться. — Это хотя бы шанс!

Выскочив из дома, мы помчались вверх по улице, к зданию поселкового совета, благо, что сие монументальное сооружение, находилось как раз в центре.
Запыханые и вспотевшие, мы ворвались в приемную и наткнулись на необъятную фигуру Клары Валерьевны, исполнявшую обязанности секретаря, уже как двадцать лет.

— А что происходит? — она уставилась на нас, держа в руках толстые папки с документами. — Пожар что-ли?
— Игнат Романович у себя? — выдохнула я, стараясь успокоить вздымавшуюся грудь. — Нам к нему нужно срочно!
— А вы записывались? — женщина недовольно осмотрела нас с ног до головы, прекрасно зная, что не записывались.
— Нет.

— Вот записывайтесь, а потом приходите. — отрезала секретарша. — Не одни вы, желающие.
— А то я смотрю, народу в коридоре — не протолкнешься! — рявкнула Катька, но на Клара Валерьевна оставалась невозмутимой.
— А вы не язвите, милочка, насколько я понимаю, вы вообще не с нашего поселка… ой! Куда?!

Пока она разглагольствовала с Катькой, я проскочила мимо ее крутых бедер и дернула дверь кабинета председателя.
— Игнат Романович! — я кинулась к его столу, опасаясь, что габаритная Клара, вытащит меня обратно. — Золотой курган какие-то прохиндеи раскапывают!
— Здравствуйте Мария. — председатель удивленно наблюдал за мной поверх очков. — Успокойтесь и объясните толком — что происходит?
— Какие-то мужики роют Золотой курган. — медленно, по буквам повторила я.

— Как это? — брови Игната Романовича, поползли вверх. — Без разрешения?!
— Игнат Романович! — в кабинет протиснулась Клара и одарила меня убийственным взглядом. — Я не пускала ее! Она…
— Иди работай, Клара! — рявкнул на нее председатель, а мне указал на стул. — Присядьте.
Я присела, а он принялся звонить по старому, дисковому телефону.

— Алло! Алло! — закричал он в трубку, периодически дуя в нее. — Леша! Алло! Заскочи ко мне! Да, прямо сейчас!
Он положил трубку и посмотрел на меня.
— Сейчас участковый придет и мы съездим, посмотрим на этих мужиков.
— Хорошо. Спасибо. — я поднялась, но председатель снова указал мне на стул.
— Вы поедете с нами.
— Зачем??? — видеть Томаза мне не очень хотелось.
— От вас поступил сигнал, нужно составить протокол, заодно и понятыми будете. — он покосился на открытую дверь, у которой топтались мои подруги.
— Вот черт…

В коридоре послышались быстрые шаги и через несколько минут, в кабинет вошел участковый, сжимая в руке кожаную папку.
— Что случилось? — он окинул нас подозрительным взглядом, видимо гадая, кто мы: самогонщицы, хулиганки или два в одном.
— Вот, девушки заявляют, что какие-то мужики, копают Золотой курган. — председатель многозначительно приподнял брови.
— И что? — пожал плечами участковый. — Наслушаются бабьих сказок, а потом остров сокровищ ищут…
— Леша, — Игнат Романович даже привстал. — А если и правда что-то найдут? Вывезут и поминай как звали. Улавливаешь, каким скандалом пахнет?

Леша почесал лоб, размышляя и видимо что-то все таки накумекал.
— Поехали, сейчас разберемся с этими кладоискателями.
Всей дружной толпой, мы покинули поселковый совет и загрузились в милицейский «бобик», представляя «веселую» встречу.
— А если они нас всех убьют? — прошептала Алена, когда уазик затарахтел по пыльной дороге. — Они же демоны!

— Вряд ли… — Катька попыталась успокоить ее. — Если они начнут так просто людей убивать, то тогда откроется тайна их существования, а они этого не хотят.
— Почему?
— Потому, что они бы раньше открылись!
— А-а… — Алена успокоилась, а я повернулась к Катьке.
— Откуда такие познания?
— В каком-то фильме видела.
Будущее обещало быть интересным…

Уазик въехал на поляну с кривой сосной и я с содроганием увидела наших недавних знакомых, сидящих за столом. Судя по грязным майкам, они совсем недавно рылись в кургане.
— Я сейчас в обморок упаду. — заявила Алена и я ей поверила, потому что, чувствовала то же самое.
Мы выбрались из автомобиля и принялись топтаться возле него, поглядывая как демоны встают на встречу участковому и председателю.

Они поздоровались и оживленно заговорили, повернувшись к нам.
— Ой, ну чувствую, что хрени мы какой-то натворили! — заныла Алена, не сводя глаз с Егора. — Смотри как глазищами нас сверлят!
— Мария! — позвал председатель. — Подойдите сюда!

Нам ничего не оставалось, как направиться к ним, умирая от страха.
«Археологи» не здоровались с нами, ничего не говорили, лишь смотрели спокойными, отрешенными взглядами. Было понятно, что демоны поняли, что мы догадались кто они и теперь одному Богу было известно, чем это закончится.
— Мы поедем разберемся, а вы идите в деревню. Если понадобитесь, мы вас вызовем. — сказал нам участковый и они вместе с демонами, пошли к уазику.

Когда Томаз поравнялся со мной, я не удержалась и взглянула на него: его глаза горели воистину адским пламенем, обещая мне ужасную месть или испепеляющие наслаждения… Господи, о чем я думаю! Но было ясно и то, что Катька была права — демоны не спешили обнаруживать себя. Правда причины этого нам оставались неизвестны.
«Бобик» скрылся в лесу и Катька протянула:
— Я думала с ума сойду от ужаса!
— А мне так жалко Егора… — всхлипнула Алена. — Он такой секси…
— Этот секси — исчадие ада. — остудила я ее пыл. — И он может убить тебя, не моргнув глазом.

— Чувствую — времени у нас мало. — Катька пошла к палатке демонов-археологов. — Давайте искать амулет.
— Если конечно они его с собой не унесли. — добавила я, но тоже оглянулась по сторонам. — Короче, забираем все подозрительное.
— А что значит «подозрительное»? — Алена уставилась на висящие на веревке плавки.
— Не это. — я указала ей на старую книгу, лежащую на столе. — А вот книженцию можно прихватить.

— В голове не укладывается, — Алена еще раз покосилась на трусы. — Демоны в трусах…психоделика какая-то…
— А в чем им по твоему шастать? — Катюха выползла из палатки, волоча за собой наволочку от подушки, набитую каким-то добром. — Голышом расхаживать?
— Нет, ну может в мантии какой… — мечтательно предположила Алена. — А под ней голышом…

— Извращенка! — мы с Катькой рассмеялись, а Алена подмигнула нам, извлекая из кожаного мешочка, сиротливо лежащего между страницами книги, шуандринг! — А вот и наш амулетик.
— Тогда сматываемся! — Катька помчалась к лесу, закинув свой импровизированный мешок на плечо, а мы легкой трусцой посеменили за ней.

— Они точно за нами придут! — задыхаясь от бега прокричала нам Алена. — Вон сколько добра мы у них стырили!
— Это да… — я даже представить боялась, чем закончится их визит к нам. — Давайте к Фёкле заскочим!
Мы повернули в сторону кладбища и затрещали кустами, направляясь к аллее.
— От вас шума, как от медведя! — Фекла сидела на том же надгробии и недовольно смотрела на нас. — Нужно потише быть в таком месте!
— Извините! — выдохнула Катька, тряся наволочкой. — Мы у демонов, сперли вещички кое-какие!

Фёкла испуганно уставилась на раскачивающуюся в руке Катьки наволку.
— Вы зачем это сделали, шельмы?!
— А чего? — я пожала плечами. — Они же у нас шуандринг украли…
— Они не люди! С ними играть опасно! Вы что, не понимаете какие ужасные создания скрываются за их личиной?! — Фёкла нервно застучала палкой по земле. — Где же вы взялись на мою голову! Ой беде не миновать! Спаси мя Господи!

Мы стояли и смотрели на стенающую ведьму, потихоньку понимая, что натворили. Но было уже поздно..,
Над лесом раздался ужасный рёв, в котором смешались злость, гнев и что-то очень похожее на обещание огромных неприятностей.
— Археологи вернулись… — Алена виновато улыбнулась, а Катька выронила «мешок». — Злятся наверное…

— Не могут демоны в святую неделю, людей убивать. Не дано им такое право Богом. — изрекла Фёкла. — Вот и спасло вас это, дурынд эдаких…
— А как же колдуны бабу Нюсю убили? — удивленно спросила я. — И святая неделя им не помеха!
— Они — люди. И им перед Отцом нашим небесным, лично отвечать. И уж поверьте, от этого суда им не уйти. — сказала ведьма, напряженно глядя в сторону леса. — А сила нечистая, подчиняется высшему закону и против него идти, ей нельзя. Так устроен мир ихний. Они по другому не могут — закон есть закон. А человеку выбор всегда дан: совершаешь добро — под Богом ходишь, а к злу тянешься — ответ держи.

Мы зачарованно слушали Фёклу, раскрыв рты под ее тихий, спокойный голос, как вдруг, она рыкнула на нас:
— А теперь чешите отсюда! И добро демоническое подальше уносите!
— Что нам делать, бабушка? — жалобно протянула Алена и ведьма по привычке сплюнула на землю. Видимо последнее время, мы ее сильно раздражали, потому что каждый раз она производила сий ритуал.
— От колдунов я вас оградила? Оградила. Морок уже не наведут. Подсказку дала? Дала. Вот и чешите врата закрывайте, окаянные! — Фёкла замахнулась на нас палкой и мы рванули в сторону дома.

Чего и стоило ожидать, под калиткой уже стояли с угрюмыми лицами, наши демонические знакомые.
— Хорошо, что мы вещички на кладбище припрятали! — шепнула Алена и я мысленно согласилась с ней.

Добежав до ворот, мы уложили весь стыренный скарб в разрушенное надгробие и закидали его сухими ветвями.
— Верните то, что взяли. — улыбчивый Егор, сейчас выглядел как бандюга из сериалов на НТВ. — Вы хоть понимаете, с кем связались? Жить надоело?
— Ой как страшно… — протянула Алена. — Вы людей в святую неделю, убивать не можете!
— Умная, да? — он злобно сверкнул глазами. — Может убить мы и не можем, но ноги-руки поломать — аж бегом!

— Только тронь! — взвизгнула Алена, пряча руки за спину.
— И что будет? — Клим надменно улыбнулся, не сводя глаз с Катьки. — Председателю пожалуетесь?
— Нет! — Катька тоже скукурузила лицо, не хуже чем у него. — Вещички ваши не вернем! Они надежно припрятаны!
— До понедельника три дня осталось, — Томаз первый пошел к лесу и толкнув меня плечом добавил: — Сначала я возьму то, что хочу, а потом убью.
— Мечтай больше, черт рогатый. — ответила я ему и получила в ответ взгляд, полный ада.

На нас напало какое-то безудержное веселье: мы вернулись на кладбище за своим «схроном» и теперь разбирали демонические вещи, ухохатываясь непонятно от чего.
— Это истерика. — сделала вывод Катюха. — Люди в нормальном состоянии, не могут веселиться в ситуации более чем опасной.
— Ой, не говори! — вздохнула Алена, выуживая из кучи вещей, какое-то ожерелье. — Какие бусики!

Не долго думая, она нацепила их себе на шею и помчалась к зеркалу.
— Нафига ты их нацепила? — возмущенно рявкнула я. — Мало ли, что это за гадость!
Алена прекратила крутиться перед зеркалом и с ужасом уставилась на украшение.
— Точно! А вдруг на меня сглаз напал?
— Неадекват на тебя напал, а не сглаз. — хохотнула Катька. — Причем давно. Снимай давай.
— Девочки… а они не снимаются…

— Что??? — мы кинулись к ней, но сколько не пытались расстегнуть застежку, она словно припаялась. Попробовали стянуть их через голову, но лишь намяли ей уши до красноты. Порвать нам их тоже не удалось.
— Неси кусачки! — Катька выпучила глаза, дергая «бусики» в разные стороны, но они и не думали сдаваться.

Через полчаса, мы сидели запыханные на диване, рядом валялись сломанные кусачки, а наша подруга ныла, измазанная подсолнечным маслом (для лучшего скольжения — так решила Катька).
— Все, придется в них всю жизнь ходить. — изрекла я, а Алена заныла еще громче.

Мы с Катькой вернулись к копанию в ворованном, и через несколько минут к нам присоединилась Алена, не выдержав пытку любопытством.
— Оденешь? — Катька протянула ей какой-то браслет и мы прыснули, не в силах сдержать смех.
— Идиотки! — подруга показала нам смачный кукиш.
— Иди голову мой. — я протянула ей зеркало. — Тебя вроде как весь день, коровы облизывали.

— А вдруг вы что-нибудь интересное найдете? Разберем, потом пойду. — Алена сделала попытку сдернуть «бусики». — Вот зараза… а вдруг они меня во что-то превратят?
— В Ленина. — буркнула Катька и мы опять закатились.
— Ржете вы не к добру! — Алена все таки отправилась в душ, а мы снова вернулись к своему занятию.

Кроме книги с непонятными заклинаниями, «бусиков» и браслета, в наволке были еще — длинный нож с мерцающим лезвием, какая-то ерунда, похожая на гантельку, чей-то хвост на золотой цепочке и серебряная шкатулка, которая не открывалась.
— Хлам. — изрекла Катька и засунула все обратно. — Какие планы?
— Может к хутору сходим? — предложила я, совершенно забыв о своем страхе и договоренности — сначала все обдумать, а потом идти. — Аккуратненько все рассмотрим, тихонечко, чтоб никто нас не увидел…

— А если что, сразу же смоемся. — Алена вошла в комнату с полотенцем на голове. — Нужно идти.
А в коридоре, в самом темном углу, паук плел паутину, в которой все дорожки сплетались в одну, направляя нас в лапы колдунов…

Нас словно невидимой силой тянуло к проклятому хутору. Ни плана, ни хотя бы завалящей идеи у нас не было и мы подбадривали друг-друга тем, что если что-то пойдет не так — убежим. Тем более, Фёкла сказала, что оморочить нас колдуны не смогут.
— Если честно, мне немного стрёмно… — Катька замедляла шаг, пока совсем не остановилась. — Идти не хочу, а ноги туда сами несут.
— Никто не хочет… — печально произнесла Алена. — Но мы-то знаем, что нужно…

Наша троица стояла в густом пролеске, тоскливо задрав головы на хутор и тянула время. Приближаться к этому ужасному месту не хотелось с такой силой, что если бы не безвыходное положение, то поминай нас как звали…
— Чего задумались, голубы? — раздался позади нас противный голос. — Не решаетесь в гости зайти?
— Только не это… — простонала Алена и наша веселая компания повернулась к колдуну.

— Или наше общество вам не к душе? — алкаш из автобуса, подмигнул мне. — Меня Миша зовут прелесть моя.
— Чего ты хочешь, Миша? — страх волнами накатывал на меня.
— Говорю же, в гости хочу вас пригласить. — он оскалился, хитро и недобро.
— Спасибо, но нам уже пора. — резко ответила я и тут же получила по голове, чем-то тяжелым. Лес закружился перед глазами и лампочка в моей голове погасла.

Приходила в себя, я от дикой, головной боли, которая разрывала мою голову пополам. Я лежала на грязном полу в полутемной комнате и ощущала противный запах плесени, от которого першило в горле. Я сразу же все вспомнила и резко села, застонав от боли.
— Где я?.. — услышала я голос Катюхи и когда глаза привыкли к полумраку, увидела подруг, сидящих недалеко от меня.
— Актуальный вопрос… — хрипло ответила я. — Но мне бы хотелось знать, как отсюда выбраться…
— Господи…как же болит голова… — простонала Алена. — Эти гады, мне чуть череп не раскололи! Ну вот…я же говорю…кровь…

Мы вяло переговаривались, когда послышался скрип ржавых петель и дверь распахнулась.
— Очухались, красавицы? — в нашу «темницу», вошел лысый мужик и поманил Катьку пальцем. — Иди-ка сюда, вишенка моя медовая…
— Ага, сейчас. — Катька придвинулась ближе ко мне. — Размечтался.
— А чего же не помечтать… — добродушно хохотнул он. — Ты вся в моей власти теперь… — а потом добавил: — Все вставайте. К столу пошли.
— Пошли. — шепнула Алена. — Может смыться удастся.
Мы поднялись, прошли мимо колдуна и он звонко шлепнул Катьку по заднице, пропуская нас к двери.
— Ишь наливная какая…

За длинным столом, сидело двое остальных хмырей, они поедали жареную курятину и вытирали жирные руки о штаны, периодически облизывая пальцы. При нашем появлении, тот, который назвался Мишей, радостно разулыбался.
— А вот и гостьи наши. Присаживайтесь, угощайтесь. — он указал на три пустых стакана. — Сава, плесни-ка красавицам.

Рыжий Сава наполнил стаканы до половины мутным пойлом и подвинул к нам.
— Намахните водочки, авось и посговорчивее, поласковее станете.
— Спасибо, мы не пьём. — отрезала я и глаза колдуна, зло загорелись,
— Брезгуете значит?
— Зачем вы нас сюда притащили??? — поинтересовалась Катька дрожащим голосом. — По голове ударили!

— А как же вас по другому сюда заманить было, если вы к Фёкле ходили? — Миша смотрел на нас с жадным любопытством. — Помогла, старая холера? Вот и результат.
— Вы не имеете права нас здесь удерживать! — завопила Алена и кинулась к дверям. — Я полицию позову!
Но ее быстро схватил лысый и подтолкнул на место.
— Значит по хорошему вы не хотите? — гневно прошипел Миша. — Тогда не будем тянуть время. Раздевайтесь и по койкам.

— По каким еще койкам??? — возмущенно протянула Алена. — С тобой что ли??? Совсем ориентацию потерял, плешивый?!
— Ну все! — Сава вскочил, переворачивая стул и кинулся к ней. — Сейчас ты у меня попляшешь!
Алена с перепугу схватилась за шею и заорала, задкуя к стене: — Не подходи! Стой на месте! Люди! Помогите!

И тут мы с Катькой изумленно раскрыли рты — колдун застыл как вкопанный, вылупив свой бельмастый глаз.
— Это еще что такое?!… — лысый бросился было к нам, но мы закричали, возбужденно топая ногами:
— Алена, бусики!
Подруга удивленно посмотрела на свое «ожерелье», потом на застывшего Саву и запищала, что есть мочи, тыча бусиками в сторону лысого:
— Замри!!!! — и как только второй колдун замер, уже более спокойно, ткнула в сторону офигевшего Мишани: — Ты тоже замри.

Колдовская троица, словно три полена, тупо застыла в различных позах и мы со страхом и интересом, подошли ближе.
— Они живые? — Алена ущипнула Саву за руку и тот моргнул одним глазом. — Живые…
— Вот это бусики… — я завороженно разглядывала колдунов. — Настоящий клад…
— Давайте врата искать. — Катька распахнула двери и оглянувшись по сторонам, схватила кочергу. — Возможность-то какая подвернулась!
Мы покинули это убогое жилище и подперли дверь кочергой — на всякий случай. Оставалось надеяться, что колдуны еще долго пробудут в таком состоянии.

— И куда теперь? — я остановилась посреди хутора и завертела головой. — Где эти врата могут быть?
— Может в том сарае, где мы амулет нашли? — предположила Катька и тихо добавила: — На свою голову…

Мы помчались в сарай, но сколько не тыкались по углам, ничего похожего на врата из другого мира не нашли.
— Пылища и всякий мусор. — сделала вывод Алена и мы уже собрались приуныть, как меня вдруг осенило.
— Может эти врата в колодце?
— Я в колодец не полезу! — торопливо зашептала Алена. — Я их с детства боюсь!
— В принципе логика есть. — поддержала меня Катюха. — Видела где нибудь колодец поблизости?

— Да, старый такой, как раз за домом, где эти…скрюченные…
— Вы меня слышите?! — Алена влезла между нами. — Алё! Я в колодец не полезу!
— Если нужно, все полезем. — твердо сказала я. — Или колодец, или демоны с колдунами! Да и вообще, не факт, что врата там!
— Не смогу я! — подруга упрямо насупилась. — Я вас как колдунов, бусиками…
— Вот и будешь тогда с ними сама и разбираться! — Катька схватила ее за руку и поволокла к дому, за которым находился колодец.

Он был настолько старым, что его бревна почернели и покрылись мхом, так же как деревянное ведро, стоявшее сверху. Ржавая цепь уныло свисала вниз и когда я ее качнула, противно заскрипела.
— Все, нет тут ничего, пошли в другое место! — Алена сделала шаг в сторону и тут в моем кармане, завибрировал шуандринг, распространяя тепло.
— Мы угадали… — прошептала Катька, глядя на мой светящийся карман. — Врата здесь…

— И как же их закрывать? — Алена с недовольством вернулась и покрутила пальцами над темным провалом: — Чик — чик, закрыто…
— Шутница… — Катька осторожно нагнулась над колодцем и через секунду выпрямилась: — Там лестница!
— Как лестница? — удивилась я, тоже заглянув в гулкую темноту. — А я сразу подумала, отчего он такой большой…

Внутри колодца, спиралью завивалась узкая, каменная лестница и теперь было конкретно ясно, что в глубине, скрывается нечто таинственное.
— Ну что, полезли? — я громко выдохнула и перекрестилась. — Двум смертям не бывать…
— Ой мамуличка! Ой не могу! — запричитала Алена, заламывая руки. — Ну за что мне это??? Я между вами спускаться буду!
— Хорошо. — я забралась на сруб колодца и опустив ноги внутрь, встала на прохладный камень. На меня пахнуло сыростью и осенними грибами, мимо меня медленно прополз слизняк и оборвалась со стены улитка. — Тут прикольненько так…

Стараясь держаться к друг-другу плотнее, мы осторожно спускались по мокрым ступеням и слушали как гулко срываются капли, исчезая в страшной темноте.
— Холодно становится… — прошептала Катька и ее голос отбился от стен, улетая вверх. — Нужно было теплее одеваться…
— Ау, красавицы! — противный голос колдуна, заставил нас испуганно ойкнуть. — Прощайте!!!
Скалящееся лицо Миши заслонила огромная крышка и мы остались в кромешной темноте.

 

* * *

— Чего они в этот колодец полезли? — подозрительно сощурился Аркадий. — И как смогли нас заколдовать?
— А тут много ума не надо. — Михаил Степанович гневался и ходил из угла в угол. — Они амулет нашли. И в колодец полезли, чтоб силу поиметь! Как же мы раньше не догадались, что в этой старой дыре, скрывается сила!
— Значит не простые они…

— Если бы непростые были, к Фёкле за помощью не бегали бы! — прошипел Сава. — Запутанно все…и если они за силой в колодец полезли, то откуда узнали? Как амулет нашли?
— Ничего, узнаем… — Михаил Степанович ударил кулаком по столу. — У них путь только один — вниз, а там мы их и прижмем. Пошли?
— Спрашиваешь! — колдуны натянули на себя теплые кофты. — Мы этого так долго ждали!

 

* * *

— Мне страшно! — Алена дрожала, обхватив себя руками. — И холодно!
— Аналогично. — согласилась я. — Но нужно идти, потому что, оставаться на месте, не имеет смысла.
Чем ниже мы спускались, тем холоднее становилось. Я почувствовала как под руками хрустит иней, все гуще покрывая стены.
— Мне кажется внизу что-то светится! — Катюха посмотрела в пропасть и мы с Аленой последовали ее примеру. Действительно, внизу что-то слабо мерцало.
Где то, далеко вверху, заскрежетала крышка колодца и мы в ужасе застыли.
— Они идут за нами… — из рта Алены, вырвалось облачко пара. — Мы в ловушке.

Стараясь идти быстрее, мы скользили по влажным ступеням и испуганно ойкали, когда наши ноги соскальзывали в пропасть. Колдунов мы боялись до ужаса, но и сломать себе шею, не очень хотелось, нырнув в темную дыру. Свет приближался, похожий на мерцание неоновой вывески и чем ближе он становился, тем сильней стучало мое сердце, предчувствуя беду.
— Да это же светильники! — воскликнула Алена и стуча зубами, хмыкнула: — Откуда они здесь?

Действительно, свет испускали два больших, стеклянных шара, замурованные в толстые, каменные стены. Сияние внутри них исходило из непонятного источника, словно образуясь из воздуха.
— Не сказала бы, что это обычные светильники… — скептически протянула Катька, разглядывая удивительные штуки. — Розеток я точно не вижу…

Вверху раздался какой-то шорох и на нас посыпались мелкие камешки.
— Нужно что-то делать! — я посмотрела по сторонам и сразу же увидела каменную плиту с непонятным рисунком посреди. — Смотрите! Это вход!
— Куда только? — испуганно прошептала Алена. — И как его открыть?
Мы с Катькой кинулись ощупывать стены, в надежде найти потайной рычаг или двигающийся камень, но кроме шершавой поверхности, ничего не обнаружили.
— Ну вот и попались. — на лестнице показались колдуны и мы прижались к стене, от страха не чувствуя даже обжигающий холод инея. — Рассказывайте, чего затеяли?

— Не дождетесь. — я нервно шарила рукой по стене, все еще надеясь найти заветный рычажок.
— Я сейчас опять бусики применю! — пропищала Алена, тыча в колдунов своим волшебным ожерельем. — Замрите! Замрите!

Но ничего не происходило. Колдуны все так же ухмылялись, насмешливо наблюдая за нами.
— Дуры вы… — взгляд Аркадия, говорил о том, что в их глазах мы выглядели точно как идиотки. — Это же место пропитано магией! Не чувствуете вы этого… Она все силы забивает своей мощью. Давно мы искали его…наконец-то..
— Бусики не действуют? — Алена удивленно и разочарованно теребила бесполезное украшение и оно вдруг порвалось…рассыпавшись на мелкие части.
— Ой! — подруга резко наклонилась, пытаясь поймать хоть что-то, и неожиданно для нас всех, видимо нажала задницей какую-то тайную штуку…

Плита резко повернулась и мы полетели вниз, визжа как три поросенка.
Падение было недолгим, но болезненным. Я приземлилась на четвереньки и громко выругалась от жуткой боли.
— Путешествие в центр земли… — простонала Катюха и эхо повторило за ней ее слова, с тихим шипением.
— Путеш-шествие-е… земли-и…
— Где это мы? — тоненько протянула Алена. — Может в аду?
— Не удивлюсь… — я зашарила руками по полу и сразу же наткнулась на ступень лестницы. — Опять лестница!
— Вниз что-ли??? — возмущенно поинтересовалась Катюха.
— Нет, вверх.
— Это радует. Полезли.

Мы снова поползли по ступеням, периодически падая на сбитые колени и стараясь не думать о том, что может скрываться в этой темноте.
— Посмотрите!!! — Катюха первая выбралась наверх через квадратное отверстие. — Что же это такое???

Мы с Аленой выкарабкались за ней и оказались на ровной площадке, уставленной различными вещами: золотыми кувшинами, тарелками и разносами…
— Да это же Золотой курган! — восхищенно прошептала я. — Мы внутри кургана!
— Не может быть… — Алена прошлась по квадратной комнате, немного сторонясь тел, замотанных в некогда белую ткань. — Мне казалось в курганах хоронили немного иначе…
— Да, действительно странное захоронение, но ведь это жрецы… — пожала я плечами, а

Катька задумчиво посмотрела в золотую тарелку.
— У меня четыре вопроса: почему здесь все видно, мы же под землей? Откуда здесь воздух? Почему из колодца на хуторе, можно пробраться в курган? И как мы отсюда выберемся?
— Видимо это не просто курган… — я тоже желала бы узнать ответ на эти вопросы. — Блин, я не знаю! Но меня больше всего, волнует четвертый вопрос!
— Ага! — заныла Алена. — Мы сейчас надышимся микробами и умрем! Как те, кто раскапывал египетские могилы!!!
— Ну там было не совсем так… — пробурчала я, но смысл в ее словах был.

— Так…не так… — Алена раздраженно отфутболила от себя пыльную чашу. — Доискались… А скоро Пасха! Вина полный погреб… Эх…
— И главное назад не вернешься… — Катька ходила по комнате, заглядывая в каждые нишу и угол. — Если сюда есть вход, значит есть и выход.
— Насколько я понимаю, никаких врат, здесь нет. — я достала шуандринг и потрясла его. — Обвел нас вокруг пальца! Светился, намекал… Теперь-то что?
— Помнишь, что говорила Фёкла? — Алена присела прямо на пол и откинулась спиной к стене. — В кургане находится еще один амулет! С черной магией. И если шуандринг с ним соединится — наступит демоническая ночь…Шуандринг чувствовал его, вот и светился!

И словно в подтверждение ее слов, амулет в моих руках засветился еще ярче чем возле колодца.
— Смотрите! — Катюха показала пальцем на одного из мертвецов.
Под ветхой тканью, набирало силу темно-красное свечение и его свет был похож на щупальца спрута.
Катька сдернула ткань и мы ахнули — в руках мертвеца находился амулет. Точная копия нашего шуандринга. Но тот, что был у меня в руках, сиял нежным, голубоватым сиянием, а его «собрат», источал ядовитые лучи.
— Нужно держать их подальше друг от друга! — Катюха бросила сверху на него кусок ткани. — Нам еще тут родственичков археологов не хватало!

Время шло, но нам ничего не приходило в голову. Постепенно настроение опускалось все ниже и понимание того, что нам не выбраться из этой могилы, становилось все крепче. Разговаривать не хотелось, да и вообще на нас опустилось какое-то странное оцепенение и равнодушие. Мы даже задремали, отогревшись после колодца и свернувшись калачиком, посапывали в углу.

Когда ужасный грохот сотряс нашу тюрьму, мы не понимая спросонья, что происходит, отползли подальше, тараща глаза по сторонам. Наконец до нас дошло, что грохот доносится откуда-то сверху и задрав головы, мы наблюдали за тем, как в потолке увеличивается дыра.
— Что это? — прошептала Алена, уже не стряхивая пыль с волос, которая сыпалась на нас частыми струйками.
Но ответ пришел сам собой, когда в дыре показались чьи-то ноги, а потом и сам Томаз.

Он спрыгнул на пол, а за ним спустились Егор и Клим, вместе с шорохом осыпающейся пыли.
— Это оказалось не так уж сложно. — сказал Клим и сразу же двинулся к телам жрецов. — Осталось забрать нашу маленькую штучку…
И тут я чихнула.
Это нужно было видеть! Трое демонов подскочили на месте и резко развернувшись, уставились на нас ошеломленными взглядами.
— Но как??? — Егор приблизился к нам, в его глазах плескалось такое изумление, что меня прямо гордость взяла. — Как вы здесь оказались?!

— Какая разница? — надменно протянула Катька. — Вам-то что?
— Как это что??? — Егор все еще не мог прийти в себя, да и его друзья видимо тоже. — Мы раскапываем могилу, а вы внутри!
— Подсадите нас, мы вылезем в дыру, которую вы проделали и мы больше не будем попадаться вам на глаза. — отгороженным голосом сказала Катюха и показала глазами на отверстие в потолке. — И все.
— Нет, не все. — Томаз подошел ко мне. — Отдай шуандринг.
— У меня его нет. — я похвалила себя за то, что засунула его в задний карман джинс.

Демон рывком поднял меня на ноги и я чуть не задохнулась от его близости. Его руки скользнули по моему телу, ощупывая каждый сантиметр, это было больше похоже на ласку, чем на обыск. Когда руки Томаза наконец добрались к моей заднице, я уже забыла где вообще нахожусь и лишь его глаза держали меня на этой земле.
— А вот и он… — демон извлек шуандринг из моего кармана и подбросил его на ладони. — Сейчас мы займемся одним делом, а потом вы расскажите нам как вы здесь оказались.

Демоны отстали от нас и принялись за мертвеца, в руках которого находился темный амулет.
— Они же сейчас беды наделают! — зашептала Алена, наблюдая за ними. — Помните, что Фекла сказала??? Сюда хлынут демоны!!!
— И что ты предлагаешь??? — Катюха выгнула тонкие брови, показывая степень своего недоумения. — Может хочешь помешать им???
— Хочу! — неожиданно для нас, Алена вскочила и кинулась к «археологам».
— Куда, идиотка?! — прошипела я ей вслед, но подруга целенаправленно перла к адским парням.

— А ну прекратите! — завопила она, вклиниваясь между ними. — Вы что, не слышите меня?! Не нужно нам тут никаких демонов! И вас хватит!
Егор оттолкнул ее как назойливую муху, но этим нашу подругу, было не остановить, она снова вклинилась в их тесную компанию и завопила, что есть мочи:
— Не дам! Хоть убейте — не дам!!!
— Да уйди же ты! — Егор схватил ее где-то в районе груди и потряс как мешок с опилками. — Не то хуже будет!!!
— Нннн-еее уууйййддд-ууу! — голова Алены моталась из стороны в сторону, но она явно не собиралась сдавать позиции.

— Хватит! — закричала я, испугавшись, что он сейчас переломает ей ребра. — Отпусти ее!
— Да пожалуйста! — Егор повернул ее в нашу сторону и наподдал под зад, отчего подруга подлетела к нам, словно супермен, выпучив глаза.
— Ах ты гад! — выдохнула она, развернувшись к нему и Катьке пришлось насильно усадить ее рядом.
— Ты чего творишь?! Помереть хочешь???
— А вы все помрете…чего уж…

Этот голос мы уж точно не ожидали услышать. Возле противоположной стены, стояла Фёкла и оставалось лишь догадываться, каким образом она спустилась через лаз, проделанный демонами.
— Фёкла??? — я не понимала, радоваться мне или…но что — то было не так в этом волшебном появлении,
— Не ожидали? — ведьма не спеша пошла к демонам, которые напряженно следили за ней. — Люблю делать сюрпризы.

Она вдруг извлекла из складок одежды небольшую, потрепанную книжечку и резко распахнув ее, ткнула ею в демонов, шепча непонятные слова.
Мы с ужасом наблюдали за происходящим, не совсем понимая, что все таки происходит, но Катька подтвердила мои догадки:
— Я так понимаю, Фёкла не нашей стороне?

— Я ни на чьей стороне, — ведьма спрятала книжечку обратно и показала пальцем на демонов. — Есть одно сильное заклинание, которое связывает демонов, пусть не надолго, но все же…я успею…
— А что происходит? — Алена нахмурилась, разглядывая «археологов», застывших возле мертвеца. — Может кто-то объяснит мне?
— Я могу объяснить. — Фёкла выглядела довольной собой, ее глаза светились. — Все началось из-за моих племянников, будь они не ладны… Не знаете кто они? Хуторские. Миша, Аркаша и Савка.

— Они ваши племянники??? — такого поворота я не ожидала.
— Да…раньше они девок портили, а люди ко мне за помощью бежали, не зная, что я помогать-то не буду…как же…племянники ведь… — Фёкла вздохнула, окунувшись в прошлое. — Это мы последнее время не ладим… Из-за амулета этого… Я когда его на кладбище нашла, сразу поняла, что пришел мой час. Хватит добренькой быть, пора и о себе позаботиться. И я придумала про эти врата, чтобы вы меня прямо к месту силы привели. И угадала! Привели же! Пришлось правда племянничков от вас отвадить, чтоб не мешались под ногами.
— Да что за сила здесь такая?! — воскликнула Катюха, нервно поглядывая на дырку в верху. — Что это?!

— Здесь темная, древняя магия. Она похоронена с жрецами и амулетом. Это откровенное знание о мире мертвых, о мире демонов и ангелов, о мироздании! — ведьма казалось дрожала от возбуждения. — Однажды, в древности, демоны подарили это знание избранным и они стали обладателями сильнейшего оружия, но этим двоим, — она указала на мертвецов. — захотелось большего. Им захотелось разделить это знание, лишь между собой…. Но светлые жрецы, похоронили их с этим знанием, чтобы больше никто не соблазнялся силой…

— Откуда же тогда шуандринг? — спросила я, отчаянно соображая, что предпринять. — Или и за него вы нам наврали?
— Конечно наврала. — спокойно ответила Фёкла. — Шуандринг — это не «сдерживающий демонов», а часть ключа от знания. Его многие века ищут демоны, чтобы уничтожить место силы, чтобы эти знания больше никогда не попали в руки людей. Когда он появляется в нашем мире и на него попадает человеческая кровь, демоны спускаются на землю и ищут способ запечатать все пути к силе. Так было и в прошлый раз. Мои братья, отцы хуторских, нашли амулет, а демоны, явившиеся на его зов, обманули их, пообещав защиту и покровительство, если те, раскопают курган. Колдуны сгинули, не выдержав силы кургана, амулет опять был утерян, а демоны вернулись в ад…

— Значит это не мы себе мужиков нажелали, они сами по себе??? — возмущению Алены, не было предела. Она вся сморщилась и как Фёкла проскрипела: — Это вы зло вызвали! Шельмы! У-у, зараза старая!
— Мне же нужно было вас как-то отправить на поиски. — совсем не обиделась Фёкла. — А вы такие наивные дурочки.
Все сложилось как нельзя лучше: вы привели меня куда нужно, притащили сюда шуандринг, а демоны сняли с кургана защитные заклятия.
— А когда демоны очухаются, что делать будешь? — ехидно поинтересовалась Алена. — Пятый угол искать, чернокнижница?

— Дура ты. — снисходительно хмыкнула Фёкла. — Когда я силу возьму, я такие заклинания знать буду, что мне и сам дьявол не почем будет!
— Ну все понятно с тобой. — Катюха зло таращилась на ведьму и у меня появилось нехорошее предчувствие, что она сейчас повыдергает ей жиденькие волосенки. — Ты довольна? Нам-то можно уйти?
— Не спешите. — выражение лица этой проклятой ведьмы, стало злобно-хитрым. — Сила не вырвется из скрещенных амулетов, если не принести жертву!
— Какую на фиг жертву??? — от испуга, мой голос стал тонким и писклявым. — Ты чего удумала, а?
— Да чего уж тут непонятного? — захихикала ведьма.

— Мне, например, не понятно. — Катька уперла в бока руки. — Ты кого в жертву приносить собралась?
— Я же говорю: все сложилось, как нельзя лучше! — захохотала Фёкла и в ее руках появился длинный, кривой нож. — Рыпаться — не советую. Умрете быстро и почти не больно. Но если будете сопротивляться, убью долго и мучительно!
— Я так и знал, что ты — старая профура, к силе подобраться хочешь!!!

Мы, находясь в полнейшем шоке от происходящего, наблюдали как из дыры в полу, выбираются колдуны.
— Миша??? — Фёкла на минуту растерялась. — Как вы попали сюда???
— Лучше ты нам расскажи, тетушка, — язвительно произнес Савелий. — Как это ты от защитниц, в злые ведьмы обернулась?
— А не твое это дело, сопляк! — рявкнула Фёкла. — Сила — моя! Убирайтесь отсюда, пока головы целы!

— Я наверное сейчас сделаю глупость, — прошептала Катька. — Но как только я сорвусь с места, прыгайте обратно туда, откуда мы и вылезли.
— А как же мы выберемся? — испуганно сжалась Алена.
— Не знаю. Но отсюда нам уж точно живыми не уйти. — вздохнула Катюха и прошептала: — Раз, два, три!!!
Мы с Аленой рванули к дыре в полу и покатились вниз, ощущая все углы и неровности каменных ступеней.
— Катька где?!!! — заорала Алена и я почувствовала удар чем-то твердым по голове.
— Сзади катится! — крикнула я ей в ответ и еще раз отгребла Катюхиной конечностью.

Оказавшись на ровной поверхности, мы, не смотря на отбитые бока, облегченно вздохнули. И тут, в кромешной темноте, я увидела два подозрительных свечения.
— Катюха?
— Правда я молодец? — Катька вытянула раскрытые ладони, на одной из которых сиял шуандринг, а на второй, другой амулет. — Еле успела!
— Круто! — протянула Алена и задрав голову, тихо спросила: — А что мешает всей этой колдовской семейке, спуститься за нами?
— Не знаю что…но когда я вырвала шуандринг из рук Томаза, мне показалось, что он зашевелился… — Катюха задумчиво повертела амулеты в руках. — Значит они явились сюда, чтобы уничтожить эти амулеты и знание…

Вверху послышались вопли ужаса и боли.
— И правильно! — веско произнесла Алена. — Нечего им на земле делать, чтоб разные чокнутые людишки, ерундой не маялись! Значит они все таки хорошие?
Крики вверху усилились, разбавляясь тяжелым рыком.
— Ну я бы не была настолько уверена… — ответила я на ее вопрос. — Слышишь, что они наверху творят? Явно не разъяснительную беседу проводят…
— Они наказывают плохих! — стояла на своем Алена, скорее всего все еще находясь под демоническим очарованием Егора.
— Они там все из одного теста! — буркнула я, злясь от того, что не смотря на все происходящее, Томаз мне все равно очень нравился.

Через короткое время, в захоронении воцарилась тишина.
— Чего это они притихли? — подозрительно прошептала Катюха.
— Наверное колдунов доедают… — я широко улыбнулась в темноте.
— Вот ты больная! — заныла Алена, тыча меня в бок острым локтем. — Зачем ты такое говоришь??? Я домой хочу!
— Эй, расхитительницы гробниц, поднимайтесь!
— Клим. — Катька поднялась с пола. — Пошли. Другой дороги нет.

По ступенькам мы ползли о-очень не спеша, как можно дольше оттягивая встречу с «археологами». Но ступеньки все таки закончились и нам пришлось предстать пред ясные, демонические очи наших новых знакомых.
— Держи. — Катька протянула амулеты Климу и осмотрелась. — А где семья колдунов-алкоголиков?
— Связана и отправлена в то место, где им уже никто не помешает получить знания о демонах и о преисподней. — ответил Клим и одним, резким движением, соединил два амулета.

Из его рук взметнулся сноп света и гробница задрожала, осыпаясь нам на головы.
— Пора выбираться отсюда! — Томаз подбежал ко мне и я отчего-то заволновалась, глядя в его глаза. Радостное, будоражащее чувство охватило меня, растекаясь теплом по телу.
Демон подхватил меня на руки и с места вылетел из кургана, укрывая собой от летящих камней.

 

* * *

— Я влюбила-ась… Я хочу Егора! — ныла Алена, тащась за нами с корзиной, полной снеди. — Почему они ушли?!
— Потому что они демоны! — недовольно рявкнула Катька. — Нужны мы им… Поносили на руках и хватит!
— Да не жди ты никого! — я расстроенно повернулась к Алене. — Сомневаюсь, что кто-то из них испытывает хоть четвертую часть того, что испытываешь ты!
— Он меня поцеловал! — Алена достала носовой платок и громко высморкалась. — Значит неравнодушен!
— Не мечтай. — отмахнулась Катька. — Уперли они в свой ад или гадости какие делать… Сейчас домой придем, яичек наедимся, сала…разговеемся…

Из кустов раздался громкий свист и мы удивленно оглянулись. Из зарослей торчала голова Клима.
— Иди сюда, ворчунья! — он поманил Катьку и та моментально забыв о своем цинизме, кинулась к нему.
Алену звать не нужно было, как только показался Егор, она с визгом бросилась ему на шею и обхватила ногами.
— Поверь мне, я испытываю намного больше чем четвертую часть… — прозвучал позади меня голос Томаза и я почувствовала как мои губы растягиваются в улыбке. — Может винца? У нас с собой.
— А у нас куличи есть! — завопила Алена, отрываясь от Егора.
— Это уже парадокс! Куличи для нечисти… — забурчала Катюха.
— Ты — нудная  вредина ! — Егор потащил ее в кусты. — На поляну с кривой сосной?

 

ЭПИЛОГ.

Теперь мы жили на Ворожеевском хуторе. Когда наши «археологи» отлучались по своим демоническим делам, мы частенько вспоминали всю эту историю с амулетами, сидя за бутылочкой кагора.Теперь хутор был красивым и уютным, с тремя ухоженными домишками, окруженными маковым полем. Колодец демоны закрыли, а золото из кургана они все таки извлекли и отдали его в местный музей.
И кто сказал, что женщина за тридцать не может быть счастливой? А может просто стоит увидеть вокруг волшебство и испечь свой кулич?

(Читать бесплатно любовно юмористическое фэнтези)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector