Главная » ФЭНТЕЗИ РАССКАЗЫ » Юмористическое фентези » Тайна старого капища или не фигасе приключение на неугомонную задницу.Часть 1.
читать славянское фэнтези про попаданок
Тайна старого капища

Тайна старого капища или не фигасе приключение на неугомонную задницу.Часть 1.

Читать славянское фэнтези про попаданок

 

В небе громыхнуло и микроавтобус, в котором мы сидели весело задребезжал.
— Класс! — Ленка вылупила злые глазища. — Как всегда ты меня в аферу втянешь!
— А чем тебе афера не нравится? — возмутилась я, медленно поворачиваясь к ней. — Ты сама орала, что нам пора развеяться, забыть прошлые неудачи и смотреть в будущее…
— Прошлая неудача это — Максим? — Ленка выставила свои тридцать два зуба. — Или Саша?
— Нет, — перекривила я ее, скорчив рожицу. — Эдик или Виталик!
— Виталик не неудача! Виталик — чмо!

Мы захихикали и пожилая женщина в широкополой шляпе, сидевшая впереди нас, прошипела:
— Тише! Вы мешаете слушать! Хотите посмеяться, вон на улицу!
— Женщина, угомонитесь, — Ленка возмущенно сверлила ее затылок. — И снимите свое сомбреро, оно мне мешает видеть!
Тетка зыркнула на нас через плечо, но замолчала.
— … Сегодня мы увидим монастырь, храм и музей… — рассказывал тем временем экскурсовод и Ленка громко зевнула.

— Развеялись… надеюсь монастырь хоть мужской…
— Ш-ш-ш! — женщина в шляпе, погрозила пальцем.
— Ой, да не шипи ты, змея! — отмахнулась Ленка и достала из сумки сухарики. — Будешь?
Мы весело захрустели, не обращая внимания на шляпу, которая затряслась в негодовании.
— Волнуется… — я кивнула подруге и та тихо загундела:

— Нет, это невозможно! — завопила тетка в шляпе и водитель вильнув в сторону от этого громкого вопля, покатился на обочину, а с нее прямо в молоденький лесок. В небе снова громыхнуло, в салоне началась паника, а подруга вцепившись в кресло шляпы, нечаянно схватилась за ее шиньон и когда та возмущенная и испуганная повернулась к нам, увесисто произнесла:
— Видишь, что наделала?! Сиди теперь, держи шляпу!

Микроавтобус лихо катился вниз с бугорка, пассажиры орали, водитель матерился, экскурсовод каталась по салону как мячик, вызывая этим восторг видимо только у нас с подругой, а шляпа как сирена орошала своим визгом наши уши.
Съехав с бугорка, автомобиль выехал к речке и со всего маху влип в огромную сосну, жалобно скрипнув своим многострадальным корпусом. Все, что было в салоне поехало вперед и если бы не хорошая реакция экскурсовода, то шляпа непременно раздавила бы ее своими габаритами.

Воцарилась тишина, наполненная всхлипами и вздохами, а потом голос водителя спросил:
— Все целы?
Особо пострадавших не было, все отделались лишь синяками да царапинами и принялись выбираться на свет божий, проклиная и экскурсию и водителя, и погоду, которая вот-вот грозилась разразиться грозой.
Мы с Ленкой с интересом огляделись, справедливо полагая, что застряли здесь на долго и я решила покончить с этим безобразием.

— А может ну ее, эту экскурсию? Сейчас найдем гостиницу, останемся там на выходные, напьемся, нажремся всякой вкуснятины, а?
— Та-ак…наше путешествие начинает мне нравиться больше и больше! — Ленка подошла к водителю, держащегося за голову и вежливо поинтересовалась:
— А вы не знаете как нам к людям выйти?
— Дорога там! — он указал вверх, откуда мы скатились. — Но можно во-он по той дороге, вроде бы как в той стороне поселок какой-то есть. Я там никогда не был, но товарищ говорил, что недалеко отсюда…мы тут рыбачили когда-то и он за водкой бегал.

— Ага, спасибо. — подруга вернулась ко мне и мы зашептались.
— Пойдем в поселок? Скоро дождь начнется. Переночуем там где — нибудь, а потом придумаем, что дальше делать. — предложила я и Ленка согласилась, посмотрев сначала на бугор, ведущий к дороге, а потом на золотисто-песчаную дорогу, убегающую между соснами.

— Пошли.
Мы подхватили свои сумки и направились к деревянному мосту.
— Эй! Вы куда?! — крикнул нам вслед водитель. — Сейчас помощь приедет!
— У нас маршрут изменился! — я помахала ему рукой и мы потопали по мосту, ни капли не смущаясь, что в этой ситуации есть наша вина…

Чем дальше мы углублялись в лес, тем уже становилась дорога, превратившись через минут двадцать нашего пути в узкую тропку.
— Что-то мне не нравится эта дорога… — пробурчала Ленка, задирая голову к мачтам сосен. — Может вернемся?
— Ты что??? — я подтолкнула ее под зад. — Давай, не филонь!

Небо конкретно надулось и ветерок превратился из приятного, прохладного, в ледяной и пронизывающий, будто и не лето вовсе на улице, а конец октября.
Мы все шли и шли, и даже узкая тропинка исчезла — вокруг раскинулся девственный лес, с цветочными полянами и незнакомыми, а потому страшными звуками.
— Все. — я уселась под дерево и вытянула ноги. — Заблудились.
— Ну так нужно что-то делать! — Ленка покрутилась на месте, но видимо ничего путного не увидала и присела рядом. — Может на мох пойдем?
— Слышь, Зверобой, — я скептически хмыкнула, — ты еще звериные тропы поищи…

Начало накрапывать и это совсем не входило в наши планы. Холодные капли закатывались за шиворот, вокруг стало стремительно темнеть и печалька охватила нас с невероятной силой.
— Давай пока не стемнело пройдем еще чуть-чуть, — взмолилась подруга. — Может выйдем куда-нибудь…
Делать нечего, мы снова пошли между деревьями, но судьба отказывалась нам помогать и заводила все дальше и дальше.
Когда стало настолько темно, что идти пришлось практически на ощупь, мы залезли под какой-то бурелом и тут хляби небесные полностью разверзлись…

Вокруг что-то шуршало, попискивало, доводя нас практически до истерики, ветер гнул деревья и они угрожающе скрипели, а от стены дождя веяло холодом и сыростью. В густом валежнике было сухо и пахло хвоей и даже теснота казалась уютной. Нам было тепло от нашего дыхания и вскоре измученные и уставшие, мы захрапели, подергиваясь и поскуливая во сне…

Проснулась я от того, что Ленка толкала меня в бок, своим острым локтем.
— Ты что, меня продырявить хочешь? — сонно пробурчала я, со стоном вытягивая затекшие ноги.
— Тише ты! — зашипела она, поблескивая в темноте своими круглыми шарами. — Там хрень какая-то происходит…
— Где? — я высунулась из нашего убежища, выискивая глазами хрень.
— Да залезь ты! — Ленка потянула меня назад, схватившись за пояс легкой юбчонки и я сначала услышала, а потом почувствовала как лопается резинка на моих стрингах.
— Ну на фига ты?! — заволновалась я, не особо желая остаться в темном лесу да еще без трусов.
— Узелочек завяжи… — виновато прошептала подруга, а мне захотелось стукнуть ее по башке.

Тихо матерясь, я завязала на трусах узелок и тут услышала какой-то бубнеж, доносившийся из леса.
— Страшный и беспощадный бог Вий, ты правишь миром нижним, миром подземным, миром жарким!!!…Бу-бу бу…Грозен ты, Вий, в своем могуществе. Нет тебе равных по силе ни под землей, ни на земле… Бу-бу — бу… Вий, поклоняемся тебе и преклоняемся на веки вечные пред тобой, ибо нет тебе равных по могуществу!
— Что это?
— Я же тебе говорю, хрень какая-то.

Я снова аккуратно высунулась из валежника, предупредительно окинув Ленку злым взглядом.
Между деревьями горел костер и в его свете, я заметила человеческие фигуры.
— Может туристы? — Ленка пыхтела рядом.
— Вот они сейчас себе собаку на ужин и приготовят…
— Какую собаку? — Ленка подалась вперед и мы завалились в мокрую траву.

От костра донесся жуткий вой и я почти влипнув в землю зашептала:
— Вот эту!
— Они собаку жгут! — до подруги наконец дошло и я принялась толкать ее в зад.
— Лезь обратно, индеец!
Мы затрамбовались в валежник и уставились друг на друга, закрыв уши руками, чтобы не слышать этот ужасный вой.
— Ну что, на турбазу не хочешь? — поинтересовалась я.
Ленке пнула меня в косточку и я зашипела. Дождь закончился и на лес опустилась звездная ночь…

Запах паленой шерсти и горелого мяса пробирался сквозь ветки и вызывал рвотные спазмы, но еще больше было жалко собаку, которая напоследок так истошно кричала, что я чуть не заплакала. Через какое-то время возня возле костра поутихла и мы с подругой превратились в две глухонемые коряги, когда мимо нашего убежища прошла группа молчаливых мужчин.

Их шаги растворились в лесу и я снова, не выдержав, прошептала:
— Туристов догоним?
— Дура. — обиделась Ленка и я тут же увидела ее зад, который она пыталась протиснуть в дыру. — Пойдем посмотрим.
— А вдруг туристы вернутся?
— Вряд ли…они вон костер потушили…

Если честно, мне тоже было любопытно хоть и страшно до одури, поэтому в нашей дружбе поддержать любую дебильную выходку, считалось за святое.
Если где-то в далекой Японии бесшумные ниндзя как тени скрывались в темноте, не производя ни единого звука, то нам они могли завидовать смело. Если бы в этот момент хрустнула ветка или еще что, я была бы на сосне, быстрей чем весь их отряд. Даже травинка не шелохнулась под нашими ногами, когда мы приблизились к тлеющим углям костра.
— А вот и собака… — подруга печально указала на обугленный скелет животного. — Они придурки что-ли?
— Тут что-то другое… — прошептала я, оглядываясь и чувствуя зловещую энергетику этого места. — Смотри…

Мы огляделись и в свете выглянувшей из-за туч луны, увидели невысокий холм, в котором была вырыта здоровенная нора. Возле нее были воткнуты ветви ивы, на которых трепетали ленты, заплетенные в косы.
— Это какие-то сатанисты! — Ленкин убийственный взгляд и замогильный голос, прибавил ужаса. — Точно тебе говорю!
Я тоже склонялась к такой версии, но тут вспомнила слова, которые бубнели мужики, убившие собаку.
— …Грозен ты Вий в своем могуществе… — повторила я. — …Вий, поклоняемся тебе и преклоняемся…
— С каких пор на капищах Вия толкутся бабы?
Я заткнулась и услышала как Ленка громко сглотнула. Медленно повернувшись на этот голос, мы узрели двух здоровенных, бородатых мужиков и тут я почувствовала как с меня падают трусы…

В их мощных ручищах горели факелы и бородач, стоявший ближе к нам, с удивлением наблюдал за моими стрингами, лениво ползущими по моим ногам. Я попыталась придержать их коленками, но это мне не удалось и я с гордо поднятой головой, расслабилась.
— Так вот кто вызывает богов подземного мира?! — мужик с рыжеватой бородой, зло уставился на нас. — Он не придет на зов баб!
И тут до Ленки дошло. Она развернулась в другую сторону и заорав: — Сатанисты! — ломанула в темноту. Я не долго думала и рванула за ней, правда запуталась в трусах и упала в мокрую траву. Из темноты снова показалось бледное лицо подруги, она стащила с моих щикотолок трусы, швырнула их в сторону и дернув меня вверх, потащила за собой, неустанно голося: — Сатанисты!

Лица бородачей вытянулись, они явно пребывали в шоке, но тут второй, друг рыжего, с темно-русой бородой, гаркнул:
— А ну стой, пока не испепелил!
— Ага, щас! — крикнула ему Ленка. — Дьяволопоклонник проклятый!
Мы мчались вокруг этой поляны со скоростью звука и на втором круге, я все таки задыхаясь, спросила:
— Зачем мы вокруг бегаем?!
— Следы запутываем!
— Логично!
Потом мы шуганули в кусты и через секунду спрятались в своем валежнике.
— Тс-с… — Ленкины глаза горели как лампочки. — Найдут, как собаку спалят! Испепелю! Слышала?
Я не хотела, чтоб меня палили и притихла, глотая сипы и хрипы от быстрого бега.

— Странные они какие-то… — я вспомнила бородатые рожи сатанистов. — Даже слова такого не подберу, чтобы их описать…
— Козлы они. — веско сказала Ленка и аргументировала — Нормальные не будут девушек бабами называть.
Яркая вспышка света озарила наше уютное пристанище и мы испуганно замерли, таращась в дыру. Было такое ощущение, будто на нас навели свет фар.
— Кто это? — Ленка щурилась, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь.
— Все, хана нам… — я смотрела как в ярком пятне света к нам приближаются двое бородачей.

Вдруг позади нас что-то зашуршало, зашумело и когда мне на плечо легла чья-то рука с длинными ногтями, я истошно завизжала. Ленка глядела то на меня, то на руку, то на мужиков и орала тоже, при этом, зачем-то намазывая на лицо грязь.
— Да закройте вы рты! — пробасило позади. — Быстро сюда давайте, а не то не сдобровать вам будет! Коли Чур и Хорс сами к людям спустились, знать беде быть!
Завывая от страха, мы полезли в дыру, из которой вылезла рука и одна за другой, свалились в темную, мягкую яму. На наших изумленных глазах дыра заплелась ветвями и поросла мхом, словно и не было ее никогда! Мы с Ленкой переглянулись, а потом повернулись к небольшому, лохматому существу, державшему в руке свечу.
— Здрасти. — кивнуло оно, улыбаясь одним, длинным зубом. — Как величать вас, красавицы?
Его заплатанная рубашонка задралась, оголяя круглый живот и существо с наслаждением его почесало.
— Блохи замаяли.

— Кто это?.. — прошептала Ленка, с любопытством разглядывая лохмача.
— Шишига я! — существо вытащило из поросшей мохом стены гриб и съел, обиженно наблюдая за нами.
— Какая еще шишига? — переспросила я, смутно вспоминая что когда-то слышала это слово.
— Обычная! — существо повернулось к нам спиной и стало протискиваться в большую нору. — Пошли за мной, не век же здесь сидеть!
— Пойдем? — Ленка посмотрела на меня.
— Хотите оставайтесь! — шишига вылез обратно и вздохнул. — Замуруется стена, будете здесь как в могиле!
— Ладно, куда идти? — при слове «могила» Ленку передернуло.
— Сюда! — шишига раздраженно ткнул пальцем в нору, в которую только что лез сам. — Лезьте!

Я тяжело вздохнула и полезла в нору, сомневаясь по ходу в том, что ее размер позволит мне благополучно добраться к выходу. Было жарко, под моими руками ползали насекомые, а Ленка кряхтела где-то сзади, бубня что-то про мои пятки, которые мешали ей дышать и видеть.
Вскорости потянуло сквознячком и я поползла веселее, надеясь поскорее вылезти на свежий воздух. Впереди показались звезды, застрекотали сверчки и когда мои ладони коснулись травы, я облегченно вздохнула.

Передо мной расстилалась поляна с высокой травой и в лунном свете, закрытые цветочные головки кивали мне под дуновением ветерка. Пахло полынью и мятой, а коленки саднили безбожно, покалывая от напряженного ползанья под землей.
Шишига со свечкой был доволен. Он плюнул на пальцы и затушив огарок, важно сказал:
— Ну все, теперь идите куда хотите.
— Как это идите куда хотите??? — возмутилась подруга, все еще стоя на коленях. — Отведи нас к дороге!

— К какой дороге?! — запищал шишига. — Я и так вам помог! Не надоть мне, чтоб Чур и Хорс меня с вами видели!
— А что с нами не так?! — я схватила его за худую ручку. — Или может ты заодно с этими сатанистами?!
— Не знаю я никаких саланистов! — завизжал шишига, брыкаясь как конь. — Чур и Хорс искать вас теперь будут за то, что вы пытались Вия вызвать!
— Кого вызвать?! — в один голос воскликнули мы.
— Вия! Только дуры вы! Вий на бабский зов не приходит! — шишига все таки вырвался и помчался по высокой траве. — Вот помоги этим людям, не отгребешься потом!

Шишига понесся еще быстрее, исчезая в зарослях, а мы остались одни одинешеньки посреди незнакомой местности, с разбитыми коленками, грязные, а в моем случае еще и без трусов.
— Боюсь спросить, — Ленка задумчиво плевала на пальцы и растирала грязь по коленям. — Это что было?
— Ты о шишиге?
— Ну да…то ли мне приходить в ужас, то ли этому есть разумное объяснение.
— Ммм…может алкаш местный? — предположила я. — Шишига — погоняло…ну например Витька Шишига…звучит? Где-то рядом деревня, он тут каждый куст знает, а поняв, что с нас взять нечего, бросил и смылся.

— А как быстро дыра заросла… — прошептала Ленка. — Чик и все…
— Да и не заросла она… — продолжила я логическую цепочку. — Просто ветки упали и все…
Звучало это конечно не очень убедительно, но зато успокаивало. Мы поерзали на траве, задумчиво посопели и решили отдыхать до утра.
Идти в этой темноте было затеей не очень хорошей и поэтому снова забравшись в нору, мы захрапели, успокоив друг-друга тем, что как только рассветет, дорогу мы отыщем быстро.

— И че это у нас тут? — услышала я сквозь сон и сразу же ощутила тычок в зад чем-то твердым и тонким. Распахнув глаза, я уставилась на странного вида старуху, которая тыкала меня клюкой, заглядывая в нору острыми, темными глазками. У нее был огромный нос, бородавка под глазом, а из под нижней губы выпирал желтый клык.
— Эй бабуля! — рявкнула я, решив, что это местная аборигенка вышла за грибами. — Хватит в меня вашей палкой тыкать!
Но к моему удивлению, эта странная бабка даже ухом не повела. Она ткнула меня в ляжку и поцокала языком.
— Одни кости…ой ну что за народ пошел? Пожирнее бы да послаже…

После очередного тычка я вылезла из норы и вырвав у нее палку, прошипела:
— Если больная, иди лечись! Совсем озверела, сморчок?!
Старуха даже рот открыла от изумления и так и стояла, выронив корзинку, пока из норы не вылезла Ленка.
— А что происходит? — протянула она сонным голосом.
— Эх к вечеру полакомлюсь! — завопила вдруг бабка. — Пир закачу!
Она вырвала у меня свою палку и крутнувшись на одной ноге исчезла.
— В Чернобыле пожары… — прошептала Ленка. — Может галлюциногенная ситуация, а мы не знаем?
Версия о Чернобыле для меня была более приемлема, чем то, что я только что увидела…

Картина была оглушающей в своей нелогичности и нереальности. Мы с Ленкой, посреди солнечного утра, грязные, лохматые и босые. Поляна, поросшая травами и цветами посреди леса из голубых елей и огромная радуга в ярко-голубом небе, сияющая своими красками, красиво выгнутая над настоящей избушкой, с маленьким окошком.

— Ни хрена не понятно… — прошептала Ленка, воровато оглядываясь по сторонам. — Это какой-то маразм…
— Может это музей какой на природе? — предположила я. — Типа в гостях у сказки…
— Пошли-ка отсюда… — Ленка двинула к лесу, а я еще раз глянув на избушку, нахмурилась. Все это мне положительно не нравилось.
Но как только мы подошли к стене голубых елей, перед нами снова появилась старуха с клюкой.
— Куда собрались?!

Мы резко остановились и недоуменно замерли, не зная чего от нее ожидать.
— Видать с головой что-то. — шепнула мне подруга. — Валандается по лесу.
— Тебе чего, бабуля? — вежливо поинтересовалась я, опасливо поглядывая на ее клюку. — Может тебя домой отвести?
— Ах-ха-ха! — заскрипела она, прижимая к тощей груди морщинистые руки. — Домой отвести! Конечно голубки мои! Конечно!
— Не нравится она мне… — Ленка сморщилась. — Странная какая-то.
— Давай ее домой отведем и все.
— Ладно, давай…
— Пошли бабка, — я схватила ее за костлявую руку, надеясь, что она не взбрыкнет. — Сейчас приляжешь, отдохнешь…где твой дом, болезная?
— Чего?! — завопила сумасшедшая, краснея от злости. — Ну я вам покажу!

Старая карга вдруг вложила в беззубый рот пальцы и громко свистнув, заорала на весь лес:
— А ну избушка, беги — ка сюда немедля!
Мы с Ленкой переглянулись и тут я почти замерзла, услышав позади приближающийся скрип. Да ну нет…
— Только не говори мне, что это избушка. — Ленка зыркнула на старуху и шагнув в сторону леса, вежливо ей улыбнулась: — Ну не хотите домой, как хотите, а нам пора…Всех благ.

Она схватила меня за руку и потянула прочь, что ей конечно не удалось, ибо перед нашими бледными лицами, возникла избень, кокетливо клонясь в сторону соломенной крышей. Я окаменела настолько, что не чувствовала даже ногтей подруги, лишь настойчивый муравей щекотал мои безтрусые углубления…

Дверь этого красочного строения со скрипом растворилась и нас словно пылесосом втянуло вглубь замшелого дома. Я больно ударилась локтем о беленую печку и застонала, вспомнив как мама говорила: » Локтем ударилась — холостой мужик вспомнил »
Сейчас бы этот мужик точно не помешал, особенно после того, как старуха заползла в избу и за ней захлопнулась дверь.

— Растопись печь, разогрейся! — громко зашипела она и в темном жерле печи вспыхнул огонь. Бабка легко запрыгнула на печные полати и принялась оттуда таращиться на нас, довольно причмокивая губами.
Я поднялась и огляделась: паутина по углам, грязные плошки и обглоданные кости под большим, деревянным столом — все это внушало мне довольно основательные опасения.
— Убежать-то не получится! — хихикнула старуха, поигрывая седыми, кустистыми бровями. — Все! Попались мне в котелок красавицы!
Ленка легко подтолкнула меня в бок, косясь на огромный топор в углу.
— Тебя не мучают подозрения?

Не знаю как после всего случившегося они могли меня не мучить, но вид щербатого, окровавленного лезвия, заставил мои подозрения практически завопить диким голосом.
— Если бы не мое нормальное, психическое здоровье, то я бы сказала, что это… — подруга покосилась на старуху, которая весело наблюдала за нами.
— Баба — Яга? — предположила я и Ленка вытаращив глаза, кивнула.
— Чего трещите там? — поинтересовалась та. — Небось придумываете как меня обмануть и сбежать?
— Нет блин, гадаем как ты нас жрать будешь! — зло рыкнула я и старухины глаза вспыхнули.
— Закипи вода! Забурли вода! — заорала она и вода в котелке, который стоял в печи, пошла большими пузырями, грозясь выплеснуться на огонь.

* * *

Чур держал шишигу за шиворот, приподняв над землей и прожигал яростным взглядом.
— Так это ты их сюда приволок, несчастье?!
— Я-я… — загундосил тот, отворачиваясь и щуря глаза. — У меня причина была!
— Какая?! — рявкнул Хорс и шишига затрясся.
— Я Яге в моргалочки проиграл!
— И что?!
— Она сказала: Или веди мне еду, или тебя сожру! — шишига обиженно покосился на Хорса. — Кто ж захочет, чтоб его сожрали?
— Нельзя границы двух миров нарушать, зараза ты эдакая! — Чур тряхнул его и шишига завыл. — Молись теперь Сварогу, чтоб они еще живы были, иначе…

* * *

Отступая от старухи, которая слезла с печки и схватила топор, я снова ударилась локтем и взвыла, кляня этого холостого мужика, который вспоминал меня, на чем свет стоит. Ленка топала на бабку, чем невероятно веселила ее и предупреждающе шипела:
— Не подходи, коза старая, зашибу!

В этот момент дверь в избушку со стоном распахнулась и мы увидели бородатых сатанистов из леса и пазл сошелся. Вся эта банда была за одно и теперь эти двое громил явились на пир.
— Ах вы людоеды проклятые! — завопила Ленка. — Не дождетесь мясушка моего!
Она схватила очумевшую бабку за худую шею и сжала с такой силой, что та захрипела. Я вырвала у нее топор и размахивая им как воин секирой, пошла в наступление.
— А ну с дороги!
Лица бородатых сатанистов вытянулись, выражая изумление, граничащее с шоком.
— Чего вылупились?! — зарычала Ленка. — Непонятно, что сказано?!

Один из этих громил с легкостью вырвал у меня топор и я поняла, что нам пришел капец. Ленка отшвырнула уже посиневшую старуху и ломанула к дверям, чем сподвигла меня на такое же безумие. Как в замедленной съемке, я видела как подруга почти растворяется в ярком, солнечном проеме и почувствовала как падаю…
Меня сжали крепкими ногами и я замерла в позе Рекса с задратой юбкой и сразу ощутила увесистый шлепок по голой заднице.
— Угомонись, окаянная!
— Еще раз ударишь меня, я…я…

Второй шлепок заставил меня заорать, задница засаднила, но вырваться не было сил, крепкие ноги держали меня основательно.
— Да угомонись, егоза!
И тут случилось невероятное… Ленка снова ворвалась в избу и заорала:
— А ну изба, поворачивай к лесу!
Хлипкое строение замерло, словно задумалось, а потом резко сорвалось с места и все, кто находился внутри попадали на пол.
Старуха проехала задом и стукнувшись об ножку стола, клацнула челюстью. Ее единственный клык вылетел изо рта и подскакивая, закатился под лавку.
— Зуб! Зуб! — завопила она, пытаясь добраться к лавке, но бег избушки не давал ей этого сделать и она отъезжала обратно.

Мы с громилой поменялись местами и теперь я сидела сверху, чувствуя под собой его крепкое тело. Ленка лежала на полу, прижатая бородатым и кроме ее ног и рук, ничего не было видно, отчего их тела были похожи на огромного осьминога.
— Убери руки! — вопила я, но этот нахал — людоед, держался за мой зад своими ручищами так, будто это был спасательный круг.

Вокруг все дрожало, плошки и котелки опасно летали вокруг, грозя попасть в голову и когда бородатый подо мной зашевелился, пытаясь встать, здоровенная сковорода ударила его в затылок и он громко выругавшись, скинул меня с себя.
— А ну стой изба! Совсем обалдела, зараза!
Избушка испуганно остановилась, дверь распахнулась и мы с Ленкой вылетели на свет Божий со свистом.

— Бежим! — заорала я и мы пронеслись между голубыми елями как оглашенные, не обращая внимания на еловые лапы, хлещущие по лицу.
— Прибью!!! — басило сзади, но мое дрожащее тело настолько разогналось вперед, что наверняка даже каменная стена не остановила бы этот пыхтящий состав.
— Ага! — оранула подруга, зло ухмыльнувшись. — Догони сначала!

Бежали мы до тех пор, пока не закончилось дыхание и рухнув в траву мы тяжело задышали, воткнувшись носами в пахучую землю.
— Итак… — просипела подруга через некоторое время. — Мы неизвестно где, окружены людоедами, бегающими избами и возможно чем похуже…Наши действия?
— Первое, что я хочу сделать — обмыться. — я прислушалась. — Мне кажется или где-то журчит вода?
Ленка тоже прислушалась.
— Да, я тоже слышу.

Мы встали и пошли на это журчание, надеясь, что удастся не только обмыться, но и попить, ибо прилипший к нёбу язык, все тяжелей отрывался от него.
Вскоре показались кучерявые ивы, журчание воды стало громче и перед нашими глазами предстала чудесная, речная заводь, заросшая камышом и кувшинками.
— Наконец-то! — я быстренько разделась и вошла в прохладную воду, аккуратно раздвигая стебли кувшинок. Это было настоящее наслаждение, ранки и царапины саднили безбожно и я с удовольствием умылась и окунула волосы в прохладу заводи. Ленка последовала моему примеру и некоторое время мы молча наслаждались купанием.
— Тс-с… — вдруг прошептала подруга и мы навострили уши.
Где-то совсем рядом слышался тихий разговор. Мы переглянулись. Неужели нашли?

Стараясь не шуметь, мы приблизились к длиннокосой иве и раздвинув ее ветви, увидели двух странных существ, сидевших на бревне. Они были толстые, с длинными седыми бородами и явно мужского пола.
— Слыхал новость? — пузырь в красной рубахе важно жевал камышовый стебель. — Сорока прилетела, говорит у Яги в избе переполох.
— Чего там? — второй пузырь с голым пузом удивленно почесал волосатую грудь. — Опять какого-нибудь Ивана-дурака заманила?
— Нет, сорока говорит бабы там.
— Бабы??? — голопузый хрюкнул от удивления. — И чего?

— Сорока рассказала, что они топором махали, Ягу душили, а Чура с Хорсом по избе так телепали, что те даже на ногах устоять не могли!
— Да что ты! — эта новость явно возбудила голопузого. — Ой как любопытно!
— Это еще что! — его товарищ понизил голос и нам пришлось напрячь слух. — Яга после того по всему лесу объявила, что кто баб этих найдет, тому она клубок поводырек отдаст!
— И где же их искать? — засуетился голопузый. — Я о клубке давно мечтаю! Даже Яге за него водоросли омолаживающие сулил…не дала… Вот только Чур с Хорсом меня пугают…они чего-то там делали?
— Да, это подозрительно… Давай-ка под водой поспрашиваем, может там кто слышал за них? — толстяк в рубахе нырнул в реку, а голопузый немного подумав, шуганул следом.
Мы с Ленкой выскочили на берег, быстренько оделись и суетливо забегали по берегу, не представляя, что делать дальше.

* * *

— Ты меня поняла? — Хорс сверлил Ягу тяжелым взглядом.
— Поняла, — прошамкала старуха, с жалостью глядя на свой зуб, зажатый в руке. — Если баб этих найдут, клубок отдать, баб не трогать.
Яга тяжело вздохнула и потрогала корявым пальцем расплывающийся под глазом синяк.
— Клубок -то жалко…
— Не жадничай, старая, — Чур ухмыльнулся. — Или ты нам помочь не хочешь?
— Хочу миленькие мои, хочу! — запричитала она. — Ну хоть зуб- то верните…
— Ладно, не плачь.
Чур шлепнул Ягу по губам и та свалившись с лавки довольно заохала:
— Всю жизнь вспоминать буду, благодетели вы мои!
— Смотри старая… ты меня знаешь. Не только зубов лишишься, но и чего похуже.
— Все поняла! Все!

* * *

— Ой бред бредовый! — Ленка схватилась за голову и принялась раскачиваться из стороны в сторону. — Ну неужели этим людоедам больше сожрать некого?
— За нас клубок-поводырек обещан, — хмыкнула я. — И судя по тому, что мы услышали, за него местные аборигены воробья в поле загоняют…
— Клубок-поводырек…скатерть-самобранка… — Ленка находилась в явной прострации. — Нужно хоть замаскироваться как-то…
— Как? — я посмотрела по сторонам, но никаких предметов маскировки не заметила.

Ленка думала недолго. Взбив волосы в одно огромное гнездо, она полезла к воде и намазала только отмытое лицо грязью таким толстым слоем, что на черном фоне ее голубые глаза казались фарами.
— Давай-давай, — она показала мне на грязь. — Так-то оно получше будет.
Чем оно стало получше я не поняла, но после того, как грязь на лице засохла, даже улыбнуться было невозможно. У меня появилось ощущение, будто мне на лицо накидали цемента и разровняли мастерком.
— Ну и? — промычала я чуть не плача от жалости к своим волосам, которые превратились в такое же гнездо как у подруги. — Теперь куда?

Сказать «куда» теперь тоже было невозможно из-за того, что рот кроме как в приоткрытое состояние не складывался.
— Туда, — Ленка ткнула в чащу леса и мы молча пошли вперед, даже не представляя насколько оглушающе выглядели.
Ноги, измазанные грязью тоже подзасохли и теперь мы были похожи на двух нигритянок — инвалидок, весело шуршащих по траве.
Мелкое зверье, встреченное нами с писком разбегалось в стороны и скорее всего тишина, воцарившаяся в лесу была все таки нашей заслугой. Жрать хотелось безбожно.

Пройдя еще несколько метров под палящим солнцем, мы услышали пение, доносящееся откуда-то справа. Пел не один человек, а скорее группа женщин, что несказанно нас обрадовало.
— Тюда! — грозно замычала подруга и я была как никогда согласна с ней. Хотелось видеть адекватных людей и поскорее забыть странные проишествия в этом триклятом лесу.
— Пшли! — я первая заковыляла в сторону голосов и с громко стучащим сердцем, выскочила из-за деревьев. Картина представшая перед нами была умилительной: возле высокой березки пять девушек в цветастых сарафанах водили хоровод, напевая печальную песенку.
— М-м! — замычала я от избытка чувств. — М — м!

Девушки резко остановились и повернулись в нашу сторону. Тишина длилась недолго… Визг заполнил лес, и мне показалось, что верхушки елок завибрировали от этого крика, осыпаясь на нас мелкой хвоей.
— Чур меня! Чур меня! — орали девушки, улепетывая от нас и исчезая в лесу. — Мамо-очк-а — а!!!
— Кюда?! Кюда?! — засуетилась подруга и ломанула было за ними, но грохнувшись на землю, печально протянула им вслед грязную руку. — Кюда…
Я присела рядом с ней и грязь на моих ногах покрылась сеткой трещин. Наверное с глиной… — вяло подумала я и поинтересовалась:
— Замаскировалась?

Ленка зыркнула на меня своими фарами и тут на поляне появились бородатые. Обведя вокруг взглядом, людоед улыбнулся, отчего от его глаз разлетелись морщинки-лучики.
— Кто чурал? — улыбнулся один из них. — Кто Чура звал?
Мы замерли и когда глаза бородатых наткнулись на нас, они замерли тоже.

****

Когда мы неслись по лесу, грязь отваливалась от нас кусками. Я чувствовала как кожу на лице овевал ветер и к моей радости губы могли принимать любое положение.
Напряженно всматриваясь в землю, я не заметила как передо мной появился бородач и через секунду я забилась в его мощных руках.
— Отпусти!
— А ну затихни! — он потряс меня как спелую грушу и я заткнулась, собирая шарики, разбежавшиеся в голове. — А теперь пойдешь со мной! По всему лесу загоняли, души окаянные!

Вопящих и дрыгающихся, нас потянули вперед, совершенно не заботясь о нашем удобстве и чувстве достоинства.
Ленку взвалили на плечо, а меня как шахтерский тормозок, засунули под мышку, что не добавило мне удобства. Мне в голову пришла странная мысль: Им вообще не тяжело?
Было такое ощущение, что мужчины несли не живых людей, а два рулона обоев.
Ленка вопила пока не охрипла, чем совершенно не тронула людоедов-сатанистов, из чего я сделала вывод, что орать бесполезно, также как и без толку дрыгаться. Я замерла и попыталась расслабиться, справедливо решив, что силы мне еще пригодятся.

Сквозь деревья показались какие-то строения и вскоре мы оказались в небольшой, аккуратной деревушке, посреди которой возвышался колодец, а возле него щебетала кучка девушек. Я задрала голову и пригляделась: так и есть, это те мыши, которые хороводы в лесу водили. Стоят они…языки чешут, а хорошим людям помочь не удосужились! Обезьяны в сарафанах!

Девушки замерли при виде нашей компании, а потом я заметила как они поглядывают на бородатых, млея на глазах. Одна даже с придыханием прошептала:
— Чурушка…
Интересно…эти сатанисты значит пользуются успехом у этих колхозниц…
Я даже выгнулась, чтобы еще раз взглянуть на мужчину несшего меня. Он тоже посмотрел на меня и его губы расползлись в насмешливой улыбке, которая была как назло очень очаровательной.

Я резко опустила голову и порадовалась тому, что грязь с моего лица слезла не вся и сквозь нее не видно как я покраснела.
Нас занесли в какой-то дом и не церемонясь швырнули на пол.
— Сейчас помоетесь, а потом поговорим. — сказал бородатый, который нес Ленку и обвел нас злым взглядом. — Морока на нашу голову!
— Так отпустите нас! — жалобно завопила я. — Зачем друг-друга мучить?!
— Вот дремучая! — людоед раздраженно взмахнул ручищами. — Вы хоть знаете где находитесь? Год-то какой?
— Слышь, — Ленка придвинулась ко мне. — Мне не фига не нравится то, что он говорит… Если он еще что-нибудь в этом духе скажет, я в обморок упаду… у меня нервы слабые…
— Сидите тихо! — он пригрозил нам пальцем. — Дурочки неумытые.

Я открыла было рот, но Ленка засадила мне локтем в бок и я его снова закрыла, клацнув зубами. Возмущение во мне кипело во всю, перебивая даже страх быть съеденной.
Бородатые вышли, по их лицам было видно, что они еле сдерживают смех, что бесило меня неимоверно.
— Говорит помоетесь, а мы вас потом сожрем, — Ленка утвердительно кивнула на мой испуганный взгляд. — Да-да, и подружку свою небось позовут клыкастую…
У меня жутко зачесалось мягкое место и я вспомнила бабушкину поговорку: » Свэрбыть срака — будэ драка «.
Возможно эта драка будет последней в нашей с Ленкой жизни…

Не успели мы с подругой как следует осмотреться, дверь отворилась и мы увидели двух румяных девиц с толстыми, золотистыми косами и синими как небо глазами. Не дать ни взять русские красавицы.
— Грязные-то какие… — протянула одна из них, брезгливо поведя плечом. — Я сначала подумала нечисть какая-то приблудная…
Вторая согласно закивала головой, подбоченившись глядя на нас.
— А ты что, дерзкая? — Ленка встала и грозно набычилась, что выглядело довольно нелепо при ее торчащих волосах и черной морде.

Девицы удивленно, с опаской уставились на нее и я тоже поднялась, встав рядом с подругой.
— Чё надо, булки?
— Это она на нас вякает? — девица стоявшая напротив меня посмотрела на свою подругу или сестру.
— А я не расслышала! — звонко ответила та. — Повтори, чудо в перьях!

— А ну ша! — громкий, мужской крик заставил нас замереть в тех позах, при которых нас застукали.
Я уже почти распотрошила косу одной из наглых девиц и на деревянном полу красиво лежали пучки ее волос. Она в это время тянула меня за грязную шевелюру и я не без основательно переживала за свой скальп, изображая гимнастический мостик. Ленка отчаянно грызла вторую подругу за сдобное плечо, а та, оторвав рукав ее супер-модного пиджачка, хлестала им ее по грязной морде, попадая железной пуговицей в глаз, отчего Ленка истошно выла и вгрызалась в девицу еще сильнее.

— О Свароже, помоги! — бородатый людоед, попавший на нашу легкую потасовку, решительно оторвал Ленку от ее спарингпартнерши, а меня от ее подруги и легко отшвырнул в угол. — Что опять случилось?!
— Уродин этих убери! — взвизгнула я и все удивленно уставились на меня. Ну да…при моем то виде, сказануть подобное было верхом самоуверенности. — Что им нужно?!
— В баню их отведите. — зловеще прошипел он на девиц и те испуганно закивали.
— Конечно Хорсушка. Конечно миленький.

Бородатый пригвоздил нас взглядом к месту и вышел, оставляя нас с распатланными девицами.
— Пошли. — та, что недавно пыталась лишить меня скальпа, ловко уложила косу вокруг головы. — Зараза…
— Сама такая!
— Не трожь их, — шепнула ей ее румяная подруга. — Не ровен час Хорс с Чуром осерчают…
— В баню пошли. — девица видимо взяла себя в руки первая вышла в открытые двери.
Мы с Ленкой встали и молча потопали за ней, одарив вторую гадину убийственными взглядами.

Баня оказалась совсем рядом и даже все, что произошло с нами не убавило радости при виде воды, веничков, деревянных ведер и умопомрачительного запаха травяного отвара.
— Мы сами. — Ленка встала в дверном проеме, не давая румяным подругам зайти следом. — А то с вас не убудет нас тут до смерти упарить!
— Нужны вы нам как зайцу пятая нога! — обиженно хмыкнула синеглазая гадюка. — За вас-то и браться противно чай…
— Ленка, пригнись! — прошипела я и швырнула в этих мымр ведро.
Подруга лихо присела и деревянное ведерко со свистом пролетело мимо. Уже из-за закрытых дверей мы услышали тоскливый вопль:
— Заразы! Приблуды окаянные!
— Вот так вот. — Ленка ткнула кукиш в дверь и задвинула засов.

Через час мы сидели на длинной лавке за столом и пили ледяной квас, похожие на двух вареных раков. За дверями постоянно слышалось какое-то шуршание, видимо наши румяные «подруги» держали оборону.
— Хрен меня теперь отсюда кто вытянет, — грустно сказала Ленка, отставляя деревянную кружку. — Тут что, любители древесины живут?
— Мы что, в бане сидеть будем? — удивилась я.
— Лучше здесь, чем сожрут…
— И то так… — согласилась я, представляя все ужасы людоедства и себя в роли главного блюда, притрушенного приправой «мивиной» и укропом. — Интересно, тут «мивина» есть?

— А что? — Ленка удивленно зыркнула на меня.
— Да ладно…это я так…
— Выметайтесь из бани, сколько ждать можно?! — возмущенно пробубнели из-за двери.
— Ага, жди! — крикнула подруга, довольно оглаживая на себе широкую, льняную рубаху. — Размечталась, звезда колхоза!
— Какая звезда?! — прозвучало из-за двери. — Звезда…Дуры вы!
Снова шуршание, тишина, а потом мы с подругой застыли от страха, глядя как засов медленно отъезжает в сторону.
— Это что такое?

Дверь распахнулась, ударившись о стену и в проеме показались недовольные лица бородатых.
— Все, капец… — протянула подруга, бледнея на глазах. — Терпежу уже нету, проголодались видать…
Бородатые заперлись в полутемное, узкое помещение и прищурились, разглядывая нас. Выражение их нахальных рож мне положительно не нравилось.
— Бегом из бани! — рявкнул один из них и поманил меня пальцем. — Бегом.

Я протиснулась между столом и лавкой и пятясь как рак, чтобы не терять их с поля зрения, позадковала к дверям. Подруга суетливо полезла за мной и через секунду мы уже были на улице, где нас встречали две румяные гадины.
Но на этот раз их лица выражали еще и изумление, разбавленное завистью. Я конечно не забыла картину, в которой я была притрушенная приправой и украшенная зеленью, но все таки важно приосанилась, чувствуя неимоверную гордость за нас с Ленкой. Мы вам не лыком шитые, деревня! Получите-ка!

Злобных подружек явно расстроило наше внезапное перевоплощение из кусков грязи в довольно эффектных дам и они недовольно отводили глаза, всем своим видом показывая напускное безразличие.
— Пошли красавицы, поговорим.
Грубый голос позади нас напомнил о ситуации и мне словно кол в спину вбили. Ленка посмотрела через плечо и подозрительно поинтересовалась:
— О чем?
— Обо всем, голуба. — меня подпихнули в спину и я поплелась вперед, снова упиваясь своим страхом.

Пока мы шли от бани к дому, я чувствовала на себе любопытные взгляды, пропитанные ревностью и плохо скрытой злостью: деревенские матрешки таращились на нас из всех окон и углов, что навело меня на мысль — кроме Чура и Хорса, мужиков в деревне не было. И это было странно.
Дверь домишки предупредительно распахнулась перед нами и мы с Ленкой шагнули внутрь как два агнца на заклание, ощущая нечто мужское и мощное, следующее за нами.
Мы замерли посреди светелки, таращась в большую печь, а сатанисты, обойдя нас, расположились на широкой лавке, застеленной вышитыми рушниками.

Тишина нарушалась лишь жужжанием настойчивой мухи, невесть откуда взявшейся в чистой прохладе дома. Я оторвала взгляд от печки и зыркнув на мужчин, моментально покраснела. Они изучали нас своими хитрыми, ироничными глазами, опушенными густыми, светлыми ресницами. По их лицам было видно, что им любопытно, ведь видели они нас раньше мельком и в грязи, а теперь мы с Ленкой были умытыми, с блестящими шевелюрами, в коротких белоснежных рубашках, из чего я сделала неутешительный вывод — перед тем как нас сожрут, обязательно изнасилуют… Этот момент так явственно встал перед моими глазами, что я покраснела еще гуще.

Проклятый Чур смотрел на меня и словно знал о чем я думаю. Что за имя такое? Чур… Или кличка?
— Ну рассказывайте.
Я вздрогнула от звука его голоса.
— Я не дамся! — это слетело с моего языка так быстро и так неожиданно, что даже Ленка удивленно воззрилась на меня.
— Ты о чем, голуба? — Чур удивленно выгнул густую бровь, но я видела, что в его глазах пляшут веселые искорки.

Я насупилась, а к Ленке видимо только дошло о чем я и она побледнев, принялась натягивать рубашку на свои поцарапанные коленки.
Мужчины переглянулись.
— Вы зачем Вия вызывали? — Хорс погладил бороду и откинулся на стену, отчего его рубашка натянулась, обтягивая мощные плечи и накачанную грудь.

— Никого мы не вызывали! — возмущенно ответила подруга, вылупив свои глазища. — Что за бред!
— Значит это не вы были на капище Вия? — Чур посмотрел на меня. — И не ты краса, шептала молитву этому богу?

— Нет…это просто недоразумение…это все не так… — Ленка забыла о своих коленках и принялась им разъяснять. — Там палили собаку…воняло жуть как…животное орало так, мама не горюй…потом эти туристы и шишига…а Вий это из Гоголя? Все совершенно понятно…мы в норе сидели, а потом дождь…
— Замолчи, трещетка! — Чур хлопнул ладонью по столу и Ленка заткнулась, испуганно подпрыгнув.
— Значит вы собаку палили? — Хорс будто и не удивился. — Ритуал-то откуда знаете? Если уж вы собрались Вия вызывать, то должны были знать, что на бабские призывы он не приходит. Так может расскажите, что вы хотели на самом деле?

— Никого мы не палили! — пискнула я, поражаясь такой наглости, вообще-то сатанисты это они, а стрелы на нас переводят!
— Не чисто все это… — задумчиво произнес Чур, не сводя с меня взгляда. — И шишига мог наврать, гадость окаянная… Что же вы удумали? Зачем сюда явились?
— Мы не являлись… — протянула я чуть не плача. — Отпустите нас домой…
— Аль дурочки вы, аль змеи хитрые. — глаза Хорса сощурились. — Ну ничего, все узнается. Правду не утаишь, все равно наружу вылезет.
— Мы не змеи… — Ленка обиделась. — Мы думали, что вы нас жрать будете…

— Чего??? — в один голос протянули мужчины, приподнимая брови. — Чего делать???
— Жрать… — я пожала плечами. — Вы же вместе с бабкой нас того хотели… — Я поклацала зубами для более полного понимания.
— Точно дурочки… — Хорс встал и направился к двери. Чур немного помедлил, будто желая что-то сказать, но промолчал и пошел следом. Правда на пороге обернулся и рыкнул:
— По деревне можете ходить, а бежать не думайте, если живы хотите остаться. Ясно?
— Ясно.
Дверь скрипнула и мы остались в тишине.
— Мне нужно к психиатру. — Ленка устало присела на лавку. — Как можно быстрее…

Не прошло и пяти минут после ухода Чура и Хорса, заявились румяные подруги, заставив нас с Ленкой опасливо напрячься.
— Вот. — они грохнули о стол деревянными подносами, накрытыми цветастыми полотенцами. — Ешьте.
Еда это хорошо! Мое настроение немного улучшилось, ведь во рту со вчерашнего вечера и маковой росинки не было. Мы принялись за еду, которая отличалась отменным вкусом и здоровой непритязательностью: отварной картофель с укропом, ржаной хлеб, сметана и две кружки холодного молока.

Девицы ушли в соседнюю комнату и я услышала доносящийся оттуда тихий разговор. Ленка вопросительно посмотрела на меня и не сговариваясь, мы оставили еду и подкрались к стене, замерев возле дверного проема.
— Она мне волосья повыдергивала, а я ей постель стели! — тихо возмущалась одна из подруг. — Их тут еще не хватало!
— Не говори Марьюшка, — вздохнула ее собеседница. — Тут и так их не видишь, каждая норовит увести и в свою постель уложить, а теперь еще и эти…
— Давай-ка Любава поторопимся, еще и в баньку успеем, там веселье только начинается!
— Может перепадет чего… — мечтательно протянула Любава и застучала видимо по перине. — И взялись же откуда-то на нашу голову эти вороны проклятые!

Ленка возмущенно хрюкнула и погрозила в стену кулаком, нахмурив брови. Я была с ней полностью согласна.
Мы тихонько вернулись на свои места и продолжили набиваться едой, переваривая услышанное.
Марья и Любава проплыли мимо нас, даже не глядя в нашу сторону и вышли, изображая из себя чуть-ли не цариц небесных, горделиво задрав румяные морды.
— Ты гляди! — Ленка демонстративно поцокала языком. — Ни кожи, ни рожи, а туда же!
— Зараза! — донеслось из-за приоткрытых дверей и я метнула туда ложку. — Ой!
Ленка довольно улыбалась…

Веселье в бане не давало нам покоя. Любопытство снедало нас как никогда, ведь теперь отвлекаться на пустые животы нужды уже не было и Ленка наконец предложила:
— Пошли поглядим?
— Пошли, — сразу согласилась я. — Тем более нам по деревне ходить-то разрешено.

На улице уже смеркалось, а из бани доносились веселые вопли, а меня все больше интриговала эта женская община, которой правили два бородатых мужика. Ленка словно мысли мои читала…
— Тебе не кажется странным, что вокруг кроме этих двух, — Ленка сдвинула брови и скукожила лицо, намекая на Чура и Хорса, — мужиков-то больше нет…
— Кажется. — я немного покраснела когда предположила: — Может эти бабы в сарафанах их…ну это…
— Все что ли??? — Ленка ахнула. — Вот извращенцы!
— Ага…
— Да ну… — подруга вдруг засомневалась. — Это вообще ерунда получается… Нет…это мы придумали…

В этот момент из-за угла бани показалась обнаженная Марья. Она хохоча, крутнула белыми, сдобными боками и с разбегу прыгнула в небольшой пруд, разгоняя воду своими шикарными формами.
Мы стояли открыв рты, пока в пруд не сиганула Любава, раскрасневшаяся, помятая и явно под градусом.
— Ну и что… — протянула подруга, хлопая глазами. — Мужиков там может и нет…
— Нет, они здесь.
Мы с Ленкой медленно повернулись и заорали в два голоса, глядя на обнаженных Чура и Хорса, с дубовыми вениками в руках. Я зажмурилась от увиденного, но оно стояло перед глазами как заставка из порнофильма и как я не голосила, причендалы Чура отпечатались у меня в мозгах как рыцарь на бабушкиной чеканке.

— А ну цыц! — рявкнул кто-то из них и я чуть не подавилась своим криком, резко заглохнув. Ленка заткнулась более эстетично, переходя из жуткого ора до романтичного писка. Глаза она не закрыла, а тупо таращилась в сторону, топая ногами.
— Вы что, мужиков голых не видели??? — рассмеялся Хорс. — Невидаль какая!
— Я не хочу смотреть на эту «невидаль»! — буркнула я, старательно отводя глаза.
— А может с нами в баньку? — голос Чура прозвучал иронично, с легкой издевкой и я вдруг почувствовала его руку, притягивающую меня к себе.

Мужской запах, смешанный с терпким ароматом бани коснулся моих ноздрей и я чуть не обомлела от удовольствия, но когда моего живота коснулся «рыцарь», причем довольно внушительных размеров, я взвизгнула и оттолкнув его руки, помчалась прочь. Ленка топала сзади, пыхтя как кастрюля с кашей, а вслед несся мужской смех, доводя меня до бешенства.
— Мало того, что сатанисты, да еще и маньяки! — мы залетели в дом и Ленка рухнула на лавку.
— Куда мы попали?! — я схватилась за голову. — А я то думаю, чего это бабы, на них такими глазами маслянными смотрят!

— У-у маньяки проклятые! — Ленка с негодованием покосилась на окно, в котором был чуть виден пруд. — Вот я так и знала, что они ненормальные!
— По ходу в этом месте все ненормальные! — я вспомнила руки Чура и закраснелась. — Спать охота…
— Охота…я так намаялась по этим берлогам лежать, все тело ноет, — Ленка встала и заглянула в соседнюю комнату. — Да тут кровати какие шикарные!
Действительно, кровати были хоть куда, с пуховыми перинами и пышными подушками, застеленные веселыми, лоскутными одеялами.

— Ну их всех, — Ленка взобралась на кровать. — Пусть делают, что хотят. Мы завтра все равно смоемся. Ложись рядом, так надежнее…
— Поддерживаю, — я улеглась рядом и с удовольствием расслабилась. — Нужно валить из этого гарема..,

Как заснула, я не заметила и когда открыла глаза, было уже темно. В маленькое окошко светила луна, в доме было тихо, лишь легкое дыхание подруги касалось моей шеи. Я недовольно пошевелилась, а она обняла меня и прижалась крепче. Вот тут-то я и замерла…У Ленки не могли быть такие ручища! Еле сдерживая порыв заорать и вскочить, я закрутилась в кровати и наконец повернулась к обладателю этой тяжелой, волосатой руки. Из темноты на меня смотрели два насмешливых глаза.
— Только попробуй заори.
— Что ты делаешь в моей кровати?! — зашипела я, практически переполняясь его запахом, кружившим голову.
— Это моя кровать. — прошептал он мне в ответ. — Не на улице же мне спать.

Я скривилась. Можно подумать ему спать негде!
— Да тут полно к кому пристроиться можно! — снова зашипела я.
— Спи. — он закрыл глаза и принялся устраиваться поудобнее. — Повернись ко мне спиной, так неудобно.
— Да ты наглец! — забубнела я, но повернулась к нему спиной, не в силах смотреть на его губы.
Ну ладно! Одну ночь потерплю!

Я напряженно замерла, ожидая чего угодно, но Чур обхватил меня рукой, положил на меня ногу и благополучно заснул, в то время, как я лежала офигевшая от происходящего. Ленка тоже молчала. Спит или как я находится в полнейшем шоке. Я пошевелилась и мужская рука скомкала мне на животе рубашку, реагируя на движение.
— Спи… — прошептал он и я вдруг вырубилась, будто провалилась в темный подвал…

Снова проснулась я уже утром, когда в окошко вместо луны заглядывало яркое солнышко. Мне было тепло и удобно как никогда, не смотря на то, что я лежала сверху на Чуре, уткнувшись носом в его шею, а его рука сжимала мой зад. Меня словно ледяной водой окатили. Я молниеносно скатилась с него и грохнулась с кровати, стаскивая с Чура одеяло.

— Ты чего? — он лениво приоткрыл глаза и похлопал по кровати ладонью. — Иди полежи еще чуток.
Эта самоуверенность убивала меня наповал и злясь то ли на него за наглость, то ли на себя за то, что расплывалась перед ним как прокисшее повидло.
Я посмотрела на соседнюю кровать и чуть не рассмеялась, увидев лицо своей подруги, на котором явно выражались все чувства, обуревавшие ее. Хорс крепко держал ее за плечи, просунув руку под шеей, а другой обхватил ее бедра. Она увидела, что я покинула свое ложе и напыжившись, скинула с себя мужские конечности. Хорс потянулся и открыл глаза.
— Доброе утро.
— Не сказала бы! — Ленка вскочила с кровати и мы быстренько покинули дом, чтобы не наговорить лишнего.

Утро было ярким и теплым, скрипела колодезная цепь, пахло свежим хлебом и было очень хорошо, если бы не ситуация и совершенное непонимание где мы находимся.
— Чего не спится?
Мы с подругой удивленно обернулись и увидели невысокую девушку в красном сарафане. Она держала в руках глиняный кувшин с молоком и ее взгляд казался немного враждебным.
— Бессоница. — отрезала я, готовясь к бою. Ленка тоже набычилась.
— Я бы никогда из постели не вылезла, если бы мне позволили с ними полежать… — девушка вздохнула тоскливо и протяжно. — Какие они…

Мы с Ленкой переглянулись, не понимая этого странного желания быть в числе игрушек этих наглых мужиков.
— Мой тебе совет, — Ленка хмыкнула. — Найди себе нормального парня и уходи из этого места. Подальше.
— Да ты что говоришь! — девушка вылупила свои темные как смородина глаза. — Чтоб я Их на обычного мужика променяла???
— А они чем необычные? — меня начинало раздражать ее поклонение этим бородатым. Точно секта какая-то.

Девушка возмущенно покачала головой, словно удивляясь нашей тупости.
— Бога на мужика променять???
— О-о-о! — протянула подруга, закатывая глаза. — Вот я так и знала, что тут такая бодяга будет.
— А помнишь по телевизору про одного придурка показывали? Он в тайге где-то поселение создал и бабы его чуть-ли не богом провозгласили? — я была уверена, что здесь творилось нечто похожее.

— Помню… — Ленка утвердительно кивнула. — Этож какими дурами нужно быть…
— Это кто дуры? — девушка зло нахмурилась. — А?
— Глаша, молочка дай.
Из дома вышел Чур и она чуть не задохнулась от обожания, которое засияло в ее глазах.
— Возьми миленький! Возьми господинушка!
Она протянула ему кувшин дрожащими руками и Чур с удовольствием принялся пить из него, пока девушка разглядывала его обнаженный торс.
— Дурдом… — протянула я и отвернулась.

Чур напился и потянулся, широко расставив руки.
— Хорошо-то как!
Глаша стояла разинув рот и мне хотелось стукнуть ее, ее же кувшином, чтоб она закрыла варежку.
— Иди Глаша, — Чур пощекотал ее словно кошку за ухом. — Скажи остальным пусть завтрак несут.
— Я мигом! — девушка сорвалась с места, окинув нас торжествующим взглядом и скрылась за избами, вопя во все горло: — Они завтракать желают!!!
— Вернитесь в дом. — это был не приказ, но пожелание прозвучало довольно веско, из чего мы сделали вывод, что капризничать не стоит и поплелись за ним, гадая, что им опять нужно.

Хорс сидел за столом и лениво ел мед прямо из туеска, макая в него ложку.
— Вот что… — Чур подождал пока мы не усядемся на лавке и сел напротив. — Чего уж теперь гадать как вы здесь оказались и с каким умыслом…
— Да нет у нас никаких умыслов! Мы ничего не замышляем!- не удержалась я и сразу замолчала под его предупреждающим взглядом.
— Да и не получится. — отрезал он. — Мы с вас глаз не спустим.

Мы с Ленкой молчали, понимая, что спорить с ними бесполезно.
— Идти вам некуда, — продолжал он. — Значит останетесь здесь. Мы желаем, чтоб вы заняли свое место среди других девушек.
Хорс перестал есть мед и уставился на нас немигающим взглядом. По мне поползли мурашки.
— Какое еще место??? — почти прошипела подруга. — Вы что, совсем озверели???
— Будешь спать в моей постели. — Хорс произнес это тихо и угрожающе. — И не только спать.

Пока я переваривала сказанное, Ленка схватила туесок с медом и вылила его Хорсу на голову. Я, открыв рот наблюдала как золотистая, густая жидкость медленно сползает по его лицу, теряясь в бороде и даже немного поежилась от его взгляда.
— Попробуй только тронь! — взвизгнула я, прекрасно понимая, что подруга просто так не отвертится и попыталась прикрыть ее собой, но меня легко подняли за шиворот и вытащили из-за стола.
— Ах вы змеи подколодные!!!
— Не тронь! — я завертелась в руках Чура как блоха на собаке, наполняясь решительностью покончить с этой сектой незамедлительно.
— Иди-ка сюда, коза! — Хорс схватил Ленку за рубашку и она истошно запищала. — Ори, ори, хоть лопни!

В этот момент в дом вошли девушки, неся котелки, кувшины, туески и горшочки. Они испуганно замерли в дверях, но когда Чур гаркнул: — А ну вон отсюда! — охая и ахая выскочили за дверь.
— Что нам делать с вами? — Хорс облизал губы, липкие от меда. — А?
Мы молчали.

— Вот влипли! — Ленка тяжело вздохнула и еще раз подергала запертую дверь. — Съездили на экскурсию!
— Скажи спасибо, что они жрать нас не собираются, — я была настроена менее пессимистично. — Остальное не так страшно.
— Спасибо. — Ленка не оставляла попытки открыть дверь. — Крепко заперта!
Я сидела возле окошка и смотрела в сторону пруда, в котором плавали бородатые. Легко толкнув его пальцем, я радостно хрюкнула: створки бесшумно отворились и в комнату влетел теплый ветерок.
— Пошли?
— Спрашиваешь? — подруга задрала было ногу, но сразу же ее опустила. — В таком виде?
— Ты убежать хочешь?! — яростно зашептала я. — Какая разница в чем ты!

Ленка быстренько согласилась и мы вылезли в окно, радуясь как идиотки.
Избы стояли так близко к лесу, что нырнуть в спасительную чащу нам ничего не стоило, что мы и сделали, все еще не веря в свое спасение.

Когда нам надоело бежать и дыхания стало катастрофически не хватать, мы присели возле елки, а потом и легли на теплую землю.
— Слава Богу! — Ленка довольно улыбнулась. — Теперь нужно к людям выйти и забыть об этом ужасе раз и навсегда!
— Надеюсь так и будет… — я была не настолько уверена в наших способностях искать заветные тропы. — Местность незнакомая, как бы нам глубже в лес не уйти…
Позади нас зашуршало и мы испуганно вскочили, ожидая всего, что угодно, а если честно то Чура и Хорса.

К нашему удивлению, из кустов вылезли двое круглых мужичков, один из которых был в красной рубахе и я сразу узнала в них тех странных кругляшей, которых мы видели у речной заводи в лесу.
— День добрый красавицы. — они важно нам поклонились, придерживая толстые животы. — Помощь нужна?
— К дороге проведете? — я загорелась надеждой, да и они выглядели уж очень безобидно.
— О чем речь! Хорошим людям завсегдась поможем! — «красная рубаха» показал на кусты. — Сюда.

Мы полезли за ними, царапая ветками руки и голые ноги. Кусты казались настолько длинными, что я уже начала сомневаться в правильности нашей затеи. Но вот чаща поредела и перед нами предстала поляна, заросшая земляникой, по которой расхаживала сгорбленная фигура в темном наряде и я с ужасом узнала в ней Ягу!

— Ах вы!.. — завопила я на толстеньких мужичков, но они резво откатились в сторону и заорали писклявыми голосами:
— Вот они Яга, вот они!
Старуха довольно улыбаясь направилась к нам и я обратила внимание, что изо рта у нее торчит уже не один клык, а два!

Мы с Ленкой развернулись было к кустам, но тут перед нами возникла избушка, грозно покачиваясь на раскоряченных лапах.
— Клубок давай! — требовательно заорал мужичок в красной рубахе. — Смотри не обмани старая! Мы тебе девок, а ты нам Поводырек!
— Сейчас отдам! — старуха хрипло рассмеялась и швырнула им небольшой клубочек красных, шерстяных ниток. — А теперь идите по добру по здорову!
Странные мужички ретиво скрылись в кустах, поглядывая на нас виноватыми взглядами, но нам было не до них…
— А ну ка изба, приглашай гостей! — завопила Яга и во второй раз на засосало во внутренности буйного домишки.

Я опять стукнулась локтем и застонала, только на этот раз зло и раздраженно.
— Ну маромойка старая!..
Схватив топор, стоявший на том же месте, я замерла в ожидании этой сказочной пенсионерки. Ленка обиженно разглядывала разбитую коленку, но страха в ее глазах уже не было.
— Тебе первого раза мало, поганка морщинистая?! — подруга почти зарычала, увидев Ягу. — Плесень ты пенецилиновая!
— А теперь с меня взятки — гладки! — засмеялась она и ее клыки застучали друг о друга. — Я за вас Поводырек отдала, но получу-то больше! Намного больше!
— Ты чего мелешь, старая? — я почувствовала как неприятно засосало под ложечкой от дурного предчувствия.
— Вию вас отдам! Он мне за вас яблоко молодильное посулил!
— Что??? — завопили мы с Ленкой. — Какому Вию, старьё?!

Яга запрыгнула на печку и поправила тощую грудь.
— Когда до Вия слухи о вас дошли, он тот час у меня объявился и наказал: Девок этих найти, мне отдать!
— Зачем мы ему? — я ощущала как холодеют мои ноги. Значит это правда! Или это один огромный, сумасшедший дом!
— А это ты у него сама спросишь! — Яга оскалилась, обнажая желтоватые десна.
— А Чур с Хорсом кто? — осторожно поинтересовалась я и услышала как Ленка задержала дыхание.

— Как кто? — старуха удивленно приподняла седую бровь. — Вы недалекие что-ли? Чур печется о справедливости! Зараза эдакий… Бывает когда хочет кто-то отобрать что-то у другого человека, когда посягают на чужое, вот тогда Чур может так разозлиться, что немедленно спустится на землю и непременно наведет порядок…границы он стережет и с нечистью борется… — Яга потрогала свой клык и тяжело вздохнула. — Покоя от него нет… А Хорс…он за небом смотрит, за светилами небесными, за временем… тоже не любит он нас…нечистых…
— Так значит они… — я не могла произнести это слово вслух, ведь тогда получается, что я в это верю!

— Боги они, чудаковатые девки… — Яга пожала плечами. — Ну ничего, если они за вами придут, я обману их и они никогда не узнают, что я вас Вию отдала!
— Эй! — я бросила топор и чуть ли не запрыгнула к ней на печку. — Давай поговорим…Может ну его этого Вия?
— Да! — Ленка тоже придвинулась ближе к Яге. — Подождем, обсудим…
— Чего ждать? — ухмыльнулась старая калоша. — Он уже здесь.
Мы резко повернулись к дверям и замерли, увидев темный силуэт, закрывающий весь проем…

— Чудесный день… — голос, прозвучавший из капюшона заставил нас задрожать от холода, сквозившего в нем. — Ну что Яга, ты заработала свою награду.
Существо извлекло из складок темного одеяния необычное яблоко: оно практически светилось изнутри мягким, розоватым сиянием и протянуло старухе, которая сползла с печки, завороженно глядя на фрукт.

Когда яблочко исчезло в жадных руках старухи, существо повернулось к нам.
— Вот мы и встретились.
— А что происходит? — пискнула Ленка, попав под влияние этого жуткого холода, идущего от Вия. Он заполнил избушку от угла до угла и казалось будто в каждом из них поселилась смерть.
— Я как только узнал, что шишига притащил в Навь женщин с моего капища, сразу пожелал вас увидеть… А какая слава о вас блуждает по этой земле…удивительно! — Вий шагнул к нам и мы попятились. — Что вы хотели от меня, ладушки, когда призывали на капище?

Он снял капюшон и мы уставились на его бархатные глаза, цвета спелой, темной вишни, опушенные большими, загнутыми ресницами.
— Мы…мы… — я не могла сориентироваться, окутанная его взглядом, а он внимательно смотрел, будто душу вынимал.
— У нас еще будет время для бесед. — медленно сказал он, растягивая слова и обратился к Яге, не сводя с меня глаз. — Я забираю их, Яга. Помни, одно твое слово и твои кости сгорят в твоей же печи.
Мы не успели и рта раскрыть, как темный вихрь, взявшийся непонятно откуда, закружил нас, волоча за собой как две легкие щепки…

— Ой мама! — запищала Ленка, приземлившись на пятую точку. — Больно-то как!
Я молчала, ибо мой язык прилип от боли к нёбу и мне оставалось лишь тихо мычать.
Когда первый шок прошел, я встала на коленки и огляделась. Темно. Холодно. Жутко.
— А сейчас мы где? — прошептала Ленка и тут же застонала: — Ах…мне какая-то колючка в зад влезла!
— Вы у меня в гостях.
Мы замерли и я вдруг подумала, что последней время мы часто впадаем в ступор, что вполне могло негативно отразиться на нашей нервной системе.
Вий стоял рядом и его вишневые глаза слегка светились в темноте.
— Странные гости… — прошептала я, стараясь не смотреть на него. — Нас вроде как и не спрашивали…

Вий внимательно посмотрел на меня и нагнувшись, помог нам подняться.
— Я хочу вас кое с кем познакомить.
— С кем? — мне это не нравилось. Еще одного странного существа я точно не переживу.
— С моим братом. — Вий вел нас за собой и его пальцы немного крепче чем положено сжимали мою руку. Итак, брат… Чудесно.
— А когда нам можно будет пойти домой? — пискнула подруга, потирая пятую точку.
— Никогда. — Вий даже не остановился. — Никогда…

Густая, шумевшая под порывами прохладного ветра чаща, расступилась и мы увидели большой дом, построенный из черных бревен. Его окна тускло светились и он выглядел немного пугающе, затерянный в этом странном месте.
— Ты не один. — это утверждение прозвучало неожиданно и мы уставились в темноту, силясь разглядеть кто скрывается в ней.
— Конечно нет. — Вий улыбался. — Женщины взбудоражившие Навь, теперь у нас.

От дома отделилась тень и через секунду мы увидели молодого мужчину, черты которого скрывал мрак ночи.
— Здравствуйте, я ждал вас.
— Здрасьте… — буркнула Ленка и насторожилась. — Зачем?
— Я обязательно расскажу, — он говорил тихо, без эмоций. — Проходите в дом.
Мы поплелись за ним, понимая, что бежать смысла нет: в этой беспроглядной темноте мы даже друг-друга не видели. Я уже триста раз пожалела, что смылась от Чура с Хорсом, но как говорится «после драки кулаками не машут» и поэтому шла молча, надеясь, что все обойдется.

В углах этого мрачного строения горели свечи и мы с опаской принялись глазеть на мужчин, которые были настолько спокойными, что делалось жутко.
— Меня Дыем кличут. — брат Вия повернулся и нам стоило больших усилий, чтобы не охнуть от неожиданности.
Его глаза, опушенные такими же шикарными ресницами, были похожи на кораллы. Яркие, безжизненные, лишенные каких-либо чувств.
— Я сейчас в обморок упаду. — Ленка попятилась и тут же дверь позади нас с грохотом захлопнулась.
— Вы не покините это место. — мягко сказал Вий и я почувствовала его за своей спиной. — Не нужно даже пробовать.
— Хорошо. — я кивнула, глядя в угол и сделала то, чем грозилась подруга — грохнулась в обморок.

В мое помутневшее сознание настойчиво врывались Ленкины вопли и я с трудом, но пришла в себя, моментально вспоминая все, что произошло.
— А ну отвали! Сейчас по башке дам!
Я привстала на локтях, обнаружив, что лежу на мягкой перине и увидела подругу, сидевшую на подоконнике и отмахивающуюся от тощей старухи, которая лезла к ней с какими-то тряпками.
— Да как же вы в таком рванье ходить-то будете? — причитала старуха, но Ленка не внимала ее увещиваниям и орала как резанная.
— А что происходит? — я оттолкнула старуху от Ленки. — Женщина, скромнее!
— Наконец-то! — подруга даже всхлипнула от облегчения. — Очнулась!
— Переодеться нужно. — бубнела старуха и мне стало жаль ее.
— Давай свое тряпье…сейчас переоденемся.
— Ты что, сдалась?! — Ленка возмущенно зашипела, не оценив моего порыва.
— Вы свободны. — я показала старухе в сторону двери и она, положив вещи на кровать, молча вышла, качая головой.

— Если нам бежать придется, — ехидно ответила я на выпад подруги, — то рваные и короткие рубашки нас до добра не доведут! На нас тут и так желающих валом!
Ленка задумалась, а потом поплелась к вещам.
— Ладно, может ты и права…
— Что было когда я сознание потеряла?
— Вий тебя сюда принес… — Ленка скорчила рожицу. — А братец его за мной всю дорогу тащился и в спину дышал! Я думала от страха в штаны наделаю!
— В какие? — хмыкнула я, находясь без этих штанов уже вторые сутки.
Ленка проигнорила мой подкол и принялась разглядывать одежду.
— Ну нет… это я одевать не буду!

Я чуть не захохотала в голос, увидев в ее руках веселый кокошник с лентами, но сразу же поутихла, сообразив, что наши новые мучители могут оказаться не такими добрыми как предыдущие.
— Придется… — вздохнула я и высказала свое предположение подруге.
— Значит одеваемся и пошли на разговор. — Ленка покрутила кокошник. — Это невыносимо…
Через полчаса страшных мытарств, мы стояли возле дверей, наряженные в длинющие сарафаны примерно шестидесятого размера, горловина которых была больше похожа на дыру в шине КРАЗа. Кокошники никак не хотели держаться на наших головах и мы завязав ленты под подбородком, кое-как умостили их на своих кабачках. Туфли, походили на лыжи на каблуках: и размером и загнутыми носами… Все это угрожающе качалось, сползало и подкашивалось, но выбора не было. Мы были в ударе.

— Чего тянуть-то? — Ленка пожалала плечами и распахнула дверь. — Пошли. Найдем этих красноглазых и решим все вопросы!
— Окей гугл… — согласилась я и мы вышли в коридор.
Как я не старалась стянуть поворозки на горловине, они развязывались и все это великолепие, одетое на мне, норовило свалиться.
— Это что издевательство?! — мне становилось не по себе от того, что возможно нас нарядили таким образом для веселья. — Нужно что-то с этим делать!
— Ну вот и вы…

Я медленно повернула свою голову в кокошнике и увидела Чура, стоявшего в полумраке угла.
— Я так и знал, что дело нечисто. Ну ничего, вы нам все расскажите, свирестелки! Почему я даже не удивляюсь, что вы в чертоге Вия и Дыя, а? Чтож вы удумали, охламонки эдакие?
Мне наверное показалось, но его голос звучал как-то грозно… Слишком много вопросов…очень много…для уравновешенного мужчины…
— Ой! — пропищала я, когда меня бесцеремонно схватили за талию. — О-ой!!!

— Чего ой, чудо? — губы Чура были в сантиметре от моих губ, а я была в деревушке, из которой мы совсем недавно сделали ноги. В его глазах плескалось недоверие, подозрение нас в чем-то страшном и бешенство.
Я сделала два шага назад, краем глаза отмечая, что подруга рядом и даже не вспомнив о своем неудачном прикиде, ломанула в лес, надеясь, что Ленка бежит за мной.
Конечно туфли убежать мне далеко не дали и я грохнулась оземь, к сожалению не превратившись как в сказке в красавицу-лебедушку, а тупо потеряв сарафан с рубашкой. Все одежки съехали по пояс, зацепились за корягу и мне пришлось просто выползти из них, оставшись нагишом в кокошнике, подвязанном под подбородком. Ну спасибо хоть он челюсть держал…

— Мешало… — я пожала плечами. — Вот…разделась…
Лицо Чура вытягивалось все больше и больше, пока он не захохотал так громко, что с деревьев вспорхнули птицы.
Ленка тулила ко мне сарафан, который почти оторвала от коряги, а на краю села собирались бабы.
Ну хватит! Я сорвала кокошник, натянула сарафан и набычившись уставилась на Чура.
— Смешно?
— Откуда же вы взялись такие!!! — он все еще смеялся и его взгляд стал теплее. — Смех да и только!

Ленка надулась. Еще бы! Нас никто и никогда так не называл! Супер, секси, обалденные телки, вау какие чиксы, вай пэрсик и т.д…
— Пошли. — он поманил нас пальцем, вытирая слезы. — Дел еще по горло.
— Нет у нас никаких дел! — рявкнула я, но он грозно посмотрел на меня.
— Будут.
Пришлось идти. Это начинало надоедать. Вся ситуация просто была похожа на сон психбольного.

Хорс сидел в доме и даже не удивился при виде нас.
— Добрый день.
— Виделись уже. — буркнула Ленка, пряча кокошник за спину.
— В ногах правды нет. — сказал он и указал нам на лавку. — Шутки закончились, рассказывайте все без утайки.
— Да нечего нам рассказывать! — огрызнулась я и потянулась за красным, наливным яблочком, лежащим на столе, но получила по пальцам.
— Так просто Вий сюда не ходит. За вами ведь приходил? — Чур сощурился. — Зачем вы ему? Зло замышляете?
Я замотала головой, приходя в ярость от их настойчивого желания повесить на нас всех собак.
— Нет!
— Эх брешете вы девки! — Хорс с хрустом надкусил яблоко, к которому я тянулась и я сглотнула. — Ну ничего, мы из вас правдоньку вытянем…

Сколько бы мы не пытались объяснить им, что на капище мы пришли уже после вызова Вия, один черт они смотрели на нас недоверчиво, с легкой, понимающей усмешкой.
— Но вы же сами говорили, что он на «бабский зов» не приходит! — пробасила я, имитируя тяжелый голос Чура.
— Это да… — согласился он. — Вот это-то и странно…
— Да ну не по своей воле мы здесь! — почти взмолилась Ленка. — Это ужасное недоразумение! Мы до этого времени и знать не знали о вашем существовании!

По их глазам я видела, что мужчины начинают верить нам, но все еще осторожничают и не спешат с выводами.
— Поверьте нам, пожалуйста… — протянула я. — Триста лет он нам не сдался этот Вий!
— Ой Чурушка! Хорсушка! — в этот момент в избу почти ворвалась наша старая знакомая Глаша и зло зыркнула на нас. — Посмотрите-ка, что нашли мы с девками!
Она грохнула об стол здоровенным фолиантом и из него вырвались клубы пыли. Нагнувшись над книгой, она начала читать, водя пальцем по странице:
— Пр-и-и- д-ё-т…ч-а-ча-с…

— Дай сюда. — Хорс подвинул книгу к себе и прочитал:
— Придет час и захотят Вий с Дыем семя свое оставить в земных женщинах. Явятся девы эти на капище Вийское, проведут обряд страшный и откроется путь им в Навь, ибо Вий к женщинам на зов не является. Заполнит землю зло из семени их и потекут реки вспять, а солнце погаснет. Остерегайтесь девиц этих, страшитесь хитрости их и обмана. Смерть несут они всему живому…
Хорс медленно поднял на нас глаза и Ленка пропищала:
— Это не мы… Эй Богу не мы… мамочка…

— Та-ак… — Чур вздохнул. — Я так и знал…
— Что ты знал??? — я совершенно не хотела, чтобы он думал обо мне как о какой-то хитрой, брехливой, изворотливой бабе.
— Вы появились в Нави с шишигой…он, пес шолудивый про Ягу наврал, а сам небось за вами на капище Вия пришел, им же и посланный… У Яги вас оставил, бога своего дожидаться, а сам смылся от греха подальше… — Чур захлопнул книгу и мы с Ленкой вздрогнули, предчувствуя беду и горюшко.
— Не правда… — Ленкин голосок сорвался на сип. — Не правда..
Но на нас уже никто не обращал внимания.
— Если их обратно отправить, они все равно сюда лазейку найдут, — задумчиво произнес Хорс. — Убить их?

Я напряглась так, что заныли коренные зубы.
— Тоже нельзя, неизвестно чем это обернется…
Я расслабилась, наслаждаясь волной облегчения, жаром прокатившейся по моему телу.
— Я знаю, что делать. — Чур так заковыристо посмотрел на меня, что зубы заныли вновь. — Они останутся здесь. Забрюхатят от нас и Вию ничего не высветит.
Хорс широко улыбнулся.

— Заодно и поработают в деревне, бабам помогут…
— Вы что, издеваетесь?! — я засуетилась, поглядывая по сторонам. Если честно, у меня не было сил ни бежать, ни сопротивляться… — Я не согласная!!!
— А кто спрашивает тебя, зараза? — Чур встал и потянулся. — Теперь ваше дело разумными быть иначе три шкуры спущу.
— Бабы баню истопили. — Хорс показал нам пальцем на дверь. — Начнем все сначала. Моетесь, переодеваетесь и за работу.
Мы угрюмо смотрели на них и молчали. А что было делать?

Закрывшись в бане, мы быстро помылись и принялись рассуждать.
— Я работать не хочу. — Ленка надулась основательно. — Мне что, коров доить и гусей пасти?!
— Значит слово «забрюхатить», тебя не настораживает? — возмутилась я. — Ты за гусей переживаешь?
— А что это значит? — Ленка натянула на себя чистую рубашку и сарафан, который слава Богу был нужного размера.
Я уставилась на нее.
— Ты что, правда не понимаешь???

Она покачала головой и я не удержалась от злорадной улыбки.
— А это значит: положить икру, зафинтюрить малька, вдуть головастика…продолжать?
— Не надо! — Ленка испуганно моргнула. — А зачем?
— Ты вообще, слушала, что они говорили?!
— Да они как сказали, что убивать не будут, я и расслабилась… — Ленка скривилась и мне показалось, что она сейчас завоет. — Финтюрить малька я не дам!
— А кто тебя спрашивать будет? — хмыкнула я. — Зафинтюрят как пить дать.
— Значит гусей пасти — я, вдуть — мне, а что я буду делать?!
— Получать удовольствие. — меня охватило странное, ироничное спокойствие. — С гусями.
— Вечно влипнем куда-то! Оно мне надо?! — Ленка соорудила на голове узел из волос. — Ладно, пошли хоть к гусям, хоть к коровам, пока эти не приперлись…со своей икрой…

Не успели мы выйти из бани, как наткнулись на своих давних «подруг» Любаву и Марью. Точно нас ожидали, заразы!
— Пошли, там посуды гора, перемыть нужно! — весело произнесла Любава, ее глаза светились явным превосходством.
— Пошли. — Ленка наклонилась ко мне и шепнула: — Посуду мыть — не коров доить.
Я согласилась, но когда увидела полный плошек и тарелок, деревянный ушат, поняла, что поспешила с выводами.

Возле большой печи суетились женщины, но стоило нам появиться, они замерли и уставились на нас, прожигая ревнивыми взглядами.
— Глянь-ка кто явился! — послышалось из женской кучки. — Работницы чай новые, или какие другие цацы?
— Начинается… — прошептала Ленка. — Вот же ведьмы…

Мы молча взялись за посуду, но бабы не успокаивались.
— А может они хотели на кроватях лежать, мед ложкой жрать и сливками запивать?
— Не-ет…они наверное ждут когда их Вий с Дыем заберут, коровы ободранные…
Сарафанный коллектив стал повизгивать от смеха.
Я мило улыбнулась и схватив тазик с помоями, плеснула прямо в хохочущую кучку. Смех моментально оборвался, на секунду воцарилась тишина, а потом началось свето представление. Они кинулись на нас, а мы с Ленкой, вооружившись тазами, приготовились к отпору, понимая, что в этот раз мы скорее всего выхватим не по детски.
— А ну стой! — грубый окрик заставил сарафанный коллектив остановиться. — Что опять приключилось?!

Хорс зло наблюдал за происходящим, а Чур вдруг начал смеяться. Он хохотал все громче и громче, пока Хорс тоже не обратил внимание на женщин, облитых помоями. На ком повисла капуста, на ком картофельные очистки и вся эта компания наблюдала за нами со зверскими лицами, пыхтя как локомотив. Мужчины смеялись до тех пор, пока на их глазах не выступили слезы, но наши улыбающиеся мордахи, быстро привели их в чувство.
— А вы чего улыбаетесь?! — Чур окинул нас недовольным взглядом. — Марья! Отведи их в конюшню, пусть там убирают, раз с людьми ужиться не могут!

Женщины довольно зашептались, но Хорс их быстро оборвал:
— За работу! Клуши неповоротливые!
Марья повела нас прочь и как только мы оказались в тишине, повернулась к нам и прошипела:
— Не будет вам жизни здесь! Изведут вас бабы!
— Пусть попробуют. — набычилась Ленка, но Марья лишь самодовольно хмыкнула и пошла вперед…

Конюшня оказалась большим, деревянным сооружением с восемью стойлами, в которых тихо ржали красивые лошадки.
— Занимайтесь! Только к Черноталу не подходите! Ясно? — Марья улыбалась во весь рот, когда покидала конюшню, но нам было не до улыбок.
— Что делать? — Ленка опасливо покосилась на прядущего ушами, черного коня. — Они огромные! Особенно этот…

— Лошадка…лошадка… — мягко заговорила я, протягивая руку к этому смоляному красавцу, но он вдруг так громко клацнул зубами, что я чуть не упала в кучу сена. — Ой!!!
— Как здесь убирать?! Они нас копытами забьют! — Ленка отошла подальше от коня, который не дружелюбно косился на нас. — Посидим немножко в уголке и все…

Через двадцать минут мы весело похрапывали в сене и даже назойливые мухи не мешали нашему отдыху. Мне снился дом, бар по соседству и вкус клубничного ликера…потом в мой сон ворвался темный силуэт Вия с завораживающими глазами и я вздрогнув, проснулась. Ленка лежала открыв рот и раскинув ноги в разные стороны, нервно постанывая и чмокая губами. Вероятно ей снился тот же клубничный ликер. Она задергала руками, потом ногами и я с ужасом наблюдала как подругина конечность задирается и стукнув по щеколде стойла, скользит обратно. Деревянная дверца со скрипом растворилась и Чернотал громко заржав, вырвался на свободу…

Он замер посреди конюшни, поигрывая мускулистой спиной и возбужденно похрапывая. Остальные лошади почувствовали его и принялись громко ржать, фыркая и постукивая копытами.
— А зачем ты коня выпустила??? — Ленка выглядела испуганной и заспанной.
Я так посмотрела на нее, что она все поняла без слов.
— Я, да?
— Конячка…конячка… — заговорила я, надеясь, что конь поведется на мои причитания и вернется в стойло.

Но Чернотал посмотрел на нас своими злющими глазами и вдруг ударил задними ногами по дверце соседнего стойла и оттуда моментально выскочил еще один конь, потряхивая гривой.
— Только не это… — прошептала я и тут началось нечто невообразимое. Лошади ломали загородки и возбужденные Черноталом бежали к выходу, прижимаясь к друг-другу лоснящимися боками.
Когда в конюшне воцарилась тишина, Ленка печально пискнула:
— Я мамино колечко потеряла…
— Это меньшее из зол! — рявкнула я. — Ты представляешь, что нам за лошадей будет?!
— Может они вернутся? — предположила Ленка, роясь в сене. — Погуляют и придут…как же здесь темно…
— Мне бы твою уверенность! — я встала и подошла к дверям.

Лошадей и в помине не было видно, что само по себе было еще одним опасным знаком.
— У нас что-то не так… — у меня мурашки поползли от этих слов и я медленно повернулась.
Ленка топтала разгорающуюся солому ногами, но пламя становилось лишь больше.
— Что ты сделала?!
— Я хотела спичкой подсветить! Мамино кольцо…
— Ты где спички взяла?!
— Они всегда у меня были, мало ли…
— Давай тушить!
Началась наша борьба с огнем, в которой победу одерживали явно не мы…Дым густым, плотным покрывалом окутал конюшню и мы отчаянно кашляли, безуспешно пытаясь все исправить…

Черные, с висящими на нас обгорелыми лохмотьями, мы стояли на фоне догорающей конюшни и смотрели на Чура и Хорса, в глазах которых отражались искры, взметающиеся в небо и скорее всего наша смерть…

Деревья в лесу испуганно шумели, а небо прорезали тонкие ленты молний. Дождевые струи с силой лупили о землю и черное пепелище, оставшееся от конюшни печально дымилось, разнося вместе с дымом горький запах гари.
Мы с Ленкой спрятались за избенкой и дрожали от страха, слушая как бушуют Чур с Хорсом. По деревне летали бревна и вырванные с корнем деревья, а печь на улице жалобно гудела, стуча заслонкой.

— Выходите немедля!! — рев Хорса прозвучал совсем рядом и мы мелкими перебежками кинулись к другой избе, замирая за ее стеной.
— Ага, сейчас! — Ленка испуганно таращилась по сторонам блестящими на фоне закопченной морды глазищами. — Уже вышли!
Мы метались от дома к дому, пока наконец не уперлись в грудь Чура. Он схватил нас за тощие шеи и поволок за собой, кипя от бешенства и ярости.

— Как?! Как можно делать неприятности каждые несколько часов к ряду?! Я не могу поверить, что это происходит с нами! — Хорс орал так, что крыша в бане, куда нас приволок Чур, слегка подпрыгивала. — Или вас специально прислали сюда, чтобы нас извести?!
— Вы нас сами сюда приволокли! — плаксиво протянула я, пугаясь этого орущего мужика.
— Замолчи!! — Чур наверное хотел придушить меня, его пальцы ритмично сжимались и разжимались. — Сейчас Лихо Одноглазое придет и скажет, подосланы вы нам на измор аль нет?

Мы с подругой жались друг к другу и источали запах гари, ставший в жаркой влаге бани вообще невыносимым.
— Погодка-то! Погодка!! — хриплый, тихий голос раздался со стороны дверей и мы увидели в сполохе молний, худой, высокий силуэт. — Вы хоть и боги, но знать должны, что вечером в баню не к добру ходить!
— Проходи Лихо, — Чур зыркнул на нас. — Посмотри на этих…

Мы с Ленкой уставились на странное существо, которое медленно приближалось к нам. Тощее, с седыми, длинными космами, свисающими на лицо, оно навевало неприятные ощущения, от холодка страха, до легкого ужаса. Но когда оно откинуло волосы с лица и посмотрело на нас одним единственным глазом. Ужасным, налитым кровью зыркалом, в котором вертелся в разные стороны темный зрачок.
Я громко икнула, а оно вдруг отскочило от нас и махнуло костлявой рукой.
— О-о! Я такого еще не видел! Нет-нет…этого быть не может! Да оставь их в Нави, они наш мир за три дня перевернут! Два несчастья!
— Ты скажи, их прислали сюда с умыслом? — Хорс нетерпеливо постукивал ногой.
— Нет. Свяжешься с ними — добра не жди. Все. Каюк. — Лихо вдруг резко присел на лавку и быстро зашептал. — А вы Вию и Дыю их отдайте! Попомните мое слово, и семи ночей не пройдет, как у них такой тарарам будет, взвоют братцы!

— И предсказание это не о них? — все еще сомневался Чур.
— Не-ет… — Лихо захрюкало, громко смеясь. — Эти одними своими безобразиями заставят Навь плакать и без предсказания! Мой вам совет — отдайте их братьям. Жизнь-то им подпортите…
— Отдайте-отдайте! — пискляво загудело из банной печи. — Задолбали уже сюда шастать! Веники искромсают, квас выжрут, жопами полки умнут, только порядки наведу, опять лезут! Не пущу более!
— Угомонись банник! — Чур стукнул по печи. — Иначе отправлю другую баню искать!

— Да у нас бань-то нету! — взвизгнуло из печи. — Куды???
— У Яги есть.
— Был я там! — в печи завозилось, зашуршало. — Разденется и ходит возле печи туда-сюда туда-сюда! То так нагнется, то так выгнется, то с плошки себя польет! Тьфу зараза старая! Я чуть не ослеп!
— Вот и сиди молча. — Чур окинул нас долгим взглядом. — Пусть вымоются, они же как чурки обгорелые…

— Они мне баню спалят! — завизжало с печи. — Беды не оберусь!
— Не боись, мы рядом будем. — Хопс пригрозил нам пальцем. — Мигом. Ясно?

Они вышли, а мы принялись таращиться на печь.
— Я при этом раздеваться не буду… — прошептала Ленка.
— Ой! Да чего я там не видел! — буркнуло из печи. — Два сысла и ноги коромысла…
— А чем тебе ноги не нравятся??? — возмутилась я. — Какие еще коромысла?!
— Мойтесь уже! — завизжало из печи. — Иначе ошпарю! Кожу сдеру живьем!
Ленка схватила черпак отодвинув заслонку хлюпнула туда ледяной воды.
— Заткнись уже!
В печи булькнуло и замолкло. Лишь откуда-то издалека донеслось плаксивое причитание:
— Лярвы проклятые! Ой лярвы! Гарь безродная, немытая… чтоб вас окаянных…
Мы принялись за мытье под этот нудный бубнеж, уже не удивляясь абсолютно ничему..

* * *

Ранним, грозовым утром, Чур и Хорс отправились к Сварогу за советом, задвинув дверь избы на толстый засов. Девушки сладко спали в кроватях, но оставлять их без присмотра было равносильно войне, поэтому такая маленькая предосторожность не могла помешать. Применять силу им не хотелось, ибо сила богов в Нави безгранична, а люди-то смертны…

Сварог сидел возле озера и смотрел на его спокойную поверхность. Его золотистые волосы красивыми кудрями обрамляли умное, очаровательное лицо.
— Случилось чего? — при их появлении он поднялся на встречу и улыбнулся. — Да ладно…знаю я все…
— Что знаешь? — Хорс всегда удивлялся умению Сварога быть в курсе событий.
— За баб ваших. От меня-то что нужно?
— Что делать с ними не знаем… — Чур опустил глаза.
— А чего делать? — удивился Сварог. — Домой их отправьте и делов-то…
— Да нравятся они нам… — Хорс широко улыбнулся. — Чокнутые бабы, а в душу запали.
— Ну оставьте себе! — Сварог непонимающе развел руками. — Я каким боком???..

— За ними Вий с Дыем приходили. Не хочется нам из-за баб погромы в Нави устраивать. Да и их страшно здесь оставлять… — Чур усмехнулся.
— Мне Лихо Одноглазое рассказал уже… — Сварог делался все веселей. — Говорит наведут шороху они в Нави как пить дать…
— Правду говорит…
— Ладно, вы не спешите, а я о Вие подумаю. Может чего и решу. — Сварог сверкнул глазами. — Без драк. Вы скоро все леса мне переломаете.
— Спасибо Свароже. — Чур и Хорс тепло попрощались с ним и растворились в зеленой стене леса…

* * *
— Просыпайся, лада моя… — тихий шепот коснулся моего уха крылом бабочки. — Очнись, ладушка…
Я с трудом приоткрыла глаза и увидела перед собой вишневый взгляд Вия.
— А-а-а!!!
— Тише, не кричи, это я ведь… Я… — он обхватил меня руками и я почувствовала странное, парализующее отупение. Меня оторвали от кровати и понесли.
Потом я ощутила дождевые капли, влажный ветер и ужасные раскаты грома прямо над головой. Было ощущение будто мы несемся в небе. А может так и было?

Когда я открыла глаза, то не поняла где нахожусь. Мне снился странный сон с Вием…Черт!
Я резко села и шумно выдохнула: так и есть, мы с Ленкой снова пребывали в чертогах грозных богов Нави…

В углу закопошилось и метнув туда взгляд, я заметила старуху, которая в прошлый раз приносила нам одежду.
— Доброе утро! — гаркнула я и на соседней кровати пошевелилась Ленка.
— Ты чего орешь?
— Доброе голубки, доброе… — закудахтала старуха и Ленка чуть не свалилась на пол, запутавшись в одеяле.
— Я думала мне приснилось!
— И снова здравствуйте… — хмыкнула я поставила ноги на теплый пол. — Ишь какие мы популярные здесь, тягают туда-сюда как болонок….
— Я уже домой хочу… — заныла Ленка. — Задолбали уже все…

— А вы бы не противились и судьбу свою приняли, — старуха открыла окно и в комнату ворвались влажный ветер и капли дождя. — Сами-то к Вию взывали…
— Ни к кому мы не взывали! — рявкнула я и тут же вспомнила огромные сарафаны, которые она нам притащила в прошлый раз. — Ты зачем тогда нам такую большую одежу принесла, а? Я из твоего сарафана как глиста выскочила!
— Да откуда же я наберусь нарядов на вас, если вы тощие как жерди! Тут бабы ого-ого какие! — огрызнулась старуха. — Кровь с молоком!
— Ага-ага…иди уже давай… — я оттиснула ее к дверям и закрыла их, не слушая возмущенных воплей. — Иди-иди, плохая девченка…
Настроения не было, за окном шпарил дождь и наше будущее как и мокрое, темное небо, казалось неясным и размытым.

Когда за дверью все утихло, мы отчаялись выйти и справедливо решив, что нас за маленькую прогулку не заругают. Длинные, темные коридоры, запертые двери и тишина. Гнетущая и тяжелая.
Мы все таки нашли не запертую дверь и заглянули внутрь.
— Кладовка! — Ленка сунулась в комнату и погнала греметь черепками. — Да здесь чего только нет!

Я тоже сооблазнилась ее словами и через минуту мы уже хрустели солеными огурцами из маленького бочонка.
— Вкуснотища! — подруга облизала пальцы и спросила: — Ты боишься?
— Кого? — не поняла я.
— Ну Вия этого…
— Не-а… Не боюсь. А что?
— Они же нас сюда тоже наверное не гостевать пригласили.
— Логично. — согласилась я. — Мне уже так надоели все эти Вии, Чуры и остальные, что на страх и сил не осталось…
Мы прихватили бочонок с огурцами и пошли дальше, надеясь встретить хоть одну живую душу.

Спустившись вниз по деревянным ступеням, мы оказались на первом этаже, где как и везде было тихо и пусто.
— Я слышу водичка журчит, — Ленка замерла, прислушиваясь. — Точно!
Я тоже прислушалась и действительно услышала тихое журчание.
Мы пошли на этот звук и оказались в странной, полукруглой комнате, посреди которой находились два озерца. Вода в них затекала из двух ручейков, бьющих из каменной стены.
— Ух ты! Здорово! — Ленка присела и принялась мыть руки. — В рассоле вся…

Я тоже помыла руки и принялась полоскать бочонок, не оставлять же грязным! За этим веселым занятием нас и застал Вий…
— Вы что делаете?!
От его крика, мы испуганно вздрогнули и виновато встали. Может нельзя было из комнаты выходить?
— Это живая и мертвая вода! — прошипел он и его глаза стали черными. — Отойдите оттуда!!
Меня будто кипятком ошпарило и я покосилась на озерцо, в котором красиво плавали ветки укропа, листочки смородины, а головки чеснока сбивались в кучку как стайка рыбок…
— Простите… — услышала я голос Ленки. — Мы не знали…

Нас усадили за большой стол, уставленный всякими вкусностями и мы принялись за еду — давало знать бесконечное недоедание. У Вия настроения видимо не было и он угрюмо наблюдал за нами, постукивая ложкой по столу. Обиделся наверное за воду…Ну ничего, мы же извинились… Дый тоже молчал, лишь его яркие глаза с интересом смотрели за Ленкой, у которой весь подбородок был в жиру, а глаза периодически блаженно подкатывались.

— Я хочу знать откуда вы пришли. — громовой голос Вия прозвучал так не вовремя и нам пришлось приостановить трапезу. — Вы знали о предсказании? Вас направили сюда специально?
— Нет, не специально. — Ленка все таки вытерла подбородок. — Мы просто на как это…ммм…на капище пришли…
— Значит все таки были на моем капище? — Вий пристально смотрел мне в глаза и я краснела как первоклассница.
— Были. — со вздохом кивнула Ленка.
— Хорошо… — Вий встал и добавил. — Тогда не стоит тянуть. Время может обернуться против нас.

Дый тоже встал и на его губах заиграла плотоядная ухмылка. Я поднапряглась.
— Вам скажут, что делать. — братья вышли и в тишине комнате снова раздался звук трещавших костей.
— Ты можешь не есть??? — я толкнула подругу в бок, не понимая как вообще можно было жрать, когда происходило нечто непонятное и подозрительное.
— Не могу! — возмущенно огрызнулась она. — Потом опять по лесу с пустым животом гасать? Нет уж…увольте…

* * *

— Интересно, а кто это убирать будет? — Ленка окинула масляным взглядом оставшуюся на столе пищу. — Старуха что ли?
— Не знаю, меня это меньше всего сейчас волнует. — я посмотрела в окно, за которым не прекращаясь лил дождь.
— Не трепещи. — Ленка подлила себе медовухи в серебрянный кубок. — Все будет нормально.
— Откуда столько оптимизма? — хмыкнула я. — Не знаешь чего ожидать в следующую минуту…

В комнату вошла старуха и сказала:
— Мыться пора. Хозяева ждут.
— Я тебе говорила? — я зыркнула на Ленку. — Начинается…
— Да чего начинается-то? Может они поговорить хотят…
— И для этого отправляют нас мыться? Чего за столом было не разговаривать… Ты что, совсем не понимаешь?
— А ну скатерть, прибери со стола! — старуха хлопнула по деревянной поверхности и мы с Ленкой вздрогнули от неожиданности. На наших глазах скатерть свернулась вместе с посудой и остатками пищи, а потом снова развернулась, сияя белизной.
— Удобненько… — прошептала Ленка и долго-долго посмотрела на скатерть, что само по себе наводило на подозрения.
— Пойдемте голубушки, пойдемте… Они ждать ой как не любят…

Мы потопали за старухой и даже Ленка как-то погрустнела, наверное задумалась…
В широкой комнате с маленьким окошком имелась даже деревянная бадья, скорее всего исполняющая обязанности ванны. Вода в ней приятно парила и если бы не все происходящее, то можно было получить удовольствие от купания.
Под настойчивым взглядом старухи, я полезла в бадью и как только одна моя нога оказалась в воде, а вторая все еще касалась пола, бадья стала опасно крениться.
— Ой… — я виновато глянула на старушенцию. — Мне кажется сейчас будет…
Мои слова затерялись в грохоте падающей емкости и я завизжала, чувствуя как на меня выливается ведер десять горячей воды…

Ничего нового конечно не случилось…обычная в нашем с подругой случае, история…
Я грохнулась оземь, Ленку сбило бадьей и она шмякнулась на край длинной лавки, которая тот час задралась и поддала старухе по подбородку. Она взвыла и ее нижняя челюсть задралась к носу. В комнату ворвались Вий с Дыем и подскользнувшись на горячей луже попадали на пол… Я оттолкнула бадью и она с глухим стуком ударила Вия по голове, отчего он раздраженно застонал и попытался встать. Его нога въехала Дыю в коралловый глаз и тот зло заорал, хватаясь за него.
Старуха заохала и заахала, ее лицо посерело от ужаса и она кинулась на помощь своим хозяевам, пытаясь поднять их дрожащими руками…
Мы с Ленкой виновато жались к стеночке, шепча:
— Простите пожалуйста…мы не хотели…

* * *

Мало того, что Чур с Хорсом были шокированы увиденным, но и удержаться от смеха им было тоже тяжело.
На большой телеге, уныло сидели две занозы, понурив шальные головы, а впереди ехали на лошадях Вий с Дыем. У Вия была перемотана голова, а у Дыя завязан глаз. Сопровождающая девушек старуха, с неестественно вывернутой челюстью, выглядела испуганной.
— Забирайте их! — крикнул Дый. — Мы вам сундук золота отвесим!
— Идите сюда! — Чур поманил их пальцем. — Побыстрее…

* * *

Мы с Ленкой сползли с телеги и бочком пошли к Чуру с Хорсом. Вий так глянул на нас, что мы прибавили шагу и уже через несколько минут стояли возле Чернотала, на котором сидел Чур.
— Мой вам совет: привяжите их где-нибудь или киньте в реку! — крикнул Дый и они поскакали прочь, раздраженно пришпоривая коней.
— Все решилось само собой. — из-за деревьев вышел красивый мужчина с волнистыми волосами. — Я так понимаю вам больше не нужно беспокоиться?
— Да Сварог, они кого угодно достанут! — Хорс спрыгнул с лошади и подошел к мужчине. — Теперь мы хотим оставить у себя.

— Будьте бдительны, — Сварог стал серьезен. — Предсказание все еще не сбылось и вскоре в Нави появятся те, кто сделают свое черное дело. Вий готов на все, чтобы получить власть… Я чувствую, что эти женщины появятся очень скоро…
— Мы будем на страже границ. — Хорс провел рукой перед собой и между деревьями засветились голубоватые ленты. — Теперь сюда не пройдут чужие…мы позаботимся об этом.
— Смотрите, чтоб без приключений! — Сварог погрозил нам пальцем. — Я не хочу однажды оказаться в сгоревшей Нави!

Мы наблюдали как женщины из деревни накрывают столы к свадьбе, проклиная нас на чем свет стоит и улыбались.
— Нет, мне все таки не нравится, что эти клуши будут крутиться у меня перед глазами! — Ленка сидела на зеленой травке и поигрывала красиво заплетенными волосами. — Нужно избавляться от этого гарема…
Это была прекрасная идея. Я щурилась под лучами яркого солнышка и все старательнее принюхивалась…
— Тебе не кажется, что пахнет дымом?
— Убью!!!!!
Мы с Ленкой подскочили и увидели Чура бегущего к нам. За его спиной весело полыхал красивый, новый дом…
— Что это? — Ленка перевела с него на меня изумленный взгляд.
— Я хотела печку растопить…

* * *

Лес пронзали ужасные молнии, деревья кренились и трещали под порывами ветра, а на капище Вия разгорался огромный костер. Две обнаженные девушки выглядели нереальными под его отблесками и все страшнее звучало заунывное пение…
» … Грозен ты Вий в своем могуществе… Нет тебе равных по силе ни под землей, ни на земле…»

ПРОДОЛЖЕНИЕ:Тайна старого капища или не фигасе приключение на неугомонную задницу. Часть 2. » Всем стоять, пришла тетушка!»

(читать славянское фэнтези про попаданок)

Читайте ещё

6 комментариев

  1. Hi! I’m at work surfing around your blog from my new apple iphone!
    Just wanted to say I love reading your blog and look forward to all your posts!
    Carry on the great work!

  2. Thanks for any other informative website. Where else could I get that kind of information written in such a
    perfect approach? I have a project that I’m just now operating on, and I have been at the glance out for such information.

  3. Highly energetic article, I enjoyed that a lot.
    Will there be a part 2?

  4. Да —бегать ото всех без трусов —КРУТО ! А уж сколько проблем от этих подруг —блеск ! ;-) Мне даже жаль стало всю эту мужскую половину—жили ,не особенно тужили и тут —Бац и шишки на головы посыпались ! К празднику так подняла себе настроение —СУПЕР !

  5. Hello!Тайна старого капища или не фигасе приключение на неугомонную задницу. Супер!

  6. Классная история, долго хохотала!

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

x

Check Also

Читать любовное фэнтези попаданцы женщины

Заблудившаяся во времени.Викинг.Часть 1.

Читать любовное фэнтези попаданцы женщины   Часть 1. — Ты уверен, что квартира после ее ...

Все права защищены. https://journal.planetaezoterika.ru