Журнал Планета Эзотерика
Назад

Безумный Новый год или верни мне молодость, Дед Мороз

Опубликовано: 17.04.2019
0
1459
Безумный Новый год или верни мне молодость Дед Мороз

* * *
Я ждала Вепра и изводила сама себя дурными мыслями. Когда уже совсем невтерпеж стало, в дом вошёл Магута и поздоровавшись, сказал:
- Не жди Вепра сегодня. В бане он, Мезеню поправляет. Пасечника.
- Дедушку Ёлки? - спросила я и он кивнул.
- А что случилось?
- Кто знает... Вепр придёт и расскажет.

- А с Валей что? - мне было ужасно страшно узнать, что с ней что-то случилось. - Она жива?
- Жива...жива, - Магута улыбнулся. - Гляди, женой станет скоро.
- Чьей женой??? - я изумленно уставилась на него. - Ты что это говоришь?
- Не бери в голову. Я же сказал - Вепр придёт и все расскажет. Давай ложись, за полночь уже перевалило.
Магута ушёл, а я последовала его совету и прилегла, немного успокоившись. Валька замуж??? За кого??? За Черномыса что-ли??? Ну и дела...

Лёгкие поцелуи, щекотали моё лицо и я довольно потянулась.
- Доброе утро, душа моя. Что виделось тебе?
Я протянула руки и обхватила его шею, прижимаясь к мягкой бороде, пахнущей какими-то травами.
- Ты...
Распахнув глаза, я наткнулась на его синий взгляд, опушенный мокрыми ресницами и утерла капли воды с его лица. Он сидел рядом, в распахнутой рубахе и я, глядя на бьющуюся на его шее жилку, вдруг поняла, что если его не будет в моей жизни - не будет и меня...

- Как Мезеня?
- Дедушко сильный. Ещё побегает... - улыбнулся Вепр и тут же посерьезнел. - Виделись мы с Черномысом... Речи он какие-то странные толкал, из которых мы поняли, что подругу твою, он за мою бабу принял, вот и увел. Теперь мне на зло жениться хочет...
- Он подумал, что Валька твоя??? - воскликнула я и он кивнул. - Как жениться??? Что же делать-то теперь!
- Чего уж тут сделаешь. Войной идти придётся, - угрюмо сказал Вепр. - Давно мы к ним собирались, да теперь видать не избежать битвы.
- Как войной? - у меня засосало под ложечкой. - А вдруг убьют тебя?

- Что ж, оставить её там предлагаешь? - мягко спросил Вепр и я отвернулась, пряча слёзы. - Пора прекратить это безобразие. Да что же ты меня раньше времени хоронишь, душа моя? - он развернул меня и взяв моё лицо в ладони, прошептал: - Я только жить начал. Ты мне ещё детей родишь, и девочек, и парнишек... Не тужи, березка... Все хорошо будет.

И тут я расплакалась навзрыд, содрогаясь всем телом. Душа предчувствовала беду и ничего я с этим поделать не могла. Вепр гладил меня по спине, качая как дитя, шептал на ухо нежные слова, утирал слёзы, но я знала, если будет война - страшные последствия не минуют эти красивые места. Беда стояла за окном, заглядывая своим чёрным, безобразным лицом в светлый дом и мне хотелось отогнать её как можно дальше, утопить в реке под названием Тёмная...

* * *
- Хорошо спалось?
Грубый голос прозвучал достаточно неожиданно и Валька даже зевать перестала. Медленно распахнув глаза, она повернула голову и наткнулась на чёрные глаза, пристально рассматривающие её. Моментально вспомнив, что она не дома и даже не у Вепра, Валька резко села и натянула на колени задравшуюся рубаху.
- Плохо. Всю ночь маялась, - ответила она и обратила внимание, что в свете утреннего солнца Черномыс выглядит совсем по другому.

Чёрные глаза, без красных ночных огней, горевших внутри, казались более мягкими, с бархатной поволокой. Ночные тени унесли мрачную злобность, выровняли красивые черты мужественного лица и Валя даже залюбовалась смуглой, ровной кожей.
- Ничего, скоро хорошо спать будешь, - он ухмыльнулся и Валька, почувствовав подвох, занервничала:
- С чего бы это?
- Так у мужа под боком все приятнее, чем одной.
- У какого мужа??? - она с подозрением покосилась на него. - Ты, что ли, жениться собрался?
- А что, не мил жених? - Черномыс склонился над ней, почти касаясь губами. - Смириться придётся. Тут воли твоей нет.

Она смотрела на него, проваливаясь в чёрную бездну его глаз и не заметила, как его губы коснулись её губ. Они целовались несколько минут, пока Валька поняла, что происходит и замычав, попыталась оттолкнуть его от себя, но не тут-то было - Черномыс обхватил её сильными руками и так сильно прижал к себе, что ей показалось, будто затрещали ребра.

- Да что ж ты норовливая такая! - воскликнул он, когда Валька укусила его за губу и швырнул её на лавку. - До крови прокусила! Бешеная!
- А что ты ко мне своими губами прижимаешься?! - Валька отскочила от него к окну и схватив кувшин с ромашками выставила перед собой. - Не вздумай подходить ко мне!
- Цветы поставь на место! - рявкнул он. - Немедля!
- Не поставлю! - прошипела Валька и затрясла кувшином. - Не поставлю!!!

Кувшин выскользнул из её рук и ударившись о пол разлетелся вдребезги. Белые ромашки рассыпались в живописном беспорядке, укрыв босые ноги Вали бархатным покрывалом.
Глаза Черномыса превратились в сплошную тьму, пронизанную красными брызгами, он присел возле черепков и принялся собирать их дрожащими руками. Валька шестым чувством поняла, что сделала глупость и испуганно присела рядом. Она по одному цветку собрала ромашки и протянула Черномысу:
- Прости меня.

Он взял цветы, положил их на окно и тихо сказал:
- В это окно смотрела на меня сестра моя, Лебедь, когда её убили люди Вепра.
- Как так? - Валька даже на пол присела от такой новости. - Зачем они её убили?
Черномыс присел рядом, прислонившись спиной к стене и сказал:

- Мы с Вепром родились в один день и один час, а сестра наша, Лебедь, младше нас была на десять зим. Уж очень добрая, да весёлая девка была. Как глянет своими глазищами, и кажется будто насквозь видит все, что глубоко внутри спрятано. Соперничали мы с Вепром с того момента, как игрушечные мечи нам отец смастерил, битвы постоянно устраивали, на лошадях по полям скакали, кто быстрей. Реку переплывали, даже медовуху на спор пили... А потом пришло время на путь служения стать и Перун выбрал Вепра, наделив такой силой, что мне и не снилось. Да разве мог я вторым после брата быть? Чем я хуже? Или мне всю жизнь в его дружине наравне с Магутой бегать?

И тогда отправился я на капище Велеса и попросил помощи. Откликнулся бог на мои призывы, ведь испокон веков, Перун и Велес, соперниками были. Наделил меня силой он, не меньшей чем Перун Вепра и разошлись наши пути. Стали нас Темными звать, ведь мы против Перуна встали, только Лебедь не принимала вражды нашей и с радостью бежала ко мне, а от меня к Вепру.

Черномыс замолчал, а Валька не лезла к нему, терпеливо ожидая, когда он продолжит. В этот момент он не был похож на того монстра, который охотился на своего брата, но тёмная сторона его все равно проглядывала из этих чёрных очей.
- Лебедь утром пришла... - тихо сказал он. - Положила на окно ромашки и только успела доброго утра мне пожелать, как стрела пронзила её сердце и пригвоздила к стене. Мы не поймали убийцу, он скрылся в лесу, но стрелу Вепра я узнал. Не смог он вынести того, что сестренка со мной видится, тайнами делится, да ласкается, как котёнок маленький... Знал, что по больному бьёт, но не остановился. Сестру не пожалел, чтоб меня раздавить, душу мне вывернуть...

Валька слушала его и проникалась той болью, что он испытывал, но что-то не вязалось в этой истории, ну не могла она поверить, что Вепр убил свою сестру. Никак не могла.
- А что Вепр говорит?

- А кто его слушать будет? - рыкнул Черномыс. - Мне его разговоры не к чему, я и так знаю, что это он Лебедь убил. Ну ничего, скоро и его время придёт. Мы его на свою сторону переманить пытались, чтоб силу забрать, но не пошёл он за нами, на своём стоит... Да теперь знаю я одну штуку - как сделать, чтоб силы его скрепить. Заточу в одно место страшное, сам силы мне отдаст, а потом убью его. Без жалости.
Знаю я это место...- подумала Валька, вспоминая из-за чего все это началось, но ни одно слово не вырвалось из её рта, хотя стоило это ей огромных усилий.

- Хватит жалости здесь разводить, - Черномыс поднялся с пола и в один момент превратился в мрачного и злобного Тёмного. - Сейчас тебе еду принесут, а потом будем к свадьбе готовиться. Чего тянуть, да?
Он подмигнул ей и вышел, оставив Вальку задумчиво жевать губу.

- Наелась? - Черномыс наблюдал за Валей, которая особо не стесняясь умяла плошку сметаны, краюху хлеба, утиную ногу и запила все это медовухой. - Вкус к еде у тебя добрый...
- Никогда не жаловалась, - вздохнула Валька и погладив живот, спросила: - Мне хоть на речку сходить можно? Жарко очень...
- Сходи. Я Угрюму скажу, чтоб проводил тебя, - согласился Черномыс. - Да только смотри - вздумаешь убежать, накажу.
- Не вздумаю, - буркнула Валька. - Не волнуйся.

Он улыбнулся в бороду и добавил:
- Есть два наряда для тебя свадебных, вернёшься, выберешь, который к душе будет.
- Выберу... - кивнула Валька без особого энтузиазма. - Как скажешь, так и сделаю.
Он внезапно подошёл к ней, схватил за плечи и обжог горячим поцелуем её губы, испачканные сметаной.
- О нем думаешь, да? - страсть, на грани злости сквозила в его голосе. - Наряжу тебя как царицу, в меха соболиные одену, хочешь золото? Серебро? Все дам тебе, осыплю...

Валька стояла, потупившись, а шестеренки в голове молотили со страшной силой. Хотелось заорать - Да! Хочу! Меха! Золото! Тебя!
Но она молчала, продолжая игру, которая вполне могла оказаться обалденной жизнью в будущем.
- Так на речку можно?
- Иди, - он почти оттолкнул её и прошипел: - Одежу чистую и рушник, Угрюм принесёт.

Угрюм проводил её к речке и по его лицу, Валька поняла, что ему не очень нравится быть её провожатым. Оно и понятно, здоровенный мужик, закаленный в боях и лишениях, таскается по прихоти какой-то бабы по лесу.
- Можешь идти обратно, - сказала я. - Никуда я не денусь. Поплаваю и приду.
- Возле берега только, - проворчал он. - Там, дальше, змеи границу стерегут.
Угрюм отошёл от неё и устроился в кустах, развалившись на траве.

Валька сняла обувь и прямо в рубашке вошла в воду, чувствуя приятную прохладу. Слушаясь совета Угрюма, она зашла лишь по пояс, окунулась несколько раз и вернувшись к берегу, прилегла на воду. Она тихо качала её тонкими ручейками, струясь между пальцами, колыхала волосы и журчала возле ушей, будто баюкая. Валя расслабилась, раскинула руки и вдруг, её тело грубо дернули вверх, рассеивая мириады водяных струй. Она вскрикнула от неожиданности и страха, ощущая холод этих рук. Распахнув глаза, Валя уже закричала во всю глотку - облаченный в чёрное, с жуткого вида маской на лице, всадник бросил её на коня перед собой так, что руки и ноги болтались по обе стороны лошадиного крупа.

Он дёрнул поводья и конь взвился на дыбы, издав такое жуткое ржание, что по Вале пробежали мурашки ужаса. Она уже не видела, как Угрюм бросился за ними, обнажая меч и как конь похитителя взмыл вверх, ломая границу разделившую реку - Валя потеряла сознание.
Угрюм с изумлением наблюдал, как неведомый всадник мчится по течению, будто это и не река вовсе, а широкая дорога. Его худощавая фигура, укутанная плащом, гордо восседала на вороном жеребце, лицо закрывала маска, через которую лица было совсем не разглядеть, такая же маска была и на лошади, украшенной серебряной сбруей.

* * *
Я понимала боль Вепра и желание отомстить. Кто бы мог подумать, что Черномыс его брат? Что он убил их единокровную сестру и теперь охотится за ним, в желании заполучить силу... Когда я слушала рассказ Вепра, моё сердце сжималось от сострадания, к такому благородному, доброму, сильному мужчине, воюющему с силами зла. Если бы я могла помочь...

Не спеша расчесала волосы деревянным гребнем, умыла лицо холодной водой и только вознамерилась открыть окно, чтобы впустить свежий воздух, как услышала какие-то волнения во дворе. Стук копыт, звон вылетевших из ножен мечей, заставили меня сжаться в дурном предчувствии. Неужели Тёмные напали??? Не долго думая, я выскочила из дома и даже опомниться не успела, как чёрный всадник похожий на вихрь, подхватил меня и перескочив через высокий забор, помчался по лесу раскачивая верхушки деревьев. Его рука, прижимавшая меня, была жутко холодной и этот холод казалось пробирал до костей. Изогнувшись, я посмотрела на него и ахнула: лицо моего похитителя было скрыто за маской, украшенной серебряными шипами и лишь страшные глаза, состоявшие из одних белков, смотрели на меня в узкие прорези. Что-то мне подсказывало, что это не Тёмный, я даже была уверена в этом. Но кто это тогда? Что ему нужно???

Я прекрасно понимала, что дергаться и сопротивляться не было смысла. Неизвестно какие цели преследовало это чудовище и что оно может сделать со мной. Да и свалиться с лошади, находясь на такой высоте, было равносильно падению с пятого этажа. Оставалось терпеливо ждать, чем все это закончится.

Конь, моего ужасного похитителя, пролетел над лесом и опустился к реке. Я с трепетом наблюдала, как он догоняет ещё одного всадника, мчащегося по водной поверхности, заставляя границу реки вибрировать и светиться, покрываться сеткой голубоватых разрядов. Но волновалась я не из-за этого, а от того, что второй всадник вёз Вальку, висевшую на крупе лошади, как куль с мукой. Да что же это происходит?!
Скорость была сумасшедшей, ветер свистел в ушах, холодные брызги обжигали кожу, а ледяная рука всадника была похожа на камень.
Сколько мы скакали, сказать было трудно, ведь при такой скорости километры пролетали за минуты, но вскоре кони повернули к берегу и замедлили ход. Перед нами раскинулась каменистая долина, на которой возвышались тёмные стены мрачного городища.

Мы въехали в ворота, которые тут же закрыли за нами и всадник спешился, легко спрыгнув на землю. Он стащил меня следом и взяв за руку, повёл к каменному строению, возле которого стояла охрана. Все, кого я успела увидеть, были как и мой похититель - в масках, сквозь которые глядели лишь жуткие глаза. Оказавшись внутри каменного дома я даже поежилась от той мрачности, которая царила в нем. Щербатые стены, потолки, закопченные гарью от чадящих светильников и ледяные полы, по которым бегали сороконожки. Гулкая тишина разбавлялась лишь нашими шагами и тяжёлым дыханием моего спутника.

Наконец мы вошли в большую арку и оказались в круглой комнате, посреди которой стоял стол, а во главе его сидел мужчина в чёрном плаще, змеившемся под его ногами. Длинные, чёрные волосы были перехвачены на лбу серебряным обручем, борода заплетена в косу и скреплена серебряными кольцами. Его лицо можно было назвать красивым, если бы не глаза... Когда он поднял их на меня, я даже сделала шаг назад, напуганная их чудовищным видом. В отличии от его слуг, белки в глазах этого монстра были пронизаны черной паутиной, опутавшей всю поверхность. Она двигалась, меняла форму, растекалась выше, ниже, выплескивалась к бровям и втягивалась обратно. Это было жутко до дрожи в коленях...

Он поднял руку и поманил меня длинным пальцем. С его губ не слетело и слова, но я услышала это в своей голове:
- Подойди сюда, смертная.
Я медленно пошла к нему, решив, что показывать характер в этом случае - не наилучший выход. Остановившись в шаге от него, я наблюдала как он поднимается и приближается ко мне.
- Это ты освободила Вепра из камня? - он разглядывал меня, как интересную зверушку и его чёрная паутина двигалась все быстрее. - Ты пришла из будущего, ведь так?

Я молчала, соображая, что сказать. Он явно не ради праздного интереса интересовался этим фактом. В этот самый момент к нашей тёплой компании присоединилась Валюха, которую притащил ещё один белоглазый и пристроил её рядом со мной. Мы переглянулись и облегчённо вздохнули - хорошо хоть вместе
- Зима, эта женщина прибыла с того же места.
Мужчина повернул голову к Вальке и принялся рассматривать её с такой же пристальностью, как только что рассматривал меня.
- Вот как... И кто же из вас освободил Вепра?
- Я не освобождала,
- сказала я и пожала плечами.

Валька повторила мой жест и сказала:
- Я вообще ничего не знаю.
- Ммм... - он ухмыльнулся. - Глупо противиться. Я ведь все равно узнаю. Через боль узнаю.
Мы с Валькой дружно выдохнули и он это заметил.
- Страх - это хорошее дело. Он развязывает язык. Но стоит сделать так, как хочу я, и все изменится... Посмотрите, что есть у меня...

Он откинул плащ и прошёл к большому, кованому сундуку. Под его рукой крышка открылась и он извлек оттуда два камня. Они были копией того, в котором заточили Вепра.
- Черномыс должен был упрятать своего брата в камень, но этого не случилось. Вепр был готов к этому и воспротивился. А после, появились вы... Узнать, откуда вы прибыли - мне было не трудно, а это значит реальность изменилась. Когда-то у Темного вышло заточить Вепра, но кто-то из вас освободил его. Ведь так? Теперь мне мало этого. Я требую, чтобы вы вернули жреца Перуна в камень, а следом и его брата Черномыса.

От услышанного у меня пропал дар речи, но он походу не ждал от нас ответа сию минуту. Положив камни на стол, он позвал белоглазых и приказал:
- Отведите их в подземелье.
Нас подхватили под белы рученьки и не особо церемонясь поволокли прочь.
Я не упиралась, чтобы мне не причинили лишней боли и старалась шагать так же быстро, как и белоглазые. Нас провели по узким коридорам куда-то глубоко вниз и распахнув тяжелые, раздутые от сырости двери, втолкнули в тёмное помещение.

Когда глаза немного привыкли к темноте, я огляделась и тяжело вздохнула:
- Дааа... не палати царские...
В этой каменной тюрьме было холодно и сыро. С потолка капала вода, пахло плесенью, а на стенах висели жирные слизняки.
- Ты что нибудь понимаешь? - наконец заговорила Валька. - У меня даже предположений нет.
- Я знаю одно - это какая-то третья сторона, враждебная и Вепру и Черномысу, - сказала я. - И кажется мне, что этот Зима, приложил руку к их вражде.

- Ой, как ты права... - закивала Валька. - Мне как Черномыс сказал, что Вепр Лебедь убил...
- Чтоо??? - воскликнула я. - Это ведь Тёмные её убили!
Мы замолчали, глядя друг на друга.
- Расскажи-ка мне все, что с тобой случилось, - попросила я. - А потом уж разбираться будем.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

, , , , , , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.