Главная » ФЭНТЕЗИ РАССКАЗЫ » Юмористическое фентези » Тайна старого капища или не фигасе приключение на неугомонную задницу. Часть 2.

Тайна старого капища или не фигасе приключение на неугомонную задницу. Часть 2.

Читать славянское фэнтези про попаданок.

 

Часть вторая.

    » Всем стоять, пришла тетушка!»

— Я просто поражаюсь твоей безалаберности! Как можно так не интересоваться жизнью племянницы??? — красные губы моей спутницы недовольно скривились. — Сколько ее уже нет, а?
— Сколько и твоей, забыла? — я уперла руки в бока и приготовилась к схватке. — Я смотрю ты настолько интересовалась жизнью СВОЕЙ племянницы, что теперь стоишь здесь, рядом со мной!
— Что-о??? — жопатая тетушка Ленки, подруги моей непутевой племянницы, округлила свои краснючие губы в ровный кружок. — Ты хочешь сказать, что я не уделяла ей времени???

— О-о…конечно уделяла! — хохотнула я. — Когда коньяком на похмелье отпаивала!
— Ах ты…ты…
— Кто? — я злорадно прищурилась. — Ну кто?
— Коза ты…старая!
— Да мне еще сорока нет! Тоже мне молодуха! — моему возмущению не было предела. — На фига я тебя вообще с собой взяла!
— Ты меня взяла??? — ее тонкие брови поползли вверх. — А кто шофера маршрутки нашел???
— Большая работа! — я пожала плечами. — Шофера она нашла!

В небе громыхнуло и мы задрали головы. Темно-синие тучи, взявшиеся непонятно откуда, затягивали небо над лесом и из них слышался глухой треск.
— Еще этого не хватало! — воскликнула я и указала этой нудной мегере на дорогу, убегавшую в сосны. — Пошли, нам туда вроде бы.
Она подхватила сумку и мы уже молча потопали вперед, надеясь к началу дождя добраться в деревню, в которую по словам шофера отправились в тот злополучный день наши племянницы.
Они пропали неожиданно, месяц назад и все поиски оказались безрезультатными. В полиции разводили руками и давали понять, что нам теперь стоит ждать пока какой-нибудь грибник не найдет их под кучей прелых листьев, глубоко в лесу.
Этот вариант нас никак не устраивал и решив, что мы обязательно найдем их живыми и здоровыми, отправились на поиски.

С Ксюхой мы познакомились благодаря нашим племянницам, которые достались нам после ужасной автокатастрофы, в которой погиб Ксюхин брат с женой и моя сестра. Девочкам было на тот момент по четырнадцать лет и вместе с ними нам достались и все проблемы этого не очень благополучного возраста. Мы с Ксюхой тоже были не особо взрослыми, но по причине отсутствия других родственников, в двадцать четыре года стали мамульками великовозрастных девиц, постоянно таскающих наши шмотки.
Ксюха перла вперед как танк и я улыбнулась ей в спину: мы ругались по сто раз на дню. Несколько раз при встрече и обязательно два по телефону, что не мешало нам отчаянно бухать этим же вечером в каком-нибудь баре.

— Найду — убью. — увесисто произнесла Ксюха и ткнула куда-то кулаком, грозя то ли непутевым племянницам, то ли еще кому-то.
— Только после меня. — кивнула я и наподдала за ней, чувствуя как мне на плечи капают холодные капли.
— Ну все… — вздохнула Ксюха, тяжело и с легким придыхом. — Сейчас намокну, простыну, грипп…воспаление легких…
— Не мандражируй! — я порылась в сумке и извлекла оттуда бутылку коньячелы. — Давай нервы успокоим.
— Это да…это нужно… — Ксюха схватилась за бутылку и тут из глубины леса, донесся жалобный крик:»Помогите!»
— Ты слышала? — Ксюха бутылку не отпустила, но стала похожа на подозрительного суслика, высматривающего врага. — Может наши?
— Месяц прошел! — шикнула я на нее. — Думаешь они еще здесь?
— А где? — Ксюха вылупила свои глаза и спокойно открыла бутылку. — Ну че, махнем и посмотрим?
— Да за ради Бога. — я дождалась пока она пропустит по горлу горячительную жидкость и тоже приняла на душу. Наши раздобревшие телеса жаждали движений и приключений, а вопль о помощи давал нам понять, что возможно сейчас мы поймаем какого-нибудь маньяка и он будет зверски замучен.
— Ау!!! — рявкнула Ксюха и тут же ей в ответ раздался душераздирающий писк: «Помогите пожалуйста:»

Мы двинули в лес, ломая молодую поросль и немного побегав по кустам, выскочили на странную поляну, окруженную кольями, на которых трепетали ленточки. Небо совсем надулось и посерело, стало темно и неуютно. Подул холодный ветер и скользкие, белые щупальца тумана поползли по траве.
— Пожалуйста…помогите…
Мы с Ксюхой ринулись на этот слабеющий голос и сразу же увидели привязанных к стволам, засохших деревьев, молодых девушек.

— Господи! — воскликнула я, глядя на их обнаженные тела и конечности, с впившимися в них веревками. — Кто вас так???
В небе заурчало, застонало словно предупреждая и тут я ощутила как чьи-то холодные пальцы хватают меня за шею.
— Вию нужна жертва. И он сейчас ее получит.

Я дернулась, но меня сжимали очень крепко, при этом подталкивая к здоровенной дыре, из которой веяло холодом.
— Чтобы открыть вход, нужно принести жертву! — услышала я злобное шипение и тут обратила внимание, что бедные «жертвы», легко слезли со своих шестов и наблюдают за нами с агрессивным интересом.
— Ксюха! — завопила я и сразу услышала знакомое хрюканье. — Ксюха!!!
— Заткнитесь, толстые твари! — одна из девушек, с красивым, смуглым телом, абсолютно не стесняясь своей наготы, обошла нас, надменно разглядывая и морщась то ли от отвращения, то ли от холодных струй, которые уже вовсю поливали землю. Следующее относилось уже не к нам. — Долго вы их держать будете?! Открывайте проход! Давайте кровь!
Я вывернула голову и с ужасом увидела как высокий мужик в черном балахоне, заносит над Ксюхой нож.
— Э-э!!! Нет!!! — она лягнула его ногами и когда тот завалился на бок, заорала: — Не приближаться! Зашибу!!!!
Я воодушевившись ее примером, ломанула вперед и тут почувствовала как по горлу чиркает острое лезвие. Я заорала. Меня откинуло в сторону. Ксюха издала рев раненой львицы и тут в круглой дыре появилось легкое свечение. Оно разроссталось и пульсировало, пока мои глаза не стали слепнуть от этого яркого свечения. Я ощущала, что по моей блузке растекается теплая кровь, но я знала, что это не смертельно, лишь тяжелый, сладковатый запах щекотал ноздри.

— Проход открывается! — закричал женский голос и вокруг началась суматоха. — Нужно больше крови!!!
— Ага! Сейчас!!! — Ксюха схватила меня за руку и потащила в эту сияющую дыру. — Обойдешься, коза!!!
Мы упали и я наблюдала как к нам бегут голые девицы и мужики в балахонах, размахивая руками и строя злостные лица.
— Я сказала: Обойдешься!!!! — это было последнее, что я увидела перед тем, как Ксюха лягнула одну из девок и та, издав длинный вопль, исчезла в темноте, а мы полетели в светящуюся пропасть, срывая голос в безумном крике…

— Ой печаль-печальная… — я чувствовала как огромная коряга впивается мне в бок. — Что происходит? Ксюха, ты где???
— Да здесь я…мммм…черт, как больно…
— Наконец-то!!! Дождалась!!! Ну Шишига!!! Ну молодец, хоть что-то смог!!!
Я приподнялась и увидела перед собой странное существо, похожее то ли на старуху, то ли на на еще кого-то, совершенно не поддающееся описанию.
— Какие сочные бабы!
— Это комплимент? — Ксюха встала и подозрительно уставилась на старуху.
— Ой Шишига! Молодец! И припер же мне гостинец, угодил!!! — она словно не слышала нас и продолжала бурчать, приговаривая какую-то ерунду.
— Ничего я не приперал! — из-за толстого дерева показалась лохматая голова, а потом и весь мелкий мужичонка в грязной рубахе. — Не знаю я откудова они явились!
— Как не знаешь??? — старуха пошамкала губами и снова посмотрела на нас.
— Я бы их сквозь свою дырку-то не протиснул! Вишь жопастые какие!
— Это да…да… — согласилась странная бабка, окидывая нас прищуренным взглядом. — Не влезли бы они…
— Нормально??? — я офигела от такой наглости. — Ты что несешь, бомжара???
— Они еще и обзываются! — обиженно протянул мужичок. — Их Чур с Хорсом увидят, скажут, что мы опять в этом замешаны! Не сдобровать нам!
— Ага…ага… — старуха схватилась за рот, словно ощупывая зубы. — Точно на нас подумают!
— А ты сожри их, пока никто не видел и делу конец! — предложил лохмач и мы с Ксюхой переглянулись.
— Ты что мелешь??? — Ксюха покосилась на бабку. — Это что, сброд сумасшедших???
— Быстро я их не сожру… — задумчиво произнесла старуха. — Здоровые сильно… Так-то я бы их в подполе подержала…
— Так! — гаркнула я. — А ну хватит ерунду нести! Вы кто такие???
— А горлатые как две предыдущие… — покачал лохматой башкой мужичок. — Только те заполошные были какие-то…
— А кто тут еще был? — я подозрительно прислушивалась к этому бреду, пока в нем не промелькнуло упоминание о каких-то женщинах, которые вполне могли быть нашими племянницами.

— Бабы две были. — важно ответил мужичок. — Они и сейчас здесь.
— А какие они из себя? — я почувствовала как мое сердце выдает кульбит.
— Какие…какие… — он тяжело вздохнул и подкатил глаза. — Худые…коленки костлявые…Делов тут натворили-и-и…
— Точно наши! — прошептала Ксюха. — Слышь, а где мы вообще находимся?
— В Нави, где же еще! — удивился лохматый. — Вы как сюда пробрались, а?
— Где — где??? — переспросила Ксюха. — Что это за Навь такая? Деревня что-ли?
— Ха-ха! — захрюкал мужичок. — Деревня! Слышала, Яга, деревня!
Яга??? Я поискала старуху глазами и возмущенно воскликнула, увидев, что она копается в моей сумке, которая непонятно каким образом оказалась в густой траве.
— Ты чего там ищешь?!
Старуха с недовольством оставила свое занятие и прошамкала:
— А чего, жалко добро что-ли? Я вас сожру, а кому тогда оно достанется?
— А не удавишься? — Ксюха покрутила пальцем у виска. — Маразм крепчает…
— Пусть идут по добру по здорову! — пропищал мужичонка. — Мы знать не знаем про них и все тут!

— А может сожрать все таки? — бабка даже суетливо потерла ладошки.
— Не, вдруг Чур с Хорсом проведают об этом — головы по отрывают! — лохматый пощупал свою грязную кочерыжку и испуганно сглотнул. — Идите-ка коровушки через лес, мимо озера и березовой рощи, там деревенька стоит…туды вам.
— Ага, спасибо! — я выдохнула и специально проигнорировала это «коровушки». Вот гадкий змееныш!
Я подхватила сумку и мы с Ксюхой поперли в лес, с облегчением оставляя позади эту придурашную парочку…

— А вдруг это те, которые Вию по пророчеству положены, а? — Яга испуганно зыркнула на Шишигу.
— Да ну-у… — тот почесал живот и дырку на колене. — Они его обожрут…с такими-то лицами небось котелок щей за минуту умять могут!
Баба Яга закатилась хриплым смехом, постукивая клюкой по земле.
— Пусть с ними Чур с Хорсом разбираются! Ах-ха-ха…котелок щей!!!…

* * *
Чур и Хорс пристально всматривались в лесную чащу, откуда доносились громкие голоса и оглушительный треск. Это было нечто странное и совсем из ряда вон выходящее.
— Что там происходит? — Хорс почувствовал как у него несколько раз дернулась щека. — Последний раз я слышал такие волнующие звуки, когда наши красавицы объявились в Нави…
— Хватит! — Чур вздрогнул на лошади и та испуганно вздрогнула, по ее телу пробежала дрожь. — Больше я такого не выдержу.
— Кто-то снова пробрался сюда. — Хорс схватился за голову, заметив наконец нарушителей спокойствия. — И это снова женщины! Как они пробираются сюда???
Показавшиеся из кустов молодухи, резко остановились, таращась на мужчин.
— Стоять красавицы. — Чур медленной поступью направил к ним своего коня. — Что у нас здесь за гости?
— А ты кто? — подозрительно поинтересовалась одна из женщин, с яркими, сочными губами.
— Куда вы идете? — Чур проигнорировал ее вопрос и объехал девушек несколько раз, пытаясь понять, что же такого в них знакомого…
— В деревню…а что? — красногубая зло надулась и тут он все понял…
— Да как же ты на Лапусика похожа!
— На какого еще Лапусика???
— Хорс, ты посмотри на них! — Чур веселился вовсю и его глаза светились от смеха. — Как же похожи!
Хорс приблизился и тоже засмеялся, разглядывая сморщенные в приступе ярости лица.
— Они вам кто? Сестрицы поди?
Выражение лиц не званных гостий менялось на глазах. Брови их поползли вверх, рты раскрылись и наконец лес вздрогнул от вопля:
— Вы что, знаете где наши племянницы????
— Тише…тише, оглашенные! — Хорс заткнул пальцами уши. — Вы то сами хоть знаете где?
— Идем в деревню! А девки-то где?!
— Хозяйки наши укатили за обновами. Будут не скоро, чай отрезов да бус, полные возы притащут… — Хорс подмигнул Чуру. — Если по дороге кого-нибудь не переедут или не спалят чего…
— Хозяйки??? — молодухи ошалело таращились на них и Чур вскинул брови.
— Ну да. Хозяйки. Жена она и есть хозяйка.

* * *
Мы с Ксюхой медленно охреневали от происходящего, но то, что это были наши племянницы, сомнений не было. Спалить что-то, поломать или разбить — это присутствовало в них с детства и все живущие в них тридцать три несчастья, постоянно норовили вырваться из них на свет божий.
— Странные эти мужики какие-то… — шепнула я Ксюхе. — Разговаривают по другому…одеты вообще, будто музей ограбили…
— Тихо. — шепнула та и так гаркнула, что я чуть сознание от страха не потеряла. — Ой зятья наши рОдные! Как мы рады знакомству!
Я покосилась на нее, сомневаясь в ее адекватности и даже протянула руку, желая ощупать ее башку на наличие шишек и гематом, но она зыркнула на меня таким взглядом, который обычно значил: «покапомолчиячттопоняларсскажупотом» и я заткнулась.
— Ага…понесло баб. — сделал вывод мужик с рыжей бородой. — Значит тетушки вы нашим зазнобам…хорошо. Ну пойдем, родственницы, посидим, покалякаем…
Он соскочил с коня и отдав поводья своему товарищу, взял нас под руки.
— Деревенька тут у нас…хорошая…

Ведомые крепкой ручищей этого богатыря в длинной рубахе, подпоясанной красным поясом, мы вышли на опушку леса и просто рты раскрыли от изумления. Перед нами раскинулась настоящая, сказочная деревенька с бревенчатыми домишками и петушками на крышах. По ней расхаживали девки в красочных нарядах и таскали за собой как не ведра с молоком, так туески с медом.
— Тут что, одни женщины? — удивленно поинтересовалась я и у меня от нехороших предчувствий, зачесалось между лопатками.
— Да, по хозяйству же нужно кому-то работать. — охотно ответил он. — А у нас тут тихо, спокойно…сытно…
У Ксюхи при последнем слове, громко заурчало в животе и она громко протянула:
— Вы наверное богатый человек, ммм…как вас по батюшке?
— Чуром меня зовут. — он еле скрывал улыбку в густых усах, а я обомлела… Не иначе зэк! И погоняло-то какое — Чур! Может и девок-то наших в живых нет уже…вот и нас сейчас оприходуют…Лапши нам на уши навешали и рады стараться!

Его второй дружок-подельничек уже направлялся к нам и на его лице играла приветливая улыбка. Ага…лыбится — значит точно врет зараза!
— Там бабы стол уже накрыли. Пожалуйте.
— Я совсем не против! — Ксюха быстро посеменила следом за ним, а я раздраженно таращилась ей вслед. Какая же она тупица! Щебечет с этими зэками, а они может убийцы или вообще маньяки-убийцы!
— Ты чего голуба пригорюнилась?
— А? — я подхватила сумку и прижала ее к груди.
— Ты чего, заполошная?
— Ничего.
Он пожал плечами и немного прибавил шагу, а я бежала за ним следом и сверлила его спину почти рентгеновскими лучами. Блииин…и шея такая здоровенная! Небось и татухи есть типа: » Не забуду мать родную» или набор куполов с портретами святых… Ммм… подлый!
Ксюха же чуть ли не вприпрыжку тащилась за вторым «сидельцем» и я набравшись смелости, спросила:
— А друга вашего как зовут?
— Хорс. — шедший чуть впереди мужчина, посмотрел на меня через плечо как-то не добро, словно чувствовал, что я о нем думаю.
— Странное имя… — пробубнила я.
— Нормальное имя. Чего же в нем странного?
— Да я так…просто. — мне не хотелось дальше напрягать его. — Редкое… А чем вы занимаетесь здесь?
— Особо ничем. — мужчина сорвал травинку и сунул ее в рот. — На Радуницу в тайге сидели с Хорсом, да гадали чем заняться, а потом решили деревеньку себе сварганить. Вот после дел в ней отдыхаем.
Меня словно пыльным мешком по голове ударили. В голове гудело, а сердце выскакивало от страха. В тайге сидели!!!! Мммм…я была права! А он еще и бахвалится: от дел они тут отдыхают! Ах ты ж урка проклятый!

Я взяла себя в руки и решила во что бы то не стало, показать им где раки зимуют. Моя месть грозила быть ужасающей и неотвратимой как конец света, поэтому Ксюха раздражала меня неимоверно.
Мы вошли в какой-то двухэтажный домишко, где дымился явствами большой стол и я сразу заметила на широком, деревянном подоконнике блестящую вещичку, которая при более пристальном рассмотрении, оказалась золотой цепочкой моей племянницы и она ее не снимала. Никогда.
— Знакомая вещь… — протянула я, перебирая в пальцах тонкие звенья.
— Моей голубки. — кивнул бородатый и добавил: — Сейчас-то поболее есть чего на шею повесить.
Да-да…бреши больше, черт бородатый! — зло подумала я и одарила Ксюху уничтожающим взглядом. Та уже сидела за столом и угощалась вовсю, мило щебеча с преступным элементом.
— А можно…ммм… — я притворно замялась, намекая, что хочу по нужде и Чур понимающе улыбнулся.
— Из дому выйдешь и за уголок.
— Ксюха, пошли.
— Я не… — она уже затолкала полный рот еды, но увидев мой взгляд, с недовольным вздохом, встала. — Пошли…

— Пожрать не дашь! Чего тебе приспичило??? — она активно прожевала все, что набила и вытерла жирный подбородок.
— Они зэки! — прошипела я, выпучив глаза для пущей убедительности.
— Кто-о??? — Ксюха сморщилась, будто лимон съела.
— Не тупи! Зэки, арестанты, урки! Поняла? — я раздраженно топала ногой по земле, но с удовольствием топнула бы по этой тупоголовой тетушке.
— Ты дура что ли??? — Ксюха выгнула брови веселым домиком и доверительно пробасила: — Они староверы!
— В смысле??? — теперь я, таращилась на нее как баран на новые ворота.
— Ну смотри: живут в лесу, деревушка эта…бороды носят, одежку странную…
— Нет, они зэки. — моя версия выглядела куда правдоподобнее. Хотя…
— Они зэки — староверы! — выдохнула Ксюха и мы с подвыванием закусили кулачки. Это было ужасно.

— Да где же вы??? — мужской голос вывел нас из ступора, в котором мы находились минут пять.
— Что делать?! — пропищала Ксюха и принялась бешеным взглядом, шарить по сторонам. Ее глаза наткнулись на домик туалета и она ломанула туда, еле протискиваясь в узкую дверь своей внушительной грудью.
Я не собиралась разбираться с урками сама и помчалась за ней, не совсем правда понимая — зачем?
Мои надежды были сокрушительно разбиты, ибо места в туалете хватало лишь для Ксюхи и то впритык. Но сдаваться я не собиралась и с ловкостью гутаперчивого акробата, втиснулась в это хлипкое и довольно спецефическое «убежище».
Мы сопели и наливались краской, прижатые к друг-другу, но когда услышали приближающиеся голоса, затаили дыхание.
Прошло минуты три, эти бандиты не спешили уходить, а дыхания не хватало катастрофически. Мы как два распертых дерижабля пучили на друг-друга глаза, но это мало помогало. Первая вдохнула Ксюха. Ее грудь сжала меня стальными тисками и вдохнула я. Туалет громко затрещал и мы выдохнули, испытывая при этом невероятное наслаждение и ужас от того, что летим вниз.
Деревянная конструкция развалилась на части и я почувствовала как острая щепка воткнулась мне в мягкое место. Ксюха ворочалась подо мной как медведь-шатун, а рядом раздался печальный голос:
— Это передается по наследству. Наши бабы родят нам вот таких вот девок…с гусями в голове…

* * *
— Нет и еще раз нет!!! — вопила Ксюха, прижимая руки к сердцу. — Я ни за что не поверю!!!
Я просто тупо смотрела на бородатых мужиков и мой мозг накручивался на спираль их объяснений.
— Ты значит бог? — Ксюха прищурила один глаз, а вторым, широко открытым уставилась на Чура. Потом медленно повернулась к Хорсу. — И ты тоже?
— Ага. — мужчины весело улыбались, а меня начинало тошнить от страха. Психи были намного страшнее зэков-староверов.
Чур подошел к Ксюхе и она резко отпрянула от него.
— Чего ты хочешь???
— Не бойся. — он вдруг легонько провел рукой по ее волосам и Ксюхины лохмы неведомым образом оказались заплетенными в аккуратную косу.
— Как ты это сделал??? — она завертелась вокруг своей оси, пытаясь разглядеть свои волосы, а я вдруг подумала, что на эти фокусы я не поведусь.
— Ты не веришь, да? — Хорс улыбался мне, но мне было не до смеха. Мой зад все еще болел от щепки, которая вошла в него глубже чем мне казалось.
— И не поверю. — прошипела я, ощущая как мой зад горит огнем и возможно страшное сочетание слов «заражение крови», окажется не только их сочетанием. — Во что угодно, только не в это. И ваши фокусы с волосами меня не проведут!
Дверь в дом неожиданно и шумно распахнулась и мы увидели запыхавшуюся девульку в измазанном сажей сарафане.
— Чего-то творится на болоте! Чего-то Вий с Дыем задумали! Ой чую беда будет огроменая, да неисправимая!…
— А ну-ка замолчи девка! — рявкнул Чур и мы с Ксюхой подпрыгнули. — Что случилось, Глашка?!
Девица вылупила глазенки и всплеснула руками.
— Котлы свои подожгли, чадят ажно сюда видать! В барабан свой Дый лупит ажно земля дрожит! Вот выйди, батюшка, сам посмотри!!! — она кинулась к Хорсу и потащила его к дверям.
— Да отстань ты, окаянная! — мужчина скинул ее со своей руки и повернулся к Чуру. — Пойдем глянем, чего там случилось уже!
Они быстро вышли, а чумазая Глаша качала им вслед головой и охала.
— Слышь, — я дернула ее за рукав и девица повернулась ко мне. Ее глаза удивленно расширились, будто она только нас увидела. — А кто они?
— Кто? — она моргнула невпопад. — Чур и Хорс?
— Ну да!
— Боги они. Непонятно что ли??? — возмущенно пискнула она. — А вы-то кто?
— А мы родственницы жен ихних. — быстро сказала я, внимательно наблюдая за ее реакцией.
— О-о!!! — девица надулась и потопала к двери. — Мало нам этих малохольных, еще и родственницы приперлись!!! Тоже небось деревню жечь будете? На вас домов не напасешься! Поехали красавицы наряды скуплять!!! Я бы на месте Чура и Хорса побаловала их розгою…нет, носятся как с писанною торбою…
Она бубня вышла за двери, а мы с Ксюхой переглянулись.

— Боги… — прошептала Ксюха и громко икнула.
— Да подожди ты! — цыкнула я на нее. — Если этот бред повторяют несколько человек, он не станет правдой!
— Девки-то наши живы! Это главное! — Ксюха пригнулась и посмотрела в окно. — Там и правда что-то происходит. Пойдем посмотрим?
Мы вышли на улицу и удивленно уставились на еще недавно чистое небо на горизонте. Теперь его заволокли клубы черного дыма, сквозь который прорывались монотонные звуки, похожие на тяжелый звук барабанов.
— Чего же они удумали? — услышала я голос Чура. — Беда надвигается, нужно к Сварогу идти.
На огромную ель села огромная ворона и громко каркнула, глядя на нас красными глазами.
— Кыш отсюда! — из руки Хорса вдруг вылетел огонь и ворона сорвалась с верхушки, пронзительно каркнув.
— Не фига себе! — Ксюха остолбенело таращилась на мужчину, а я просто впала в ступор.
Птица упала к нашим ногам и я ощутила запах паленого мяса и перьев. Хорс поднял ее и мы заметили на ее большом клюве, странный знак.
— Все таки время пришло… — Хорс сжал кулаки и его потемнело от гнева. — Братья готовятся к битве.
— О чем вы говорите? Что происходит? — я заглядывала в их глаза, но кроме холодной решимости не прочитала больше ничего.
— Все может исчезнуть. — прошептал Чур. — Если предсказание сбудется, Навь провалится в темноту.
— Но кто они? — Ксюха махнула в сторону темнеющего горизонта.
— Вий и Дый.
— Что-то знакомое… — прошептала я, отчаянно вспоминая где могла слышать это Вий…Вий… Блин!

Ну точно же! Перед тем как оказаться здесь, это имя бубнели те маньяки, от которых на моей шее остался все еще саднящий след… Господи…неужели это все правда? Неужели мы с Ксюхой попали в мир богов? В мир сказочный и нереальный?
— Мама дорогая… — Ксюха видимо думала тоже самое…

История рассказанная нам Чуром и Хорсом оказалась настолько занимательной, что я все время пыталась ущипнуть себя, а заодно и Ксюху, за что и схлопотала от нее смачный тумак в бок. Пока я все это переваривала, она явно загоралась энтузиазмом и ерзала по лавке, готовая к приключениям.
— Они палят жертвенные костры, — сказал Хорс, поведав нам о предсказании. — Значит женщины, которых должны прислать в Навь, уже здесь.
Я вспомнила обнаженных девиц возле дыры и поняла, что они все таки добились своего и перебрались сюда.
— Нужно найти Шишигу и узнать, не видел ли он чего, не слыхивал…он шустрая проныра и постоянно между мирами скачет. — продолжил бог. — Найдете его, скажите: «Мол, Чур с Хорсом приказали внимательным быть, а если видел чего — доложить немедля!»
— В смысле «найдете его»? — встрепенулась я. — Мы его что ли искать будем???
— Некогда нам. — Чур встал из-за стола и окинул нас хмурым взглядом. — Вона что творится, не досуг нам по лесу за мелочью всякой бегать. И запомните: Не получится у нас братьев остановить — сгините и вы, и девки ваши.
— Мы идем! — Ксюха тоже вскочила с места, чуть не перевернув лавку вместе со мой. Ее грудь высоко вздымалась, а глаза горели как медные плошки. Я поняла,….. что нам капец.
— Сейчас бабы вам корзину соберут для Яги и Шишиги, скажите гостинец им от нас с Хорсом. Пойдете через березовую рощу, минуете орешник, озеро пройдете, ну а там уже и изба Яги будет. Не заблудитесь. Сюда ведь пришли. — Чур пригладил бороду и хитро улыбнулся. — Авось и сладиться все.

Через полчаса, мы шли по еле заметной тропинке, волоча за собой корзину набитую снедью. Мне казалось, что я сплю, а вот Ксюха была явно возбуждена и довольна, будто меда нажралась.
— Ты чего светишься, придурашная? — спросила я. — Бредовое все вокруг и дебильное! Ерунда какая-то!
— Сама ты дебильная. — спокойно ответила Ксюха и прибавила шагу. — Интересно-то как! Навь спасти! В сказке побывать!
— Дура! — обиделась я. — А вдруг мы грибов каких-то наелись и теперь дубасит нас, а? Ну, глючит?
— Не ела я никаких грибов! — возмутилась Ксюха. — Скажешь тоже!
Вот так вяло переругиваясь, мы не заметили как свернули с тропинки и теперь оказались в густом ельнике, со всеми признаками того, что заблудились…

— Где же это озеро? — Ксюха вертела башкой как жирная гуска возле кучи зерна.
— Ты еще под куст загляни! — ехидно предложила я. — Допрыгалась?
— Я что-ли??? — она задрала свои нарисованные брови.
— Нет! Я!
Ругаться не хотелось, ноги устали и мы уселись под деревом, раздраженно сопя. Наконец Ксюхе надоело молчать и она предложила:
— Давай пожрем что-ли…
— Так не нам же добро…
— На всех хватит! — буркнула она и полезла в корзинку.

Через минут десять громкого шуршания и кряхтения, Ксюха достала две сухих рыбины, кувшинчик со сметаной и пирожки в чистой, льняной тряпочке.
Сметана лилась рекой не только в рот, но и по подбородку когда мы услышали подозрительное шуршание, приближающееся к нам довольно быстрым темпом.
— Кто это? — Ксюха с белыми усами и бородой, зажимая в руке рыбину, выглядела устрашающе.
— Нужно спрятаться. — я суетливо закрутила головой, но кроме находившихся вдалеке кустов ничего подходящего для маскировки, не было…
Недолго думая, мы залезли на сосну и притаились в ее густых ветвях. Сделали мы это вовремя, ибо вскоре из растительности, появились две женские фигуры, поразительно напоминающих двух голых «ведьм», которые пытались нас убить.
— Ты смотри… — прошептала Ксюха. — На ловца и зверь бежит!
— На какого ловца??? — я сидела обняв ствол и чувствовала как грубая кора царапает голые ноги.
— На нас! — Ксюху впору сейчас было вербовать в армию Чингисхана и она явно бы дала фору великому полководцу.
— Нет! — зло прошипела я. — Мы не будем это делать!
Тем временем, девушки подошли к месту нашего убежища и тут мы поняли, что оставили корзинку с едой…
— Вот это удача! — неприятный женский голос резанул ухо. — Кто-то харчи потерял!
Эти две обезьяны уселись под нами и принялись уплетать нашу еду. Они были настолько близко, что малейшее движение, могло привлечь внимание. Я терпела изо всех сил, но когда огромный, рыжий муравей принялся шнырять у меня под шортами, щекоча своими усиками мои израненные телеса, я попыталась его достать. Ветка опасно затряслась, но подлая, рыжая тварь продолжала свое дело. Еще одно движение и до этого шершавая поверхность, вдруг стала словно зеркало и я бомбочкой рухнула вниз. Красиво паря в воздухе, в окружении сбитой мною хвои, я приземлилась, почувствовала боль в локтях и где-то подо мной, громкое бульканье и затихающий хрип…
— Молодец! — рев Ксюхи уже звучал рядом. — Я иду!!!
Крик ужаса длился секунду. Через это короткое время, лес снова наполнился привычными звуками…

— Вы пожалеете об этом! — шипела высокая девица, с темными, длинными волосами, которую я подталкивала вперед. — Сдохнете как собаки! Удивительно как вы до сих пор живы!
— Ой, да заткнись ты! — мне хотелось втулить ей пинка под зад, но я сдержалась, пожалев ее тощую задницу. — Рассказывай, какую гадость придумали?
— Сейчас уже! Рассказала! — огрызнулась девица и зло усмехнулась. — Ничего у вас не выйдет. Все равно будет так, как предсказано!
— Да знаем мы уже все… — остудила я ее пыл. — Намылились к Вию?
Девицы изумленно завертели головами в мою сторону.
— Что вы знаете???
— Что надо, то и знаем. — отрезала я. — Идите молча!
Вскоре показалась деревенька и они занервничали.
— Куда мы идем?
— В гости. — буркнула Ксюха. — Пусть там с вами разбираются.
— Отпустите нас! — одна из них резко остановилась и повернулась ко мне. — Мы как станем богинями, вас отблагодарим!
— Как? Шею перережете? — я совершенно не доверяла этим красавицам с змеиными глазами, сквозь которые просачивалась злоба.
— Мы можем договориться…
— Не можем. — я подтолкнула ее вперед и девица оскалилась.
— Ну смотри… мы ничего не забудем…поплатитесь еще за это…

Чур и Хорс были очень удивлены той компании, которая сопровождала нас, испачканных сметаной и пропахших рыбой. Возможно они чего-то и ожидали от нашего похода в лес, но явно не того, что мы приведем с собой столь славный улов.
— Да я ошалел просто! — Хорс обошел нас со всех сторон и нахмурился, когда одна из девиц пронзила его полным ненависти взглядом. — А ты не зыркай на меня, а то ослепнешь ненароком.
— А ты кто такой? — она следила за Хорсом напряженно и злобно.
— Скоро узнаешь…

* * *

Мы уныло сидели на лавке, оттирая засохшую сметану с лица, когда в дом вошел Чур и остановившись посреди комнаты, принялся нас гипнотизировать.
— Что? — я недоуменно пожала плечами. — Что-то случилось?
— Пока нет. — уклончиво и как-то уж чересчур подозрительно ответил он. — А если вы будете серьезными и спокойными, то вообще ничего не случится.
Меня пробрало не на шутку и я услышала как прекратился противный скрип, с которым Ксюха оттирала сметану.
— Что надо?
— Вы пойдете вместо этих баб к братьям, нужно время потянуть, пока Сварог не решит, что с ними делать.
— Нет. — в один голос рявкнули мы.

— Выбора нет, — развел руками Чур. — Вий и Дый знают, что женщины уже в Нави.
— У вас в деревне куча баб! — Ксюха возмущенно ткнула в окно пальцем. — Вот и отсылайте!
— Нельзя. Они сразу почувствуют, что бабы Навьи, а не из другого мира! — бог положил большие ладони на стол и навис над нами. — Идти придется вам. На вас одна надежда.
— Не хочу я быть ничьей надеждой! — завопила Ксюха. — Отдавайте нам наших племянниц и мы уходим!
— Повязаны они уже с нами и из Нави им ходу нет. Если что не так пойдет, они первые пострадают, ведь не навьские они… — Чур выглядел вполне серьезным и речи его звучали правдоподобно.
— Вот черт! — я чуть не заплакала от обиды и страха за себя. — А если они убьют нас?
— А вы будьте умнее и не убьют. — спокойно ответил Чур. — Продержаться-то нужно дней десять всего. Совсем малость.
— Совсем….?????

Долго дело не делалось и уже через час нас с Ксюхой выставили за пределы деревни, повернув в сторону болот.
— Туда идите. Как только к Виевым границам подходить будете, братья вас учуят и обязательно встретят. — наставительно произнес Хорс. — Скажите, что вас в Навь специально для Вия и Дыя отправили, чтоб предсказание сбылось. Понятно?
— Нет. — угрюмо ответила Ксюха и отвернулась. — Чувствует моя задница, что добром это не кончится.
— Если вдруг чего не так пойдет, — продолжил бог. — Станьте в любой угол и прошепчите: «Чур меня!»

— И что? — я навострила уши. Варианты спасения от темных личностей меня очень интересовали.
— Чур или я явимся и вытащим вас оттуда. Только по пустякам по углам не шастайте. — Хорс нахмурил густые брови. — Втемяшили?
Где-то вдалеке снова застучали барабаны и я покрылась гусиной кожей от приступа внезапного страха. Хотелось развернуться и бежать куда глаза глядят, но мы с Ксюхой шумно вздохнули и одарив Хорса убийственным взглядом, в котором собралась вся злость маньяков мира, поплелись вперед.
— Спины ровнее! Вы же будущие богини! Вы же детей от богов носить будете! — крикнул нам вслед Хорс и мы замерли.
— Чего мы носить будем??? — я рванула было обратно, но он быстрым движением нарисовал в воздухе какой-то знак и меня откинуло назад. — Ах ты козел бородатый!
Его улыбающееся лицо скрыло темное марево, которое густыми волнами прокатилось мимо моих глаз и я поняла, что нахожусь в густом, черном лесу, так разительно отличавшемся от светлого леса окружавшего деревню.
— Вот аферисты проклятые! — зашипела Ксюха и погрозила в небо кулаком. — Вернусь — бороды-то повыдираю!
С этим я была полностью согласна, но так как пути назад не было, нам пришлось идти на звук барабанов, медленно растекаясь ужасом.
В черной глубине леса ухали совы, в траве что-то шуршало и ползало, пахло гарью, а коряги скрипели нам вслед, шевеля толстыми корнями. Идти становилось все труднее, ноги путались в густой траве и мне все время хотелось от души заматериться, что я и сделала, когда перед нами вдруг возникло нечто непонятное, обросшее спутанными волосами.
— А ну-ка стоять красавицы! — прошипело оно и клацнуло зубами. — Все. Пришли.
Мы таращились на него и я немного переживала, чтобы утрешняя сметана не нашла дорогу обратно…

— Тебе чего, чудо в перьях? — пропищала я, стараясь, чтобы этот писк хотя бы немного выглядел спокойным. — Иди…куда шел…
— Ишь какая смелая! — прошипело существо, медленно приближаясь к нам. — Давно я здесь людишек не видел. Вот забава мне будет! Измучаю! Изведу!
Ксюха повернулась ко мне и прошептала:
— Достали блин уже! Этому-то чего надо?!
— Ты это…!!! — я приосанилась и шагнула в его сторону, чуть не грохнувшись в обморок от своей смелости. — А ну ка…!!!
— Чего «а ну ка»? — существо удивленно замерло. — Ты чего мелешь?
— Я…это…!!! Вия жена!!! — выпалила я и застыла, сверля его выпученными шарами.
— А я — Дыя! — Ксюха перешла на фальцет. — Уйди с дороги, чувырло!
Существо не двигалось, словно переваривая наши слова и резко присело, сливаясь с кучей валежника, когда из темноты раздался голос:
— Ты что это, Леший? Совсем разум потерял?
— Бляха… — прошептала Ксюха орошая мне своими горячими слюнями ухо. — Не дойдем мы к этим Виям-Дыям, сожрут или прибьют по дороге! У них тут что, сходка сегодня??!
Из темноты показался мужской силуэт и чем ближе он подходил, тем все больше щемило мое и без того измученное сердце. Когда его вишневые глаза остановились на нас, я поняла, это и есть один из братьев…
— Ну здравствуйте красавицы. Наконец-то вы здесь, заждались мы уже.
Я услышала как Ксюха сдерживает кашель и прохрипела:
— Здрасьте…

Мужчина медленно ходил вокруг нас и мне казалось, что он не ступает по земле, а парит над ней. От него исходила мощная энергетика, не похожая на энергетику Чура и Хорса. Она была тяжелой и густой, воздух вокруг превратился в дрожащее желе и мы с Ксюхой тоже…
Я понимала, что если мы будем вот так стоять и тупо таращиться на него, то спалимся однозначно. Мне стоило огромных усилий, изобразить на лице довольную улыбку и мужчина улыбнулся мне в ответ, сверкая белоснежными зубами.
— Мне очень нравится то, что я вижу… — мне казалось, что эти слова я вытягивала из себя раскаленными щипцами и молила Бога, чтобы Ксюха взяла себя в руки и перестала изумленно хлопать глазами в мою сторону.
— Ты ожидала другого? — тихо спросил он. — Думала, что Вий это ужасное чудище из лесной чащи?
Ага! Вий! Мой мужик значит… Он же наверняка слышал как я только что орала, что он мой муж…
Мне захотелось немедленно в душ, зубную щетку, мятную жвачку и одноразовый станок. Нет-нет, я конечно не собиралась заниматься с ним сексом, но…черт, я была бы не против…
— Я рада, что это не так. — я издала хриплый, сексуальный смешок, надеясь, что он не был похож на истерический всхлип.
— Ну чтож… добро пожаловать в наше царство. — Вий взял нас под руки и повел вперед. — Познакомимся поближе.
Он наступил на кучу валежника и сидевший в ней леший, глухо закряхтел: — Ооо-й!!!
— Замолчи дубина! — прошипел Вий, поддав под кучу ногой. — Скажи спасибо, что я тебя в речке не утопил!
Чем ближе мы подходили к чертогам темных богов, тем оглушающе звучали удары барабанов. Когда деревья расступились, я чуть не ахнула, а вот Ксюха не удержалась и протянула: — Бляха муха…

В кольце огня находился мужчина, его голый торс блестел от пота и бликов огня, а мощные руки опускались на туго натянутую кожу барабанов. Его коралловые глаза уставились на нас тяжелым, одурманивающим взглядом и Ксюха прошептала:
— По хрену все. Это он мой муж? Окей… . Короче, я остаюсь здесь.
Я не успела опомниться, как она с напором бешеного слона перебороздила дорожку огня и поперла к Дыю…

— Я вижу она рада встрече… — горячее дыхание обожгло мою шею и я затрепетала как листок на ветру.
— Я тоже рада.
— А по другому и быть не могло. — прошептал он и приобнял меня, поглаживая по мягкому месту. — Такая сочная…
Ага…я такая. Сочная. Голова кружилась от ощущений и казалось, что не все так ужасно, но то, что это не надолго, портило настроение однозначно.
Ксюха что-то втирала Дыю, ощупывая его масляными глазами, а он внимательно слушал ее, явно находясь в восторге от ее трёпа. Но удивляться было нечему: она могла заговорить кого угодно и цыганский табор, тусующий на вокзале, потерял в ее лице шикарную родственницу.

— Пойдем в дом. — Вий указал мне на темное строение между густыми елями и я с готовностью двинула в ту сторону.
— Ксюха, хватит трепаться, пошли! — гаркнула я и тут же осеклась, покосившись на Вия. — Нас в дом приглашают…
Он как-то странно посмотрел на меня, но промолчал, пропуская вперед.
В большом доме нас ждал накрытый стол, горящие свечи и все выглядело довольно романтичным, если бы не наши красноглазые ухажеры. Конечно при более пристальном рассмотрении, я поняла, что эти черные свечи горели здесь не для романтики, но спросить как-то постеснялась и просто уселась за стол, приготовившись угощаться.
— Мне очень хочется услышать как вы пришли к поклонению темным богам Нави? — вдруг поинтересовался Дый и я чуть не скривилась. Ну вот чего тебе нужно? Сиди ешь…Нет же…как, да как…
— Долго мы к этому не шли… — вздохнула Ксюха и я уставилась на нее, ожидая чего она сейчас ляпнет. — Родители наши поклонялись…да что там…все предки это делали… А мы вот…по их стопам значит…
— Значит язычники, родители ваши? — Дый не собирался заканчивать со своими вопросами.
— О-о! Они такие язычники, что ого-го! — Ксюха так махнула головой, что мне показалось, будто она сейчас отвалится. — Мы с детства только и слышали — Вий, Дый…Дый, Вий… Ой, а что это за рыбка?
Ксюха ткнула пальцем на рыбищу, лежащую на блюде.
— Щука. — ответил Дый. — А…
— Костлявая? — Ксюха явно не собиралась слушать его дальнейшие расспросы.
— Нет. Так вы говорите…
— Я хочу попробовать. Положишь мне?
— Да. — Дый принялся угощать ее щукой, а я облегченно вздохнула.
— А ты что будешь? — Вий сжал мою руку.
— Может утки кусочек? — улыбнулась я и отпила из золотого кубка, представляя сколько он стоит и понимая, что обязательно его сопру…

— Не страшно было сюда попасть? — Дый оказался неугомонным. — Все могло приключится…
— Нет, не страшно. — Ксюха наминала щуку, с трудом отрываясь, чтобы ответить. — Нас же с детства готовили. Так что мы как дома…
— Это хорошо… — Дый налил себе медовухи и оперся спиной о стену. — Свадьба-то на полную луну…
Я услышала, как щука почти с треском прошлась по Ксюхиному горлу и быстро посмотрела в окно. Луна была почти полной…

— Ты готова? — шепнул мне Вий и я нервно усмехнулась.
— Конечно! Я об этой свадьбе с десяти лет мечтала!
Братья еще немного посидели и когда Вий встал, я напряженно замерла. Неужели в спальню поведут?
— Мы уходим. Нам до обряда нельзя здесь оставаться и поэтому мы будем находиться в лесу, на местах силы.
— Да? — разочарованно протянула Ксюха. — А когда придете?
— Завтра. Отдыхайте. — Вий коснулся губами моего затылка. — Чувствуй себя хозяйкой.
Такого мне говорить было нельзя…

Оставшись одни, мы уселись рядом и зашептались, представляя, что здесь возможно куча ушей, которым не следовало знать о наших тайнах.
— Ну вот почему всегда так? — обиженно прошептала Ксюха. — Как мужик шикарный, так обязательно мудак какой-то…
— Они не мудаки, а темные боги!
— Большая разница! — хмыкнула она. — А у нас ведь могло получиться…

— Нам нужно думать о племянницах!
— Чего о них думать? — мечтательно прищурилась Ксюха. — Мы с Вием и Дыем останемся, детей им нарожаем…пора бы уже…
— Они узнают, что мы не те, кто нужно и оторвут нам головы. Ты представь какие планы мы им ломаем?
— Вечно ты мне настроение испортишь! — надулась Ксюха и принялась лакать медовуху. Вечер обещал быть занимательным…

Мы прошвырнулись по дому и наткнулись на старуху, которая взбивала подушки на больших кроватях. Ее острый подбородок неестественно торчал вперед, будто кто-то ей наподдал да так и осталось. Она покосилась на нас и замерла, разглядывая пристальным взглядом.
— Добрый вечер красавицы.
— Здоров бабуля. — мне она показалась довольно хитрой и не простой. — По хозяйству трудишься?
— Тружусь…тружусь, милые… А вы покушали уже? Отдыхать будете?
— Спасибо. Еще не знаем. — Ксюху напрягало ее присутствие и она нервно зыркала по сторонам. — Наша-то спаленка?
— Ваша голубки, ваша… — старуха поковыляла к дверям. — Вы ложитесь, а я чайку наведу травяного…
Она вышла из комнаты и мы с Ксюхой попадали на кровати.
— В сон меня клонит… — я громко зевнула. — Давай поспим немного, а потом дальше осматриваться будем.
— Давай. — Ксюха уже дремала одним глазом. — Устала я…навалилось…
Через несколько минут мы уже похрапывали на мягких перинах и не знали, что странная бабка вернулась в спальню с двумя дымящимися чашками, поставила их на дубовый подоконник и принялась разглядывать нас, стоя то над одной, то над другой как грех над душою…
— А те ли вы девицы, аль подосланные? — прошептала она, щупая наши мягкие, откормленные телеса. — Может хозяев моих обидеть хотите, а? Присмотреть за вами нужно…

Мне снились странные сны, в которых мелькали вишневые глаза Вия и мне отчего-то было страшно. Я бегала по темному лесу и искала Ксюху, но черные ветви не давали мне двигаться, все сильнее прижимая к земле…
— Ты чего орешь? — я проснулась от недовольного голоса Ксюхи и увидела ее сонное лицо, склоненное надо мной. — Напугала…
— Да хрень какая-то приснилась…
— Ооой…ооой…сердце заходится… так сладко спал… — скрипучий голосок прозвучал из темного угла весьма неожиданно и Ксюха прыгнула ко мне под одеяло.
— Кто здесь?!
— Я… — меланхолично протянул голос. — Чего ж вы меня так пугаете, малахольные?
— Кто «я»??? — в один голос пропищали мы.
— Домовой. — ответил голос и закряхтел. — А что это вы так удивляетесь?

В углу зашуршало, скрипнуло и перед нами появился бородатый мужичок в красной рубахе. Он потер об колено волосатую пятку и забрался на стул возле окна.
— Уж и не помню сколько живу здесь… — он пригладил кустистую бровь. — А вы невесты что-ли прибывшие?
— Ну невесты…а что? — я немного расслабилась, справедливо полагая, что если я буду пугаться каждого сверхъестественного существа, то заработаю инфаркт.
— Не знаю… — вздохнул он. — Не похожи…
— Чего это мы не похожи? — возмутилась Ксюха.
— Пышные вы дюже, как две булки. — выдал он и мы нахмурились, пронзая его убийственными взглядами. — Сдобные…
— И что?
— Да какие из вас темные богини? — домовой пожал плечиком. — Не то…не то… глаза у вас добрые…
Ксюха вылезла из под одеяла и схватила ковыряющегося в носу домового за воротник рубашки.

— Добрые говоришь? — она открыла окно и высунула туда домового. — Полетаешь?
— Пусти! Пусти! — завизжал тот, суча ногами. — Не буду я больше!
Ксюха втянула его обратно и усадила на стул, наклоняясь к его лицу.
— Будешь теперь нам служить. Ясно? — после недолгой паузы, домовой кивнул. — А если нет…
— Я понял! — он вскочил со стула и посеменил к своему углу. — Не серчай, матушка! Дурак я…

Проблемы начались с утра. Мы на удивление и вопреки всем случившимся с нами перепетиям, спали спокойно и сладко, обмотавшись пуховыми одеялами, когда визгливый голос старухи, практически заставил нас подскочить на месте.

— Ой горе случилось! Ой что делать?!

— Ты чего орешь?! — Ксюха с трудом выбралась из своего кокона и старуха на секунду замолчала, разглядывая ее опасливым взглядом. Лохматая и злая Ксюха выглядела угрожающе. — Чего замолчала? Какое у тебя там горе приключилось?

— Ох чувствую, что с моими драгоценными что-то случилось! — снова запричитала бабка, размазывая слезы по морщинистому лицу. — Сердце не обманешь!

— Что она городит? — шепнула я Ксюхе. — У нее что, драгоценности пропали?

— Сомневаюсь… — буркнула та и тяжело вздохнув встала с кровати. — Ты можешь нормально рассказать, что случилось?

— Я по утряне в лес пошла, — всхлипнула женщина и тоненько завыла. — Хотела чайку травяного отнести Виюшке и Дыюшке…а там такое!

— Какое? — мы во все глаза уставились на нее.

— Все горелое, будто пожарище всю ночь гуляло…и сапожок Дыюшкин под березкой валяется! — снова завыла бабка. — Ой чую я…ой-ой!!!

— Да ладно… — протянула я. — Мало ли чего там приключилось…может курили пьяны…

Ксюха почти просунула свой наманекюренный палец мне между шестым и седьмым ребром и я заткнулась.

— Они же боги, бабуля! — хмыкнула она. — Что с ними станется?

— Ой не говори-не говори, если не знаешь! — обиженно шмыгнула носом горемычная. — Могло статься!

Она подалась вперед, а мы ей на встречу, затаив дыхание.

— Вечно у них с Велесом ругань да драки!

— А это еще кто? — еще одного бога мои мозги просто грозились не выдержать.

Старуха изумленно глянула на нас, но потом махнув рукой, сказала:

— Велес — бог богатства и покровитель на Руси домашних животных. Это владыка лесов и всего животного мира!

— Ага… и почему ты решила, что он виноват? — Ксюха словно мисисс Марпл прищурила один глаз. — Доказать надо.

— Дык, а кто еще??? — удивилась она, а я подумала, что видимо бабуля не догадывается, что на ее «драгоценных», до хрена кто зуб точит. Она недовольно пожевала губы и нехотя продолжила: — Когда Велес родился, его похитил сын Вия — властелин подземного царства…

— Так у него сын есть?! — я раздраженно вскочила с кровати. — Не по человечески это! Меня предупредить должны были! Не согласная я!

Старуха сидела в легком шоке, а Ксюха уперла руки в бока:

— А чего это ты забегала? Тебе-то что? Он же видать взрослый парень уже…

— она покосилась на бабку. — Если он колыбель с этим…как его… спер…

— С Велесом. — поддакнула бабка и подозрительно уставилась на нас. — И вы что ли о нем не знали? Странно это все…ой странно…

— Допрыгалась? — прошипела Ксюха, строя мне глазки и подражая мне, подкатила их ко лбу — «Не согласная я!»

— Слышь, мать… — я нахмурилась на бабку. — Хочешь, чтоб мы помогли? Значит лишних вопросов не задавай!

— Но…

— Чего «но»? — из своего угла вылез домовой и не вытаскивая палец из носа, обратился к старухе: — Ты это… не лезла бы куды не надо… Как прознают супостаты лихие, что Вий с Дыем пропали, места тебе мало будет…На старости лет пойдешь краюху хлеба выпрашивать, аль жопу баннику мыть за плошку квасу!

Старуха испуганно попятилась от него и повернулась к нам:

— Пан — сын Вия, когда колыбель Велеса украл, понес ее над морем. Но Велес, чтоб его сороки заклевали, стал быстро расти и тяжелеть. Пан уронил колыбель вместе с младенцем в море, где его подхватили волны и вынесли к берегу большого острова… Жив вообщем остался окаянный…

— Ну пока он еще ничего плохого не сделал. — буркнула я. Бабка явно относилась к нему предвзято.

— Велес разрушил небесный дворец Дыюшки! — завыла бабка так громко и неожиданно, что домовой чертыхнулся, а мы дернулись. — Он-то был сложен из орлиных крыльев…такая красотища! А Дыюшку сбросил в подземное царство, оглоед проклятый! Виюшка ему помог на землю подняться, лапушка моя!

— Ты лучше старая расскажи, что они потом сделали! — вставил свои пять копеек домовой и бабка отчаянно покраснела.

— А ты думаешь хорошо в подземном мире сидеть-то? Расстроились поди мальчики…отомстили…

Домовой возмущенно топнул.

— Велеса на пир мириться пригласили и отравили! Потом в царство подземное кинули! Не напомнишь мне где он все это времячко был? Может в пещере торчал???

— Стоп! — Ксюха замахала руками. — Все понятно.

— Чего это тебе понятно??? — оскалилась старуха. — Не виновные мальчики! Пошалили чуть-чуть, чтож их теперь измучить что-ли?!

— У Велеса жена есть, Азовушка… — тихо сказал домовой и бабка зло закряхтела. — Она-то, лебедушка за ним и отправилась… Вия просила, чтоб отпустил его…Но Велес к тому времени уже потерял свое первичное тело, и Азовушка осталась в подземелье с мужем…Бедные они, многократно рождались и умирали вместе…

— Ни хрена себе мальчики пошалили! — выдохнула я. — Вы тут что, совсем что ли???

— Ты это…матушка… — домовой слегка замялся. — Дело-то это давнее совсем, не серчай сильно… Но Вия и Дыя спасать нужно. Не будет их, и весь этот мир на смарку…
— Легко сказать: «Спасать нужно»… — мне это казалось совсем нереальным. — Они же боги, пусть и спасаются сами.
— Если заговор супротив них другие боги собрали, то тяжко им будет. Убить не убьют, но в подземельях измытарят…
— Ой измытарят… — поддакнула старуха и так тяжело вздохнула, что Ксюха не выдержала:
— Ладно, но смотрите, чтоб об этом ни Чур, ни Хорс не узнали!
— А они-то каким боком? — всполошилась бабка. — Чего это ты за них речь завела???
— Да чего уж тут…права ты была, не те мы, кого «драгоценные» твои ждали.
— Вот знала я! Знала! — снова завыла бабка. — Все супротив!

Ксюха повернулась к домовому и пригрозила ему кулаком:
— Смотри, мы хоть и не те, кто надо, но если ввалю — мало не покажется.
— Я знаю матушка, знаю. — сразу согласился он и залез на подоконник. — С чего начнем поиски?
— Ты что ль тоже искать будешь? — хмыкнула я и он даже обиделся.
— Я знаешь, матушка какой…это…смышленый!
— Да как им верить-то можно?! — старуха уже начинала действовать мне на нервы. — Приблудам этим?! Может они и виноваты во всем!
— Не мели! — отмахнулся от нее домовой. — Догавкаешься, что отправишься с чесалом к баннику!
— А почему с чесалом? — моя голова грозилась лопнуть на мелкие осколочки.
— А у него жопа-то волосатая… — убедительно произнес домовой, не обращая внимания на наливавшуюся злостью бабку. — Заладила кудахтать… А Чур с Хорсом вас сюда пошто прислали?
— Чтоб Вию и Дыю, настоящие бабы, которые здесь объявились не достались и страшное проклятие не обрушилось на вашу землю… — замогильным голосом протянула Ксюха, а домовой принялся смеяться, качая маленькими ножками.

— И чтобы вы сделали?
— Ничего… — промямлила я, не понимая причины его веселья. — Дней десять бы подождали, а потом Сварог бы придумал чего делать…
— Пока бы он придумал, вы бы уже на березке висели, аль занимались занятием, способствующим обрюхачиванию!
— Чего?!
— Тоже мне…богини темные…ух-ху-ха!!!

Состояние легкого охренения, которое преследовало нас на протяжении всего этого времени, сейчас входило в особо активную фазу. Старуха недоверчиво косилась на нас, а домовой радостно размышлял о нашем «тайном и опасном деле».
— Нужно Ягу потрясти. — наконец выдал он. — Она не любит Вия, хоть и не показывает этого, могла и способствовать этому темному делу.
— А вообще, где этот Велес находится? — поинтересовалась я. — Где так сказать чертоги его?
— Вы хотите туда сразу идтить? — причмокнул домовой.
— Конечно. — кивнула я. — Зачем время тратить зря? Если Велес в этом замешан, значит к нему и нужно.
— Он живет в самом верхнем уровне Нави, там, куда уходят корни всех живых растений и откуда берут исток все земные реки. — неожиданно прошептала старуха. — В услужении у Велеса находятся все лесные звери, а его личная гвардия состоит из самых древних и сильных оборотней-волкодлаков…
— Обалдеть… — Ксюха поежилась. — На фига мне это вообще? Ну красивый мужик…ну бог… А как ты говоришь туда добраться можно?
— Это тяжелый путь. — бабка явно не собиралась нас ничем радовать сегодня. — Нужно выманить из берлоги бурого медведя, оседлать его и держа под левою рукою лисицу, а под правою зайца, сказать заветные слова.
— Всего лишь? — хохотнула я. — Да вообще раз плюнуть. Да Ксюха?
— Ага…Это все? — буйная тетушка Ленки, улыбалась как притрушенная, но ее можно было понять — медведей нам седлать еще не приходилось…
— А-а…нет! Подзабыла мелочь одну! — старуха хлопнула в ладоши, радуясь видно, что вспомнила. — Нужно голыми быть.
— Как голыми??? — в один голос протянули мы с Ксюхой.
— Как младенец.

Мне хотелось материться, а еще больше бежать куда глаза глядят, но вспомнив вишневые глаза Вия, я вздыхала и удрученно телепалась позади резвого домового. Наш колоритный отряд замыкала старуха и весь наш «десант» периодически вздрагивал и останавливался.
— Хоть кто-нибудь, попадал в чертоги Велеса? — с придыханием спросила Ксюха, видимо надеясь, что возможно лиса, заец и медведь, окажутся вполне сговорчивыми и позволят провести над ними все эти ритуалы.
— Конечно! — убедительно кивнул тот. — Мертвыми.
— Ты что серьезно?! — я резко остановилась. — Зачем мы тогда идем туда?! Все равно же мертвыми будем!
— Неее…помню одного! — домовой хлопнул себя по лбу. — Совсем памяти нет…
— И кто это?
— Иван Царевич…ага…точно.
— Какой Иван Царевич, блин?! — взорвалась Ксюха. — Сказочный что ли? На сером волке?!
— Аааа…не, не он… — домовой снова посеменил вперед.

— Зараза, зла не хватает! — Ксюха отшвырнула рукой торчавшую ветку и та со свистом вернулась обратно, хорошенько присушив наши и без того удрученные лица.
— А-ай! М-м-м!… — я схватилась за место чуть ниже глаза и почувствовала как оно активно вздувается. — Ксюха!
Но ей было не до меня. Две полосы делали ее похожей на черепашку-ниндзя…
Домовой хихикал, бабка, я подозревала, тоже сдерживает смех и весь этот балаган начинал меня раздражать основательно.
— Так! — рявкнула я и указала пальцем на домового. — Ты — притащишь мне зайца!
— Я?
— Да, ты! Или нам и зайцев ловить, и на медведях разъезжать?! — я развернулась и ткнула пальцем в бабку. — С тебя лиса. И это не обсуждается! Долго еще идти?!
— Дык пришли уже… — обижено произнес домовой. — Вона берлога.

* * *

— Чего вы стоите? — домовой вылез из кустов, волоча за собой дергающийся мешок. — Я уже и зайца изловил!
— Не торопи! — рявкнула я и со стоном потыкала палкой в кучу еловых ветвей. — Господи…
— Лисы-то еще нет! — прошипела Ксюха. — Сомневаюсь, что медведь будет ждать пока она появится!
— И то правильно… — домовой повесил мешок на дерево. — Ну ничего, старуха проворная, быстро добудет животинку.

— Бабка лису загоняет? — с сомнением протянула я. — Она же ходит через раз…
— Плохо вы ее знаете… — хмыкнул домовой. — Не зря она у братьев служит…
Но договорить он не успел, из чащи вылезла бабка, держа в руке лисий хвост.
— Нате!
— Она же дохлая! — возмутился домовой. — Ты что, ее у кого-то отобрала???
— Не дохлая она! — фыркнула она и потрясла лисой, язык которой висел почти до земли. — Кусалась , тварь рыжая, вот и пришлось оглушить маненько…
— А зайца оглушить нельзя? — деловито поинтересовалась Ксюха. — Я же его не удержу!
— Ага, значит, ты уже решила, что зайца понесешь??? — меня это вообще не устраивало.
— А что? — Ксюха дернула плечом.
— А я лису? — уточнила я. — Чтоб она мне бок выгрызла?!
— Все. Приехали. — голос домового прозвучал почти обреченно.
Мы с Ксюхой резко обернулись и узрели стоявшего возле берлоги, здоровенного медведя. Он громко зевнул, обнажая белоснежные клыки и розовую, огромную пасть.
Он повел носом, принюхиваясь и шерсть на его загривке встала дыбом. Медведь зарычал, а Ксюха проблеяла:
— Молилась ли ты на ночь, Дездемона? Вот черт!
Я быстро оглянулась и поняла, что помощников кроме оглушенной лисы и замершего в мешке зайца, не было.

Старуха испарилась, а кругленький зад домового торчал из кустов ежевики.
Медведь направился к нам и мы побежали. Я непонятно зачем схватила полудохлую лису, понимая, что ни за что больше не поведусь на эту аферу и взобралась на дерево, слыша как в ушах пульсирует кровь.

Медведь не растерялся: он спокойно принялся взбираться на дерево, поглядывая на меня плотоядно и недобро. Я посмотрела вверх и поняла, что тонкие ветви меня точно не выдержат, а медведь стремительно приближался…
Когда его голова оказалась возле моей пятки, я приложилась к ней ногой, но зверюга скорость не сбавил и зло зарычав, схватил меня когтями за мое непрезентабельное одеяние. Материя с громким треском лопнула и потянулась за его лапой, оставив меня в чем мать родила. Ткань упала ему на морду и медведь разъяренно завертел головой, пытаясь сбросить ее с себя, но не удержавшись, грохнулся на землю сам. Я еще секунду пыталась удержаться на дереве, но раскачанное зубатым хищником, оно сбросило меня вниз. Прямо на медведя.
— Мама-а! — орала я, вцепившись в его густую шерсть и с ужасом наблюдала, как проныра домовой, пытается стянуть с Ксюхи ее тряпье.
— Давайте! Давайте! — визжал он, тыча почти голой Ксюхе мешок с зайцем. — Ехайте!!!!
Медведь подо мной бесновался и рычал, пытаясь сбросить с себя мое голое до неприличия тело, но в этот момент, я была круче питбуля, понимая, что если окажусь на земле — мне хана.
От всего происходящего, меня начинало накрывать и я, глядя на голую Ксюху, зажимавшую в руке мешок, в котором зайца видимо бил припадок эпилепсии, начала ржать как коняка.
— Где наша не пропадала! — завизжала я. — Прыгай на это чудовище!
Ксюха, не хуже заправского «рыцаря», чертанула на медведя, и с криком: » Ты, маленькая гнида поедешь со мной!» — схватила орущего как припадошный, домового. Медведь крякнул и замер. Скорее всего наш общий вес, привел его в небольшой шок, да оно и понятно, я почти ощущала, как трещат его позвонки.
— Ой мама! — домовой пытался вырваться из рук Ксюхи, но она держала крепко и его и зайца.
— Какие слова говорить нужно?! — рявкнула я, ища глазами старуху. — Быстрее!!!
— Поезжай… — бабка попятилась от нас.
— Это все заветные слова? — я думала, что меня сейчас накроет.
— Ну да…
Медведь начал приходить в себя.
— Посидишь здесь! — Ксюха затрамбовала маленького мужичка в мешок с зайцем, не реагируя на его протесты и легко схватила старуху. — А ты, подруга не спеши…
— Поезжай! — оранула я и зверюга вдруг поднялась на лапах и быстрым галопом помчалась в глубь леса…

Возможно зверем управляло колдовство и он стал настолько быстр, но деревья мелькали перед нашими глазами как сплошная, зеленая полоса. Я боялась свалиться и крепко сжала ногами бока медведя, а Ксюха вцепилась в меня, удерживая одной рукой старуху, которая со стонами, пыталась удержаться на медвежьем заду. Так как основное место заняли мы с Ксюхой, делать ей это приходилось очень усердно…

Впереди показалось темное, будто размытое пятно и медведь еще ускорился, тяжело дыша и скаля клыки. Нас втянуло в эту чернеющую дыру и я почувствовала как мою кожу опаляет невидимый огонь, а вокруг потрескивают небольшие искорки. Но это ощущение длилось не долго, нас вынесло на свет Божий и мы кубарем покатились по прохладной траве.
Когда я открыла глаза, на меня в упор смотрела лисица, которую я все таки не потеряла в этих сумасшедших скачках. Она лежала на боку и мне вдруг показалось, что ее морда выражает явное недовольство. Да ну, не может быть…показалось…
— Чего вылупилась, толстожопая?
Я похолодела и нервно сглотнула.
— Это ты сказала???
— Ну я, и чего? — лисица встала, отряхнулась и усевшись напротив меня, принялась размахивать пушистым хвостом. — Ты зачем меня по башке стукнула? Вот возьму и укушу сейчас! Будешь знать!
— Ксюха! — проблеяла я, отползая от лисицы. — Ксюха!!!
— Ох…тяжко-то как… — услышала я ее голос и несказанно обрадовалась. — Мы что, уже на месте?
— Ксюха, со мной лиса говорит! — пискнула я, а лисица улыбнулась. Да-да! Улыбнулась!
— Мать, ты башкой случайно не стукнулась? — хмыкнула моя спутница. — Ты чего мелешь?
— Туточки все звери говорят… — закряхтел где-то рядом домовой. — Ой батюшки…ой отбил себе все…ой…
— Что правда, что ли? — Ксюха подошла ближе и уставилась на лису. — А ну скажи чего-нибудь…
— Обойдешься. — лисица отвернулась от нее, а Ксюха вылупила глаза.
— Офигеть!
— Слышь, — я с трудом поднялась и огляделась. — А бабка где?

— Может она в процессе свалилась? — предположила Ксюха, но домовой перебил ее:
— Да вон она…ползет…
Действительно, бабка, кряхтя, лезла из кустов, припорошенная листьями и сухими сучками.
— Вы зачем меня сюда притащили? — запричитала она, с трудом выравнивая спину. — Старая я уже…
— Да что ж, нам самим помирать что ли? — возмутилась я. — Твои же дитятки пропали!
— Какие-то вы шумные…
Вся наша компания посмотрела на зайца, выбравшегося из мешка. Он смотрел на нас косыми глазами и дергал мокрым носом, отчего его здоровенные, передние зубы периодически являлись нам в своей желтой красоте.
— Ой, ты еще не пищи! — отмахнулась от него Ксюха и снова повернулась к старухе. — Теперь куда идти?
— Во-он, за лесом гора, — прошамкала та. — На ней чертоги Велесовы. Туды надо.
— Голяка двинете? — ехидно поинтересовалась лисица.
Ксюха одарила ее убийственным взглядом, но смысл в ее словах все таки был.
— Что делать? — я внимательно оглядела домового и старуху. — Хотя…у меня есть идея…
— Я не согласен! — заорал домовой, но мне было по барабану и через несколько минут, мелкий мужичок стоял перед нами в юбочке из густой травы и поливал нас такими словами, что заец переодически опускал длинные уши.
Его куцая, широкая рубашонка, сидела на мне впритык и грозила треснуть по швам в любую минуту, а шаровары в заплатах, аппетино обтягивали мой зад.
— Чтоб мне провалиться… — протянула охреневшим голосом лисица, но это было лучше, чем откровенная обнаженка.
Бабка испуганно мялась и я пригрозила ей:
— Делись шмотьем, старая! Иначе сами пойдете к Велесу!
Стянув с себя темный сарафан и оставшись в длинной, исподней рубахе, она принялась подвывать, глядя как Ксюха втискивается в узкую одежу, и качала головой.
Сарафан был безбожно мал и подскочив вверх, приподнял Ксюхины сиськи к носу, а ее розовые ляжки оголил до «не могу».

— Мы вроде как с дома терпимости сбежали… — хмыкнула она, пытаясь потянуть его вниз, но быстро оставила это занятие. — Ты в этих шортиках, как спасатель Малибу…
— Если бы их не было, то думаю Велес вообще бы обалдел.
— Да он и так обалдеет…
Мы двинулись к лесу, а вся остальная компания поперлась за нами.
— Эй! Вы куда?! — я остановилась и уставилась на эту, блин, психоделическую картину. Бабка, с вывернутой челюстью в одной рубахе и лаптях, пузатый домовой в юбочке, похожий на вождя племени «тумба-юмба», заяц, дергающий сопливым носом и лиса, надменно закрывавшая процессию.
— С вами! — плаксиво загундосил домовой. — Я в таком виде один не останусь!
— И я! — взвыла бабка.
— Я туточки только вас и знаю… — пропищал заяц. — Куды ж мне идтить?
— Вы виноваты, что я тут оказалась, вот и терпите теперь! — тявкнула лиса.
— Ой, да пусть чешут! — Ксюха махнула рукой. — Все равно плестись и ныть сзади будут!
Я вздохнула и наша яркая компашка пошла в глубь леса…

Примерно через час пути, наши ноги перестали нас слушаться и завалившись под ветвистым дубком, мы блаженно расслабились.
— Пожрать бы… — мечтательно протянула Ксюха и покосилась на домового.
— А давайте зайца сожрем? — домовой потянулся к косому, но тот резво отскочил в сторону. — Костерок распалим… или…
Лиса заметила его взгляд и оскалилась.
— Я тебе что — нибудь откушу.
— Никто, никого есть не будет! — рявкнула я и зыркнула на домового.
— Я все понял! — недовольно промямлил тот и почесывая зад, пошел в глубь леса. — Загоняли…сердца у вас нет!

Прошел час, а его все не было, что начинало нас настораживать.
— Может дернул? — предположила я, но Ксюха покачала головой.
— В своем прикиде? Вряд ли… Заставь дурака Богу молиться… — она встала и посмотрела на трио, делающее вид, будто они не при делах. — Мы пойдем этого «шотландца» искать, а вы тут будьте. Ясно?
— Ясно. — буркнула лисица. — Чего уж не понятного…
— Мы за вами по лесу бегать не будем. — внушительно произнесла я. — Вообще не шевелитесь!
— Да поняли мы! — пискнул заяц и сразу же прижал уши.
Мы с Ксюхой пошли в ту сторону, куда направился домовой и пройдя всего лишь несколько метров, услышали его гундящий говорок.
— Ты слышишь? — Ксюха прислушалась. — Наш, что ли трепется?
— Похоже…
Мы прошли еще несколько шагов и раздвинув ветви кустов, узрели такую картину: домовой стоял, вальяжно закинув толстенькую ножку на пенек и важно подбоченившись, чесал лупатой девушке в травяном венке, такую историю:
— …и попросили меня перед тем как пропасть навеки вечные, Вий с Дыем: » Найди нас, Пантелеймон Герасимович! Обязательно найди! Только ты сможешь нас вызволить из чертогов Велеса! Сила твоя и ум, всех превосходят, ажно до самого Лукоморья!..
— Слышь, Пантелеймон Герасимович! — крикнула Ксюха и домовой застыл. — Ажно страшно и спросить…еда где?!
— Приперлись… — пробурчал он и снова важно произнес: — А вы, Мавушка, на бересте начеркайте, как вас найти можно…
— А кто это? — лупастенькая девулька с веселым интересом уставилась на нас. — Ой чудные какие…

Мы подошли ближе и домовой моментально надулся — легенда о мачо могла рассыпаться в прах.
— А ты кто, милая? — улыбнулась я девушке, заметив между ее пальчиками тоненькие перепонки.
— Мавка лесная. — она спрыгнула с дерева и с любопытством несколько раз обошла нас. — А вы?
— А мы… — Ксюха замялась, но потом с улыбкой ответила: — Этому…Пантелеймону помогаем Вия с Дыем искать.
Домовой зацвел и еще больше заважничал, сложив ручки за спиной.
— А-а… — протянула Мавка и озорно засмеялась. — Вроде как я поверила ему!
Домовой обиженно закряхтел и пошел обратно, пригрозив нам кулаком, будто мы были виноваты в то, что Мавка не поверила в его враки.
— Ты ничего не слышала, не видела? — поинтересовалась я, надеясь получить хоть какую-нибудь информацию.
— И слышала…и видела… — все так же протяжно ответила она. — Держит, Вия и Дыя, Велес в темной пещере, что под кручей…цепями они прикованы золотыми и кандалами скованы они серебряными!
— А как добраться туда? — взгляд Ксюхи слегка затуманился и я сразу представила как она выгрызает эти цепи из каменных стен, а потом взвешивает их в руках.
— Не доберетесь. — убедительно ответила Мавка. — Вход туда, только через чертоги Велеса, а в них хода нет!
— И что, совсем никак их спасти нельзя?
— А вам зачем? — вдруг спросила Мавка и в ожидании вытаращила глаза.
— Любовь у нас. — Ксюха развела руками. — Любовь.
— Да вы что??? — Мавка охнула.

— Ажно сердце зашлось! — она задумалась, а потом прошептала:
— Можно их вытащить, но этого задания еще никто не исполнял!
— Какого? — у меня закололо под лопаткой — авантюра с медведем, все еще была жива в моей памяти. — Надеюсь на медведях скакать не нужно?
— Не-е…не нужно! — Мавка мотнула головой. — Если кто отправится к Белбогу и принесет камень из его посоха, то Велес исполнит любое его желание!
— Как к Белбогу отправиться? — колоть под лопаткой у меня не переставало.
— На лунной поляне живет Жар-птица…перо у нее вырвете и оно вас к Белбогу и перенесет.
— Хорошо. Где поляна?
— Я покажу! — Мавка радостно захлопала в ладоши. — Посмотреть хочу, как вы перо вырвете!

— А чего сложного? — пожала плечами Ксюха. — Я что, курей никогда не щипала?
— Жар-птица, клювом своим, головы всем в дребезги разбивает… — вздохнула Мавка. — Как кто на перо ее посягнет, сразу в расход… последний раз кровищи-то было…
— Хватит! — взвизгнула я, хватаясь за голову. — Когда же это закончится?!!!!

Мавка приперла нашей компании туесок меду, хлеба и пол крынки молока. Молоко пришлось отдать зайцу и лисе, а намазанный медом хлеб, мы с удовольствием съели. Домовой с нами не разговаривал, но за Мавкой он следил влюбленным взглядом и выглядел при этом очень потешно.

— Кто из Жар-птицы перо драть будет? — язвительно спросила Ксюха, разглядывая всю честную компанию.
— Я не могу! Я… — пропищал заяц, но она дернула его за ухо, чтоб тот заткнулся.
— Да тебя никто не трогает, успокойся!
Заяц расслабленно выдохнул и прижался к лисе, которая посмотрела на него офигевшим взглядом и отодвинулась.

— Я тоже не буду. Мне вообще никакого резону нет…Я туточки не по своей воле…
— Согласна. — Ксюха кивнула. Лиса действительно была не причем.
Бабка и домовой притихли, испуганно таращились на Ксюху и старухина челюсть постоянно отъезжала в сторону. Драть Жар-птицу не хотелось никому.
— Чего молчим, а? — меня распирало от злости. — Может вы, Пантелеймон Герасимович? Ваши сила и ум, всех превосходят, ажно до самого Лукоморья!
Домовой покраснел и надулся.
— Не могу я! — тоненько крикнул он. — У меня башка хрупкая! Пусть бабка дерет, она один ляд старая уже!
— Чего??? — старуха нервно задвигала челюстью. — Ну и прибьет меня Жар-птица, чего толку-то, пузырь волосатый?!
— А ты перо покрепче держи! — загундявил домовой. — Она тебя тюкнет, а я тебя за ноги с поляны и утащу! Схороним по правильному, не серчай…
— Я тебе сейчас бороду-то повыдергаю! — заорала бабка и если бы не Ксюха, остался бы домовой без своей спутанной поросли как пить дать.
— А ну брэйк! — она засунула домового за спину и пригрозила бабке: — А ну угомонись, Джеки Чан!
— Я старая уже! Больная! — плаксиво закряхтела старуха. — Нельзя мне!
— Как лису так загоняла! — выглянул из-за Ксюхиной спины домовой.
— Ша! — гаркнула я. — Мы сами пойдем. Никакого толка от вас нет…
— Ой матушка! Нет толку! Совсем нету! — домовой принялся целовать нам руки, а бабка бить поклоны.
— Припадочные… — лиса улеглась, подсунула под себя зайца и закрыла глаза…

* * *

— Пора. — Мавка встала как только на небе показалась луна. — Или вы передумали?
— Нет, не передумали. — буркнула я, чувствуя себя так, будто на меня движется танк.
Всю дорогу вся честная компания молчала, лишь заяц шмыргал мокрым носом.
Когда впереди показалось слабое сияние, мавка остановилась и прошептала:
— Вот и Лунная поляна… раскрыла хвост свой Жар-птица…теперь дело ваше…
Мы с Ксюхой переглянулись и не говоря не слова, двинулись к поляне.
Жар-птица сияла так, что хотелось прикрыть глаза. Ее перья, которые она расправляла с громким шелестом, отливали золотом, зато огромный, стальной клюв, ясно говорил о том, что ждет того, кто посягнет на это великолепие.

— Каков план? — Ксюха посмотрела на меня.
— Свалить отсюда.
— Это хороший план. — Ксюха явно была настроена таким же образом. — Или попробуем?
— Тебя кости на поляне не смущают?
— Я стараюсь этого не замечать. — деловито выдала она. — Может мы ее камнями закидаем?

Кидать камни в Жар-птицу, выглядело конечно бредом, но и как эту проблему решить по другому, тоже не лезло в голову. Она словно что-то чувствовала и громко вопела, поглядывая на кусты. Ксюха задумчиво теребила нижнюю губу, поглядывая на орущую птицу и мне было почти слышно как скрипят ее мозги.
— Цыпа-цыпа! — запищала она вдруг противным голоском и я всполошилась.
— Ты чего делаешь?!

Тем временем птица замерла и настороженно покосилась на кусты.
— Цыпа-цыпа! — снова затянула Ксюха, не высовываясь из кустов.
Жар-птица сделала в нашу сторону несколько шагов и снова настороженно остановилась.
— Цыпа-цыпа!!!!
В следующую секунду, эта зараза заорала так, что нас сразу же словно ветром сдуло.
— Чего ты ожидала?! — прерывающимся от бега голосом, спросила я. — Цыпала-то для чего?!
— Отстань!
Такая наглость совсем разозлила меня и я от души пнула ее под зад.
— Ты чего?!
— Ничего! — и тут меня осенило. — Подожди-ка! Я кое-что придумала…

Мавка удивленно смотрела на нас и наконец ответила на мой вопрос.
— Есть павлин…птица эта заморская…ее еще кто-то из богов припер…а потом в лес отправил…орала так, что сердце заходилось… пошто она вам?
— Надо! Далеко идти?
— Нет, живет этот павлич возле болота…там пожрать есть чего…
И снова вся наша честная компания помчалась на болото. Мы с Ксюхой с надеждой, а остальные совершенно обескураженные этим резким поворотом.
Действительно, павлин, с шикарным хвостом жил на болоте и даже не повернулся в нашу сторону, когда мы с жутким шумом ворвались на болото.
— Ишь ты какой важный! — протянула Мавка. — Хоть бы башку повернул!
Но павлин все так же расхаживал под золотистой луной, распушив свой хвост.

— Эй! — крикнула я. — Разговор есть!
— Не о чем мне с вами разговаривать. — он покачал своей длинной шеей. — Времени нет…
— А если я сейчас из твоей куриной задницы перья повыдергаю? — поинтересовалась я.
— Не посмеете! — заорал павлин и я сразу согласилась с Мавкой — орал он безбожно. По крайней мере, на Жар-птицу было очень похоже.
— А чего там сметь? — Ксюха выглядела вполне конкретно. — Нас семь душ. Загоняем как пить дать и тогда попрощаешься со своими перьями.
— Чего делать нужно??? — пискнул тот и я с готовностью ему объяснила:
— Сейчас пойдешь Жар-птицу соблазнять.
— Чего???
— Того!

— А что это за дама? — павлин бежал за нами и заглядывал то мне, то Ксюхе в глаза. — Как она выглядит? Вы должны понимать, что с моей красотой…
— А ты что, не слышал о ней ничего? — удивилась Ксюха. Это было нам на руку.
— Нет…
— Тебе она понравится. — успокоила я его. — Твое дело такое: прямо к кустам ее подведешь, понял?
— Это все?
— Все.
На лунной поляне было тихо, видимо Жар-птица успокоилась и спокойно щипала травку.
Павлин просунул голову сквозь густые ветви и прошептал:
— Какая красавица! Этого не может быть…
— Действуй! — я поддала ему под зад. — Времени нет!
Павлин выставил грудь и заорал…
Жар-птица встрепенулась, ее глаза широко раскрылись и она ответила…
— Измаялась поди сама… — прошептал домовой.
Павлин выбрался из кустов и распушив хвост, принялся расхаживать перед обалдевшей птицей, периодически покрикивая дурным голосом.
Жар-птица не выдержала и мелкими шажками приблизилась к павлину.
— Доброй ночи…
— Эта ночь самая счастливая в моей жизни! — ответил павлин и снова заорал.
— Ваш голос такой…такой…почему мы раньше не встречались? — Жар-птица кокетливо взмахнула ресницами.
— И не говорите…я сам удручен этим недоразумением…

Задница Жар-птицы все ближе подвигалась к кустам и нужно было не упустить момент, чтобы вырвать перо. Ксюха не растерялась.
Жар-птица орала как резаная, пока мы неслись по лесу и мне все казалось, что сейчас на мою голову опустится клюв. Домовой бежал впереди меня, бабка впереди домового, а заяц сидел на лисе, обхватив ее куцыми ногами. Мавка прыгала по деревьям, оглядываясь назад, венок она потеряла еще где-то возле болота и теперь ее длинные волосы метались за ней как черный плащ. Никто не хотел выхватить от Жар-птицы.
Когда ее крики наконец затихли, мы остановились и тут заметили павлина…
— А ты чего тут делаешь??? — я недоуменно разглядывала этого высокомерного кура с обвисшим хвостом.
— А что вы хотели?! — заорал он. — Чтобы эта золотая дура, меня в гроб загнала?!
— Меня это уже не удивляет… — буркнула Ксюха, обмахиваясь целым жмутком перьев. — Марафон кенийских спортсменов… скоро весь лес за нами побежит…
— Ты что, у нее весь хвост выдрала? — всплеснул руками домовой.
— Хочешь вернуть? — Ксюха предложила домовому перья, но тот отскочил в сторону.
— Нет, не хочу!

— До Велеса как добраться? — я повернулась к Мавке, чувствуя, что ноги совсем не идут.
— По утряне пойдем. — она почти рухнула на землю и пробубнела: — Только полежу маненько…
— Слышали? — я обвела взглядом разношерстную компанию. — Полежим маненько и пойдем.
Долго никого упрашивать не пришлось и вскорости все похрапывали, развалившись в густой траве…

— Вставайте! Вставайте!
Я открыла один глаз и увидела перед собой Мавку, которая трясла меня за плечи и шептала так, что слюни из ее рта, орошали все вокруг.
— Чего тебе не спится?! И хватит плеваться!
— Все! Хана нам!
— Почему???
— Нас перья к Белбогу перенесли. — ее мелкое личико скукожилось в дульку.
— С чего ты взяла? — она начинала меня раздражать.
— Да он воночки стоит…
— Что???
Я медленно повернула голову и наткнулась на тяжелый взгляд высокого мужчины с белыми волосами.
— Здрасьте…
— Что вы хотите от меня?! — его громовой голос довел меня практически до инфаркта. Его глаза переместились в сторону и уставились на перья Жар-птицы, которые сжимала спящая Ксюха.
— Я не виноватый! — домовой видимо очухался и увидев Белбога, основательно струхнул. — Я не виноватый! Перья не драл! Зайца не жрал!
Ксюха громко зевнула и тут же села, когда громкий рев Белбога взорвал воздух.
— Что вам нужно?!
Она поправила волосы, одернула бабкин сарафан и шагнула к нему на встречу, протягивая перья Жар-птицы:
— Нам камень нужен из вашего посоха. Вот вам перья.
Грозный блондин объяснил нам популярно куда мы должны засунуть эти перья и куда вместе с ними бежать, выпустив нам в помощь парочку грохочущих штук, которые опалили домового, Мавку и бабкины лапти.

Мы расстроено брели по лесу, не разговаривая с друг-другом и совершенно не зная куда идти дальше, пока вдруг бабка не прошамкала:
— У меня от мамки камешек остался…она говорила будто он когда-то у Белбога в посохе торчал…вона оно как…
Ксюха остановилась, посмотрела в небо, потом в бок, а потом втулила бабке по горбу от всей души, которая видимо требовала разрядки.
— Больше мне никто, ничего сказать не хочет????….

* * *

Чертоги Велеса встретили нас не очень дружелюбно, возвышаясь крутыми стенами, но и мы уже были убиты всеми проиcшествиями так, что у нас не было сил бороться и с этим.
Бабка жалобно стонала, опасливо поглядывая на Ксюху, домовой уныло плелся за уставшей Мавкой, а лиса тащила в зубах спящего зайца. Павлин перестал орать и повесив свою изумрудную голову, хромал на одну ногу — путешествие пришло к концу…
Камень бабка отдала и теперь нам осталось провернуть сделку с Велесом, но мы выдохлись. Совсем.
Я прилегла под этими крутыми стенами, а Ксюха примостилась рядом, сонно моргая глазами.
— Вы чего улеглись? — запричитал домовой, хватая меня за ногу. — Делов-то осталось!
— Отвали! — я отпихнула надоедливого мужичка и снова прикрыла глаза. — Не хотим мы ничего! Устали!

Но мерзкая, перепончатая девица, вдруг выхватила из незаметного кармашка какой-то мешочек и сыпанула нам в глаза какой-то дрянью.
— Ты что, офигела?!!! — Ксюха принялась тереть глаза, а я неожиданно почувствовала такой прилив сил и энергии, что вскочила с места и прошипела:
— Ты чего мне в рожу кинула, зараза?!
— Это зелье болотное…безвредное… — Мавка попятилась от меня. — Оно силы возвращает…
— Экстези местного производства. — сделала вывод Ксюха. — Теперь пока снова весь лес не оббегаем и не умрем под каким-нибудь кустом — не отпустит…

— Ну чтож… — я прошлась по над стеною. — Придется вход искать…
— Слышь!!!! — вдруг заорала Ксюха и я испуганно обернулась. Она задрала голову вверх и пританцовывала как боксер на ринге. — Открывай, хозяин!!!! Мужиков наших отдавай!!!
Идея орать мне понравилась и я присоединилась к ней. Компашка немного помялась и тоже принялась орать вместе с нами.
— Эй! Открывай!!!! Кому сказано!!!
— Хорош! Хорош говорю!!!
Этот крик сначала никто не заметил, оно и понятно, в такой какофонии голосов…но потом мы все медленно развернулись и узрели кого бы вы думали? Вия и Дыя. Собственной персоной.
Холеные, откормленные и чистенькие, они разительно отличались от нас с Ксюхой. Грязные, лохматые, в невероятной одежке( зато с золотыми перьями в своих шевелюрах), мы напоминали сказочных бомжей.
— Я что-то не поняла… — угрожающе протянула Ксюха, а я вдруг заметила как бабка попятилась к кустам.
— Э-э, а ну стой! — я успела схватить ее и прошипела: — Как это понимать, а???
— Отпусти старуху, не виноватая она. — вмешался Вий, улыбаясь во весь рот. — Это такая проверка была.
— Что-о-о??? — я просто обалдела от возмущения. — Проверка??? Вы что, охренели???
— Ты чего лыбишься, черт красноглазый?! — рявкнула Ксюха и схватив бедного зайца, потрясла им в воздухе. — Это мы все из-за вашей блажи страдали?!
Заяц высунул язык и если бы домовой не вырвал его из рук Ксюхи, испустил бы дух.

— Нам же нужно было знать — наши вы бабы аль нет. — Вий не переставал улыбаться, чем раздражал меня неимоверно.
— Нет! Не ваши! — гаркнула я, не в силах им простить такого издевательства. — Ваши у Чура с Хорсом в погребе сидят!
Я это сказала и замерла от своей смелости. Или глупости?
— Да знаем мы все. — спокойно ответил Дый, но я прекрасно видела, что веселится он во всю. — И про баб тех знаем и про то, как Чур с Хорсом вас к нам отправили…только вот вся соль в том, что вы никогда бы не прошли этих испытаний, если бы не были предназначены нам…
— Ты считаешь, скакать голой на медведе и драть перья из зада Жар-птицы — это испытание??? — прошипела Ксюха, испепеляя Дыя гневным взглядом. — Немедленно отправляйте нас домой!!! Немедленно!!!
— Нет. — Дый направился к ней. — Вы останетесь здесь. Навсегда.
— Никогда! Слышишь?! Нико… — он закрыл ей рот поцелуем и Ксюха моментально заткнулась.
— Мне подойти? — ухмыльнулся Вий.
— Я сама…

Эпилог..

— Вот так мы остались здесь. — закончила я свою историю и погладила толстую, темную косу своей взрослой дочери.
Она отвернулась от окна и задумчиво спросила:
— Неужели это правда, мама?
— И не сумлевайся! — из под кровати вылез домовой и затарахтел: — Опосля этого, я Мавке троих детей сделал, лиса с зайцем неподалеку в лесу живут, кумятся…павлин все же Жар-птицу того…ну…полюбил вообщем…хоть долго конешно перья на ее жопе отрастали…бабка по сей день у вас с сестрой нянюшкой ходит…
— Все, завелся… — вздохнула я и услышав шум на улице, выглянула из окна: Вий, Дый и Ксюха с своей дочерью выходили из леса, а за ними бежал выводок золотистых птенцов.
— Выходите, медовухи выпьем! — Ксюха помахала мне рукой. — И скажи домовому — Мавка четвертого пацана родила!!!
— Ой батюшки! — он подтянул свои шаровары и исчез, оставив после себя пыльный след.
— Мама, а ты папу сразу полюбила? — вишневые глаза дочери любопытно блеснули.
— С первого взгляда. Разве проделала бы я такой путь ради нелюбимого?

КОНЕЦ.

Автор Анна Порохня.

(Читать славянское фэнтези про попаданок)

Читайте ещё

6 комментариев

  1. I couldn’t refrain from commenting. Exceptionally well written!

  2. Супер!!!! Смеялась до слёз!!…

  3. Прочита пока только половину !! Смеялась до слез ,чуствую дальше булюдет ещё круче !!!!!!

  4. Шикарно!!! Хохотала до слез!!! Спасибо!!!

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

x

Check Also

любовное фэнтези русских авторов

В объятиях Дьявола-1.

Часть 1. Эксклюзивная серия » Трое под дождем» (любовное фэнтези русских авторов) … Иногда, на ...

Все права защищены. https://journal.planetaezoterika.ru